12:26 12.10.2019
Вітаємо переможців конкурсу Українське фентезі!

1 Літопис Града Змієва an011 Через воду і вогонь
2 Анастасія Гетманська an016 Творчий підхід
3 Леданика an030 Добриденько


19:23 29.08.2019
Отпечатан тираж 39-ого выпуска.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Или на reglav @ rbg-azimut.com
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 51 (осень 19) Приём рассказов

Автор: kleo2000 Количество символов: 23270
05 Космос-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

5026 УПС


    УПС
     (осколки разума хаоса)
    
    
    
     Джейсон Смит, невысокий худощавый мужчина лет сорока резко поднялся с кресла и подошел к окну. Раздражение медленно овладевало ним. Он начинал тихо ненавидеть хозяина этого кабинета, вышедшего «на минутку», и отсутствующего добрых полчаса; ненавидеть свою работу; ненавидеть непростое и странное задание, полученное утром от своего шефа, начальника отдела Галактической Службы Безопасности. И это когда до отпуска осталось всего неделя, а в кармане лежит оплаченный тур на лучший курорт Ганимеда!
    
     Наконец дверь кабинета отворилась. Вошли двое: хозяин кабинета, обер-чиновник Галактического патруля, и с ним высокий плотный мужчина средних лет. Не говоря ни слова, мужчина пошел к столу, уселся в кресле и принялся набивать табаком старинную трубку.
     — Извините, что заставили вас ждать, – начал обер-чиновник, – знакомьтесь: капитан «Космосила7» Гривс – следователь по особо важным делам Смит.
     Гривс едва заметно кивнул, раскурил трубку и только тогда сказал:
     — Здравия желаю, господа. Чем обязан нашей встрече?
     Опыт Джейсона уже позволил определить в седеющем капитане бывалого космического волка, волевого и прямого, для которого честь и правда – не пустые слова. С такими лишние слова и долгие вступления не нужны, они только вредят. Усевшись за стол и, взглянув на кольца дыма, плавно парящие к потолку, Смит произнес:
     — Капитан, нас интересуют детали вашей последней патрульной миссии.
     — Почему?
     — Видите ли, возникли некоторые проблемы, которые я не могу пока обсуждать с посторонними.
     Гривс внимательно посмотрел на обер-чиновника, который со скучающим видом перекладывал на столе папки-досье, затем перевел взгляд на Смита, поднялся с кресла и сухо отчеканил:
     — Хорошо. Я предоставлю подробный рапорт. На основе данных бортового журнала.
     «А ты непростая штучка» – подумал Джейсон и, придав голосу максимум доброжелательности, сказал:
     — Ну что вы, капитан. Нас совершенно не интересуют сухие цифры и казенные формулировки. Достаточно будет простого рассказа. И начните, пожалуйста, с момента получения сигнала бедствия от «Гермесика-229».
     — Хорошо. – Гривс пожал плечами, – если вам это поможет…
    
     … «Космосил7» патрулировал одну из самых оживленных торговых трасс в системе М39. Скучная, рутинная работа: принимать контрольные сигналы от мегатонных транспортных шхун, передавать доклады о прохождении ими контрольных точек. Иногда приходилось усмирять хитрых и наглых дальнобойщиков. Пытаясь сэкономить время, а значит топливо и деньги, они иногда пытались вклиниться в запрещенные пространственные туннели. Как, например, на прошлой неделе, луазанский рудовоз хитрым маневром заскочил на правительственную трассу. И теперь бесшабашный капитан-луазанец рассказывает полиграфу, где, у кого и за сколько раздобыл сверхсекретные коды перестройки навигационной системы. Изредка в М39 забредали заблудившиеся частные яхты. С такими дилетантами-космолетчиками разговор был вообще короткий: насильственное программирование курса до галактической базы. Там их ждала задушевная беседа с инспектором движения и крупный штраф. Штурман Браун в таких случаях говорил: «Дали пинка очередному туристу. В правильном направлении».
     Межгалактический SOS застал Брауна за поеданием огромной сочной антоновки. От неожиданности штурман подавился и закашлялся. Из глаз па пульт управления брызнули слезы.
     — Если бы я могла, то уж приложилась бы к вашей спине, – голос ЭлМы, электронного мозга «Космосила7» был полон сочувствия.
     — Спасибо, – ответил Браун, кое-как приходя в себя, – что там еще случилось?
     — В двадцати парсеках от нас терпит бедствие «Гермесик-229».
     — Старая почтовая колымага? – спросил Браун.
     — Так точно.
     — Прекрасно… То есть, черт, побери! ЭлМа, меняем курс. И вызови в рубку капитана.
     — Обижаете, штурман, – с сарказмом ответила ЭлМа, – пока вы наслаждались последним куском вашего чудного яблока, господин капитан Гривс получил полный доклад. А до калеки-почтаря уже девятнадцать и три четверти парсека.
    
