22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Изольда Марковна Количество символов: 26663
Конкурс № 37 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

z016 Осенние мухи


    

     
     
     
         - Ой! – от неожиданности и боли Яська дернула ногой, ложка выскользнула из рук и шлепнулась в тазик с вареньем. Маленькая  серая муха отлетела на безопасное расстояние, присела на дверцу холодильника и кровожадно потерла передние лапки.  Девочка опустила глаза и тяжело вздохнула – по белоснежной блузке расползалось  ярко-бордовое пятно. Прыгучее какое-то варенье. Придется застирывать.
         Яська включила воду, неуверенно потерла пятно щеткой. Что-то не сильно получается. А народ-то поди весь уже проснулся, утро давно, заметят. Разговоров не оберешься. Яська приоткрыла дверь летней кухни. В тени двух раскидистых лип в гамаке расположилась Лиска с книжкой в руках. Яркая обложка отливала глянцем, слепя глаза. И Ванька рядом, встал уже.
         - Лис, а про что ты читаешь?
         - Я читаю любовный роман, Ванечка.
         - Это что ли про любовь? – Ванечка осторожно, указательным пальцем, подвинул очки ближе к глазам.
        - Да, дорогой, про любовь. – Лиска сладко потянулась, подставила веснушчатое  лицо осеннему солнцу.
         - А ты мне почитаешь про любовь?
         - В другой раз, - Лиска зевнула и недовольно покосилась на брата. Вот настырный. От горшка два вершка, а туда же!
          - Вань, иди сюда, - Яська поманила мальчишку пальцем, - посмотри на меня. На блузку. Видно?
          - Ну, как сказать, - Ваня оценивающе прищурился на размытое бордовое пятно, - в общем, видно.
          Лиска положила книжку себе на грудь и, слегка отталкиваясь ногой от земли, стала убаюкивать себя в гамаке. Рыжие волосы разметались, рыжие ресницы блаженно прикрылись.  «Ну, прям вся рыжая уродилась», - говорила бабушка, всплескивая руками всякий раз, как увидит внучку. Потому все и называли Лизку с самого детства не Лизка, а Лиска. Чистая лиса.
         - Пошли, - Ванька увлекает Яську к зарослям, - не хочет читать. Вредная она.
         - Вредная – потому что взрослая.
         Кусты бузины разрослись за последний год, превратив садовый участок в джунгли. Если пролезть дальше, можно увидеть много интересного. Если бы еще не крапива, будь она неладна. Ванька наклоняет веточку, по которой ползет божья коровка. Она стремится вверх, но мальчишка меняет маршрут. И вот уже божья коровка переползла на сучок, по которому передвигалась  минуту назад. И снова она ползет вверх, но упрямый натуралист возвращает ее обратно. И так несколько раз. Яське непонятны увлечения брата. Что он находит интересного в жучках?
         - Не мучь животное.
         - Она не животное, она насекомое.
    На пороге маленького  домика неожиданно появляется бабушка.
        - Кто опять утопил ложку в варенье?! Яська! Ванька! Вот я вас!
        - Это не я, - тихо, сам себе говорит Ванька, не отрывая взгляда от божьей коровки, - я бузиновое варенье не люблю.
        - Нет такого слова «бузиновое».
        - А ты уже взрослая совсем, как Лиска? Все слова знаешь?
         Божья коровка, наконец, добралась до конца ветки. Подняла красные кожистые крылышки, выпустив из-под них тоненькие, слюдяные подкрылки, оттолкнулась лапками.
        - Улетела, - вздохнул Ванька, провожая божью коровку взглядом. И уверенно добавил: -
        К детям полетела.
         Но Яську мало интересует божья коровка. С другой стороны зарослей раздается стук молотка. Это дед уже встал и что-то мастерит. Яське нравится смотреть, как из дедовых рук, пять минут назад державших обыкновенную деревянную чурку, вдруг выпрыгивает зайчонок,  или  вылетает невиданная птица. Дед мастер на такие дела.
          Яська отодвинула мешавшую смотреть  им с Ванькой ветку и смотрела, как , склонившись в три погибели, дед  орудовал большим ножом.
         - А, проснулись! И уже нашкодили.  Когда только успеваете?
         - А что ты строгаешь, такое интересное? – Ванька встал на цыпочки, заглядывая деду через плечо.
