22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 39996
Конкурс № 37 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

z004 Просто шанс


    

    Скрипя и позвякивая, автобус замедлил ход и остановился перед шлагбаумом, издав напоследок звук, похожий на тяжёлый вздох.
    За окнами моросил мелкий дождь. Казалось, что капли не падают на землю, а зависают в воздухе, понемногу скрывая лес и дорогу влажной пеленой.
    Серый протёр стекло рукавом – не спеша, сохраняя на лице скучающее, даже сонное выражение.
    Из-за растущих у обочины деревьев появились фигуры в камуфляже, с оружием. Лиц не разглядеть под капюшонами. Водитель засопел, заворочался. Высунулся в окно.
    – Санёк, это ты, чтоль? Ишь, рожу замотал, ни хрена не видно...
    – Зато ты свою разъел – за километр узнаю, – гулко хохотнул плечистый парень, явно командир. – Смотри, чтоб голова не застряла.
    – А сам-то, сам-то...
    – И бабло гони. По двадцатке за рыло и с тебя сотня.
    – Вот те на, – водитель даже ногой притопнул. – А чо сотня? В тот раз было ж восемьдесят?
    – Тот раз, Семёныч, был тогда, а этот – теперь. Вникаешь?
    – Да что ж ваш хозяин-то, чтоб ему...
    – Поговори мне...
    Всё с тем же равнодушным видом Серый рассматривал бойцов, оценивая уровень подготовки. Трое – явно из местных. Даже не город, а деревня. Стоят расслабившись, на автобус глазеют, будто и не видели такого никогда. А может, и впрямь не видели. Один сдвинул капюшон назад, чтобы не мешал, и широко ухмыляется – техника! ездит! Движения небрежные, автоматы свободно болтаются на ремнях – не боятся ребята, не ожидают подвоха.
    Впрочем...
    Четвёртый прохаживается рядом – вроде бы скучно ему; и на автобус не смотрит, а так, изредка поглядывает. Но чувствуется: этот – начеку. Для него не столько зрение важно, сколько слух: оттуда, с дороги, в салоне мало что разглядишь, а вот лязг передёрнутого затвора уловится. И на плече у него не «калашников», как у остальных, а ручной пулемёт ШКП-40, прозванный «Шайтан». И рука напряжена. Одно движение – и ствол, заключённый в кожух принудительного воздушного охлаждения, перечеркнёт машину струёй воющего пламени. Не дурак их старшой...
    Зашипели и распахнулись передние двери, впуская внутрь шум дождя и прохладный воздух. Тот, кого звали «Санёк», неуклюже поднялся по ступенькам. Оглянулся. Подошёл к сидящей у кабины женщине.
    – Ну-ка, документы...
    Проверка оказалась недолгой, выборочной. Впрочем, Серого она не миновала. Ничего странного – он понимал, насколько выделяется среди обычной публики. И, как только верзила остановился рядом, с нарочитой медлительностью вытащил из кармана удостоверение:
    – Служба контроля над заражением. Внеплановая поездка.
    Санёк наклонился, рассматривая фотографию. Затем солидно кивнул и потопал дальше. Война закончилась давно, но отслеживание распространения радиации по-прежнему оставалось жизненно важным делом. Инспектора Службы неизменно соблюдали нейтралитет, не вмешиваясь ни в какие конфликты, поэтому их пропускали почти везде.
    Шлагбаум поднялся. Автобус медленно, будто нехотя, тронулся вперёд.
    Серый смотрел в окно, делая вид, что всё происходящее его ничуть не волнует. Но на самом деле он позволил себе расслабиться лишь после того, как застава скрылась за поворотом. Если бы проверяльщики заметили что-то подозрительное, его задержали бы сразу, не стали тянуть. Значит, не заметили. Хорошо.
    Потому что удостоверение поддельное. Обзавестись настоящим не хватило времени, да и неизбежная утечка информации выглядела более опасной, чем путешествие с фальшивкой в кармане.
    Но теперь и это препятствие позади. Он почти у цели.
    Серый откинулся назад, устраиваясь поудобнее, и закрыл глаза.
     
    Город встретил его неприветливо – разбитая, в ямах, дорога, петляя между противотанковыми «ежами», вывела автобус к низкому бетонному бараку. Если его когда-то и красили, сейчас от этого не осталось даже следов. Под козырьком с изломанными краями темнели фигуры встречающих. Рядом щетинился пулемётными стволами блокпост – куча бетонных плит, мешков с песком и обломков кирпичной кладки.
    – Всё, конечная! – обернувшись, крикнул водитель. – Новая, блин, Москва!
    Серый закинул за плечи рюкзак и неторопливо вышел, с удовольствием разминая ноги. Больше пассажирам никаких проверок не устраивали. На блокпосту кто-то дежурил – Серый разглядел струйки тёплого воздуха, поднимающиеся из щелей, – но его обитатели не проявили к прибывшим ни малейшего интереса. Вот и славно. Его здесь никто не ждал, поэтому он сразу направился в город по протоптанной тропе, огибая лужи и осматриваясь по сторонам.
    Дождь кончился, но облака по-прежнему затягивали небо. Как раз под стать окружающему пейзажу – неровная земля, то голая, изрезанная колеями, то поросшая пожухлой травой, унылые коробки домов, теплицы из грязно-серого пластика... Единственное яркое пятно – транспарант со словами «НОВАЯ МОСКВА», белым по красному. В конце надписи красовались неумело, но старательно нарисованные жёлтые церковные купола. Которых, впрочем, нигде тут не наблюдалось. Громкое название всего лишь отражало амбиции здешнего Хозяина – удачливого бандита, сумевшего не только захватить власть над городом в послевоенной неразберихе, но и убедить в своей лояльности Центральное Правительство. С другой стороны, раз настоящая Москва, расположенная к западу отсюда, представляет собой радиоактивную пустошь – почему бы и нет? Пусть хоть какая-нибудь, да будет.
