22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Sloniara Количество символов: 22894
06 Океан-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

6026 Нет чудовищ в океане


    
    Эта поганая канитель началась в субботу. Тренькнул звоночек, вырывая меня из постели. Вызывал Сам, придется идти. Костюм, удостоверение сотрудника службы безопасности, беретта за пазухой. Пятнадцать минут на такси. Долгое путешествие на лифте, пентхаус небоскреба, два поста охраны. Наконец щебечущая секретарша как последняя преграда на пути к президенту корпорации.
    Папа был один, и, похоже, очень чему-то рад.
    - Знаешь, зачем тебя позвал? – а у самого торжество в глазах. Дотянуться до меня он просто так не мог. Требовался весомый повод. Я работаю в собственном детективном агентстве, консультирую, и всё на этом. А он о делах давних, и, казалось, давно забытых, вещает. Оказалось, забытых зря.
    
    - Буква закона. У нас отличные юристы. Да, да, и не морщись,- выдал после долгой словесной прелюдии Папа.
    - Ну?
    - Эпизод на болотах помнишь? Вижу, помнишь. Недоделка с твоей стороны. Поедешь исправлять. Чудовища быть не должно. Понял?
    
    Не люблю, когда в таком приказном тоне. Но буква закона, чтоб ее. Контракт выполнять надо. Хоть и минуло с тех пор немало лет.
    
    - В общем, отправляешься прямо сейчас на Тритонию. Завершать работенку, - ехидно так сказал, а сам доволен, как кот, сметаны нажравшийся. Чертово перерождение! Я - герой, он – владелец крупной корпорации. И все по новой. Не каждый день подобные мне служат таким как он. И не отвертишься: договор, чтоб его.
    - Держи инструкцию, там все написано. Где, и кого ты должен обработать.
    И свиток мне протягивает.
    - Развернешь и прочтешь по прибытии. И еще вопрос - оружие свое покажи. Не стесняйся.
    Я молча протянул любимую беретту.
    - Выбор профессионалов, - задумчиво протянул глава. А потом смахнул ствол в ящик стола.
    И пояснил:
    - О тебе, дурень, забочусь. Выйдешь в океан с огнестрелом... И все. Назад не вернешься. Там этого не любят. Планетка особенная. Туда очень много таких, как ты, в свое время слиняло. И свои порядки установило.
    
    Я удивился. Конечно, слышал, что планета закрыта, объявлена то ли заповедником, то ли местом опасных аномалий. Но что за маразм?
    Повозмущаться он не дал. Вспыхнул яркий свет, и я провалился в туннель перехода.
    - Чудовища быть не должно! – донеслось пожелание вслед. Путешествие на Тритонию началось.
    
