22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Маргарита Ленская Количество символов: 17867
06 Океан-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

6036 Последний радужный подарок


    Марина впервые за несколько лет выбралась в гостеприимную Турцию. Фетхие встретило зеленью слегка припорошенной пылью, мелодичным вечерним пением муэдзинов, их голоса казалось, доносились отовсюду. Чистенький отель, улыбчивый персонал, сытная еда – полный набор для уставшего и измученного офисной суетой работника. Вначале девушка отсыпалась и лишь наутро третьего дня выбралась к морю.
    
     Марина обожала воду, вволю наплескавшись, она вышла на берег и легла на песок. Море легонько подталкивало под спину. Так нежно, словно любящая мать укачивает драгоценное дитя. Песок щекотал кожу. Над головой белыми лоскутами носились крикливые чайки. Солнце светило ярко, раскрашивая бледные тела северян в разные цвета от розового до ярко-красного. Тёмно-русые волосы девушки раскинулись, омываемые водой. Покой и нега. Даже лень было вставать, Марина почти ползком перебралась на шезлонг и довольно выдохнула, на столике рядом ждал прохладный апельсиновый сок.
    
     Рядом зашуршал песок. Марина приоткрыла глаза и увидела ноги. Самые обычные с острыми коленками. Тонкие, загорелые и в меру волосатые. Марина посмотрела вверх, ничего особенного, веснушки, светлые патлы сосульками, правое ухо в песке.
    - Я вышел из моря, - грустно сказал незнакомец.
    
    «Оригинально», - подумала Марина и отрапортовала:
    - А я русалка с Крита, плыву на Багамские острова с целью передачи опыта по разведению красно-бурых водорослей, здесь проездом, отдыхаю перед длительным плаваньем.
    
    Незнакомец кивнул и опустился на песок.
    - В командировку значит, понятно. Я тоже люблю путешествовать, вот только жабры у меня давно рассосались.
    
    Марина поперхнулась соком и уставилась на незнакомца.
    - Так вот ты какой, Ихтиандр, – только и смогла сказать она.
    
    Незнакомец пожал плечами, почесал коричневую от загара спину. Марина даже потянулась посмотреть нет ли шрамов. Потом спохватилась и отвернулась с досадой, что за глупости самая обычная спина. Девушка хотела сказать какую-нибудь колкость, но не успела. Сильный порыв ветра обрушил зонтик на лежавшую рядом старушку, следом полетел стакан. Марина бросилась ликвидировать катастрофу, с натугой водворила зонтик на место, с извинениями промокнула полотенцем сок. Пластиковый стаканчик перепачканный в песке выбросила в урну. Злая и уставшая откинулась на шезлонге.
    - Нужно было сделать завивку, - послышался сиплый женский голос.
    
    Марина приподнялась, незнакомец исчез, рядом стояла худощавая женщина. С огорчённым лицом она перебирала жёлтые пряди волос.
    - Что простите?
    - Завивку, говорю, нужно было сделать для объема, - женщина потрепала вялые слипшиеся волосы. – Так бы я выходила из моря русалкой, прямо как вы, а не утопленницей как сейчас. - Покачав головой, женщина направилась к палатке с дынями.
    
    Марина ошарашено посмотрела ей вслед, потрогала голову. Так и есть – горячая. Пора в номер, в прохладу, пока ещё чего-нибудь не почудилось. Всё равно тёплое как суп море не спасёт от солнечного удара. Марина завязала под мышками прозрачное, оранжевое парео, надела шляпку с широкими полями. Волна подкатилась к ногам, будто приласкала на прощание. В песке ярко блеснуло белым. Света наклонилась, пальцы наткнулись на гладкий камушек, находка засияла всеми цветами радуги, словно обрадовалась солнечному свету. Девушка полюбовалась и аккуратно положила камушек в кармашек сумки, такая красота непременно станет украшением коллекции.
    
