09:45 09.03.2019
Отпечатан тираж 38-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


10:02 03.02.2019
Поздравляем победителей 48-ого конкурса!
1 Юлес Скела ak003 Таємниця Живени
2 Ліандра ak024 Всі діти світу
3 Нездешний ak002 Подпольщики


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 48 (зима 19) Фінал

Автор: SIgnatov Количество символов: 26711
05 Космос-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

5021 Абсолютная остановка


    - Стоп! – странная команда для корабля, который и так почти неподвижно завис в космосе.
     Серебристая дымка окутала переливающийся всеми цветами корпус, вселенная понеслась прочь, оставив «РКИ 1» в пустоте. Вселенная, казавшаяся когда-то столь необъятной, стала тесной для человека, как стал когда-то старый свет, потом Земля… Расширялись знания о мире – расширялся мир.
     Теперь и вселенная - не предел, она - всего лишь электрон, вращающийся с бешеной скоростью вокруг ядра, которое увидеть пока не удалось… Философы до сих пор понимают под словом «Вселенная» - все-все, тогда как ученые обозначили им ту часть пространства-времени, которая образовалась после большого взрыва. Все мириады галактик, туманности – все это «вселенная», но и она лишь песчинка во Вселенной.
     Я потряс головой, отгоняя назойливые мысли о сути слова «вселенная». Старая бессмысленная привычка, тряси не тряси – не поможет: прошло уже десять лет с тех пор, как я перешел на энергетическую форму существования – мясо и кости остались в прошлом.
     Приборы показывали, что вся материя, образовавшаяся после Большого взрыва, уже пролетела несколько тысяч раз мимо нашего корабля, который завис вне пространства и вне времени - звезды проходили сквозь него как через призрак.
     - Капитан, и скоро на месте будем? – поинтересовался один из ученых, коих на корабле десятка два. Первый «полет» в противоположную часть вселенной как-никак.
     - Два с половиной миллиарда тактов - примерно два дня.
     Капитан… этот корабль мог бы обойтись и без экипажа. Но пережитки бюрократии сохранились и в двадцать втором веке – нельзя без него никак. Поэтому я здесь и по сути являюсь всей командой «РКИ 1» в одном лице….
     - А если промажем, или если ошибка в расчетах, и вселенная не пройдет мимо нас нужной точкой? – спросил кто-то из ученых.
     - Тогда съедим академика Квасенко! Его теория!
     - Как съедим !? - испугано вскрикнул академик, - во-первых, я уже не из мяса и жира…
     Я хмыкнул про себя: величайшее светило современной науки, а ведь только два года назад согласился переселиться в энергетическое тело. Зато теперь очень гордится этим, и как любой человек смеется над своей прежней несовершенной оболочкой.
     …А во-вторых, - продолжил Квасенко, - кто произведет перерасчет траектории, если она не верна!? Нельзя меня есть!
     Все дружно расхохотались, в том числе и несъедобный академик. Смех, конечно же, не разносился гулким эхом по кораблю – эмоции и мысли давным-давно передаются безо всякого звука…
    
     Отдаю команду синхронизации. Корабль снова висит среди звезд. На самом же деле мчится с огромной скоростью, вместе с этими звездами и всей вселенной, нарезая круги и впрямь космического масштаба…
    
     Стенки «РКИ 1» стали прозрачными, лишь кое-где тонкими змейками по ним струятся алые потоки энергии. Сам корабль, да и все люди в нем состоят из энергии. На нем лишь один по-настоящему материальный предмет - обручальное кольцо. Этот давно изживший свой век символ, почему-то так дорог мне… никто из ученых не отважился спросить, почему, а я не собираюсь им рассказывать.
    
     Непривычные созвездия, странные звезды… Этот клочок вселенной кажется диким и чужим, хотя бы уже потому, что так далеко от дома…
    
     - Юр, мы вышли в расчетной точке? – Квасенко вскочил и подпрыгнул словно мяч, приняв на мгновение форму шара, а затем снова развернувшись в пожилого толстоватого человека. Его все еще переполняет чувство пьянящего восторга после перехода к новому телу: не устает, не стареет, почти неуязвимо. Он мог бы жонглировать многотонными вагонами, если бы они сохранились до этих дней.
    