         - Вертушку.
         Целый пропеллер к самолету, - отметила про себя Яська, но промолчала.
         - От птиц? – Ванька на глаз прикинул размеры будущей «пугалки» для птах, -  от аистов, что ли?
         Дед  подавился смешком.
         - А что, это мысль. И от аистов тоже. Вон, вас у мамки уже трое, хватит, поди.
         - Так осень, птицы улетают, - Яська тяжело вздохнула, вспомнив «страшные» Лискины рассказы о школьной жизни. На следующий год и Яське предстоит  испить эту горькую чашу.
         - Птицы улетают, драконы прилетают.
         Яська с Ванькой переглянулись. А дед и бровью не ведет. Весь в работе. Сказал про драконов, словно мусор попросил выбросить.
         - Какие еще драконы?
         - Обыкновенные. Они каждую осень прилетают. Как бузина поспеет.
        Дед недвусмысленно кивнул в сторону зарослей.
         - Вон как разрослась. Вырубить некому.
         И продолжает работать. Ничего особенного. Драконы тут, оказывается, пешком гуляют под самым носом, а народ не в курсе.
         - А при чем здесь бузина? – Яська медленно приходит в себя. В том, что дед не шутит – нет никакого сомнения. Слишком серьезен и сосредоточен. Вертушку делает. Достали его, видать, эти драконы.
         - Как причем? Они бузину, знаешь, как уважают! За уши не оттянешь, так любят. Как ты варенье из нее.
         Дед заметил пятно. Конечно, заметил! Слепой только  не увидит.
         Лиска по-прежнему дремлет в гамаке и ничего не знает. Ни про бузину, ни про драконов.
        - Лис, а Лис, - Ванька осторожно подбирается и трогает сестру за рукав, - а у нас тут драконы водятся.
        Лиска приподнимает голову и насмешливо смотрит на брата. Какой же он забавный! Маленький, белобрысый в огромных очках, которые постоянно сползают на кончик носа.
         - Это вам дед сказал? Слушайте его больше!  Он вам расскажет! Это он специально придумал, чтобы вы по кустам меньше лазили, да пенки с варенья не слизывали! Особенно некоторые!
         - И таки что нам теперь делать? – Ванька озадаченно поправил очки.
         - А таки ничего, – передразнила брата Лиска и рассмеялась.
         Ванькино «таки»  смешило не только Лиску. В начале лета соседом по даче был старый аптекарь. Ванька, с младенчества уважающий баночки, скляночки с непонятным содержимым, повадился ходить к соседу в гости. Он часами мог рассматривать заспиртованных невиданных жучков, вдыхать отвратительный запах настойки  и пробовать на язык порошки, вычисляя, который из них аскорбинка.  Сосед, нависая над мальчишкой грузным телом, всегда задавал один и тот же вопрос: «Ну-с, молодой человек, чем таки сегодня  займемся?» Странная привязанность  перешла в крепкую дружбу, а вместе с ней и слово «таки».
         «Таки ничего»! Легко сказать. Яська потрогала пятно. Оно взялось коржом, выдавая свое происхождение с головой. Надо срочно что-то делать. Подтолкнув брата локтем, показала глазами в сторону речки. Ванька понимающе кивнул. Стирать, так стирать!
         Мягкий песок еще совсем холодный. Солнце не успело  как следует выбраться из-за деревьев.
    Вода просто ледяная, но это не беда. Не впервой.
         Ванька бодро вышагивает по пляжу, вдруг наклоняется, становится на четвереньки. Оттискивает ладони на песке и смотрит.
        - Яська, как ты думаешь. Похоже на следы дракона?
        - Выдумки это все. Никаких драконов нет. Откуда они, по-твоему, берутся?
        - Прилетают.
        - Ну, да! Никогда не прилетали, а тут вдруг разлетались!
        Яська на всякий случай косится в сторону кустов. На берегу полно бузины. Мало ли что.
        По песку быстро пробежала ящерка. Маленькая,  коричневатая. Остановилась, подняла голову, словно прислушиваясь.
         - Вон, твои драконы разбегались, - Яська кивнула на ящерку и пошла к речке.
         - Знаешь, - трехлетний «профессор» передвинул по переносице очки, - ты таки в чем-то права. Если есть маленькие драконы, значит, есть и большие.
