22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Дмитрий Чесноков Количество символов: 39870
06 Океан-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

6005 Легенда о мёртвом острове


    Дверь таверны распахнулась, впустив дневной свет и прохладный ветерок, принёсший с собой запах тухлой рыбы. Вошёл высокий человек лет двадцати-двадцати пяти и огляделся.
     Внутри был полумрак, солнце сквозь грязные окна почти не проникало. В спёртом воздухе витал стойкий запах перегара и жарящегося мяса. За столами сидели люди: кто-то играл в кости, кто-то вел неторопливую беседу, а пара неопрятного вида пьяниц поглощали ром. За стойкой возвышался хозяин заведения, хмуро наблюдая за двумя подвыпившими моряками, что шумно ругались, то и дело хватаясь за рукояти пистолетов.
     - Страшные дела творятся, - сказал один из завсегдатаев своему соседу. – Веришь, нет, люди пропадают! В основном рыбаки или бестолочь всякая, что по ночам в джунгли лезет. Уже человек пять как пропало, ни следа не осталось!
     - Да тю на них, - ответил второй. – Сами прутся невесть куда, а потом жалуются.
     - В том то и дело, что не жалуются, а просто пропадают…
     Вошедший молча уселся за ближайший столик и подозвал официантку.
     - Рома мне, - бросил он.
     Фрэнк Грин не любил море. С детства вода вызывала у него панический страх и оказаться на твёрдой земле. Увы, но «сухопутной крысой» Фрэнку стать не удалось. Мать Фрэнка умерла, когда тот был совсем ребёнком, а отец, отъявленный морской волк, постоянно брал сына в плавание. Так и прошло детство на ненавистной воде. Он нашёл в себе силы побороть страх к морю, но неприязнь осталась.
     Отец Фрэнка, известный пират Оливер «Акулья морда» Грин подцепил одну из девушек в таверне, а через год, когда вернулся на тот же остров, узнал, что стал отцом. Анна, мать Фрэнка, не рассчитывала на помощь пирата в воспитании сына, но к её удивлению, Оливер остепенился и стал вполне мирным человеком. Женился на Анне, и они вместе воспитывали сына.
     Колдунья как-то нагадала ему, что он никогда не сможет иметь детей, и правда, ни одна из его любовниц не забеременела, кроме Анны. Он и подумал, что это знак, не делал даже и предположения, что возможно, он и не настоящий отец Фрэнка.
     Считается, что если ты сын пирата, то должен проникнуться духом этой романтики. Правда, жизнь пирата далеко не сахар, да и романтики в ней ни на грош, но многие хотят ощутить свободу. Оказаться вне общества, быть независимым от жалких законов. В море обретаешь свободу, делай что хочешь, грабь, убивай, время от времени заходи в порт, чтобы развлечься, выпить и провести время с продажными женщинами.
     Но Фрэнка не прельщало пиратство. Он с удовольствием пошел бы учиться, устроился на работу, завёл семью.
     И эти мечты скоро могли стать реальностью. Он собрался уехать. На этот богом забытый остров его привело известие о скорой смерти отца: известного пирата, в конце концов, вычислили и, несмотря на то, что он уже двадцать лет как отошел от пиратства, представили к суду, на котором вынесли приговор - смерть. Акулью морду должны были повесить, и сын приехал в последний раз взглянуть на отца. После казни Фрэнка уже ничего не будет связывать с местом, где он родился и вырос.
     Его размышления прервал пьяный моряк, который угрожающе навис над Фрэнком.
     - А ты хто таков будешь? - дыхнув перегаром, спросил моряк.
     Фрэнк поднял взгляд на пьяницу и ответил:
     - Меня зовут Фрэнк. Фрэнк Грин.
     - Ну и какого же чёрта тебе здесь понадобилось, Фрэнк?
     - А вот это не твоё дело.
     Пьяница расхохотался.
     - А ты грубиян, Фрэнк! Значит так, я забуду твоё хамство, и мы с друзьями не будем выбивать тебе зубы, - он кивнул в сторону соседнего столика, где сидели ещё два мордоворота, - но ты нам окажешь услугу. Видишь ли, Фрэнк, у нас с парнями кончились деньги. Будь другом, закажи у хозяина пару бочонков рома и гуляй на все четыре стороны. Но смотри, чтобы сегодня нам на глаза не попасться. Давай, не заставляй нас ждать!
     Несколько завсегдатаев с любопытством наблюдали за происходящим. Фрэнк поднялся и сказал:
     - Я вот думаю, как тебе удалось сказать так много слов и не разу не запнуться? Ты репетировал дома?
     Пьяница схватил Фрэнка за грудки, двое его товарищей вскочили с мест, вытаскивая сабли и не обойтись бы без драки, если бы в таверне не раздался властный голос:
     - А ну прекратить! Вы, двое, а ну быстро прижали свои тощие зады к скамейке, и не сметь отрывать их, пока я не скажу! Сэм! Отпусти парня, или я тебе ухо отрежу, живо!
     - Да, капитан, - пробормотал моряк, отпустив Фрэнка.
     К Фрэнку тем временем подошёл их капитан. На вид ему было лет пятьдесят, он был тощ, лицо украшало множество шрамов. На Фрэнка он смотрел уверенно, можно даже сказать, с превосходством.
     - Так тебя зовут Фрэнк Грин? Ты сын Акульей морды? То есть Оливера Грина? - спросил капитан.
     - Да, это я.
     - Я знаю твоего отца. Помню, я плавал под его командованием. - Он протянул Фрэнку руку. - Меня зовут Пит Ружьё.
     Фрэнк пожал протянутую руку. Рукопожатие у Ружья было крепким, Фрэнку показалось, что у него затрещали пальцы.
     - А почему именно \"Ружьё\"? Вы меткий стрелок?
