22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Не проголосував вчасно.

Автор: Екатерина 12 Количество символов: 40048
Конкурс № 37 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

z002 Я слежу за тобой


    1.
     Алекс знал, видел, чувствовал, что этот проклятый Рэй снова голоден и уже ищет добычу. Он следил за ним. Тот быстро шел к станции, серый амфитеатр которой маячил впереди. Там где-то уже стремилась ему навстречу жертва, семенила небыстрыми шагами в людском потоке. Алекс видел поток, как сквозь тусклое покрытое слоем пыли стекло. Он почти всегда знал голод убийцы, почти физически ощущал, как кровь закипала, ударяла в голову, и тогда он выходил на охоту выбирать себе новую игрушку. Рэй искал ее в толпе, в мега-маркетах или в метро. Лица спешили навстречу. Настал самый неприятный момент, самый плохой. Алекс больше всего ненавидел эти минуты.
    «Я знаю, он говорил сам себе, знаю, что это трудно.» Привычная жалость и отвращение заполнили сердце.
    Он продолжал. «Ты знаешь, этого уже не избежать. Он все равно выберет себе жертву. Давай, сосредоточься. Это же твоя работа…» Детектив приказал тому, кто ныл внутри. Пора было выходить, маячок уже горел минуты три, иначе потом будет плохо. По долгу службы был обязан увидеть жертву, чтобы в отделе смогли ее идентифицировать и найти. Место, где это случилось. И … даже то, что будет потом. Это было труднее всего. Алекс знал, что по правилам, внедрение в сознание убийцы не могло продолжаться больше двух часов. Иначе мозг даже самого великолепного сыщика-интуита, словно рыба-прилипала, присосавшийся к преступнику, мог сломаться, перегореть. Алекс уже был совершенно мокрый от напряжения. Его «двойной», Рэй, продолжал шнырять глазами по толпе, пытался ощутить особый запах будущей жертвы. Его обоняние вычислило в толпе старушку с маленькой собачкой. Молодую женщину с ребенком. Господи, нет. Только не сегодня. Пусть он уйдет голодный. Детектив сжался, подтянул колени к груди.
    Он сидел в плетеном кресле в осеннем саду. Октябрь уже давно наступил, листва покраснела, воздух был терпкий и сухой. От напряжения у Алекса хрустнула кисть. Уже давно пора было выйти из безумного мозга Рэя. Но он не мог покинуть пыльные улицы, он все еще был там, среди людей, прилип, впился, как пиявка, в преступника. Пусть он сокроется в мрачных лабиринтах, в своей пещере, не утащив туда сегодня никого. Пожилой мужчина в светлой куртке, недолго побыл в фокусе психопата и уплыл мимо. Последовала парочка отверженных. Алекс сжал кулаки. Он знал, что должен был холоден во время сеанса внедрения, то, что случится - будет. Эй, я смотрю на тебя. Но он не мог… Алекс ощутил мгновенное расслабление самого жестокого убийцы и сладкий привкус во рту. Вкус удовлетворения и адреналина в крови. Жертва найдена. Она стоит на самом краю платформы в ожидании поезда, серые глаза рассеянно смотрят вглубь туннеля. Льняные волосы, коричневая куртка, расклешенные, как у хиппи брюки, искусственный цветок в волосах. Студентка, медсестра, учительница? Теперь Алекс видел только девушку, идущую по платформе. Преследовал глазами убийцы, был в его голове, хотя маячок сигналил о конце сеанса. Вагон. Темные лестницы метро, идущие вверх и вниз, узкие перила. Когда? Конечно, не здесь, где много людей. Алекс уже давно изучил его почерк. Преступник не любил долго выслеживать жертву. Девушка шла по проходу, слева и справа - слепые витрины закрытых магазинов. Даже идущие навстречу люди не могли остановить маньяка. Впереди замаячил свет. Детектив чуть не крикнул: Быстрее, иди быстрее…
     Алекс напрягся, транслировал ей свои мысли. Светлое пятно выхода становилось все больше, шире… Ее лицо было совсем близко. Красивые серые глаза, бледная кожа.
    - Не угостите сигаретой?
    Но вот и все… Алекс знал, теперь она в его власти. Рэй подошел к ней почти вплотную. Короткий удар, девушка сгибается, падает. Все бредут мимо, скользят как призраки. Почти никто не обращает на парочку внимание. Для всех как будто она пьяна, а заботливый кавалер поддерживает девчонку, чтобы не упала. Рэй тащит ее вбок, к низкой чугунной двери в подземелье. Втаскивает недвижимое тело внутрь.
    «Какая станция? Какая это станция?»
    Детектив судорожно пытался понять. Мысль была бесполезной. Все подземное царство было Рэя, он знал ходы и переходы, все заброшенные линии метро. Двойные перегоны, катакомбы, гигантские лабиринты и провалы, затаившиеся между старых веток. Там преступник был как рыба в воде. Через полчаса он легко мог быть на другом конце города. Недаром его прозвали подземным психопатом. Там - была его среда обитания, его царство ужаса и кошмаров. Его лежбище. Снова запищала короткая сирена, Алекс не слышал, не замечал в погоне. Замигал чип, вживленный в кисть. Выходи, Алекс. Слышишь? Выход. Следующее подключение будет через 24 часа. Алекс открыл глаза. Поднялся, он был совершенно измотан, как будто поднимал тяжелый груз. Налил себе холодный кофе. У него был странный вкус.
    2.
    Сначала они играли. Алекс слышал вкрадчивый голос Рэя. «Ты же хочешь понять, как я стал таким, верно? Хочешь меня поймать?» Убийца соблазнял. «Попробуй - и ты увидишь, что будет. Думаешь, что никогда не станешь прежним?» Уже пять лет детектив вел охоту, но Рэй все время ускользал. За все это время они стали как сиамские близнецы. Алекс, один из лучших детективов-медиумов отдела расследований и коварный убийца, один из самых неуловимых маньяков последнего десятилетия.
