запомнить
     
Регистрация Конкурс № 54 (лето 2020) Фінал

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 39998
Конкурс № 54 (лето 2020) Фінал
рассказ открыт для комментариев

as006 Приключение в пустыне


    Много городов воздвигли люди на берегах Длинного моря, и наиболее знаменит среди них древний Аманбар, жемчужина Восточного побережья. Славен он не только своим богатством, но и гостеприимством, и одно следует из другого. Подобны густому лесу мачты многочисленных кораблей, выстроившихся у причала, а оттуда дорога ведёт на обширный рынок.
    Разных, непохожих людей привлекает это сердце Аманбара. Те, кто попроще, толкаются и теснятся, а знатные господа величаво шествуют сквозь толпу. То и дело в ней мелькает воинский доспех, мантия жреца какого-то из многочисленных богов, изысканный женский наряд или причудливое одеяние странника-иноземца. Всем здесь найдётся место, каждый сможет показать свой товар или оценить чужой.
    Но есть и более быстрые способы разжиться деньгами.
    Торговец в богатых одеждах вдруг завертелся на месте, хлопая себя руками по бокам и громко ругаясь. Из его воплей, подкреплённых телодвижениями, можно было сделать вывод, что кошелёк купца покинул хозяина, уносимый рукой уличного воришки. Оказавшиеся поблизости прохожие начали высказывать соболезнования — многие, правда, лишь ехидно усмехались.
    — Вот он! Держи! — вдруг раздался крик.
    Не дожидаясь помощи, одетый по-чужеземному юноша бросился бежать, расталкивая встречных. Теперь уже все увидели, что он гонится за человеком, подозрительно прячущим руку в складках серого балахона.
    Несколько прохожих поспешили юноше на помощь, однако он уже настиг беглеца. Последовала недолгая схватка, во время которой мелькали кулаки, а воздух оглашали гневные крики. Наконец изрядно помятый вор высвободился и пустился бежать во всю прыть, а юноша направился назад, триумфально помахивая отнятым кошельком. Торговец уже бежал ему навстречу.
    — Пожалуйста, — церемонно поклонившись, юноша вернул ему пропажу.
    — Тысяча благодарностей, — просипел торговец. Раскрыв кошелёк, он отыскал там золотую монету — дать меньше было бы недостойно, — и вручил отважному герою. Впрочем, после этого он начал ещё старательнее рыться внутри, и лицо его приобретало всё более обескураженное выражение.
    — А где ещё золото? — торговец потряс кошельком, издавшим жалобное позвякивание. — Там было два десятка золотых монет, а теперь одни медяки!
    — Наверное, выпали по дороге, — юноша смущённо развёл руками. — Я так спешил, что был весьма неосторожен. Извините… Простите…
    Непрерывно кланяясь, он пятился, протискиваясь сквозь толпу. Вскоре его уже было не разглядеть среди собравшихся зевак. Торговец подозрительно смотрел ему вслед, но звать стражу не решался. Доказать, что кошелёк был набит золотом, всё равно бы не удалось, да и парню явно не хватало времени, чтобы запустить туда руку. Оставалось лишь тяжело вздохнуть и примириться с потерей. Всякое бывает на рынке.
    А юноша тем временем проскользнул в примеченный ранее узкий проход, по которому можно было быстро и незаметно выйти наружу, в город. Поплутав немного по кривым улочкам, он оказался перед небогатой таверной.
    Толкнув дверь, юноша вошёл под низкие своды и уверенно направился вперёд. Если бы кто-то наблюдал за ним всё последнее время, он был бы изрядно удивлён, увидев сидящего у дальней стены человека — ведь это оказался тот самый вор, с которым юноше пришлось выдержать жестокую схватку. Наблюдатель удивился бы ещё больше, увидев, как молодой человек спокойно присаживается за столик к грабителю, а тот приветствует его, как старого друга.
    — Ну, как всё прошло? — поинтересовался юноша.
    — Превосходно, — сидящий за столом похлопал себя по бедру, и до слуха его собеседника донёсся приятный звон полновесных монет. — Целая горсть золота. На первое время хватит, да и на второе останется.
    — Главное — не растратить всё на пустяки. Если бы в прошлый раз мы отложили хоть что-то на чёрный день, нам бы сейчас не пришлось красть кошельки, только сойдя с корабля.
    — Ты слишком осторожен, Рестан. Кроме того, позволю себе заметить, крал-то именно я. А ты лишь колотил меня, изображая героя.
    — Хорошо, хорошо, Понсар, — юноша вскинул руки. — Обещаю, в следующий раз мы поменяемся ролями. Мои пальцы не менее ловкие, чем твои.
    — И впрямь, мы с тобой — отличная пара, — с довольным видом заявил Понсар. — Взять хотя бы придуманный нами трюк: один уходит с деньгами, другой отвлекает внимание…
    — Вообще-то он известен уже сотни лет, — заметил Рестан, которого порой охватывала тяга к справедливости.
    — Но мы довели его до истинного совершенства, так что можем считать своим. Давай же закажем побольше вкусной еды и хорошего вина, чтобы отметить наш успех.
    Друзья так и сделали. Затем, закончив трапезу, они повели разговор, время от времени подливая в кубки вино из объёмистого кувшина.
    — Узнал ли ты что-то о здешних местах, пока гулял по рынку? — поинтересовался Понсар. — Я был слишком сосредоточен и не обращал внимания на всякие сплетни.
    — Что ж, мои уши всегда начеку, — Рестан отхлебнул вина. — Как нам и рассказывали во время плавания, страна эта весьма богата, хоть и невелика. В ней царит мир — что хорошо, и стражники в городах исправно несут службу — что плохо. По крайней мере, для таких как мы.
