06:14 07.08.2017
Вітаємо переможців!

1 Фурзикова af006 Участковый
2 Левченко Татьяна af029 Мундштук
3 ЧучундрУА af018 Вискал Уробороса


06:39 23.07.2017
Сегодня, в 17.00 заканчивается приём работ на конкурс. Пожалуйста, не оставляйте отправку рассказа на последнюю минуту.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №43 (лето 17) Фінал

Автор: Sergey_D Количество символов: 39893
05 Космос-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

5004 Джек-пот


    Карлтон выбрался из корабля злой и не выспавшийся. Похмелье настроения тоже не улучшало.
     - Бессонница меня доконает, - пробормотал он.
     Наполнявший воздух пух попытался забраться Карлтону в нос, и искатель натянул на лицо бандану.
     Несмотря на усталость, его переполняла энергия. Карлтон побрёл к раскопкам. Сегодня он снова собирался трудиться до заката.
     А что еще оставалось делать в ожидании спасения единственному человеку на…
    
     На Таро Карлтон попал случайно. Отказ системы очистки воздуха вынудил его выйти из гиперпространства в ближайшей системе. К счастью, состав атмосферы одной из планет на девяносто восемь процентов соответствовал земной. А значит, здесь можно дождаться помощи.
     В базе данных о планете не было никаких сведений кроме названия, что, впрочем, Карлтона совсем не удивило. Искатели не летают там, где всё уже исследовано и поживиться нечем.
     Таро оказалась планетой земного типа. Зелёные леса, голубое небо. Лишь воздух слегка пах корицей. По округе бродили стада похожих на бегемотов травоядных животных. Они абсолютно не боялись корабля и человека, лишь в первый день приходили на поляну, где сел «Сталкер», да любопытно обнюхивали корабль.
     Когда человечество вышло в космос, намереваясь обустроить для жизни другие планеты, выяснилось, что кто-то это уже сделал. Высокотехнологическая цивилизация, давным-давно стёртая с листа существования ластиком межзвёздной войны, уже приспособила множество планет для обитания. По счастливому стечению обстоятельств, они оказались пригодны для жизни землян. Впрочем, многие утверждали, что никакой случайности здесь нет, а Земля лишь одна из забытых колоний погибшей цивилизации.
     О Первых, так люди назвали исчезнувшую расу, было практически ничего неизвестно. От некогда величественных городов остались руины, от высоких технологий – осколки. Но даже они могли дать человечеству намного больше, чем все умы планеты вместе взятые. Исследование остатков инопланетных технологий дало людям не поддающийся коррозии металл, устройства связи, передающие сигнал на расстоянии нескольких световых лет за считанные секунды, и главное, люди научились путешествовать через гиперпространство.
     Охота за артефактами не прекращалась с момента обнаружения следов Первых, но какой бы сильной ни была тяга к знаниям, она всегда оказывалась слабее бюрократии. На организацию исследовательской экспедиции уходили годы. Тогда-то и появились искатели – вольные охотники за древностями. Найти артефакты, доставить на землю, получить деньги, промотать их и снова на поиски. Вот схема, по которой они жили. Точно так же жил Карлтон.
    
     Карлтон углубился в лес. Его сапоги бесшумно ступали по высокой траве покрытой мягким ковром древесного пуха, так напоминающего тополиный. И не было ни малейших намёков на то, что на глубине пары метров вся эта нормальность заканчивается и начинается загадка, с которой Карлтон столкнулся после…
    
     После приземления Карлтон решил поискать следы Первых.
     Добыча его мало интересовала, трюм «Сталкера» был перегружен артефактами. Что это такое – Карлтон не знал. Пусть разбираются земные умы. Сам же искатель называл свой груз «большая круглая фиговина», «круглая фиговина поменьше», «что-то похожее на вентилятор» и «хрень тяжелая, проводастая». Плюс куча мелочи, занявшей оставшееся место в трюме. Но с учётом того, что он должен будет отдать половину груза за своё спасение, новые находки лишними не будут.
     Карлтон активировал роботов.
     - Здравствуйте, Антон Геннадиевич. Я так понимаю, у нас появилась работа? – спросил, «проснувшись», первый робот.
     - Босс, ну какого хрена? Мы ж только недавно напахались как рабы на плантации! – недовольно пробурчал другой.
     Главная беда искателя – это одиночество. Многие из них используют модули индивидуальности для своих роботов, чтобы хоть как-то разнообразить будни. Карлтон долго думал над тем, какие модули ставить роботам. В итоге один, устаревшей модели, получил голос и словарный запас профессора университета археологии, его Карлтон называл Проф; а второму достался модуль тинэйджера и имя Пацан.
     В отличие от Профа, специализированного робота, Пацан был универсалом. Функций у него было несчётное количество, но сейчас самой актуальной являлась возможность пилотирования корабля. Когда за Карлтоном прилетят, именно Пацан поведёт следом «Сталкер». Блок индивидуальности новейшей модели, плюс блок инициативы, позволяющий роботу принимать самостоятельные решения, создавали невероятный эффект. Если бы не железная оболочка робота, Карлтон мог забыть, что рядом с ним не живой человек.
     Роботы спустились по пандусу и застыли возле корабля. Проф недвижно ожидал приказов, а Пацан вертёл головой.
     - Ничё так пейзажик, - вскоре сказал он.
     - Пейзажем потом полюбуетесь, а сейчас начинаем обследование. Сначала поляна, потом понемногу углубляемся в лес.
     - Понятно, Антон Геннадиевич, - отозвался Проф.
     - Деспот, - буркнул Пацан.
     Роботы медленно заскользили по полянке; встроенные в них металлоискатели сканировали землю на сорок метров вглубь. Несмотря на то, что существовало множество устройств для исследования плотности и структуры земли, до сих пор самым простым и удобным оставался старый добрый металлоискатель.
     То и дело неподалёку появлялись похожие на бегемотов животные, любопытно разглядывали вторгшихся в их владения человека и роботов и убирались восвояси.
     Первым о находке сообщил Проф.
     - Антон Геннадиевич, сигнал.
     Карлтон направился к роботу. Тот как раз заканчивал глубинное сканирование.
     - Это, несомненно, какие-то металлические провода. На глубине трёх метров.
     Неподалёку раздался голос Пацана.
     - О! И у меня та же фигня! С самой опушки начинается!
     Карлтон почесал макушку. С таким он еще никогда не сталкивался.
     - Продолжайте обследование с максимальной осторожностью.
     Чем дальше они углублялись в лес, тем больше проводов находилось под поверхностью. Они, словно сетью, охватили лес, перепутались с корнями так, что определить, откуда и куда тянутся эти провода, было практически невозможно.
    