     - Ошибочка вышла, - академик нахмурился, видимо пытаясь понять, где же вкралась неточность, а я поспешил добавить пока он совсем не расстроился, - на два сантиметра промахнулись!
     Не дожидаясь очередного взрыва хохота, я принялся подстраивать систему сканирования. Компьютер с этим справится, конечно же, неплохо, но человек – намного лучше, особенно если учесть, что думает он ничуть не медленнее компьютера…
    
     Долгие три часа поисков принесли немало открытий: уточнения в теорию большого взрыва, дополнения к концепции о неоднородности темной энергии… уже ради этого стоило совершить бросок к другому краю вселенной. Но это все же не то, совсем не то. Мне хочется найти совсем иное…
    
     -Есть! – все взгляды устремились на меня.
     - Что есть?
     - Следы цивилизации! – меня тут же обступили пятеро специалистов по внеземным цивилизациям, - да успокойтесь вы, это только фрагмент солнечной батареи.
     - Может наш, с допотопных кораблей, - брякнул молодой аспирант. Долю секунды спустя он понял, что сказал, и если б мог, покраснел бы как вареный рак, - а ну да, столько парсеков…
     - Надо же кому-то данные собирать, систематизировать, и ему полезно, - поспешно ответил пожилой ученый, предупреждая мой вопрос о причинах появления таких «умников» на корабле.
     - Федор Семёнович, - обратился я к академику, - если мы сейчас сделаем небольшой крюк на гипердвигателя, сможем вернуться тем же пространственным зависанием?
     Академик на миг задумался:
     - Если бы не сдвигались с места – оно бы, конечно, надежнее, но мы должны из любой точки в любую, вселенная, она ж ого-го сколько оборотов в секунду делает, рано или поздно пройдет мимо нас нужной точкой, и мы благополучно…
     - Все ясно.
    
     Корабль набрал скорость света, превратившись в яркий сияющий всеми цветами радуги луч, словно меч рассек межзвездную пустоту и скрылся, благополучно преодолев световой барьер.
    
     - Безводная сухая планета. Некоторые кристаллы вырастали за счет солнечной энергии, потом их начали поглощать другие…
     - Аплодисменты капитану, - пряча усмешку, продекламировал Квасенко, - хотя.. эта теория зарождения местной жизни имеет право на существование… Важно отметить совсем другое. Они отстали от нас всего на ступеньку, но уже почти что изобрели внепространсвенное поле, благодаря которому мы здесь. Довольно трудно сказать, что будет дальше, и предугадать их отношение к нам невозможно.
     - Они не видят нас, - продолжаю зам него, - но сколь надолго? Да и в технологическом плане могут ведь и обогнать. Доклад на Землю я уже отправил, методом абсолютной остановки, но капсула дойдет туда через два дня, ответ - не раньше, чем через четыре.
     - А может и месяц, ведь вселенная вращается по псевдослучайному закону, пока мы так считаем-с…
     - Успокоил, Федор Семенович. Надо поскорее решить, опасны они или нет… месяцами ждать ответа – рискованно.
     - Есть один старый дедовский метод… - начал Квасенко.
     - Изучение изнутри называется, - пришлось снова перебить, чтобы никто вперед не влез, - я иду.
     - Но кто будет управлять, если что?
     - Во-первых, корабль прекрасно долетит назад в автоматическом режиме. Во-вторых, я для них неуязвим, хм, надеюсь. В-третьих, – я здесь лишний. У вас у всех есть дело здесь, есть, что изучать, а мне что делать?..
     - Успокойся, сейчас все ученые, если твой проект остался на Земле, это еще не значит, что ты перестал быть доктором наук, - академик безрезультатно пытался восстановить знания по психологии – но, то ли их и не было, то ли он в свое время удалил их за ненадобностью, - у нас пять специалистов по внеземным цивилизациям…
     - Теоретических специалистов, еще ни одной не встречали.
     - Встречали, - с неохотой процедил один из экспертов, и, не обращая внимания на изумленные взгляды окружающих, добавил, - агрессивная была цивилизация… подписки о не разглашении, пожалуйста.
    
     - Капитан, - недовольно выдавил спецалист по внеземным, - мы действительно теоретики, а там мало ли что, мы разрешаем вам.
     - Фёдор Семёнович остается за старшего, пока я там.
    