     В кают-компании патрульного крейсера, расположившись с почтовым курьером за стеклянным обеденным столом, капитан Гривс угощал гостя своим знаменитым на весь патрульный флот коллекционным портером. Курьер, маленький рыхлый человечек в темно-синей униформе, с удовольствием смаковал драгоценный напиток. Изредка он бросал нервный взгляд на коробку, стоявшую у его ног.
     — Что же за бесценный груз в этой обыкновенной картонной коробке? – спросил Гривс. – И почему вы просите его нужно срочно доставить на Оберон, не дожидаясь ремонтной бригады для вашего «Гермесика». Почему, Гарольд… извините, запамятовал фамилию.
     Курьер достал из кармана платок, тщательно вытер губы, затем вытер вспотевшую лысину.
     — Пузиков. Гароль Пузиков, если позволите…
     — Отчего же не позволить, – усмехнулся Гривс, – конечно позволю…
     — Так вот, – продолжил курьер, – ничего особенно ценного. Скорее скоропортящееся. Да и штраф по страховке за срыв сроков доставки этого, – он кивнул на коробку, – просто огромный.
     — Разрешите, капитан? – в кают-компанию вошел механик Жан. Лицо его украшала глуповатая улыбка. Как обычно в вневахтенное время, Жан был слегка навеселе.
     — Ну, и чем ты нас… Вернее, мистера Гарольда Пузикова обрадуешь?
     — Увы, ничем, – развел руками, с трудом скорчив кислую мину, механик, – двигатель почтовика мертв, как поверхность Плутона. Как говорит доктор Новак, клинический эпизод.
     Капитан встал из-за стола и, заложив руки за спину, стал в задумчивости прохаживаться по кают-компании. Пузиков с тревогой следил за его перемещениями, вращая шарообразной головой. Пот струями тек по жирному лицу отчаявшегося курьера.
     Наконец капитан остановился, с жалостью взглянул на неудачливого Гарольда и спросил:
     — Вы можете гарантировать возмещение всех затрат и выплату некоторого, э... вознаграждения экипажу в случае своевременной доставки груза?
     — Да, да. Конечно, конечно – зачастил, оживившись Пузиков, – у Галактической почтовой службы для таких случаев предусмотрен специальный премиальный фонд. За содействие, так сказать.
     — Хорошо, попытаюсь помочь вам. Для этого мне нужно связаться с базой «Ожидание» и другими патрульными. Они должны прикрыть наш участок.
     — Спасибо, капитан! – курьер засиял от удовольствия.
     — Потом благодарить будете. По прибытии, – улыбнувшись, ответил Гривс...
    
     — Вот, собственно и все, – закончил свой рассказ капитан Гривс, – база «Ожидание», учитывая неординарность происшествия, дала свое согласие на изменение задания. «Космосил6» и «Космосил8» увеличили зону патрулирования. А мы доставили этого Пузикова с его грузом в космопорт Оберона.
     — А на ваш счет поступила кругленькая сумма, – резюмировал Джейсон Смит.
     — Как и предусмотрено правилами для таких случаев, – сухо ответил капитан Гривс, – собственно, к чему весь допрос?
     Следователь Смит взглянул на обер-чиновника, потом на капитана, и, тяжело вздохнув, произнес:
     — Видите ли, капитан, почтовый курьер Гарольд Пузиков не доставил груз адресату. Его тело обнаружили в доках Оберона. А картонная коробка просто исчезла. Со всем содержимым. С содержимым, способным изменить ход истории галактики.
     В кабинете повисло тягостное молчание. Наконец следователь по особо важным делам Джейсон Смит встал, давая понять, что разговор окончен. Уже у двери он остановился и, обернувшись, обратился к Гривсу:
     — Что-то мне подсказывает, капитан, мы видимся не в последний раз.
    
