22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Шуршалка Количество символов: 19755
06 Океан-08 Конкурсные работы
рассказ закрыт для комментариев

6033 Графа


    Она считала себя писательницей. В детстве эта маленькая неприметная рыбка обожала слушать истории, которые рассказывали другие рыбы. Став постарше, она сама стала выдумывать истории – заезженные сюжеты ее уже не удовлетворяли. А, повзрослев, рыбка научилась писать и, хотя никто не мог прочесть ее творения, она писала, усердно скребя плавником по дну, по камням, по большим плоским раковинам – по всему, на чем можно было выводить буквы. Если материал оказывался слишком твердым, она исхитрялась отламывать кусочки коралла и раковин, подбирала острые палочки и, зажав их в плавнике, отдавалась сочинительству. Волны вдохновения пробегали по щуплому тельцу, а выпуклые глазки загорались фанатичным огнем. Сначала над ней посмеивались, потом стали приглядываться, что же делает эта чокнутая, непонятно откуда вынырнувшая рыба-мутантка. В здешней части океана пишущих рыб отродясь не водилось! Но постепенно некоторые рыбы научились читать (или делали вид), и отношение к писательнице изменилось. Выяснилось, что она принадлежала к редкому в океане виду рыбок-графоманок – редкому, потому что они целиком и полностью посвящали себя литературе, не думая о семье и будущих мальках. Писала рыбка-графоманка складно, и все об океанской жизни. Умеющие читать рыбины теперь часто заглядывали в ее норку, и рыбка-графоманка с удовольствием декламировала свои произведения и даже давала их на дом. Ей не нужны были слава и почести. Она получала удовольствия от самого процесса написания. Те, кто раньше посмеивались над странной рыбкой, теперь говорили о ней уважительно и по-доброму. Для краткости ее стали называть Графа, и многие даже гордились необычной соседкой перед другими океанскими обитателями.
     Графа проводила почти все время в норке – творила. Несколько раз в день она ненадолго выныривала по делам – ведь писателю тоже надо есть и пить! Рыбы охотно пользовались плодами ее труда, но чем-то отплатить не думали. А рыбка-графоманка была бескорыстна – она довольна, общество довольно – чего еще желать?
    
     В последнее время Графа стала часто замечать проплывающего мимо ее жилища акулу Гельмута. Это насторожило рыбку. Гельмута в округе тоже уважали, но по-другому. Точнее, его побаивались. И хотя Гельмут не обижал своих соседей, а уплывал на охоту в другие места, все равно его зубы говорили сами за себя. Гельмут не мог оставаться на месте, ему приходилось постоянно двигаться в океанской толще. Будучи экономной рыбиной, он использовал этот недостаток во благо. Он основал фирму «Такси-Гельмут» и подвозил домой загулявших в гостях и потерявших ориентацию рыб. Сначала бизнес не шел – клиенты, даже пьяненькие, шарахались от мощной фигуры с треугольным плавником на спине, но постепенно Гельмут заслужил их доверие – все, воспользовавшиеся услугами его фирмы, гарантированно возвращались домой живыми. К моменту встречи с Графой Гельмут уже считался солидным бизнесменом, и многие молодые акулы, проплывая мимо, скашивали на него глаза и улыбались во весь рот.
     Графа испугалась. Неужели Гельмут решил ее сожрать? Однако дело было в другом. Как-то выскользнув из норки за едой, Графа увидела Гельмута совсем близко. К ее ужасу, он стал описывать круги вокруг бедняжки, ухитряясь при этом глядеть на нее в упор. Рыбка оцепенела. «Привет! – сказал акула Гельмут. Графа кивнула в ответ. От страха она не могла говорить. «А ты ничего, бока у тебя такие кругленькие. И сама симпатичная», - продолжал акула Гельмут задумчиво. Графа чуть в обморок не упала, но, бросив на потенциального убийцу взгляд, увидела вдруг в его глазах совсем не гастрономический интерес. «Спасибо, Гельмут», - сумела выдавить из себя она. «Ты обо всем пишешь?» – поинтересовался Гельмут. «Ага», – пролепетала рыбка-графоманка. Так состоялась их помолвка.
    
