06:14 07.08.2017
Вітаємо переможців!

1 Фурзикова af006 Участковый
2 Левченко Татьяна af029 Мундштук
3 ЧучундрУА af018 Вискал Уробороса


06:39 23.07.2017
Сегодня, в 17.00 заканчивается приём работ на конкурс. Пожалуйста, не оставляйте отправку рассказа на последнюю минуту.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №43 (лето 17) Фінал

Автор: O Kiano Количество символов: 15443
05 Космос-08 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

5041 Включая Абракадабрав


    Несмотря на то, что зарплату бригаде трактористов выдали как обычно комбикормом, да еще и поздним вечером, к полуночи Петрович был уже основательно под градусом.
     Тропинка из соседнего села, петляя меж редкими березками, ускользала из-под ног.
     Однако Петрович, поминутно матерясь, настойчиво, словно старый мерин, прокладывал дорогу к родному дому.
     На плече уныло покачивался потертый рюкзак, в котором маялись початая бутылка водки, да полкило дрожжей, купленных в сельмаге по случаю близкой Пасхи.
     Тяжело дыша, Петрович выбрался на небольшую полянку.
     - Эх, пчела мне в задницу. Красотища!
     Петрович залюбовался, открывшейся картиной. Поляна, окутанная серебристым светом полной луны, будила в хмельной голове расплывчатые образы сказочной любви и жарких поцелуев, совсем как в недавно смотренном сериале. Очень хотелось сказать что-нибудь красивое, но в голову почему-то лезли только восторженные матюги.
     Так и не собравшись с мыслями, Петрович опустился на небольшую кочку и вытащил из рюкзака бутылку. Блаженно зажмурившись, он сделал большой глоток. По всему изможденному длительной прогулкой организму прокатились горячие волны, а в душе дружно затрубили ангелы.
     Опосля того как ангелы заткнулись, Петрович пришел к неутешительному выводу, из которого следовало однозначное – приключилась «белочка» - над полянкой, поблескивая огоньками, зависло НЛО.
    
     Больше всего летательный аппарат смахивал не на пресловутое «блюдце», так любимое фантастами, а на кабинку биотуалета, только разов в десять побольше. Подобное заведение Петрович посещал, будучи в райцентре прошлым летом – та же дверца посередке, лампочки под крышей, да небольшое окошко над входом.
     Конструкция, издав тихое шипение, опустилась на траву.
     Дверца немного приоткрылась.
     В образовавшийся проем высунулась синяя рожа с усиками, растущими из лысой макушки. Рожа, внимательно осмотрев полянку, уставилась на Петровича.
     Минуту рожа и Петрович пристально изучали друг друга, а затем дверка полностью распахнулась и на поляну выбралось существо более всего смахивающее на невысокого мужичка в телогрейке и портах пошитых из полиэтилена.
     - Мать моя, марсиянин. – Петрович нервно сглотнул.
     Пришелец осторожно шагнул в сторону Петровича и что-то прокурлыкал на своем марсиянском языке.
     - Чего надо? – Петрович попробовал подняться на ноги, но толи, от какой космической энергии, толи от выпитого спиртного его постигла неудача.
     В это самое время, в освободившемся проеме туалетной кабинки показался второй мужичек. На вид чуть крупнее первого, но еще более синий.
     Стоя на четвереньках, Петрович с тоской огляделся вокруг в поисках какой-нибудь дубинки. К огромному неудовольствию ничего подходящего поблизости не наблюдалось, ни палок, ни даже завалящей каменюки.
     - Вот незадача. – Петрович все же сумел встать на ноги.
     Пришельцы еще немного покурлыкали, пошевелили усиками и вновь уставились на Петровича. Не отрывая взгляда от Синюшного и Мелкого (так Петрович мысленно окрестил пришельцев) тракторист сделал пару решительных глотков из начетверть опустевшей бутылки.
     Марсияне, вытаращив глазищи, пристально следили за действиями Петровича, затем, один из них, скрылся в летающем сортире.
     Петрович приободрился:
     - Ага! От страху у бойца недержание случилось?
     Однако ликование Петровича было недолгим. Пришелец вновь появился на поляне, на сей раз держа в руках небольшой сверток.
     - Оружее притащил? – Петрович с ужасом представил, что вот сейчас его - заслуженного тракториста подстрелят и увезут на какой-нибудь инопланетный биотуалетный завод, и будет он, Петрович, до конца дней своих разгребать их марсиянское дерьмо. Но подобное Петрович согласиться никак не мог, а потому, поудобнее перехватив бутылку, рявкнул на пришельцев:
     - Без бою не дамся! Так и знайте!
    
