22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Сергей87 Количество символов: 39925
Конкурс № 37 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

z005 Молчун


    1.
    
    В небе парил дракон-бомбардировщик. Тяжело махая большущими, как паруса, крыльями, с полным раздутым пузом, он двигался в сторону города.
    Роб лишь бросил на чудовище мимолетный взгляд. Сейчас у него были дела поважнее – он выручал из беды полудохлого зверька. Худые бока туго перетянули путы. Зверек, видимо, бился и изворачивался с такой яростью, что сил не осталось даже на то, чтобы зарычать на человека.
    - Ты уж прости, - говорил Роб, ослабляя силок. – Не на тебя ставилось.
    Последняя петля была снята, но зверек продолжал лежать.
    - Сейчас мы тебя подсластим. Так сказать, за причиненные неудобства.
    Роб достал конфету, протянул на раскрытой ладони. Черный нос зашевелился. Четвероногий бедняга поднялся и передними лапками взял угощение. Осторожно попробовав, тут же слопал. Не смотря больше на человека, он похромал в сторону города. Видно было, что движения его сопровождаются болью.
    Роб был потомственным браконьером, но жестокостью не страдал. Если животное мучилось и не являлось добычей, просто отвернуться и уйти было тяжело. Роб догнал зверька и осторожно взял на руки. Тот попытался вырваться, но сил в тельце явно недоставало.
    Тонкие ребра туго обтянула кожа, живот запал – судя по всему, в последний раз он ел давно.
    - Здесь неподалеку куст малины. Накормлю тебя, и мы – квиты, хорошо?
    В этот момент лес накрыла волна горячего ветра. Лес зашумел: шатались под напором верхушки деревьев, сыпались ветки и листья, кричало перепуганное зверье.
    Зверек притих и, разом утратив пыл, бессильно обмяк в руках Роба.
    - Дракон бомбит город! – ошалело понял браконьер. Он стоял среди всполошенного леса и понимал, что возвращаться некуда. В городе его, конечно, не жаловали, стражники иной раз могли погнаться, намять бока и штраф за охоту назначить. Но город был родным. Босоногим мальчишкой Роб бегал по залитым солнцем улицам…
    Роб поставил зверька на землю, сорвался с места и, не обращая внимания на ветки, хлещущие по лицу, рванул в сторону пожарища.
    Копоть поднималась от руин, еще несколько минут назад бывших городом. От бревенчатых стен не осталось и следа. Их просто сдуло, на лету обращая в пепел.
    Вдалеке чернела отдаляющаяся точка. Дракон улетал, набирая высоту.
    Роб отвернулся от пепелища и зашагал по дороге прочь. Когда он обернулся посмотреть на остатки города, его ждал сюрприз.
    Зверек семенил следом.
    Тощее тельце шагало из последних сил, но заморыш упрямо переставлял лапы. Подойдя к человеку, зверек устало лег в пыль. Посмотрел снизу вверх на Роба. Во взгляде чудилась просьба сделать хоть небольшой отдых, чтобы он мог отдышаться.
    - Ты в курсе, что я браконьер? – спросил Роб. – И у меня сейчас дела настолько плохи, что на ближайшем привале я могу сварить из тебя суп?
    Нежданный спутник вздохнул.
    - А ты не из говорливых, да? Назову тебя Молчуном.
    Робу показалось, что звериная мордочка немного повеселела. Он поднял легкое тельце и сунул за пазуху.
    - Отдыхай, приятель.
    
    
    2.
    
    Угрюмая Бухта была из тех мест, о которых все слышали, но мало кто знал, где она находится.
    У моря, на краю скалистого обрыва, Роб нашел расщелину и протиснулся в темноту. Он знал, что где-то здесь есть люк. Вскоре он уже спускался по неровным ступеням, выдолбленным по краю трещины. Фонарь горел тускло, сбоку налетали сильные порывы ветра; Роб старался не глядеть на обрыв с бушующим внизу в темноте морем.
    Чем ниже он спускался, тем сильнее гремели волны.
    - Эй, ты кто такой? А ну стой, пока я не стрельнул из арбалета!
    Голос летел из темноты сбоку. Роб замер.
    - Я ищу…
    - Громче! Прибой ревет, ничего не разобрать!
    Роб перевел дыхание:
    - Я знаю, что здесь контрабандисты! Мне нужны ваши услуги!
    - Какие такие услуги?
    - Я хочу купить место на одном из ваших судов.
    Кажется, скрытый в темноте собеседник хмыкнул. Из-за рева невозможно было утверждать это наверняка.
    - Судов, говоришь? Ну пойдем, раз такое дело.
    В темноте чиркнуло огниво, заалел огонек в фонаре, разгорелся. Мужик с большими рыжими усами высунулся из дыры в скале и ловко перепрыгнул на ступеньки перед Робом.
    - А где арбалет? – поинтересовался парень.
    - Мы же не убийцы, а контрабандисты! – хохотнул мужик.
    Вскоре тропа из ступенек сделала крутой поворот и они углубились в пещеру, полом для которой служило море, так что это была уже скорее не пещера, а грот. Ветер потерял силу, но стало совсем темно.
    Ступеньки закончились; теперь путники шли по неширокому выступу между скалой и обрывом в воду. К счастью, по краю своеобразной тропы были вбиты колышки с натянутым между ними канатом, так что можно было не опасаться свалиться вниз.
    Провожатый остановился.
    - Пришли!
    Вбок отходил деревянный не то причал, не то мостик. На том конце покачивался, привязанный на растянутые канаты, воздушный шар.
    - Теперь осталось главное – договориться с капитаном. Она у нас не шибко жалует непрошеных гостей.
    - Она?
    - А что тебя смущает?.. Искра, иди глянь, кто просится на борт!
    Большая коробка под воздушным шаром зашаталась. Сбоку открылась дверца и девичья фигура выбралась на причал. Быстрые глазки осмотрели Роба.
    - От кого убегаешь? – спросила она.
    - От себя, - мрачно ответил Роб. – Возьмете или нет?
    - Шустрый какой, - без тени улыбки отозвалась Искра. – Деньги у тебя есть?
    Роб не спешил тянуться к спрятанному под рубахой кошелю.
    - А место у вас есть?
    - За соответственную плату – найдется.
    Роб, поколебавшись, запустил руку за пазуху. Молчун, скрутившись, посапывал и достаточно ощутимо нагрел кошель.
    - Это все, что у меня есть.
    - Вольф, займись этим вопросом.
    Рыжеусый подставил ладонь.
    - Давай парень, не дрейфи! Мы честные люди… ну, насколько позволяет профессия.
    Роб обречено опустил все свое состояние в руку Вольфа. Тот взвесил его и, даже не открывая, сунул в карман.
    - Прошу на борт.
    