     Пит расхохотался и сел за стол. Фрэнк последовал его примеру.
     - Нет, стрелок из меня как раз никудышный, - сказал Пит. - Просто я похож на ружьё! Такой же тощий, ха-ха!
     Фрэнк улыбнулся натянутой улыбкой. Пит подозвал официантку и сделал заказ. Воцарилось неловкое молчание, и Фрэнк получил возможность разглядеть пирата. Острые черты лица выдавали в нём безжалостного хищника, Фрэнк не сомневался, что он мог не раздумывая убить человека или дать команду взорвать только что ограбленное торговое судно, вместе со всеми, кто умудрился выжить после кровавого абордажа. Один глаз отсутствовал, и на его месте была чёрная повязка.
     - Что будешь делать, Фрэнк? – прервал молчание Пит.
     - В каком смысле? – не понял Фрэнк.
     Пират усмехнулся и залпом осушил кружку.
     - Ну, в смысле, что будешь делать после смерти отца?
     - Я собирался уехать с островов, на большую землю, - признался Фрэнк.
     - Ты не хочешь пойти по стопам отца? Не уважаешь дело своего предка?
     - Я не люблю рисковать… А такая жизнь чертовски рисована для меня. Я бы не хотел закончить на рее с верёвкой на шее.
     Глаза Пита пристально уставились на Фрэнка. Он смотрел так на него некоторое время и сказал:
     - А случаем, не ты ли и сдал своего отца? Получил за это вознаграждение и собираешься убежать, так?
     Фрэнк напрягся. Этот пират в лицо его обвиняет, тут недалеко дело и до серьёзных проблем. Вряд ли они сейчас затеют драку или будут ещё что-то предпринимать на берегу – город кишит солдатами, но вот уплыть может стать проблематично.
     Ружьё внезапно улыбнулся.
     - Расслабься, Фрэнк! Я не обвиняю тебя, просто решил пощекотать нервы. – Он подмигнул ему, но Фрэнк заметил, что его взгляд был холодным и злым.
     - Что вам от меня надо? – в лоб спросил Фрэнк. – Ведь вы не просто познакомиться с сыном своего бывшего капитана решили, ведь так?
     - Хмм, а ведь ты прав, тысяча чертей! Я знал, что ты придёшь, и ждал тебя. Твоя помощь нам понадобится. Видишь ли, мы не собираемся глазеть на то, как будут вешать твоего папеньку. Мы хотим освободить его, а ты нам в этом поможешь.
     Фрэнк облизал пересохшие губы и задумался. Что ответить? Если согласиться, то это означало подписаться на жизнь пирата, которую Фрэнк избегал, а если отказаться…
     - Ведь ты поможешь нам, Фрэнк? – меж тем продолжал Пит. - Спасти отца – святое дело.
     - Как вы собираетесь всё это провернуть?
     - Ну, мыслишки есть, но я не хотел бы открывать все карты именно здесь. Мы обговорим всё на корабле. А сейчас, ты выполнишь небольшое поручение. Твоего отца должны повесить завтра в полдень. Сегодня ты должен уговорить начальника стражи, пустить тебя к отцу. Он не должен отказать. Передать что-нибудь серьёзное ему ты не сможешь, но вот записку вполне можешь пронести.
     Пит протянул Фрэнку свёрнутый клочок бумаги.
     - Вот, передай ему это, а затем возвращайся сюда, тебя встретят мои люди. Всё понял?
     - Да, понял. Вот только зачем я вам нужен? Неужели никто другой не смог бы передать моему отцу эту записку?
     - Я думал ты немного посмышлёнее, парень. – Пит покачал головой. – Я же говорю, что сыну в последний раз увидеться с отцом вряд ли запретят, а вот кому-нибудь из нас… В общем, надеюсь ты понял. Да и вообще, разве ты не хочешь участвовать в спасении отца?
     Фрэнк молчал.
     - Ну что же, думаю, что ты согласен. Тогда поторапливайся, вечереет.
    
    
     В каюте капитана пиратского судна, стоящего в незаметной бухте недалеко от города, собрались офицеры во главе с Питом. Он сидел за роскошным столом с изогнутыми ножками, а вокруг расположились четверо его ближайших помощников. Капитан слушал нервного пирата с очками на носу и задумчиво курил трубку.
     - Капитан, а что если сопляк расскажет Морде о своём знакомстве с вами? Зря вы назвались своим настоящим именем. Ведь он поймёт, что не стали бы мы его вытаскивать просто так, рискуя собственной шеей!
     - Заткнись, Боб! – рявкнул Ружьё. – Если ты и дальше будешь зря сотрясать воздух, я брошу тебя акулам.
     Тот, кого назвали Бобом, замолк - все знали, что нрав у Ружья суровый. После того, как Оливер отошёл от дел, капитаном стал Пит Ружьё. На следующий же день он сообщил офицерам, что ему требуется помощник и первого же, кто вошёл в его каюту для собеседования, он просто пристрелил и велел выбросить за борт, сказав, что тот, кто посмел первым войти, может попытаться и бунт поднять.
     - Фрэнк ничего не скажет отцу, - продолжил Пит. – Он не такой дурак, чтобы прямым текстом говорить, что его, мол, послал известный пират, преемник Акульей морды. Да его только за эти слова повесят вместе с папашкой, и он это понимает.
     - А не поднимет ли Оливер бунт против вас, когда мы его выручим?
     - Боб, эту Морду все уже забыли, никто за ним не пойдёт.
     - Ты ошибаешься, Пит. – Произнес здоровый чернокожий парень. – Акулью морду не забыли. Легенды так быстро не забываются, а он живая легенда.
     Глаза капитана сверкнули гневом, но он не стал спорить с ним. Джонни «Двуручный кинжал» пользовался большим авторитетом среди команды и даже Пит считался с ним. Ходили слухи, что Джонни так прозвали потому, что он мог взять в одну руку клеймору и размахивать ей как кинжалом. Скорее всего, эти слухи были преувеличением, но сила у него была недюжинная.
