10:02 03.02.2019
Поздравляем победителей 48-ого конкурса!
1 Юлес Скела ak003 Таємниця Живени
2 Ліандра ak024 Всі діти світу
3 Нездешний ak002 Подпольщики


05:50 03.02.2019
Сегодня в 17.00 заканчивается приём судейских бюллетеней и подводятся итоги 48-ого конкурса.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 48 (зима 19) Фінал

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 21157
Конкурс № 48 (зима 19) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ak023 Подходящий кандидат


    Стройные силуэты кораблей целились в зенит острыми носами, будто подрагивая от нетерпения. Внезапно один корабль взмыл вверх, прочертив небо ослепительно-белым следом выхлопа, и вскоре исчез из виду.
    Маркус усмехнулся, провожая звездолёт взглядом. Затем продолжил свой путь.
    Панорама космопорта давно должна была стать для него привычной. Он уже не мальчишка, грезящий приключениями в далёких мирах. Не курсант Звёздной Академии перед первым самостоятельным полётом. Не начинающий пилот, только что получивший работу и готовый разбиться в лепёшку, но оправдать оказанное доверие. Он опытный профессионал, бывалый звёздный волк, давно потерявший счёт времени, проведённому в космосе.
    И всё же эта картина каждый раз заставляла его сердце сжиматься от восторга.
    Маркус немного постоял, пропуская огромный погрузчик, уставленный большими серыми контейнерами. Судя по маркировке, они предназначались для колонии во Внешних Территориях. Да, ему приходилось там бывать... и не раз. Окраина пространства, освоенного человечеством, немногочисленные форпосты цивилизации, затерянные в звёздных россыпях... Опасное, но романтичное место. Впрочем, он забирался гораздо дальше. Одна экспедиция Энниса чего стоит...
    Поднявшись на склон холма по широким, стёртым от времени ступеням, он вышел к сектору административных зданий. А вот и его любимое кафе. С террасы открывается потрясающий вид на космопорт – просторное поле, разделённое ровными линиями дорог на квадраты. В центре большинства из них застыл, ожидая взлёта, корабль. По дорогам движутся грузовые и ремонтные транспорты, небо бороздят вереницы пассажирских коптеров. Слева возносятся ввысь ажурные башни диспетчерского центра. Великолепное зрелище. И притом – мало кто из посторонних знает про это местечко. Здесь всегда малолюдно, не то что у вечно переполненного вокзала.
    За одним из столиков сидел Юрий Дубравин, заместитель директора по персоналу. Рядом потягивал апельсиновый сок какой-то незнакомец в деловом костюме – наверное, очередной бюрократ из столицы. Маркус приветственно кивнул обоим.
    – Отличная погода, Юр. Как там с графиком – без изменений?
    – Всё по плану. Твой вылет завтра, как договаривались.
    Маркус снова кивнул и прошёл внутрь, к стойке. Робот-бармен сосредоточенно протирал стаканы. Ещё один хороший знакомый – он работает здесь давно, пожалуй, даже дольше Маркуса. И какой замечательный кофе он варит... Может, взять коньяк? Нет, всё-таки не стоит. Дело не в медкомиссии – это, скорее, вопрос самодисциплины. В таком деле без неё никуда.
    Угольно-чёрная жидкость не спеша заполнила чашку, дымясь и источая аромат. Маркус даже глаза закрыл от наслаждения.
    – Завтра лечу. Уже решено.
    – Прекрасно, – несколькими умелыми движениями робот протёр и без того блестевшую стойку. – Главное, не забудь вернуться.
    – А как же. Где я там найду такой кофе.
    Маркус посидел на террасе, глядя на неутихающую суету космопорта. Его корабль, наверное, уже прошёл проверку. Сейчас его заправляют и готовят к отлёту. Можно сходить проверить – здешние техники своё дело знают, но лучше удостовериться самому.
    Он махнул Юрию рукой на прощание и направился к выходу.
    
