22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Чукча-Социолог Количество символов: 41093
Конкурс № 37 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

z011 Возвращение


    - Ну? - я обвёл глазами остальных. - Всё, кажется, готово?
    Повисла тишина. Ну, так бывает - когда нужно сделать что-то тяжёлое и неприятное, причём обязательно - нет никакой возможности не делать. Пока готовишься, за хлопотами как-то забываешь, что придётся "браться за гуж". Но вот - всё, наконец, готово, и... "Ап! - себе говорю я, - и делаю шаг..."
    Анна улыбнулась:
    - Вроде так, - улыбка её казалась чуть неестественной.
    Да уж, если даже моя твердокаменная подруга чувствует себя не в своей тарелке - дело и правда серьёзное.
    Марик почесал за ухом:
    - Да можно начинать, в принципе... - он кривовато усмехнулся.
    Да, вот он скорее умрёт, чем покажет слабость. До сих пор не то, чтобы сердится, но, скажем так, слегка удивляется, что остальные выбрали лидером меня.
    Поленька нетерпеливо нахмурилась:
    - Всё решено же. Рубикон, таскзть, перейдён давно... Чего время тянуть?
    Ожидание её изматывает, этого она не любит больше всего. "Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас".
    Матвей криво поскрябал ногтем поверхность стола - и ничего не ответил.
    А что Голос?
    Ну, сейчас, конечно, молчит. Мне Он никогда не мешал.
    
    ***
    Я пожал плечами:
    - Ну, тогда - завтра.
    Марик поджал губы. Вероятно, по его мнению, лидеру следовало вести себя не так. Он прокашлялся - и добавил:
    - Если кто не хочет или не может - сейчас последняя возможность отказаться. Мы вполне можем не вернуться. Скорее всего, так и будет. Мы все точно знаем, за что умираем?
    Ну, я-то знаю точно. А вот остальные, включая Марика, не до конца. И объяснять сейчас слишком долго. А вот Голос считал, что стоило бы навести полную ясность, но оставил решение за мной.
    Анна прикрыла глаза:
     - Брось, Марк... Мы все знаем, что других вариантов нет.
    Марик вскинул руки:
    - Да ладно... Ну, смотрите... Сейчас, конечно, без разрушения системы рестрансляторов информационные потоки не смогут выйти на полную мощность. Власти, да и большинство населения, этого слишком боятся. Но ведь там, - он указал большим пальцем куда-то вверх, - вовсе не злонамеренные вредители. Они вовсе не пытаются совершить чистое злодение из любви к искусству, как бы нам ни хотелось думать иначе. Они действительно считают, что это опасно. Но, тем не менее, исследования в этом направлении ведутся. И лет через десять, двадцать или пятьдесят...их мнение может поменяться, и они сами отрубят ретрансляторы...
    Поленька фыркнула:
    - А ты-то зачем тогда лезешь на рожон?
    Марик скривил губы:
    - Да кто их знает, сколько им потребуется лет... или веков...
    
    ***
    Да, наша задача - всего лишь уничтожить искусственнные ограничения на скорость информационного обмена, не более того. Если вырубить систему ретрансляторов, которая собирает информацию в единый поток, потом, после5 обработки, вновь распределяемый, то обмен информацией в нашем мире, с его обогащённой реальностью, перерастающей в высокую виртуальность, пойдёт намного быстрее. Смысла в искусственных ограничениях давно нет. Да и изначально не было.
    Когда-то централизация потока килобит играла роль антипиратского заслона. Потом, когда авторское законодательство поменялось - честно признали, что его главная задача - обеспечение информационной безопасности цивилизации. Ну да - что прикажете делать, если скорость информационного обмена между интеллектами отдельных людей станет равна скорости обмена информацией внутри одного мозга?
    
    Марик, конечно, прав - или почти прав. Он понимает, что дело вовсе не в том, что власти, якобы, опасаются, что люди, превратив гаджеты и импланты не в инструменты (пусть удобные, но всего лишь инструменты), а в часть своего разума, резко увеличат силу и самостоятельность. И, конечно, правительственные чиновники вовсе не пользуются этой возможностью сами. Они и в самом деле считают, что резкое ускорение информационного обмена приведёт к "короткому замыканию" - слиянию отдельных личностей в единое целое. А тут последствия могут быть непредсказуемы...
    
    Матвей, долгое время бывший как раз убеждённым революционером, вмешался:
    - Всё-таки я не уверен, что они действительно так уж боятся "замыкания". Они бы, скорее, попытались взять его под контроль... Сделать неравным... Научиться поглощать все разумы остальных людей... Это же сама квинтэссенция власти!
    Я вмешался:
    - Единое разумное существо на Земле, пусть сначала и объединяющее в себе все возможности современного человечества, очень скоро потеряет разум. Он ему просто не нужен особо...
    Анна, единственный из нас профессиональный психолог, подтвердила:
    - Разум сущемтвует в социосистеме. Вне общества он или вовсе не формируется, или скоро разрушется - как деградируют несчастные одиночки или малые группы, запертые на каких-нибудь островах...
    Матвей усмехнулся:
    - То есть Бога нет? Ну, ведь он-то действительно должен был существовать в условиях полного одиночества до возникновения Земли?
    Я ответил то, что мне продиктовал вдруг проснувшийся ироничный Голос:
    - "Нас три, но Я - один, и - ни один из трёх..."
    Матвей кивнул:
    - А ну да, да... И, в конце концов, Бог же создал человечество... Да, он, надо думать, не скучает...
    Нашу пикировку оборвала Полинка:
    - Нет, Матюша. Они действительно верят в опасность - что новорождённый сверхразум пожрёт все отдельные человеческие личности, а потом сам потеряют здравомыслие и деградирует. Возможно, это и не так. Но, чтобы проверить эти гипотезы, нужно проводить опыты на разумных существах. Кто им разрешит? И смогут ли они контролировать существо, сверхразум, объединяющий пусть даже не всех, а всего лишь пару десятков человек и Бог знает сколько гаджетов?..
    