     Прошло четыре дня, но что это за провода Карлтон так и не узнал. Да его это и не заботило. Все мысли заняла другая находка. Она лишила его сна, заставляла каждый день переться к раскопкам и работать с утра до вечера, лишь бы побыстрее добраться до неё.
     Пройдя с полкилометра, он оказался на небольшой полянке, посреди которой зияла яма пять на десять метров. Карлтон подошел к краю и глянул вниз. За ночь роботы углубились еще метра на три.
     - С добрым утром, Антон Геннадиевич! – поздоровался Проф.
     - Здорово, Босс! – крикнул Пацан. – Веришь, эти коряги уже задолбали!
     - Мой коллега хочет сказать, что, из-за большого скопления корней в почве, работа протекает медленнее, чем планировалось, - перевёл первый.
     Карлтон взял ручной землекоп и полез в яму. Хоть помощи роботам от него было и не много, но искатель пытался как можно быстрее приблизить момент, когда они доберутся до цели. Вот тогда Карлтон отдохнёт. А сейчас – большой куш. Джек-пот. Бункер…
    
     Бункер обнаружил Пацан.
     Солнце уже клонилось к горизонту, завершая свой поход по небу, когда раздался голос робота.
     - Босс! Тут, по ходу, что-то есть! Я такую здоровенную хрень уже не помню когда видел!
     Карлтон бросился к Пацану.
     - Проф, за мной!
     - Так нельзя, - бурчал робот, следуя за искателем. – Во всём нужна систематичность. А вдруг мы что-то пропустим?
     Роботы принялись обследовать находку. Карлтон стоял в сторонке, нетерпеливо притопывая ногой.
     Под землёй оказалась металлическая плита размером двадцать на двадцать метров.
     - Ну? – спросил Карлтон, когда роботы закончили спектральный анализ находки.
     - Большое содержание ванадия и крезия в сплаве даёт возможность заключить…
     - Железка Первых, - перебил Профа Пацан.- Тутошняя.
     - Мой коллега хочет сказать, - недовольно добавил Проф, - что следов пребывания в космическом пространстве наша находка не несёт. Из чего можно сделать вывод…
     - Что она тутошняя. Я это и сказал.
     У искателя была только одна версия относительно того, что именно они нашли. Бункер.
     На такую удачу Карлтон не мог и рассчитывать. Он надеялся отыскать хоть какие-нибудь обломки устройств, а вместо этого нашел бомбоубежище. А значит – там могли оказаться приборы! Целые приборы, за которые он получит целое состояние!
     Искатели, которым удавалось найти бункер, обычно выходили на пенсию досрочно. Денег вырученных за найденные артефакты хватало на жизнь нескольких поколений.
     - Полный анализ, - осипшим голосом приказал Карлтон.
     Результаты были готовы лишь под утро.
     - Антон Геннадиевич, – раздался голос Профа. – Мы закончили…
     - Короче, всё готово! – как всегда перебил Профа Пацан.
     Карлтон бросился к роботам. Его сердце стучало, на лбу выступил пот. Он жаждал услышать результаты обследования и в то же время боялся. А что если это окажется не бункер?
     - Проф, доклад.
     - Короче, тут… - как всегда бесцеремонно начал Пацан.
     - Молчи, - скомандовал Карлтон. Ему не хотелось услышать лучшую новость в своей жизни на жаргоне. Спокойный размеренный тон Профа больше подходил к торжественности момента. – Проф, доклад.
     - Ну чё за шняга? – недовольно пробурчал Пацан. – Чего это все хорошие новости старый хрен должен толкать?
     Проф подкатил ближе и начал:
     - Проведённые нами анализы позволяют сделать следующие выводы: в земле находится полый внутри железный параллелепипед со сторонами двадцать на двадцать метров в основании и высотой четыре метра. Судя по предварительным анализам, он не повреждён …
     Карлтон слушал еще минут пять. Сомнений не осталось. Он нашел уцелевший бункер.
     Ему хотелось бегать, прыгать, кататься по траве, орать, петь, танцевать, а вместо этого он стоял и улыбался.
    
     Работал Карлтон с рвением, которого никогда не мог в себе даже заподозрить. Вот уже третий день он проводил на раскопках с утра до вечера. Мышцы болели, руки уже не сгибались, но Карлтон просто не мог сидеть на месте. В нём бурлила невесть откуда взявшаяся энергия, заставляющая каждое утро лезть в яму и работать до упаду. И всё бы ничего, если бы не бессонница. И, конечно же, пух. Проклятый, назойливый пух, появившийся на второй день…
    