     Многие думали, что лишь нежелание Кинжала захватывать власть, позволяли Ружью оставаться на своём месте. Пит держал свою власть на страхе, но Джонни уважала вся команда.
     - Да, ты прав, Джонни, - скрывая гнев в голосе, сказал Пит. – Но у нас есть козырь – его сын, который вот-вот появится здесь. Морда любит его. Как он там говорил? Знак? – Пит усмехнулся. – Он расскажет как миленький, где зарыл свои грёбаные сокровища!
     Они замолчали. Пит курил трубку, Джонни встал со стула и неторопливо мерил каюту шагами, а Боб и оставшиеся два офицера сидели, думая каждый о чём-то своём.
     - Ну что, наверное, пора, – сказал Пит. – Уолт, Жерар, встретьте нашего друга. Он должен как раз возвращаться от отца.
     - Уи, да, капитьян, - поднимаясь сказал Жерар с французским акцентом.
    
    
     Оливер «Акулья морда» разглядывал свёрнутый клочок бумаги. Пару минут назад к нему заходил сын и передал записку. Оливер и не думал, что он придёт смотреть на казнь, а сразу уедет с островов, как всё время и мечтал. Действительно, зачем было бы приходить? Смотреть, как казнят твоего отца не слишком приятное зрелище. Даже если твой отец последний негодяй и пират.
     Он тяжело вздохнул, вспомнив о грустном. Оливер старался быть хорошим отцом, но ярлык пирата повсюду таскался за ним, да не просто пирата, а легендарного пирата, самого жестокого и отчаянного. Но его сын, к сожалению или к счастью, был не таким. Оливер пытался исправиться, но всё было тщетно, он не был просто Оливером Грином, он был Акульей мордой, грозой морей.
     Сейчас, когда время, отведённое тюремщиком на свидание с сыном, ушло, Оливер задумался - как Фрэнк смог попасть к нему? Акулья морда был известным преступником и посетителей быть не должно, даже ближайших родственников. Остров кишит стражей, в порту стоят не менее пяти фрегатов и пара линейных кораблей, гарнизон забит под завязку, всё это для того, чтобы он, Акулья морда, не ушёл, чтобы никто не пробился к нему, а тут пускают человека, который может помочь сбежать. Всё это было, по меньшей мере, странно. Он ещё раз посмотрел на свёрток бумаги. Развязал узелок, связывающий пергамент и, посмотрев, что там было, побледнел. Чёрная метка, метка Пита Ружья. И раз её принёс его Фрэнк, то это значит, что он у них и ничего не знает.
     У Оливера перехватило дыхание, он вскочил и стал бить по клетке, крича:
     - Остановите его! Остановите моего сына! Я должен ему сказать, он в опасности, пусть убирается с острова!
     - Захлопни пасть, висельник, - сказал подошедший тюремщик. - Он тебя уже не слышит.
     - Позовите его! Прошу вас, позовите его обратно!
     В ответ, стражник расхохотался и пошёл обратно. Оливер кричал ему в след, но тюремщик уже скрылся из виду.
    
    
     Фрэнк вышел из тюрьмы и немного постоял на свежем воздухе. Ветер обдувал лицо, и он немного успокоился. Встреча с отцом была тяжёлым испытанием. В нем смешались чувства горечи и радости. Он радовался смерти отца? Отец был душегубом, каких поискать, но родителей не выбирают. Фрэнк запутался в своих чувствах.
     У дверей стояло двое типов, и они, заметив Фрэнка, двинулись к нему навстречу.
     - Ми посланы месьё Питом. - Сказал один из них, видимо француз. – Прошу вас, месьё Френк, пройдьёмте с нами.
     - Куда?
     - Ми отведьём вас в безопасное место.
     - Слушайте, - повысил голос Фрэнк, - я вам тут не юнга на вашем корабле, чтобы мне указывали что делать! Либо вы объясните, куда вы меня хотите отвести, либо я…
     Фрэнк оборвал себя на полуслове, когда второй подошёл к нему вплотную и ткнул дулом в живот.
     - Нье стоит сопротивиться или он убёт вас. Идитье за нами, но бьез шуток: мой друк отличный стрельок, он успейет вас стрелять, преждье чем вы доложьите кому-нибудь!
    
    
     Солнце клонилось к закату, вечер перерастал в ночь. Вместе с темнотой на город наступали тяжёлые свинцовые тучи, вот-вот должна была начаться буря.
     В добротном каменном домике, что стоял в джунглях, было шесть человек: Пит Ружьё, Джонни, Боб, Уолт с Жераром и Фрэнк Грин в качестве пленника.
     Фрэнк сидел на стуле в самом углу со связанными за спиной руками и слушал разговор пиратов:
     - Пит, как думаешь, буря не помешает нам освободить Морду? – беспокойно спросил пират с очками на носу.
     - Боб, если бы ты не был первоклассным доктором, я бы давно свернул тебе шею! – с раздражением ответил Ружьё. – Скажи на милость, как буря может нам помешать пройти в город и забрать Морду?! Мы же не на море, не потонем! Это нам даже на руку, меньше стражи на улице будет. Так что придерживаемся первоначального плана: утром, на рассвете, мы пойдём за Мордой, а вы двое, - он указал рукой на Уолта и Жерара, - проводите нашего гостя на корабль. Тюремщик передаст нам Морду, а затем мы благополучно свалим, и никакая чёртова буря нам не помешает! Всем ясно?!
     Офицеры молча кивнули, и Пит отдал приказ:
     - Ну раз всем всё понятно, ложимся спать.