     Спустя три дня изящный серебристый бот галактической службы безопасности пришвартовался на посадочной палубе патрульного крейсера «Космосил7». Из него навстречу встречавшему гостей капитану Гривсу вышел Джейсон Смит в сопровождении двух полицейских андроидов последней, 95й серии. Созданные в секретном бюро общего андроидостроения по заданию спецслужб, эти монстры всем своим видом должны были внушать страх и трепет не только нарушителям правопорядка, но и законопослушным гражданам. Почти восьми футового роста, увешанные бластером, парализатором, шокером и прочими устройствами подавления. На плечи в ярд шириной была посажена непропорционально маленькая голова квадратной формы. Грубые черты лица придавали ему исключительную свирепость, способную напугать любое разумное существо в цивилизованной галактике. А заодно и напрочь убить любые зародыши криминальных мыслей. Один из андроидов нес под мышкой картонную коробку, которую капитан сразу узнал.
     — Я же говорил, капитан, что мы вами еще увидимся, – хмуро ответил на стандартное приветствие Смит.
     — Судя по тому, что вы прибыли в сопровождении этих держиморд, дело нешуточное? – ледяным тоном спросил Гривс.
     — А у нас не бывает шуточных дел, господин капитан, – парировал следователь.
     — Еще бы! Но, насколько я помню, полицейские андроиды привлекаются к операциям службы Безопасности только в исключительных случаях. Например, когда предполагается вооруженное сопротивление противной стороны?
     Смит огляделся по сторонам. Затем по его команде андроид подошел к капитану и поставил у его ног картонную коробку.
     — Взгляните, капитан, – сказал Смит.
     — Зачем, Джейсон? Вы нашли свою пропажу. Я рад за вас, от души поздравляю. Стоило тащиться через полсистемы, чтобы сообщить мне эту новость. Да еще, – Гривс кивнул на андроидов, – в такой приятной компании.
     — Не так все просто. Взгляните на содержимое коробки.
     — Ну, если вы настаиваете, – с этими словами Гривс наклонился, раскрыл коробку и вытащил из нее пластиковый корпус с множеством ветвящихся трубочек, проводов, светящихся индикаторов.
     — Отец мой протуберанец! Это же…
     — Совершенно верно, капитан Гривс. Это волновой анализатор разгонного модуля вашего патрульного крейсера. Контрольный прибор для профилактических работ на маршевых двигателях. Вы и не подозревали о пропаже?
     — Почему же, – обескуражено выдавил из себя Гривс, – механик Жан подал мне рапорт о списании неисправного прибора и покупке нового. Но я не понимаю, как…
     — Это нам и предстоит выяснить! Как имущество крейсера оказалось в этой коробке. Кто произвел подмену. И где сейчас находится опасный и ценный груз курьера Пузикова. Поэтому вы, капитан, и вся команда с этой минуты находитесь под арестом. Попрошу собрать всех в кают-компании для проведения следственных действий.
     Капитан помолчал минуту, что-то обдумывая. Лицо его приняло каменное, непроницаемое выражение. Четким командным голосом он произнес:
     — ЭлМа! Крейсер переключить в режим дрейфа. Штурману Брауну, доктору Новаку и механику Жану немедленно явится в кают-компанию. Да, и пригласите туда же нашу практикантку.
     — Есть, капитан! – ответила ЭлМа.
     Джейсон Смит удовлетворенно хмыкнул и направился к лифту. За ним шел Гривс в сопровождении андроидов с коробкой.
     — Первый раз в жизни иду под конвоем, – пробормотал он.
    