    – Итак, на чём мы остановились?
    Дэвид проводил взглядом странного, плохо одетого человека. Что-то в нём ощущалось такое...
    – Простите, а кто это был?
    – Ах, это... – Дубравин опустил глаза, слегка смутившись. – Это, так сказать... местный сумасшедший. Не обращайте внимания.
    – Воображает себя пилотом? – понимающе кивнул Дэвид.
    – В том-то и дело, что нет. Он действительно отличный, высококлассный пилот. Лучший из тех, кто у нас служил... и, возможно, лучший на всей Земле. И не только. Достаточно вспомнить экспедицию Тероды...
    Дубравин помолчал, глядя на ряды кораблей.
    – Поколения романтиков мечтали о профессии космического пилота, она всегда была почётной и желанной. Так длилось сотни лет. И вдруг... всё переменилось. Появились кластерные квазиинтеллектуальные системы, пикочастотные процессоры – и пилоты стали попросту не нужны. Их заменили машины. Я помню бурные дискуссии на тему: нужен ли человек в рубке звездолёта на тот случай, если вдруг произойдёт что-то непредвиденное. Но опыт показал, что даже с внезапными авариями, отклонениями от курса и тому подобным роботы справлялись лучше, быстрее, надёжнее. И вскоре они вытеснили людей полностью.
    Один из ближайших к ним кораблей стартовал, уходя вверх по безукоризненно ровной траектории.
    – Маркус Квет никак не мог смириться с происходящим. С тем, что его любимая профессия потеряла смысл и превратилась в хобби, вроде полётов на воздушных шарах или верховой езды. Но и изменить ничего не мог. Потеряв работу, он постепенно впал в депрессию, начал пить... Наконец он попытался покончить с собой.
    – И?..
    – Его спасли, но... что-то изменилось в его мозгу, в его психике. Выйдя из больницы, он как ни в чём ни бывало отправился в космопорт и спросил, когда у него следующий рейс. Он просто забыл обо всём, что произошло. Врачи говорят – это своего рода аутизм. Сознание Маркуса отвергает, отказывается признавать те аспекты реальности, которые причиняют ему боль. Он живёт в своём привычном, уютном мире, где робот никогда не сможет заменить пилота.
    – Значит, вы...
    – Да. Я ему подыгрываю – как и все остальные. А что ещё, собственно, остаётся? Госпитализировать его незачем – он ни для кого не представляет угрозы. Он просто приходит сюда, смотрит на корабли, выпивает чашечку-другую кофе и спрашивает, когда его очередь лететь. Ему отвечают: «Завтра». Он кивает и спокойно уходит... а на следующий день всё повторяется опять. Снова и снова.
    – Но почему он не пытается попасть на борт корабля, зайти в рубку?
    – Тогда ему неизбежно придётся признать неприятную, убийственную правду: что ему там больше делать нечего. Поэтому его подсознание предусмотрительно блокирует такие порывы. Этим оно успокаивает сознание, оберегает его от полного и окончательного распада.
    – Понятно.
    Дэвид молча смотрел на раскинувшиеся веером мраморные ступени. Сколько раз Маркус шагал по ним, исполненный надежд, уверенный в своём будущем? Даже когда эта уверенность превратилась в иллюзию...
    Дубравин вежливо кашлянул.
    – Итак, вернёмся к досье. Вот ещё один неплохой кандидат: пилот первого класса, тридцать лет стажа. Участвовал в нескольких рискованных экспедициях за пределы Внешних Территорий, затем водил пассажирские транспорты между отдалёнными колониями. Сейчас работает неподалёку в спортивной школе, учит детей летать на дельтапланах. Его показатели похуже, чем у Маркуса, но что поделаешь. Вы же не будете доверять важное, ответственное задание человеку с неустойчивой психикой.
    – Разумеется, – Дэвид отставил пустой стакан. – Пожалуй, я тоже закажу себе кофе.
    – Обязательно закажите. Вы не пожалеете.
    Осталось ещё много кандидатов. Дэвид решил просмотреть все досье – просто на всякий случай. Но свой выбор он уже сделал.
    Хотелось бы верить, что он не пожалеет и об этом.
    