    Очень хотелось курить, но Серый не мог себе этого позволить. Сигареты – те же деньги, порой даже лучше. Их охотно берут все те, кто от бумажек нос воротит. А его запасы порядком истощились, и кто знает, удастся ли их пополнить. Хоть бы отдохнуть получилось. Поесть чего-нибудь горячего, посидеть в тепле, обсудить местные новости и сплетни. А затем – последний рывок. К Цели.
    Он вышел на длинную улицу. Магазин, мастерская, починка обуви... а вот ресторанов или кафе что-то не видать. Неподалёку несколько женщин в тулупах, с платками на головах, сосредоточенно катили лязгающие тележки. Серый уже хотел свернуть к ним, чтобы спросить дорогу, но вдруг между лопаток повеяло холодом, будто лёгкий ветерок пробрался под одежду – вот только к погоде это отношения не имело. Некое потаённое чувство, не однажды спасавшее ему жизнь, подсказывало: за ним следят.
    Неспешно, прогулочным шагом, он миновал несколько кварталов и оказался у просторного парка. За деревьями смутно виднелись здания, похожие на заводские корпуса. Отлично. Неплохое место, чтобы выяснить, кто им заинтересовался. В другой ситуации Серый не стал бы действовать так поспешно, но сейчас выбора нет – Цель слишком близко. Лучше нанести быстрый удар и бежать, чем начинать затяжные игры, рискуя, что противники успеют превратить город в безвыходную западню.
    Он повертел головой, будто отыскивая нужные ориентиры, а затем свернул на узкую тропинку. Надо отойти подальше, чтобы его не смогли разглядеть с улицы. Вот так, хватит. А теперь...
    Сняв рюкзак, Серый бросил его в кусты, где он удачно скрылся из виду. Ещё шаг, ещё... пора. Мягко, без нажима, Серый прыгнул назад и вверх, хватаясь за длинную ветку, склонившуюся над тропинкой. Ветка угрожающе затрещала, но он тут же качнулся и уцепился за другую, а затем нырнул вниз, в заросли высокой травы. Несколько раз перекатившись, Серый занял удобную позицию в ложбинке за двумя большими кустами. Если слежку ведёт городской житель, он просто пройдёт мимо. А если бывал в лесу и умеет читать следы – остановится в недоумении, заозирается по сторонам. Можно будет рассмотреть его, а потом... потом видно будет.
    А вот и он. Точнее, они.
    Двое крепких парней бесшумно и быстро шагали по тропинке. Одежда поношенная, но добротная, военного образца – сейчас такую носят почти все мужчины, но сомнений нет: этим двум и вправду пришлось повоевать. И не раз. Пристальные, цепкие взгляды мечутся то по деревьям, то по земле. Видать, ребята бывалые – в лесу как дома. Вот один остановился, заметив, что след внезапно исчез. Оглянулся, прислушался...
    Второй отступил назад, тоже осматриваясь. Внезапно в опущенной руке сверкнул нож. Второй шагнул к первому и точно, умело ударил в спину, под левую лопатку. Тут же выдернул лезвие, чтобы не заклинило между рёбрами, рванул на себя обмякшее тело и снова ударил. Затем опустил его на землю и выпрямился в полный рост.
    – Серый, выходи. Не бойся, – он нарочито медленно повернулся вправо, влево. – Я же знаю: ты где-то рядом.
    Голос показался знакомым. Да и лицо...
    Не сводя с парня глаз, Серый поднялся из укрытия.
    – Привет, Коготь. Давно не виделись.
    – Давно, – улыбка на миг осветила худое скуластое лицо. – А ты всё такой же прыткий.
    – Да и ты, я вижу, не забыл старые дела.
    – Куда уж тут... – Коготь аккуратно вытер нож, спрятал в рукав и твёрдо взглянул Серому в глаза. – А ещё я не забыл, как ты мне жизнь спас.
    Серый молча кивнул в сторону убитого.
    – Тут недавно слушок прошёл, – Коготь повёл рукой в воздухе. – Будто идёт с востока в Зону – ну, ту самую, что на месте Москвы, – один непростой человек. Тайну знает. Он прямо как «Сталкер» из той старой книги. Ищет в Зоне одно заветное место, где лежит... нечто. Как найдёт – всем счастье будет.
    – А вы, значит, решили сами счастье к рукам прибрать?
    – Да я здесь особо ни при чём. Это он вот – всегда ему больше других надо. Меня он на всякий случай в помощь взял. Ну а я, как тебя увидел... Ты же знаешь, я долги всегда плачу. Вот и пришлось... Он бы тебя по-любому живым не выпустил. Жадный был.
    – Понятно, – Серый развёл руками. – Ты уж извини, но рассказать, как и что, не могу.
    – Да я понимаю, чего там. Ладно, нет времени: уходить тебе надо. Не он один про это слышал. А здесь, сам понимаешь, чужак всегда на виду. Затеряться в толпе не получится – город маленький.
    – А ты?
    – За меня не бойся, справлюсь. Иди.
    Серый молча кивнул и протянул руку. Коготь крепко пожал её.
    – Удачи. Как найдёшь счастье – не забудь про меня.
    – Не забуду.
    Серый отыскал в кустах рюкзак и пошёл назад, не оборачиваясь. Мышцы подрагивали от напряжения – изготовленное к бою тело ещё не поверило, что схватка отменяется. Усилием воли он заставил себя успокоиться, сосредотачиваясь на внезапно возникшей проблеме.