    Путь был недолгим. Вспышка, еще одна, холод, тепло, мурашки по коже. Нахожусь в полутемной пустой комнатушке.
    Лишь светиться надпись на дверной табличке - „Фильтрационная камера“. Видимо здесь отсеивают потенциально опасных туристов.
    - Наркотики, оружие? - прозвучало сверху.
    - Спасибо, не надо,- попробовал отшутиться я.
    Похоже зря. Тут же невидимые влажные руки обшарили меня с ног до головы. Брезгливо морщусь. Наконец, ощущение, что нечто ползало по телу, исчезло.
    - Добро пожаловать на Тритонию,- раздался голос с потолка. Дверь открылась, приглашая в прекрасный новый мир.
    Шел мелкий дождь. Я оказался на гигантской платформе: плавучем городе с десятком зданий и длинными пирсами. И корабли вокруг - всех видов: от рыбачьих лодок до шхун. А вот галеонов или хотя бы фрегатов не видать. Нет и больших океанских лайнеров, и прочих танкеров. Здесь правят бал парусные суда. Так решили местные, остановив цивилизацию на определенной точке развития.
    Напротив сияет медью вывеска “Дохлый кракен”. Почему кракен дохлый, оставалось загадкой. Потому как прямо возле края платформы, где лениво плескался океан, покачивается на волнах морской монстр. Поплевывает фонтанчиком воды, брызгая то на пинассу „Бегущая“ слева, то на безымянную тартану справа. Вполне себе живой кракен.
    Раздался протяжный вздох морского чуда. А я шмыгнул в двери забегаловки.
    - До рвоты выпьем за любовь! – заорал кто-то мне прямо в ухо.
    - Йо-хо-хо! – горланила компашка в центре.
    Дзинь-звяк, звяк, дзинь - а это в противоположном углу одноногий пират в красном колпаке обучал юнгу приемам владения абордажной саблей.
    Продираясь сквозь табачный дым, добрался до свободного столика в углу. Уселся и принялся читать инструкции. Попутно заказал у прошмыгнувшего официанта пинту пива.
    Дочитав, хмыкнул. Стандартный контракт на убийство чудовища. Зачем Папе понадобилось посылать меня в такую даль, и где здесь были затронуты интересы корпорации - непонятно.
    Пиво было темным, сладковатым, пахло сосновыми шишками. Но насладиться напитком я не успел.
    В зале пахнуло свежим соленым ветром. Табачный дым рассеялся, будто его и не было. Вошел пузатый старик. Я внимательно смотрел, как он аккуратно лавируя, продвигается ко мне.
    Народ расступался, вежливо пропуская бородача в тоге, не дерзая задеть вновь пришедшего. Да кто ж его, убогонького, тронет. Покажите мне таких безумцев. А пузатый гость тем временем уселся напротив. Родственничек, хоть и дальний. Из “Старших”. На груди тусклая медная бляха с выдавленным трезубцем.
    - А ты почти не изменился,- наконец буркнул он. - Зачем пожаловал, не спрашиваю. Знаю уже. Ты это, вот что. Не спеши. Понял?
    - Охота мне здесь киснуть. Не, понимаю, курорт…
    - Ты старших не перебивай. Я ж говорю, Эркюль, не спеши. И кого ищешь, знаю. Сам вас сведу.
    - Чертов контракт, который я должен выполнить…
    - Да. Все верно, мой мальчик. Буква – штука скверная. Ее соблюдают все. Или пытаются. Что у тебя там?
    - Убить чудовище с ле…
    - Вот! – перебил меня старик. – Вот именно на это нас и ловят законники-крючкотворы. Дай свою бумажку, - и углубился в изучение помятого бланка со штампом Папы и моей подписью.
    Спустя минуту он довольно хмыкнул. Все не так скверно. Где написано, что именно “убить“ чудовище?
     - Вот же, пунктом два идет: “При обнаружении и выявлении искомого объекта принять меры по ликвидации оного. По завершении процесса, убедившись, что чудовища больше нет: вернуться. Доложить”
    - Замечательно! – старик сиял как начищенный дублон.
    - Ну и что такого замечательного? Мне без огнестрела будет тяжело. Дурацкие у вас законы. Но справлюсь, не впервой, - я недобро хмыкнул.
    - Конечно, справишься. Ты герой. Но сначала пообщайся с клиентом. Может глазенки откроются. Без моих подсказок. Обведешь вокруг пальца работодателя строго по букве закона – будет тебе щастье. А замочить – это на крайняк, да и я обижусь. Очень, - почему-то перейдя на феню, прохрипел бородач.
    - Заинтригован, - буркнул я недовольно. - Сразу мочить не буду. Обещаю. Дальше посмотрим.
    - Вот и славно. В общем, мне пора. Удачи, – и он ушел. А я остался думать. Буква закона в контрактах. То, на чем нас ловят крючкотворы. И как ее можно обойти. Мысли в голову лезли всякие. Но не те, что надо.
    