     Медицинский отсек на патрульном крейсере по оснащению не уступал самым дорогим планетарным клиникам. Все последние достижения медицины наличествовали здесь в многочисленных ультрасовременных приборах – от диагностических и терапевтических до интеллектуального хирургического манипулятора. Который мог имплантировать искусственный органы или даже сшивать нейроны и аксоны; не говоря уже о простых операциях типа удаления аппендицита или кесарева сечения. Порядок работы с этим уникальным устройством и объяснял сейчас доктор Новак практикантке из марсианской медакадемии Дарье. Высокий поджарый доктор с благородными древнегреческими чертами лица превращался в настоящего краснобая при общении с молодыми симпатичными девушками. А Дарья, несомненно, относилась к таковым: идеальная фигура, длинные волнистые волосы пепельного цвета, огромные серые глаза на по-марсиански смуглом лице.
     — Так вот, уважаемая Дарья! – разглагольствовал Новак, – вы можете спросить, зачем на патрульном корабле, предназначенном для контроля и поддержания порядка во вверенном капитану районе, столь дорогое оборудование. Да и вообще, зачем здесь нужен сам медицинский отсек с вашим покорным слугой. Хочу напомнить, что на многие десятки, если не сотни парсек вокруг, мы – единственные, кто может оказать неотложную медицинскую помощь. Никто в космосе не застрахован от несчастных случаев, болезней и прочих напастей.
     Дарья внимательно слушала, не сводя глаз с бойкого на язык Новака. А тот был неудержим в своем красноречии.
     — А напасти бывают разные. То какой-нибудь дальнобойщик от скуки обкуриться собачьей петрушки и возомнит себя рейнджером. Тут уж никуда без транквилизаторов… А недавно, на этом столе побывал один незадачливый турист. Проглотил, видите ли, сувенирный орех с Гренерины. Орех с Гренерины в стадии роста! Пришлось бедняге чистить все сосуды. Иначе еще немного, и хоронили бы вместо туриста большой морщинистый орех. Забавно, правда?
     Доктор перевел дух. А практикантка сумела наконец-то вставить фразу:
     — По-моему, это печально, а не забавно.
     Доктор покраснел и смущенно произнес:
     — Пожалуй, вы правы. Впрочем, дорогая Даша, я расскажу вам еще много действительно забавных историй. Когда вы выйдете за меня замуж.
     Настала очередь покраснеть Дарье.
     — Доктор Новак! Я уже говорила, что никогда не выйду за вас замуж.
     — Почему?
     — Ну, во-первых, вы гораздо старше меня. Во-вторых, вы не нравитесь мне как мужчина. И самое главное, вас нет в моем будущем.
     — Что такое, Даша? – рассмеялся Новак. – Неужели вы чародейка и можете предвидеть будущее?
     — Нет, не я. УПС может, – ответила Дарья и осеклась.
     — И вы верите разным оракулам с планет, живущих за счет наивных туристов? Как вы его назвали? Юпс? – переспросил Новак.
     — УПС, – нехотя ответила практикантка, – Уникальное Прогнозирующее Существо. Это я его так назвала. Имя ему понравилось. И он не на какой-то планете, а здесь.
     — Что? – удивился доктор.
     — Да, УПС здесь, на крейсере, в медицинском отсеке.
     С этими словами Дарья открыла стоявший в углу мусорный контейнер и вытащила из него сверкающий многогранник на черной матовой подставке системы жизнеобеспечения. Внутри многогранника в розоватой жидкости плавало что-то серое, бугристо-морщинистое, отдаленно напоминавшее человеческий мозг.
     Доктор Новак побледнел:
     — Это… Это же хрономорф с Филиуса. Девочка моя, ты даже не представляешь, в какую историю мы с тобой влипли…
     Не успел он закончить фразу, как, словно с небес, раздался металлический голос ЭлМы:
     — Доктор Новак. Вам и вашей подопечной надлежит немедленно явиться в кают-компанию…
    
     …Когда-то давным-давно, много вечностей тому назад Разум Хаоса создал материю. Новое творение оказалось примитивным и бесполезным. Оно постоянно выпадало из течений вечности, пытаясь превратить определенность бесконечности в извращенные структуры своего существования. А попытки материи существовать вынудили Разум Хаоса изменить порядки бытия. Он создавал все новые и новые слепки векторов времени. Из векторов расплодились ужасные в своей элементарности формулы новых правил. Формулы правил, порождавшие явление пространства. Пространства, несшего в себе небытие течениям вечности. И тогда Разум Хаоса удалил свое неудачное творение из границ сущего…
     …Осколки Материи Хаоса, рассыпаясь мириадами частиц, калечась о жестокие волны дыхания вселенных, бежали от своего праотца. И бег их был бы бесконечен. Если бы не закон тяготения, выраженный в стремлении обрести себе подобных; если бы не закономерная случайность. Случайность встречи с тем, что не принял Разум Хаоса. Случайность в виде маленькой, кипящей под жестокими лучами молодых светил планеты. Планеты, которая стала родиной хрономорфов…
     …Хрономорфы не знали, что такое «время». Для рожденных в других измерениях не существовало понятия точек во времени, не существовало понятия «сейчас». Унаследованное от Разума Хаоса знание течений вечности позволило им выжить в аду молодой Вселенной. Они просто знали, что, где и как измениться в мироздании. Но не когда. «Когда» им заменяла «неизбежность».
     Вселенная старела. Планета, приютившая хрономорфов, стала одной из десятка себе подобных в стабильной звездной системе. Пройдя пекло новорожденного мироздания, хрономорфы познали радость жизни. Законы эволюции их вселенной породили среду общения, способы познания странного окружения. Причем знания эти для них существовали всегда, потому что познавались в любой момент необходимости.
     Хрономорфы в материальной своей ипостаси всегда знали, что они – живые существа, разумная форма материи. Одна из многих разумных форм в этой вселенной. Они знали, что появятся и другие разумные существа; совершенно другой разум. К встрече с которым хрономорфы были готовы всегда.
     Эти другие существа и дали им название «хрономорфы»…
    