    Рэй напоминал ему паука. Иногда он видел его руки, лицо - когда тот брился или умывался. Серая кожа, полные вялые щеки, короткий, будто срезанный подбородок. Рэй улыбался в зеркало, скалился самодовольной улыбкой сытого вампира. Алекс всегда вычислял, и начинал охоту. Убийцы почти сразу чувствовали его взгляд, знали, что от кары не уйти. Он был их возмездием.
    « Я достану тебя, ублюдок. Несмотря на все пять лет, которые ты терроризируешь город. Ты научился обманывать, я знаю. Не смотришь на здания, таблички домов, избегаешь проспектов и больших улиц. Наслаждаешься минутами моей беспомощности, собственной властью. Но ты получишь за все. За всех молодых женщин, студенток, разносчиков, скромных учительниц, банковских служащих. Я прижму, обязательно прижму тебя…»
     Он вошел в мультицентр.
    - Центр по передаче воспоминаний «Мнемос» к вашим услугам. В этом месяце Вы можете прибегнуть к ним не менее трех раз.
    Алекс набрал код, вошел в кабинку для перекачки. На стене-экране высветилось лицо блондинки.
    - Что именно хотите загрузить?
    - Отправить по адресу. - Алекс снова назвал шифр.
    - Одну минуту.
    Сыщик закрыл глаза. Через мозг как будто пропускали легкие разряды.
    Теперь его слежка за Рэем, двухчасовой сеанс внедрения будет в банке данных полицейского управления. Алекс собирался выходить.
    - Желаете загрузить воспоминания? Я могу вам посоветовать…
    - Нет, спасибо.
    - Мы надеемся на Ваше скорое посещение.
    Он не хотел никаких воспоминаний - искусственных или собственных. Он однажды стер память - ее лицо, фигуру, как она одевалась, все восходы и закаты, вместе встреченные. К тому же он знал - хотя об этом предпочитали умалчивать - злоупотребление плодами цивилизации могло привести к амнезии. Ежедневно на улицах города Алекс встречал жертв стирания. Они застывали посреди проспектов, как статуи, неожиданно замирали в магазинах, музеях или метро. Как будто в мозгу перегорал какой-то выключатель. Он не хотел, чтобы подобное случилось и с ним.
    Дома Алекс выпил воды из-под крана. Вспомнил про свою искусственную наложницу, Ли. Он сам подобрал программу к ней. Ли была почти как настоящая, только двигалась не так быстро. Достал куклу из тонкой термической упаковки.
    - Ли?
    - Да, милый?
    - Почему мне так трудно?
    Она пригладила его волосы.
    - Знаешь, сегодня такой хороший день. Листья падают на землю. Желтые и красные. - У Ли был низкий красивый голос.
    Алекс словно качался на волнах, ощущал мягкую теплую кожу робота. Под звуки капель он спускался все ниже по ступенькам. Проходы, полутемные арки подземелья. Как он оказался здесь?
    «Привет». Огромное грузное тело метнулось вперед. Глаза смотрели на него. Алекс видел узкий лоб, мокрые черные волосы на бледной, как у упыря, коже. Ему захотелось крикнуть. Но не смог, рта будто не было.
    «Хочешь почувствовать мой голод?» «Но ты должен почувствовать, чтобы понять. Ты же хочешь поймать меня, Алекс?»
    Да, я хочу. Просто скажи мне…Девушка. Где ты держишь ее?
    И снова смех. Выход. Чип сигналил. Подключение застало его в объятиях куклы. Но он не мог выбраться из темного чужого мозга, продолжал видеть чужими глазами.
    3.
    Чтобы попасть на службу, Алексу пришлось обойти два полуразрушенных квартала. Сыщик шел, почти не заглядывая в витрины, стараясь не думать о том, что было. Рэя он преследовал давно, но тот именно сейчас ощущал себя в полной безопасности. Прохожие теснились к тротуарам, перебежками шли от здания к зданию, стараясь не глядеть друг другу в глаза. Город стал словно чужой.
    Перед зданием Управления уборщики разгребали завалы. Алекс подумал, кто-то должен выполнять и эту работу. Он поднялся по ступенькам, скан в здании полиции не работал. Детектив привычно повернул за угол. Солнце светило сквозь высокие окна, ложилось на серый пол. Он вошел в кабинет. Начальник пси-отдела крутанулся в кресле, едва помещаясь в нем. Босс был не просто крупным мужчиной. «Как он живет с таким сердцем?» - подумал Ал. На экранах мелькала информация, полученная от других сотрудников- интуитов. Макс проглядывал чью-то визуализацию. Том 17. Досье Рэя. Внедрение номер 224.
    - Жертва…Кто она? - Макс рассматривал девушку на перроне.
    - Еще не успел посмотреть.
    - Слушай, почему ты так долго с ним возишься?
    На секунду начальник показался Алексу призраком, повелителем визуальных пространств и фигур. Тот развернулся к Алексу, кресло скрипнуло.
    - Рэй опять играет.
    - Значит, мы его скоро вычислим.
     Детектив выпустил кольцо дыма, взглянул на стол, папки с досье.
    - Алекс, у тебя уставший вид. Все в порядке? – Макс задержал на нем взгляд. От него многим становилось неуютно. Но Алу он даже нравился. Его начальник знал, когда и что сказать, и как посмотреть. - Отдохни немного. Не надо с ним играть. Если он решил выйти из тени, пусть выходит.
    Макс кинул ему через стол небольшой пузырек.
    - Отлично нервы успокаивает. Ты знаешь, все мы тут сходим с ума.
    
    4.