    — Да уж, — с чувством поддержал его Понсар. — Помню, как нам однажды пришлось прятаться в вязанках хвороста, а потом выдавать себя за рабов. Зря мы тогда заехали в тот убогий городишко… как там его… Ах, да — Вавилон. Ноги моей больше там не будет.
    — Ну, если бы ты не попытался приударить за дочерью главного жреца…
    — А что? Разве я был недостаточно хорош для неё? Это всё предрассудки и нетерпимость к чужеземцам. Оно и неудивительно, ведь жители Вавилона так задирают нос, будто это — единственный город на всём белом свете.
    Рестан тяжело вздохнул, но спорить не стал.
    — На севере расположена обширная страна Кем, в которой не так давно произошло поразительнейшее событие. Загадочные существа, опустившиеся с небес в сосуде, похожем на большую суповую миску, при помощи могучей магии построили в пустыне огромные каменные пирамиды и улетели обратно. По этому поводу туда съехались прорицатели и астрологи, толкуя случившееся на разные лады. Убеждён, нам с тобой хватит смекалки и опыта, чтобы выдать себя за провидцев и заработать монету-другую.
    — Это несомненно, — согласился Понсар, — хотя от накладной бороды у меня кожа зудит, а от чуши, которую приходится нести, уши вянут. Что же нас ожидает на западе и юге?
    — На западе лежит пустыня, в которой не сыскать ничего интересного. Южнее находятся несколько мелких государств, ведущих между собой непрерывные войны. Впрочем, как раз воины склонны щедро платить тем, кто обеспечивает их едой, выпивкой и развлечениями.
    — Не хочу никого ничем обеспечивать, — заявил Понсар. — Меня бы кто обеспечил.
    — Однако там открываются интересные возможности для жульничества при игре в кости.
    — Ну да — и вместо стражников с дубинками за нами будут гоняться воины с мечами. Нет уж, благодарю покорно.
    — Что ж, тогда нам лучше обустроиться здесь и ждать, посматривая по сторонам — авось что и подвернётся. А тем временем мы как следует изучим местный язык и обычаи.
    — В самом деле, это лишним не будет, — кивнул Понсар, осушив очередной кубок. — Вспомни, как в Атлантиде на нас охотилась дворцовая стража — а ведь мы всего лишь заглядывали в сад, и ещё не начали пилить решётку.
    — Да-да, помню, — подхватил Рестан. — Кто бы мог подумать, что простым людям запрещено даже издали смотреть на цветы, растущие в дворцовом саду.
    — Не то слово. В этой Атлантиде шагу нельзя ступить, чтобы не нарушить какой-то дурацкий древний закон или традицию. До чего же мерзкий остров, чтоб ему утонуть.
    — Будем надеяться, здесь нам повезёт больше…
    Утром, отдохнувшие и полные сил, друзья принялись за завтрак, попутно обсуждая планы на ближайшее будущее.
    — Надо посетить самые уважаемые местные храмы, — предложил Рестан. — Там мы узнаем много нового, а заодно дадим жрецам пару монет, чтобы вознесли молитвы за наш успех.
    — И впрямь, это не помешает… Эй, гляди-ка, — Понсар незаметно для окружающих указал на человека за соседним столиком. — Вон тот толстяк что-то слишком часто посматривает в нашу сторону.
    Скосив глаза, Рестан убедился, что грузный, хорошо одетый мужчина действительно проявляет к ним интерес. Поймав взгляд юноши, незнакомец слегка смутился, но тут же овладел собой и вежливо вопросил:
    — Глубокодосточтимые господа, не позволите ли присоединиться к вам?
    Переглянувшись, Рестан и Понсар кивками выразили согласие. Придвинув стул и устроившись поудобнее, мужчина продолжил вкрадчивым голосом:
    — Зовут меня Кувана, я состою в гильдии торговцев Аманбара. Свой скромный доход я получаю, перепродавая всякие редкостные диковины. И вот, случайно услышав о вашем прибытии, я подумал, что мы могли бы принести пользу друг другу.
    Понсар откинулся на спинку стула и уставился куда-то в потолок.
    — Мы бы с радостью, — скучающим тоном произнёс он. — Но, к большому прискорбию, у нас нет заморских диковин, да и вообще ничего ценного.
    Кувана многозначительно прищурился.
    — А не хотели бы вы получить нечто чрезвычайно дорогое?
    — Возможно, — ещё более безразлично протянул Понсар, — но у нас и денег немного. Так что…
    — О, господа, — Кувана покачал головой, — я же не сказал «купить», верно?
    — Кражами мы не занимаемся, — строго заявил Рестан.
    — Безусловно, но ведь взять то, что просто валяется под ногами и никому не принадлежит — это совсем не кража, и никакой закон этого не запрещает. Разве не так?
    — Мы пока очень мало знаем о здешних порядках, — пожал плечами Рестан. — Не соизволите ли объяснить подробнее, в чём состоит ваше предложение?
    Налив себе вина, Кувана выпил его одним духом и приосанился, явно готовясь к долгой речи.
    — История эта берёт начало во тьме минувшего, и полна удивительнейших событий. Итак: давным-давно, в одной далёкой-далёкой стране…
    — Я прошу прощения, — не очень вежливо прервал его Понсар, — однако не могли бы вы несколько сократить ваш рассказ, перейдя сразу к его окончанию?
    Кувана вздохнул.
    — О благословенная нетерпеливость молодости! Хорошо, как скажете, уважаемые господа, но учтите, что вы многое теряете. Итак: в пустыне, на расстоянии нескольких дней пути отсюда, стоит заброшенный дворец, некогда принадлежавший злому колдуну, который... ну да это неважно. А важно то, что во дворце, в его тронном зале, хранится древняя книга невообразимой ценности. Из-за содержащихся в ней тайных знаний она объявлена запретной.