     Пираты разбрелись по местам и затихли. Фрэнк попытался освободить руки от верёвок, но ничего не вышло. Тогда он поудобнее устроился на стуле и заснул.
    
    
     Старый рыбак был в лодке, когда поднялся ветер, солнце скрылось за тучами. Море становилось всё более беспокойным, начиналась буря. Старик отложил удочку и взялся за вёсла.
     Рыбаку стало страшно. Сердце стучало как сумасшедшее, а в животе была неприятная тяжесть. Он огляделся по сторонам, не понимая, что могло вызвать такой страх.
     «Совсем старый стал, - подумал рыбак. – Бури испугался как мальчишка».
     Лодка качалась на небольших волнах, но внезапно её ощутимо тряхнуло.
     - Это что за чёрт? – дрожащим голосом пробормотал старик.
     За первым толчком последовал второй, уже посильнее. Старик ухватился за борт лодки, чтобы не свалиться, а лодка начала неистово прыгать.
     Толчки прекратились. Старик осторожно отпустил борт, руки его дрожали. Он взглянул в воду и не смог удержаться от того, чтобы не закричать. Из воды на него глядело его же лицо, но только глаза горели желтым огнём. Существо выпрыгнуло из воды и, ухватившись за край лодки, перевернуло её вместе со стариком.
    
    
     Солнечный свет окончательно скрылся, уступив место темноте и холоду. Совсем близко били молнии, сопровождаемые раскатами грома, с неба падали первые капли дождя. Люди спешили уйти с улиц, закрыться в тёплых домах и лечь спать. Несколько хмурых моряков сидели в таверне и лениво потягивали ром, слушая треск огня в камине. Немногочисленные солдаты, что остались на улице, мрачно ходили взад и вперёд, ворча под нос, проклиная начальство, заставившее их патрулировать город в такую погоду. Они старались поплотнее закутаться в плащ, но всё равно было чертовски холодно.
     Один солдат, стоящий в порту, повернул голову на крик, раздавшийся с моря.
     - Ты слышал? – спросил он у товарища, стоящего по другую сторону ворот.
     - Ага, слышал. Что это могло… Аааа!
     Стражник закричал, указывая вперёд, и его напарник взглянул в ту сторону и тоже не мог сдержаться от того, чтобы не закричать, но острые когти разорвали ему горло, и наружу вышел лишь сдавленный хрип. Второй успел вытащить саблю, но сзади последовал удар ещё одного чудовища, и солдат несколько секунд удивлённо смотрел на когтистую руку, вышедшую из его живота, а затем бездыханно упал.
     Из моря вылезали чудовища. У них была скользкая и блестящая кожа, между пальцами виднелись перепонки, а когти были длинными и острыми, как бритва; лица вздувались пузырями и постоянно перетекали, на месте оставались лишь жёлтые глаза. Один из монстров подошёл к мёртвому стражнику с разорванным горлом и застывшим на лице ужасом и внимательно взглянул на него. Лицо чудовища начало меняться и на время застыло такой же маской как у солдата, а затем снова потеряло форму.
     Монстры вошли в город. На улице раздались крики. Завсегдатаи таверны испуганно переглянулись и положили руки на рукояти пистолетов и сабель. Люди в домах шепотом переговаривались или молились, не понимая, что происходит. Из воды тем временем выходили всё новые и новые существа, и лавина мерзких тел заполонила улицы. В дома проникали монстры, разрывая всех, кто был внутри.
     В дверь таверны кто-то сильно стукнул. Затем ещё раз и ещё. Дверь, казалось, сейчас сломается, но стук прекратился. Люди перевели дыхание. Внезапно раздался звон разбитого стекла, и в оконном проёме показалось лицо женщины с жёлтыми глазами. Моряк вскинул пистолет и выстрелил в окно. Лицо с дыркой во лбу отлетело, но сразу появилось новое, уже мужское лицо. Остальные окна разлетелись на куски и появлялись лица. Где были женские, где мужские, а где просто расплывчатые контуры. В одном лице трактирщик узнал своё и заорал от страха. Люди стреляли по окнам, но существа всё лезли и лезли. Несколько из них уже оказались в помещении и положили несколько людей прежде, чем их разрубили на куски. Заряды в пистолетах закончились, и всё новые уроды пролезали через окна. Завсегдатаи отбивались из последних сил, но бой был неравным.
     Последним упал трактирщик, перед смертью увидев своё же лицо на отвратительном теле.
    
    
     Фрэнк проснулся оттого, что ему плеснули в лицо холодной водой. Он открыл глаза и заморгал, пытаясь понять, где он. Увидел Пита, сжимающего в руке пустую кружку и вспомнил, что угодил в нехорошую историю.
     Ружьё ухмыльнулся и сказал:
     - Пора выдвигаться, парень.
     На улице было холодно, и лил мелкий дождь. Буря кончилась, но всё небо ещё было затянуто тучами. В воздухе пахло мокрой листвой и свежестью, но джунгли сковала тишина. Будто все звери вымерли или попрятались от чего-то страшного.
     Пит, Джонни и доктор вышли первыми и направились в сторону города. А Фрэнка немой Уолт с Жераром повели к бухте.
     Двое конвоиров Фрэнка были одеты в плащи, а сам он был в рубашке и кожаной жилетке, так что утренний холод заставлял стучать зубами и мелко трястись. Всю дорогу Жерар что-то рассказывал, постоянно жестикулируя, а Уолт хмуро вёл пленника под дулом пистолета.
     Они шли сквозь мокрые заросли уже минут двадцать. Наконец деревья расступились, и показалась бухта с кораблём. Невдалеке были две лодки, и пираты направились к ним. Они всё ближе приближались к лодке, и Фрэнка стало одолевать нехорошее предчувствие. Пираты тоже были обеспокоены, весь остров замер, чего-то ожидая.