    Справа летели полосы полей, серые, наполовину разрушенные строения. Поезд мчался мимо станций. Когда уже этот поселок? Часы, где Алекс вышел, стояли. Он сошел по продавленным ступенькам вниз. Сразу за станцией начиналось поле. Он сразу увидел маленький дом на окраине. Поднялся на скрипучее крыльцо, постучал.
    Женщина открыла дверь только минут через десять. Худая и выцветшая. Алекс поежился. Холодный сегодня день.
    - Что надо? – она спросила грубо.
    - Полиция города. Я по поводу вашей пропавшей дочери.
    Углы рта женщины опустились вниз. На лице появился скорбная маска.
    - Ее не нашли, пока нет. Я занимаюсь этим.
    - Кто вы?
    - Александр Раут. Сотрудник легендарного пси- отдела.
    Алекс достал удостоверение.
    Взгляд женщины застыл. Алексу показалось, она что-то знала.
    - Она жива? Ты видишь ее? Ты видел?
    Последнюю фразу она выкрикнула.
    - Нет. Нет. - Ему стало ее жаль. Он хотел скорее приступить к осмотру и визуализации. Одно за другим. Игрушки, школьные альбом, все девичьи радости должны стать отправной точкой для подключения. Ему нужно было узнать ее судьбу, той, что стояла на перроне, когда подошел Рэй. Почему он выбрал именно ее? Это важно. Он мог поймать его, если узнает.
    Женщина села на табурет.
    - Чем вы там занимаетесь, в вашем отделе?
    «Заглядываем в глаза ненависти». Он хотел сказать.
    - Тогда почему вы до сих пор не нашли мою дочь? Женщина усмехнулась, рот опять скривился. - Ты видел, как это случилось, да?
    - Мы только начали расследование. Еще ничего неизвестно.
    Дежурные фразы.
    - Я пришел за помощью. То, что вы расскажете… Любая мелочь, ваши воспоминания могут помочь… Расскажите о Марии.
    Она повела его наверх, где была комната, небольшая, метров семь или восемь. Детские игрушки на кровати. С чего начать? Розовый, весь в наклейках комод. Мать, тихо плача, стала протирала пыль на книгах, полках, старом чемодане.
    - Ее? - Он взглянул на коричневую большую сумку.
    - Да. Она сбежала из дома, когда я снова вышла замуж. Мой новый муж… они не ладили.
    Женщина смотрела в окно. Возле дома собака неторопливо прихлебывала из миски. В углу, возле сада, стояла детская горка, цвели розы.
    - Это она посадила их. До сих пор растут.
    Алекс спустился вниз, в кухню. Налил в стакан воды, поднялся и дал ей. Алекс оглядел двор. Маленькая Мария поднималась на железную горку и скатывалась вниз. Она смеялась, щенок лизнул ее в щеку. Они принялись играть. Собака бегала за ней, совсем не кусала. Девочка дала ей молока. Алекс видел ее мысли, она боялась, что мать будет злиться. Вдруг из дома вышел отчим.
    - Иди сюда. - Он с размаха ударил ее по лицу. Он стал кричал, громко, визгливо. На лай и крики выбежала мать, она так и осталась стоят возле горки. По лицу Марии текла кровь. Алекс увидел и это. Снова обратился к матери.
    - Сколько ей лет было, когда она ушла из дома?
    - Двенадцать.
    - Она был общительным ребенком?
    - Да, нет… не знаю.
    - С отчимом были какие-то проблемы?
    Она вздрогнула. В голосе появились истерические нотки.
    - Да с чего Вы взяли?
    - Были же, да?
    Она вся сжалась, привычная пелена боли, пустоты упала на лицо.
    Иди сюда, тварь. Получи за все. Удар, еще и еще.
    Неуловимо этот мужлан в шляпе в майке на голое тело, с тяжелым нездоровым взглядом напоминал другого, в подвале метро.
    Мать тоже смотрела на горку во дворе.
    - Однажды я вступилась за нее и отлетела в угол. После этого она уехала в город, к родственникам, приезжала только по выходным. Мой муж умер через год. Она стала бывать дома почти каждую неделю, а потом исчезла. Последний раз… она сказала, что нашла работу. Что у нее все хорошо.
    Алекс видел их встречу. Мария бежит через лес, сумка на плече мешает ей. Солнце играет в волосах. Мать идет ей навстречу, обнимает.
    - Она пожила день и уехала. Вот и все.
    Женщина замолчала. Алексу показалось, она плачет.
    - Вы найдете ее?
    Он поспешил к двери, женщина засеменила следом.
    - Она жива? Только одно это скажите.
    …Перед ним было поле, засеянное желтым. Вдалеке он увидел яркое красное платьице, маленькую фигурку, которая спешит сквозь заросли. За ней бежит собака. Теперь Алекс разглядел ту, которую должен был спасти. Раньше для него это была просто жертва, одна из многих, которых он находил или терял. От этого становилось все проще или сложнее.
    …Тебе нравилось здесь играть, Мария? Это было твое царство? Ты была здесь принцессой, королевой, владычицей полей, деревья были стражниками… Пряталась в листве вон гигантского дуба посреди поля во время дождя. Это все было твое. Пока не пришел он и не отнял это.
    …Твои мечты постепенно улетучивались в большом городе, где все - другое. И там, на платформе, убийца увидел тебя в ожидании поезда.
    У него снова сжалось сердце. Тик-так. Часы тикают. Сколько у нее осталось времени, сколько дал ей Рэй? Ей или ему?
    
    5.
     «Ты же хочешь понять, как я стал таким, верно?» Убийца коварно дразнил. «Это же так просто, следить и охотиться, догонять и убивать. Хочешь узнать меня получше, чтобы поймать? Я кое- что тебе приготовил. Пройди мой путь и поймешь. Пройди с самого начала.»