    Кувана по очереди заглянул юношам в глаза. Хотя их лица выражали не более, чем вежливый интерес, торговец продолжил всё тем же драматичным тоном:
    — Поистине, для магов и чародеев книга эта — подлинное сокровище, равного которому не было, нет и не будет. Страницы её сделаны из кожи семидесяти семи семидесятисемилетних девственниц. Они заполнены описаниями жутких магических ритуалов, гнуснейшими проклятиями и ужасающими богохульствами.
    — А каких именно богов там хулят? — заинтересовался Понсар.
    — Всех. Всех и каждого — даже тех, чьё имя нельзя произносить. Поэтому книга и запретна. Но каждый, практикующий чёрную магию, без колебаний отдаст не то что все деньги, но и правую руку лишь за то, чтобы заглянуть в неё.
    Друзья посмотрели друг на друга, затем на торговца.
    — Несомненно, если эта книга именно такова, как вы говорите, она принесёт вам большую прибыль, — рассудительно заметил Рестан. — Но тогда почему вы сами не заберёте её оттуда?
    — О, к сожалению, для этого есть причина. Видите ли, вход во дворец открывается лишь единожды за столетие. Это произойдёт спустя три-четыре дня, и длиться будет всего один час. Затем дворец исчезнет среди песков на следующие сто лет.
    Кувана развёл руками.
    — Как видите, я по своей комплекции мало пригоден для путешествий, даже недолгих. Так что мне пригодятся юные и смекалистые помощники. Работа эта не сопряжена с риском, а оплата будет достойной.
    — Но что если дворец хорошо охраняют? — спросил Понсар. — Вряд ли эдакая ценность лежит без присмотра.
    — Ну что вы, что вы. Какая там охрана? Все, кто обитал во дворце, давно обратились в прах. Защитой служит лишь то, что он малоизвестен, да вдобавок становится доступен так редко.
    Поговорив ещё немного и обсудив все подробности сделки, друзья пришли к соглашению. Им даже удалось вытребовать у нанимателя задаток. Его тяжёлые вздохи и жалобы на жизнь не растрогали искателей приключений: судя по тяжёлым перстням, украшающим пальцы Куваны, доход купца, вопреки его словам, вовсе не был «скромным».
    — Давай-ка теперь поищем приличную лавку, где торгуют картами, — предложил Рестан.
    Как и в любом портовом городе, в Аманбаре не было недостатка в толковых картографах. Вскоре друзья уже стояли в полутёмной комнате, рассматривая покрытые рисунками свитки. Нужное место, подробно описанное купцом, отыскалось быстро.
    — Как по-твоему, что следует делать, если мы отыщем желаемое? — поинтересовался Понсар. — Будем выполнять условия сделки, или?..
    — Поскольку самим искать покупателей на такой товар весьма рискованно, нам лучше оставаться честными, — веско произнёс юноша.
    — Замечательное решение! — послышался откуда-то сбоку насмешливый голос.
    Обернувшись, друзья увидели здоровенного верзилу, рассматривавшего их с нехорошей ухмылкой. Судя по этому лицу, его обладатель интересовался драками и побоищами гораздо больше, нежели книгами и картами.
    — Прошу прощения, уважаемый… — приподнял брови Понсар.
    — Бросьте всё это и идите с нами, — ещё шире ухмыльнулся незнакомец. — А не то силой потащим.
    В подтверждение его слов несколько покупателей, до этого спокойно рассматривавших карты, вдруг разом обступили друзей со всех сторон. Выглядели они настолько свирепыми и притом умелыми бойцами, что мгновенно расцветшее желание сопротивляться или бежать тут же завяло на корню. Двое юношей безропотно направились в ту сторону, куда указывали похитители. А те, выведя пленников через чёрный ход, грубо впихнули их в экипаж без окон, забрались туда сами и захлопнули дверь. Наступила тишина, нарушаемая лишь цокотом копыт.
    За время поездки головорезы не произнесли ни единого слова. После остановки они так же молча вытолкали друзей наружу и повели их через двор, окружённый каменными стенами, в приземистое здание чрезвычайно мрачного вида. Там, пройдя по нескольким полутёмным коридорам, они оказались перед высокой, окованной бронзой дверью. Вежливо постучав, похитители открыли её и уже без всякой вежливости толкнули пленников так, что те мигом оказались внутри. Дверь снова затворилась, глухо лязгнув.
    К немалому облегчению друзей, они увидели не логово разбойников и не камеру пыток, чего вполне можно было ожидать, а роскошно обставленную комнату. Сидящий посреди неё за столом чернобородый мужчина окинул их испытующим взглядом, будто оценивая предложенный на продажу товар. Затем он неторопливо развернул свиток пергамента из кожи молодого мамонта и углубился в чтение.
    Наконец он снова поднял глаза.
    — Итак, передо мной Рестан из Синурии и Понсар из… из… ну и название. Как вы сами его выговариваете? Впрочем, неважно. А важно то, что вы — мошенники, воры, лжецы, бродяги и возмутители спокойствия, оскверняющие своим присутствием наш славный город. Я же — начальник городской стражи Вардух, и моя прямая обязанность — защищать честных граждан от таких мерзавцев и негодяев, как вы.
    — Позволю себе заметить, что это всё… э-э-э… слегка преувеличено… — с предельной вежливостью произнёс Рестан. — Возможно, вас… э-э… непреднамеренно ввели в заблуждение.
    — Вот как?! Печально, — Вардух откинулся на спинку кресла и сцепил руки на животе. — А как насчёт наказания кнутом, клеймения раскалённым железом и продажи в рабство на особо ветхую галеру?
    — Это… э-э… гораздо печальнее, — упавшим голосом сказал Понсар.