     Графа переехала в удобную подводную пещеру, где Гельмут мог свободно двигаться, как полагается акуле. Рыбка сидела в уголке и занималась литературным творчеством. Относился он к ней хорошо – не ел, и это главное. Акула Гельмут читать не умел, но в силу печатного слова верил. Так появились романы Графы «Такси-Гельмут», «Такси-Гельмут-2» и «Такси-Гельмут-3». Постепенно Графа поняла, зачем Гельмут на ней женился. Уже на первом романе вдохновение покинуло ее, чего никогда доселе не случалось. Но Гельмут все просил и просил писать продолжение. А как откажешь мужу, тем более такому зубастому? Рыбка страдала. И хотя знакомые хвалили ее новые книги, Графа знала, что это уже не то. Раньше она писала легко и быстро, сердце сладко замирало в предвкушении очередного сюжетного хода. А теперь она все чаще и чаще стала задумываться, зачем вообще вылезла в тот день из норки. Посидела бы без еды пару дней! Наивная Графа не знала, что Гельмут все равно бы подкараулил ее. Графа устраивала Гельмута. Жена-писательница – это престижно. Книги жены – хорошая реклама фирмы. К тому же Графа ела совсем чуть-чуть, в основном, вегетарианскую пищу, и Гельмуту не приходилось много тратиться. А еще Гельмут чтил традиции. Положено звать гостей – он звал, даже, если к столу ничего не было. Приходили гости, но необычные. Муж и на электричестве экономил – приглашал только глубоководных рыб, а его закадычным приятелем по той же причине был электрический скат. Графе становилось не по себе, когда страшные гости отирали стены их пещеры.
    
     Однажды, когда Гельмут находился на выездах по случаю праздника, Графа тихо выскользнула из дома. Она несла под плавником острый кусочек коралла. Рыбешка впервые за долгое время поплыла вверх к солнышку. Цвет воды постепенно менялся, и сердечко Графы трепетало от восторга перед красотой ее необъятной родины. «Нет, я не настолько талантлива, чтобы описать этот великолепный изменчивый мир», – подумала рыбка-графоманка впервые за все время своей писательской карьеры. Несколько раз она видела Гельмута – он несся c деловым видом, а за его плавник держался очередной клиент. Но муж ее не замечал, он весь отдавался прибыльной работе. Графа двигалась все дальше и дальше, уже по горизонтали, в верхних слоях океана, и он ласково баюкал свою маленькую обитательницу. Мимо проплывала стайка удивительных рыб. Некоторые из них иногда пропадали из поля зрения Графы, а потом вдруг неожиданно появлялись совершенно в другом месте. Рыбка от изумления чуть коралл не выронила. Одна из летучих рыб приблизилась к Графе. «Ты что, так одна и плывешь? Ты откуда?» – спросила она доброжелательным тоном. «Я издалека, - ответила Графа милой рыбке, – вот, решила попутешествовать, повидать мир». Летучая рыбка восхищенно покачала головой: «Смелая ты. А может, с нами двинешь? Лучше держаться вместе». «Правда? – обрадовалась Графа. – Спасибо, я с удовольствием присоединюсь к вашей компании. Только я так исчезать не умею». Ее собеседница взмахнула плавником: «Ну, летать не всем дано. Хотя ты могла бы попробовать. Плавники у тебя необычные, особенно правый! А сама ты что делаешь?» Графа не колебалась ни секунды: «Видишь ли, у меня редкая профессия. Я учу читать и писать. Мы, океанские жители, знаем много историй, но вот записать за нами некому. А я могу научить какую-нибудь талантливую рыбку грамоте, и она создаст шедевры, которые прославят наш род!» Новая знакомая хмыкнула. Некоторое время они плыли рядом молча. «Слушай, - сказала летучая рыбка, наконец, – а ты мне покажешь, что это за грамота такая?»
    
     «Уважаемые рыбины, рыбы и рыбешки, сегодня перед вами выступит известнейшая писательница океанских глубин! – так начал свою речь с кораллового возвышения крупный книгоиздатель, осьминог Альберт. – Вы знаете эту рыбку под псевдонимом Летучая голландка. Головокружительный успех ее романа заставил миллионы рыб во всем океане гордиться соотечественницей!».
     Встреча с читателями закончилась только поздно вечером. Графа вернулась в норку и начала изучать подарочный экземпляр, который через одну из селедок-секретарей передала ей автор нашумевшего романа. Не утерпев, она открыла книгу, предвкушая увлекательное чтение. Внезапно на рыбьи глазки навернулись слезы. Она сморгнула несколько раз и только тогда смогла полностью разобрать надпись в правом верхнем углу: «Моей первой учительнице, дорогой Графе, без которой не было бы этой книги».
    