    
    3.
    
    При ближнем рассмотрении оказалось, что коробка (она же – воздушное судно) плетеная; во много слоев, наверняка, качественно, но Робу стало не по себе.
    - Туши свой фонарь, - приказала Искра. – Огонь на корабле запрещен.
    Роб без лишних слов выбросил фонарь вниз. Огонек отдалился и резко пропал. Как оказалось, море находилось гораздо ближе, чем он думал.
    - Молодец, теперь заходи.
    Внутри свет все же был. Синий, мягкий. Под потолком по всем четырем углам висели горшки с ярко-синими цветами.
    - Горицвет Блакытный, - прошептал Роб. – Я слышал о таких цветах, но никогда не видел.
    - Один лепесток такого цветка стоит в десять раз дороже, чем тебе обошлось место на моем судне.
    Вся мебель тоже оказалась плетенной. Помимо скудных шкафчиков, полочек и нескольких кресел, в углу на плетеном столе стояло нечто накрытое. К нему и двинулась Искра.
    - Давай девочка, не подведи!
    Она сняла накидку и взгляду открылась клетка с птицей.
    - Ветровка, - шепнул за плечом Вольф. – Птица-волшебница. Куда летит Ветровка, туда дует ветер. Всегда. И никакой маг не сможет этому воспрепятствовать…
    Искра открыла дверцу, аккуратно взяла птицу и выпустила в окно.
    - Отчаливаем!
    Вольф засуетился. Бросился к лесенке у одной из стен и исчез в люке. Судно закачалось, потом слегка прогнулся потолок, обозначая, где именно сейчас находится воздушный матрос. Роб догадался, что на верхней палубе расположена горелка, наполняющая шар теплом, и все прочие балласты, якоря и тому подобное.
    - А как она видит в темноте?
    - Кто?
    - Ну Ветровка? Там же ночь, а птицы ночью не летают.
    - Обычные – нет, но это же птица контрабандистов.
    В этот момент над головой загудело пламя. Воздушное судно вздрогнуло и слабо закачалось.
    - У тебя морской болезни нет? – запоздало поинтересовалась Искра.
    - Не было.
    - Это обнадеживает… Присядь, а то свалишься с непривычки. – Девушка двинулась к лесенке, бросив на ходу: - И постарайся ничего здесь не сломать. Все довольно хрупкое.
    Роб проследил, как она исчезла наверху и, не послушав совета, двинулся к тому окну, которое сейчас считалось передним. Шар двигался медленно. Впереди на него наползало пятно более светлого мрака – выход из грота. Сверху, за открытым люком, переговаривались Искра и Вольф.
    За пазухой зашебуршился Молчун. Роб помог зверьку выбраться и взял на руки.
    - У нас получилось, дружок. Мы улетаем!
    Каменный свод остался позади, шар принялся набирать высоту. Роб со зверьком на руках перебрался к заднему окну. Землю от моря можно было отличить по редким огонькам, разбросанным тут и там. Вдалеке россыпь костров обозначила лагерь погорельцев.
    Потолок проскрипел, в люке показались сапоги Вольфа. Рыжеусый проворно спустился.
    - О, а это кто?
    - Мой спутник. Его зовут Молчун.
    - Спутник? А заплатил за одного, - хохотнул моряк. – Шучу, шучу! Если честно, мы взяли бы тебя и за меньшую цену. Все равно улетаем пустыми. До последнего ждали, надеялись хоть на какой-нибудь товар… Остальные улетели еще вчера утром.
    - Я думал, война для контрабандистов – выгодное дело.
    - Конечно выгодное! Но не в этом месте. Город-то сожгли…
    Огоньки на берегу отдалялись все дальше, пока не превратились в едва угадывающиеся точки в темноте. Роб сидел в кресле перед окном и гладил Молчуна, скрутившегося в колечко на его ногах. Зверек впервые за их короткое знакомство выглядел спокойным и довольным.
    - Я убегаю от прошлого, - прошептал Роб. – А от чего бежишь ты?
    Молчун приоткрыл глаза и посмотрел на человека. Почему-то Робу показалось, что в зверином взгляде мелькнула вина.
    
    
    4.
    