     - Я нье совсьем понимаю, почьему так тихо? – ни к кому конкретно не обращаясь, спросил француз.
     Уолт пожал плечами, Фрэнк тоже молчал. Они ближе подошли к лодке.
     - Ладно, чьёрт с ним, - сказал фанцуз, залезая в одну из них. – К чьему гадать? Нам сказальи привести пльенника на корабль и ми выполнильи свою цель.
     - Ммм! МММ! – Уолт замычал, указывая рукой в воду.
     - Чьто такой? – нервно спросил француз, посмотрев в ту сторону. – Я плохо вьижу, сейчас.
     Француз начал рыться в карманах в поисках очков, а Фрэнк посмотрел на море и обомлел. Из воды выходило трое отвратительных существ с неопределённого вида лицами. Они шли к ним, меняясь на ходу. Одно лицо стало напоминать физиономию Уолта, другое француза, а третье приняло черты самого Фрэнка.
     - Сьейчас посмотью, чтьё там, - протянул француз, найдя, наконец, свои очки и нацепив их на нос. – Ох…
     Уолт вытащил однозарядный пистолет, выстрелил в монстра со своим лицом и взял в руку саблю. Жерар дрожащими руками достал свой пистолет, стрельнул, не прицеливаясь, и не попал – руки его тряслись как в лихорадке.
     Двое оставшихся монстров уже бежали к людям, протянув вперёд длинные когти. Уолт шагнул вперёд, а француз, развернувшись, побежал в сторону джунглей. Уолт проводил его взглядом, полным презрения, сплюнул на землю и, достав из-за пояса кинжал, жестом показал, пленнику протянуть руки. Фрэнк подчинился, и он в мгновение перерезал верёвки на запястья и протянул ему свой кинжал.
     Фрэнк взял кинжал, и они с Уолтом встретили подбежавших чудовищ. Уолт сделал широкий взмах клинком и отрубленные запястья одного монстра отлетели в сторону. Второе существо взмахнуло когтистой рукой и оставило на плече пирата четыре глубоких пореза. Фрэнк бросился на монстра и вонзил кинжал ему в грудь почти по рукоятку, когда Уолт саблей отсёк голову чудовищу. Вторым взмахом он прикончил другого, что лежал на земле баюкая культи рук.
     Бой прошёл бесшумно, существа не издали ни звука.
     - Они что, не чувствую боли? – отдышавшись задал вопрос Фрэнк.
     Уолт пожал плечами и с сомнением покачал головой.
     - Да, ты прав. Скорее всего, они просто не издают звуков при боли, но чувствуют её, раз тот ошалел от того, что ему снесли руки. Но кто это, чёрт возьми?!
     Уолт кивнул в сторону моря. Фрэнк развернулся и увидел, что из воды вылезают новые существа. Уолт развернулся и побежал в сторону города.
     - Чего-то меня на болтовню пробивает, - пробормотал Фрэнк и бросился вслед за немым. – Нервный срыв, наверное.
     Они на пару бежали сквозь заросли, будто за ними гнался сам дьявол, что, впрочем, было не так уж и далеко от истины. Погони сзади слышно не было, но они всё равно бежали сломя голову, не желая вновь встретиться с этими уродами. Уолт тяжело дышал, его рука начинала распухать, возможно было заражение крови, кто знает, что у этих тварей на когтях.
     Где-то дальше раздался пронзительный крик, а затем всё стихло. Через пять минут, перебежав через небольшой холм, они увидели распростёртое тело, над которым склонился монстр. Он взглянул на Фрэнка и пирата, издал глухой гортанный звук и скрылся в зарослях.
     - Он что, подмогу позвал? Только не говори мне, что они разумны.
     Фрэнк подошёл к мёртвому французу и отцепил от его пояса короткую саблю.
     - Ну раз он позвал своих, то нам стоит побыстрее убраться из джунглей!
     Не став терять времени, они бросились к городу.
    
    
     Пит Ружьё вместе с доктором и Кинжалом пробирались в город по извилистой тропике, покрытой мокрой грязью и лужами. С неба капали редкие капли дождя, но грома уже не было слышно.
     Показались каменные стены города. Группа двигалась к ним, и по мере приближения росло беспокойство. Причём нервничать стали все сразу, без видимых на то причин.
     - Что за дьявол? – Доктор остановился и рассеяно огляделся по сторонам. – У меня такое чувство, что мы влипли в какое-то очень нехорошее дерьмо, меня аж трясёт.
     - Чертовщина… - пробормотал Пит. – У меня тоже нехорошо на душе. Я то думал, это грехи мои дают о себе знать, ужаснулся, что, не дай бог, совесть у меня проснулась. – Пит хрипло рассмеялся. – Ан нет, и тебя, Боб, штормит. Странно, что сразу двоих…
     - Не двоих, - пробасил Кинжал. – Что-то и мне неспокойно. Неспроста это. Слышите?
     - Чего? – спросил доктор. – Лично я ничего не слышу.
     - Вот и я ничего. Ни птиц, ни зверей, только шум ветра, да дождя. Видать и звери что-то чуют.
     - Хватит болтать! – рявкнул Пит. – После будете умников из себя строить. У нас сейчас конкретная задачи и конкретная цель, идём!
     Пираты двинулись дальше по дороге. Вскоре показались ворота, они были раскрыты нараспашку. Ружьё подошёл к воротам, немного постоял, затем жестом позвал товарищей за собой и скрылся за дверью. Последним зашёл доктор и встал как вкопанный. Рядом стояли Пит с Джонни и тоже изумлённо смотрели на пустые улицы. На улице не было ни одного человека, даже солдат не было видно. В домах не горел свет, стояла оглушающая тишина.
     - И что же за чертовщина?! – Доктор был близок к истерике. – Куда все делись? Не испарились же!
