22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: dim_alf Количество символов: 17634
06 Океан-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

6037 Как я провел лето


    Меня зовут Димкой, мне восемь лет. Я бегу к своей подружке Маше, которой сего-дня тоже исполняется восемь. Она носит забавные косички и водится с котом.
    Я очень спешу потому, что нашёл отличный подарок ей на день рождения.
    Маша сидит на крыльце, а рядом с ней деревенский парень Костя. Они грызут се-мечки и плюют очистки на пол.
    Отдышавшись, я машу рукой в сторону своего дома и говорю:
    – Там.
    Ребят не приходится долго уговаривать. Они бросают остатки семечек воробьям и бегут за мной. Я веду их на чердак, где нашёл лодку.
    – Вот.
    Ребята придирчиво её осматривают, дёргают вёсла, ищут дырки в днище. Лодка как новенькая. Мы забираемся внутрь, я встаю в полный рост и говорю:
    – Машка, я дарю её тебе.
    Маша смеётся от радости, а Костик обижается. Подаренный им бант не идёт ни в ка-кое сравнение с настоящей лодкой.
     На следующий день мы идём купаться. Взрослые говорят, что в июле будет ещё жарче. После речки нас разводят по домам, мы обедаем, а потом собираемся в лодке.
    – Чур, я у штурвала, – говорит Костя.
    – Здесь только вёсла, – обижается Маша.
    Мы с ней берём по веслу и начинаем грести.
    – Плывё-ё-ём!
    Костя забирается обеими ногами на бортик и спрыгивает в солому, которой завален весь чердак.
    – Эй, ты что?! – возмущается Маша. – Это же океан. Ты утонул!
    – Ничего я не утонул, – ворчит Костя и лезет обратно в лодку.
    – Так дело не пойдёт, – отвечаю я. – Надо чтобы взаправду.
    И мы снова берёмся за вёсла.
     Маша городская, она закончила первый класс на все пятёрки и очень этим гордится. Ещё она гордится своим котом, который только и умеет, что греться на солнышке. Роди-тели прочат Маше большое будущее, поэтому она ходит и бубнит таблицу умножения, которую первоклашкам знать не положено. Глядя на неё, меня тоже заставляют учиться: Мама вечно подсовывает книжки, в которых нет ни одной картинки.
    В отличие от нас с Машей Костя местный. Он лично знаком со всеми здешними со-баками и умеет вырезать ложки из дерева. Ещё Костя хвастает, что переплывал реку. Ино-гда его увозят помогать по хозяйству родственникам из соседней деревни, и мы остаёмся вдвоём.
    
    – Лево руля!
    Машка стоит на носу лодки и командует, а я слушаюсь. Хватаюсь за одно из вёсел и начинаю грести.
    – Впереди по курсу остров.
    – Где? – вскакиваю я.
    – Да вон же.
    И мы плывём. Нам слышится шум волн, крики чаек, и колени трясутся при мысли о пиратах.
    
    Следующие два дня я провёл один: Костя до сих пор не вернулся, а Маша простуди-лась и валялась дома. У неё теперь были температура, градусник и банка с вареньем. В гости к ней меня пустили ненадолго, чтобы тоже не заразился.
    Мама настойчиво лезла с очередной книжкой. Первые три страницы я мурыжил це-лый час, потом снова перелистал книгу – вдруг есть ну хоть одна картинка.
    С десятой страницы стало интересно. Пират Джо Стальной Крюк угодил к акулам, а меня позвали на завтрак. Я расправился с котлетой, выпил чай и бросился обратно к книжке. Понятное дело, что пират выкрутится, но вопрос как?
    
    Скоро вернулся Костя – загоревший и довольный. Маша всё ещё болела.
    – Я считать научился до ста, – хвастался он, сидя на носу лодки. – Мы с дядей нало-вили раков и высыпали их на стол, чтобы пересчитать.
    – А у меня книжка про пиратов.
    В этот день мы с Костей доплыли-таки до острова, но он оказался необитаемым. На-брав полную лодку кокосов, мы отправились дальше.
    Грести оказалось не просто. Костя был куда сильнее меня, поэтому я сдался первый. Он схватился руками за оба весла, а я прилёг и достал из-за пазухи книжку.
    – Читай вслух – попросил Костя.
    – Но только с середины, – предупредил я. – “Оставь, Билли Грант, эти шуточки. Не видать тебе карты, как своих ушей”.
    Костя воодушевился и стал грести быстрее.
    