    Роб выбрался из кресла, глянул на Искру, спящую в точном таком же. В клетке чистила перья Ветровка. В окно заглядывало поднимающееся солнце. Парень поднялся по лесенке и высунул голову в люк. Он уже знал, что верхняя площадка звалась палубой, а нижняя – каютой.
    Вольф, расположившись в кресле рядом с горелкой, рисовал. Время от времени он комкал бумагу, швырял в огонь и принимался за новый рисунок.
    - Можно? – спросил Роб.
    Матрос, чертыхнувшись от неожиданности, повернул голову.
    - А, наш дорогой пассажир! Поднимайся! – Он кивнул на второе, пустое кресло. – Присаживайся. Ну как тебе?
    - Небо? – не понял Роб. Осторожно ответил: – Красивое.
    - Да при чем тут небо! – возмутился Вольф, захлопывая тетрадь. Бросил взгляд в сторону люка и уже тише продолжил: – Свобода! Нет, братец, это я славно придумал, когда решил идти в контрабандисты. А то бы всю жизнь куковал, калякал всякие пасторали для толстых бюргеров…
    - Так вы художник?
    Моряк отмахнулся:
    - Воздухоплаватель, картограф, художник, контрабандист… Всего понемногу. А ты?
    Под взглядом рыжеусого Робу стало немного не по себе. За веселым нравом скрывался налет опасной профессии. Тот, кто занимается темными делишками, обычно понимает, что друг в любой момент может подставить, продать, предать… за простых перехожих и говорить не стоит!
    - Я – охотник. Вернее, был им пока дракон не спалил город. Теперь – просто бродяга.
    - Ты достаточно легко сорвался с места, - заметил рыжеусый.
    - Пришлось срываться… - туманно объяснил Роб. Но тут же здраво рассудил, что рядом контрабандист, а не стражник, и добавил: – Я браконьер.
    Взгляд Вольфа потеплел.
    - Наш человек!
    Воздушное судно поскрипывало. Роб все не мог отделаться от мысли, что соломенная коробка – не лучшее средство для передвижения по небу. Это наверняка легко читалось по выражению его лица, потому что воздухоплаватель вдруг заулыбался и, протянув руку, похлопал его по плечу.
    - Да ты не бойся. Под плетенной частью находятся кожаные ремни. Думаешь, у кого-нибудь хватило бы ума путешествовать на подвязанном к шару сушняке? Он бы вмиг проломился – и здравствуй быстро приближающаяся земля!
    - Значит, это несколько надежней, чем кажется на первый взгляд? – облегченно вздохнул бывший браконьер.
    - Обычно вообще безопасно! – заверил рыжеусый. Но, помолчав, добавил: – Если, конечно, не начинаются какие-нибудь события…
    
    
    5.
    
    События начались ближе к вечеру. Роб и Искра отдыхали в каюте, когда с палубы прилетел встревоженный голос рыжеусого:
    - Капитан, у нас проблемы. Выгляни в заднее окно!
    Девушка мигом оказалась на ногах и так же быстро очутилась у окна.
    - О нет!
    Роб тоже подскочил к окну. По небу вслед за шаром мчалось с десяток галер.
    - Маг’Вары, - объяснила Искра. – Племя из-за моря. У них каждый – если не маг, то шаман или оракул. А когда рождается обычный человек, то его провозглашают вождем или старейшиной… Втайне ему становится обидно, что он ущербный, вот он и начинает набеги, войны и прочие вещи, дабы подняться в собственных глазах.
    - То есть, у них все как у нас, только немного наоборот?
    - Совсем немного...
    Галеры, бодро размахивая длинными веслами, догоняли. Уже можно было различить пляшущие по мачтам и бортам зеленые сполохи.
    - Чего это они так светятся? – встревожился Роб.
    - Концентрация магии слишком велика, - объяснила Искра. – Не забывай, что каждый в команде – маг.
    На передней галере развилась бурная деятельность. Полуголые фигурки суетились вокруг какой-то постройки в передней части корабля.
    - Готовят баллисту.
    Молчун, дремавший в уголку на постеленной для него тряпке, поднял голову и посмотрел на девушку. Кажется, зверьку не понравилась озвученная перспектива.
    - Стоит начать переживать? – спросил за двоих, себя и зверька, Роб.
    - Флотилия из-за моря готовится загарпунить одинокое воздушное судно… Думаешь, они делают это для того, чтобы спросить дорогу?
    У Молчуна шерсть на загривке встала дыбом. Зверек подскочил с места и рванул к окну. Принялся карабкаться, глубоко вгоняя коготки в плетеную стену, пока мордочка его не оказалась на уровне окна.
    - БЛЫ СКА ВКА, - вдруг очень отчетливо сказал он.
    В ту же секунду в небе грохнуло. Одинокая молния наискосок прочертила небо и врезалась в мачту галеры. Во все стороны брызнули обломки, мачта с протяжным скрипом пошатнулась и завалилась набок. Из-за такелажа она не улетела вниз, а сильно накренила корабль, так, что тот начал кружась падать.
    - Это что еще за фокусы? – ахнула Искра.
    Роб, потрясенный не меньше, смотрел на зверька.
    - Кажется, Молчун вызвал молнию…
    - Ты кого приволок на мое судно? – прошипела девушка. – Он что, звериный маг?
    - Я… я не знаю…. Раньше он такого не вытворял!
    На падающей галере застучали топоры. Освобожденная мачта тяжеловесно съехала за борт и улетела вниз. Судно заработало веслами, набирая прежнюю высоту.
    Вольф просунул в люк голову и уставился на них бешенными глазами:
    - Что это было?!
    - У нас на борту, оказывается, маг! – выпалила Искра. У Вольфа глаза стали совсем дурными.
    - Ну, в данной ситуации это не может не радовать, - пробормотал он и снова исчез.
    Девушка резко, аж волосы взметнулись, повернулась к Робу:
    - Молчун, значит? Ты же говорил, он ни звука не произносит!
    - Вот… произнес…
    - Ты понимаешь, что теперь нас зажарят на медленном огне? – обреченно проговорила Искра. Она беспомощно посмотрела на зверька. – Давай, малыш, говори дальше, пока нас не догнали.
    Молчун, продолжая висеть, повернул голову к Робу, словно дожидаясь подтверждения команды. Тот кивнул:
    - Давай, дружок.
    Зверек пропищал что-то новенькое. Сжался, словно сам опасался того, что последует за этим.
    - Что он делает? – насторожилась Искра.
    - Откуда я знаю!
    - Похоже, он и сам не знает, что из этого получится… Тоже мне, маг-самоучка. Может он раньше прислуживал какому-нибудь волшебнику? Или может он сам – заколдованный волшебник?
    - Повторяю, я знаю не больше твоего.
    Молчун высунул мордочку в окно и добавил еще пару писков. И события не заставили себя ждать.
    Шквальный ветер ударил по воздушному шару. Искру и Роба бросило на пол. Молчун остался висеть, прочно вцепившись в стенку.
    За окном кувыркаясь улетел вниз сундук, вырванный из палубы.
    - Прощайте, карты, - почти без выражения вздохнула Искра. – И картины Вольфа…
    В этот момент шар дернулся еще раз. За окном снова что-то промелькнуло и полетело вниз. Что-то напоминающее человеческое тело.
    