     Перевалило за полдень, когда Карлтон обратил внимание на летающие в воздухе пушинки. Он поймал одну и рассмотрел её. Ничего необычного. Аналог тополиного пуха или парашютиков земных одуванчиков. Он поднял голову и увидел, что на стволах деревьев полопалась кора, и оттуда торчат мягкие белые комья.
     К вечеру пуха в воздухе стало намного больше. Он лез в нос, в глаза, но Карлтону это не мешало. Его это просто не интересовало.
     Когда стемнело, Карлтон вернулся на корабль. Перекусил и лёг спать.
     Самый простой способ скоротать время. Утром он проснётся и увидит, что работа наконец-то продвинулась.
     Но сон всё не шел. У искателя было отменное настроение. Голову переполняли мысли. О том, что можно найти в бункере; о том, сколько за это можно выручить; о том, что он может себе позволить разбогатев. Мечты отталкивали сон, словно бульдозер снежные сугробы.
     Заснуть Карлтон так и не смог.
     А под утро, каюту заполнили налетевшие сквозь открытый люк пушинки. Они щекотали кожу, забивались в ноздри, липли к губам.
     Отплёвываясь, Карлтон включил свет и поднялся. Заснуть ему сегодня вряд ли удастся. Да и не хотелось.
     Весь следующий день Карлтон работал вместе с роботами. Пух заполнил воздух и укрыл землю. Не обращать на него внимания было уже невозможно, и искателю пришлось надеть на лицо бандану.
     К вечеру, смертельно уставший, он вернулся на корабль и свалился на кушетку, ожидая, что заснёт мгновенно.
     Не тут то было.
     За ночь Карлтон перепробовал все известные ему способы помогающие уснуть. Сначала он считал в уме до тысячи. Не помогло. Потом, вспомнил детский способ, и принялся считать прыгающих через ограду овец. Решив вскоре, что это уж слишком по-детски, он начал считать моделей на подиуме. Потом, подиум превратился в пляж, а на женщинах исчезла одежда. Это немного подняло Карлтону настроение, но заснуть не помогло. Более того, теперь ему было неудобно лежать на животе.
     Выбравшись из корабля, он снова отправился на раскопки. Пробираясь по лесу, он вдруг сообразил, что вот уже второй день не видит ни одного «бегемота». До этого животные сновали вокруг, абсолютно не опасаясь человека, а теперь исчезли. Карлтон предположил, что их спугнул шум и суета вокруг раскопки.
     Отработав целый день и убедившись, что сон снова не идёт, Карлтон решил напиться. Он выпил полторы бутылки коньяка, но отключиться так и не смог. Лишь заработал тошноту и похмелье. И вот сейчас он с тяжелой головой трудился вместе с роботами в яме.
    
     Когда на браслете Карлтона пропищал сигнал, он выскочил из ямы и понёсся к «Сталкеру». Кто-то вызывал его по рации. Значит, спасение прибыло.
     Очень редко искатели отправлялись на Окраину без подстраховки. Некоторые работали парами, одиночки же подавали запрос в бюро и ожидали, пока кто-нибудь из искателей не откликнется. Исследуемый сектор они делили пополам и чаще всего не пересекались.
     На этот раз Карлтону в напарники попалась Льдина. Искательницу Лару Ладину окрестили так за холодность и вечный сарказм. Лично Карлтон с ней знаком не был, но наслышался достаточно. Из всего слышанного очень мало слов относились к цензурным.
     Карлтон залетел в «Сталкер». Из динамика доносился голос:
     - «Сталкер», приём. Вызывает «Магеллан». Приём.
     Он свалился в кресло и нажал кнопку связи.
     - «Магеллан», это «Сталкер». Приём, – и уже с улыбкой добавил. - Как же я рад тебя слышать!
     С экрана на него глядела Льдина. Хмурое лицо, крючковатый нос. Красавицей она не была. Впрочем, уродиной тоже.
     - Ты всегда такой дохлый, или специально к моему визиту красоту наводил? – спросила Лара.
     Карлтон подпёр тяжелую голову рукой.
     - И тебе привет. А что со мной не так?
     - Ты на себя в зеркало глядел?
     - Я устал. А еще у меня бессонница. И похмелье. Это всё из-за пуха.
     - Какого еще пуха?
     - Спускайся, узнаешь.
     Лара немного помолчала.
     - Ладно. Что там с твоим кораблём?
     - Накрылась система очистки воздуха. Пришлось садиться сюда.
     - Ладно. Что я получу?
     - Моральное наслаждение от спасения ближнего?
     - Сомнительная радость. А в материальном плане?
     Карлтон устало вздохнул.
     - Как заведено, половину того, что у меня в трюме. Там четыре здоровенных хреновины, которые я как раз вёз на Землю. А когда спустишься, я тебе покажу что-то ОЧЕНЬ интересное.
     - Даже так? И что же это?
     - Спускайся, узнаешь.
     - Хорошо. Захожу на посадку.
    
     Вскоре «Магеллан» приземлился неподалёку от «Сталкера».
     Шлюз открылся, и на трапе появилась Лара. Одетая в облегающий экзокостюм, на лице респиратор.
     Решив, что на респираторы он уже насмотрелся, Карлтон сосредоточил всё своё внимание на теле девушки. Несмотря на небольшую сутулость, фигура у Лары была шикарная. Не тощая, широкие бёдра, пышная грудь… В общем, именно то, что нравилось Карлтону.
     Искатель заставил себя отвлечься от покачивающейся в такт шагам груди и перевёл взгляд на лицо.
     - Ты с ума сошел? –спросила Лара, когда приблизилась. – Почему без респиратора?
     - Ты б еще спросила, почему я не в шубе. Атмосфера – девяносто восемь процентов земной. Могла бы и анализы провести.
     Лара нахмурилась.
     - Я провела. Семьдесят шесть.
     Карлтон тряхнул головой.
     - Какие семьдесят шесть? Я перед посадкой проверял. Не школьник, слава Богу.
     - Не знаю, что ты там проверял. Может у тебя и анализатор испорчен? Так, пошли в «Магеллан», посмотришь. Заодно кислородный баллон захватишь. Я его за тебя таскать не собираюсь.
     Карлтон пожал плечами и побрёл за нырнувшей в шлюз Льдиной.
     Лара вызвала результаты анализа атмосферы. На экране засветилось большими красными цифрами 76% з. а.
     - Ну? – спросила Лара.
     Карлтон, ничего не понимая, уставился на экран. Как такое может быть? Анализатор на «Сталкере» в норме. В этом искатель был абсолютно уверен. И перед посадкой он показал 98%.
     - Что за чертовщина, - пробормотал Карлтон. – Не мог состав атмосферы измениться так сильно.
     Лара лишь пожала плечами.
     Карлтон упал в кресло и вдруг понял, как он устал. Ему хотелось спать. Впервые за неделю. И вдруг сон, словно рукой сняло.
     - Звери…- прошептал Карлтон.
     - Что? – Лара недоуменно уставилась на него.
     - Звери ушли три дня назад. А я думал, их раскопки спугнули! И бессонница у меня началась тогда же!
     - Ты точно дурак. Сразу же должен был провести анализы!
     - Не о том думал.
     - И о чём же, если не секрет? О том, как поскорее себя угробить?
     - Пошли, покажу. Хоть ты и редкостная зараза, но если дело выгорит, мне всё равно самому всё не вывезти.
     Широко зевнув, Карлтон поднялся из кресла.
     - И робота захвати.
     Не задавая лишних вопросов, Лара пошла за Карлтоном.
    