    Значит, утечка информации всё же произошла. Хорошо хоть – в таком несерьёзном, сказочном виде. Многие не поверят. Но чтобы доставить ему неприятности, хватит и немногих.
    Уходить действительно надо. И срочно. Только как? Пешком – долго и слишком заметно. Попробовать найти машину? В таком месте они наверняка все наперечёт и под строгим контролем. Идти на поклон к местному Хозяину... нет, слишком рискованно. Даже если слух о «сталкере» до него не дошёл – вдруг начнёт допытываться, задавать неудобные вопросы.
    Что же остаётся?
    Серый задумчиво потёр щетинистый подбородок.
    Транспорт, значит, нужен.
    А что, если...
     
    Неуклюжее здание вокзала опустело – до отправки ещё много времени, междугородка часто не ездит. Автобус стоял на прежнем месте. И водитель, к счастью, ещё был здесь – присев на корточки, проверял переднее колесо.
    – Слышь, как тебя... Семёныч, – помоги, а?.. – Серый подбавил в голос просительные нотки. – Я из радиационного контроля, мне в Зону надо. Можешь подкинуть? Тебе же всё равно ещё стоять долго.
    Водитель, кряхтя, поднялся, смерил его оценивающим взглядом.
    – Так это ж сколько ехать. И дороги там...
    – Довезёшь, докуда можно. Я ж не за просто так. У меня командировочные почти не истрачены.
    Семёныч пожевал губами, сплюнул.
    – Деньги – то такое... Есть ещё что?
    Серый охотно расстегнул рюкзак. Здесь много чего найдётся. Но главное – в отдельном кармане, бережно упакованные в герметичный пластик, хранятся драгоценные пачки сигарет. Правильно он сделал, что сберёг их. Ну какой Семёныч откажется от доброго курева? Нет таких Семёнычей...
    – А вот это – что?
    Сперва Серый напрягся, решив, что водителя заинтересовал дозиметр. Но короткий грязный палец указывал на лежащую рядом вещь – яркую, разноцветную, совсем не гармонирующую с прочим содержимым.
    Серый вынул её, повертел в руках. Игрушка – простенький музыкальный синтезатор. Он приобрёл её на востоке, в Уральском Содружестве – благодаря торговле с Казахстаном, сравнительно мало пострадавшим от войны, люди там жили побогаче, чем здесь. И бытовая электроника встречалась почаще. В западных областях, принявших на себя основной удар, она ценилась высоко. Меновая торговля – штука забавная; бывает, за такую вот безделушку целый танк отдают.
    – Работает?
    – А то как же, – нажав несколько клавиш, Серый извлёк переливчатую трель. – Вот здесь – солнечная батарея. Можно и от сети заряжать.
    Водитель тяжело вздохнул.
    – Ну... давай. Дочке подарю, – он неуклюже вытер руки о штаны. – Не ходит она у меня. Пусть хоть какая-то радость будет... Слышал про «костоломку»?
    – Кто ж про неё не слышал...
    Человечеству повезло, по крайней мере, в одном – ядерная война не сопровождалась бактериологической. То ли продукция тайных лабораторий оказалась недостаточно смертоносной, то ли у высокого начальства хватило ума не выпускать её на свободу. Но локальные вспышки заболеваний, вызванные мутировавшими вирусами и бактериями, возникали часто. Один из таких мутантов стал причиной эпидемии «костоломки» – крайне опасной разновидности энцефалита. Он действовал на свои жертвы по-разному: одни начинали биться в судорогах, таких сильных, что ломались кости – отсюда и название, – других, наоборот, разбивал паралич...
    – Ну ладно, – Семёныч кивнул в сторону двери. – Поехали.
     
    Ветер то стихал, то вновь взвывал на одной высокой ноте, раскачивая верхушки деревьев, но у земли его порывы ощущались слабо. Зато растущий холод ничего не сдерживало. Привычные слова «лето», «осень», «весна»... теперь это всего лишь фазы ядерной зимы.
    Серый шёл через подлесок размеренным, упругим шагом. Как он и ожидал, лес был густым – сказывалось многолетнее отсутствие человека. К счастью, буреломы и завалы встречались редко. Дожди шли один за другим, но в промежутках земля успевала высыхать, не превращаясь в грязь. Порой приходилось обходить овраги или разросшийся кустарник, но это не мешало двигаться по намеченному курсу, и даже получать удовольствие от ходьбы.
    Цель близко. Совсем близко.
    Если верить карте, которую он вызубрил до мельчайших деталей, а потом уничтожил, на оставшемся пути особых преград тоже быть не должно. Да и кровожадных мутантов, которыми пугают доверчивых горожан, что-то не видать. Белки и зайцы встречались часто, попадались и оленьи следы – всё в норме, ничего особенного. Конечно, радиация не исчезла без следа, но пройдут сотни, а то и тысячи лет, прежде чем её воздействие станет заметным.
    Сейчас, как и раньше, самый опасный в лесу зверь – это человек.
    И этой опасности избежать не удалось.
    Кто-то преследовал его. Крался позади, стараясь оставаться невидимым и неслышимым. Получалось почти всегда.
    Серый ни разу не оглянулся, делая вид, будто ничего не замечает. «Следопыту» незачем знать, что его раскрыли. И вправду – обычный человек, даже с опытом жизни в лесу, не смог бы обнаружить слежку. Но Серый не был обычным человеком. Организация, на которую он работал, позаботилась о своём лучшем агенте – тонкая хирургия и специальные упражнения сделали его чувства острыми, как у дикого зверя...