    
    6.
    
    - Что это было? – обмер Роб.
    - Вольф…
    Искра даже не потрудилась броситься к окну.
    - Не переживай. Любой воздушный моряк умеет летать как белка-летяга.
    За тонкими стенками жутко ревел ветер. Роб лежа видел хобот смерча, прошедший совсем рядом. Улетевшая вниз мачта кружилась в нем как огромная дубина.
    Роб следом за девушкой поднялся с пола и оцепенел… Оказалось, смерчей кружило по морю целое стадо. Несколько галер покинули Маг’Варскую эскадру – кружась в жадных черных хоботах; с них во все стороны разлетались деревянные куски, обломки весел и человеческие тела.
    Смерчи пылесосили все вокруг, не делая различий между своими и чужими. Роб сильно сомневался, что у них вообще существуют такие понятия, как свой-чужой. Молчун пищал от ужаса. Похоже, он и вправду не контролировал последствия своих заклинаний.
    С галер навстречу смерчам сыпались заклятия. Воздух искрился и вспыхивал всеми цветами радуги. Один или два могучих хобота Маг’Варам удалось погасить; те резко потеряли силу и, вращаясь все медленнее, стали уменьшаться и опускаться к воде, пока вовсе не распались.
    Но оставшиеся продолжали утюжить воздух, троща корабли, ломая весла и превращая в клочья такелаж.
    - Почему они не отступают? – Искра стояла, вцепившись в подоконник, рискуя вылететь прочь. – Ты что-то от меня скрываешь, охотник!
    Робу было не до споров. Их судно раскачивало и шатало так, что стенки выгибались, а потолок становился то выше, то ниже.
    Искра бросилась к клетке, схватила птицу и выпустила в окно.
    - Давай, милая, ты у меня быстрая!
    Ветровка устремилась в море, уводя смерчи за собой. Шар потянуло следом, но не настолько быстро, чтобы попасть в спутники к черным страшным хоботам.
    Искра вцепилась в Роба.
    - Ты кто такой, а?
    - Я уже говорил – охотник! Ну… иногда браконьерничал, не без этого. Но так делали все!
    - Простой охотник? – хмыкнула капитан. – Такой простой, что за тобой явилась целая армада магов? – Она помолчала, но не сдержалась: - Такой простой, что у тебя даже зверь – маг!
    Он у меня, или я у него? - хотел уточнить Роб, но не успел.
    Мимо прошмыгнул один из последних смерчей. Шар трухнуло в последний раз и наступила относительная тишина. Вой ветра и грохот отдалялись все дальше, небо светлело.
     К этому моменту «на плаву» осталась одна-единственная галера. Остатки флота не могли продолжать погоню и были вынуждены перейти в самое обычное плаванье. Далеко внизу едва слышно хлопали поднимающиеся паруса.
    - Почему Молчун перестал колдовать?
    - Наверное, устал. Я слышал, маги всегда устают когда колдуют.
    Искра не отводила взгляда от галеры.
    - Мы почти победили… Но почти всегда не считается…
    Капитан потрепанного воздушного судна принимала решения, как и подобает, очень быстро:
    - Нужно уходить!
    Роб закашлялся.
    - По воздуху?
    - Да. Как Вольф. – Она взглянула на Роба. – К сожалению, пассажиры обычно не умеют так летать… Дуй наверх! Будем спасать тебя последним способом.
    Искра бросилась к шкафу и вынула нечто вроде жилета из кожаных ремней, с кучей заклепок и шнуров.
    - Что еще за способ? – занервничал Роб.
    - У тебя есть другие варианты? Нет? Тогда живо на палубу!
    Они выбрались наверх. Здесь было непривычно пусто. Улетели оба кресла и сундук с навигационными картами, выпал Вольф…
    В бешеной спешке Искра опутала Роба ремнями и петлями.
    - Это на случай аварий. Судно все равно уже не спасти…
    - А как же ты? Вода холодная…
    - Я приземлюсь на один из островов… Держи своего зверя.
    Она подала Молчуна, тот юркнул под кожаный корсет креплений и тут же высунул назад мордочку, с любопытством наблюдая за происходящим.
    Искра двинулась к горелке, накрутила пламя так, что от него пошел сильный жар.
    - Потерпишь, - жестко заявила она. Дальше последовал еще ряд действий со стропилами, крепящими корзину к шару. Наконец, она замерла. Несколько долгих мгновений медлила: - Прощай, охотник! Надеюсь, твой путь закончится не через пару часов в море или на палубе галеры.
    Она дернула последний узел. Корзина с ней резко ушла вниз. А шар, обретший свободу, облегченно скакнул вверх. Роб почувствовал, как сердце скатилось в пятки. На несколько долгих мгновений стало трудно дышать. Галера осталась далеко внизу. Кажется, корабль растерялся, за кем ему гнаться.
    Галера сбавила ход, повела носом, будто вынюхивая добычу, и, усилено заработав веслами, помчалась вслед за шаром. Искра на лету вывернула шею, разглядывая небо и убеждаясь, что погони нет.
    - Они все-таки охотятся на него…
    
    
    7.
    