     - Ты решил похоронить свой корабль? - спросила Лара, когда они вышли на полянку.
     Карлтон решил игнорировать нападки искательницы.
     - Там бункер. Уцелевший.
     Лара недоверчиво посмотрела на него.
     - Ты серьёзно?
     - Нет, блин! – вспылил Карлтон. – Специально копал неделю эту яму, чтоб тебя разыграть!
     - С тебя станется, - буркнула Лара и направилась к раскопкам.
     - Эй, Босс, мы тут работаем – а ты развлекаешься! – Радостно заявил Пацан. - Где такую опупезную тёлку надыбал?
     - Карлтон, если твоя железяка еще раз скажет обо мне что-то подобным тоном, я ему шары из подшипников повыдёргиваю.
     - Понял, - испуганным голосом заявил Пацан. – Не дурак. – И понизив громкость, сказал Карлтону. – Крута!
     Тут Пацан заметил робота Лары и обратил всё внимание на него.
     - Опана! У нас пополнение! Проф, встречай гостей, – и обращаясь непосредственно к роботу. – Тебя как зовут?
     Робот не ответил. Либо Лара не использовала модуль личности, либо индивидуальность робота был так же холодна и нелюдима, как хозяйка. Не дождавшись ответа, Пацан констатировал:
     - Немой. – И, повернувшись к Карлтону, добавил. – Босс, точно тебе говорю, не зли её. Она своему роботу звуковой модуль уже вырвала.
    
     Карлтон с Ларой вернулись на «Магеллан».
     - Ляг, отоспись. В каюте есть кушетка, - буркнула Лара и уселась в своё кресло.
     - Забота? Вот уж не ожидал.
     - От тебя всё равно пользы никакой, только под ногами путаться будешь. А я пока анализами займусь.
     У Карлтона лишь хватило сил, чтоб кивнуть.
    
     Карлтону показалось, что он лёг минуту назад, когда Лара начала его тормошить.
     Он с трудом открыл один глаз и уставился прямо на декольте нагнувшейся над ним Лары. Отметив прелесть зрелища, он перевернулся на спину.
     - Ну наконец-то, - недовольно пробурчала Лара. – Я тебя уже минут десять тормошу.
     - Что, серьёзно?
     - Ага. Ты мне уже успел рассказать, что при землетрясениях топливных насосов свет сияет ярче травы, или что-то вроде того.
     - Я нёс такую чушь? – Карлтон заметил в руках Лары чашку, источающую запах крепкого чёрного кофе.
     - Кофе в постель? Ну прямо семейная идиллия!
     - Не надейся. Вообще то, кофе я приготовила себе, но решила, что ты без него не проснёшься.
     - Спасибо, – Карлтон потянулся за чашкой. – Ты просто прелесть!
     - Ты меня не правильно понял. Я собиралась вылить его тебе на голову.
     - Ну, спасибо, что не вылила.
     Карлтон взял чашку и, опуская к ней глаза, невольно задержал взгляд на груди Лары.
     Он вскрикнул от неожиданности, когда Льдина схватила его за нос и повернула лицо к чашке.
     - Пей быстрее и просыпайся. Дел – выше крыши.
     Лара отошла к пульту. Карлтон еще раз зевнул и сел.
     - Что там с анализами? Нашла что-то?
     - Еще бы не найти. Если бы ты потрудился поискать что-нибудь дальше своей ширинки, тоже нашел бы. Атмосфера наполнена газообразным соединением метил-3,4-етилендиоксиамфетамина с примесью…
     - А по нашему можно?
     - Тебя хоть чему-нибудь учили, прежде чем дать разрешение на самостоятельные полёты?
     - Умные слова и я умею с монитора читать, – пробурчал Карлтон.
     - Ладно. В двух словах: атмосфера этой планеты больше всего напоминает экстази и подобные ему стимуляторы, производимые на Земле. Газ вызывает выброс серотонина и адреналина. Бешеная энергия, которую нужно куда-нибудь выплеснуть. Не удивительно, что ты не мог спать. Еще пару дней, и у тебя бы просто не выдержало сердце.
     - Вот те на…- пробормотал Карлтон. – Откуда он взялся?
     - С этим я тоже разобралась. Ты упомянул, что бессонница началась, когда появился пух. Я проверила его – ничего. Обычные семена. А вот сами деревья намного интересней. Именно они перерабатывают воздух в экстази.
     - Как земные очищают атмосферу от углекислого газа?
     - Что-то вроде того, но намного сложнее.
     - Тогда почему раньше они вырабатывали обычный кислород?
     - А вот этого я не знаю. Может, какое-то сезонное явление. Вроде земного листопада.
     Карлтон задумался.
     - Или механизм, позволяющий зверям разносить семена на большие расстояния? Подпитываемые газом звери могут преодолевать большие расстояния, перенося семена всё дальше и дальше.
     - Возможно. Но это не объясняет, почему звери вообще покинули эти места. Разве что сезонная миграция.
     Карлтону пришла в голову мысль, и он поделился ею с Ларой.
     - Слушай, а если это не миграция?
     - А что?
     - Может, они бегут от чего-то?
     - Ага, я, когда тебя впервые увидела, тоже испугалась. Думала дать дёру.
     - Я серьёзно. На земле случались ситуации, когда звери начинали беспокоиться или бежать с насиженных мест перед катаклизмами!
     - Ты сам сказал, что они ушли три дня назад. Если бы что-то должно было случиться, то уже случилось бы. Их что, дар предвидения подвёл?
     - Да ладно тебе, это всего лишь гипотеза.
     - Это не гипотеза, а идиотизм.
     - Ну так разбирайся сама!
     - Да уж разберусь. Если ты за три дня мозгами ни разу не пошевелил, так чего от тебя ждать сейчас?
    