         Но Яська не слышит. Сейчас ее ничто так не занимает в жизни, как пятно от варенья. Попадет от бабушки, как пить дать попадет. Стирай, не стирай, а от пятен, оставленных бузиной, не так просто избавиться.
         Яська потрогала воду ногой. Брррр … Как холодно!
        - Вань, а Вань. – Яська огляделась. Брата нигде не было видно. Наверняка сидит в кустах, букашек мучает.
         Непонятная тревога закралась в душу. Яська еще раз позвала. Пустынный пляж ответил молчанием. Не понравилось все это Яське, сильно не понравилось. Уж слишком тихо. Даже птицы замолчали.
         Яська пошла по пляжу. Вон следы от Ванькиных ладоней. По всему пляжу поналяпал.  Хочешь, чтобы  тебя искали по следам? Ну, ладно, посмотрим, какую игру ты затеял.
        Заросли бузины на краю пляжа такие же, как и на даче. Ветки гнутся под тяжестью созревших, иссиня-черных ягод. Яська раздвинула кусты и остолбенела.  Прямо по курсу, спиной к девочке, стояла огромная, ростом с пятилетнего ребенка, серая ящерица. На спине рептилии Яська рассмотрела крылышки. Маленькие, похожие на куриные, но  без перьев. Длинный хвост мотался из стороны в сторону, цепляя соседние кусты. Ящерица время от времени издавала что-то вроде урчания. Видимо от удовольствия.  «Мррр, чав-чав». Серая когтистая лапа подтянула к пасти ветку с бузиной. «Чав-чав, мыр-мыр».  Процесс, наверняка, продолжался  долго, потому что вокруг рептилии ягод практически не осталось. Вместо них на ветках качались недожеванные  мочалки.
         «Урррр» - проурчала ящерица. «Урррр…урррр» - ответили с другого конца зарослей. Да она здесь не одна! – у Яськи от страха подогнулись колени. Не врал, значит, дед, прилетели.
         Вдруг что-то холодное коснулось ноги. От неожиданности Яська вскрикнула, подскочив на месте.
         - Да тише ты, это же я! – между кустами показалась белобрысая Ванькина голова.
         Но было поздно. Ящерица повернула перепачканную ягодами морду и с любопытством уставилась на детей. «Уррр..уррр…»
                                                      ---
     
         - Не так, Лиза, - бабушка отбирает у Лиски недолепленный вареник. Он весь косой, кривой и на вареник  вообще не похож. Не то пельмень, не то пирожок, но только не вареник!  Лиска злится, она терпеть не может  кухню. Каждодневная рутина не для нее.
        Бабушка переделывает Лискино творчество и подает очередную лепешку.
         - Учись, учись, – приговаривает бабушка, - а то замуж никто не возьмет.
         - Дался мне ваш замуж, - ворчит Лиска, старательно пытаясь  слепить края вареника. Но не тут-то было. Начинка вылезает через край и ко всему прочему тесто вдруг расползается, образуя в варенике дыру.
          В дверях появляется дед.
         - О, вареники! Учись, Лиска, вареники в семейной жизни – вещь незаменимая. Мужики, они вареники страсть как обожают. Мужу будешь готовить.
         - Щас, разбежалась, - Лиска тайком пытается заделать дыру кусочком теста, - мужчина должен любить женщину, а не вареники!
         - Иш ты, грамотная! – дед усмехается в усы.
         Из бабушкиных рук вареники вылетают один за другим и все как на подбор. Лиска тяжело вздыхает.
         - Вот когда я стану знаменитой пианисткой, у меня будет кухарка, - Лиска мечтательно закатывает глаза.
         - Да, слышали, а еще лимузин с шофером  негром. Меньше читай ерунду всякую.
         - Все, мои нервы сдали. – Лиска стряхивает с ладоней муку. – Пойду, покачаюсь.
         - Кстати, ты маленьких не видела? Загулялись где-то. На речку бы не удрали. Течение там.
         - Да вон они, легки на помине, - Лиска равнодушно махнула  рукой куда-то в сторону.
         Плечом к плечу, задумчивые и сосредоточенные, приближались к дому Яська с братом. Не останавливаясь и ни с кем не разговаривая проследовала неразлучная парочка прямиком в Ванькину комнату. Бабушка удивленно взглянула на Лиску, та пожала плечами. Мало ли что с людьми по дороге случается! Главное, пришли ведь, никуда не делись.