     - Нет, не испарились, - спокойным голосом сообщил Джонни. – Судя по кровавым пятнам, им помогли исчезнуть. – Он показал рукой в сторону. – Вон, на двери красные разводы. Дождь не смог смыть кровь. Я думаю, если бы не буря и не дождь, здесь были бы реки крови, а не воды.
     Пит угрюмо молчал, обдумывая ситуацию, а Боб всё больше паниковал:
     - Да что здесь могло произойти то?! Пираты напали? Дикие звери пробрались в город?
     - Заткнись, Боб! – крикнул Ружьё. – Скорее всего, кто-то ещё пронюхал о Морде и его кладе.
     - И из-за этого вырезал целый город? – спросил Боб.
     - Всё это, по меньшей мере, странно, - сказал Джонни. – Чтобы вырезать целый город, нужно много людей. А я думаю, что десант не смог бы высадиться в порту - их бы расстреляли охранные корабли. Одинокий корабль, теоретически, может взять форт, но чтобы взять город полный стражи и военных кораблей, нужна целая эскадра. Не думаю, чтобы ради вшивого клада пирата стоило бы так раскошеливаться.
     – Хватит тратить время! – прервал разговор Пит. - Спустимся в тюрьму, и если Морды там нету, то придётся признать поражение и свалить с этого чёртового острова, пока мы сами не наткнулись на тех пиратов.
     Они продвигались по мёртвому городу, опасливо глядя по сторонам. Пит и Джонни обнажили свои сабли, а доктор зажал в руке пистолет.
     Они дошли до тюрьмы и остановились у двери, ведущей в подвал к камерам заключённых. Первым пошёл Джонни, выставив впереди клинок в правой руке, а в левую взял пистолет. Вторым был Пит, а замыкал шествие доктор.
     Помещение тюрьмы было залито кровью. Кровь была везде, на полу, на стенах, даже на потолке. Но трупов не было видно, лишь разводы уже начавшей засыхать крови. Пит недовольно поморщился, шансы найти клад Оливера Грина стремительно уменьшались.
     Впереди послышался шорох. Пираты насторожились, готовые в любой миг пустить в ход оружие. Они добрались до двери, ведущей к камерам. Рядом стоял стол, где должен был находиться тюремщик, пообещавший Питу провести его к нужному заключённому, но охранника не было, только лужи крови на полу.
     - Ха-ха, от охранника только мокрое место и осталось! – не лишком весело посмеялся Пит. – Осталось только лужу его мочи найти! Провались оно всё пропадом! Как теперь к заключенным попасть?!
     Джонни, тем временем, подошёл к двери и саданул по ней ногой. Тяжёлая дубовая дверь отлетела назад на хорошо смазанных петлях, ударилась о стену и почти вернулась в первоначальное состояние, оставив между собой и косяком небольшой просвет.
     - Она и так открыта, - сказал Джонни.
     - Ты надеешься, что и дверь камеры открыта? – ехидно поинтересовался Пит.
     - Если камера открыта, то в ней точно никого нет, а если закрыта и Морда сидит в ней, то будь уверен, я сумею её открыть.
     Джонни толкнул дверь и прошёл внутрь. За ним последовали остальные. Как и везде, за дверью была кровь, но в камерах обнаружились живые заключенные. Они молча сидели в углах и дрожали от страха. Один из них, увидев вошедших, вскрикнул, поднялся с места и заплакал.
     Пит взглянул на заключенного и узнал в нём тюремщика, с которым договорился о передаче заключённого. Тюремщик затараторил:
     - Господин Пит, как я рад вас видеть! Как вы смогли пройти? Вы их победили? Они ушли? Их больше нет?
     - Что здесь произошло? – спросил Джонни.
     - Да какая разница! – разозлился Пит. – Что произошло, то произошло! Тот заключённый, Оливер Грин, он здесь или его забрали?
     Джонни посмотрел на Пита и сказал:
     - Пит, не будь идиотом! Нужно разобраться, что здесь произошло, мы можем вполне столкнуться с теми пиратами…
     - Это не пираты! – перебил тюремщик. – Это морские дьяволы! Они пришли с глубин океана, они всех убили и забрали себе!
     - Заткни глотку! – рявкнул Пит. – Как ты сюда забрался?
     - У меня был ключ от камеры, и я забрался в неё. – Тюремщик показал связку ключей, которую сжимал в руке.
     - Ну так вылезай!
     Тюремщик принялся дрожащими руками открывать замок. Он вышел из камеры, испуганно глядя на лужи крови.
     - А что с остальными охранниками? – спросил Кинжал.
     - Их убили… Я убежал в тюрьму, а их…
     - А ты их просто не пустил, - закончил за него Пит. – Что же, достойный поступок, ха-ха! Странно, почему тебя не пристрелили напавшие!
     - Они не могут стрелять! Они морские дьяволы!
     - Да-да, мы это уже слышали, - отмахнулся Ружьё. – Где Акулья морда?!
     - А что вам от меня надо? – внезапно услышали пираты из соседней камеры. – А-а, Пит Ружьё, старый мерзавец! Пришёл выручить своего капитана.
     - Я уж думал и не застану тебя здесь, - сказал Пит. – После увиденного в городе я вообще удивляюсь, почему заключённых, да к тому же тебя, оставили на месте. Разве не за тобой пришли пираты?
     - Хм, не думаю, что тем «пиратам» нужны мои сокровища. Я думаю, им нужны были только мёртвые люди, чтобы в глубинах дна мертвецы превратились в таких же уродов.
     - Да, Морда, мирная жизнь пошла тебе во вред, совсем мозги растерял.
     Глаза Оливера сверкнули яростью и он сказал, чеканя каждое слово:
     - Не забывайся, Ружьё! Никто не смеет называть меня «Мордой». Я «Акулья морда», запомни это, или…
     - …Или что? – Пит приблизился к камере Оливера. – Теперь слушай, Морда! Твой сын у нас, ты, кстати, тоже. Ты пойдёшь с нами и покажешь, где зарыл клад! И без фокусов. – Пит повернулся к тюремщику: - Выпусти его.