     Карлтон выскочил из «Магеллана» злой как чёрт. Хоть он и пытался спокойно относиться к нападкам Лары, но она доводила его до белого каления.
     Ему хотелось отомстить Льдине за необоснованную грубость.
     Карлтон пошел в лес и нарвал попавшихся под руку цветов, потом подозвал Пацана, вручил ему букет и отправил к Ларе. Сам же с довольной улыбкой полез в котлован работать.
     Его настроение улучшилось, когда он заметил стремительно приближающуюся Лару. Сделав вид, будто не заметил этого, Карлтон продолжил работу.
     Лара подошла к нему и остановилась. Она ничего не говорила, лишь яростно сопела. Карлтон повернулся к ней.
     - Привет Лара. Что-то случилось?
     - Я таких шуток не люблю.
     - Каких шуток?
     - Только что твой робот вручил мне цветы и пригласил на свидание.
     Карлтон состроил невинное лицо.
     - А я тут причём? Видимо он заметил в тебе родственную душу. Холодную и жесткую.
     Лара испепелила его взглядом и ушла прочь.
    
     До вечера Карлтон провозился на раскопках. Ему вовсе не хотелось возвращаться к кораблям и пересекаться с Ларой. Разве только чтоб фигурой полюбоваться.
     Когда солнце спустилось к горизонту, Льдина появилась возле раскопок.
     - Всё. На сегодня хватит, - не дожидаясь ответа, она направилась к «Магеллану».
     Карлтон, не долго думая, покинул раскопки и пошел к «Сталкеру».
     - И куда ты побрёл? – окликнула его Лара.
     - На корабль. А что тебя не устраивает?
     Лара смотрела на него как на полного придурка, каковым Карлтон себя и почувствовал после её следующих слов:
     - Ты в кислородной маске спать собрался? У меня ночевать будешь. Только учти, начнёшь приставать – пожалеешь, что я вообще прилетела.
     Карлтон лишь устало кивнул.
     Когда он вошел в «Магеллан», уловил божественный запах. На столе стоял суп. Настоящий, вареный, а не разогретый полуфабрикат.
     Карлтон вытаращил глаза на стол.
     - Ты это готовила?
     - Тебе что-то не нравится?
     - Да нет. Я, как-то, привык к продуктам быстрого приготовления…
     - По тебе и видно. Не хочу, чтобы по возвращении на Землю сказали, что это я тебя голодом заморила.
     Очень скоро Карлтон с удовольствием уплетал Ларину стряпню. Искательница сидела напротив.
     - А ты отлично готовишь, - заметил Карлтон. Вкусная горячая пища значительно улучшила его настроение.
     - Если это комплимент, то спасибо. Если подкол – то иди в задницу.
     - Это комплемент.
     Лара подняла на Карлтона глаза и долго его изучала, потом ответила:
     - Спасибо.
     Карлтон откинулся на спинку стула, сложив руки на набитом животе.
     - Лара, ты ответишь, если я задам вопрос?
     - Смотря какой.
     - Слушай, я нашел бункер и делюсь с тобой. Вместо того, чтобы отдать тебе пол своего груза, а бункер скрыть. Из чувства благодарности, могла бы хоть на вопрос ответить.
     - Ты просто боялся, что до того, как сюда вернёшься, его кто-то найдёт.
     - И, тем не менее, ответишь?
     - Если ты ответишь на мой.
     - Задавай.
     - Ты зачем своему роботу такой блок индивидуальности загрузил? Хочешь, чтобы рядом находился кто-то, выглядящий глупее тебя?
     Несмотря на то, что Лара пыталась разозлить Карлтона, ответил он абсолютно серьёзно.
     - Однажды, парень, разговаривающий точно так же, спас мне жизнь. И я пообещал ему вознаграждение, как только разбогатею. На следующий день, перед тем, как я улетел с той планеты, он поймал меня и вручил этот самый блок и потребовал вставить его в робота. Чтобы он напоминал мне об обещании. – Карлтон усмехнулся. – А потом, если честно, я привязался к Пацану.
     - Обещание, как я понимаю, ты не выполнил?
     - Выполню.
     - Ага. Уже вижу, как ты несёшься через полгалактики, чтобы вручить ему вознаграждение.
     Карлтон пожал плечами.
     - Теперь мой вопрос.
     - Задавай.
     Карлтон заметил, как Лара напряглась.
     - Почему ты так общаешься со всеми?
     - Как так?
     - Ты понимаешь, о чём я.
     Лара немного помолчала, потом ответила.
     - Не со всеми. Только с мужланами, вроде тебя.
     - И чем же они тебе не угодили?
     - Я искатель. Как еще я могу общаться с теми, кто, глядя на меня, обращают внимание только на грудь?
     Ответа Лара не ждала, но Карлтон, улыбаясь, сказал:
     - А как же на такую красоту можно не обращать внимание?
     Лара покраснела. Карлтон надеялся, что на этот раз не от злости.
    