     Графа жила теперь припеваючи. Поклонники Летучей голландки часто заходили к ней в гости, а корреспонденты брали интервью о юных годах знаменитости. Графа не вспоминала о прошлом, пока однажды у занавесочки из водорослей, служившей дверью ее дома, не появился знакомец Гельмута, электрический скат. Графа сначала решила затаиться, но скат просунул в дверь шипастый хвост, и рыбка сказала, что сейчас выйдет. Вид у ската был усталый. Все-таки он проплыл значительное расстояние. Графа думала, что он в лучшем случае передаст ей привет от бывших соседей, а в худшем – заберет к мужу писать роман «Такси-Гельмут-4». Но в действительности все оказалось совсем плохо.
     Первыми подняли тревогу глубоководные рыбы. В их мрачное обиталище спустился сверху необычный объект, похожий на огромную медузу. Он сиял и вибрировал, испуская странные волны, от которых становилось не по себе. По цепочке, рыбы передали наверх сведения о загадочном пришельце. Выяснилось, что дельфины видели, как он плюхнулся в воду с неба. На ощупь он был не плотным и упругим, а неприятно-жестким. Рыбы, прикоснувшиеся к нему, заболевали и долго не могли прийти в себя. Самое ужасное, что из загадочного колокола стали выходить удивительные и опасные создания, не похожие ни на одного океанского обитателя. Они ловили проплывавших мимо рыб, причем со временем стали распространять свою охоту не только вширь, но и ввысь. Скоро вокруг образовалась мертвая зона, которая все расширялась. Рыбы спешно покидали свои насиженные места, и даже акула Гельмут проявил благородство и подвозил беженцев бесплатно.
     – А чем же я могу помочь? – спросила Графа, преисполняясь жалости к своему оставленному мирку.
     – Все считают тебя очень умной. Вот и отрядили меня за тобой, а вдруг ты что-нибудь придумаешь!
    
     Графа не знала, что делать. Но океан был в опасности, и она не могла оставаться в стороне. Графа попрощалась с Летучей голландкой, со всеми, кто успел привязаться к ней за добрый и кроткий нрав, и пустилась в путь с электрическим скатом. Под плавником рыбка держала самый прочный предмет, который удалось раздобыть – остро заточенный обломок ножа из нержавеющей стали. Вскоре Графа увидела первых беженцев. Целыми косяками спасались рыбы от безжалостного врага. Проплывавший мимо Гельмут без злобы кивнул ей и поспешил дальше – дел было невпроворот.
     Наконец они достигли мертвой зоны, и скат оставил ее, так как был довольно крупной рыбой и мог привлечь внимание противника. Графе предстояло одной спуститься в темную глубину. Тихо, не привлекая к себе внимания, скользила рыбка вниз. Дышать становилось все труднее, вдобавок страшно разболелась голова. Но Графа продолжала путь. Странно, но она была совершенно спокойна. Храброе рыбье сердечко если и билось слишком часто, то от возрастающего давления воды. Как хорошо, что они с Гельмутом иногда посещали глубоководных рыб с ответным визитом, и эти ощущения были ей не в новинку! Наконец, Графа увидела медузообразный дом чужаков. Он освещал близлежащее пространство огнями из круглых проемов, и Графа тихонечко поползла по дну, прячась за редкими камнями. Она была такой маленькой, что вряд ли враги могли заметить ее. Внезапно Графа увидела, как в стене дома открылась округлая дверь. Из нее выплыло трое двуногих четвероруких чужаков, окутанных легкой полупрозрачной пленкой – Графа поняла, что она служит защитой. Ей случалось видеть людей, и эти существа чем-то напоминали их. Дверь закрылась. Рыбешка проследила, как чудовища поднимаются вверх, и осторожно подобралась к освещенному проему неподалеку от входа. Она заметила внутри нескольких пришельцев, которые двигались очень странно. Графа не могла понять, что с ними не так, но потом догадалась – вода не являлась местом их обитания. За окном была совсем другая среда, воздушная, о которой много рассказывала Летучая голландка.
    