     Тонкий невидимый луч коснулся зазевавшегося кристаллического существа на шести ногах. Сознание существа было перенесено на корабль, а я благополучно влез в кристаллическое тело, свое энергетическое пришлось для этого скорректировать, отчего оно стало много уязвимее…
    
     Я не спеша побежал, привыкая к новым ощущениям, идти на шести ногах не получалось, только бежать. Узкий тоннель-улица вился глубоко под землей, наверное, это местное поселение, что-то вроде города. Навстречу пробежали два «криса», отныне буду именовать их так, от слова кристалл…
     Из-за угла выметнулось шестиногое существо, напоминающее жука, только ноги прямые, да и размер не в пример больше насекомого – метра полтора в высоту. Наверное, я выглядел так же. «Самка. Твоя» подсказал голос одного из специалистов с орбиты. Она затараторила очень быстро, испуская короткие электромагнитные импульсы:
     - Как ты мог, да ты, да я тебя, да чтоб тебя, - подробного словаря пока не было, но на орбите услужливо подсказали, что это всего лишь поток ругательств.
     Продолжая осыпать его бранью, самка помчалась прочь.
     Надо догнать, я припустил за ней изо всех сил. Крохотные кристаллы вращаются на небольшой угол относительно друг друга, заставляя ногу совершать движение, так и передвигаются эти существа. Мышц, жил, крови – нет. Все завязано на электромагнитных силах. Все тело состоит из одинаковых кристаллов и мыслят все вместе - мозга нет…
     Как и следовало ожидать, жизнь здесь развивалась совсем иначе, хотя разделение на два пола тоже имеется. Видимо, это важно для формирования разумной жизни, - подумал я, с трудом догнав подругу криса, в тело которого вселился. Она, судя по всему, этого ожидала.
     - Так что я плохого сделал то, - перевод худо-бедно организовать удалось.
     - И ты еще спрашиваешь?
     Я смутился на миг, но благодаря тому, что в энергетической форме скорость мышления много выше, моя собеседница ничего не заметила:
     - Просто хотел услышать это от тебя.
     Нельзя быть таким спокойным… они тут, кажется, только и делают, что ругаются, а я отвечаю как робот-автомат, того и гляди, разоблачат.
     - Ты, ты считаешь, что иные формы жизни могут быть агрессивными, злыми и попытаются нас уничтожить! Такого быть не может! Ни одно чувствующее существо не может уничтожить другое!
     А я, честно говоря, ожидал семейной сцены. «Чувствующее»… и как у них прогресс идет, если они не столько мыслят, сколько чувствуют? А ведь неплохо идет!»
     - А если не чувствующее?! Если просто с хорошей соображалкой?!
     - Такого быть не может!
     - Может! - кажется, у меня неплохо получается
     - Как?
     - Например, чувствующее создаст искусственно бесчувственное! – с орбиты объяснили, что понятия «робот» здесь никогда не существовало.
     - Зачем? - удивилась она.
     - Из любопытства!
     - Хм…
     Доводы разума в принципе воспринимают, хоть и с трудом. Угораздило же вести спор с иной формой жизни об иных для нее формах жизни.
    
     «Имя у нее есть?» - обратился я к специалистам на «РКИ 1»
     «Да как сказать, есть, если это можно назвать именем. Мы хоть и передаем информацию энергопакетами, но воспринимаем словами и образами, хотя они, наверное, тоже. Звучит оно так» - с орбиты пришел пакет с точными инструкциями по воспроизведению относительно сложной системы электромагнитных импульсов.
     Ладненько… я буду называть тебя… Ликой, а переводчику отдам команду при произношении воспроизводить как надо.
    
     Голограммы на стенах вспыхнули красным:
     «ВТОРЖЕНИЕ! На орбите обнаружен корабль врага. Они скрывались от нас, они хотят сделать что-то недоброе! Совет Народа принял решение уничтожить их»
    
     Вот тебе и добрые, чувствительные существа. Пытаюсь связаться с кораблем – безрезультатно.
     - Что они делают, Лика!?
     - Ты оказался прав, принимают меры…
     - Но ведь они же ничего плохого не сделали!
     - Ты же знаешь, тот, кто прячется – враг. Друг никогда не станет скрываться, – ну и философия внеземная, мать их перемать…
     - Их надо остановить!
     - Но ты же сам говорил?!
     - Мало ли что я говорил, они могут скрываться, например, из страха.
     - Из страха? Кто же скрывается из страха?
     Меня дико распирало сказать все, что думаю по поводу их понимания мира, но пришлось продолжить в том же ключе:
     - Да мало ли еще почему. Как можно уничтожать неизвестно кого? Они могут понимать мир совсем иначе, поступать совсем не так, как мы!
     Почему нет связи? Ведь сканирование показало, что они значительно отстают технологически и не могут уничтожить корабль. Может, экранировали? Но при их технологиях это тоже должно быть маловероятно. Что же произошло!?
    