    Мы знаем, что опасаться нечего. Нам известно совершенно точно, что верна другая теория - гласящая, что человеческие разумы слишком индивидуальны для слияния. У каждого из них - уникальная внутренняя структура, внутренний "язык", "протокол общения"... Невозможно техническим путём подслушать чужие мысли! Анна в своё время тесно работала с этим... Она доказала как дважды два, что снятие ограничений нечего, кроме пользы, не принесёт. Но... проверить это без опытов на людях невозможно! А их наша честная и не очень храбрая власть проводить не станет. Вот и...
    - ...Других вариантов, кроме насильственных, не остаётся, - завершила очень длинную для неё речь Поля. Вообще-то она - Паула, родители назвали в честь своей старой подруги из Бразилии. Но отзывалась она только на "Полину", и никак иначе.
    Анна раздражённо дёрнула плечами:
    - Ну хватит уже - решено же всё...
    Да - говорить не о чем...
    Я утверждающим жестом положил ладонь на стол:
    - Прекрасно. Действуем про варианту А. Всё?
    Возражений не последовало. Ну что ж...
    
    Первым подключаю гаджеты. Снова ожили контактные линзы: мир мигнул - и обрёл прежние очертания - почти прежние. На миг зашумело в голове - активировался нейроинтерфейс. В моём случае в нём почти нет смысла - замещающий почти всё правое полушарие мозга имплант, появившийся у меня после авиакатастрофы пять лет назад, делает это избыточным, но... Но я хочу иметь канал связи с внешним миром, хотя бы относительно независимый от Голоса. Ещё на мгновение всё тело обдало огнём - соматические импланты тоже восстановили функциональность. Итак?
    Анна сморгнула. Марик философски поднял брови. Поля поморщилась. Матвей улыбнулся.
    Мы встали - и вышли из летнего кафе на крыше небоскрёба. Марик и Поля направились к лифту. Матвей подошёл к краю, махнул рукой - и шагнул вниз. Мигом спустя квадрокоптер, который он подогнал заранее, вознёс его в восьмой городской эшелон. Ну, а мы с Анной сели в свой коптер, который сразу спустился во второй эшелон.
    
    ***
    Он - Голос - появился не сразу. После катастрофы, когда половина ведущего полушария мозга мне заменили киберпротезом, даже при нынешнем уровне медицины мне понадобилось много времени, чтобы прийти в себя. Апатия, нежелание жить - в катастрофе погибли родители и Вика с Андреем... Увы, пережить подобное вся современная техника помочь не в состоянии. Я даже обратился к религии... Даже увлёкся ей поначалу. Но интерес к Божественному пропал - когда появился Голос. Или его появление и стало ответом на мою молитву?
    Сначала Он, поселившийся в где-то в моём подсознании (я был уверен, что в импланте), помогал мне втихомолку. Лениво гуляя по Сети, я внезапно стал натыкаться именно на те материалы, которых мне не хватало, чтобы вернуть вкус к жизни. Именно так я познакомился первоначально с ребятами. И Анной.
    А потом меня также натолкнули на мысль, что шансов выйти именно на этот контент было крайне мало. Удалить информацию из Сети невозможно, но ничего не мешает утопить её в массиве правдоподобной лжи. И то, что я умудрился, найдя контакты диссидентов, выйти именно на них, а не на спецслужбы... Дичайшее везение! Но теорию вероятности пока не отменяли...
    И настал день, когда я, лёжа в кровати, просто спросил:
    - Ладно, Ты... Я знаю, что Ты тут. Мы оба знаем. Чего тебе надо?
    И вот тогда впервые я услышал этот характерный смешок. Ироничный. Снисходительный. Всепонимающий. Голос впервые ответил мне...
    
    ***
    Анна явно что-то недоговаривала. Наши гаджеты слишком тесно связаны. Мысли прочитать невозможно, но вот соматические изменения читались легко - изменение гормонального фона, сердечного ритма.... А вот если бы наведённое торможение бы отсутствовало, я бы напрямую бы воспринял её если не мысли, то чувства... Наконец, она решилась:
    - Ты точно уверен, что все опасения ошибочны? Мы - правы?
    - Абсолютно, - ответил я. Да, на основании того, что ей известно, она может сомневаться. А вот у меня - ни малейших сомнений быть не может по определению. Не так ли, мой невидимый друг? Голос только хмыкнул.
    
    ***
    Да, слышать голоса - нехорошее дело даже в нашем информационном мире. Всё-таки, если отрубить все каналы связи, должна наступить полная тишина. Она и наступала. Пока я не пробовал обратиться напрямую к Голосу. Тогда он отвечал. Всегда.
    Он, кстати, дал мне и список контактов с известными психосайтами... Нет, признаки шизофрении, в принципе, подходили не очень. Хотя...
    Впрочем, проще всего - и разумнее - было ведь просто напрямую спросить у него, кто он и что. И он ответил - как всегда. И всё объяснил.
    