    

    ***
    
     Поверьте, ни родители, ни друзья, ни даже младшая сестра не знали, как я хотел попасть на Радужную планету! Последние полгода я каждый вечер разглядывал рекламный буклет, выучил каждую буковку, мысленно облетел планету вдоль и поперёк. Никому не рассказывал о своей мечте, боясь, что друзья задразнят, а родители расстроятся, ведь денег хватало лишь на то, чтобы посетить берега гнилого озерца за городом, с полоской ила на замусоренном пляже пополам с вонючими водорослями. Часами просматривал записи, любовался прозрачными волнами, синим небом, смотрел на звёзды, пытаясь найти ту единственную, вокруг которой вращалась Радужная. И хотя тот мир напоминал нашу планету, он казался лучше, чище, почти райским уголком и в душе каждый раз что-то переворачивалось, вызывая тоску и боль. Я хотел попасть туда любой ценой!
    
     И, наконец, это случилось. В день моего рождения родители подарили путёвку на Радужную. Какое счастье! Через неделю мы всей семьёй вылетели в своё первое путешествие. Я поверил, что мечты сбываются.
    
    Две недели, проведённые там, стали самыми счастливыми в моей жизни. Приветливые люди, высокие, голубоглазые. Я с удовольствием отметил, своё сходство с ними. Родители и сестра были смуглыми и черноволосыми.
    
    По утрам я прибегал на пирс. Через прозрачную воду можно было разглядеть песчинки и крохотных рыбок, деловито сновавших между гладкими камнями. У пирса возле большого, пористого булыжника всегда сидела красная, глазастая рыба. Я приходил и смотрел на неё, казалось, что и она разглядывает меня. Так мы таращились друга на друга, пока рыбе не надоедало, тогда она, вильнув хвостом, уплывала вглубь. А я плёлся обратно в шатёр.
    
    Время шло. Иногда я заставал родителей за каким-то серьёзным разговором. Однажды увидел, как мама стремительно выскочила, чтобы скрыть заплаканные глаза. Но я настолько был полон счастья, что не желал ничего замечать. Гром грянул когда до отъезда оставался всего один день.
    
    Мы с сестрой складывали вещи, когда вошёл отец. Он повёл меня через весь городок, вместе мы вошли в небольшую лавчонку.
     - Вот он, всё согласно договору, - сказал отец, губы его побелели.
    
    Седой продавец долго и придирчиво осматривал меня, провёл через странный прибор, похожий на огромную призму. Долго думал, пощипывая редкие волосы на подбородке, и сказал:
    - Не сказать бы, что великолепного качества, но подойдёт.
    
    После этого они с отцом удалились в другую комнату и о чём-то заспорили. Я отвернулся, с любопытством уставился на витрины. Здесь были выставлены камни, причудливые кристаллы, ракушки, зубастые мелкие чудища. Сзади подошёл отец, положил руку на плечо.
    - Нравится? – спросил он. Я вздрогнул, голос у отца был севший, словно бы лишённый энергии жизни.
    - Пап.
    - Прости сынок, но мы вынуждены сделать это, прости.
    - Что случилось? - забеспокоился я.
    
    Отец отвернулся, глаза его покраснели.
    - Иначе нельзя, так хотя бы мы сможем вернуться.
    - Он продал тебя мальчик, - равнодушно сказал продавец. Отец съежился как от удара. Бросился ко мне, обнял.
    - Мы будем приезжать к тебе, обязательно. Срок закончиться и мы снова будем вместе, правда, малыш, крепись. Мы хотели всего лишь осуществить твою мечту.
    
    Я ничего не понимал и только когда отец сгорбившись направился к выходу, бросился за ним. Продавец схватил меня за руку.
    - Не нужно, - мягко сказал он, - ничего уже не исправить. За мечты приходится платить.
    
    

    ***
    
     Марина проснулась от шума. Под окнами топтались, ломая кусты, визгливый женский смех перекрывало мужское гоготание. Потом смех затих, послышался звук оплеухи, рыдания, и снова треск. Родные городские звуки не оставляли даже на отдыхе, соотечественники резвились. Ко всему прочему Марина не удержалась и съела за ужином сразу несколько огромных пирожных. И теперь казалось, последний десерт застрял где-то в районе пищевода, было тяжело, душно и противно за свою жадность к еде, которую трудно было искоренить. Нет-нет да вспоминались голодные студенческие годы.
    