     Алекс спустился в метро. Мимо мчались поезда, ветер поднимал мусор - старые журналы. Он спрыгнул на рельсы. Теперь было главное - войти в запретную для пассажиров зону, пока следующий поезд не подоспел. Под ногами застучало, он услышал шум приближающегося локомотива. Толкнул ногой тяжелую чугунную дверь, навалился всем телом. Ну же… Колеса бились прямо над головой, рельсы ходили, его ударило воздушной волной. Дверь со скрипом открылась, пропуская его внутрь. Стало темно. Еще туннель. Рядом он услышал шорох. Странное лицо, белое с черными зрачками, губы мясистые, нижняя губа оттопырена. Алекс вспомнил, как читал его дело. В детстве его избивали, психолог сказал, что из беспомощного он стал беспощадным.
    «Тебе не надоело гоняться за мной? Хочешь быть моими глазами?» За поворотом был тупик. Внезапно Алекс почувствовал тошноту. Скоро включение. Надо успеть выйти наружу и добраться до безопасного места. Взгляд упал на надпись. «На выход». Буквы были корявые, будто кто-то процарапал железо гвоздем. Надпись была сделана давно. Неужели это Рэй оставлял насечки , пометки, когда впервые плутал в подземных лабиринтах, вычислял тропы?
    Свинцовое небо отражалось в городских экранах. Стены-экраны по-прежнему продолжали транслировать реалити-шоу, рекламу, фильмы, повторяющуюся изо дня в день картинку. И кому вообще теперь было дело до этих картинок из прошлого, когда из трущоб, щелей выползли подонки всевозможных калибров и мастей?
    Сеанс подключения застал его на оживленной трассе. Алекс нырнул под опоры моста. Он оказался на городской свалке, где, среди вони и пустых коробок, завернувшись в рухлядь, дремали отверженные. Вдалеке несколько бродяг ели что-то прямо с земли.. Алекс закрыл глаза. Невозможно было определить, в какой зоне сегодня охотился Рэй. Он улыбнулся Алексу.
    - А… ты снова со мной…Знаешь, почему ты приходишь? Потому что ты тоже чувствуешь жажду, как и я. И знаешь…
    Алекс скользил взглядом по стенам, неузнаваемым строениям.
    …Тогда не отказывай себе ни в чем.
    «Я - это не ты, Рэй».
    Он впервые сказал ему. Хотя знал, что вступать в контакт запрещено.
    - О, ты мне ответил? Становится все интересней, правда? Хочешь знать, почему я убиваю? Никогда не задумывался… Я завидую тем, кто медленно идет по улице, не заботясь ни о чем... Наверное, я бы хотел быть, как они. Понимаешь? Меня привлекает запах крови. Я чувствую ее всегда. А когда ее нет, то становлюсь плохим.
    Рэй смотрел в просвет двери так долго, что у Алекса заболели глаза. Затем перевел взгляд на детские картинки.
    «Так почему ты убиваешь, Рэй?» - Алекс пытался рассмотреть место, где находится психопат. Все было незнакомо.
    -Я говорил тебе, что я - бывший актер?
    «Нет».
    Вдруг он услышал шум. Привычный звук поезда и чего-то еще. Гулкий отчетливый звон, который проникал сюда сквозь толщи земли. Откуда он шел? Медленно-медленно Алекс возвращался из сознания убийцы, только теперь на это уходило гораздо больше времени и сил.
    За промышленной зоной километра на три тянулись хибары из картона и досок. Грязные, потрепанные фигуры копошились среди отходов. Алекс еще не до конца вышел из погружения, и поэтому «цеплял» их «мнемосы», сны наяву. Заметив приближающегося детектива, собака зарычала. Полицейские не решались заходить в город отверженных, из опасения подхватить смертельный вирус.
    
    6.
    Алекс зашел в коридор Управления, подождал, пока очередной стажер покинет кабинет шефа. Босс был не в духе, нервно теребил конец галстука, сморкался, проверяя попытку визуализации кандидата на пси-работу.
    - Послушай, Макс, - Алекс сел в удобное кресло. Его кости болели. – Почему ты взял меня в отдел? Когда это случилось - лет двадцать назад?
    Шеф взглянул на него из-под очков.
    - Почему ты спросил? Ты – отличный интуит. Легко находишь связь с опасными преступниками. Не боялся их. Слушай, - он проглядел отчет. - Оператор сказал, что у тебя проблемы во время последнего включения.
    - Какие?
    - Иногда так бывает. Даже у тех, кто не первый год ищет. Ты перестал отличать себя от объекта. Но мы поработаем над этим, и все будет хорошо. Вспомни, на кого ты надел наручники. По твоим мнемо-матрицам мы поймали … скольких, Алекс? Вычистили город. Что сейчас с тобой? Знаешь, некоторые учатся тому, чтобы дистанцировать себя от «объекта». Иначе мозг сгорает. Вот, смотри, видишь.. - Макс дал Алексу несколько фото. - Все они были отличные интуиты. Но не следовали правилам, и все закончилось плохо. Ты слишком далеко ушел в поисках твоего «двойного». Пора возвращаться.
    Макс закинул диск – чью-то плохую визуализацию в очиститель.
    - Знаешь, мы завалены работой, но я могу подключить к делу еще телепата.
    - Это только испортит.
    - Вот и хорошо. - Макс повертел в руках карандаш. – Между включениями нужен отдых, забудь, развлекись, не знаю…
     Алекс договорился встретиться с ней после их недельного романа. Брюнетка с зелеными глазами, немного вульгарная, но ему это даже нравилось. Она работала в баре официанткой. Он с трудом нашел простую забегаловку, вошел, сел за столик. Девушка сразу подошла к нему.
    - Что будете пить?
     Он накрыл ладонью ее кисть.
    - Привет.
    Она будто не узнавала его.
    - Мятный коктейль?