    Галера, мерно размахивая веслами, уходила над лесом на закат. Роб провожал ее взглядом, как совсем недавно дракона – спрятавшись за густой кроной. Воздушный шар унесло ветром дальше, оставалось надеяться, что он долетел до моря и там утонул…
    - Или они посчитали тебя мертвым, или потеряли след. В любом случае, нам повезло!
    Зверек смотрел на него снизу вверх. Черные глазки счастливо блестели. Похоже, он был очень рад тому, что Роб не оставил его и не выдал в надежде на спасение.
    - Значит, ты маг?
    По звериному взгляду ничего нельзя было прочитать. Так смотрит собака на хозяина – предано и с ожиданием непонятно чего.
    - Значит, на тебя охотятся? – продолжил расспрос Роб. – Ну хоть кивни…
    Молчун подумал и кивнул.
    - Я так и знал, что ты все понимаешь!!! Ты – редкий зверь, да? Ты хоть догадывался, что я браконьер?
    Зверек, потеряв интерес к такой беседе, двинулся сквозь лесную чащу. Роб послушно зашагал следом.
    
    Колодец стоял на опушке. Молчун подбежал к нему и взялся ходить кругами.
    - Пить хочешь?
    Роб отыскал камень и бросил в колодец. Далеко внизу в плотной темноте хлюпнуло.
    К сожалению, веревки с ведром не было. Если из этого колодца и доставали воду, то происходило это давно… Тем не менее, Молчун продолжал накручивать круги вокруг каменной надземной части.
    Наконец зверек замер и произнес ряд звуков, больше смахивающих на вой и визг. В небе зарокотало, солнечный свет померк, превращая день в вечер. Молчун прижал уши к голове и опасливо посмотрел вверх. Только что чистое небо затянули черные тучи. В недрах грозы посверкивали молнии.
    - Даже не хочу представлять, что ты надеялся сделать, - вздохнул Роб.
    Но Молчун, кажется, накрепко решил выполнить задуманное. Он снова заговорил – на этот раз уже на другом языке. Всего из-за двух фраз земля зашаталась. В недалеком лесу с треском упало несколько древесных исполинов.
    - Прекращай, сейчас галера назад примчится!
    Молчун фыркнул и выдал целую тираду.
    Рядом с колодцем появился самовар. Это было что-то новенькое.
    - Так ты не только боевые заклинания знаешь!
    Зверомаг гордо вскинул подбородок и принялся перечислять заклинания дальше. Происходило это очень долго. В конце концов Роб устал ждать и присел на обод колодца. Еще через полчаса внизу, на самом дне, полыхнуло. Роб дернулся, слетел на землю и, собравшись духом, осторожно глянул вниз.
    Молчун бросил колдовать и, выпрыгнув на камень, тоже взялся смотреть вниз.
    - Что ты там начародеел? – шепотом спросил Роб.
    Ответом был недвусмысленный кивок во тьму.
    - Нет, нет, я туда не полезу, - предупредил Роб.
    
    Ноги коснулись холодного. Но это была не совсем обычная вода. Во-первых, она была сухой – в том смысле, что ноги и одежда от прикосновения с ней оставались сухими.
    - Я плаваю плохо, - немного поздно предупредил Роб. – Далеко плыть?
    В темноте светились две звездочки – глаза Молчуна. Зверек топтался на плечах, больно впиваясь коготками, и вытягивал мордочку к воде, принюхиваясь. Еще он заметно нервничал, что не могло сказаться и на Робе. Парень отчаянно вцепился в камни и пытался подтянуться вверх, но спуск отобрал слишком много сил. Барахтаясь, он сполз в сухую воду почти до пояса. Только сейчас он обратил внимание на то, что от этой воды не шли волны. Сколько он не возился, шума и плеска не поднималось.
    - Ничего, сейчас переведу дух и мы с тобой поднимемся обратно…
    В этот момент вокруг его ног обвилось толстое щупальце. Роб от неожиданности и страха заорал. Эхо запрыгало в темноте по стенам, унеслось к далекому кругу света над головой.
    Молчун оказался на голове, впившись когтями в волосы.
    - Давай колдуй! – заорал Роб, пытаясь вскарабкаться по стенам.
    Спрут, или кто там жил в этой странной воде, дернул и Роб погрузился с головой. Его куда-то потащило с такой скоростью, что закружилась голова. Единственное, что он успел сделать, это нащупать зверька и прижать к себе.
    
    
    8.
    
    Сначала Роб получил по голове ведром, а уже после этого его, промокшего насквозь, достали из колодца. Это был уже совсем другой колодец и совсем в другом месте. Парень стоял с Молчуном на руках на околице поселка, под десятком внимательных и подозрительных взглядов.
    - Ты откуда взялся?
    - Оттуда, - кивнул Роб на колодец.
    - А там – откуда?
    - Тоже из колодца…
    - А до этого, - не унимался дознаватель.
    - Свалился с воздушного шара на остров! - в сердцах ответил Роб. – Пришлось прибегнуть к колдовству, чтобы оттуда попасть хоть куда-нибудь! Так я оказался здесь…
    - Так ты тоже – из этих, - один из мужиков кивнул в сторону леса. – Из чародеев?
    Молчун кивнул вместо Роба. Парень опустил глаза, встретился со зверьком взглядом. Кажется, тот был не прочь напроситься к местному магу в гости.
    - А здесь есть еще маги? – осторожно спросил Роб.
    - Замок чародея стоит посреди лесной чащи. Мой прапрапрадед был младенцем, когда маг прошел мимо нашего поселка и поселился в лесу. Если верить рассказам тех лет, деревья ожили и сами сложили ему каменную крепость. А камни передавали от самого противоположного края, из рук в руки… Вернее, из веток в ветки.
    Мужик умолк, любуясь результатом рассказа. Похоже, эту историю рассказывали всем прохожим, хвастаясь. Чародей не мимо каждого поселка проходит, чтобы поселиться под боком!
    - И что дальше?
    - В каком смысле?
    - Ну, что было после того, как деревья сложили чародею замок? Он сотрясал небеса, изгонял великанов? Чем он занимался?
    - А, дальше он просто жил. Его больше никто не беспокоил. Мы носим дары, просим о дожде или там показать где клад зарыт. Но чародей ни разу не показывался с тех пор из замка…
    - Так может он просто умер? И никакой это не замок, а склеп?
    При мысли о мертвом волшебнике у Роба по коже пробежали мурашки. Говорят, после мертвого сна многие колдуны просыпаются не в духе и лучше им не показываться на глаза первые лет сто…
    Мужик, видя, что наконец должный результат появился, довольно растянул губы в улыбке.
    - Ну так что, ты из этих? К замку будешь идти?
    Меньше всего Робу хотелось плестись в лес, к замку с мертвым… теоретически мертвым… волшебником.
    - Угу, - обреченно вздохнул он. – Дорогу подскажите?
    