    Надо реализовывать план. Подошел к бармену, положил двойной серебряный на стойку.
    - Мне на Северные Рифы надо, и обратно. Посоветуешь кого?
    Монета исчезла. А бармен, лысый дядька со шрамом на полморды, буркнул: - К тебе обратятся. Скоро. Жди.
    И принялся протирать стаканы, потеряв ко мне интерес.
    Ничего не оставалось, как вернуться за свой столик и ждать. Наслаждаться пивом, вдыхать ароматы табачного дыма и слушать песни пьяных авантюристов. На Тритонии все пришлые – авантюристы. Потому как местные жители живут не в городах. А под ними. В океане. Подкидывая пришлым всяческие забавы в виде древних пиратских кладов, кораблей-призраков, ручных кракенов, любвеобильных сирен и прочих прелестей.
    Некоторые из гостей Тритонии сколачивали состояние. Если соблюдали правила игры и очень пёрла удача. Таких было мало. Я знавал только одного вернувшегося.
     Океан дарил многое: черепашья пыль, кровь левиафана, черный жемчуг… но чаще в океанскую рулетку выпадала смерть, или кое-что похуже.
    
    - Красавчик, ты на Северные Рифы? – не ожидал услышать это от девушки. Лихо заломленная шляпа с пером, потертый камзол, сапоги с ботфортами, сабля на боку и главное - перстень Капитана. Глазища зеленые, из-под челки русой так и сверкают, и кажется, недовольна чем-то.
    - Простите, милая леди, а вы собственно…
    - Малыш. Запомни. Я не милая. Я Капитан Лери. Старик попросил довезти тебя куда надо. Могу закинуть мистера-деловой-костюм на Северные Рифы. Если в цене сойдемся. Так как?
    Покосился я на бармена. Он чуть заметно кивнул. Ну что тут скажешь.
    - Идет. Цена?
    - Сто дублонов. Можно иначе,- теперь чуть тише добавила, - Черепаховой пудрой: за три грамма. Медузий панцирь - два полных гребешка, Слезы протея дашь – еще и приплачу сверху. Усёк?
    Я прикинул. С деньгами проблем быть не должно. Но их еще снять надо. А вот все остальное звучало более чем странно. Если о пудре – сильном, но главное – безопасном наркотике слышать доводилось, то остальные вещи были загадкой.
    - Когда плывем? Деньги надо снять. Всю сумму на кармане не ношу.
    “Обычный рохля, сухопутная крыса” – прочитал я в разочарованных глазищах.
    - Не спеши. У тебя еще есть время. Мне надо помощника нанять.
    И мы вышли из таверны. Она направилась налево – к зданию биржи. Я - к единственному почтовому отделению, а по совместительству и банку. Перевод средств и обмен на местную валюту много времени не занял. Покачивая тяжелый мешочек, набитый дублонами, направился на биржу вслед за зеленоглазым капитаном.
    Знакомая шляпа с пером обреталась возле огромной доски с вакансиями. Вид у Лери был недовольный.
    - Все лучшие склеили ласты или разошлись дальними рейсами…- процедила она сквозь зубы.
    - Берите Двойку. Настоящий морской волк, - заметил подошедший клерк.
    - Лери! Как я рад тебя видеть! Радость моя! – а это громила в кирасе и катцбальгером на поясе.
    - Сгинь! – метко сплюнула Лери прямо на носок сапога здоровяка. Обиженно задергалась вытатуированная цифра „2” на щеке морского волка.
    - Ну, зачем так, Лери. Давай не будем о прошлом. Я должен был побыть один…
    - Ты бросил меня, скотина. Именно тогда, когда мне был нужен верный человек рядом. У меня теперь вообще нет команды на борту. Сам знаешь почему.
    Здоровяк превратился в саму серьезность. Подобрался, глаза перестали лучиться смехом и иронией.
    - Я понимаю. У нас был не лучший период. Но так было лучше и тебе, и мне, и остальным. Мы „осознавали“ себя по-новому. Иначе. Но все же мы - семья. Лери, как ни крути, но ближе меня тебе не найти,- затем громила перешел на полушепот , - Да и слинять мне отсюда надо. Дела прошлые, Лери, за мной по слухам, охотника послали.
    - Слыхала и я об этом, - вздохнула Лери.
    - Плывем?- это уже уставший от милой семейной сцены я.
    - Заткнись. Плывем. Всем на “Ехидну”.
    После, отпустив пару очень соленых, неподобающих девушке слов, Лери направилась на пирс. Прямо к небольшому шлюпу с соответствующей надписью на борту.
    Поднялись на борт, а я задумался. Мореходом никогда не был, но понимаю: управлять пусть и небольшим кораблем, требуется не два человека команды. А минимум в три раза больше.
    А этим плевать. Капитан у штурвала встал, а Двойка крутит барабан лебедки - якорь достает.
    Потом наш единственный матрос принялся ставить парус.
    