    Ветер взвыл с удвоенной силой. Серый взглянул вверх.
    Близился вечер. Яростно-багровое солнце – если вдуматься, большая водородная бомба – скатывалось к горизонту. Рваные клочья облаков неслись на юго-восток. Скоро придётся подыскивать место для ночлега.
    Жаль, что нельзя путешествовать по воздуху. То есть можно, конечно, но риск, риск. Как ни маскируйся – или ракету с земли пустят, или лучом со спутника долбанут. И тогда – никаких шансов. Так что уж лучше на своих двоих...
    Интересно – неизвестный преследователь вырвался далеко вперёд. А теперь вот возвращается. Чего-то шебуршит, топает... не скрывается. Идёт на контакт?
    Миновав густые заросли, Серый вышел на небольшую полянку. Напротив показался человек, идущий ему навстречу. Спустя несколько шагов он остановился, будто только что заметив Серого. Развёл руки в стороны – всё в порядке, не волнуйся, стрелять не буду.
    Ну-ка, посмотрим... Серый подошёл ближе, показывая пустые ладони.
    Перед ним стояла девушка, гибкая и стройная, как молодые деревца рядом. Тёмные глаза спокойно изучали его, не пропуская ни одной мелочи. Одежда – как и у него; не военный камуфляж, но маскирует не хуже. Куртка, брюки, большая сумка – всё старое, много раз стиранное-чиненое, но в хорошем состоянии. На плече висит дулом вниз простенькое охотничье ружьецо.
    – Привет, – она усмехнулась, будто не боясь встретить незнакомого мужчину в глухом лесу.
    – Привет. Я из радиационного контроля, веду исследование.
    – А я вот – охочусь. Что там радиация, тут бы до завтра дожить. Меня Риной зовут.
    – А я – Серый. Просто Серый.
    Взгляд оставался всё таким же спокойно-рассеянным. Не поймёшь – слышала она это имя, или нет.
    – Ну вот и познакомились. На запад идёшь? В самую Зону?
    – Ага. Начальство тревожится – вроде есть сведения, что радионуклиды из верхнего слоя просачиваются в подземные воды. Нужно проверить на месте.
    – Да, дело полезное... Проводить тебя? А то одной скучно.
    Серый помедлил, будто раздумывая, и наконец кивнул.
    – Давай. И вправду – вместе идти веселее.
    Он сам не ожидал, что именно так и случится. Несмотря на все обстоятельства, на явную неслучайность этой встречи, на близость места, ставшего братской могилой для миллионов – ему нравилось просто идти рядом с симпатичной девушкой, болтая о всяких пустяках. Когда такое случалось в последний раз? Давно...
    Стало темнеть.
    Вскоре нашлось неплохое место для привала, с одной стороны прикрытое упавшим деревом, а с другой – невысоким холмом. Разведённый здесь костёр будет трудно заметить. Они отправились собирать хворост. Когда Серый вернулся с большой охапкой, Рина уже сняла ботинки, вынула из сумки еду и разжигала огонь, действуя быстро и умело.
    Припасы Серого подходили к концу, но и у него нашлось, чем поделиться. Пачке хорошего чая и шоколаду девушка обрадовалась, к прочему содержимому рюкзака интереса не проявила.
    – Часто бываешь в городе? – поинтересовался Серый.
    – Да как сказать. Обычно я... – Рина внезапно замерла, прислушиваясь.
    Действительно, неподалёку что-то подозрительно зашуршало. Но людей поблизости не было, в этом Серый не сомневался. Однако прежде, чем он успел об этом сказать, девушка вскочила на ноги.
    – Пойду-ка проверю, – бросила она, подхватила ружьё и прямо так, босиком, беззвучно скрылась в чаще. Серый остался у костра. Он даже глаза закрыл, весь обратившись в слух. Вроде всё спокойно...
    Рина вскоре вернулась, качая головой.
    – Ложная тревога, – она уселась у огня и с наслаждением принялась греть руки о чашку дымящегося чая.
    – Да, здесь лучше перебдеть...
    А девчонка молодец – услышав шорох, первым делом схватилась за оружие, про обувь даже не подумала. Правильный навык. Полезный.
    Ветер разогнал облака, успокоился и стих. Непроглядную темень разукрасили яркие звёзды. Когда-то люди мечтали полететь к ним – а теперь хоть бы в соседний город добраться без приключений.
    Рина заснула первой. Серый ещё немного посидел у костра, затем загасил его и тоже лёг спать.
    Он проснулся рано, когда только рассветало. Девушка всё так же лежала, подложив руку под голову и слегка посапывая.
    Серый проверил, нет ли поблизости подозрительных следов. Оделся, собрал вещи. Ещё раз взглянул на девушку. Старенькая накидка, которой она укрывалась, сбилась в сторону; он наклонился и осторожно поправил её. Затем направился прежним путём. Не оглядываясь.
    Рина проспит так ещё долго, благодаря таблетке, которую он незаметно бросил в чай. Надёжнее, конечно, было бы просто прирезать её – девчонка шныряла здесь явно неспроста, а его Цель оправдывает любые средства. Но – не хочется. Тем более что конец пути совсем близко...
    Позади разгоралось багряное зарево рассвета, будто солнце освещало ему дорогу.
     
    Прежде чем покинуть лес, Серый внимательно осмотрел открывшуюся местность, затаившись на верхушке высокого холма.
    Изломанные контуры полуразрушенных зданий чётко вырисовывались на фоне белёсого неба. Между ними, взломав корнями асфальт, зеленели деревья. Они как будто старались скрыть, замаскировать картину ужасающего разрушения, но безуспешно – на таком расстоянии от эпицентра ударная волна не смогла снести дома до фундамента, и развалины громоздились повсюду.