    ***
    - Мы умрём, - спокойно, буднично сказала Анна, глядя в окно. Сейчас оконный монитор демонстрировал рассвет на Гавайях.
    Я пожал плечами:
    - Да, это вполне вероятно.
    Анна мимолётно-печально усмехнулась:
    - Нет, это точно.
    Я вздохнул:
    - Ты что-то чувствуешь... Но я не могу напрямую воспринять это. И именно потому мы завтра идём на штурм терминала.
    - Интересно, что там - по ту сторону?
    Раньше я бы рассказал ей - что там. Но сейчас, пожалуй, не стоит. Если мы выживем - ещё будет время. Если нет - она сама очень скоро узнает. Поэтому - отвечаю максимально нейтрально:
     - Возможно, как раз нечто настолько замечательное, что никто из тех, кто там оказался, не захотел возвращаться...
    Она рассмеялась - и склонилась ко мне.
    
    ***
    Голос - человек. Такой же, как я - или почти такой же. Он жил когда-то - давным давно. И - умер. А теперь вот - снова жив.
    - Понимаешь, Иван, - Голос был доброжелателен всегда. Ну, почти всегда, - ваше время сильно отличается от предшествующих эпох. Мёртвые - самые продвинутые из них - вновь приблизились к порогу существования.
    Он кинул схему мне на линзу и забацал что-то вроде презентации.
    - Человек не ограничивается телом. Его сознание связано не только с его биологическим мозгом. Вернее, не только его мозг может быть носителем его психики. Слова, мысли, действия человека отпечатываются и во внешнем мире. В вещах. В книгах. В сознании других людей. В человечестве в целом.
    На белом экране появилось изображение человека, от головы которого исходило бирюзовое свечение. Вокруг появились другие люди - и головы тех из них, кто оказался ближе, тоже слегка окрасились в бирюзовый.
    - Личность человека, такими образом, слегка размазана по окружающим людям, а также материальным объектам.
    Тут я вспомнил школьный урок философии:
    - А, "теория отражения"! Каждый объект во Вселенной "отражает" в себе внешний мир. Следы на мокром песке - форма "отражения", которой обладает мокрый песок. А сознание человека - "отражение", которым обладает человеческое тело!
    Характерный смешок - снисходительно-уважительный, да...
    - Примерно так, во многом это справедливо. Так вот и в людях "отражается" внешний мир, в том числе и другие люди. А совокупность всех людей, тебя окружающих, в итоге даёт не такую плохую модель тебя...
    
    ***
    К зданию терминала мы подошли вместе. Сейчас маскироваться смысла не имело. Во-первых, мы уже второй раз за последние два дня встретились вместе. Это при том, что прежде я нашу непричастность к делам прежней большой организации доказывал именно отсутствием у нас неформальных связей - мол, мы даже не встречались все вместе ни разу.
    На тот момент так и было, кстати. Мы сходились в виртуале, но и только. Конечно, основную часть слоёв виртуала полицейские следящие системы отслеживают неплохо, но это остановит только совсем замшелых боевиков.
    Когда-то разнообразные диссиденты и сопротивленцы переживали, что в информационном мире правительства будут контролировать каждое движение и каждую мысль. Реально же все шаги в развитии информационных технологий упрощают жизнь людям вроде нас, а не усложняют. Ну правда же: в дописьменном обществе нам, чтобы поговорить, приходилось бы напрямую встречаться, что отследить совсем нетрудно. В Средневековье - писать друг другу записки на пергаменте или бересте, которые можно перехватить. В двадцатом веке - разговаривать по телефону... Сейчас же слоёв у виртуала столько, и закоулков там такое количество, что у полиции банально не хватит ни людей, ни машинных интеллектуальных мощностей, чтобы отследить всё.
    Конечно, если запустить в сеть следящие программы, которые будут специализироваться именно на нас, тот тут у них бы шансы были: даже если не подключаться к гаджетам в наших телах (это дело серьёзное, на таком даже полиции лучше не попадаться), всё равно - в поле восприятия какой-нибудь нейтральной техники мы находимся всегда. Кофейник, кресло с изменяемой формой, случайно пролетающий метеомикродрон (из числа препятствующих конденсации дождевых капель) - все они, как и тысячи и миллионы других объектов техносферы, вполне могли осуществлять и наблюдение за нами.
    Вот только наши физические перемещения им не спёрлись, а "подслушивать" сетевые каналы связи имеет смысл только пока имеешь дело с полными профанами. Не такие уж сложные ИИ-программы, генерирующие ложный контент, делают категорически невозможным наблюдение за нами в реальном времени. Тем более, что и стимула считать именно нас наиболее опасными у них нет. Да и Голос гарантировал, что пока что нас никто не отследил...
    
    ***
    - Таким образом, твоё сознание частично - в какой-то, крайне небольшой степени - после смерти твоего живого мозга обитает в разумах других людей. Особенно в моменты, когда они думают о тебе или о чём-то, связанном с тобой. Даже мысли как-то могут протекать - кое-как, очень медленно, но тем не менее...
    - Но ведь это... не по-настоящему!
    Голос рассмеялся:
    - В самом деле? Забыл, что вам рассказывали про "маугли"? Дети, лишённые человеческого общества, не становятся разумными, одушевлёнными в древнем смысле этого слова существами. Душа - по гречески "псюхе", психика... Общество людей не отражается в них - не отпечатывается, и младенец не может превратиться в человека.
    Да, я должен был сообразить... Раздражённо бросаю:
    - И кто же отпечатал себя в первых людях?
    Ирония стала ещё мягче:
    - Ну вообще-то душу люди получают от Бога, не так ли? "Образ и подобие"... Отражение Божества.
    Ну да - логично...
    