         - Наверное, драконы их напугали. Вот вертушку поставлю….
         - Да что ты со своими драконами прицепился! Где ты их видел только? Одни мухи летают. Сейчас вареники будут. Вон, Лиска наготовила, «кормилица» наша.
        «Кормилица» вновь качалась в гамаке, блаженно улыбаясь последним теплым лучам. Высоко в небе, образуя клин, пролетала стая птиц. «Уррр….урррр….»
         «Журавли курлыкают», - прошептала Лиска и углубилась в чтение очередного романа.
         Дед, задрав голову, наблюдал полет невиданных птиц.
        - Разлетались, опять зима холодной будет. Надо бы яблони обмотать.
        Ванька прилип лицом к стеклу и смотрит на улицу. Лицо мальчишки сплющилось, нос превратился в пятачок, как у соседского поросенка Борьки.
        - Ты меня не слушаешь, - Яська сняла блузку и натянула футболку.
        - Слушаю.
        - И совсем они не страшные. Драконы эти. Бузину едят. Не людей. Как они летают, с  такими-то крыльями?
         - У мух тоже крылышки маленькие.
         - Так то мухи!
         - Завтра пойдем на речку?
         - Пойдем, если ты не боишься.
         - Я не боюсь, кажется, - Ванька, наконец, отлепил лицо от стекла.
         Яська усмехнулась. «Кажется!» Когда там, на берегу, ящерица приблизилась вплотную, у Яськи замерло сердце. Странное, невиданное существо протянуло серую шероховатую лапку и осторожно коснулось руки девочки.  Яська удивилась - кожа дракона оказалась вовсе не холодной и скользкой, а теплой и даже приятной на ощупь. Девочка осторожно перевела взгляд выше. Желтоватые глаза рептилии, не мигая, разглядывали ребенка. Вдруг ящерица повела носом, словно принюхиваясь, ее взгляд сосредоточился на пятне от варенья. «Уррр!!!» - радостно воскликнула та и ткнулась мордой в перепачканную вареньем блузку. Сердце у Яськи сорвалось и кубарем полетело вниз. «Съест!» - пронеслось в голове, - «надо бежать!». Ящерица лизнула пятно языком и довольно сощурилась. Яська скосила глаза вниз. Ванька сидел на корточках, сжавшись в комок. Мальчишка от страха закрыл лицо руками и старался не дышать. Яська несильно толкнула брата ногой. Тот словно ждал сигнала. Подскочил на месте, и, как ошпаренный, кинулся прочь от страшного места. Яська рванула следом. Уже выбегая на тропинку, ведущую к дому, услышала девочка далекое, разочарованное «урррр…». Яська остановилась и оглянулась на то место, где впервые увидела настоящего дракона. Но кусты бузины оставались недвижимы.  Окончательно проснувшееся солнце заливало ярким светом пляж, речку, заросли. Было так тихо, словно ничего не случилось. Яська пожала плечами и бросилась догонять брата, убежавшего далеко вперед.
                                                          - - -
     
          - Уже третий день сидим здесь, и никого, - Ванька приставил к очкам бинокль и еще раз оглядел пустынный берег.
         Яська поправила зеленое нагромождение на голове, выполняющее роль маскировки, тяжело вздохнула.  Не надо было так глупо удирать. Наверняка, драконы сами их испугались и теперь неизвестно, увидят ли они их снова. Ни следов на песке, ни серых ящериц.
         - Может, нам это приснилось?
         - Нет, Ваня, не приснилось. Не может один и тот же сон сниться сразу двоим.
         - И в других зарослях их нет. На тебя снова муха села.
         Яська хлопнула себя по плечу.
         - Промахнулась. Замучили они меня. Всю искусали.
         - Это потому что ты варенья много ешь.
         Ну, конечно, варенье! Как можно было об этом забыть!
         - Я знаю, что делать!
         Ванька удивленно взглянул на сестру поверх очков.
         Яська, сбросив с головы ненужную маскировку, несется к дому.  Там, на кухне, под белоснежным полотенцем  припрятан тазик со свежесваренным вареньем.  Дед забыл вчера  достать пустые банки из погреба, и оно наверняка еще на кухне.  Конечно, если бабушка его не перепрятала. Но это не беда! Яська носом чует варенье за версту, хоть на чердак спрячь – найдет.