    Ничего подозрительного – ни движений, ни звуков.
    Серый вынул из рюкзака дозиметр. Хороший, надёжный прибор, исправно выполняющий свою функцию. Но, помимо неё, способный ещё кое на что. Он нажал несколько кнопок в строго определённой последовательности, и стрелка на циферблате склонилась к правому краю шкалы.
    Расчёты оправдались. Он почти у Цели.
    Серый повесил устройство на грудь и направился вниз по склону, поминутно посматривая на стрелку. Она лениво колебалась вправо-влево, будто умная машина имитировала покачивание головой: нет-нет, ещё рано, погоди. Шло время, но покачивание не прекращалось.
    Идти по вымершему городу оказалось труднее, чем по лесу. Рухнувшие стены и брошенные посреди дороги автомобили то и дело образовывали завалы. Дожди размыли землю под растрескавшимся асфальтом, и чтобы не подвернуть ногу, приходилось внимательно смотреть вниз.
    Обходя большую яму, Серый прошёлся по россыпи гравия. Мелкие камешки зашуршали под ногами. Он ступил на твёрдое покрытие – но звук повторился, откуда-то издалека. Будто эхо.
    Да нет, не эхо.
    Серый спокойно направился дальше. А оказавшись за невысоким кирпичным строением – метнулся влево, прижимаясь к земле. Он до предела напряг свои чувства, раскрываясь навстречу звукам, запахам, свету...
    Кто-то шёл по его следам. Двое. И ещё кто-то двигался чуть поодаль.
    Серый взглянул на циферблат. Стрелка дрожала у правого края. Он отполз чуть назад, ближе к полуразрушенному зданию, и она почти упёрлась в ограничитель.
    Преследователи ускорили шаг.
    Ну что же, посмотрим, кто кого. Ему предлагали работать в команде, но Серый настоял: пойду один. И ведь дошёл-таки. Остался последний рывок...
    Хотя нет, как раз «рваться» и не надо. Лучше медленно, тихо прокрасться к зияющему чернотой входу в подъезд...
    Рядом грохнули два выстрела. Серый почувствовал, как пули вспороли воздух прямо над ним. Он быстро перекатился, укрываясь за рухнувшей берёзой, косо лежащей на остатках металлического гаража. Коснулся потайного кармана – и «умная» кобура выбросила в подставленную руку маленький пистолет-пулемёт.
    Ещё один выстрел. Пуля выбила крошку из кирпичной стены. Слишком высоко для промаха – похоже, лишь пугают, хотят взять живым. Кто бы это мог быть? Впрочем, неважно. Уже неважно...
    Серый положил рюкзак на землю и сильно толкнул вперёд. Когда он оказался у просвета между густыми ветвями, раздался новый выстрел. Листья упавшего дерева задрожали. Приподнявшись, Серый выпустил длинную очередь, целясь на звук, и тут же нырнул обратно. До него донёсся слабый вскрик; новых выстрелов не последовало, но с другой стороны послышался шум, который даже не пытались скрыть.
    Да их тут много. Окружают, сволочи.
    Серый бросил взгляд на стрелку. Она всё так же подрагивала у самого края шкалы. Что ж, придётся рискнуть...
    Совсем рядом протрещала автоматная очередь. Два одиночных подряд. И ещё очередь.
    Затем – лёгкие шаги.
    – Из подъезда сподручнее будет, – раздался спокойный голос Рины. – Давай внутрь, я прикрою.
    Ловушка? Но те двое действительно затихли и не шевелятся. Похоже, навсегда. Хотя враг моего врага – не обязательно мой друг. И всё же...
    Вскочив на ноги, Серый бросился к темнеющему проёму. Влево, разворот, перекат через плечо, вправо, опять влево – на всякий случай, чтобы помешать целиться. Он прыгнул внутрь и тут же откатился вбок, под защиту стены.
    Взглянул на циферблат – стрелка застыла в крайнем правом положении.
    На улице поднялась пальба, но это уже неважно. Он наощупь нажал комбинацию кнопок. Вот и всё. Теперь...
    Сперва ничего не происходило, и Серый испугался, что устройство неисправно. И не в том проблема, что он зря рисковал своей шкурой – ему приходилось делать это по неизмеримо меньшим поводам. Но как же его миссия, его Цель? Неужели всё пропало?!
    Ответом стала резкая, пульсирующая дрожь – как будто он и всё вокруг превратились в туго натянутую струну, на которой кто-то большой и сильный начал играть быструю музыку. Дрожь нарастала; казалось, он падает, и в то же время взлетает к потолку, так что его тело вот-вот разлетится на куски. Перед глазами заплясали огненные круги, стало трудно дышать...
    И вдруг всё закончилось. Он по-прежнему лежал в подъезде, на голом холодном полу, но теперь стало темно. Впрочем, чуть дальше виднелись ступеньки, на которые сверху падал рассеянный свет. Но справа, откуда он пришёл, царила непроницаемая темнота...
    ...потому что вход перекрывала дверь.
    Серый медленно встал, спрятал оружие и отряхнулся, внимательно прислушиваясь ко всему, что происходило вокруг. Доносившиеся до него звуки не имели ничего общего с перестрелкой и войной. Хорошие, мирные звуки.
    Он так много странствовал, так долго блуждал по послевоенному бездорожью – и вот куда его в конце концов занесло. На много лет в прошлое. Благодаря машине времени, скрытой в неказистом корпусе дозиметра.