     Марсияне, напротив, не обращая на Петровича особого внимания, целиком и полностью занялись свертком.
     Петрович подался чуть ближе, стараясь высмотреть чем там эти паразиты так увлеченно занимаются.
     Разглядев, Петрович явственно почувствовал как у него, знатного тракториста, с лицом происходит целый ряд метаморфоз. А именно – вначале отвисла челюсть и выпучились глаза, что у твоего рака. Затем, когда глаза и челюсть вернулись на подобающие им от природы места, поросшее недельной щетиной лицо Петровича озарила глупая улыбка:
     - Ребятушки вы мои хорошие, - Петрович вплотную приблизился к пришельцам. – Чего же вы сразу-то не объяснили все по-человечески?
     Лежавший посреди поляны недавний сверток, теперь имел вид скатерки, на коей красовались пузатенькая бутылка и три предмета, в которых Петрович безошибочно распознал стаканы.
     Марсияне призывно замахали усиками и лапками. Петрович не заставил себя упрашивать. Бухнувшись рядом с пришельцами, тракторист схватил предложенную ему наполненную до краев емкость и, не принюхиваясь, жахнул.
     На вкус инопланетное пойло оказалось чем-то вроде нашей мадеры, разве что чуть более терпкое. Однако по голове выпитое врезало не хуже соседского первача. То есть, дыхание сбилось, из глаз брызнули слезы, а желудок протестующее сжался. И все. Отпустило.
     - Дела, - только и смог выдавить из себя Петрович. – Что за гадость-то вы пьете?
     - Наливка «Первый контакт»! – торжественно прокурлыкал Синюшный.
     Надо отдать Петровичу должное, он совершенно не удивился тому, что стал понимать марсиянский язык. Когда в запоях бывал, и ни такое случалось. С псом своим Кузькой Петрович частенько разговаривал, а иногда допивался и до понимания поросячьего языка.
     - Хреновые у вас наливки, - прокашлявшись, заявил Петрович. – Как мой кум говорит – не в голове, не в жопе.
     - На вашей планете при первом контакте принято использовать другие напитки? – пришельцы удивленно задвигали усиками.
     - Да уж не это бабское зелье.
     Засим Петрович торжественно водрузил на скатерку свою бутыль, в коей оставалось чуть больше половины прозрачной жидкости.
     - Прошу.
     - Так вы согласны вступить в контакт? – оживленно закурлыкали марсияне, протягивая Петровичу свои стаканы.
     - А то? – радостно отозвался он и принялся разливать жидкость.
     - Ну, за знакомство…
    
     Спустя четверть часа пришедшие в себя пришельцы растолкали прикорнувшего Петровича:
     - Слышь, земляк, плесни еще своего контактного зелья.
     Петрович ухмыльнулся и разлил остатки водки по стаканам.
     - Что, черти марсиянские, распробовали?
     - Не то слово. В Совет Разумных входят представители более чем пяти тысяч миров, включая Абракадабрав, но нигде и слыхом не слыхали о таком чуде.
     Новоиспеченные приятели дружно выпили.
    
     Петрович с грустью посмотрел на опустевшую бутылку и зашвырнул ее подальше в кусты.
     - Да разве это чудо? Нам бы сюда самогоночки… да где ее взять-то? Ночь-полночь.
     Марсияне принялись шумно вздыхать и бормотать на тему того, что Совет Разумных никогда не простит им, если они – марсияне, прямо сейчас не изучат действия волшебного снадобья с таким замечательным названием - «Самогоночка».
     - Не, ребята, сегодня никак. – Петрович решительно поднялся на ноги. – Да и поздно уже, пойду я.
     - Петрович, ты неправ, - мелкий марсиянин клещом вцепился в штанину. – На нас сейчас вся галактика смотрит…
    
     В ходе короткого, но очень жаркого спора, было принято решение изготовить вышеупомянутый напиток местными силами.
    
     - Ну, допустим, дрожжи у меня имеются. А как с сахаром быть? – Петрович осторожно потрогал набухающий фонарь под глазом - результат недавней дружеской беседы.
     - Что такое сахар?
     Петрович задумался.
     - Как вам объяснить-то нелюдям. Сахар… сахар… Тьфу ты дьявол. Ну, сладкая такая хрень, завсегда на любой кухне имеется.
     - А кухня…
     - Да блин! Кухня - это где жратву готовят. Закуску, по нашему.
     - Закуску. – Синюшный попробовал новое слово на вкус. - Хорошо. Пойдем на кухню.
     Марсияне весело помахивая усиками, подхватили Петровича и потащили в сторону космического сортира…
    