    В кабинете директора Службы Внешнего Контроля царила напряжённая тишина. Трое человек, рассевшись по мягким креслам, избегали смотреть друг на друга.
    – К вам посетитель, – сообщил интерком.
    – Да, пусть идёт, – директор Симон Леклерк откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы в замок.
    Представитель президента Земной Федерации Александр Чандер хмуро взглянул на дверь.
    – Не нравится мне это.
    – Но он успешно прошёл все тесты, – успокаивающе произнёс Леклерк. – Он действительно лучший из всех, кого мы смогли найти.
    Его заместитель Дэвид Парк наклонился вперёд:
    – Вспомните результаты пробного вылета. Оказавшись в привычной обстановке, он держался спокойно и непринуждённо, будто у себя дома. Никаких неврозов и психозов. Компьютер старой модели не вызвал у него ни малейшего беспокойства. И при этом он буквально творил чудеса.
    – Да, но...
    Дверь распахнулась. Маркус Квет вошёл в комнату и остановился посередине, коротко поздоровавшись с директором.
    Дэвид отметил, что сейчас пилот выглядит гораздо лучше, чем во время их первой встречи. Возвращение к прежней жизни явно пошло ему на пользу. Но что скрывается под этой внешностью?
    Леклерк представил ему присутствующих. Маркус приподнял брови, услышав должность Чандера, однако ничего не сказал.
    – Как вы, наверное, понимаете, – начал Леклерк, – вам предстоит необычное... и, возможно, опасное задание.
    За спиной директора распахнулся во всю стену голографический экран. В центре возникло изображение космического корабля, сделанное с большого расстояния.
    – Это – звездолёт другой цивилизации. О которой мы практически ничего не знаем, кроме того, что она не уступает нашей по уровню развития. И в последнее время усиленно интересуется нами. Похожие корабли скрытно появляются в разных местах – как во Внешних Территориях, так и ближе к Земле.
    Леклерк сделал паузу. На экране вспыхнуло множеством огней небольшое звёздное скопление.
    – Проанализировав векторы движения кораблей, мы определили, что их планета – или база – находится в этом районе. Теперь требуется главное: найти её, незаметно приблизиться и собрать как можно больше информации.
    Директор кивнул в сторону Чандера.
    – В случае необходимости вы можете вступить в открытый контакт. Представитель президента даст вам временные полномочия посла Земной Федерации. Но, разумеется, сперва лучше ограничиться разведкой. В конце концов, они активно изучают нас, и мы имеем право на симметричные действия.
    – Я понимаю, – спокойно ответил Маркус. – В моей практике уже встречались подобные задания.
    – Да, нам это известно. Теперь давайте уточним детали...
    
    Когда за Маркусом закрылась дверь, Леклерк и Парк взглянули на Чандера. Он не выказывал свои чувства в присутствии пилота, но теперь снова выглядел хмурым и встревоженным.
    – Как видите, всё прошло отлично, – заметил директор.
    – Да. Вроде бы, – Чандер поморщился. – И всё-таки...
    – Есть одна деталь, – Леклерк помедлил, сплетая и расплетая пальцы. – Я понимаю, что это звучит цинично, однако он – единственный человек, который обладает важным для нас качеством. Если его возьмут в плен, он не расскажет о наших последних достижениях в области компьютерной техники, ни добровольно, ни под принуждением, – потому что ничего не знает о них. Потому что не хочет знать.
    – Я понимаю, но... – Чандер раздражённо покачал головой. – Сам-то он не догадывается об этом, так ведь? Получается, мы в какой-то мере его обманываем.
    Дэвид указал на экран.
    – Это слишком сложное и ответственное задание, чтобы доверять его роботам. И любому человеку, кого мы туда пошлём, придётся рисковать жизнью. Вам было бы легче, если бы полетел кто-то другой? Почему? Маркус Квет побывал в разных переделках, которые и не снились многим секретным агентам. Может, вам просто жаль его?
    – Может быть. А вам разве нет?
    В кабинете снова воцарилось молчание.
    