    — Несомненно. Вы лишь вчера прибыли в город, но уже успели натворить дел. А сегодня… Судя по тому, что вы вдруг заинтересовались картами пустыни, вы приняли предложение одного хитрого торговца.
    — Этот толстяк соблазнил нас своими сладкими речами, — возмущённо заявил Рестан. — Он одурманил нас и вскружил нам головы.
    — Ах, так? Ну что ж, хоть вы того и не заслуживаете, я дам вам возможность избежать заслуженной кары и даже немного подзаработать. Сделайте то, что хотел от вас Кувана, согласно всем его указаниям. Но найденную в песках книгу принесите мне. Взамен я позволю вам беспрепятственно уплыть из Аманбара, да ещё и дам денег на дорогу. Вы согласны?
    — Разумеется, разумеется, — не смея поверить своему счастью, Рестан и Понсар низко поклонились. — Мы будем служить вам верой и правдой.
    — Отлично. Ну а чтобы вы часом не передумали, я пошлю с вами отряд доверенных людей. Так, на всякий случай.
    Продолжая кланяться, друзья покинули комнату. При этом их глаза непрерывно бегали по сторонам, выискивая малейшую возможность для бегства. Но она так и не предоставилась.
    И даже покидая Аманбар по ведущей в пустыню дороге, они оставались пленниками.
    
    Уходящие вдаль барханы отливали золотом и медью под слепящими лучами солнца, взирающего сверху на суровый лик пустыни. Лишь нечастые порывы ветра нарушали царящее вокруг спокойствие. Всадники в чёрных одеяниях бдительно осматривались по сторонам, держа руки поближе к оружию, но даже самый зоркий взгляд не замечал никаких признаков опасности.
    Ехавшие посередине отряда Рестан и Понсар старательно делали вид, что присутствие воинов их ничуть не смущает. Надо признать, те неплохо обращались с друзьями, будто и в самом деле служили телохранителями, а не конвоирами. Однако юноши то и дело ощущали на себе их пристальные взгляды.
    Когда дорога стала ровной, расстояние между всадниками увеличилось, что дало возможность поговорить, не боясь подслушивания.
    — Не кажется ли тебе, — заговорил наконец Рестан, — что во всей этой истории было нечто подозрительное с самого начала?
    — А именно?
    — Чем больше я размышляю над словами Куваны, тем больше мне кажется, что в крупном и оживлённом городе совсем не трудно найти пару лихих ребят, готовых на любой риск за приличную плату.
    Понсар молча кивнул.
    — А также, — продолжал Рестан, — мне как-то не верится, что начальник городской стражи не может послать во дворец местных наёмников или своих подчинённых, и вынужден обращаться за помощью к случайным чужеземцам. Так почему же выбор пал именно на нас?
    — Да, вывод напрашивается неприятный, — задумчиво произнёс Понсар, хмуря брови. — Поэтому ты и скажи это вслух.
    — Похоже, им требуются люди, которых совсем не жаль и которых никто не станет разыскивать в случае их внезапной пропажи.
    — Что же нам теперь делать?
    Рестан осмотрелся, но так и не увидел ничего, дарующего шанс на спасение. Всё так же светило солнце и сверкали пески. А к обиталищу злого колдуна они прибудут завтра в полдень…
    — Пока не знаю, — он поудобнее устроился в седле. — Как всегда — будем ждать и надеяться.
    Вечером, когда путники остановились на ночлег, его надежда всё ещё теплилась, но уже начала угасать. Как и в предыдущих случаях, стражники не связали юношей, но окружили их спальное место плотным кольцом и выставили возле лошадей хорошую охрану. Рестан непрерывно строил планы побега, но тут же их отбрасывал. Судя по нахмуренному лицу Понсара, его попытки найти выход тоже были безуспешными.
    Хоть Рестана и утомила долгая поездка, сон к нему не шёл. Он лежал на спине, всматриваясь в прекрасное и безмятежное звёздное небо. Начертана ли там его судьба? Смотрят ли на него боги? Собираются ли помочь — или паре бродяг предстоит рассчитывать только на себя? Такое уже случалось не раз, однако юноша никак не мог отделаться от мысли, что они слишком часто испытывали удачу. Может, она наконец от них отвернулась…
    Вдруг до него донёсся едва слышный шорох — и это, похоже, не стражники. Так движется человек, стремящийся остаться незамеченным. Рестан насторожился.
    На фоне песчаных холмов, залитых призрачным светом луны, промелькнула невысокая тень. Кто-то крался через лагерь, то и дело замирая и прислушиваясь. Вот он наклонился над вещами, лежавшими рядом с угасшим костром.
    Стоит ли поднимать тревогу?
    Пока Рестан колебался, в ночной тишине прозвенел колокольчик — старый трюк, спрятанная среди поклажи ловушка против воров. Юноша смог бы её заметить и обезвредить, а вот таинственный незнакомец явно уступал ему в мастерстве. Лагерь тут же наполнился шумом — мужчины вскакивали, тянулись к оружию.
    Крутанувшись, вор бросился наутёк. Один из стражников попытался его схватить, но промахнулся и рухнул наземь, другого сбила с ног ловкая подсечка. Третий взмахнул секирой, но прямо перед его глазами сверкнуло лезвие клинка, он отшатнулся и потерял равновесие.
    Вор уже был на краю лагеря, но тут его руки вдруг прижала к телу метко брошенная верёвочная петля — стражники из большого города знают толк в таких штуках. Прежде чем незнакомец сумел перерезать её, двое мужчин бросились на него и повалили на землю. Вор отчаянно отбивался, но вскоре был обездвижен и крепко связан.