    Замок, если можно назвать его так, обветшал и густо оброс плющом и сорняками. Небольшое приземистое строение с башней. Выглядела постройка совсем негодной, готовой от любого сильного шороха рухнуть грудой обломков.
    Мостик через ленивую речушку был короткий и жалкий. Под стать замку.
    - А почему не подъемный мост? – не удержался Роб.
    Провожатый не принял иронии. Он с детства верил, что здесь живет могучий чародей, а такая вера, впитанное с молоком матери, не сильно способствует пониманию, а тем более – приятию подобных шуток.
    - Удачи, - хмуро сказал мужик. – Дальше я не пойду.
    Роб пожал плечами и в пять шагов пересек мост. Молчун засеменил следом. Едва оказавшись на территории колдуна, первым делом зверек тщательно обнюхал землю.
    
    
    9.
    
    Посреди зала, густо заросшего мхом, торчал деревянный идол ростом с человека.
    При звуке шагов идол открыл глаза… Проморгавшись будто спросонья, он уставился на гостей.
    - Вы кто такие? – недовольно проскрипело где-то в недрах идола.
    - Извините за беспокойство. – Роб на всякий случай поклонился. Мало ли, к чему этот маг был привычен при жизни. – Нам нужна помощь… - Он оглянулся в поисках зверька. Молчун как раз выбегал из-за угла. – Видите ли, на моего друга охотятся такие силы…
    Идол при виде зверька впал в ступор. Раньше Роб и подумать не мог, что такое возможно.
    - Зачем он здесь? – встревожено спросил истукан. Взгляд его буквально прикипел к зверьку.
    - Это мой друг. Молчун.
    - Молчун? Ну-ну… – пробормотал чародей. – Это же Эфирный Вепрь! Я думал, они вымерли еще в те времена, когда я был человеком…
    Роб поперхнулся:
    - Вепрь? Вы его размеры видите?
    - Их еще называют магическими санитарами или охотниками на магов. По-правде говоря, лишь немногие знали, как выглядит охотник. Их боялись, а ее больше – ненавидели…
    - Ненавидели?
    - А ты представь, что сотни лет корпишь над парочкой заклинаний, которые сделают тебя сильнее. У тебя наконец что-то получается, ты обретаешь могущество, какое не снилось остальным, а тут на твоем пороге объявляется маленький не то енот, не то лисенок и парой фраз обрушивает твою башню, а тебя самого превращает в барашка или в крикливую чайку!
    - Я видел его… гм, фразы в деле. Похоже, он и сам не знает, что получится в результате…
    - Понимаешь, эти зверьки страдают своего рода ксеноглоссией. Встречается у магов такая штука. Это когда они вдруг начинают говорить заклинания на древних языках… Эфирные Вепри знают все заклинания на свете, все до единого, но не ведают, что именно получится после произнесения любого из них. В обычное время – не ведают. А едва почуяв в мире большой перевес, они устремляются туда, как охотники к дичи… И поверь мне, юноша, придя к порогу, к пещере или к замку надсильного мага, этот зверек произнесет только нужные фразы.
    - Получается, - не веря проговорил Роб, - Молчун – охотник на магов?
    - Рожден исключительно для этой цели. И если он выбрался из норы и отправился в путь, значит, в мире появилась новая сила, которая стоит вмешательства… - Помолчав, идол выдал смущено: - По-правде сказать, в мое время среди магов считалось лестью, когда такой зверек приходил к порогу… Увидев Молчуна, я подумал было, что он пришел за мной…
    Молчун фыркнул.
    Поднявшись на задние лапки, зверомаг обнюхивал воздух. Вдруг он зарычал и помчался к выходу. Роб рванул следом.
    На улице стоял страшный шум. Шелест веток и листьев пополам с воющим ветром создавали нечто сродни бури.
    Деревья раскачивались.
    С неба повалил густой снег.
    - Он здесь! – прилетел крик из замка. – Маг за которым охотится Охотник здесь! Он усыпляет деревья. Бегите, я тоже из дерева – и значит скоро усну от холода…
    Молчун пялился вверх, злобно шипя заклинания.
    Высоко в ночном небе Робу удалось разглядеть темный силуэт большого корабля. Время от времени на судне вспыхивало, на паруса ложились отсветы; снега от этих выстрелов становилось все больше, его уже было по щиколотку...
    В двух шагах соткался из воздуха, подняв при этом облако снежных хлопьев, человек в железной кирасе и с саблей на боку.
    - Кто такой? – спросил солдат.
    - Просто путешественник.
    - Да ну? – хмыкнул тот. Простые путешественники в этом месте не предполагались.
    В локоть Роба вцепилась крепкая пятерня, мир вздрогнул и оказалось, что они уже стоят на досках под хлопающими парусами.
    Корабль был самым обычным. По нему не прыгали никакие зеленые огоньки, как по галерам магов. Кажется, на нем вообще не было ни одного мага. Ветер надул паруса и корабль тронулся. Внизу проплывали верхушки деревьев. Поскрипывал корпус.
    - Что за магия держит судно в воздухе? – не удержался Роб.
    - Без понятия, - бесхитростно ответил капитан. – Пленник у нас, просигнальте на шар.
    В сопровождении двух солдат он и зверек проследовали в трюм. Повсюду были расстелены дорожки. На стенах висели осветительные стеклянные шары, наполненные всполохами молний, от которых в коридорах время от времени случались вспышки света. При этом в шарах цокало. Все вместе это производило неприятное впечатление.
    Молчун плевался заклинаниями, солдаты мерцали, но постоянно появлялись снова. Зверек выглядел ошарашено. Кажется, к такому повороту он был не готов.
    - Не колдовать! - грозно приказал один из сопровождающих.
    Роб на всякий случай закрыл зверьку рот.
    Их закрыли в небольшой каморке с единственным светошаром.
    Через пару минут донесся топот ног. Солдат залетел в комнату и, отобрав Молчуна, скрылся с ним за дверью. Лязгнул с той стороны засов и Роб остался один.
    