     Марина вздохнула, закрыла дверь, мягко зашумел кондиционер. Девушка задёрнула шторы и сразу заметила мягкий нежно-лазурный свет, лившийся из пляжной сумки. Марина расстегнула замок, сияние стало ярче, пошарив внутри, вынула найденный днём камушек. Стены комнаты озарило голубыми бликами.
    - Что за чудо! – вскрикнула Марина. Она вертела камушек, казалось, на ладони лежал крошечный кусочек весеннего неба. Под пальцами камушек словно бы ожил почувствовалась еле уловимая пульсация и тепло.
    
    Девушка погладила камень и положила рядом с собой на подушку.
    
    

    ***
    
     Итак, мечта сбылась - Радужная стала для меня вторым домом. Прекрасным, гостеприимным миром одиночества. Первые месяцы Ларикс особо не загружал меня. Так работа по мелочам в лавке: ракушки отмыть, рыбу посушить, за продуктами сбегать. Хозяин постоянно повторял, что такой ценный товар как я нужно обрабатывать постепенно. Мне оставалось лишь молча соглашаться. За несколько месяцев, познакомившись с местными жителями, я узнал, что для Радужной продажа людей обычное дело. Сюда приезжали семьями, но небогатые люди покидали планету меньшим составом. Кому-то не хватало денег для возвращения, кто-то увозил с собой воду из сердца моря. Многие мечтали её приобрести, говорили, что вода исцеляла и продлевала жизнь. Тот, кто увозил её на родину, становился очень богатым, аналога на моей родной Лие не было.
    
     Я не осуждал родителей, всей душой верил, что они всего лишь старались исполнить желание сына. Известие о взрыве их корабля на орбите болью вонзилось в сердце. Хозяин Ларикс сообщил об этом спустя полгода, когда я уже освоился и прижился в городе целителей, но всё равно тоска острой иглой беспокоит до сих пор. Страшное слово никогда навеки разделило нас без всякой надежды на будущую встречу.
    
    Нужно было смотреть вперёд. Когда мне исполнилось пятнадцать, Ларикс отвёл меня в школу целителей.
    
    

    ***
    
    Чтобы отвлечься Марина включила телевизор. Полистала каналы, остановилась на российских новостях. Показывали какого-то румяного мужчину, он сидел на позеленевшем валуне и бодро вещал:
    - Эту сферу мы нашли месяц назад во время подводных исследований у берегов Родоса.
    - Какого размера капсула? – поинтересовался журналист.
    - Примерно выше среднего роста человека, – мужчина поднял руку, показывая высоту. - Внутри обнаружился сосуд с водой. Лаборант чуть не выплеснул её. Но, - в голосе говорившего появились восторженные щенячьи нотки, - недавно выяснилось, что жидкость обладает ценными целебными свойствами. Заживляет раны, например. Жаль, что воды этой оказалось слишком мало, сейчас ведётся изучение состава, надеемся воспроизвести эту чудо-воду. А ещё планируем провести тщательный осмотр дна, возможно, удастся найти ещё похожие сферы. В любом случае это стало величайшей находкой…
    - С чем вас и поздравляю, - подытожила Марина и выключила телик.
    
    Она тихонько вышла из номера, по ступеням поднялась к выходу. Сонно пели сверчки, с клумбы ветерок приносил аромат роз. Марина решила сходить к морю, погулять.
    
    

    ***
    
     Оказывается, у меня есть дар. Вот из-за чего Ларикс так охотно купил ничем не примечательного мальчика, оформив договор, аж на планете Лия, правильно, зачем продавать продукт, когда можно сразу приобрести источник. Мне сказали, это практикуется давно, с тех пор как колонисты Радужной построили поселения на Лие и родились первые дети. В школе целителей мне многое поведали. А однажды класс посадили в экипажи и вывезли, чтобы показать защитное поле, окружавшее континент. Не думал я, что в безоблачном мире Радужной есть и тёмные силы. Там за морем жила иная раса, те, кто нёс разрушение и забвение. Адепты мёртвой воды. И таких рождалось всё больше, а нас, несущих жизнь становилось всё меньше. Печальная статистика показывала, что дети с даром рождались только на планете Лия среди потомков колонистов. Наш континент оставался последним оплотом, островком прежнего многоцветного мира. Радужная исчезала. Нас – обладателей дара было всего двадцать четыре, их же за морем великое множество.
    