    Следующим утром старшие ребята позвали нас на речку. Раньше мы всегда согла-шались, но теперь у нас было важное дело: корабль и кругосветное путешествие. Да и скучно уже гоняться друг за дружкой, прыгать через костёр и ловить жаб.
    Ближе к полудню нам на глаза попалась бутылка – она плавала в открытом океане и вся была покрыта водорослями. Я предположил, что там джинн, но в бутылке оказалась спрятана карта. Мы долго её рассматривали, пытаясь разобрать, что написано, но так ни-чего и не поняли.
    – Это карта сокровищ, – догадался я.
    – Но здесь нарисована суша, а мы пока что в океане. И куда же нам плыть? – расте-рялась Маша.
    – Разберёмся.
    До вечера мы плыли в прежнем направлении.
    
    Утром меня разбудила мама.
    – Димочка, к тебе Маша пришла.
    Машка прыгала и пыталась втолковать мне что-то про карту, но я был сонный и не соображал. Пока я умывался, она успела забраться на чердак. На дне лодки Маша рассте-лила ватман, на котором была нарисована настоящая карта, с островами, рифами и компа-сом в правом верхнем углу. Кораблики на волнах были словно точёные с тонкими чёрточками мачт, а на суше виднелись малюсенькие пальмы и домики.
    – Всю ночь рисовала, – призналась Машка. – А потом не могла дождаться, когда ты проснёшься.
    – Ничего себе! Не знал, что ты так умеешь.
    Мы долго рассматривали карту, обсуждали какие племена мирные, а к каким лучше не соваться.
    – Вот эти три острова, – Маша ткнула пальцем в разных краях карты, – похожи на тот, который был нарисован на карте сокровищ.
     Мы выбрали ближайший и повернули к нему. Лодка шла хорошо, ровно. Я сидел на вёслах, а Машка легла на одну из скамеечек и тут же заснула.
    
    На следующий день нас ждала неудача: мы нашли красивый остров, но не успели обрадоваться, как горизонт затянуло тучами, и начался шторм. Мы вытащили лодку на берег, а сами спрятались в зарослях. Ливень хлестал по широким листьям, и под ногами маленькими змейками ползли ручейки.
    Утром следующего дня, когда мы собрались в лодке, шторм стих, и можно было плыть дальше. До второго острова оставалось не так уж и далеко.
    – А что мы будем делать с сокровищами? – спросила Маша.
    – Поделим поровну.
    – Ну а потом? Зачем сокровища восьмилетним детям, как мы будем их тратить?
    Костя опустил весло и призадумался.
    – А может, и не будем. Может, зароем.
    – Тогда какой смысл откапывать?
    Я тоже перестал грести и посмотрел на свои руки. За неделю нежная детская кожа успела покрыться настоящими мозолями.
    – Ой, давайте не будем делить шкуну неубитого пирата. Вот найдём сокровища, то-гда будем думать, что с ними делать.
    
    Маша была у нас единственной девочкой, поэтому грести мы ей не давали. Она си-дела возле флага и глядела в подзорную трубу, которую принёс Костя.
    – Ты у нас самая внимательная, – говорил я. – Увидишь что-нибудь интересное – дай знать.
    Но ничего интересного не было. Очень скоро подзорная труба Маше надоела, и она уткнулась носом в книгу. Мы немного по возмущались, а потом решили пускай читает. До острова оставалось полдня пути, настроение было отличное, так зачем лишать подругу удовольствия?
    Тем не менее, пиратский корабль Маша заметила первой. Он плыл встречным кур-сом, расправив все паруса и подняв чёрный флаг. Кругом простирался океан, и ни одного острова – положение складывалось безвыходное.
    К счастью в этот момент на чердак поднялась моя мама и сказала, что нам пора за-канчивать. А на следующие утро мы, не сговариваясь, не стали вспоминать о пиратском корабле.
    