    
    10.
    
    Корабль вел себя как подобает нормальному кораблю. Бросив якорь, судно стояло в бухте. Морской соленый ветер трепал волосы.
    На корме стоял мольберт на подставке. Человек водил кистью и не спешил поворачиваться.
    Сначала Роб не заметил происходящего, зато потом, когда понял, волосы на затылке стали дыбом. Маг рисовал пейзаж, но не в том смысле, что срисовывал луг на бумагу, а наоборот – с бумаги переносил на луг. Вот появился прозрачный контур замка; постепенно, не спеша он налился глубиной, обрел плотность и стал совсем настоящим.
    Маг увлеченно орудовал красками и кисточками. Пространство перед холмом заполнилось садом, озером, тропинками; немного погодя – людьми. Крестьяне крутили головами. Прямо на их глазах из воздуха появлялся город и наполнялся звуками. Мычали коровы, ржали кони, по улицам бродили растерянные куры.
    Над всем этим серой скалой возвышался величественный замок.
    - Красиво, правда? – спросил маг, отлаживая кисть и поворачиваясь. – Мое Нарисованное Королевство войдет в историю.
    - Вольф! – ахнул Роб.
    Рыжеусый моряк-контрабандист улыбнулся. Не радостно, но в то же время – как старому знакомому.
    - А ловко я обвел его вокруг пальца? – не удержавшись, похвастался маг-художник. – Он плевался заклинаниями в корабль, а я колдовал из воздушного шара – с такой высоты, что даже трудно дышать… Хотя, и он меня заставил понервничать. Я-то принял тебя за охотника!
    - Где Молчун? – спросил Роб.
    - С ним все в порядке, не переживай за него. Некие неудобства есть – сам понимаешь, рот ему я заткнул. Но его кормят, поят, даже выгуливать будут в замковом парке...
    Роб не отрывал взгляда от Вольфа. Глаза мага смотрели немного устало, но не зло. Рыжеусый маг не воспринимался грозным и могучим владыкой.
    - У меня тут было время подумать, - мрачно заговорил Роб. – В то утро на воздушном шаре, когда я застал тебя рисующим. А потом нас догнала эскадра магов… Это ты навел их!
    Вольф тяжело вздохнул.
    - Ты прямо сыщик, - без улыбки заметил он.
    - Еще я думаю, что ты не выпал из шара, - продолжил Роб. – А убежал. Скорее всего, принял меня за охотника, вырвал и выбросил свой сундук, в котором наверняка полно рисунков-заклинаний – и трусливо сбежал…
    Роб замолчал. И тут пришла новая мысль, еще более ужасная. Он прошептал:
    - Дракон-бомбардировщик…
    Маг ответил не сразу.
    - Тебе людей жалко?
    - Ты – чудовище…
    Вольф пожал плечами и больше никак не отреагировал на оскорбление.
    Корабль подошел к пристани. Моряки засуетились как муравьи. Одни полезли на мачты подвязывать паруса, остальные бросились швартоваться. Судно теперь мирно покачивалось прямо перед нарисованным городом.
    - И что дальше? – спросил Роб. – Ты победил охотника. Ты – всесильный маг, владыка…
    - Дальше? А что делают владыки? Буду сидеть в замке, вкушать плоды могущества. Время от времени буду путешествовать. – Вольф мечтательно закрыл глаза. – На воздушном шаре… Что ни говори, какой силой не обладай, а в небе – настоящая свобода! Много лет я был простым воздухоплавателем и вспоминаю то время с теплотой. Так король вспоминает с любовью времена, когда был простым разбойником…
    - Ты – страшный романтик, - заметил Роб. – Город я тебе никогда не прощу. И Молчуна, - совсем тихо добавил он.
    Вольф вздохнул:
    - Когда борешься за свою жизнь – все методы хороши. Маг’Варов ты тоже не сильно жалел, когда зверь трощил их корабли. Ты мечтал чтобы все побыстрее кончилось, не так ли?
    Роб отвернулся. На берегу стояла суета. Стучали топоры – строились все новые причалы и вышки – пристани для воздушных судов. Чуть поодаль, между городом и замком, зеленый луг переливался на солнце сочными красками. Шумели сады, ветер доносил с их стороны ароматы. Новое королевство выглядело как из сказки. Здесь хотелось остаться жить. Построить домик, завести семью, навсегда забыть прошлое – сгоревший город, Молчуна…
    - Прощайте, ваше могущество, - едко сказал Роб и двинулся к перекинутому трапу.
    
    
    11.
    