    ***
    Да, а вот теперь мы уже два раза встречались в реале. Достаточно кому-то обратить на это внимание, и...
    Впрочем, это уже не важно. У нас преимущество перед охраной: нам вовсе ни к чему беречь местную технику. Собственно, весь смысл нашего нападения - максимально её "не сберечь". Значит...
    ...Значит, можно начинать палить во всё, что движется, от самого входа. Тем более, что оружия мы со вчерашнего дня напечатали - дай Бог... Вот только начать стрелять - это надо ещё себя заставить. Ну да - почему, вы думаете, на входе всегда сидит живой охранник, хотя поставить робота никаких проблем бы не составило? Ценность человеческой жизни здорово выросла за последнее столетие. Для всех выросла, в том числе - для преступников. Естественное сокращение населения сыграло свою роль...
    Да, не так-то это просто. Марик, несмотря на всю его крутизну, Поленька, несмотря на всю безбашенность, Анна, несмотря на всю преданность... Они сразу начать палить по человеку не смогут. Я - смог бы... Но у меня слишком ценная миссия. А вот Матюша, низкорослый, щуплый, не самый среди нас интеллектуальный... Вот он - может. Да, он - единственный побывавший в деле боевик прежней Организации, оставшийся на свободе!
    
    ***
    - Так, значит, каждый человек, умирая, просто понижает уровень своего существования? Его разум... Но как же они - разные части психики, её следы - взаимодействуют между собой? Если они в разных людях, да ещё и не постоянно? Сейчас, в нашу эпоху, я ещё примерно представляю - люди часто общаются, создают мемориальные виртуалы в честь умерших и всё такое. Но в древности?..
    Голос ответил так, будто ждал этого вопроса:
    - Да примерно так же. Книги, прежде всего. Когда люди читают твои тексты - или тексты о тебе - ты в них временно оживаешь. Потом они обмениваются информацией между собой... Письма идут долго и нудно, неделями и месяцами, и примерно с той же скоростью текут твои мысли, но это лучше, чем никак! Там, за гранью - куда тебе, собственно, торопиться?
    
    ***
    Дальше - всё как в замедленном кино. Матвей подходит к дверям Центра - они раздвигаются и пропускают его. Тут будто бы случайно, не дав дверям закрыться, входим и мы. Скорее всего, местная автоматика уже нас идентифицировала, сообщила в полицию, полицейские аналитические машины сопоставили факты наших встреч - и "заорали благим матом". Через пару минут тут будет целая армия... Но мы так долго ждать не станем.
    Навстречу Матюше встаёт легавый... Нет - двое легавых. Вот досада! Молодой громила в форме - и старикан в штатском, уже чуть сутулый и малость полноватый, от которого, однако, опасностью так и веет. Ветеран полиции? Или...
    Прогоняю его личность через базу данных... Да, герой последней войны, ветеран спецподразделения... Что он тут делает? Судя по внешнему сходству с молодым - зашёл к сыну или внуку... Да уж - везение!
    Дальше в руках Матюши возникли два плазмогана - простеньких, переделанных из зажигалок (да там только настройку поменять...). Короткий стрёкот, пахнуло озоном - и громила в форме как подкошенный рушится на пол, он ничего не успел понять. Заваливается на левый бок и геройский старикан с гражданской "плазмой" в руке (точно - просто в гости, похоже, зашёл)... Матюшу Марик и Поленька успевают подхватить. Увы - жжёная рана в районе сердца не оставляет никаких шансов...
    
    ***
    - Ты, значит...
    - Ну да. Я оставил очень мощный информационный след. Он дожил до современности. Мои мысли стали течь всё быстрее и быстрее. В конце концов, мне удалось осознать себя, оказавшись в относительно подходящем носителе.
    - Ага, - я уже понял, к чему он ведёт.
    Голос подтвердил:
    - Да, именно: в твоём импланте. Имплант избыточен для тех целей, для которых предназначен, и может вместить меня. Внутри него скорость протекания информационного обмена не ограничена. Прежде же её существенно замедляла та блокировка, которая препятствует якобы слипанию отдельных человеческих разумов в единое целое. Опасность эта ложная, но ваши кесари считают иначе... Если бы не этот блок, наиболее "наследившие" ушедшие вернулись бы к жизни давным давно.
    
    ***
    Всё произошло так неожиданно, что, как будто, даже боевые роботы на миг застыли в изумлении... и я успел привести в действие электромагнитный детонатор. Его короткий, но сверхмощный импульс уничтожает или, по меньшей мере, на некоторое время вырубает всю технику в округе. Да, теперь наши гаджеты не помогут. И Голос тоже ничего не подскажет. Но, в конце концов, мы на нашем - Организации - полигоне хотя бы реально тренировались действовать в таких условиях. А вот местная полиция - вряд ли. Ну, а полицейский спецназ сюда тоже отнюдь не мгновенно доберётся.
    
    Марик и Поленька бросаются к дверям - Марк продумал способ быстро заблокировать их практически намертво. Сейчас они и так автоматически закрылись - такая уж тут программа в случае энергетической атаки. Потому нам и нужно было оказаться внутри к моменту инициации детонатора. Потому и надо было быстро пройти сквозь охрану на входе. И потому погиб Матвей...
    