     Немногочисленная команда «Космосила7» собралась в кают-компании. Под стальным взглядом капитана Гривса молча расселись за столом. Лишь андроиды остались стоять по обеим сторонам двери, словно отрезая путь к побегу. Да следователь Смит, демонстративно повернувшись ко всем спиной и по-наполеоновски сложив руки на груди, рассматривал висящую на стене голографическую репродукцию «Взрыв черной дыры» известного маляра-перелетчика двадцать третьего века. Гривс еще раз обвел взглядом весь экипаж, остановился на механике Жане. Тот, заметив лежащий на столе анализатор разгонного модуля, виновато склонил голову.
     — Жан! – Гривс с размаху ударил кулаком по столу. Раздался звук бьющегося стекла. По столешнице во все стороны разбежались извилистые имитаторы трещин – последний писк моды офисной мебели.
     — Да, капитан, – еле слышно произнес Жан.
     — Что б ты угорел в венерианской сауне! Почему имущество крейсера, которое ты пытаешься списать как неисправное, мне доставляет Галактическая Служба Безопасности?
     Вновь воцарилось тягостное молчание, которое Гривс прервал через минуту:
     — Вы что, оглохли, господин механик? Я жду ответа на свой вопрос!
     — А также ответа на еще один вопрос, – подал голос Джейсон Смит, поворачиваясь к собравшимся, – где господин механик спрятал…
     Смит не закончил фразу, так и застыв с раскрытым ртом. Мертвенная бледность разлилась по его лицу. Наконец он справился с собой и дрожащим голосом спросил:
     — Капитан, на вашем корабле женщина?
     — Да, – сердито ответил капитан, – медсестра-практикантка Дарья Грудис. А какое это имеет отношение к нашему делу? Надеюсь, вы не находитесь в плену предрассудков и не считаете, что женщина на корабле – к несчастью.
     Вместо ответа следователь отдал короткую команду андроидам. Те молниеносно бросились к практикантке, и через секунду она была скована по рукам и ногам кибероковами.
     — Что вы себе позволяете? – бросился на помощь Дарье штурман Браун. Но доктор Новак удержал его:
     — Не надо. Браун. Нам все объяснят.
     — Действительно, – поддержал Новака ошарашенный капитан, – господин следователь, потрудитесь объяснить, что все это значит?
     — Что ж, придется, – усмехнулся Смит, к которому вернулось его самообладание. – Но в начале один вопрос: милая барышня, где хрономорф?
     — УПС? – переспросила, всхлипывая, Дарья.
     — Что-что? – не понял Смит
     — Уникальное Прогнозирующее Существо, оно же хрономорф, – ответила Дарья, – оно в медицинском отсеке, на операционном столе.
     — Да вы здесь с ума все посходили! – заорал Смит, – да я вас всех…
     — Успокойтесь, – усталым голосом произнес Новак, – ничего с ним не произошло. Хрономорф просто лежит… вернее, находится на столе. Можете отправить за ним своего гориллу. ЭлМа, разблокируй дверь медотсека.
     Один из полицейских андроидов отправился за хрономорфом. А успокоившийся Смит уселся за стол и, проведя по нему рукой, словно стряхивая невидимые крошки, заговорил.
    