     - Может быть, может быть… Ты уверен, что стоит с ними говорить?
     - Конечно же! А вдруг за этим кораблем прилетят еще и уничтожат нас! – он старался говорить как можно горячее, эмоциональнее, но разумность доводов не спрячешь за ширмой чувств.
     - Ты рассуждаешь как кловаскусы.
     - Что еще за кловаскусы?
     - Ты должен бы знать, - стоит отметить ее удивленную позу, плохо дело, - мы истребили их, давно Представляешь, они считали, что надо поступать так, как думаешь, а не так, как чувствуешь! Подлая, низкая раса. Я считала, что такие никогда не смогут выйти в космос! И все те, которые прячутся – безусловно, подлые. Их надо уничтожить!
    
     Как можно убедить в чем-то эмоционально, ведь обычно приводятся аргументы, контраргументы. А тут непонятно, что бы такого сказать, а Лику надо завербовать в помощницы обязательно. Одному в чужом мире ничего сделать не удастся.
    
     - Я чувствую, что нельзя уничтожать кого-то, не узнав, кто и что они на самом деле! А вдруг они - добрые и хорошие, а мы их уничтожим!? Мы же тогда будем самыми распоследними гадами! А вдруг это последний корабль их цивилизации, и мы уничтожим самую лучшую цивилизацию!? Мало ли, вдруг она самая лучшая! Я иду их спасать! – выкрикнув это, мне ничего не оставалось, кроме как помчаться, куда глаза глядят.
     - Я с тобой, только ты не туда бежишь!
     Провал был близок, но не раскусила, даже пошла со мной. Хотя теперь шансы быть раскрытым ничуть не снизились, а скорее даже наоборот. Ведь она хорошо знает индивидуума, в теле которого я сейчас, а я нет…
     Странный транспорт. Вроде бы и метро – под землей же. Но «поезд» мчится по вакуумному тоннелю со сверхзвуковой скоростью. Небольшая комнатка, я назову ее купе, хотя те были гораздо меньше, и в них присутствовала мебель хотя бы в виде полок. А эти существа, видимо, никогда не сидят и даже не лежат. Впрочем, сейчас люди уже тоже не нуждаются в мебели… Зато стены, пол и потолок – удивительно красивые голограммы… Поездка на другой конец планеты должна занять не более двадцати минут.
     - Ты не...- Лика произнесла сложный набор электромагнитных импульсов, являвшийся, судя по всему, именем того криса, в тело которого я вселился, - я вспомнила его научную работу по кловаскусам. Если бы ты был им– никогда бы не забыл! Кто ты? Ты с того корабля?
     - Да.
     Всем своим видом она излучала ужас:
     - А где…
     - Твой возлюбленный на моем корабле, и если хочешь увидеть его живым, тебе придется мне помочь. Мы не хотели причинить вам ничего дурного, просто мне надо было попасть сюда незаметно.
     Ужас сменился гневом. Поспешно перебиваю ее, пока не произошло непоправимое – крик о помощи:
    