    «Яна, ты когда-нибудь лопнешь - любит повторять  Лиска, томно закатывая глаза, - или прилипнешь к стулу».
         Еще один поворот и они на месте. Ванька остановился и прислушался. Музыка, тихая и почти неразличимая смешалась с ветром. Это Лиска музицирует. Рыжеволосый талант перебирает клавиши тонкими длинными пальцами. Музыка нарастает, это уже не тихая, незаметная мелодия, в ней слышна угроза.  Поднявшийся ветер закружил в воздухе сухие листья, пахнул в лицо горечью. Ванька невольно вспомнил драконов, съежился. 
         Яська поднялась на цыпочки и заглянула в окно. Острые плечи пианистки вздрагивают в такт музыке.  Длинные пальцы быстро бегают по клавишам, повинуясь неведомой силе.  Спина согнулась над пианино, взмах рук, словно крыльев, последний аккорд ... Дед задумчиво слушает Лискино исполнение, подперев рукой подбородок и глядя куда-то вдаль отсутствующим взглядом. Яська невольно посмотрела в ту же сторону. Что он там видит?
         - Шопен, баллада номер двадцать три – безошибочно угадывает Ванька.
         Яська пожимает плечами. Хоть двадцать четыре. Когда-то и ее пытались учить музыке. Хуже некуда  иметь талантливую сестру. «Неумение исполнить музыку – это не смертельно, – сказал тогда седовласый профессор и ущипнул Яську за пухлую щеку - может, она умеет что-нибудь другое?» Да, все что-то умеют.  Бабушка - шить, дед - строгать, Лиска - играть на пианино. А кто-то просто ест варенье в свое удовольствие. Кстати, где оно?
          Конечно, Яська никогда не ошибается, когда дело касается сладостей. Вот он, вожделенный тазик с вареньем. По-прежнему стоит себе преспокойно на прежнем месте.  Бабушка в комнате что-то читает, держа книгу на расстоянии вытянутой руки и глядя на буквы поверх очков.  Да это же Лискин любовный роман! Бабушка тихо шевелит губами, и время от времени хмыкает. Какую роль при этом выполняют очки, Яське непонятно, но сейчас не до этого. Судя по сосредоточенному лицу хозяйки варенья, ей сейчас ни до чего нет дела. Королева кухни занята чужими страстями, а это значит, что путь свободен.
        Ванька осторожно ступил на скрипучую половицу. Яська приложила палец к губам. Шаг, еще два. Бабушка удивленно приподняла брови и перевернула страницу.
        Таз тяжелый и полон варенья. Нести, не расплескав – задача не из легких. Ничего, Яська прекрасно справится сама. Ванька пыхтит в затылок и все время оглядывается. Но это ни к чему. Лиска экспериментирует с музыкой, погрузившись в мир непонятных Яське звуков, бабушка зачиталась романом – теперь ее брови сурово сдвинуты к переносице. «Да, в наше время такого не было» - Яська невольно вспомнила вердикт, вынесенный бабулей после просмотра очередного сериала. Видимо, с романом тоже не все ладно. В прошлом году Яська выучилась читать. По одной единственной книжке. Она неделю «мусолила» стихи про жадную овечку, и как следствие, они ей быстро наскучили. На глаза попался любовный роман, которые во множестве разбросаны в местах обитания Лиски. Яська открыла посередине и успела прочесть одну единственную фразу, сильно ее озадачившую. Девочка ясно представила себе лесоруба. То, что речь шла именно о лесорубе, срубившем огромный ствол дерева, сомневаться не приходилось. Но вот незадача, несчастный лесоруб никак не мог пристроить свой ствол.  Наконец, место, по непонятному замыслу автора, почему-то влажное и скользкое, было найдено. Но его загадочное название не вызывало  в детском мозгу никаких ассоциаций.
        «Бабуля, а что это такое? Яська по слогам произнесла незнакомое слово. Реакция последовала незамедлительно. Дед выронил из рук молоток, у бабушки вытянулось лицо. Она подскочила к внучке и  выхватила из рук роман.  Лиска расхохоталась, прикрыв руками покрасневшее вдруг  лицо.
         «Лиза, я когда-нибудь соберу эту дрянь и сожгу в печке!» - в сердцах выкрикнула бабуля.  Но что-то она не торопится это делать. Вон как зачитывается! Что же это за слово-то  такое. Недетское. Ва…ва… нет, не вспомнить.