    Впрочем, сейчас она бесполезна. Путешествия в прошлое возможны только там, где мощные ядерные взрывы привели к возникновению особых аномалий, «разломов» в пространственно-временной ткани. Вот и пришлось ему пробираться через искорёженную войной страну, чтобы добраться до Москвы, где взрывы были самыми мощными и многочисленными, а разломы – самыми глубокими. И теперь стрелка детектора, определявшего их присутствие, стояла на нуле. Разлом, которым воспользовался Серый, относительно его теперешнего нахождения не существует – потому что война ещё не началась.
    И, если Серый выполнит задание до конца – не начнётся.
    Он шагнул к двери и провёл рукой по холодному металлу, отыскивая замок. Да, ему сильно повезло, что первый же встреченный разлом оказался не только глубоким, но и удачно расположенным. Внезапно появившись средь бела дня посреди людной улицы, он бы наверняка привлёк к себе внимание. А этого допускать нельзя.
    И с той девушкой ему повезло. Почему Рина решила ему помочь? И откуда...
    Сзади дохнуло порывом жаркого ветра. Серый обернулся – и увидел, как в воздухе пылают крошечные искры, будто чья-то рука подбросила вверх пригоршню светящейся пыли. Искорки собрались вместе; сияние усилилось, обрисовав контуры человеческой фигуры, и вдруг исчезло. Но фигура осталась.
    Сквозь запахи мочи, краски, горячего металла и какой-то еды до него донёсся узнаваемый аромат.
    – Надо же, получилось, – произнёс знакомый голос. – У тебя как, всё нормально?
    Ну и дела – у Рины есть своя машина времени. Чего только девушки не носят в сумочках.
    – Как заново родился, – ответил Серый. Он наконец-то нащупал выступ с кнопкой, нажал её и распахнул дверь, непроизвольно напрягшись в ожидании выстрела. Но стрелять было некому. То, что ему открылось, совсем не походило на картину тотального разрушения, виденную всего лишь несколько минут назад – согласно его, так сказать, личному времени.
    Тепло... необычно тепло. И свет. Много света. И краски. Запахи, звуки – всё другое, незнакомое. Серый родился уже после войны. Он не застал всего этого.
    Они вышли наружу, жмурясь и недоверчиво озираясь по сторонам.
    – Поверить не могу... – девушка склонилась, рассматривая большие жёлтые цветы, высаженные у скамейки, в то время как внимание Серого привлёк ярко-красный автомобиль. Неподалёку стоял гараж, целый и новенький. Мимо прошла женщина в пёстром платье, катившая коляску с легко одетым ребёнком.
    – Вот уж действительно: что имеем – не храним, потерявши – плачем, – Рина коснулась цветка и тут же убрала руку. – Точнее и не скажешь.
    – Да уж. Но всё ещё можно исправить.
    Рина заглянула ему прямо в глаза. Серый ответил ей таким же пристальным взглядом, зная, впрочем, что ему не удастся проникнуть глубже, в самую суть, прочитать скрытые мысли.
    И поэтому им нельзя идти вместе.
    Возможно – да почти наверняка, – у Рины то же задание, что и у него. Но он не имеет права рисковать. Мало ли что... А вдруг её цель – спокойно переждать войну в безопасном месте и затем, вооружившись знаниями и техникой будущего, захватить власть в каком-нибудь крупном городе. Что ни говори, а чужая душа – потёмки.
    Кроме того, никто до конца не знает, как разрешаются темпоральные парадоксы. И Серый, и Рина ещё не родились; что с ними произойдёт, если ход истории изменится? Мало ли как сложится судьба их родителей, если война не перетасует выживших. Рина не может не задумываться – что если серьёзное изменение истории попросту сотрёт её, вычеркнет из пространства-времени? Серый готов к этому. А она?
    Однако прежде, чем он подобрал нужные слова, девушка кивнула:
    – Да, можно. Думаю, ты справишься. Если что – я буду на подхвате.
    Надо же – будто мысли читает. Ай да девчонка...
     
    Довоенная жизнь ошеломляла. Серый тщательно готовился к заданию, просматривая фильмы и фотографии, но тогда это всё казалось каким-то нереальным. А теперь – оно здесь, рядом.
    Больше всего удивляло отсутствие явного, видимого страха. В его мире-времени люди постоянно чего-то боялись: солдат, бандитов, радиации, эпидемий, мутантов... А здесь все держатся спокойно, не шарят пугливыми глазами по сторонам, не падают наземь, заслышав резкий звук. Ещё странность – витрины магазинов и ларьков буквально ломятся от ярких, разноцветных товаров, но прохожие на них и не смотрят. Видать, привыкли.
    Серый понимал, как сильно выделяется из толпы. Но замаскироваться даже не пытался. Наоборот – он шагал уверенно, спокойно, с невозмутимым лицом. Оказавшись перед ним, встречные прохожие отводили взгляд и отступали в сторону. Они уже знали, что от подобных типов одни неприятности.
    Проведя здесь совсем немного времени, Серый и сам успел встретить нескольких парней, очень похожих на него. Такие же одиночки в пёстрой толпе. Совсем юные, но выглядящие гораздо старше своего возраста. В армейском камуфляже или чём-то подобном. Ветераны, успевшие повоевать в Украине, Чечне, Грузии, Армении, Сирии, – и не нашедшие себя в мирной жизни. Их боль, страх и гнев, тлеющие в глубинах запавших глаз, могли в любой момент вырваться наружу вспышкой безумной и беспощадной ярости. А поскольку они нередко прихватывали с собой оружие...