     С роботом Лары работа продвигалась намного быстрее. К вечеру следующего дня они добрались до входа в бункер.
     Когда дверь открылась настолько, что в бункер можно было заглянуть, Карлтон застыл. Слабый зелёный свет разгонял кромешную тьму, которая должна была встречать искателей.
     Карлтон с Ларой переглянулись. Похоже, удача им не просто улыбалась, а скалилась во все тридцать два, да еще и махала флагом.
     Людям уже доводилось встречать работающие приборы Первых, но настолько редко, что вероятность такой находки стремилась к нулю.
     Первыми вошли роботы. Несмотря на желание поскорее обследовать бункер, люди дождались, пока из проёма показался Проф и сообщил, что в бункере безопасно.
     Внутри давно уже властвовала пыль. Она покрывала пол, стены, койки по периметру; служила чехлом для стоявших у дальней стены устройств, видимо когда-то предназначавшихся для жизнеобеспечения находящихся в бункере; свисала гроздьями с тускло горевшей зелёным лампы под потолком; пыталась скрыть от чужих глаз монитор на стене. РАБОТАЮЩИЙ монитор.
     Карлтон подошел к нему и аккуратно, рукавом, стёр пыль. На экране виднелся текст на языке Первых.
     - Интересно, что здесь написано?
     Не ответив, Лара повернулась к своему роботу.
     - АР-13, перевод текста.
     Робот подъехал к панели и застыл перед ней.
     - Он может это перевести? – недоверчиво спросил Карлтон.
     - Скоро узнаем. Словарь я купила недавно, и пока не было возможности проверить его на практике.
     Через некоторое время АР-13 выплюнул распечатку. Лара взяла её и, наморщив лоб, принялась читать про себя.
     - Ну? Что там?- нетерпеливо спросил Карлтон.
     - Так… в случае атаки… оставайтесь в бункере… пока не исчезнет опасность… о чём вам скажет сигнал… Будет отключена система эвакуации… Не покидайте убежище еще два дня… Пока не очистится атмосфера. Длительное нахождение на поверхности во время работы системы эвакуации… вредно для здоровья. – Лара повернулась к Карлтону. - Ты понимаешь, о чём это?
     Карлтон ошарашено глядел на девушку.
     - Деревья? И газ вызывающий энергетический приток. Так это система эвакуации?
     Лара пожала плечами.
     - Почему бы и нет? Она позволяла добраться до бункеров и подготовиться к нападению. Убирала фактор человеческой усталости. А деревья и животные по-своему приспособились к ситуации. Одновременно с газом дерево выбрасывает семена, которые переносятся животными. А звери получают возможность убраться подальше от зоны боевых действий.
     - Вот те на. Получается, какая-то из работающих систем активировала деревья? Но как?
     - Ты же сам говорил, земля пронизана проводами, путающимися в корнях. Электрический сигнал? Еще какой-нибудь? Кто его знает.
     - А что там дальше?
     Лара пожала плечами.
     - Абракадабра какая-то. Набор букв.
     - Ну и ладно. Начинаем думать, как мы всё это будем перетаскивать на корабль.
    
     - Это стоит отметить, - заявил Карлтон. – У меня еще бутылочка коньяка осталась. Ты как на это смотришь?
     - Я не против.
     Они уселись на кухне «Магеллана». Лара немного повеселела, похоже, увиденное в бункере смогло таки приглушить её верный сарказм.
     Стаканов на корабле, естественно, не было, поэтому Карлтон живо разлил коньяк по чашкам и провозгласил тост.
     - За богатое будущее!
     Лара подняла чашку, они чокнулись и выпили.
     Карлтон вдруг скривился, его передёрнуло, и он начал хватать ртом воздух.
     - Крепкий? – спросила Лара.
     - Горячий! – заорал Карлтон.
     Лара захохотала.
     - Ты же автоподогрев чашки не выключил! Я из них только кофе пью!
     Пока Карлтон хватал ртом воздух, пытаясь хоть немного остудить обожженный язык, Лара смеялась и никак не могла остановиться. Карлтон отметил, что смех у неё весьма приятный. Намного лучше недовольного бурчания.
     Когда он отдышался, Лара уже разлила коньяк и подняла чашку.
     - За везение. Которое даже твою аварию превратило в удачу!
     Пару минут просидели молча. Карлтон вдруг понял, что не знает, что сказать Ларе, когда она не язвит.
     - Что ты сделаешь со своими деньгами? – спросила Лара.
     Карлтон пожал плечами.
     - Не знаю. Я всегда мечтал о доме, но и космос бросать не хочу. Может, построю корабль и обустрою его для жизни. Есть в этом что-то, путешествовать между звёздами, не выходя из дома. А ты?
     - А я займусь торговлей. Куплю пару кораблей, найму команду, а себе оставлю «Магеллан». За то время, что я летаю, присмотрела немало мест, где можно проворачивать неплохие сделки.
     Карлтон удивился.
     - А я почему-то думал, что ты захочешь оставить полёты.
     - Нет. Я ведь летаю не потому, что нет другого заработка. Представь себе, женщины тоже могут любить звёзды …
     Снова повисла тишина, и Карлтон налил коньяк. Поднял чашку.
     - Третий. Пьём за тебя.
     - Если ты начнёшь рассказывать про мои ясные глаза и губы как вишни, я сломаю тебе руку, - пристально глядя на Карлтона, сказала Лара.
     - Не скажу. Не подоспей ты вовремя, я бы уже загнулся. Так что – за тебя.
     Внезапно они затихли и прислушались. За стенкой корабля кто-то, довольно мерзко и фальшиво, насвистывал медленную мелодию.
     - Это еще что? – спросила Лара.
     Карлтон, повернувшись к двери, крикнул.
     - Пацан, а ну зайди!
     Дверь скользнула в сторону, и на пороге появился робот.
     - Ты что делаешь? – мрачно спросил Карлтон.
     - Ну а чё? Я так решил, если в одной комнате мужик с бабой, то романтическая музыка наверняка не помешает!
     Карлтон захохотал, а Лара запустила в робота чашкой. Пацан поймал её и аккуратно поставил на столик.
     - Ну блин, хотелось как лучше…
     - Ты почему здесь? – спросил Карлтон пересмеявшись. Лара, сложив руки на груди, хмуро смотрела на робота.
     - Я, вообще то, пришел сказать, что мы с пацанами перебрали всю ту бодягу в берлоге. Как минимум треть приборов рабочих. Решил порадовать, а тут меня прибить пытаются.
     Карлтон откинулся на спинку стула. Такого он не ожидал.
     - Хорошо. Спасибо. Возвращайся к работе.
     Робот развернулся и выкатился из комнаты. Когда дверь закрылась, из-за неё снова послышалась та самая песня, которую Пацан насвистывал минутой раньше.
     Карлтон встал.
     - Ну, сейчас я ему…
     - Всё-всё! – послышалось из-за двери. – Линяю.
     Карлтон уселся и повернулся к Ларе.
     - И как тебе новость?
     Медленно, но верно, беседа начала клеиться. Алкоголь развязал Ларе язык. Они рассказывали друг другу о том, где бывали, что видали. Рассказывали истории смешные и грустные. Делились своими мечтами.
     Спать легли незадолго до восхода солнца.
    