    - Ну же, перестань.
    - Нам не разрешается. - Барменша ловко вывернулась из -под его руки.
    - Я принес тебе кое- что. - Он достал небольшую коробку из кармана, увидел блеск в ее глазах. Она оглянулась, нет ли менеджера. Алекс придвинулся еще ближе. – Когда ты сегодня заканчиваешь?
    Девушка кинула взгляд на его помятый неряшливый костюм, все оценила. - Знаешь, - она занервничала, - мне здесь не нужны неприятности…
    Она говорила быстро, выдыхая испуг и неуверенность. Алекс больно сжал ей кисть, крикнул, пара, сидевшая за соседним столиком, обернулась.
    - Ну хватит со мной играть! Послушай…
     Девушка вскочила, резко зашагала вдоль стойки, чтобы укрыться. Теперь он понял, что она с самого начала не узнала его из-за амнезии, забыла. Еще одна, заболевшая синдромом… Господи… Алекс снова схватил ее за локоть. К ним подошёл охранник.
    - Какой-то ненормальный. Понятия не имею, кто он, - извиняясь, она объясняла вышибале.
    Путь Алексу перекрыл огромный, как горилла, менеджер.
    - Вы ударили нашу официантку. И не расплатились.
    - Все в порядке, - он достал кошелек. - Вот деньги.
    Алекс вышел из кафе. Он опять шел мимо мостов, хотел сократить путь. Здесь начинались новые кварталы нищих. Посреди улицы, сидя на земле, плакал ребенок. Морщинистая старуха лежала под мостом, смотря пустыми глазами в небо. Грянул выстрел. Воздушная эскадрилья преследовала бродяг. Бездомные прыгали в реку, надеясь укрыться под насыпью, но их настигали полицейские. Сыщик не успел подняться, как был сбит звуковой волной. Он бежал, прохожие оборачивались. Он остановился, чтобы отдышаться.
    «У тебя, кажется, проблемы, Алекс? Давай же, иди, я покажу тебе кое-что. Хочешь узнать, кто будет следующим?»
    Крик. И вслед за ними - смех злодея.
    «Это - мое жилище. Здесь - все, как я люблю. Посмотри, что здесь…Не хочешь? Это же твоя работа, ну же, спецагент. Что-то не так? Ты сегодня, видно, не в духе».
    Грязная посуда, какие-то детские рисунки, люди, их последние отражения в треснувшем зеркале Рэя…Алекс увидел маски, когда-то это были лица. Он вспомнил про заложницу. Часы тикают. Тик-так.
    Алекс сидел на тротуаре. С лица капал пот, тонкой струйкой сбегал по голове. Такие игры не для него.
    7.
     Он перебирал старые досье, смотрел визуализации новичков по просьбе Макса. Стажеры проникали в сознание преступников, но выдерживали не больше 5 минут, для работы недостаточно. Доставала досье тоже детектив, Анна. Они зашли в недорогой паб рядом с управлением. Анна закурила. Она была уже не молода, но у нее был приятный бархатистый голос.
    - Послушай, все твои последние файлы - испорченные, плохие. Словно ты не хотел, чтобы их видели. Так сказал Роман.
    Алекс почувствовал, как кровь прилила к затылку.
    - Наш эксперт?
    - Да, верно. Странно, правда? Вижу такое впервые.
    - Послушай, ты не знаешь, где он живет?
    Алекс долго звонил в дверь, пока, наконец, ему открыли. Эксперт был удивлен.
    - Кто тебе дал мой адрес?
    Алекс втиснулся в проем.
    - Что с моими файлами?
    - Давай перенесем разговор на завтра.
    Алекс почувствовал ярость. Ему вдруг захотелось сжать горло этого немолодого спецагента, который был ниже его ростом.
    - Нет, сейчас. Зря я шел к тебе через весь город…
    - Ну хорошо.
    Роман достал из чемоданчика диск. Поставил его в передающее устройство. На экране был чернота, лишь слабые волны бежали вдоль.
    - Видишь? Ничего.
    - Почему не открываются фрагменты Рэя?
    - Потому что ты сам заблокировал их.
     Ярость постепенно отступала. Роман открыл еще «окно».
    - Это карта твоего мозга. Файлы взяты вот отсюда, из этой области.
    Алекс посмотрел. Он видел это тысячи раз.
    - И что?
    - Эта кора очень активна. Проще говоря, ты уподобляешься своему объекту. Ты ведешь его давно?
    - Да. Нет. Не знаю.
    Роман сочувственно улыбнулся.
    «Кажется, у тебя проблемы, детектив?»
    
    8.
     В кабинете разгрузки Центрального полицейского управления Алекс снял с себя ботинки и лег на кушетку. Стерильность лаборатории успокоила его. Он заслужил передышку. Блондинка-медсестра включила аппарат, провела сканером по его запястью, там, где находился чип. Алекс вспомнил, ее звали Эмма.
    - Начальник Управления сказал, что у тебя появились проблемы с самоконтролем во время сеансов, верно?
    - Я подключаюсь к объекту без оператора, иногда неожиданно, в неподходящих местах. Вхожу в его мозг, а потом не могу вернуться. Потом наступает дурнота и что-то вроде короткой амнезии. Это довольно неприятно и… небезопасно.
    - Расскажи о своем «клиенте».
    Алексу не хотелось.
    На панели лаборатории высветилось фото.
    - Это он?
     Алекс устало приподнял веки.
    - Да.
    Эмма улыбнулась.
    - Я уже видела его в картотеке. Очередное чудовище.
    - Послушай, - он невзначай коснулся ее руки, - я, кажется, перешел барьер.
    - Тебя это беспокоит?
    - Да. Потому что теперь он сам находит меня.
    - Это невозможно, Алекс. - Только если ты сам не хочешь этого.