    Россыпи ярких звёзд заполнили главный экран, сменив графики и схемы. Корабль выскользнул из тоннеля, образованного свёрнутым пространством, в обычный космос.
    Прямо по курсу сверкала оранжевая звезда, заметно больше остальных.
    Маркус окинул взглядом приборную панель. Так... похоже, он на месте. Теперь нужно выяснить, то ли это место, которое требуется. Датчик тахионной эмиссии указывал на эту систему, но с расстояния в двадцать световых лет он мог и ошибиться.
    Крошечный корвет Службы Внешнего Контроля нёс множество самых разнообразных датчиков, сенсоров и локаторов. Впрочем, большинство из них были Маркусу хорошо знакомы. Он начал настраивать приборы, выискивая малейшие признаки разумных существ.
    Один из индикаторов внезапно вспыхнул. Есть сигнал! Потоки тахионов разлетались во все стороны от корабля, выходящего из свёрнутого пространства. И очень близко – совсем рядом, на полпути от корвета до солнца этой системы. Планет здесь не наблюдается, зато присутствует внушительный пояс астероидов.
    Маркус определил точное направление и включил двигатели. Ослепительные струи плазмы хлынули из дюз, прорезая мрак. Пока что реактивный выхлоп вряд ли будет заметен, но вблизи надо вести себя поосторожней. Если таинственные гости устроили здесь базу, они явно стремятся держать это в строгом секрете. Он до сих пор не обнаружил ни малейшего следа радиопереговоров, а ведь режим полнейшего радиомолчания нужен только тем, кто не хочет выдавать своё присутствие.
    Рядом с местом, где появился инопланетный корабль, действительно обнаружилась база. Скорее даже, целая колония. Купола, башни и параллелепипеды из сверкающего металла покрывали поверхность небольшого планетоида, источенного множеством шахт и карьеров. Повсюду сновали грузовые корабли – наверное, свозили сырьё, добытое на других астероидах, к перерабатывающим заводам. А неподалёку, окружив планетоид со всех сторон, замерли длинные хищные силуэты. Охрана – и неплохая. Судя по показаниям датчиков, эти корабли буквально набиты оружием.
    Заглушив двигатели, Маркус наблюдал с безопасного расстояния. Шло время, но ничего интересного не происходило. Что же ему теперь делать? Оставить пару роботов-шпионов и возвращаться? Но он так толком ничего и не узнал. Может, рискнуть и подлететь ближе? До сих пор его не обнаружили – похоже, у этой расы нет детекторов тахионной эмиссии, – но на близком расстоянии сгодятся и более простые методы. Оправдан ли риск?
    Внезапно его внимание привлекла одна из площадок на поверхности планетоида. Маркус увеличил изображение до максимума, применил компьютерную обработку, но всё напрасно – разглядеть детали не удавалось. Эх, была не была... Он проложил курс подальше от сторожевых кораблей и запустил двигатели на самую малую мощность.
    Неровная каменная глыба в центре экрана неспешно увеличивалась. Ближе, ближе... Вот, достаточно.
    На широком поле стояли рядами крылатые аппараты обтекаемой формы. Это корабли, предназначенные для посадки на планеты с плотной атмосферой – зачем они здесь, в поясе астероидов? Да ещё в таком количестве – только здесь, на одной площадке, их не меньше тысячи.
    Ответ напрашивался сам собой – и очень не нравился Маркусу.
    Резкий звуковой сигнал оборвал его размышления. На экране локатора появились два значка, идущие от периферии к центру на возрастающей скорости. Похоже, его заметили.
    Маркус начал разворачиваться, следя за экраном. Да, так и есть. Траектории обоих кораблей стремятся к нему.