    Распустила парус и стоящая по правому борту тартана. Но кто обратит внимание на крохотное суденышко, одно из многих. И никто не заметил, что стоящий на носу тартаны человек очень внимательно рассматривал ползающего по вантам Двойку...
    
    - Сколько путь займет? – спросил я, обращаясь к обоим.
    - Смотря какие тропки подкинут морские боги,- совершенно серьезно ответил Двойка.
    Я перешел на полушепот: - Двойка, объясни, а почему плывем таким составом? Где остальные, а случись шторм или нападение?
    Здоровяк, закончив возиться с такелажем, снял кирасу. Потом отстегнул тяжелый клинок.
    - До Северных Рифов тебя доставим. Команды вполне хватает. Только встречный вопрос, зачем тебе на остров. Там никто не живет. По слухам, обитало многоглавое чудовище когда-то. Сейчас там нет ничего. Или карту клада в таверне купил при случае? – и Двойка хитро прищурился.
    - Ага. Самое оно. А копать тебя найму.
    - Не похожи вы, мистер, на кладоискателя. А уж я их на своем веку перевидал. Да и сам за кладами ходил, - хмыкнул Двойка.
    - Ну и как?
    - Как, как. Вон, матроснёй простой у Лери плаваю.
    - Сдается мне, далеко не простой матроснёй.
    Двойка посмотрел на девушку у штурвала. Потом впился в меня взглядом.
     - Мы с Лери – одна семья. Она мне как сестра родная. Я за нее любому кракену глотку порву. Но недавно разногласия случились.
    Корсар замолчал, не желая обсуждать проблемы с незнакомым человеком. Пусть даже этот незнакомец платит большие деньги.
    Тем временем платформа города делалась все меньше и меньше. Шлюп потихоньку набирал скорость, разрезал на редкость спокойную для океана воду, и шел в сторону заходящего местного солнца. По всей видимости, попал я на планету-океан под вечер: начинало смеркаться.
    Лери послюнила палец по ветру, прикинула на глаз расположение редких звезд, выверила курс, и закрепила штурвал. Сама же спустилась вниз. Я удивился еще раз.
    - И что, доплывем теперь? - с видом растерянного кролика осведомился я.
    - Дуй вниз, в кают-компанию. Доплывем.
    Застучали сапожки по лесенке. Двойка, окинув взглядом такелаж, и довольно хмыкнув, тоже принялся спускаться вниз.
    Кают-компания – очень гордое слово для представшей взору крохотной каюты. Стол, две широких скамьи и кресло. Пять шагов по диагонали. Лери заняла кресло, нервно постукивала перстнем по столу и сверлила меня взглядом.
    Из соседнего помещения – видимо камбуза, раздавался грохот, ругань и запахи. Запахи были разными: пряностей, подгоревшей каши, кофе и чего-то специфического, местного. Двойка, похоже, еще и коком подрабатывал.
     Я уселся на скамью и принялся ждать развития событий.
    - Спать будешь здесь. Шлюп небольшой, а капитанскую каюту я тебе не предоставлю. Если морские боги будут благоволить, дойдем через два дня.
    - А если не будут?
    - Это вряд ли,- хмыкнул Двойка, ставя на стол исходящую паром кастрюлю. – Звиняйте, бананьев нет, - двойка на щеке дернулась от улыбки.