    - А если я… - он взял ее за руку, сделал так, чтобы она нащупала его пульс.
    Он видел ее приятные воспоминания, моменты, которые остались в мозгу. Желтые, розовые орхидеи показывали свои тугие бутоны, они сжимали и раскрывались вновь. Мужчина пьет молоко из высокого глиняного кувшина. Платье раздувает ветер.
    - Ясно. - Она встала. - Сейчас мы начнем. И все будет хорошо. Слишком сильное сближение с объектом могло повлиять на поиск, способность внедрения.
    - Сращивание - это потеря самоидентификации?
    - Совершенно верно. Пара процедур и все пройдет. Но обещай…
    - Да…
    - Никаких внеплановых подключений.
    Медсестра посмотрела в его глаза. Шутливый тон куда-то испарился, будто она заглянула в бездну.
    - Это так тяжело? Видеть?
    «Если хочешь, смотри. Но тогда после этого я буду глядеть на тебя глазами жертв, стариков, женщин, подростков. Их взгляды, последние, я ношу в себе. А также монстров, которых я поймал, и которых мне предстоит изловить. Не хочешь? И правильно. Лучше не надо. Ты не сможешь спать.» Он подумал, но не сказал.
    - Начнем? - Эмма назначила мощность. - Сначала будет немного неприятно, но потом Вы привыкнете. Это поможет преодолеть стресс. Включаю среднюю программу. Готовы?
    Путешествие началось. Он летел в прозрачной капсуле сквозь залежи доисторического льда. Жидкость вспенилась. Алекс погружался в океан, плыл под белой коркой снега. Его аппарат был единственным источником света в черноте, погружался все глубже и глубже. Аппарат заполнялся водой. Она ползла все выше и выше. Алекс задрожал от ужаса. Жидкость, тягучая, мерзлая уже ползла в рот и ноздри. Голова еще продолжала возвышаться над водой, а тело сковал пронизывающий холод, который дошел до сердца. Он закричал.
    «Думай, Алекс, думай». Внутренний голос был уверенный и спокойный. «Только не ошибись».
    Он сделал ледяной глоток, жидкость заполнила легкие, они стали тяжелыми, как свинец. Алекс летел навстречу бездне, падал с невероятной скоростью вниз. Руки и ноги больше не обжигал лед, а тело как-то обходилось без воздуха.
    Очень хорошо. Он услышал ровный спокойный голос рядом.
    Кто-то невидимый выдернул его мощной рукой из одной бездны, чтобы отправить в другую. Теперь Алекс находился в открытом космосе, связанный со своим странным аппаратом лишь металлическим тросом. Он был героем, затерянным в бесконечном пространстве. Видимо, таков был сценарий. Но корабля не было - в безвоздушном пространстве плыла лишь гладкая белая пластина - это было и убежище, и космический корабль. Алекс знал, что должен войти внутрь. Но понимал, что не сможет это сделать физически. Он должен поместить туда свой разум, тело теперь уже было не нужно. Ничего не получалось. Надо собраться. Сконцентрироваться на себе самом и тогда он войдет внутрь белого прямоугольника, сверкавшего всеми гранями в лучах незнакомых звезд. Индикатор на рукаве показывал, что время уходит, убегает со скоростью света. Тик-так. Тик-так… Я - это я, это мой разум, мои силы, все, чего я хочу.
    Панель приближалась. Я - это я. Он вошел внутрь.
    Он был один в камере. Абсолютная тишина. Обитая звуконепроницаемыми панелями, студия не пропускала шумов, поглощала даже легкое дыхание, шорохи. Шаги, движения тела исчезали в ватной поверхности. Алекс толкнул стену. Это было новое испытание. Мы чувствуем, что живы, только когда производим звуки, слова, движения. А когда ничего этого нет? Находиться в комнате было пыткой. Внутри него зазвучали странные всплески, как капли воды, обрывки мелодии, все громче и громче. Он и Рэй. Два полюса. Два разных мира.
    Трещина между полюсами росла, позволила ему подняться вверх, к расширяющейся светлой полосе, к выходу. Какие яркие звезды. Подземные реки текли. Стук колес смешивался со звуком капель.
    Стоп. Его что-то вытряхнуло обратно.
     - Сеанс самоидентификации окончен. - Ровный голос медсестры вывел его из транса.
    
    9.
    «Ты здесь?»
    Алекс шел среди толпы. Он спустился в метро, пристально вглядываясь в лица. Тяжелые подбородки, желтые под неоновым светом щеки отражаются в стекле. Он всматривался в невеселые улыбки, заклепки на кожаных или зеркальных куртках, розовую пудру на лицах, фиолетовые блестки в девичьих волосах. Парень в темном стеганом пальто шел навстречу Алексу. Убить. Неважно - что и кого, только бы все прекратилось. Это кровь гонит вперед. Вечная жажда, но иногда удается ее утолить. Потом она поднимется снова. Заставит сжимать руки в кулаки, бежать, облизывая пересохшие губы. А потом быть в ужасе от того, что сделал.
    «Ты и я - мы теперь вместе. Как братья-близнецы. Да?»
    Снова тошнота, как в самом начале охоты на Рэя, ноги едва слушались. Алекс оказался перед входом в «Рай», клуба для бедных. Внутри все было залито синим неоновым светом, звучала негромкая музыка. Здесь все было для жизни на один миг. На сцене кружились куклы – имитанты, с гладкими упругими телами из новейшего термопластика. Он выбрал робота номер пять, кинул в отверстие жетон. Кукла на секунду замерла, затем спустилась в зал.
    - Чего хочет мой господин? – щеки и веки модели были слегка припудрены серебряной пылью. Не ответив, Алекс пошел вслед за ней.
    В полутемном подвале для «свиданий» он заключил в объятия симулякра. Ему казалось, что он провалился в мягкую перину. Девушка-робот водила рукой по его волосам. В вязкой дреме он услышал мелодию.