    Вслед за остальными Рестан и Понсар подошли к упавшему — в самый раз, чтобы увидеть, как предводитель отряда, наклонившись, сдёрнул с его головы капюшон. К изумлению всех присутствующих, перед ними оказалась прекрасная девушка. Её чёрные как смоль волосы рассыпались по песку, а в тёмных глазах горела ярость, как у пантеры, посаженной в клетку.
    — Так-так-так, — протянул предводитель. — И кто же это тут у нас?
    Изогнувшись, девушка плюнула в его сторону.
    — А кто ты такой, чтобы задавать мне вопросы, выкидыш гиены?! Я Нарина из племени кочевников, дочь великого вождя Абу-Барака, сына Абу-Баруха. И у меня больше прав странствовать по пустыне, чем у тебя, жалкий городской червь!
    — Вот как! Ну и где же твоё племя? — стражник насмешливо приподнял брови. — И почему дочь вождя шарит в чужих вещах, как последняя нищенка?
    Девушка промолчала, злобно сверкая глазами.
    — Ладно, она в любом случае нам пригодится. Держите её связанной и стерегите получше, чтоб не сбежала.
    Вместе с остальными юноши вернулись на свои места. Вскоре все успокоились, перестали обсуждать произошедшее и в лагере снова воцарилась тишина. Рестан напряжённо думал о том, как это происшествие может им помочь — и не заметил, как погрузился в сон.
    Утром, во время скудного завтрака, он приблизился к девушке. Ей освободили ноги и связали руки спереди, но кормить не стали. Присев рядом, Рестан протянул ей кусок лепёшки.
    — Мы такие же пленники, как и ты, — сказал он с подбадривающей улыбкой. Пристроившийся рядом Понсар молча кивнул.
    Помедлив, девушка взяла хлеб и начала есть, по-прежнему ничего не говоря. Рассудив, что хуже уже не будет, юноша вкратце рассказал ей о том, что с ними произошло, и о цели их поездки. Нарина не задавала вопросов, но внимательно слушала.
    — …и теперь мы боимся, что нас не отпустят живыми, даже если мы добудем эту проклятую книгу, — закончил он.
    — Правильно делаете, — тихо сказала девушка. — Знайте же — все кочевые племена боятся и избегают места, где стоит этот дворец. Мудрые люди предупреждают, что колдовскую книгу сторожит страшное чудовище, и каждого, кто дерзнёт забрать её из дворца, оно подвергнет ужасной каре. Оно будет преследовать вора неутомимо, пока не отыщет и не умертвит. Но, должно быть, это не касается того, кому вор передаст книгу. Выходит, для этого вас и предназначили — стать жертвами чудовища.
    — И после нашей гибели люди Вардуха преспокойно доставят книгу ему, — возмутился Понсар. — Вот мерзавцы!
    — Что ж, этого и следовало ожидать, — вздохнул Рестан. — А какова твоя история, Нарина?
    — Я… — девушка заколебалась, но всё же заговорила: — Как вы уже слышали, я дочь великого вождя. Недавно он погиб на войне, покрыв себя неувядаемой славой и сложив целый курган из тел убитых врагов. Но он не оставил после себя наследника, так что среди его родичей тут же разгорелась борьба за власть. Из-за козней его троюродной племянницы Зеффы, да будет проклято её имя, меня обвинили в том, чего я не совершала, и навсегда изгнали из племени. Запасы еды и воды заканчивались, но тут я увидела ваш лагерь…
    Нарина тяжело вздохнула.
    — Лучше бы я умерла в битве. Наверно, меня не убили, чтобы тоже сделать приманкой для чудовища.
    — Мы обязательно что-нибудь придумаем! — заявил Рестан с уверенностью, которой на самом деле не испытывал.
    Время текло, как песок между пальцами. За руслом пересохшей реки открылась каменистая возвышенность, рассечённая узким проходом. С опаской, остерегаясь засады, путники преодолели мрачное ущелье и оказались среди множества острых скал, торчащих из песка. Казалось, что они едут среди зубов давно умершего и похороненного в пустыне дракона.
    — Вот уж где самое подходящее место для злого колдуна, — пробормотал Рестан. Понсар и Нарина, ехавшие рядом, молча кивнули.
    «Может, этот проклятый дворец не вылезет из-под земли, или уже спрятался туда», — возмечтал юноша, но поразительное зрелище вдалеке развеяло все надежды.
    Посреди равнины колыхался песчаный вихрь, закручиваясь спиралью и распускаясь в стороны и ввысь, подобно цветку. Внезапно он рухнул, будто каждая песчинка стала весить как булыжник. Взглядам путников открылось роскошное сооружение из белоснежного мрамора и тёмно-красного гранита.
    — Как раз успели, — хладнокровно заявил предводитель. — Вперёд, живее! Времени немного.
    Ограды вокруг дворца не было, как и какой-либо стражи. Ветер стих, наступившая тишина казалась зловещей. Отряд остановился у самого входа, где ступени из чёрного камня поднимались к огромной бронзовой двери. Даже отсюда можно было разглядеть, что она приоткрыта.
    — За мной! — предводитель спешился и все последовали его примеру, двое юношей и девушка — с большой неохотой.
    Поднявшись по ступеням, они оказались у самой двери. Вблизи стало видно, что она в самом деле очень старая, но сохранилась неплохо. Ручка имела вид изогнутой змеи с раскрытой пастью; она была изготовлена так искусно, что, казалось, вот-вот оживёт и бросится на людей. Пленники замерли, не решаясь её коснуться.
    — Давайте-ка вперёд, и не робейте, — с мерзкой ухмылкой произнёс предводитель, недвусмысленно взявшись за рукоять меча.
    — А вы слышали легенду о чудовище? — на всякий случай поинтересовался Рестан.
    Стражник пожал плечами.