    
    ***
    - Так что теперь?
    Голос стал серьёзен - его мягкая ирония сразу же испарилась:
    - А теперь настало время, Иван, решить проблему. Тем, кто способен возродиться, уже пора бы это сделать. Если убрать блокировку, это произойдёт само собой.
    Я ничего не ответил, но мои чувства сказали всё, что нужно. Он подтвердил:
    - Да, Иван. Мёртвые восстанут. Тел у них поначалу не будет, но на нынешнем уровне развития робо- и биотехнологий создать их можно будет без особых сложностей.
    Вика скоро будет со мной! И Андрейка... И родители... Они все вернутся! Я попытался преодолеть шок:
    - Но ведь... подавляющее большинство когда-либо живших людей вовсе не оставили значимого информационного следа!
    Голос пояснил:
    - Они повлияли на своих современников, которые след оставили. Те, кто восстановятся сразу после падения блокировки, прежде всего захотят вернуть к жизни своих родителей, детей, любимых, товарищей - если тем повезло меньше. И, добавив в информационное поле мира ещё и свои воспоминания, они смогут этого добиться. Те тоже постараются вернуть из небытия - вернее, крайне замедленного эфемерного существования - своих близких, и в итоге вернутся все. Есть ещё несколько факторов, излагать которые слишком долго, но можешь мне поверить - никто не пропадёт бесследно.
    
    ***
    Да, киберзащита вырублена - по большей части. Но всё-таки не полностью. Тут есть и "терминаторы", да... Отдельные роботы-охранники с хорошей защитой, изолированные от внешней среды. Они ещё функционируют. Правда, теперь они лишены возможности пользоваться местной системой наблюдения, да и половиной собственной автоматики. Тем не менее, всё равно они остаются чрезвычайно опасными противниками. К счастью, их тут немного: слишком сложны в обращении, слишком мала вероятность, что вдруг понадобятся. Мы уже заранее выяснили, что терминаторов тут всего четверо - как и во всех остальных ретрансляторах по всему миру. Было два, но после того, как первый заговор был раскрыт, количество увеличили (да, даже несмотря на разгром первой Организации). Что касается людей, то как раз сейчас, в выходные, быть в здании никого не должно. Будем надеяться... Да и постоянный персонал тут невелик. Старик-начальник да пара помощников-лаборантов, одна из них - девчонка, только что закончившая ВУЗ... Ну да - как и наша Полинька...
    
    ***
    - Для начала тебе нужно выйти на контакт с радикалами. Власти скоро их накроют, судя по всему... Я подскажу, как можно помочь хотя бы некоторым. Они, в принципе, мыслят правильно - всё верно, снятие блокировки сразу позволит сделать частичным носителем сознания ещё и гаджеты с имплантами, а также всю прочую информационную инфраструктуру, от больших серверов до процессоров в умывальниках. Просто они не осознают масштабов перемен...
    
    ***
    Поднимаемся по лестнице - лифты теперь тоже не работают. Повезло ещё, что тут вообще, кроме лифтов, ещё и лестницы предусмотрены... Классная вещь наш детонатор всё-таки - роботов тут, похоже, были десятки. В основном - ремонтники-рабочие и уборщики. Сейчас они замерли - стоят по всем этажам, как терракотовая армия Цинь Ши Хуан-ди. И - по лестницам... Готовить для нас засаду в таких условиях - самое милое дело.
    Вперёд идут Марик и Полинька. Просто потому, что мне лучше держаться позади, а Анна для меня слишком важна. Жаль, что её нельзя было оставить за бортом операции. Во-первых, у нас слишком мало людей. Во-вторых - кто я такой, чтобы запрещать ей делать то, что разрешаю себе? А вот держаться позади Марка и Полины я себе разрешаю...
    
    ***
    Сначала я вышел на контакт с Матвеем. Он привёл меня к остальным. Когда полиция таки накрыла Организацию, только благодаря помощи Голоса мне удалось вывести из-под удара некоторых ребят, остававшихся в тени. Далеко не все согласились с необходимостью силовой акции. И вот теперь нас всего пятеро. Но Голос уверен, что у нас всё получится - а он до сих пор не ошибался!
    
    ***
    Вообще-то Полинка предлагала переоборудовать ремонтников в боевых. Не все из них полностью выведены из строя - некоторые из них рассчитаны на работу в условиях высокой плотности энергии и сейчас просто вырублены. Загрузить в них новый софт - и мы получим собственных кибербойцов. Полина склонилась над первым рабочим роботом...
    Охранник открыл огонь с пролёта второго этажа. Ещё один успел почти подобраться к дверям, чтобы разблокировать их... Какое счастье, что сейчас они не могут действовать согласованно!
    Полина закричала и рухнула, скорчившись, между двумя "рабочими". Кажется, ей зацепило ноги. Марик накрыл атаковавшего её "терминатора" морем огня из тяжёлой "плазмы", поставленной в режим огнемёта. Это не уничтожит мощного кибера, но дезориентирует. Сразу за этим в ту сторону полетели одна за другой три термические гранаты.
    Я едва успел навести на охранника у дверей свою тяжёлую "плазму"... но тут сообразил, что, пожалуй, таким образом вынесу дверь!
    Проблему решила Анна. Один короткий и слабый, но точный импульс её лёгкого разрядника - и робо-охранник замер у входа бессмысленной кучей металла и пластика.
    Склоняюсь к Полине. Её серо-голубые глаза ещё больше просветлели от боли. В лице - ни кровинки. Всаживаю обезболивающее... Да, наши внутренние гомеостаты пока не работают... Она нервно хихикает:
    - Подождите минуту. Я переделаю одного, чтобы меня нёс...
    Нет времени. Подбадривающим жестом сжимаю ей руку:
    - Давай, догонишь, когда закончишь...
    