    Даже полицейские, проверяющие документы у всех подряд, давно решили: на этих молодых парней с глазами стариков лучше не обращать внимания. И пусть начальство стучит кулаком по столу, требуя повысить бдительность на двести процентов – плевать. В случае чего – не оно будет валяться с пулей в животе, пытаясь не истечь кровью до приезда «скорой». И ладно бы только стреляли, а то ведь могут и гранату кинуть – случаи уже были.
    Впрочем, не составляло труда заметить, что и у обычных людей не всё ладно. Повсюду ощущалась озабоченность, даже озлобленность, прорывающаяся наружу то выкриком пенсионера у ларька: «Да чтоб они там все передохли, в этом правительстве!», то шепотком за спиной в метро: «Я и говорю – валить отсюда надо, хоть в Африку...» Наложенные на страну санкции и непрерывные войны истощали экономику, развеивая патриотический угар.
    Но если Серый не справится с заданием – все эти проблемы покажутся сущей ерундой.
    Он вышел из подземного перехода и оглянулся по сторонам. Да. Именно здесь. В той стороне, за стройкой – площадь, от неё слышится многоголосый гул возбуждённой толпы. А тут, через дорогу, – несколько новых башен-многоэтажек.
    Надо поторапливаться. Ядерная война начнётся не сегодня и не завтра, но чтобы предотвратить её, у Серого есть лишь несколько часов. Впрочем, сильно спешить тоже не стоит. Нужно придерживаться плана.
    Серый свернул в проход между домами. Гул толпы доносился и сюда.
    Собравшиеся на площади люди крепились долго. Они поддерживали президента и правительство, когда экономические войны с соседями переросли в настоящие. Поддерживали, когда слабела валюта и рушились банки. И даже когда начались перебои с едой, а под секретные кладбища для солдат стали отводить землю десятками гектаров. Люди надеялись, что всё закончится триумфальной победой. И терпели.
    Но вот терпение закончилось.
    И очень скоро к собравшимся явится президент. Сам, лично. Не по телевизору. Вопреки настояниям охраны. Потому что придворные аналитики, обычно поддакивающие любому его слову, сейчас в один голос скажут: иначе нельзя. Если не выйти, не успокоить народ, люди придут к нему сами. Где бы он ни прятался. И одними красивыми словами он уже не отделается. А если встретиться с народом и просто поговорить – без всякого официоза, по-человечески, – тогда, глядишь, всё и образуется.
    И когда президент поднимется на трибуну – раздастся роковой выстрел. Который изменит историю сильнее, чем убийство эрцгерцога Фердинанда или залп «Авроры». Тысячи лет развития цивилизации сгорят в испепеляющем жаре ядерного пламени.
    Если кое-кто не вмешается.
     
    Неспешным шагом Серый обошёл новенькую высотку и направился к входу. В руке он нёс большой кулёк, набитый покупками из соседнего супермаркета. Пожилая женщина, вынимавшая из сумочки магнитный ключ, бросила на незнакомца подозрительный взгляд. Широко усмехнувшись, Серый приподнял кулёк, из которого торчали два французских багета, веник и палка колбасы – мол, я не вор и не наркоман, живу я тут. Женщина кивнула и распахнула дверь, слегка придержав её.
    Серый подождал, пока она не сядет в лифт. Затем воспользовался второй кабиной, чтобы подняться до середины здания. Ещё несколько этажей он прошёл пешком, быстро и бесшумно.
    Вот и нужная квартира.
    Поблизости никого нет. Всё тихо.
    Серый подошёл к двери. Сосредоточился. И начал вслушиваться, напрягая свои улучшенные чувства до предела. Еле уловимые скрипы, стуки и шорохи постепенно складывались в цельную картину.
    Двое. Один в дальней комнате с дверью на балкон. Второй только что вышел из другой комнаты. Прошёл по коридору на кухню.
    Зазвонил мобильный. Должно быть, последняя проверка готовности. Объект уже на подходе.
    Ну что ж...
    Серый вынул отмычку. Замок оказался обычным, без сюрпризов. Засовов или чего-то вроде этого не было. Впрочем, они бы его не задержали. Серый бесшумно проскользнул внутрь, не переставая отслеживать перемещения парочки киллеров.
    Второй направился обратно в коридор. Судя по звуку шагов, он нервничал, но успешно с этим справлялся. Чувствуется – бывалый.
    Выступив из-за угла, Серый резко ударил его костяшками пальцев под дых, для верности добавил ребром ладони по шее и мягко опустил тело на паркет. Один готов.
    Первый, ни о чём не подозревая, расхаживал по комнате – три шага влево, три вправо...
    Серый прошёл в конец коридора, нащупывая в кармане бильярдный шар, набором которых он обзавёлся в супермаркете. Полезная вещь, если уметь ими пользоваться.
    Услышав шаги, первый киллер обернулся и открыл рот, собираясь что-то сказать... но тяжёлый шар, пущенный меткой рукой, врезался точно в середину лба. Парень свалился, не издав и звука.
    Вот и всё.
    Быстро, но тщательно осмотрев квартиру, Серый притащил обоих «исполнителей» в комнату с балконом и накрепко спутал им руки и ноги, напоследок завязав глаза. Оба были в отключке, но скоро придут в себя. Убивать их не стоило – ещё пригодятся.
    Возле распахнутой двери, ведущей на балкон, стояла высокая тренога с укреплённой наверху снайперской винтовкой. Серый оценил качество: надёжная штука.
    Доносившийся с площади шум стал тише – наверно, народу сообщили, что Сам вот-вот появится. Возмущение и гнев сменились радостью – добились! победили! Вот сейчас он нам за всё ответит! Кто-то молча ждёт, кто-то проталкивается вперёд, снова и снова повторяя про себя заготовленные вопросы...