    Какое-то время мы молча ужинали. Наконец, похлебывая компот, я принялся задавать наводящие вопросы.
    Капитан же, сославшись на усталость, ушла к себе.
    А Двойка принялся меня просвещать.
    - Почему никто не несет вахту? А если врежемся куда? Или шторм?
    - Ох, ты, видать, и впрямь здесь впервой. Зачем вахту нести, если все по воле Океана происходит. Думаешь сказки это, про морских обитателей? Куда захотят, туда судно и доставят. Главное направление задать. Ты, контракт, когда заключал, место озвучил. Вот и жди теперь.
    - А пираты?
    Двойка хохотнул. Потом доверительно сказал: - Родное сердце, а мы по-твоему кто? Не то, чтобы совсем уж злобные пираты, но пальца в рот не клади.
    Я настолько старательно изобразил испуг, что морской волк поверил, и, хмыкнув еще раз, добавил: - Не бойся. Здесь иные условия. Ты нас нанял. Контракт не нарушим. Довезем куда надо. Позаботимся. Иначе кранты. Буква закона, чтоб ее. Местные божки и духи всех рангов за нами наблюдают. И никуда не спрячешься. И знаешь, мне кажется, они просто играют нами. Если вздумаю сейчас вспороть тебе брюхо и скинуть за борт, у меня, скорее всего получится. Но…
    - Но? – спросил я, подливая Двойке компота.
    - Хреново будет. Вот тебе и все “но“. Заплывем в дальние дали, столкнемся с дикими кракенами или русалками, или что хуже всего, попадем на борт “Летучего голландца”. А там, поверь, очень плохо.
    - А ты откуда знаешь. Сам что ли был. Или видел?
    - Знаю,- грустно ответил авантюрист.
    - А почему тяжелых судов нет? Пару шхун и люггеров видел, и все на этом?
    - Тут ведь какая история. Народу у нас мало. Планету давно закрыли и оцепили: считается опасной. Просачиваются единицы. Команду не собрать. Леса нет. Острова, дающие древесину, на них попасть тяжело. Да и зачем здесь галеоны? Торговля крайне малыми объемами идет. Воевать не с кем. Да и кучно убивать не выйдет, мочим друг дружку поштучно. Огнестрельное оружие запрещено.
    - Так вон стоят у вас пушчонки по бортам. С десяток.
    - Пороха там на два выстрела. Он дороже наркоты идет. Думали производить на месте. Но Океан – не только вода, еще и воздух. Не укрыться. Есть лимит. И разрешают пользоваться лишь народу проверенному. У нелегалов порох в раз намокает. Лери одна из немногих счастливчиков, кто может дать жидкий залп со всех бортов.
    - Так почему не дают огнестрельным активно пользоваться?
    - Поговаривают, что огонь противен самой сущности воды, ну и подобную дребедень болтают. Ладно. Тушу свет. Я спать.
    И Двойка вышел, предварительно вытащив из рундука шерстяное одеяло и развесив на крюках гамак для меня.
    Улегся спать и я.
    Под мерное покачивание быстро уснул, а разбудил меня все тот же аромат каши и грохот посуды на камбузе.
    Потянувшись, я уперся ногами в стену напротив. Потом чуть не грохнулся, забыв, что вишу в гамаке, а не на привычной кровати.
    Наконец, позавтракав, поднялся на палубу.
    