     Ахчут, командир инопланетного корабля-разведчика, проводил подчиненных рассеянным взглядом. На его желтовато-сером морщинистом лице блуждала довольная улыбка. Он машинально дотронулся до стекла иллюминатора четырехпалой, в кожистых складках, рукой с аккуратно подпиленными ногтями.
     Что ж, если сбор биоматериала продолжится такими темпами, то скоро можно приступать к первому этапу Колонизации. А ведь на эту маленькую и очень подходящую им по жизненным параметрам планету они наткнулись совершенно случайно! Вот что значит везение! Командир Ахчут участвовал во многих Колонизациях. За эти годы он с пятой, низшей ступени, взошел на почетную вторую. И в случае успеха, в чем он не сомневался, до первой – рукой подать. Существа, населяющие планету, даже не заметили их прибытия. Они как раз топили в океане какую-то космическую рухлядь и посчитали корабль Ахчута ее обломком. Правда, связь с ближайшим постом еще не удалось наладить – высшее руководство оставалось в неведении о ценной находке. Но командир был даже рад – он преподнесет Совету подарок и сможет рассчитывать на славу и почести. Целый мир, который так легко заполучить! Биоматериал содержал все нужные элементы и доставался на редкость легко – воды планеты кишели живностью. Скоро, скоро закончится анализ биосырья и заработает синтезатор, создавая смертельное для туземцев соединение. Оно потечет в океан и еще через некоторое время можно будет приступить ко второй стадии Колонизации. Зачем возить отраву с собой, если они давно научились добывать ее на месте. Простое, экономичное и радикальное решение проблемы. А обитатели суши... Они, конечно, в определенной степени разумны, но до стадии Единения им далеко. Они убивали своих сородичей. Они не могли приспособить планету для безбедного проживания. Ахчут помнил, в какой ужас пришел экипаж корабля, увидев в первый раз с орбиты огромные желтые пятна пустынь. Ничего, Колонизация все поставит на свои места. Планета расцветет, преобразится…
     Ахчут отошел от иллюминатора. На дне океана было так тихо и спокойно, что они отключили датчики движения и другую ненужную аппаратуру – безмозглые твари, населявшие океан, не могли причинить вред. Зачем зря тратить энергию. Она еще пригодится для бесперебойной работы синтезатора. Командир вздохнул. Дисциплина, увы, тоже упала, но его команда славно потрудилась и заслужила некоторые послабления.
    
     Через некоторое время троица вернулась с огромными сетками, набитыми бьющимися в смертельном ужасе рыбами. Графе эти бедняги были незнакомы. Очевидно, чужаки удалялись от колокола на все более значительное расстояние. Ее тельце задрожало от ярости. Страшные существа, люди, издавна опустошающие океан, по преданиям, хотя бы вышли из него. А эти незваные гости прилетели откуда-то издалека и теперь вносили хаос и разрушение в чужой для них мир!
     Понаблюдав за пришельцами несколько дней, Графа догадалась, что враги уходят и приходят через специальную пещеру. Одетые в защитную пленку, они покидали сухой дом, закрывали за собой дверь и открывали дверь наружную. Возвращаясь обратно, чужаки плотно притворяли входную дверь и ждали, пока вода чудесным образом не схлынет. Графа изучила их обычный распорядок и могла всплывать для непродолжительного сна и отдыха. С каждым разом погружение на глубину давалось ей все легче. Рыбка незаметно подкрадывалась к зловещему дому и затаивалась у нижней кромки двери, тесно прижавшись к жесткой поверхности. Когда-то Графа переживала из-за своей неприметной внешности, но теперь это было как нельзя кстати. На ее счастье, пугающих вибраций от колокола больше не исходило.
    