     - Мы не такие, как вы. Да, когда мы чего-то не знаем или боимся – мы прячемся, прикидываемся другими и определяем – опасно ли это для нас. Мы только что прилетели, мы же не знали, добрые вы или злые, чувственные или бесчувственные! Вдруг бы вы нас уничтожили безо всякого повода, что вы сейчас… надеюсь, еще не сделали…
     - Но ты обманул…
     - Вы тоже нас обманули! Вы прикидываетесь самой невинностью, а потом вдруг ни с того ни с сего пытаетесь уничтожить, даже не разобравшись! – кажется, это удачный ход. Заставив чувственное существо почувствовать себя виноватым – я могу убедить его в чем угодно. Хотя я и ощущаю себя последней сволочью, пытаясь вот так низко играть на чувствах этой недалекой самки, но цель оправдывает средства. По крайней мере, в данном случае.
     - Но мы так живем, как чувствуем! Чувствуем, что надо уничтожить и уничтожаем!
     - Меня тоже следует убить? Как ты считаешь?
     - Я... я не знаю…
     - А если вы уничтожите кого-то, а потом почувствуете, что совершили непоправимую ошибку, что тогда?
     - Тогда мы будем очень опечалены…
     - Но ведь этого можно избежать, ведь по тем, кто сейчас в корабле, будут скучать миллиарды других чувствующих.
     - А вы – правда, чувствующие? Ведь ты же сам сказал, что могут быть и другие..
     И зачем я это сказал?
     - Правда, но не так сильно, как вы. Мы еще иногда думаем после того, как почувствуем, но перед тем, как сделаем. Это не так, как у вас принято, но ты уверена, что это не правильно? Да и вообще, разве чувства не могут лгать, противоречить?
     - Могут, - выдавила она, - вот сейчас мне хочется тебя убить и помочь тебе одновременно. На том корабле твои друзья, так?
     - Так... Если корабль уцелеет, твой ненаглядный вернется к тебе в независимости от того, поможешь ты мне или нет. Я прошу тебя помочь не только ради него, но ради справедливости... У вас есть такое понятие? – только сказав это, я сообразил, что если бы не было – оно бы не перевелось.
     - Но..
     - Говори сейчас. Сразу. Ты ведь утверждаешь, что вы честные, никогда не ударите в спину, никогда не спрячетесь перед лицом опасности. Так что скажи: ты поможешь или сдашь меня?
     - Помогу…
     - Ну вот и замечательно. Я сейчас настрою систему мыслепередачи, можешь говорить со мной так, что никто не услышит, - а про себя добавил: о чем говорю я с кораблем на орбите, ты, конечно же, не узнаешь.
     - Хорошо, - ответила она уже на закрытом канале, - сейчас идем во дворец совета.
     - Нас пропустят?
     - Надеюсь…
    
     Стена «купе» исчезла, впереди открылся узкий тоннель. Лика побежала вперед, указывая дорогу. Голограммы на всех стенах передавали съемки с орбиты вместо ярких цветных образов.
    
     Корабль накрыт огромным серо-бурым полем, которое похоже не пропускает энергию внутрь и не дает «РКИ 1» подпитаться энергией извне. Сквозь него проходят десятки темных лучей, но упираются в крохотное серебристое поле корабля, которое медленно тает с каждой секундой, становясь все меньше и прозрачнее. Кажется, оно сейчас исчезнет совсем, и черные лучи растерзают корабль как стая хищников невинного ягненка.
     - Они хотя бы живы, - пробормотал я, хотя увиденная картина не придавала оптимизма.
     - Да мы все еще можем спасти их.
     - Всех, я не хотел тебе говорить, но если погибнет хоть один человек – вас уничтожат, - еле удержался и не стал добавлять, что после такого недружеского акта их и так скорее всего уничтожат, - давай постараемся спасти моих друзей и твой народ.
     - Уничтожат, ха! Пока наши твоих бьют!
     - Это научно-исследовательский корабль, он плохо защищен и слабо вооружен, - конечно же, я не скажу ей, что оружие можно создать и на месте, достаточно лишь немного скорректировать энергетические потоки, из которых состоит корабль…
     Дальше бежали молча, коридоры сменялись вертикальными лифтами, те в свою очередь горизонтальными.
     - Почти пришли, я попросила войти – не разрешили.
     Впереди показались два дюжих криса. Они явно отличались ото всех остальных: во- первых, размером, а во- вторых, черным окрасом. Все прочие крисы предпочитали перекрашивать себя в яракие цвета.
     Стража есть везде, даже у этих глубоко чувствующих…
    
     Я пустил энергию в хватательные конечности, не могу назвать это руками – два огромных пальца-клешни и множество мелких пальцев-щупалец, изгибающихся во всех направлениях, наверное, для удобства работы с мелкими предметами…
     Здоровяки разлетелись в разные стороны, словно их швырнули двумя катапультами. Судя по всему, на дворец не нападали очень давно, потому что больше охраны не оказалось, да и те, что у входа, скорее всего, дань традиции.
     На одном из экранов дворца я увидел, как серо-бурое поле окружающее корабль лопнуло. Можно вздохнуть с облечением – теперь-то корабль легко насытится энергией просто-напросто из пространства.
    