    - Вам осталось пять минут. - Голос вывел из полусна.
    - Ты придешь еще? Я буду ждать. - Неподвижные глаза глянули на него, черные ресницы дрогнули. Пластиковая гейша нахмурилась, потом улыбнулась.
    - Ты мне нравишься. Возьми меня собой. Всего пять сотен.
    - Прости, милая. У меня уже есть кукла.
    В спальне стояла жара, окна были зашторены. Какое-то насекомое ползло по стене. Детектив опустил шторы, ему не хотелось впускать свет.
    Он продолжал путешествовать по миру Рэя, который не отпускал его. Бродил по его подсознанию, подземелью мыслей и инстинктов. Алекс подошел так близко, что они были рядом, почти одним целым. Он снова услышал звук. Монотонные гулкие звоны, как гонг. Моментально боль ворвалась в мозг. Алекс чувствовал, что он на грани того, чтобы узнать, но не мог. И это причиняло муку. Чип на руке сигналил уже 10 минут, показывая высшую нервную перегрузку. Сигнал отправлял дежурный пси-оператор Управления, отслеживая активность мозга. У Алекса она была такой, что другой телепат не выдержал, сошел бы с ума. «Подожди. Я должен понять, откуда эти звуки.» Он увидел место. На углу, рядом с платформой день и ночь горела вывеска. «Мы работаем круглосуточно. Потрать 10 минут на то, чтобы обрести ВЕЧНОСТЬ». Маленькая церковь и колокольня. Алекс когда-то давно был там. На фресках стоял отблеск весеннего вечера, статуи святых притаились, словно видели кого-то. Ну вот, и все. Нора Рэя находилась прямо под платформой, где церковь. Алекс хотел крикнуть: Я нашел его. Он едва сдержался. Маячок на руке продолжал гореть, его вызывал Макс.
    Шеф стоял посреди собственного кабинета, держа руки в карманах, слегка раскачивался. Когда вошел Алекс, он смерил его взглядом.
    - Я отстраняю тебя от дела. Им будет заниматься другой интуит из моего отдела.
    - Но я почти нашел убийцу. Ты видел последнюю визуализацию?
    - Это уже не важно. Ты нарушил правила. Не понимаю, о чем ты думал.
    10.
    О чем думают эти люди, идущие навстречу? Он быстро шел к станции, серый амфитеатр которой маячил впереди. Алекс видел поток, как сквозь тусклое стекло. Кровь закипела, ударила в голову. Что теперь - быть в толпе, а может, в мега-маркет или метро? Алекс ощутил мгновенное расслабление и сладкий привкус во рту. Вкус адреналина. Лица спешили навстречу. Их мысли разбегались под напором тревожных дум, одинаковых и прозрачных. Вот танцовщица, видно по походке. Алекс узнал этот смутный образ, сплетенные фигуры. Танцовщицы Дега. Напротив тощий мужчина, почти лысый, застегивал плащ. Видение перекрыли тяжелые мысли полной женщины с большой сумкой. Где мои дети? Где мой дом? Мои игрушки. Мои книги. Моя жизнь… Нет никого рядом, только охотники и их жертвы. Вдруг Алекс понял, это не людская биомасса шла мимо.
    - А знаешь, был ли Рэй на самом деле? Убийца - это ты, Алекс. Ты придумал себе двойного, монстра, чтобы было легче и спокойнее.
    Он был около метро, семафор сигналил. Люди спешили, мужчины и женщины. Впереди сверкнули огни поезда, Алекса отбросило волной. Он согнулся от боли, вжался в бетонную стену. Посмотрел туда, где на перроне стояли пассажиры, теперь - куда стремительно умчались огни очередного локомотива, спрыгнул и пошел по рельсам. Вперед, вниз, на заброшенную линию. Он повернул налево, с трудом сдвинул чугунную дверь в пронизанную железными проводами и электричеством, бездну. Услышал гулкие удары колокола из маленькой церквушки на перроне. Прямо под ней должно быть логово монстра. Сверху капало, вода стекала за воротник, но Алекс не замечал. Шаги гулко отдались где-то в затылке.
    Вот и надпись, сделанная коряво. Какой знакомый путь, Алекс знал здесь все до последнего угла. Вот мусор, коробки на земляном полу, сломанные каркасы, ленты кабелей. Мы с тобой, Рэй, один на один, иначе я так и останусь в неведении, иначе все те, на кого охотятся и те, кто охотится…
    - Ты еще не понял? Нет никакого Рэя, есть только Алекс, зануда и психопат.
     Койка, грязная, в разводах раковина, над ней почерневшее зеркало. Подойти ближе, посмотреть?
     - Эй, ты здесь?
    Детектив поднял глаза, заглянул в покрытое трещинами стекло. Оттуда ухмылялся Рэй безумной черной улыбкой. Алекс он обернулся. В комнате был он один.
     - Ну вот мы и встретились, правда? Я - это ты. А ты - это я. Так всегда было.
    Нет. Это не так. Не может быть.
    Тишина.
     - Рэй, скажи что- нибудь.
    Ни звука.
     - Рэй.
    Молчание.
     - Рэй, теперь я хочу поговорить с тобой.
    Из-за мощной адреналиновой волны мозг превратился в компьютер. Алекс подошел к койке, которая стояла в углу. Откинул смятую простынь. Под ней лежала жертва. Девушка почти не дышала, лишь слабо стонала.
    - Ну, давай же Алекс. Ты ведь голодный.
    Алекс поднял нож. Внутри раздался смешок.
    Одно движение и все станет по-другому.
    Нож блеснул.
    - Пожалуйста, не надо. – Девушка прошептала.