     Остальные заключённые, видя, что пираты уходят, вскочили с мест и закричали, умоляя, чтобы их выпустили. Пит, не обращая внимание на уговоры и угрозы заключённых, шел к двери.
     - Эй, Пит, - сказал Джонни. – А их что, оставим здесь гнить? Они же умрут с голода, город пуст.
     - Это не твоё и не моё дело, - огрызнулся Пит.
     - Да, Пит, ты ещё большая скотина, чем я думал, - протянул Оливер. – Даже смертникам, брошенным умирать на острове, дают пистолет с одной пулей, чтобы не мучился.
     - Слушай, Ружьё, их нужно выпустить.
     - Джонни! Ты доставляешь кучу проблем! Подумай, зачем…
     - Они могут пополнить команду, - отрезал Кинжал. – В конце концов, на корабле я занимаюсь набором людей, а не ты, и я хочу взять этих людей в команду.
     Акулья морда презрительно глянул на Пита. Да, видать, он сильно боится Джонни, раз он, а не капитан занимается набором команды. Это же плевок в его сторону. Оливер подумал, что будь Джонни более честолюбив, Пит давно бы кормил акул.
     - Чёрт с тобой! Тюремщик, открой камеры. В конце концов, лишни руки нам не помешают. – Пит отвернулся, лицо его пылало от гнева.
     Заключённых было человек десять. Тюремщик открыл замки и выпустил их наружу. Пит шёл впереди вместе с доктором, а Джонни, конвоируя связанного Оливера, чуть поодаль. А замыкали шествие грязная толпа заключённых с тюремщиком, испуганно озираясь на пустых улицах.
    
    
     Уолт с Фрэнком, бежали по джунглям, постоянно оглядываясь назад. Погони видно не было, но люди кожей ощущали, что монстры их преследуют и их очень много. Не меньше сотни. И самое страшное, что они везде, не только сзади, но и по всем джунглям, в городе, в порту, на ближайшем побережье, а в самом море их неисчисляемые тысячи. Тысячи морских дьяволов, бывших людей, которых море приняло к себе, сделало своими слугами, а теперь они ищут для моря новых слуг, чтобы забрать с собой.
     Фрэнк не понимал, откуда он это знает, он просто знал и всё, чувствовал. Это знал каждый, кто хоть раз видел этих существ, знал Уолт и знали те, кому «посчастливилось» видеть монстров своими глазами.
     Через некоторое время показались стены. Люди ускорили бег, желая оказаться в черте города, хотя знали, что и там их ждут.
     Они забежали через открытые ворота, пробежали небольшой проулок, свернули направо, пересекли главную площадь с фонтаном и уже готовой виселицей и собрались было броситься к портовым воротам, чтобы найти какой-нибудь сносный корабль, как заметили колонну людей, выходящей из здания городской тюрьмы. Фрэнк узнал в них пиратов и в нерешительности остановился, не зная, что делать. Снова попасть в руки пиратам не хотелось. Но Уолт уже побежал к отряду, размахивая руками. Его и Фрэнка заметили.
     - Что происходит?! – взревел Пит, заметив, что сын Оливера на свободе. Он вытащил пистолет и направил дуло на Фрэнка. – Малец, а ну быстро сюда!
     Уолт подбежал к Питу и замычал, пытаясь что-то сказать. Пит одним быстрым движением выхватил клинок и ударил Уолта, раскроив ему голову. Тот ещё некоторое время постоял, а затем рухнул вниз.
     - Никто не смеет меня предавать, Уолт! Не нужно было отпускать пленника. - Сплюнув на труп бывшего офицера, Пит крикнул Фрэнку: - Эй, малец, я к тебе обращаюсь! Сюда, быстро!
     Фрэнк растерялся, увидев, что Уолта убили свои же. Он застыл на месте, а Пит что-то кричал ему.
     - Здесь опасно, - тихо выдавил из себя Фрэнк. – Монстры…
     - Что ты бормочешь?! – взбесился Пит. – Живо сюда, или я тебе ноги отстрелю!
     Фрэнк стоял на месте. Навалилась слабость, его тошнило. Только сейчас, когда забег через джунгли закончился, он начал осознавать, что происходит нечто нереальное. Такого не может быть. И самое страшное, что это на самом деле, и что этот идиот Пит прикончил одного из своих людей, а он был опытным рубакой, и теперь их шансы выбраться стремительно уменьшались.
     Он опёрся о стену дома, Пит на него орал, но Фрэнк стоял, молчал и чувствовал, что они близко. То же чувствовали и отец Фрэнка и все, кто видел монстров. Джонни удивлённо смотрел на притихших людей, Пит продолжал орать, а доктор, вдруг закричав, стал трясти Пита за рукав.
     Пит развернулся, со злостью ударил доктора прикладом пистолета, тот упал, а затем Пит увидел то, что хотел показать ему доктор. Через открытые ворота из джунглей показались существа с влажной чешуйчатой кожей и вздувающимися волдырями меняющимися лицами. Пит вскинул двухзарядный пистолет и дважды выстрелил.
     Двое уродцев упали, а остальные, молчаливо рванулись к людям. Их было не так много, около дюжины, но все знали, что скоро ими заполнится вся улица. Джонни одним быстрым движением перерезал верёвку на запястьях Акульей морды и, вскинув пистолет, выстрелил подбежавшему монстру в глаз. Брызнуло содержимое его головы, и монстр отлетел назад.