         Яська шагнула за порог. Погода заметно испортилась. Ветер нагнал дождевые, отливающие свинцом тучи.
         На берегу по-прежнему пустынно. Кусты бузины шелестят под напором усилившегося ветра.
         - Смотри! – Ванька показывает на странный отпечаток на песке, -  это они!
          Пододвинув таз с вареньем ближе к зарослям, затаились Яська с братом в кустах неподалеку. Как еще выманить драконов? Только на «бузиновое» варенье. Яська отчетливо помнит, как лизнула ящерица пятно на блузке, как сощурились от удовольствия глаза рептилии.  Что потом расскажет бабушке внучка насчет варенья, не суть важно. Скоро совсем похолодает, драконы улетят, и, может, уже не вернутся. А если и вернутся, то Яська их все равно не увидит. Потому что пойдет в сентябре в первый класс. Лиска уедет в город в консерваторию и на даче останется только Ванька. Счастливый, маленький Ванька в огромных очках, постоянно сползающих на кончик носа. Он по-прежнему будет мучить букашек, и ждать прилета драконов. А для Яськи детство закончится первого сентября  следующего года. Наверное, навсегда.
         - Кусты шевелятся, - Ванька поправил очки и пристальней вгляделся в заросли.
         - Ветер, показалось.
         - Да нет же, слышишь?
         Теперь и Яська отчетливо расслышала знакомое «уррр». Очень тихо и очень далеко. Неужели не почуяли?
         Но нет, кусты шевельнулись сильнее. Это уже не ветер.
         «Урррр..уррр»
         Ветки бузины раздвинулись, любопытная серая морда бегло осмотрела пляж. Песок, кусты, ветер гонит сухие листья, закручивается маленькими торнадо. Взгляд рептилии остановился на тазике с вареньем. Яська затаила дыхание. «Урррр…» - и ящерица спряталась в кустах. Ванька разочарованно вздохнул.
          - Не может такого быть, еще подождем.
          - У меня ноги затекли, - Ванька недовольно засопел.
          - Потерпишь!
         «Уррр…урррр» - из зарослей бузины осторожно вышли два дракона. Один крупный, с красными полосками над  глазами, другой помельче.
         - Смотри, этот, с бровями, наверное, вожак.
         - Не знаю, Ванечка, не знаю, смотри, к варенью подбираются.
         Драконы повели носом и одобрительно заурчали. В следующую секунду подхватили с двух сторон  таз с вареньем и взмыли в небо. «Урррр…» - проурчал вожак. «Уррр…урррр» - ответили из зарослей множество довольных голосов.
         - Куда же они тазик потащили?! Попадет нам от бабушки! – застонал Ванька.
         Ну, попадет и попадет. Первый раз, что ли? Яська от неожиданности даже рот приоткрыла – из разросшихся по всему пляжу кустов бузины один за другим поднималось в небо множество огромных ящериц. Весело «уркая» и толкая друг друга грузными телами, они сбивались в стаю. Быстро трепеща маленькими крылышками, стая сделала круг  над зарослями, поднялась высоко в небо и словно растворилась в тяжелых дождевых тучах.
        - Прямо как птицы, да, Яська?
        - Да, Ванечка, да!
        Яська задумчиво почесала переносицу. Теперь предстоит отвечать за унесенный в облака таз с вареньем. И кто поверит таким рассказам? Разве что дед!
         Лиска встретила детей удивленным взглядом.
        - Вопиющий случай, съесть целый таз варенья! Ну, вы даете!
        - Мы ничего  не ели такого, - Ванька поправил очки и насупился.
        - А куда же оно подевалось? И, главное, я из дома не выходила, чудеса! – бабушка выглядела озадаченной, - зачиталась малость.
         - Да, мухи съели твое варенье, - дед усмехнулся  и подмигнул погрустневшей было Яське.
         - Какие еще мухи? Ты сам-то понял, чего сказал? Где это видано, мухам осилить столько варенья.
         - Да еще вместе с тазом, - хихикнула Лиска.
         Дед поставил на стол ненужные уже стеклянные банки и насмешливо оглядел присутствующих.
         - Обыкновенные осенние мухи … большие такие, серые. Очень они бузиновое варенье уважают.
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

  Время приёма: 14:11 25.10.2015