     На следующее утро они вернулись к работе. Немножко поутихла эйфория от находки бункера, из крови выветрился алкоголь, а к Ларе вернулась её повседневная раздражающая брюзгливость.
     Демонтаж и переноска найденных устройств на корабль шли полным ходом. Пока роботы суетились с погрузкой, Карлтон спустился в бункер.
     Взгляд искателя упал на светящийся экран с сообщением об эвакуации и остановился на буквах внизу экрана. Тех, которые не смог перевести робот Лары. Вчера, захваченный созерцанием бункера, он не обратил на них внимания. Сейчас же, на свежую голову, они показались ему смутно знакомыми. Вот только где он их мог видеть?
     Карлтон встряхнул головой и, выбравшись из бункера, отправился искать Лару.
     - Слушай, эта абракадабра, которую твой робот не смог перевести…
     - Та, что внизу таблицы?
     Карлтон кивнул.
     - Мне кажется, что я уже видел что-то подобное.
     - Браво! Ты раньше видел буквы Первых!
     - Я не о том. Похожие наборы. Такую же структуру записи…
     Лара повернулась к нему.
     - И где ты их видел?
     - Да если бы я помнил…
     Девушка фыркнула.
     - Кто бы сомневался! Не забудь сообщить мне, если вспомнишь еще что-то такое же важное.
    
     Лара командовала роботам, куда разместить очередной демонтированный прибор, когда с ней связался Карлтон и попросил прийти.
     Спустившись в бункер, Лара привалилась плечом к откосу. Карлтон стоял перед экраном и смотрел на лист бумаги, который держал в руках.
     - Если тебе скучно – поболтай со своим придурком-роботом, вместо того, чтоб звать меня.
     Карлтон проигнорировал её грубость.
     - Смотри, эти буквы…- он ткнул пальцем в низ экрана.
     - У тебя очередной приступ дежавю? Тогда сделай…
     - Закрой рот и подойди сюда! – гаркнул Карлтон.
     Лара нахмурилась, но подошла.
     - Я вспомнил, где видел такие записи!
     - Да? И где же?
     - Я пару лет пролетал на реставрированном двигателе Первых. Управлялся он, понятно, пультом, сделанным на Земле, и координаты вводились обычными цифрами. Но на двигателе они отображались именно в таком виде.
     - Очень любознательно.
     - Ты что совсем ничего не понимаешь? Это координаты!
     - И что? Координаты чего?
     Карлтон сверился с листом.
     - Так, гляди. Вот это, перевод координат в нашу систему измерения, – он показал лист. – Я полдня над ними просидел. Все базы данных перекопал, пока нашел способ их расшифровать.
     - И?
     Карлтон ткнул пальцем в первую строчку.
     - Это место, откуда я совершил прыжок. А теперь смотри на вторые координаты.
     Карлтон сунул Ларе распечатку. Девушка долго и внимательно вглядывалась в цифры, потом пошептала:
     - Это… Координаты того сектора, откуда совершила прыжок я! Ты понимаешь, что это значит? Существует прибор, отслеживающий вход в гиперпространство! Если мы его найдём… Погоди, а это что за цифры? Первая строка – «Сталкер». Вторая – «Магеллан». Кто третий?
     Карлтон пожал плечами.
     - Может, еще кто-нибудь услышал твой сигнал, и решил ответить? – задумчиво сказала Лара.
     - На координаты взгляни.
     Лара пристально посмотрела на лист.
     - Это невозможно! Так далеко еще никто не забирался!
     Карлтон хмуро молчал.
     - Кто это может быть? И как скоро он здесь окажется?
     - Я почём знаю? Но, предлагаю убираться отсюда побыстрее. Хватит с меня уже сюрпризов.
    