     Оливер схватил саблю Уолта и встал плечом к плечу с Джонни. Ружьё стоял растерянный посреди улицы, а на него бежали монстры. Он не мог поверить, что весь его идеальный план рухнул. И помешало ему неизвестно что, какая-то мерзкая, нереальная рыба, не существующая в природе. Он поднял саблю ватными руками, с ужасом глядя на монстров, и сразу несколько пар когтей разорвали ему грудь. Он ужасно закричал, упав как подкошенный, а чудовища, не замедляя ход, побежали дальше, выставив вперёд страшные когти.
     Видя, как Пита разорвали на части, Фрэнк опомнился, тряхнул головой и бросился на помощь оставшимся. Джонни выхватил второй клинок и вихрем бросился навстречу врагу, нанося быстрые и сильные удары двумя саблями одновременно. Рядом Оливер наносил точные выпады, его навыки за долгие годы не растерялись, каждый взмах его сабли находил цель.
     Раздался выстрел, упал ещё один монстр, и тюремщик, бросив уже ненужный пистолет, кинулся на помощь двум пиратам. Одновременно с ним подбежал Фрэнк и уже четверо людей бились с уродцами, как безумные нанося удары. Кое-кто из заключенных подобрал палки, а кто-то с голыми руками бросился в бой с обречённостью висельника.
     Страшные когти чудовищ разрывали людей, оставляли ужасные раны, но и люди отвечали взаимностью. Кого-то из монстров заключенным удалось повалить и они забивали его палками и ногами, Фрэнк с Оливером, стоя спинами друг к другу, отбивались сразу от пяти чудовищ. Джонни размахивал двумя клинкам, сражаясь как берсерк. Вокруг него лежали отрубленные конечности и изрубленные монстры. Эти морские существа, вероятно, считали монстром не самих себя, а этого здорового чернокожего.
     Вскоре чудища полегли, и наступило минутное затишье. Фрэнк огляделся по сторонам. Несколько заключенных были мертвы, рядом с ними бездыханно лежал изувеченный тюремщик, всё ещё сжимавший в руке саблю. Раненых почти не было, лишь у некоторых неглубокие случайные порезы – если монстры попадали по жертве, то обычно убивали. Но у всякого правила бывают исключения: отец Фрэнка сжимал рваную рану на боку. Он был весь бледным и еле держался на ногах.
     - Нужно убираться отсюда, - с угрюмым видом сказал Джонни, бесцеремонно взваливая Оливера на плечо.
     Оставшиеся направились к порту. Можно было взять любой корабль, всё равно владельцы ничего уже не скажут, а стража не воспрепятствует краже.
     Сзади раздался шум, люди оглянулись и, увидев, что из ворот, ведущих вглубь острова, выбегают новые уроды, побежали к портовым дверям.
     Сзади нескончаемым потоком шли монстры. Люди забежали за ворота, спустились по небольшой каменной лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек за раз и остановились. Впереди, из воды торчали головы этих существ. Много голов, не меньше двух сотен. Несколько тварей были на земле, около трупа доктора, который убежал в порт, когда началась заварушка, за что и поплатился. Сзади, из дверного проёма, тоже показались чудовища. Отряд окружили плотным кольцом, но никто не нападал.
     Вдруг, один из монстров крикнул что-то нечленораздельное и его подхватили остальные. Некогда молчаливые создания громко орали и один за другим, исчезали в воде. Сначала в пучину ушли торчавшие головы, затем попрыгали с причала те, кто успел вылезти из воды и последними бежали существа, выходящие из ворот. Они огибали людей, как ручей огибает камень, и прятались в воде. Никто даже и не пытался напасть, они просто уходили.
     - Что за?.. – пробормотал Фрэнк.
     Тучи потихоньку расступались, выплёскивая солнечнее лучи на землю, буря прошла, и наступал яркий солнечный день. В городе раздался вой. Из-за ворот выбежали ещё несколько монстров и, не обращая внимания на людей, бросились к воде. Кожа их была сухая, от их тел поднимался пар, а пузыри на лицах высыхали, обваливаясь струпьями.
     Люди были удивлены, но на удивление спокойны. Как будто не в силах больше испытывать эмоций.
     - Вампиры, чтоб их, - протянул Джонни. – Глубинные уроды не выносят солнца, кожу сушит. Живут, видать, очень глубоко, куда свет не проникает.
     - А чего же они тогда от давления не взрываются? – спросил Фрэнк.
     - А чёрт их знает… Дьяволов морских. Вырезали весь остров… Никогда о таком не слышал.
     - Вот так и рождаются легенды о мёртвых островах, - философски изрёк Фрэнк. – Никто нам не поверит, но людей на острове больше нет. Ладно, идёмте на корабль.
    
    
     Фрэнк стоял на палубе, ветер трепал волосы, а солнце ласково светило ему в лицо. Даже не верилось, что ещё день назад, они бились с какими-то совершенно мифическими существами и выжили. Всё казалось страшным сном.
     Отец, как только они взошли на корабль, рассказал, где находится клад. Джонни со свойственной ему спокойствием и рассудительностью предложил место, где можно нанять команду.
     Но дела самого Оливера были плохи. Рана его была ужасной и без хорошего доктора он долго не протянет. Да вдобавок ко всему, рана загноилась, у него начался жар, никто не мог дать гарантии, что на когтях чудовищ не было яда. На корабле были лекарства, они обработали свои собственные раны и рану Оливера, но Акульей морде это не помогало. Он умирал и Фрэнк не знал, дотянет ли отец до ближайшего порта.
     Фрэнк был в растерянности, он хотел уехать на большую землю, но неплохо было бы сперва найти сокровища… Но если он останется, будет искать сокровища, вместе с командой, нанятой пиратом, да к тому же на корабле, принадлежащем не ему, то он сам фактически становился пиратом.
     Фрэнк грустно стоял на палубе, смотрел на водную гладь и думал, он делал выбор, кем же быть.

  Время приёма: 20:05 11.04.2008