     Изнутри летательный аппарат казался несколько больше чем снаружи.
     Повсюду мигали лампочки, бегали огоньки и двигались стрелочки. Посреди стены, прямо напротив входной дверцы располагался огромный экран, на манер нового председательского телевизора. Общую картину дополняли два кресла белого цвета, в которых Петрович незамедлительно признал присущие каждому санузлу приспособления.
     - Сортир - он сортир и есть, - удовлетворенно хмыкнул тракторист. – Ладно, показывайте, где у вас что.
     Марсияне засуетились, и пред взором Петровича появилась здоровенная баклага, наполовину заполненная розовыми гранулами.
     - Сахар? – Синюшный сунул баклагу прямо под трактористский нос.
     Петрович осторожно принюхался, а затем, зачерпнув из емкости немного розового вещества, попробовал на вкус.
     - Вроде сахар…
     Марсияне восторженно заверещали.
     - Короче так. Слухайте сюда. – Петрович принялся вытаскивать из рюкзака дрожжи. – Теперь это все надо смешать, добавить воды и поставить в теплое место…
    
     Спустя пять минут баклага, в которой болтались тщательно перемешанные компоненты, была торжественно перенесена в генераторный отсек.
     Петрович вытер выступивший на лбу пот.
     - Теперь надо ждать. Недели через две встретимся на этом же месте и продолжим.
     Марсиянин отрицательно закачали головами.
     - Нет, ждать не придется,- Мелкий вытащил из кармана странный предмет, подозрительно похожий на будильник. – Это процессор, он любой химический процесс в десятки раз ускоряет. Так что раз, и готово!
     Петрович уважительно посмотрел на «Ускорительный процессор».
     - Полезная штуковина. И скока времени понадобится?
     Мелкий сверился с прибором:
     - Час, наверное, - и скорбно добавил. – Точнее сказать не могу. У вас слишком примитивная система исчисления временных промежутков.
    
     - Чего тут скажешь, ждем. - Петрович уселся на пол. – Мужики, а как там у вас с женским полом?
     - С чем? – не поняли пришельцы.
     - Ну, с этими… Ну вот ты, к примеру, мужик?
     - Конечно мужик. – удивился Синюшный.
     - И дети у тебя есть?
     - Прекрасные ребята. Двенадцать штук, как и положено по нормам Сообщества миров.
     - Двенадцать. – Петрович восхищенно посмотрел на пришельца. – Ну ты здоров. А у Мелкого?
     - Тоже двенадцать.
     - Ну, вы парни, и даете. А у меня только трое…
     - А чего ты ждешь? – теперь настала очередь удивиться Синюшного. – Сходи на базу комплектации и добери до двенадцати. Это же твое законное право.
     - Постой, постой, - Петрович подался чуть вперед. – Так вы детей что в магазине покупаете?
     - Зачем покупать? Первые двенадцать выдаются бесплатно. Это если ты еще продлить свой род пожелаешь, тогда да, придется платить.
     - И есть такие, - Петрович чуть замешкался подбирая слова, - Ну, которые платят?
     - Конечно есть. Это же такое наслаждение воспитывать детей. – Пришелец блаженно закатил глаза.
     Петрович вновь прислонился к стенке.
     - Значит баб нет, – он задумчиво посмотрел в потолок. – Счастливые люди. Сходил себе в магазин, набрал там пацанят целый кузовок, воспитал их быстренько при помощи ваших ускорителей, и сиди себе шоколад с какао трескай.
     - Ты что? – Пришелец в ужасе уставился на Петровича. – С ускорителем нельзя.
     - Это почему?
     - У них же не будет детства. Вот уже миллион лет все разумные существа воспитывают свое потомство с замедлителем.
     Петрович несколько опешил от такого натиска.
     - Все одно, у нас с детьми все сложнее.
     - Расскажи, - попросил пришелец.
     - Тут такое дело, - Петрович несколько секунд прикидывал, как подоступнее объяснить, а затем продолжил. – Находишь себе сначала бабу…
     - Да кто они такие эти бабы? – перебил его Синюшный.
     - Ну эти, - Петрович вспомнил как недавно перелистывал школьный учебник сына по биологии. – Самки, короче.
     - Животные? – пришелец отшатнулся.
     - Некоторые да, - согласился Петрович.
     - Домашние или дикие?
     -Тут дело такое, что сразу и не разберешь. Поначалу она вроде как и домашняя – что твоя кошечка, а после ЗАГСа – чистый хищник.
     - Может укусить? – пришелец был в шоке.
     Петрович понял, что ему вновь удалось поразить марсиян и с новой силой продолжил.
     - Какой там укусить. Загрызть может запросто. Все жилы из тебя вытянет, всю кровушку выпьет…
     - Бедные вы бедные, - пришелец покачал головой. – И с такой бабой ты вырастил троих детей?
     - Да! И еще могу, какие мои годы?
     - Наверное, у себя на планете, ты национальный герой?
     - Что есть, то есть, - смущенно признался Петрович. – Но самое страшное – это секс. Вот представь. Темной, темной ночью, она тихо подходит к тебе и говорит…
    