     — Начнем с того, что все, что вы сейчас услышите, является государственной тайной Империи. Хотите вы этого или нет, но раз уж оказались вовлечены в эти события, будьте добры соблюдать закон о пожизненном неразглашении. Итак, вначале разберемся с механиком. Единственная его вина – он не смог определить, что двигатель «Гермесика-229» был выведен из строя умышленно. Наверное, вы были слегка пьяны. Как и сейчас. А через некоторое время, обнаружив пропажу ценного прибора, механик попытался скрыть ее, оформив поломку задним числом. Так, господин механик?
     — Да, – удрученно произнес Жан.
     — Я думаю, капитан Гривс сумеет найти для вас адекватную меру наказания... Теперь переходим к главному. Замену хрономорфа на анализатор, похожий по размерам и массе, произвела ваша практикантка. Скажите, Дарья, хрономорф сам попросил вас об этом?
     — Да, – с вызовом ответила Дарья, – мы подружились. Я слышала его голос в себе. УПС попросил спасти его от этого противного почтальона Гарольда. УПС говорил, что он в опасности и может погибнуть. Если я его не спасу…
     — Так я и думал. Хрономорфы – уникальная форма жизни в нашей Галактике. Они существуют как бы вне течения нашего времени. Или, если угодно, существуют во все времена одновременно. Впрочем, я не силен в подобной философии. Помимо знания будущего, они обладают способностью сильнейшего телепатического воздействия. Однако это воздействие хрономорфы могут применить на ограниченном расстоянии, порядка нескольких километров, и только к прекрасной половине человечества. Как установлено, из-за особенностей течения биохимических процессов в коре женского головного мозга. Вот почему, капитан, я был так резок и решителен, увидев в вашем экипаже женщину.
     — Ладно, чего уж там, – проворчал Гривс.
     — Учитывая опасность, которую хрономорфы представляют для всей цивилизации галактики и хода истории, звездная система с планетой Филиус давно объявлена закрытой зоной. Границы системы охраняет находящийся на постоянном боевом дежурстве сороковой ударный имперский флот…
     — Извините, – перебил Джейсона Смита штурман Браун, – но почему же тогда столь опасное существо перевозилось обычной почтой, в простой картонной коробке.
     — Резонный вопрос. До нас давно доходила информация, что Семириада, галактическая мафия, ищет подходы к исследовательской базе на орбите Филиуса. И даже смогла завербовать одного из сотрудников базы. Галактическая Служба Безопасности разработала специальную операцию. Мы позволили агенту мафии, планетарному геологу, выкрасть хрономорфа во время экспедиции на поверхность Филиуса. Оформив свою добычу как редкий природный кристалл, геолог отправил ее обычной посылкой в музей минералов на Обероне. Мы рассчитывали одним выстрелом убить двух зайцев: разоблачить агента-геолога, а главное – добраться до ячейки Семириады в Солнечной Системе. Увы! Кто же мог предположить, что безупречно проработавший больше тридцати лет в Галактической почте известный вам Гарольд Пузиков – двойной агент. Ну, а в дальнейших событиях вы уже принимали непосредственное участие.
     — И что же теперь будет с хрономорфом? – поинтересовался капитан Гривс.
     — Естественно, он будет возвращен на родную планету, на Филиус, – ответил Джейсон Смит, – а моя миссия на «Космосиле7» на этом закончена. Вам, капитан, я передаю ключ от кибероков госпожи Грудис. Ваш же поступок, медсестра-практикантка, я пока затрудняюсь оценить. Но, следуя букве закона, вынужден буду провести дополнительную проверку, а также сообщить руководству вашей академии.
     — ЮПС, – отчетливо произнес доктор Новак.
     — Причем здесь УПС? – не понял Смит.
     — Не УПС, а ЮПС, – со злостью в голосе поправил его доктор, – вы ЮПС. Юридически Подкованная Сволочь. Девушка, считайте, спасла вашу задницу…
     — Доктор Новак, меня не интересует ваше мнение, – ответил следователь Джейсон Смит, направляясь к выходу.
    
     Через каких-то полчаса изящный серебристый бот Галактической Службы Безопасности стартовал с посадочной палубы патрульного крейсера «Космосил7».
    
     «УПС, милый УПС! Ты все дальше и дальше от меня. Если бы я могла, я опять бы спасла тебя…»
     «Дашенька, девочка моя! Случилось то, что и должно было случиться…»
     «Дашенька! Так меня звал только отец… Прощай, УПС, мой замечательный УПС!»
     «Не прощай, а до свидания, Дашенька! Мы ведь с тобой еще встретимся. Можешь мне поверить...»

  Время приёма: 11:47 28.01.2008