    Уже не скрываясь, он врубил полный ход. Ускорение вжало его в кресло, перед глазами всё поплыло, но Маркус заставлял себя оставаться в сознании. Сейчас у него нет права на ошибку.
    Преследователи сокращали отрыв. Корабли двигались так слаженно, что можно было поверить, будто ими управляют роботы. Неужели это осуществимо? Ну что же, посмотрим, кто кого.
    Скорость нарастала. Чтобы совершить прыжок сквозь свёрнутое пространство, нужно сперва разогнаться как следует. Дадут ли ему это сделать...
    Корабли открыли огонь – практически одновременно и очень точно. Плазменные разряды расплескались по сверхпрочной монокристаллической броне. Пока что она выдержала, но долго это не продлится.
    Маркус выпустил в преследователей по две торпеды и увеличил скорость. Что-то затрещало – то ли кресло, то ли его рёбра.
    Оба корабля расстреляли торпеды с большого расстояния и тоже прибавили ходу. Непохоже, чтобы их пилоты страдали от перегрузок.
    Затем корвет встряхнуло. Двигатели работали на пределе, но скорость почему-то падала. До уровня, позволяющего совершить прыжок, оставалось совсем немного – и всё же недостаточно. Приборы показывали что-то странное: корвет удерживало нечто вроде силового поля. Точнее – два силовых луча, испускаемых кораблями.
    Уменьшив мощность двигателей, Маркус выждал несколько секунд и снова перевёл их на максимум. Затем попробовал сделать резкий бросок влево, вправо, описать «мёртвую петлю». Бесполезно. Каждый раз казалось, что он вот-вот вырвется, но мощности всё же не хватало.
    Что же делать?
    Решение пришло быстро и выглядело... нестандартным. Маркус отдал приказ торпедной установке. Компьютер заблокировал его. Отменив блокировку – к счастью, конструкторы предусмотрели такую возможность, – Маркус повторил распоряжение.
    Ещё две торпеды отделились от корвета и помчались назад, но силовое поле тут же замедлило их движение. Затем торпеды описали короткую дугу. Маркус выключил двигатели, и плазменный выхлоп исчез за мгновение до того, как они оказались точно позади кормы.
    Торпеды взорвались.
    На какое-то время Маркус потерял сознание, однако встроенная в кресло аптечка привела его в чувство. Корвет набирал скорость – ударная волна вырвала его из цепкой хватки силовых лучей. Ещё немного – и перед кораблём распахнулся тоннель, пронзающий ткань пространства-времени.
    Всё. Можно расслабиться.
    Маркус довольно улыбался – даже это движение причиняло боль, но он не обращал на неё внимания. Ну что, получили?! Вот! Нате вам! Разве робот способен до такого додуматься? До чего же точным был расчёт – он учёл и скорость торпед, и влияние поля, и мощность взрыва... Даже его собственный компьютер – и тот не поверил. Куда уж ему, тупой машине.
    Однако эйфория быстро проходила, сменяясь беспокойством. Нужно спешить. Дорога каждая секунда.
    Время текло невыносимо медленно. Но вот наконец корвет выскочил из тоннеля навстречу звёздному свету. Прямо перед ним безмятежно плыла Земля, окутанная облачной дымкой. Сейчас она казалась Маркусу особенно хрупкой и уязвимой.
    Он включил передатчик. Согласно правилам, ему следует явиться в штаб-квартиру Службы и отчитываться там, но сейчас не до конспирации. Это уже неважно.
    Агрессивность и скрытность пришельцев выглядели чрезмерными, как для мирных старателей. И никаких попыток вступить в контакт они не делали. Для чего же им столько кораблей, способных садиться на поверхность землеподобных планет? Явно не для торговли. А для того, чтобы высаживать войска.
    Маркус набрал личный код директора.
    – Немедленно объявляйте тревогу. Они готовят вторжение!
    