    
    

    ***
    
     Марина медленно брела по пляжу. Ночью вода стала немного прохладнее, волны накатывали, смывая песок, облепивший ноги. В небе светила жёлтая половинка луны. Пахло рыбой. Вдалеке слышались ликующие вопли самых стойких отдыхающих. Марина порадовалась, что больше никого не потянуло подышать свежим воздухом, смотритель пляжа похоже тоже удалился в свою беседку. Можно было спокойно гулять, представляя себя робинзоном. Иллюзия была почти полной, но вдруг из-за перевёрнутого катерка поднялась тёмная фигура. Марина с удивлением узнала того самого незнакомца, который подходил к ней днём.
    - Каждую ночь я ищу в небе родину, – сказал он. Марина посмотрела вверх, звёзды переливались, и казалось, дружелюбно подмигивали. Незнакомец усмехнулся. – Ни разу не нашёл, наверное, очень далеко. А может за несколько тысяч лет тихо загнулась от какой-нибудь эпидемии.
    - Вы здесь работаете? – спросила Марина.
    - Можно и так сказать, - пожал плечами незнакомец и подошёл поближе. В полутьме глаза его сияли, словно звёздочки прятались в глубокой синеве.
    - Я бы охотно поболтала, но сегодня предпочитаю прогулки под луной в гордом одиночестве.
    - Что ты знаешь об одиночестве! – презрительно воскликнул мужчина. - Не хочу показаться назойливым красавица, но у тебя моя вещь.
    - Ничего подобного! – возмутилась Марина, - да я вас вообще вижу во второй раз. И в третий, кстати, видеть не делаю.
    - Это камень, - продолжал незнакомец. – Для тебя глупая безделушка, а для меня жизнь. Отдай.
    Ещё чего, какой умный. Надо же высмотрел, как я его нашла и теперь претензии предъявляет.
    - Он и, правда, мой, - оскалился незнакомец, блеснули треугольные зубы.
     - Глупости, - Марина оглянулась и подобрала корягу. – Учтите я закричу, сюда явится охрана пляжа и вас уволят.
    
    Незнакомец молча приближался. Марина отступала, сжимая в руках оружие. Неожиданно сильная рука схватила сзади за плечо и бесцеремонно отбросила. Отплёвываясь от песка, Марина приподнялась, опёрлась на руку, на зубах противно скрипнуло. Она всмотрелась и вскрикнула от удивления. Друг перед другом, угрожающе наклонив головы, стояли два одинаковых человека.
     - Зачем вернулся? - сказал тот, что был ближе.
    - Глупо задавать вопросы, на которые можешь ответить сам, - ухмыльнулся двойник.
    
    Черты его лица начали расплываться, будто отражение на потревоженной водной глади. Марина зажала рот рукой. Этого другого можно было назвать красавцем: белокурые кудри, безупречная кожа, красивая фигура и мёртвые, пустые глаза. Тёмные, без зрачков, глубина их пугала, словно неизведанный омут полный страшных чудовищ.
     - Оставь меня в покое Тритон, радужный мир давно умер. Дай восстановить хотя бы его частичку. Посмотри, раз она нашла камень, значит…
    - Ничего не значит, - взревел Тритон.
    
    Руки его вытянулись, превращаясь в чешуйчатые щупальца. Удар и незнакомец покатился, сбивая шезлонги. Марина попыталась залезть под катер, но тяжёлая махина не поддавалась, а вокруг как назло не находилось ничего подходящего, чтобы спрятаться. Тритон уставился на неё, девушка поёжилась будто прикоснулась к змеиной коже. Сжав зубы, Марина изо всех сил метнула корягу прямо в голову врага, лишь бы только избавиться от невыносимого, пугающего взгляда, но Тритон легко отбил деревяшку.
     - Беги в отель, он не может отходить далеко от моря! – Марина послушно бросилась прочь, но споткнулась о сложенный зонтик и с криком повалилась на спину, стукнувшись головой о железяку.
    