    Сзади наползла какая-то тень. Алекс обернулся всем корпусом, ударил того, кто стоял сзади, в грудь. Он рухнул на пол. Спутанный черный ком волос на белом, лишенном выражения лице. Алекс смотрел, как большое тело убийцы лежит на грязном полу, среди ящиков и битого стекла.
    Он очнулся на пустыре. Был день. Город казался детективу другим, не таким, как вчера. Только экраны продолжали крутить фильмы и рекламу.
    При входе в здание Управления полиции не было охраны, а в коридорах ни одного сотрудника. Алекс догадался, что сегодня - выходной. Иногда начальник работал и по праздникам, но сейчас его кабинет был пуст.
    Он принялся разбирать дела. Рассеянно просматривал визуализации, мнемо-файлы. И его были также здесь. Взглядом наткнулся на папку. Дело убийцы и психопата Рэя Лебовски. 140 подключений, визуальные приложения. Входы и выходы, минуты проведенные вместе с преступником, страхи, напрасные ожидания, поиски, трудные переговоры, обман, все было здесь. Все за последние три года. Но теперь этому конец, Рэя больше нет. На последней странице стоял жирный штамп «Дело закрыто».
    Что? Алекс не верил собственным глазам. Он еще раз посмотрел на диск дела. Закрыто? Когда успели это сделать? Вчера? Но этого не может быть. В пятницу он разговаривал с шефом, тот уволил его, потом он нашел, все-таки нашел убийцу…. Он снова «пролистал» страницы. Преступника идентифицировали. Вот и фото. Да, без сомнения, это Рэй Лебовски. Алекс посмотрел на число. Это было полгода назад. Вот и дата его последнего подключения. Примерно тогда же. Что, черт возьми, происходит?
    Алекс сидел в темноте, боясь пошевелиться, сенсоры откликнулись на тепло. Заработал электронный секретарь.
    - Чем я могу вам помочь?
    - Какое сегодня число?
     Ровный голос ответил.
    - 7 сентября.
     - Я хочу данные по делу 1160-223, Рэй Лебовски.
    - Что именно? Запись задержания, протокол допроса?
    - Все.
    - Включая дополнительные файлы? К ним нужен особый допуск.
    Алекс назвал шифр.
    - Открываю.
    - Что это?
    - Досье Александра Раута, сотрудника пси-отдела высшего уровня .
    Его, Алекса, «досье».
     Макс всегда жаловался, как медленно работал «секретарь». Сыщик в нетерпении сжал руки.
    - Открываю засекреченные файлы.
    Пошла запись. За столом сидел Макс, он по привычке курил.
    - Макс? - Алекс не помнил этого.
    - Алекс, я оставил эту запись на случай, если ты придешь. В городе стало оставаться небезопасно. Даже лучшая гвардия не справляется. - Начальник был утомленный и нервный. Он говорил то, что должен был сказать, может, даже рискуя собой. За окном слышались крики, выстрелы. – Алекс, ты отличный детектив, я говорил тебе не раз. - Он по-отечески взглянул в объектив. – Я предупреждал тебя, чем это может обернуться. Повышенная нагрузка опасна для телепатов. Прости, не знал, насколько все это серьезно. - Серьезно? О чем ты? - У Алекса вырвалось. Макс, конечно, не мог слышать его. Это была запись.
    - Твои провалы в памяти, ретровоспоминания, вот что. Тебе кажется, все происходит наяву, ты продолжаешь видеть…
    - Что касается Рэя, - Макс словно предвидел вопрос детектива, - я уже говорил тебе, ты наказал его.
    Но дело не закрыто. Где опознание, где награда?
    - Мы вели за тобой наблюдение, и ты привел отряд к нему. Я рассказывал уже тебе, но ты забыл. Когда мы вошли в бункер, он был еще жив, хотя сильно ранен, твой нож попал чуть ниже сердца. Мы посадили психопата. Рэй в тюрьме. Мы нашли также девушку, она была еле жива, но ее спасли. Благодаря тебе. - Я говорил тебе об этом. Повторяю снова. - Макс помолчал. Алексу показалось, он прижал ладонь к глазам. - Потом… после всего этого ты стал… ты изменился … Такое бывает у телепатов, Ал. И не только. Город болен.
    - Я не верю тебе, Макс.
     - Ты продолжаешь искать убийц, но ты уже наказал самого главного монстра.
    - Ты думаешь, что должен выполнить свой долг. Мы уезжаем из города, сынок, в другие кварталы. Слишком много выползло из своих нор всякого дерьма. Если ты придёшь, найдешь Управление пустым. Но останется эта запись. Я говорил, что ты - лучший из всех моих сотрудников. На всякий случай я оставлю адрес моего дома. Ты найдешь меня, если сможешь. И если захочешь.
    Экран почернел. Запись остановилась.
    - Нет, нет, Макс. Охота не закончена. Я всегда видел. Лучше многих, ты знаешь, а может и лучше всех, и убийца был обречен. Это было мое дело. А теперь - что теперь?
    
    11.
     Детектив вышел на улицу. Город был пуст. Только в витринах отражения силуэтов с экранов. Вместо людей, он видел их мысли, желания, отпечатки воспоминаний, те, что сохранились в пространстве, на улицах, в забегаловках и перекрестках. Они остались, как следы на матрице, он принимал их за живых людей. Разговаривал с призраками. Теперь он очнулся, как после тяжелого сна. Алекс почувствовал невероятное облегчение. И вместе с тем ужас. Он один бродил по городу.
    Из полуразрушенного здания поднялась тень. Кто это – монстр или человек? Он шел, огибая эстакаду. Мозг Алекса моментально настроился на его частые импульсы. Внутри прокатилось знакомое чувство. … Знай, я смотрю на тебя. По привычке лучшего телепата- интуита он почувствовал чей-то голод. Когда-нибудь люди вернутся. А пока…

  Время приёма: 20:49 22.10.2015