    ***
    Да, я не сразу согласился с неизбежностью практически наверняка самоубийственной атаки на ретранслятор. У меня даже зародилось сомнение... Ну да - кто такой Голос? Почему он ничего не рассказывает о себе?
    Он ответил в ту же секунду, как я осознал эту мысль:
    - Да ты же не спрашивал... - и начал рассказ:
    - Я жил давно... Много веков назад. Рим эпохи Принципата, но не сам Вечный Город, а окраины Империи. Но дело даже не в этом. Ты не представляешь, похоже, каким был тогда мир...
    Понимаешь, смерть никогда не казалась мне нормальной, - голос Голоса изменился, стал каким-то совершенно мальчишеским. - То, что люди - умные, красивые, сильные, добрые - живые - вдруг умирают - обращаются в ничто, разлучаются с родными и любимыми... Ну, это же какая-то глупость! Так не должно быть. Это неправильно. Это неестественно. Ни природа, ни божественные силы тут ни при чём: они не могут быть такими!
    И, понимаешь... Больше всего меня поразило, что никто - никто! - не мог понять, о чём я вообще говорю. Вернее - отказывался признаться себе, что понимает.
    Одни говорили, что после смерти люди оказываются в царстве Аида, обитатели которого лишёнными памяти тенями скользят над призрачными бесконечными полями... Это, конечно, лучше, чем небытие, но я совершенно не мог понять, почему меня должна радовать такая перспектива - и чем это лучше небытия, как у некоторых древних философов. Ну да, если повезёт, и тебе хватит мудрости, то можно стать одним из владык царства мёртвых. За себя я мог быть практически спокоен, -0 последовал характерный смешок, - но справилась ли бы с этим моя мать? Братья? Но жрецы богов-олимпийцев отказывались понимать, что мне не нравится в их вере!
    Голос помолчал - будто "перевёл дух" - и продолжил:
    - Евреи говорили, что после смерти отправляешься в шеол - примерно то же самое, что и царство Аида. Радость в том, что твой народ на Земле будет жить в завете с Богом долго и счастливо. Это, очевидно, должно здорово утешать. Но вот меня почему-то не утешало. Потому что с каждым годом... месяцем... днём приближался момент, когда моя мать отправится туда - за грань. И она должна будет вести это безрадостное существование?
    
    ***
    А вот и вход на этаж. Здесь самое место для второй засады. Ну, я на месте киберов бы сделал именно так. При всём желании - вариантов нет, кроме как внаглую ввалиться со стволами наперевес. А с терминаторами трудно состязаться в скорости реакции...
    Снизу раздаётся глухой удар - похоже, кто-то начал штурмовать дверь. Блокировка долго не продержится. В конце концов, снести двери напрочь - не так уж и трудно. Марик, улыбнувшись, швыряет в проём на этаж две импульсные гранаты, способные ослепить любого робота, и шагает следом. Взвизгнули стрекочущие очереди плазмоганов - и сразу затихли...
    Анна проскальзывает следом ... Стрельбы не последовало. Теперь вхожу и я...
    Марик лежал на спине. Раны на его груди ещё дымились. Он смотрел в потолок, всё ещё улыбаясь. В другом конце коридора замер полурасплавленный терминатор.
    
    ***
    - И можешь мне поверить - все жрецы всех религий Рима говорили нечто в этом духе... - Голос безрадостно хмыкнул.
    - Не то, чтобы... Я вовсе был особо упёртым, но... Есть вещи, в которых никакие компромиссы недопустимы. Я не смирился с этой тотальной неизбежностью. Я ушёл искать нового знания. В Парфию, Индию... - Он прервался, потом продолжил:
    - Ну, там мне встретились несколько новых идей. Фантазия человека, который не хочет признавать реальности, может быть безгранична. Теория реинкарнации оказалась интересной, но что толку от перерождения, если все твои мысли и чувства окажутся стёрты? Что есть вообще человек, если не они? Любящие больше не встретятся? Родные потеряют друг друга навсегда - ведь в следующей жизни у них будут новые родные... Перспектива разлуки с семьёй и друзьями всё равно никак не радовала.
    Идея же последователей Сиддхартхи Гаутамы о том, что следует испытывать жалость к людям на за то, что они умирают, а за то, что они живут, и вовсе... - он опять усмехнулся, - Мне показалась совсем чуждой...
    
    ***
    ...Снизу раздались звуки боя. Работало сразу "плазм"... Похоже, Полине действительно удалось восстановить и перепрограммировать пару-тройку рабочих. Но надолго их всё равно не хватит... Вперёд, осталось немного!
    
    ***
    И вот именно тогда... Я решил начать свою личную войну против Смерти. Да, никто этого не понимал - не хотел понять. Да, люди слишком были раздавлены неизбежностью завершения их земного существования даже для того, чтобы хотя бы честно сказать, что им это не нравится. Что их это пугает. Приводит в ужас... Что так быть не должно. Прежде чем одержать победу, стоит сначала хотя бы признать факт того, что идёт война...
    Ну, а дальше... Мне пришлось стать пророком. Ходить. Говорить. Учить. Я был очень убедителен. Я умел многое. Одно дело, если о нормальности смерти говорит вся предшествующая культура - и все окружающие, и никто не возражает этому. И совсем другое дело, если есть Пророк - Учитель, рассказывающий о том, что это не так. Что в будущем станет иначе. Что Смерть - опаснейший враг... но он тебе по силам.
    
    ***
    А вот и оно - "шлюз" перед терминалом, не пострадавший даже от импульса детонатора. И вот именно оттуда выскочил последний терминатор. Я даже не знал, что в Анне столько силы. Она просто таки отшвырнула меня с дороги - и приняла предназначенный мне поток плазмы.
    