    Но тут случилось непредвиденное – меня увезли домой. Мамина младшая сестра вы-ходила замуж, и маму позвали на свадьбу. Мне пришлось поехать с ней. Маша уговорила своих родителей взять меня к себе, но мама сказала, что будет волноваться. Я не хотел её расстраивать; собрал книжки, нацепил кепку и попрощался с ребятами.
    Перед самым отъездом мы отломали на пару досок, так чтобы они могли забраться на чердак по лестнице, приставив её снаружи дома.
    
    Я глядел в окно. Вдоль железной дороги тянулись ряды деревьев, совсем не таких, какие росли у нас на островах. Но эти мне тоже нравились. Старик, сидящий напротив, сопел и мял в руках журнал.
    – Мам, а достань мне какую-нибудь книжку, – попросил я. – Они в твоём рюкзаке.
    Мама вытащила мою самую любимую – Робинзона Крузо, но поглядела на обложку и расстроилась.
    – Димка, ты не те книжки положил. Это взрослые.
    – Как же не те? – удивился я и поспешил забрать книжку, пока мама не убрала её об-ратно.
    
    Свадьба была скучная. Гости шумели, пили и смеялись. Я цапнул со стола два ку-сочка колбасы, достал книжку и устроился в самом дальнем углу. По залу носились дру-гие дети: играли в “жмуриков” и прятки. Я попытался объяснить им, что игра называется жмурки, а жмурики – это совсем другое, но они не слушали.
    Ко мне подошла мама и спросила, почему я с ними не играю.
    – Они тебя не берут к себе?
    – Да нет, просто я хочу читать.
    – Книжки это замечательно, но, может, стоит всё-таки пообщаться со сверстниками?
    Я согласился. К счастью, сейчас играли в прятки, потому что жмуриком мне быть совсем не хотелось. А водить я и подавно не собирался.
    – Вот найдёте меня первым, тогда и буду водить, – сказал я и спрятался так, что они сдались через полчаса поисков.
    
    В деревню я вернулся только через пять дней. После свадьбы мама захотела домой, к телевизору и горячей воде. Я начинал дуться. Ребята там без меня, а я здесь без них – ну о какой воде может идти речь?
    – Димка, ну на пару дней. Ты погляди, папа же здесь без нас совсем от рук отбился.
    И действительно, уж кто был рад нашему возвращению, так это папка. Пока мама наводила порядок в квартире, он решил загладить вину и повёл меня на аттракционы.
    
    В целом эти дни прошли весело, хотя мне не давала покоя мысль о лодке. Вдруг ре-бята уже нашли сокровища? Или карта – обман? Может, их поймали туземцы?
    Я дочитал все свои книжки и полез на папину полку. Книг там было видимо-невидимо, от цветных корешков рябило в глазах. Я растерялся.
    – А ну признавайтесь, какие из вас самые интересные?!
    Выбрав три книжки наугад, я полез с ними в кровать.
    
    На обратной дороге я спал. Электрички ходили полупустые, и можно было растя-нулся сразу на трёх сиденьях. Мне снился океан, Машка с Костей и большой корабль.
    Оказавшись дома, я первым делом полез на чердак. Маша сидела в гордом одиноче-стве и читала.
    – А где Костик?
    – Его опять увезли. Сразу после тебя.
    Я забрался в лодку и тронул вёсла.
    – Что нового?
    – Знаешь, я, кажется, поняла одну странную вещь. Ты только не пугайся и не думай, что я сошла с ума.
    – Какую вещь?
    Маша захлопнула книжку и положила её рядом с собой. На обложке я прочитал: “Математика. 7 класс”.
    – Мы меняемся.
    – Тоже мне удивила, – фыркнул я. – Все люди меняются.
    – Нет, ты не понял. У нас это происходит слишком быстро. И началось всё тогда, ко-гда мы нашли лодку.
    Я растерялся. Маша никогда не любила фантазировать.
    – Ну ты и придумаешь.
    – Дима, тебе восемь лет! Какую книжку ты сейчас читаешь?
    – Дети капитана Гранта.
    – А я вот математику, – продолжала Маша. – Мы во втором классе! А те ребята, ко-торые совсем недавно казались нам взрослыми: Игорь, Сашка. Им по одиннадцать, но я сейчас смотрю на них как на малышню.
    – Так не бывает! – упрямо закачал головой я. – Просто мы взрослеем.
    