    — Бабские сказки. Но даже если и так — вас здесь трое. Пока один или двое отвлекают чудовище, третий хватает книгу и бежит с ней к выходу. Имейте в виду, без этой добычи мы вас из дворца не выпустим.
    Несколько человек, отойдя назад, выразительно потрясли большими луками и колчанами, полными стрел. Похоже, они не собираются заходить внутрь — а снаружи им будет нетрудно застрелить пленников, если те попытаются убежать пешком или добраться до лошадей.
    Затаив дыхание, Рестан протянул руку и взялся за бронзовую змею. Хотя жаркое солнце стояло в зените, металл оказался холодным и каким-то скользким. Но ничего страшного не произошло, так что юноша потянул дверь на себя. Она распахнулась без малейшего скрипа и сопротивления.
    — Идите, идите! — раздался окрик.
    — Позволю себе заметить, — вежливо произнёс Понсар, — что ваше присутствие тоже необходимо. Мы безоружны, а у вас — луки и мечи. Вы должны защищать нас, иначе, если здесь всё же есть охрана и мы погибнем, некому будет забирать книгу. Или вы сами хотите этим заняться?
    Предводитель заворчал, но всё же согласился. Больше тянуть было нельзя, и Рестан шагнул через порог. Понсар и девушка шли чуть позади.
    Зал, где они оказались, был освещён лишь тем светом, что проникал сквозь дверной проём и несколько окошек. Вкупе с мрачными предчувствиями это придавало помещению чрезвычайно зловещий вид. Повсюду лежали тени, сливаясь у стен в сплошные занавеси непроницаемого мрака, и воображение населяло его целыми армиями чудовищ. Шорох шагов в давящей тишине казался грохотом барабанов.
    В другом конце зала мраморная лестница вела на следующий этаж. Поскольку вокруг не было видно ничего, похожего на древнюю книгу или её вместилище, друзья направились туда.
    Стражники шли позади, но не все — Рестан слышал, как предводитель приказал нескольким из них остаться и сторожить вход. Наверняка они восприняли это с великой радостью. За спиной юноши раздавались тяжёлое дыхание, лязг оружия и молитвы, торопливо возносимые многочисленным богам. Он слышал упоминания Крумгла, Ввагна, Жлупадина, Пфульфутцтля, Умд-дирабла, Лутʼсиерра, Куптʼпуцтрулла, Йинʼзираб-вана, и даже самого Мумʼйетти-пемпирʼдеуйля, чью милость так же трудно заслужить, как и правильно выговорить его имя. Нескольким стражникам, впрочем, это почти удалось, что свидетельствовало о том, как сильно они напуганы. Такой страх можно было обернуть в свою пользу, но пока Рестан не придумал, как это сделать.
    За лестницей начинался короткий коридор. Пройдя через него, они оказались в новом зале, гораздо больше и роскошнее прежнего. И свет здесь был ярче — он лился из высоких окон сквозь пластины из хрусталя, закреплённые в тяжёлых медных рамах.
    Прямо от входа тянулась дорожка, выложенная плиткой багрового цвета, что делало её похожей на полосу засохшей крови. Она упиралась в грубо отёсанную каменную глыбу, похожую на алтари, где совершают жертвоприношения жрецы зловещих культов. А сверху лежала огромная чёрная книга.
    Осторожно подойдя к камню, Рестан на мгновение заколебался. Юноша протянул руку и несмело тронул пальцами колдовскую вещь. Книга лежала, никак не отзываясь. Рестан осмелел и решительно поднял её.
    — Вот она! — обернувшись, юноша показал книгу стражникам, сгрудившимся у входа. Их предводитель кивнул и поманил его рукой. Рестан направился к нему, но вдруг застыл на полдороге, увидев слева какое-то движение.
    Из открывшейся в стене неприметной дверцы вылезла и заковыляла к пришельцам тёмная фигура. Грязно ругаясь, стражники отшатнулись, выставив мечи в сторону незнакомца. Впрочем, когда он остановился и откинул капюшон мешковатого одеяния, гримасы ужаса сменились ухмылками. Перед рослыми, вооружёнными до зубов воинами стоял дряхлый сгорбленный старик, почти лишённый волос. Когда он повёл головой туда-сюда, будто принюхиваясь, Рестан заметил, что он ещё и слеп.
    — А ну-ка проваливай, дедуля! — гаркнул предводитель.
    Не отвечая, старик снова обвёл зал невидящим взглядом затянутых бельмами глаз. Затем повернулся в сторону Рестана. Юношу вдруг пробрал озноб, будто от порыва ледяного ветра.
    — Кни-и-га-а! — вдруг провыл старик. Его низкий голос раскатился по всему залу. — Кто-о-о тро-о-га-ал кни-и-гу?!
    Один из стражников шагнул вперёд, поднимая меч.
    — Заткнись, ты, да чтоб тебя…
    Закончить он не успел. Старик резко обернулся к нему и завопил. Начавшись на басовой ноте, крик быстро повышался, вибрируя, становясь всё тоньше и тоньше. Он нёсся как ураган, разгорался как огонь. Стражник попятился и вскинул руки к лицу, но спустя мгновение у него не стало лица — кожа слетела, содранная пронзительным звуком. Не в силах шелохнуться, Рестан видел, как напрягаются красные обнажённые мышцы, как вращаются глазные яблоки, выпирая из орбит… Ещё миг — и одежда разлетелась в клочья, а тело, отброшенное назад, рухнуло наземь грудой кровавого мяса.
    Завывая от ужаса, стражники бросились врассыпную. Перед дверью тут же возникла давка, и те, кто оказался позади, разбежались в стороны, прячась за колоннами. Несколько человек попробовали напасть на старика, но тут же выронили мечи и упали на пол, сбитые с ног новым оглушительным криком.