     Вечером следующего дня «Магеллан» стартовал с планеты. За ним «Сталкер» с Пацаном за штурвалом.
     Они только покинули атмосферу Таро, когда бортовой компьютер сигнализировал о том, что поблизости из гиперпространства вышел корабль. На радаре рядом с обозначавшими «Сталкер» и «Магеллан» точками возникла еще одна. В несколько раз превосходящая размерами корабли искателей.
     - Ну и громадина! – прошептала Лара. - Что это может быть?
     - А чёрт его знает. Компьютер, трёхмерное изображение.
     Люди напряженно ждали, пока лазерные лучи пронизывали пространство, ощупывая громадину неизвестного корабля, и возвращались к «Магеллану».
     Под потолком начало формироваться трёхмерное изображение.
     С каждым новым штрихом Карлтон хмурился всё больше.
     - Да что ж это такое? – пробормотал он. – Есть в нём что-то знакомое…
     - Это бомбардировщик Первых, - сдавлено сказала Лара.
     - Что? Это невозможно! – воскликнул Карлтон, уже понимая, что Лара права. Вот почему ему показался знакомым корабль. Он видел остатки бомбардировщиков, но никогда не думал, что придётся столкнуться с таким.
     Самое страшное оружие Первых, учёные назвали его «Армагеддон». Автоматический бомбардировщик, предназначенный для уничтожения планет. Корабль, вращаясь, входил в атмосферу и, достигнув поверхности, начинал всверливаться в землю. Достигнув определённой глубины, он взрывался. Планету разрывало, словно арбуз, внутри которого сработала ручная граната.
     Как он здесь оказался, почему именно сейчас и где находился до этого – ни Карлтон ни Лара не догадывались. Может, на планете был какой-то датчик, сообщивший кораблю о деятельности на Таро, или он засёк включившуюся систему эвакуации, и поспешил проверить причину этого. А может просто бороздил космические просторы выискивая планету, на которой еще остались следы его давнишних врагов… Вряд ли люди когда-нибудь узнают об этом. А сейчас их интересовал совершенно другой вопрос.
     - Что нам теперь делать?
     - Убираться отсюда поживее. Сколько до прыжка?
     Лара поглядела на монитор.
     - Двадцать пять минут. Успеем, прежде чем он доберётся до нас.
     Но древний корабль не собирался гнаться за удирающими судёнышками. Он направился к планете.
     Сначала Карлтон испытал облегчение и лишь потом сообразил, чем чревато такое действие бомбардировщика.
     Выйти из гиперпространства можно только за счёт гравитационного поля какой-нибудь планеты. Для того же, чтобы войти, нужно как можно дальше отдалиться от них.
     Карлтон отстранил Лару он пульта и дал компьютеру запрос, за сколько «Армагеддон» доберётся до Таро.
     - Десять минут, - прочитал Карлтон результат. - Еще столько же до взрыва.
     - Мы не успеем войти в гиперпространство. Нас накроет взрывом…
     Искатели обреченно смотрели на монитор, когда зашуршал динамик, из него раздался голос Пацана.
     - Босс, я знаю как задержать эту хрень, чтобы вы успели убраться.
     - Говори.
     - До большого бабаха минут двадцать, если этот здоровый хмырь будет идти так же шустро, как сейчас.
     - И что ты предлагаешь?
     - У него один движок. Если его вырубить, то он пойдёт по инерции.
     - И как же ты предлагаешь это сделать умник? Связаться с ним и попросить отключить двигатель?
     - Не-а. Пойти на таран. Прямо на движок. Нашему кораблику, конечно, приснится пендык, но, по моему, это того стоит.
     - Так он тебя и подпустит к себе.
     - Босс, я иногда с тебя прозреваю! Ты где слышал про бомбовоз без сопровождения?
     - Это только догадки.
     - Не-а. Я тут с Профом и Немым посоветовался. Они подтвердили мою мыслю. Так что, давай, Босс. Не плужи. Времени мизер. Приятно было с тобой работать!
     На радаре точка, обозначавшая «Сталкер», изменила направление и понеслась наперерез «Армагеддону».
     Карлтон не мигая смотрел на экран, стиснув до боли кулаки.
     - Карлтон, - позвала Лара. – Сядь и пристегнись. Это …
     Она хотела сказать «это всего лишь робот», но фразу не закончила.
     Карлтон откинулся на спинку кресла, а потом каюту заполнил голос Пацана. Он вызывал «Армагеддон».
     - Пацан вызывает здоровезного жлоба, ты меня слышишь? Слышишь, я спрашиваю? Чё отморозился? Я с тобой базарю! Слышь, жлобина, закурить не найдётся? А чё так молчишь грубо?
     - Зачем это? – Спросила Лара. Её голос звучал сдавлено.
     - Такая у него…- Карлтон не смог произнести слово «программа», - …натура.
     Они следили как на радаре маленькая точка «Сталкера» приближается к «Армагеддону». А из динамика продолжали нестись слова Пацана.
     - Ты вообще с какой планеты? Чего на чужую территорию рыло суёшь? Сейчас я здесь старшой! Со мной базар держать надо!
     Маленькая точка приблизилась к большой. Сейчас всё решится. Если «Армагеддон» взорвётся от столкновения…
     - Так вот, слушай меня, урод! – нёсся из динамиков голос Пацана. – Ты моему Боссу испортил понтовый отдых с классной тёлкой! А я за Босса…
     Точки на экране соприкоснулись.
     Карлтон только сейчас заметил, что впился пальцами в поручни с такой силой, что сорвал ноготь на указательном пальце.
     Он ожидал, что сейчас до них докатится световая волна, сообщающая, о взрыве. Но ничего такого не произошло.
     Цифры указывающие скорость «Армагеддона» начали уменьшаться.
     - Пацан сказал – Пацан сделал, - тихо произнесла Лара. Её голос дрожал. Карлтон закрыл глаза, пытаясь сдержать слёзы.
    
     «Армагеддон» еще не достиг Таро, когда «Магеллан» ушел в гиперпространство. Замысел Пацана сработал. Впрочем, какой замысел может быть у робота? Точный анализ и расчёт ситуации, выполненный блоком инициативы.
     С момента входа в гиперпространство они не проронили ни слова. Тишину нарушила Лара.
     - Знаешь, Карлтон, Пацан был настоящим искателем.
     - В смысле?
     - Он забрал полгруза за наше спасение.
     - Лара, - Карлтон повернулся к девушке. - Когда доберёмся до Земли и продадим все находки, я поведу тебя в самый шикарный ресторан земли.
     Лара улыбнулась. Льдина растаяла.
     - Ты приглашаешь меня на свидание?
     - Да. Ты не против?
     - Не против. Если только…
     - Что?
     - Если только мы не поубиваем друг друга до приземления.

  Время приёма: 22:00 27.01.2008