    - Ты забыл, что я тоже охотник! И к тому же, браконьер.
    Вольф барахтался в силке, с каждым движением опутывая себя все сильнее. В конце концов, он захрипел и замер, боясь шевельнуться. Веревка туго перехватила шею, лицо мага налилось дурной синевой. Роб нависал над ним, но не спешил ослабить путы.
    Вокруг шумел ночной сад. Кроме двоих, браконьера и его добычи, никого поблизости не было.
    - Где Молчун?
    Вольф смотрел с ненавистью и молчал.
    - Возможно, ты самый сильный маг, - проговорил Роб, - но в то же время – ты всего лишь человек… Я заберу зверька и уйду, а ты пообещаешь ему, что никогда больше не возьмешься рисовать магию. И мы все останемся живы и здоровы. Не самый худший вариант, не находишь?
    - Поэту запрещают писать стихи, а художнику – рисовать, - прохрипел Вольф. – Как думаешь, они в самом деле перестанут? Охотник на магов не поверит таким обещаниям… И правильно сделает.
    - Сначала нужно доставить его сюда, а там решим. Где он?
    - В подвале в замке. – Вольф смотрел прямо перед собой. Грозному владыке не нравилось лежать подобно диче.
    - Что будет, - неожиданно спросил Роб, – с твоим Нарисованным Королевством?
    - Ничего. Все останется как есть… Я ведь, по сути, не средоточие сил, а проводник.
    - Тем лучше. Давай думать, как нам доставить его сюда…
    - Трудно дышать, - прохрипел Вольф.
    Роб наклонился, но ослаблять петлю не спешил.
    - Я знаю, - сказал он. – В твоих интересах как можно быстрее помочь мне. Тогда я сразу же помогу тебе.
    Маг захрипел. С трудом втянув воздух, он скороговоркой сообщил:
    - У меня в кармане лист и карандаш. Если ты освободишь мне пальцы на правой руке, я нарисую человека и он принесет охотника сюда!
    Прежде чем выполнить эту просьбу, Роб достал нож и приставил к горлу мага.
    - Если ты нарисуешь солдата, - предупредил он, - то умрешь быстрее, чем тебе смогут помочь.
    
    
    12.
    
    Молчун сидел, притихший, на руках. Роб отцепил кожаную сбрую и снял намордник. Теперь охотник снова был во всеоружии.
    Нарисованный посланец переминался с ноги на ногу.
    - Ты свободен, - сказал Роб.
    Мужик бросил быстрый взгляд на мага. Тот кивком подтвердил приказ. Шаги нарисованного человека растворились в темноте.
    - Если можно, - попросил Роб, - не убивай его.
    Он поставил Молчуна на землю. Зверек замер не отрывая взгляда от мага. Вольф пытался лежать с равнодушным видом, но быстро сдался и уставился на охотника. В глазах у мага дрожал страх.
    Молчун набрал полную грудь воздуха – и выдал длинную напористую речь на тарабарщине.
    Роб в последний момент закрыл глаза. Нечто огромное опускалось с неба. Гигантская тень, закрывая звезды, бесшумно устремилась вниз, к захрипевшему Вольфу.
    Тишина, обрушившаяся на место действия, длилась всего ничего. Почти сразу запели сверчки. Роб осторожно приподнял веки, ожидая увидеть пустое место вместо Вольфа.
    Рыжий маг лежал на месте. Взгляд его оказался совершенно диким.
    - Ты лишил его памяти? – обрадовался Роб. – Не убил!
    Молчун возмущено фыркнул.
    - Я все помню, - хрипло отозвался Вольф. – Я – это по-прежнему Я!
    Зверек потерял интерес к магу и принялся вылизываться. Судя по всему, свою работу он закончил.
    - Можно его развязывать? – на всякий случай уточнил Роб.
    Молчун оторвался от своего важного занятия и кивнул.
    Вольф поднялся, потирая кисти и шею. Роб напряженно смотрел на мага.
    - Все это очень странно, - наконец проговорил Вольф. – Та тварь, что опустилась с неба… Я чувствовал, какая она голодная. И чувствовал, что она оттяпала от меня здоровенный ломоть…
    Тут он замолчал. Лихорадочно отыскал в кармане мятый лист бумаги и карандаш. Положив лист на колено, согнувшись, взялся рисовать. Через время он разогнулся. Выпущенный клочок бумаги спланировал в траву.
    - Я больше не умею рисовать… Тварь сожрала мой талант!
    
    
    13.
    
    Воздушные пристани кишели народом. Множество пестрых шаров висели, покачиваясь, у вышек. Скрипели канаты подъемников: объемные тюки, свертки, корзины спускались один за одним, грузились в телеги, а те вереницей тянулись вглубь города.
    На реке белели паруса торговых судов. Пузатые корабли с переполненными трюмами спешили к утренним торгам.
    Новое королевство начинало жизнь. В него, как в образовавшуюся яму, стекалось и сбегало все, что оказалось поблизости.
    Рано или поздно кто-то прознает, что рыжий маг лишился своих могучих чар – и армии тоже устремятся, как стервятники, к Нарисованному Королевству. Возможно тогда Вольф снова поднимется на борт воздушного шара простым матросом…
    Пока же все только начиналось.
    Роб уже сторговался с капитаном одного из шаров и теперь стоял на верхушке воздушной пристани и наблюдал за закипающей на улицах жизнью. На замок он не смотрел.
    Молчун, высунув мордочку из-за пазухи, чирикал на своем зверином языке без умолку. Перестав быть магом, зверек сделался общительным, словно наверстывая дни, когда не мог рта лишний раз раскрыть.
    Наконец, Роба кликнул капитан – и бывший браконьер, друг бывшего охотника на магов зашагал в сторону шара. Впереди ждала новая жизнь.

  Время приёма: 10:50 25.10.2015