     Неожиданно ускорительный процессор дико заверещал. Это было так неожиданно, что и Петрович и пришельцы разом вскочили на ноги.
     - Вот так помянешь к ночи, - Петрович в сердцах плюнул. – Ладно, об ужасах секса позже поговорим. Сейчас давайте смотреть чего мы там наварили…
    
     Петрович осторожно принял из рук Синюшного небольшую емкость, наполненную мутной вонючей жидкостью.
     - Получилось? – поинтересовался марсиянин.
     Петрович сделал малюсенький глоточек.
     - Она родимая. Ребята, у нас все получилось!
     Емкость быстро переходила из рук в руки.
     Пили за разное:
     - За Совет Разумных миров, включая Абракадабрав и самих Абракадабрав отдельно.
     - Чтоб этот жлоб председатель себе ногу сломал…
     - За женщин и третий клапан фазитронного генератора…
     - За понимание и мир во всем мире…
     Появившийся, словно из тумана, Мелкий радостно отрапортовал, что выпили уже все, а следующую партию надо подождать минут двадцать.
     Петрович с трудом сфокусировал взгляд на часах и приуныл.
     - Эх, не успеем.
     - Чего не успеем? – поинтересовался Мелкий.
     - Чует мое сердце, сейчас Лорка моя может заявиться и все – звездец вечеринке.
     - Кто такая Лорка? – Синюшный появился из недр генераторного отсека.
     - Баба моя.
     - Опасность? – насторожился Синюшный.
     Петрович живо представил себе полтора центнера живого веса супруги и вынужден был признать:
     - Опасность, да еще какая…
     Синюшный подумал немного, а затем осторожно спросил:
     - Возможно вооруженное столкновение?
     Петровичу вспомнилось, как Лорка засветила ему полбу скалкой, и честно ответил:
     - Да какой там возможен! Непременно будет конфликт, притом даже не конфликт, а прямая агрессия с нанесением повреждений малой и средней тяжести.
     Мелкий бросился к входной дверце и спешно принялся нажимать разные кнопочки:
     - Свод правил галактической разведки запрещает вооруженные конфликты с местным населением. Срочно меняем дислокацию.
     - Вот это правильно. – радостно кивнул Петрович. – Сматываемся отсюда, да побыстрее.
     Синюшный уже уселся на один из двух унитазов и принялся колдовать над пультом:
     - Петрович, Совет Разумных миров, включая Абракадабрав, очень сильно уважает тебя за смелость и понимание.
     - Да ладно, чего там. – смутился Петрович.
     - Стартовая готовность!
     Мелкий тем временем, закончил с дверцей и уселся рядом с товарищем:
     - Во избежании помех со стороны агрессивно настроенного местного населения, и с целью продолжения успешно начатого контакта, предлагаю переместить модуль на около планетарную орбиту.
     - Во-во, - согласился Петрович, укладываясь на пол. – Давайте на Луне спрячемся, на темной стороне. Там нас эта зараза не найдет.
     Синюшный непонимающе уставился на Петровича:
     - Какая зараза?
     - Да Лорка моя…
     - Опасность биологического заражения! Срочный взлет!!!
     - П-О-Е-Х-А-Л-И!!! – что есть мочи завопил Петрович, а затем зажмурился… и неожиданно заснул.
    
     Кто-то интенсивно тряс Петровича за плечо.
     - Ах ты, старый кобель.
     Петрович очень осторожно приоткрыл правый глаз. Над ним, склонившись, стояла разъяренная супруга. Петрович медленно поднялся на ноги.
     Где трое суток пропадал? – Лора заехала мужу по загривку. – Где шлялся?
     Петрович вжал голову в плечи и довольно ловко отскочил в сторону:
     - Не сметь так разговаривать! Ишь, нашлась тут командирша. Да меня, между прочим, вся галактика уважает. – Петрович расправил плечи и гордо добавил. – Включая Абракадабрав.
    
     С высоко поднятой головой Петрович направился в сторону дома.
     А если, после вчерашнего, Петровича немного пошатывало, так это форменная ерунда.
     Согласны?

  Время приёма: 11:47 27.01.2008