    – Димка, давай мы сходим на речку, ты успокоишься, а потом я тебе всё расскажу.
    – Давай.
    На речке было людно. Узкая песчаная полоса оказалась полностью занята, и мы уст-роились немного в стороне, где берег покрывала мелкая галька.
    – За пять дней я успела всё проверить. Утром первого дня мы с Костей как обычно плыли в сторону острова. Потом за ним пришёл отец, и я осталась одна.
    Маша взяла небольшой камешек и бросила в воду.
    – К вечеру мне начало казаться, что всё дело в лодке. Ради эксперимента я два дня не выходила из дома, запретила себе даже думать о путешествии. Сидела над учебником шестого класса, но ничего не могла понять. Только головную боль заработала.
    Не сговариваясь, мы стали кидать камешки кто дальше, и поверхность воды покры-лась узором разбегающихся кругов.
    – Оставшиеся дни я честно играла в остров сокровищ, и на математику у меня оста-вались два-три часа по вечерам. Сейчас я уже читаю учебник седьмого. Всё очевидно, Димка: пока мы плывём – мы меняемся. У нас открываются необычные способности.
    Я усмехнулся и забросил камень так далеко, что он угодил в камыши на противопо-ложной стороне реки.
    – Математика за седьмой класс – тоже мне способности. Этот учебник прочитали миллионы.
    – Но не в восемь лет!
    – А я и говорю, что мы просто взрослеем.
    – Хорошо, пусть будет по-твоему, – отмахнулась Маша. – Мне всё равно как это на-зывать.
    
    Следующую неделю мы потратили на эксперименты и выяснили, что просто так си-деть в лодке можно до посинения – ничего не случится. Потом мы пробовали плыть, но не играть, а просто грести вёслами. Результат был тем же. В сумме мы потеряли шесть дней, а на седьмой решили, что хватит, пора уже и расти.
    – Сокровища – это всё детский бред, – рассуждала Маша. – У нас будет… скажем… кругосветное путешествие.
    – Угу, – соглашался я.
    – Нарисуем карту, приклеим её на глобус и проложим маршрут. Только придётся иг-рать честно. Как ты там говорил – “взаправду”.
    И мы стали играть.
    
    Когда вернулся Костя, мы обгоняли его на целую неделю.
    Я предупреждал Машу, что не стоит сразу ему всё рассказывать, но она только мах-нула рукой.
    – Вы ничего не поняли, – печально сказал Костя. – Мы не взрослеем, а стареем. Ка-ждый день в этой лодке съедает по несколько месяцев нашей жизни.
    И мы снова остались вдвоём: Костя отказался участвовать в нашем путешествии. В самом ли деле он боялся постареть или просто обиделся, что всё самое интересное случи-лось без него – мы не знали.
    – Если передумаешь, одно место в лодке всегда твоё, – сказала Маша на прощание.
    И мы продолжили игру.
    
    – А если он прав? – спросил я на следующий день.
    – Глупости. С виду мы такие же дети, так с чего вдруг нам умирать раньше срока? А пусть даже и так. По мне лучше потерять десять лет, зато стать настоящей знаменитостью. Только представь: “Вчерашние второклассники поступают в Университет”.
    – Зачем нам университет? – удивился я. – Поплаваем годик, и он станет уже не ну-жен.
    – Взрослые не поймут, – покачала головой Маша. – В сентябре же в школу. И вооб-ще, давай пока не будем им говорить, вряд ли они поверят. Так что постарайся вести себя как восьмилетний.
    
    В конце июня заканчивался мамин отпуск, а папин начинался только в августе. Июль мне предстояло провести в детском лагере. Оставалось чуть больше недели.
    – Ничего страшного. Вернёшься, и поплывём дальше, – успокаивала меня Маша.
    – Ага, ты к тому времени будешь уже о-го-го.
    