     - Юр, как ты там? - в словах академика звучала тревога.
     Наконец-то, я уж и не надеялся:
     - Я то в порядке, но ты же говорил, что они отстали в технологическом плане.
     - Так и есть просто наука, как тебе известно, не линейна, и они открыли кое-что, на что мы внимания не обратили. Если придумывать доспех против мечей и топоров, как то не задумываешься, что такого рыцаря можно облить кислотой, которая протечет в щели и сожжет его под доспехом. Так и мы не все учли… но как видишь, совместными усилиями сняли их поле. И еще, пока не было связи, мы проголосовали, быть им или не быть. Мнения разделились поровну, так что твой голос решающий. Я, как мне не любопытно их исследовать, советую тебе голосовать за «не быть», уж очень они опасны и непредсказуемы..
     - Давай отложим мое решение. Я хочу кое-что попробовать. Если получится – быть, а на нет и суда нет. Жалко мне их, да и если уничтожим, опять останемся одни во вселенной…
     - А если они за это время еще какую-нибудь пакость устроят. Вдруг мы не справимся?
     - Я быстро…
    
     - Кто пропустил?! - брезгливо выкрикнул член совета.
     - Я сам вошел. Дело срочное, а вы не пропускаете! Их нельзя уничтожать, а вдруг они не такие плохие, вдруг они лучше нас!
     - Не может быть!
     - Надо проверить!
     - Как?
     - Не знаю…
     - Тогда нечего тут… гм..
     - Они сняли поле, а ведь это лучшее что у нас есть. И они терпят, не отвечают ударом на удар, хотя мы атаковали без предупреждения.
     - Но они же прятались! Значит замышляли подлость!
     - А может, и не прятались, а может, это побочный эффект от перемещения или от какого-нибудь устройства связи?! А вдруг вы ошиблись? Может, они ждали, когда же мы с ними заговорим и не подозревая о том, что их не видно? - ух , вот это речь получилась, самому смешно, но вдруг подействует?
     - А и правда. Вдруг мы чего не поняли, - засомневался крис, стоящий в дальнем углу.
     В то время как я обращался ко всем сразу, Лика обегала каждого в отдельности и произносила пламенные речи. Надеюсь, она знает, что делает. Надо бы закрепить эффект, но как? Лика, словно угадав мои мысли, посоветовала:
     - Если бы удалось привести прямое доказательство мирного отношения вас к нам…
    
     - Беру управление кораблем на себя, сейчас дам команду создать орудие, не удивляйся, - предупредил я Федора Семеновича.
     - Решил таки их уничтожить?
     - Увидишь.
     Орудие сформировалось в доли секунды. Выстрел.
    
     - Вот. Теперь вы мне верите? – они уничтожили соседнюю незаселенную планету, а могли уничтожить нашу, - Я мысленно улыбнулся: так забавно самому создать факт, которого так не хватает в споре.
     - Прекратить атаковать пришельцев. Все согласны?
     За прекращение огня проголосовали единогласно. Темные лучи перестали сверлить корабль.
     - Пришельцы пытаются установить с нами контакт. Судя по всему, они не могут понять, почему мы их атаковали…
     - Если бы не он, мы бы не прекратили огня, - вновь заговорил тот, который возмущался моим появлением, - второй снаряд уничтожил бы нас. Я голосую за то, чтобы принять его членом совета.
     - Принято почти единогласно.
     А вот это в мои планы никак не входило… более того, теперь улететь отсюда, не выдав подмены, окажется весьма проблематичным.
    
     Крисы радовались примирению так же бурно, как совсем недавно ненавидели незаметно появившегося врага. Пришлось скормить им байки о том, что корабль заблудился, а скрытый режим - следствие некоего межпространственного перехода. Первую - для того, чтобы не выдавать координаты Земли, а вторую - чтобы объяснить «подлое подкрадывание».
     С новыми «братьями по чувствам» поделились некоторыми открытиями и догадками, на всякий случай не самыми современными. Теперь же корабль готовился к отлету.
    