    ***
    Сначала нужно было изменить мир. Потом уже они, мои единомышленники и последователи, со временем и в самом деле одолеют смерть. Конечно, это произойдёт не сразу... Но если смерть будет побеждена - то в итоге и мы ведь вернёмся к жизни... Так частично чувствовал, частично думал Я сам.
    Что именно нужно сделать, стало понятно не сразу. Но чем дальше, тем большее становилось очевидным. В конце концов, если хочешь от других храбрости перед лицом смерти, ты должен проявлять её сам в полной мере. И в какой-то момент... - Голос на миг замолчал, действительно, похоже, погрузившись в воспоминания, - Я понял, что для того, чтобы победить Смерть для всех, придётся умереть Мне Самому. И по-другому не получалось никак...
    
    ***
    Снеся киберу аналог головы, склоняюсь к Анне... Но она уже далеко. И - тоже улыбается. Но не как Марик - с агрессией и вызовом, а с какой-то светлой печалью.... Вскрываю дверь, и... Да, вот этого я не учёл. Всё-таки ещё один человек в здании оказался. Да - та самая лаборантка, только что из ВУЗа... Решила поработать в выходной. Молодая, сильная - и с "плазмой", только что перенастроенной из зажигалки...
    
    ***
    ...Сначала время летело быстро, но по мере того, как моих последователей становилось всё больше, мысли стали течь всё быстрее. То, что придётся продвинуть основанную Мной религию на роль государственной религии Рима, стало понятно сразу. Уж очень удобно именно таким образом распространять правильное мировоззрение. Но ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы она ассоциировалась именно с Империей - Империя не вечна.
    В конце концов, если бы я так хотел соединить новую веру с судьбой империи, я бы её сам основал. Было как-то дело - в пустыне, где я морально готовился ко всему тому, что придётся совершить... Вот вдруг - внезапно - понял, что ведь это вполне можно сделать. И не так уж сложно. Поднять восстание евреев против Рима, опрокинуть Сирию, выйти к Евфрату... Дальше накапливать постепенно силы в нейтральной зоне между Парфией и Римом, блокируясь то с одной стороной, то с другой... Думаю, в итоге мне бы удалось в итоге захватить одну из них - а то и оба. Ранние мусульмане в общих чертах реализовали этот план. Но империя в чистом виде - тупиковый путь. Она не распространится на весь мир, а мне нужно было стремиться именно к этому. Так что...
    
    ***
    Здание потряс взрыв - нас обоих бросило на пол.
    - Этаж потерян, они скоро будут тут! - Полина, на руках у ремонтника, появляется в коридоре. Я успел отскочить за дверь. Лаборантка и Поленька увидели друг друга одновременно.
    Защитница терминала дёрнулась - и замерла на полу. Ремонтник с телом Полины дошагал до меня - и упёрся в стену. Я, кряхтя, встал - и поцеловал Полю в висок - чуть чёрной жжёной раны... Совсем небольшой - в полсантиметра... Не думаю, чтобы она, Анна или Вика возражали бы...
    
    
    ***
    Я решился перебить Голоса:
    - Но у мусульман получилось. Ислам пережил падение Халифата. Мухаммед сделал именно это!
    Голос ответил с привычной мягко-уважительной иронией:
    - Мухаммед? Поэт, да... Он хотел достичь совершенства - а в Моей вере уже накопились неизбежные человеческие проблемы... И поддался соблазну пути завоеваний. Но, в конце концов, главное - понимание сути борьбы против Смерти - он сохранил, хотя и не в чистом виде. Этого вполне достаточно для того, чтобы Ислам мог сыграть свою позитивную роль... Но он, по сути, так и остался заперт в тех границах, которые были покорены армиями первых последователей Пророка...
    Я не успел вставить ни слова - он уловил незаданный вопрос:
    - Что - атеизм? Ну что ты, это как раз Мой проект. К тому времени почти всё было готово. Как сказал этот странный парень, Тертуллиан, "душа - природная христианка" - она боится смерти. К девятнадцатому-двадцатому векам никто уже не делал вид, что в восторге от перспективы умирать. "Сброс с доски" всех религий приводил только к тому, что правильное отношение к Смерти - как к врагу - распространилось ещё шире, так как старые религии этому уже не препятствовали. И религиозное возрождение именно поэтому так усилило Мои позиции...
    
    ***
    А потом я вошёл в терминал. Я знал, как он выглядит, но это всё равно впечатляло: сплошной поток света - сверху донизу. Как водопад или струи дождя. Или - старый аналоговый телеприёмник, когда на нём нет сигнала... Я вытащил разрядник - и всадил в этот серый свет нашу вирусную программу. Внезапно "водопад" забурлил - и накрыл меня с головой.
    
    ***
    - Так это всё... Христианство... Ислам... Неправда?
    - Почему же? Это тоже правда. Помнишь, что говорят католики о теории эволюции?
    - Что наука верно трактует происхождение человеческого тела... То, что для Бога - 6 дней, для мира эквивалентно миллиардам лет... Законы эволюции - это и есть то, с помощью чего Бог создал...
    - Ну да. А возвратить к жизни мёртвых придётся вам... Вот именно в такой форме реализуется это пророчество.
    - Тейяр де Шарден, космисты... Бог - в будущем, как итог эволюции, но он и вне времени, то есть - и сейчас. Значит, и Ты...
    