    - Похоже, у нас гости, кэп,- пробурчал Двойка.
    Сзади надвигалось нечто больше, трехмачтовое. Я взял подзорную трубу, пригляделся. Этот мир не переставал меня удивлять. Корабль был с гнилыми дырявыми бортами, рваными парусами, и, что самое интересное: команда была очень странная. Не каждый день увидишь за штурвалом скелета в треуголке, с трубкой в зубах.
    - Летучий голландец,- сплюнула Лери.
    - А чего посреди бела дня?
    - А какая ему разница. Он вообще меж мирами путешествует. Перепутал или не рассчитал,- протянул Двойка.
    Корабль все приближался, а мне стало жутко. Суетились матросы-зомби на вантах, расхаживал капитан. Ван дер Декен, если легенды не врут.
    Двойка махнул рукой в знак приветствия. “Голландец” был уже рядом, заходил по правому борту.
    - Четверка. Ему еще век там киснуть,- вздохнула Лери.
    А я увидел неплохо сохранившегося мертвяка в плаще с арабской цифрой “IV”.
    - Канониром. Поднялся,- довольно пробурчал Двойка.
    Мертвяк махнул рукой в знак приветствия, а “Голландец” принялся бесшумно погружаться под воду. Спустя минуту водную гладь рассекал лишь наш одинокий шлюп.
    - Ты удачу принес, мы кореша увидели,- сказал Двойка, затягивая узел.
    - А почему они нас не тронули? Я готовился к худшему.
    - Сдались мы им. Да и волки волков не кусают,- отшутился корсар.
    На горизонте виднелось пятнышко. Постепенно увеличиваясь в размерах, превращаясь в небольшой островок. Северные Рифы. Самих рифов я так и не увидел. То ли их не было вовсе, то ли Лери искусно их обошла.
    - Высадите меня на острове. И все.
    - Не вопрос. Только мы с тобой пройдемся.
    Я удивился, но почему бы и нет? Почувствовать под ногами твердую почву даже просмоленным морским волкам приятно. Загремела в клюзе цепь. Якорь воткнулся в дно. Двойка спустил шлюпку.
    Морской волк налегал на весла, Лери лениво постукивала перстнем по скамье. Наконец нос шлюпки уткнулся в песок.
    - Похоже, мы здесь не одни, - сказал Двойка, выпрыгивая и затаскивая шлюпку дальше на берег. - Предчувствие у меня.
    - Кому нужны Северные Рифы, кроме нашего клиента? – спросила Лери. – У тебя, Эркюль, что, точно карта клада? Тебя развели. Открою секрет. Северные Рифы - мой дом. И я знаю здесь каждую пядь земли. Никто сюда не сунется. Проблем не хотят. Так что посмотришь на остров, погуляешь денек, и свободен.
    - Никто не живет? А как же легенда о чудище? – включил дурачка я.
    - Были чудища, были. Но кончились все. Сдохли, - лаконично подытожила Лери.
    - А останки, скелет например, или могилку? - продолжал я.
    Лери и Двойка переглянулись. Веселая искра промелькнула в глазах пиратов.
    - А что, будет тебе могилка…. Идем, покажем.
    - Шутку понял. Смешно,- пробурчал я,- вам еще меня назад вести. Договор.
    Авантюристы переглянулись, заулыбались.
    - Идем, идем. И назад доставим, целого и невредимого, мистер-деловой-костюм.
    Мы шли в глубь острова. Песочек сменился базальтом, потом началась полоса леса: тропического, редкого. Двойка напевал песенку о „похождениях веселой Мэри“, Лери пинала сапогом камешки. Я замыкал шествие. Вскоре мы подошли к покосившейся избе.
    