     И вот настал час отмщения. Графа дождалась, когда враги покинут свою «медузу», оставив на дежурстве всего одного сородича. Она уже давно натаскала и зарыла у подножия колокола целый арсенал полезных вещей. Чужаки, как обычно, прикрыли наружную дверь, и никто не заметил, что она (как это было последние два раза) осталась незапертой – Графа успела просунуть в щель тонкий плоский камень. Уходя, чудовища не обращали внимания, плотно ли закрыт вход в колокол. Все равно промежуточная пещера была заполнена водой. Они, как поняла Графа, пребывали в твердой уверенности, что никто не посмеет на них напасть. Пришельцы создали вокруг дома хорошо просматривающуюся зону, только не предполагали, что столкнутся с Графой, догадливой, внимательной и храброй рыбкой, наставницей Летучей голландки.
     Рыбешка осторожно проскользнула в пещеру, которая, к ее удивлению, была освещена у свода небольшими беловатыми прямоугольниками. «Что ж, – подумала Графа, – так даже лучше». Она вооружилась ножом и кусочком камня. Тихо скользя вдоль стены, рыбка находила еле заметные щели и с силой тыкала туда металлическим орудием. Были там и выпуклые образования, похожие на ракушки. Графа обводила вокруг них лезвием и ударяла сверху камнем. Внутри колокола началось шевеление – чужой услышал подозрительные звуки. Графа методично продолжала свою разрушительную работу. Она почувствовала, что противник нервничает, что он не понимает, кто смог так незаметно подобраться к дому и наделать столько шуму. Внезапно под ударами лезвия кусочек стены открылся – внутри Графа нашла много тонких нитей. Рыбка стала остервенело кромсать их. Она с детства привыкла царапать и скрести твердые поверхности, и ее плавники делали эту работу сноровисто и четко. Только тогда ее переполняла жажда творчества, а теперь Графой двигала ненависть. Она услышала странный протяжный вой и с торжеством увидела узкую полоску света – это слегка приподнялась внутренняя дверь. Графа стрелой метнулась вниз и подсунула под дверь кусок камня. Теперь в ее плавниках оставался нож. И она резала и рвала пестрые нити, била по стенкам, инстинктивно находя самые уязвимые места. Внезапно лезвие застряло между твердыми плоскими камнями округлой формы. Графа не смогла его вынуть – оно как будто прилипло. Свет сразу погас, и рыбка очутилась в полной темноте. Двигаясь на ощупь, она выбралась из дома. Вдали мелькнули огоньки – это возвращалась домой стая хищников, несущих в щупальцах светоносные трубки. Свет от них был совсем слабый и с каждой минутой становился все бледнее. У чужаков имелось оружие. Графа не раз видела, как они направляли короткие палки на своих беззащитных жертв, и те цепенели на месте. Но теперь, оставшись одни во мраке, пришельцы не могли не только воспользоваться оружием, но и найти свой затопленный дом. Графа стала медленно подниматься, оглядывая поле битвы. «Ступай, малышка, – услышала она вдруг над ухом, – мы с ними разберемся. Это был акула Гельмут. Ее экономный муж прекрасно ориентировался в темноте. За ним Графа разглядела силуэты других акул и маленькие огоньки глубоководных рыб. «Не надо светиться, они убьют вас», – успела сказать Графа и почувствовала, что силы оставляют ее.
     Она очнулась в своей старой норке на ложе из водорослей. Рядом сидела Летучая голландка. Она бережно взяла израненный плавник Графы и поцеловала его. «Все в порядке? – спросила Графа, пытаясь встать. «Все в порядке, – отвечала подруга, – самые крепкие рыбы навалились и столкнули твердую медузу в глубокую пропасть. Теперь она не будет вредить нам и нашему океану!» Графа облегченно вздохнула.
     Понемногу жизнь налаживалась, беженцы возвращались и заселяли покинутые дома. Гельмут дал Графе развод, но просил всегда обращаться к нему, если будет нужда в нем или в его фирме. В конце концов, он женился на одной симпатичной акуле, страстной почитательнице таланта Летучей голландки. А Графа открыла школу, куда рыбы считали за честь приводить своих мальков.
     Графа не раз думала потом, что любовь к писательству оказала ей неоценимую услугу. И она иногда вспоминала о прошлом на занятиях, показывая детям свой натруженный плавник, и мальки восхищенно слушали ее простой рассказ и начинали с новым рвением бойко-бойко скрести кораллами и другими пригодными для письма предметами по раковинам, плоским камням или по дну, старательно выводя буквы рыбьего алфавита.

  Время приёма: 21:45 08.04.2008