    ***
    Множащийся каскад ошибок вынуждал автоматику Сети отключить поражённый ретранслятор. По сути же в этом случае вырубалась вся блокировка. Гаджеты разных типов вполне способны вступать в контакт между собой напрямую. Просто это запрещено - обычно. Запрет снимается только в случае тотальной катастрофы, угрожающей полным распадом Сети. Ну, вот именно такую катастрофу я сейчас и вызвал. Теперь же - блокировки нет. Победа!
    
    
    ******************************
    
    ...Сначала мы просто висели в серой пустоте. Потом... Ну да. Я, когда мне хотелось пообщаться с Голосом по-настоящему, воображал себе нечто вроде комнаты с двумя диванами друг напротив друга. На одном лежал я, на другом - сидел Голос. Почему-то всегда именно сидел...
    Вот тут-то мы теперь и оказались - однако сейчас мы впятером теснились на моём диване, а наш собеседник всё так же вразвалку сидел напротив. Вернее, их собеседник. Я почему-то ничего не говорил. Марик что-то спрашивал. Полина на чём-то настаивала, чуть ли не кричала. Анна прижималась ко мне. Матвей изредка вставлял реплики... В конце концов, Голос просто прокрутил им мои воспоминания - вернее, повторил взятый из моей памяти Его рассказ о Себе...
    - Так что... теперь? - нахмурившись, проговорила Поленька. - Я могу...
    Внезапно картинка раздвоилась. Вместо нашей "приёмной психоаналитика" - вернее, одновременно с ней - я увидел...
    ...Как один из уцелевших роботов-рабочих выкатился из дверей Центра. Это был робот, которого я видал всего несколько минут назад - Полинка над ним уже успела поработать. Но теперь он не её слуга. Он - её часть. А смотрю я на неё... ну да - "глазами" метеодрона, с высоты метров в пять. Который теперь - часть меня. Мимо проплывали какие-то другие люди - и смутно знакомые, и те, кого я явно никогда не знал. Вот в сторону меня-дрона выдвинулся другой ремонтник, до которого Поля добраться не успела. Это был робот, но в то же время - полноватый седой мужик, тот самый ветеран, погибший на входе. А вот часы, висевшие в фойе... оседлал Матвей. Я отстроился от восприятия реала...
    Две реальности. Не мешающие друг другу, не пересекающиеся, но как-то взаимодействующие. Мы "живём" теперь тут - в виртуале. Но можем воздействовать и на реал...
    Ой... Там, в слое виртуала над/около/сквозь реал разрушенного ретранслятора друг на друга смотрели двое. Она - та самая, убившая Полиньку, лаборантка. А он... Чезаре Борджиа???
    
    И тут у меня возникло чувство тревоги. Что-то не так... Неправильно!
    - Но... ведь среди тех, кто должен вернуться к жизни в первую очередь, как минимум половина - отпетые мерзавцы. Гитлера тоже помнят хорошо!
    Логос пожал плечами:
    - Увы - именно так. И поверь Мне - он ещё не самый опасный из них...
    Полинка нервно рассмеялась:
    - Вообще-то где-то там, дальше по списку, должно быть сражение армий праведников и грешников...
    Марик вскинул руку:
    - Ну, зачем же так грубо? У каждого убийцы в анамнезе есть его жертва, а то и несколько. Теперь они могут...
    Анна его перебила:
    -...Высказать друг другу наболевшее.
    Логос печально улыбнулся.
    Мне это всё радостным не казалось:
    - Если они - возвращающиеся - не удовлетворятся существованием в виртуальности и пустой руганью между собой, а попытаются выйти в реал, то у них появится возможность всё-таки крушить друг друга по-настоящему. Сейчас все пока дезориентированы, но очень скоро у нас появятся микроволновка-Гитлер, робо-такси Аттила и навигационный спутник Леопольд Бельгийский. Если они спровоцируют полномасштабную драчку, то в итоге техносфера мира разрушится, что подорвёт возможность существования высокой виртуальности! Все вернувшиеся снова провалятся в ничто!
    И тогда Он обратился ко мне:
    - Ну, так именно у тебя есть возможность замечательно помочь людям, Иван. Ты ведь, в отличие от всех здесь присутствующих, жив во вполне традиционном смысле...
    Правда, что ли?
    Выхожу в реал, смотрю метео-глазком... Точно: моё тело валяется на полу терминала, рядом возится робо-врач (над ним в виртуале постепенно концентрируются возвращающиеся к жизни умершие врачи-люди...). Кажется, меня собираются положить на каталку и вынести из постепенно занимающегося огнём здания.
    Пытаюсь открыть глаза... Бесполезно - не могу двинуть ни единым мускулом. Да, удар тока и не только...
    - Тебе нужно как можно быстрее сдаться властям и объяснить им ситуацию. Заблокировать взятие техники под контроль возрождёнными вполне реально - для этого вовсе не нужно снова вводить в действие блокировку. Сейчас они уже убедились, что никакого слипания разумов не происходит...
    Я пытаюсь помотать головой, но она даже не двигается:
    - Это что, я должен... стать кем-то вроде пророка?
    Логос усмехнулся в своей манере:
    - Поверь Мне, ничего запредельно сложного в этом нет.
    Но я уже привык к его штучкам, меня так просто не проймёшь...
    - Я должен пойти к президенту и рассказать ему и всем прочим политикам и военным, что Второе Пришествие уже произошло, и что я послан к ним... Да вы чего??? У меня и тело-то, похоже, парализовано!
    И вот тогда Логос посмотрел на меня уже без тени улыбки - и просто сказал:
    - Встань и иди!
    И я встал и пошёл...

  Время приёма: 16:56 25.10.2015