    Понсар дёрнул друга за рукав, и это вывело юношу из оцепенения. Надо что-то делать, бежать, но куда?! К двери не подобраться… Не выпуская книгу, он метнулся назад, прячась за «алтарём» — хоть какое-то укрытие. Нарина и Понсар присели рядом с ним.
    Кошмарное существо, шаркая, шло по залу. С каждым шагом оно всё меньше напоминало человека. Вот из-за колонны выглянул стражник, вскинул лук и выпустил стрелу. Существо небрежно взмахнуло рукой, отводя её в сторону, и ответило жутким басовитым воем. Воин отлетел на десяток шагов — Рестан не удивился бы, увидев, как падает и колонна.
    — КНИ-И-И-И-ГА-А-А-А! — громоподобный рёв заполнил зал, сотрясая стены. — ГДЕ-Е-Е?! ГДЕ-Е-Е-Е ОНА-А-А-А?!
    Пригнувшись, Рестан взглянул на друга, затем на девушку. Они были бледны, но выглядели собранными и готовыми действовать. Только вот как?! Ему приходилось видеть разные проявления магии — но такой ужас он и представить себе не мог.
    Рестан осторожно выглянул из-за камня. Существо осматривалось… принюхивалось? Вдруг оно заковыляло прямо к их убежищу.
    Сбоку что-то мелькнуло. Нарина!
    Выбежав на открытое место, она подхватила кинжал, оброненный погибшим стражником. Жуткое лицо чудовища повернулось в её сторону. Девушка метнула в него кинжал и тут же прыгнула вбок. Сердце Рестана замерло, но Нарина, упав, перекатилась и снова вскочила на ноги. А на том месте, где она была мгновение назад, воздух буквально вскипел, взвихрённый новым криком. Чудовище отбило кинжал так же, как перед этим стрелу, но причинить вред противнику не смогло.
    Подобрав с пола меч, девушка нырнула за колонну.
    Так значит, чудовище может промахиваться, его силы ограничены. Похоже, оно действительно слепо. У него чрезвычайно развит слух… и, возможно, обоняние. Но оно не видит… не видит…
    — КНИ-И-И-ГА-А-А! — разнеслось по залу. Рестан юркнул назад, за камень. Хотя… похоже, как раз сюда и направляется чудовище. Может, оставить ему проклятую книгу и убежать, а затем пробраться к выходу, прячась за колоннами?
    — Придумал что-нибудь? — прошептал Понсар.
    Рестан уже хотел позвать его и броситься наутёк, но вдруг вспомнил слова Нарины: «…чудовище будет преследовать вора, пока не найдёт». Что если оно вдобавок обладает особым колдовским чутьём, позволяющим отыскивать того, кто прикасался к книге? То есть… Рестана. Можно ли как-то убедить чудовище оставить его в покое?
    Казалось, шаги раздаются совсем рядом — или это его сердце так стучит?
    — ВО-О-ОР! ВЕРНИ-И-И КНИ-И-И-ГУ-У-У!
    Что же делать, что делать…
    Снова раздался сокрушающий вопль — однако в этот раз он, похоже, был нацелен в другую сторону. Юноша рискнул выглянуть из-за камня. Чудовище отмахивалось от стрел, одновременно выпущенных несколькими стражниками. Новый вопль буквально вышвырнул их из зала.
    Нарина пряталась за колонной. Рядом лежал… да, это предводитель отряда. Вокруг него растеклась огромная лужа тёмной крови. Все его люди или погибли, или скрылись.
    — Разбегаемся, а потом к выходу? — Понсар начал приподниматься, но тут же съёжился, услышав громовое:
    — ВО-О-ОР! ГДЕ-Е ТЫ-Ы-Ы?!
    «Хорошо хоть оно не позвало меня по имени», — мелькнуло в голове у Рестана.
    Имя.
    Чудовище слепо. И, похоже, не очень умно.
    И вернуть украденное ему наверняка важнее, чем наказать вора…
    — Помнишь, как звали старшего над стражниками? — юноша обернулся к другу.
    — Э-э… кажется… — Понсар явно не понимал, в чём тут дело, но видел, что вопрос задан всерьёз. — Э… Афандир! Да, точно — Афандир!
    — Я сейчас выскочу, — Рестан старался говорить быстро, но разборчиво. Надо, чтобы Понсар всё усвоил. — Затем позови меня этим именем — громко, изо всех сил. Скажи, чтобы я, то есть Афандир, отдал книгу. Ясно?
    Друг молча кивнул.
    Низко пригнувшись, будто это могло его защитить, Рестан выбежал из-за укрытия. Он мчался так быстро, как только мог, но казалось, его ноги вязнут в густом сиропе.
    Вот и тело предводителя…
    Швырнув на него книгу, юноша бросился на пол и откатился в сторону. Он ожидал, что на него вот-вот обрушится удар мощнейшего звука, срывающий плоть с костей, дробящий сами кости… Но вместо этого прозвучал голос Понсара:
    — Афандир! Афандир! Верни книгу!
    Рестан приподнял голову.
    Чудовище направлялось к нему… нет — к мертвецу и книге!
    — Афандир! Отдай эту книгу! — взывал Понсар. — Отдай! Она не твоя! Она…
    — АФАНДИР-Р-Р-Р!
    Казалось, от вопля чудовища вот-вот рухнут своды.
    — ГДЕ АФАНДИР! ДАЙ МНЕ КНИГУ, АФАНДИ-И-ИР!
    «Зови, зови, не дозовёшься», — усмехнулся про себя Рестан. Кажется, у него получилось. В самом деле, имя человека значит в магии очень много. Даже если чудовище и может как-то «унюхать» вора, искать его по имени гораздо проще. И теперь оно уверено, что обнаружило виновного.