    * * *
    
    Симон Леклерк стоял на краю просторного поля, уставленного военными кораблями разнообразных форм и размеров. Многие из них потрёпанные, залатанные на скорую руку после многочисленных повреждений. Некоторые уже никогда не поднимутся в космос – они и сели-то чудом. Но люди, идущие по полю, выглядели весело и бодро. Даже те, чьи корабли напоминали груды металлолома, буквально сияли от радости.
    Война закончилась. Вовремя получив предупреждение, человечество сумело дать захватчикам достойный отпор. Проиграв ряд сражений, они молча исчезли в тёмных глубинах космоса, из которых явились.
    А сейчас директору предстоит иметь дело с одним из последствий войны. Именно это мешало ему радоваться вместе со всеми.
    Рядом, не двигаясь и ничего не говоря, ждал Дэвид. Он наверняка думал о том же.
    Прямо перед ними на свободном месте приземлился истребитель. Манёвр был произведён безукоризненно: до людей донёсся лишь несильный порыв ветра.
    Из кабины вышел Маркус Квет. Он направился к ожидающим, шагая по-военному чётко.
    Леклерк долго думал о том, что скажет, оказавшись в такой ситуации.
    Всю войну Маркус прослужил в разведке, выполняя одно рискованное задание за другим. Он получил много наград, и самой главной стала окончательная победа. Но что ему делать теперь?
    Маркус был не единственным человеком-пилотом. В яростных схватках, где помимо знаний и логики требовались интуиция и находчивость, роботы не годились. После начала войны в армию призвали многих бывших пилотов, и они с радостью занялись прежним делом. Теперь, когда наступил мир, им снова придётся уступить своё место машинам. Но они справятся с этим, как справлялись раньше. А что будет с Маркусом? Он опять попытается покончить с собой, или погрузится в спасительное безумие?
    Возможно, Леклерку удалось найти решение. Не самое лучшее, но...
    Он коротко поприветствовал Маркуса и сразу перешёл к делу:
    – Хотя война окончена, мы не вправе расслабляться. Необходимо установить, откуда прибыли враги и не собираются ли они взять реванш. Есть основания полагать, – директор сделал паузу, – что они прибыли из другой галактики. В связи с этим принято решение направить к ближайшей галактике разведывательную экспедицию. Это необычное, чрезвычайно рискованное задание...
    – Понимаю, – как обычно, Маркус говорил спокойно и твёрдо. – Не беспокойтесь, я вас не подведу.
    Оставшись одни, директор и его помощник долго молчали.
    – Надо же, – наконец произнёс Леклерк. – Наш первый посланник в такую даль – сумасшедший.
    Дэвид сухо усмехнулся.
    – А разве не все романтики сумасшедшие?
    
    Со всех сторон корабль окружало свёрнутое пространство, однородное и неизменное. Показатели, описывающие его состояние, лениво колебались у средних значений. Делать было совершенно нечего. Но вот тоннель раскрылся – и у Маркуса захватило дух от восторга.
    Звёзды, везде звёзды... Такие же, как дома, но в то же время – другие. Свершилось. Он – первый человек, который своими глазами увидел панораму другой галактики.
    Нужно провести многочисленные исследования, но это подождёт. Сейчас можно потратить немного времени на созерцание этой красоты. Несколько минут ничего не значат. Путь через колоссальную пропасть, разделяющую галактики, длился больше ста лет. Всё это время он провёл в анабиозе. Столько же займёт дорога домой.
    Какими станут люди, человечество, когда он вернётся? Наука с техникой существенно шагнут вперёд – знать бы только, в каком направлении. И как это повлияет на общество. Роботов наверняка станет больше, тут сомнений нет. Людям будет ещё сложнее искать работу. Может, даже пилотов межзвёздных кораблей заменят какие-нибудь сверхразвитые компьютеры.
    Да нет, ерунда. Этого никогда не случится.
    Улыбаясь, Маркус взглянул на приборы и начал прокладывать курс.

  Время приёма: 20:31 19.01.2019