    - Ну, вот и пришли. По слухам, где-то здесь жило чудище! – заявил Двойка, распахнул скрипучую дверь, приглашая нас внутрь, и скрылся внутри.
    Бах! – раздался грохот. Дверь снова отворилась. Оттуда пошатываясь вышел Двойка. Прижал руку к груди. Недоуменно посмотрел на кровь.
    Мы с Лери переглянулись.
    - Это за мной, - спокойно сказал Двойка, и вытащил тяжелый клинок.
    Бах! – из избы вышел человек с мушкетом странной конструкции.
    Двойку отбросило на песок. Клинок выпал из слабеющих рук.
    Бух, бух, бух – еще три выстрела подряд. Человек в маске трясся от адреналина и испуга.
    “Новичок“, - подумал я.
    Незваный гость держал в руках дымящуюся шестиствольную дуру. Из пяти стволов курился дымок. Шестой направлен прямо на нас. Один выстрел для двух человек.
    - Контракт. Ничего личного. Все по закону. Заказ был на Двойку, вторую голову гидры,- сказал он, медленно отступая в сторону леса.
    Я аккуратно и медленно сделал шаг назад, давая понять незнакомцу, что вообще не при делах, и местные разборки меня не касаются.
    Лери застыла.
    Убийца медленно уходил, держа нас на прицеле.
    Двойка захрипел, закашлял кровью.
    А я подумал о мятой инструкции, лежащей в кармане. Вот оно как все обернулось. Перерождение славно посмеялось над бессмертными.
    Что делать?
    Повесит ли Эврисфей голову девушки как трофей на стенку? Надо ли ему это? Кто из нас чудовище - я, мой работодатель или “клиент”.
    Я не вижу чудовища.
     Вижу девушку с умирающим на руках. Самым близким для нее человеком. Сейчас я должен уничтожить чудовище. А именно: добить смертельно раненого Двойку. Потом отправить в царство мертвых девушку: древнее чудовище, после перерождения превратившееся в компанию авантюристов. Найти остальные головы гидры, и тоже уничтожить.
    Эркюль - Геракл, вновь на побегушках у Эврисфея. Детектив на службе транснациональной корпорации. И мне очень не нравятся такие расклады.
    
    Двойка тяжело дышал. Кровавая пена пузырилась на губах. Лери беззвучно плакала.
    - Опять ты меня бросаешь, - капнув слезой на небритую щеку Двойки, прошептала девушка.
    - В воду. В воду положи. Есть шансы, сама знаешь, - пробормотал морской волк.
    - Помоги,- прошептала она мне, глотая слезы.
    Я подхватил Двойку подмышки, потащил к берегу. Теплые волны ласково лизали сапоги. Мы опустили авантюриста в волны. Лениво набегающая вода становилась то нежно голубой, то розоватой.
    Двойка поморщился, вздохнул и закрыл глаза.
    - Искупление, чтоб его, - прошептал он.
    А потом тело растворилось в океане.
    - Боги оказались милостивы, - прошептала вновь оставшаяся без команды Лери.
    - В смысле? - не понял я.
    - Все просто. Чудовищем местным когда-то была я. Лернейская гидра, слыхал? До перерождения. Теперь расплачиваюсь. Каждой своей жизнью за жизнь уничтоженных ранее людей. Двойка воскреснет, ведь гидры бессмертны. Нужно лишь время. Каждая смерть кого-нибудь из моей команды приближает момент искупления. И делает нас мягче. Умирать нам, полубогам, очень больно. Теперь ты знаешь правду, мистер-деловой-костюм, по имени Эркюль. Я доставлю тебя назад.
    - Не стоит, Лери. Не стоит,- пробормотал я. - Пожелаю тебе удачи. Заплатить быстрей цену, и влиться в мир на равных с богами.
    - Прощай, Геркулес,- жалобно улыбнулась Лери.
    И я понял: она знала, кто такой мистер–деловой-костюм по имени Эркюль. И вполне могла предпринять определенные меры против засланного убийцы.
    Но перерождение странная штука. Даже бессмертным свойственно меняться.
    Изменилась она, из хищного прожорливого чудовища став человеком. Изменился и я, из тупого громилы-героя, превратившись в эээ… громилу, который сначала думает.
    
    - Удачи,- шепнул я ей.
    
    Потом тронул кольцо перехода, отправляясь назад в свой мир, к работодателю. Буква Закона, как говаривал старина Посейдон в таверне, соблюдена.
    
    Ведь чудовища больше нет.
    

  Время приёма: 16:48 14.04.2008