    На четвёртый день Костя сдался.
    – Эти ребята такие тупые, я не могу с ними. Лучше уж постареть, но с вами хотя бы интересно.
    Мы рассказали ему детали нашего плана, показали карту, где пунктирной линией отмечался наш маршрут, а сплошной – та его часть, которая уже осталась позади.
    – Только тебе придётся поверить, что всё это на самом деле: кругом не чердак, а оке-ан, и это не солома, а волны.
    – Раньше же верил.
    – Тогда тебе было восемь лет. Чем дальше, тем сложнее убедить себя, что всё это по-настоящему.
    
    Неделя пролетела незаметно, и пришло время расставаться.
    – Возвращайся, Димка, – подмигнула мне Маша, а Костя пожал руку, совсем как взрослый.
    Я хотел сказать что-нибудь на прощание, но слова не шли в голову. Когда я вернусь, эти ребята будут уже совсем другими, и от этого казалось, что прощаемся навсегда.
    
    Меня определили в младшую группу и поселили в первом корпусе, с детьми. Распи-сание было строгим: зарядка, завтрак, обед и ужин, но между ними можно заниматься всем, чем угодно.
    Палата оказалась рассчитана на десять человек, и почти всё время в ней кто-нибудь бегал, прыгал, орал или смеялся. Я брал книгу и уходил в беседку, которая пряталась за корпусами, а потому не пользовалась большим спросом.
    Местная библиотека оказалась душной и пыльной, поэтому я заходил туда только за очередной порцией книг. Особенно мне нравилась история. Дни пролетали один за дру-гим, и я быстро сбился со счёта. Напоминали о времени только строчки в читательском билете.
    
    Очень часто мне снились Машка с Костей. Иногда они были маленькие, мы спаса-лись от пиратов и рыли песок в поисках сокровищ. А в других снах друзья были совсем взрослые, сидели в лодке и обсуждали какие-то важные вопросы.
    Днём я часто представлял себе нашу встречу: что я скажу, как они меня примут. Но каждый раз получалось как-то фальшиво, и я расстраивался.
    
    Когда я вернулся, на чердаке было пусто. Ребята нашлись возле Машиного дома – запускали воздушного змея. Ещё на подходе я услышал их голоса.
    – Ну Костя, – капризничала Маша. – Ну отдай.
    – А ты догони.
    Костик нёсся мне навстречу, а над ним развевался воздушный змей. Увидев меня, ребята обрадовались и замахали руками.
    – Димка вернулся!
    – Привет! Ну как вы тут?
    – Здорово, – заулыбалась Маша. – Мне котёнка нового подарили. А ещё змея воз-душного. Только Костя его всё время отнимает.
    – А ещё нас ребята старшие в поход позвали на речку, – сказал Костя.
    Я сел на крыльцо и обхватил голову руками. Так не бывает! Я ждал чего угодно: что они повзрослеют, что останутся такими же, но только не этого. Передо мной снова стояли восьмилетние дети.
    Маша селя рядом, а Костя стал запускать змея, бегать с ним по двору и смеяться.
    – А как же лодка? – с отчаяньем спросил я. – Когда я уезжал, мы плавали на лодке, разве не помнишь?
    – Помню, была лодка. А потом мы нашли на чердаке котёнка. А потом мама подари-ла мне змея.
    Костя зазевался и грохнулся на дорогу, но змея не выпустил. Он поднялся весь в пы-ли, отряхнулся и припустил по улице.
    – А как же кругосветное путешествие? Неужели вы его бросили?
    – Нет, – удивилась Маша. – Мы плыли, плыли. И приплыли. Туда, откуда начали. Это же кругосветное путешествие. Значит надо вернуться туда же, вот мы и вернулись. А потом нашли котёнка!
    
    Мы сидели в лодке, но Костя с Машей то и дело норовили вылезти из неё. Чердак интересовал их куда больше.
    – Мне скучно, – ныл Костя. – Я хочу на речку. Зачем ты нас сюда привёл?
    – Чтобы поиграть в пиратов.
    – И кругосветное путешествие? – обрадовалась Маша.
    – Нет! Просто в пиратов.
    Ребята, наконец, успокоились, и я начал грести.
    – А это что? – спросила Маша, разглядывая вырванную книжную страницу.
    – Карта сокровищ, – ответил я. – А вон там первый остров.
    Мне надо было, чтобы они поверили и начали играть.
    
    
    

  Время приёма: 23:19 13.04.2008