    Тритон быстро настиг девушку, схватил за ноги и нанёс несколько ударов. Марина потеряла сознание. Тритон наклонился, руки снова стали нормальными, он принялся обыскивать девушку. Заметив свет из сумочки, он торжествующе завопил, но крик его перешёл в стон боли.
     - Думал, я не могу использовать мёртвую воду, - устало сказал незнакомец, бросая окровавленную металлическую трубу. – Убирайся. Иначе тебе конец.
    
    Тритон яростно заревел, тело его распадалось, превращаясь в струи воды, утекавшие в море.
     - Будь ты проклят Аквинт!
    - Проклятыми становятся лишь предатели как ты. Уходи. Нас теперь двое, в следующий раз я уничтожу тебя окончательно и не посмотрю, что мы родились в исчезнувшем мире. За Радужную я заплатил слишком высокую цену.
    
     Тритон растворился, на берег выбросило несколько дохлых рыбок. Аквинт бросил взгляд на почерневшую руку, он обжёг ее, когда поливал трубу мёртвой водой. Вот и пригодился пузырёк с запасами. Не зря Ларикс перед смертью передал его.
    
     Марина тихо застонала. Обругав себя за глупость и медлительность, Аквинт бросился к ней, приподнял голову. В неясном свете пляжного фонарика увидел, что длинные волосы потемнели и слиплись. Кровь лилась из глубокой раны на виске, девушка всхлипнула.
    - Потерпи немножко, - прошептал Аквинт. Он поднял Марину на руки и понёс к морю. Вошёл по грудь, вода качала его, накрывая девушку с головой. – Та, что подарила когда-то нам жизнь, стань исцелением. – Крикнул Аквинт. – Прими мою силу, даруй возрождение.
    
    Запахло озоном, волны стали выше, теперь они перехлёстывали через голову Аквинта. В воде появились светящиеся лазурные частички, их становилось всё больше. На мгновение стоявших окутал пульсирующий свет. Яростно дунул ветер, сияние погасло. Через некоторое время шум стих, Аквинт вышел и уложил Марину на песок, теперь вода легонько омывала её тело. Девушка открыла глаза, оглянулась, пощупала висок.
    - Там ничего нет, - улыбнулся Аквинт. – Вода исцелила тебя. С пробуждением АкваМарина.
    
    

    ***
    
    «Это случилось. Теперь я последний целитель на этой планете. Тритон предал нас, защитное поле уничтожено, волны мёртвой воды похоронили континент. Некоторым жителям удалось бежать, связь с Лией потеряна. Я спрячусь в защитную сферу, надеюсь, она поможет пережить нашествие адептов мёртвой воды».
    
    Марина закрыла последнюю страницу.
    - Сколько раз перечитывала, до сих пор не могу поверить, что ты с другой планеты.
    
    Аквинт улыбнулся, убирая записи в стол.
     - Мы все родились в океане Радужной планеты.
    - На Земле?
    - Да. Возможно, искорка человеческого разума уже засияла и на других планетах, но мы всё равно останемся родными, где бы ни родились.
    
    Марина достала камушек, он по-прежнему светился.
     - С помощью него, мы сможем найти других целителей, – сказал Аквинт, - нам повезло, на Радужной снова пришло время живой воды. – Он усмехнулся, - Тритон чуть было не лишил нас этого шанса.
    
    Девушка села рядом, взяла Аквинта под руку, он обнял Марину. За окном маленького домика слышался шум моря.
    
    
    

    ***
    
    «Многие из тех, что вернулись с морского побережья, отметили небывалый подъем сил, бодрость. Исцелились хронические заболевания. Мгновенно заживали раны, исчезали шрамы. Уже сейчас наблюдается небывалый наплыв посетителей».
    
    Газета «Ваш целитель».
    

  Время приёма: 14:10 14.04.2008