     Пошел второй день с тех пор, как «РКИ 1» появился на орбите здешней планеты. Меня все чаще посещают мысли о невозможности вернуться на Землю. Все чаще вспоминается тот уже почти что древний символ брака. То самое колечко, которое никогда не одевалось на палец…
     Совсем скоро должен вернуться из одной из первых экспедиций в дальний космос корабль с НЕЙ, с той единственной и неповторимой, которой предназначалось это кольцо…
     Вспомнилась та глупая ссора почти полвека назад, ее решение лететь в неизведанное, с шансом вернуться лишь через пятьдесят лет. Она прожила без меня от силы пол года. Остальные в анабиозе – тогда это была новейшая технология…
     Передумала ли она? Поняла ли, что не сможет без меня жить, или наоборот решила, что я ей не нужен?
     А теперь еще и надежда первым встретить ее у трапа прибывшего корабля тает, словно туман солнечным утром. Ведь для крисов я стал спасителем цивилизации, известной личностью, и если даже заменить меня на другого человека, подмена может раскрыться. Крисы тут же объявят людям войну и мобилизуют все силы и средства для ее ведения.
    
     - Они память когда-нибудь теряют? – предполагаю еще один вариант обратной подмены.
     - Нет, да плюнь ты на них, - почти со злостью рявкнул Квасенко, - возвращаемся. Когда они нас найдут? Лет через сто!
     - Боюсь раньше. Если обман раскроется – мы наживем злейших врагов, которые рано или поздно нас найдут и могут сильно навредить. Да и технологическое отставание невелико. Вдруг да обгонят?
     - И что ты предлагаешь?
     - Да ничего. До отлета еще час. Если ничего не придумаю – стартуйте без меня. Сначала в ту же точку, потом из нее назад, чтоб здесь о технологиях абсолютной остановки даже не заподозрили
     - Это самой собой, согласился академик, - но ты бы все-таки плюнул на них и летел на Землю, ведь я же знаю, для тебя - это важнее, чем для любого из нас.
    
     «РКИ 1» стартует через пару минут, а я так ничего и не придумал. Да, они далеко не совершенны, но мир будет не полон без них. А в случае войны они обречены. Если же обман будет разоблачен - война неизбежна. Чтобы не раскрылась подмена, мне придется здесь остаться.
     Я стоял в большой яркой комнате, которая, как сообщила Лика, является моим жильем. Взгляд остановился в одной точке. Мысли бегали по кругу, упорно не желая найти какое-то решение.
    
     - Ты такой грустный, почему? – Лика вбежала из-за исчезнувшей на миг яркой стены.
     - На то есть причины…
     - А мой любимый? Когда ты его вернешь?
     - Хоть сейчас. Но тогда подмена раскроется, и между нашими народами разразится война, в ней погибнешь и ты и твой друг, и весь твой народ. Может быть, и люди погибнут. Решать тебе.
     - Я должна решить судьбу двух цивилизаций? Ты шутишь?
     - Нет. Так, как я чувствую – мне не позволяет поступить разум, ведь я не желаю войны. А так, как я думаю, мне не позволяют поступить чувства, я так боюсь потерять свою любовь… Я не могу выбрать…
     - Но ты же знаешь, что я решу как чувствую!
     - Может быть, потому я и доверил этот выбор тебе…
     - А мой любимый, что будет с ним?
     - Если не производить обратной подмены - он вместе с кораблем отправится на Землю, я не вижу путей вернуть его сюда незаметно. Времени нет, решай уже, - мне хотелось побыстрее отделаться от тягостных сомнений. Я так и не смог решить, какое из двух зол – меньше.
     - Тогда будем ждать и надеяться вместе.
     Мне не удалось свалить всю вину на Лику… а ведь ради встречи с НЕЙ я готов был почти на все. Но ведь я сам научил ее, а может и всех крисов… научил на свою голову. Они теперь понимают, что чувства могут быть и лживыми и обманчивыми, хотя не объяснил, что мысли тоже могут таковыми… а зря.
     - Фёдор Семенович, передай ЕЙ, что я…
     - Мог бы и не говорить, я бы и так догадался, - усмехнулся академик, - не волнуйся, мы что-нибудь придумаем и вернемся за тобой!
     - А заодно я присмотрю за ними, чтоб чего не натворили, да и более детальные исследования этой расы никому не повредят.
    
     Я взглянул наверх. Золотая полоска на непривычном чужом небе возвестила об отлете «РКИ 1». Вместе с ним улетело кольцо - последний символ надежды снова увидеть ЕЕ. Лишь символ, но не надежда.

  Время приёма: 16:53 29.01.2008