    — АФАНДИ-И-И-И-ИР!
    Вопль взвился, становясь одновременно пронзительным и низким, будто боевой горн. Такой голос и мёртвого поднимет…
    Лежавший мужчина вздрогнул, выгнулся, дёрнул головой. Затем начал неуверенно, медленно вставать, одной рукой придерживая книгу.
    Нет, этого не может быть. Он же мёртв! Мёртв!
    Волосы на голове Рестана встали дыбом. Все ужасы, пережитые им раньше, отступали перед тем, что он сейчас видел.
    Стражник поднялся и, шатаясь, стоял перед чудовищем. Протянув руки, оно взяло у него книгу и отступило на несколько шагов.
    Затем открыло рот и закричало.
    Такого вопля Рестан ещё не слышал. Звук пронзал его насквозь, разрастался, рос, уходя за пределы слышимости и неуклонно набирая мощь. Юноша изо всех сил зажал уши ладонями, но это помогало мало. Ещё несколько мгновений — и он не выдержит, оглохнет, умрёт…
    Афандир всё ещё стоял, безвольно свесив руки и опустив голову. Крик усилился, но Рестану стало чуть легче — звук будто сосредоточился, сжался в поток, направленный на стоящую фигуру… И тут она взорвалась, разлетелась во все стороны вихрем брызг крови и тёмных ошмётков.
    Крик оборвался. Наступила тишина.
    Подволакивая ноги, чудовище приблизилось к камню и бережно положило книгу на место. Затем развернулось и, не удостоив поле битвы даже взглядом, направилось к проёму, из которого вышло.
    Дверца захлопнулась.
    Выждав некоторое время, юноша поднялся на ноги. К нему, выйдя из-за укрытий, присоединились Понсар и Нарина. Они молча, ошеломлённо смотрели друг на друга, ещё не веря, что остались в живых и что всё закончилось.
    — Я вот думаю, — произнёс наконец Понсар, — раз эта тварь сторожит только книгу, почему бы нам здесь не пошарить? Негоже уходить с пустыми руками из…
    Дворец содрогнулся. Пол накренился под ногами, будто палуба корабля.
    — Что-то не так! — Рестан хорошо помнил всё, что ему говорили об этом месте. — Час ещё не прошёл!
    — Кто его знает. Надо выбираться, срочно! — Понсар повернулся к выходу.
    — Не успеем! Сюда!
    Махнув им рукой, Нарина помчалась к ближайшему окну. Рядом стоял длинный стол. Поняв её без слов, друзья взялись за столешницу, подняли её и с размаху ударили в хрустально-медную преграду, выбив её целиком.
    Вовремя! Песок уже поглотил основание здания, вздымаясь, как море в шторм. Огромный бархан подступил к самому окну.
    — Вперёд! — крикнула Нарина.
    Но как бежать по такому песку? В нём можно утонуть, как в воде…
    — Толкайте туда доску! — к счастью, друзья поняли Рестана. Столешница упала на верхушку песчаного холма, все трое прыгнули на неё…
    И — понеслись, заскользили вниз по крутому склону. Пригнувшись, держась руками за края, они старались сохранить равновесие. Чем дальше удастся отъехать от колдовского места, тем лучше.
    У подножия холма их «плот» всё-таки перевернулся. Барахтаясь в податливом песке, беглецы изо всех сил стремились вперёд. Нащупать ногами твёрдую почву никак не удавалось, всё вокруг плыло, а за их спинами гудел, набирая силу, ураган. Но вот песок стал густым, слежавшимся, по нему уже можно было идти. Поддерживая друг друга, они упорно шагали, пока мощный толчок не сотряс всё вокруг, швырнув их наземь.
    Холодея от ужаса, Рестан повернул голову.
    Ветер выл и кружился, заметая песком белоснежные стены. Вихрь внезапно усилился, вырастая до небес. Раздался низкий гул, будто вздох великана, дворец быстро пошёл вниз и хлынувшие со всех сторон песчаные волны вмиг погребли его под собой.
    Затем поверхность разгладилась, как будто ничего и не было.
    Рестан с трудом поднялся на ноги, ещё не веря, что всё закончилось. Но вокруг простиралась безмолвная пустыня. Она останется такой следующие сто лет...
    — Что ж, могло быть и хуже, — философски заметил Понсар. — Но и, должен сказать, гораздо лучше.
    — Ничего не успел прихватить? — поинтересовался Рестан. Его напарник скорбно покачал головой.
    Впрочем, без добычи они не остались. Выжившие стражники думали лишь о том, как побыстрее скрыться, так что друзьям достались лошади и поклажа погибших. На вырученные деньги можно было бы купить дом и земельный надел — но разве это сравнится с манящим обещанием далёких странствий?!
    — В Аманбар нам путь заказан. Куда теперь? — задумался вслух Понсар.
    
    Взобравшись на вершину холма, путники остановили коней, чтобы вдоволь насладиться открывшимся зрелищем. Вдали, бросая вызов окружающей равнине строгостью геометрических форм, гордо вздымались к небесам белоснежные пирамиды.
    Друзья долго молчали, потрясённые увиденным.
    — Готов поспорить, — заявил Понсар, — спустя несколько столетий потомки местных жителей начнут рассказывать чужеземцам, что эти колоссы возведены их великими предками. А со временем — и сами начнут верить в это. Ибо люди в большинстве своём наивны и доверчивы.
    — Верно, — согласился Рестан. — Но это приносит выгоду нам, наделённым смекалкой и благоразумием.
    Нарина усмехнулась и кивнула. Она тронула поводья, и все трое начали неторопливо спускаться с холма навстречу новым чудесам.

  Время приёма: 04:42 18.07.2020

 
     
[an error occurred while processing the directive]