    Один из киллеров зашевелился, застонал.
    – Лежи тихо, – прикрикнул Серый.
    Хорошо подготовились ребята, основательно. Да сплоховали.
    Выстрел не убил президента. Пуля угодила в голову, но скользнула между сводом черепа и поверхностью мозга, выйдя с другой стороны. Бывает. Даже врачи больницы, куда спешно доставили Самого, поначалу не верили, что он выживет.
    А он выжил. И даже пришёл в себя гораздо быстрее, чем ожидалось. И прямо там, на больничной койке, дал подробное интервью. Где убедительно разъяснил, что за покушением стоят иностранные разведки, а помогают им подлые, всё ещё недобитые внутренние враги. Которые вконец изведут русский народ под корень, если сейчас, немедленно, не дать им отпор.
    И тут же, под бурные аплодисменты, отдал приказ о начале новой войны. Ядерной. Со всем миром.
    Сзади опять послышалась возня.
    – Лежи-лежи, халтурщик. Придётся за тебя твою работу делать.
    Парень недоумённо затих.
    Серый приник к окуляру.
    Поле зрения заслоняла громадина строящегося здания. Оружие целилось в правое крыло, затянутое сверху донизу пластиковым покрывалом с яркими рекламными надписями. С площади квартиру не видно, поэтому президентская охрана не обратит на неё внимания. И площадь отсюда не видать – но он изучил последовательность событий посекундно, поэтому хорошо знал, что там сейчас происходит.
    Волнуется, колеблясь, человеческое море. Вереница чёрных лимузинов подкатывает к трибуне. Распахиваются дверцы. Между рослыми охранниками и почтительными сановниками шагает невысокий человек, на которого устремлены все взгляды. Тишина...
    Внезапно огромное полотнище поползло вниз. Мало кто на площади это заметил – подумаешь, ерунда какая. Не до того сейчас.
    И сквозь обнажившуюся клетку бетонно-металлического каркаса Серый увидел всё своими глазами. Собравшийся народ. Трибуну. И человека на ней. Того самого.
    Казалось, время застыло. Серый вдруг ощутил себя частью всего, что его окружало. Он будто слился с винтовкой, зданиями, улицей, небом... И целью.
    Президент сделал ещё шаг. Остановился. И, как бы завершая это движение, Серый нажал на спуск. Звук выстрела ещё не успел толкнуться в уши, а он уже ощутил, что попал. Точно в сердце. Так надёжней – головы у политиков твёрдые, непрошибаемые.
    Покачнувшись, президент начал падать – в этом состоянии Серому казалось, что всё происходит очень медленно. Он послал вдогонку ещё одну пулю. Снова попал.
    Крестик прицела скользнул по застывшим лицам стоящих рядом людей. Некоторых Серый узнал. Вот министр обороны – скорее уж нападения, поскольку приказ начать войну он выполнит не раздумывая.
    Винтовка плюнула огнём.
    А вот – один из вернейших слуг, ответственный за идеологию. За непрерывную, вездесущую пропаганду, призывающую ненавидеть, убивать, завоёвывать...
    И этому в новом мире делать нечего.
    В поле зрения попало смутно знакомое лицо – растерянное, испуганное. Кто это? Остался ещё один патрон, но... Неважно. Хватит.
    Серый направился к выходу. Проходя мимо парочки киллеров, он ослабил верёвки – так, чтобы парни распутались через пару минут. Пускай отвлекут полицию. И заодно возьмут покушение на себя – не станут же они рассказывать нанимателям подлинную историю, выставляющую их полными неумёхами.
    Снаружи грохотали взрывы, устроенные группой прикрытия. Никакого вреда они не причинят, но шум устроят изрядный. Перепуганная толпа хлынет прочь, давая возможность затеряться среди людей и уйти незамеченным. Что он и сделает.
    Задание выполнено.
     
    Они встретились в парке, на заранее условленном месте.
    Солнце светило ярко, но не жгуче, лаская землю приятным теплом. Зеленела листва, неторопливо прохаживались хорошо одетые люди.
    – Я тебя страховала, – Рина откинулась на спинку скамейки, подставив лицо золотистым лучам. – Его бы живым до больницы не довезли.
    Серый молча кивнул.
    На газете, торчащей из мусорной урны, виднелся портрет нового правителя страны. Пока – лишь исполняющего обязанности, но с этим всё уже ясно. Он нравился всем, поскольку выражался красиво, но осторожно. Прежнее руководство, мол, допустило некоторые перегибы, а нынешнее ни о чём больше не мечтает, кроме мира с соседями, дружбы с НАТО и снятия санкций.
    Именно это лицо Серый видел тогда в перекрестье прицела.
    Значит, не зря пощадил. Или зря?
    – А что, если война всё равно начнётся? – высказал он то, о чём задумывался не раз.
    Рина пожала плечами.
    – Так мы и не нанимались спасать мир, как герои комиксов. Мы дали людям шанс. Пусть они сами постараются не упустить его.
    Что ж, всё верно.
    – Неплохо ты справился. Чувствуется стиль.
    – И у тебя. Где работала?
    – Это... долго объяснять. Да и какая разница? Всего этого больше нет.
    И вправду. Нет войны, нет разрухи, нет пославшей его организации... Он свободен. Может идти куда хочет. Тем более что его не забыли снабдить номерами банковских счетов, владельцы которых даже не заметят, что оттуда пропала приличная по меркам нормального человека сумма.
    Куда же он пойдёт?
    – А ты... – он запнулся, с трудом продолжив, – куда собираешься?
    Рина открыла глаза. Они показались сияющими, как солнце.
    – Не знаю. А ты?
    – Куда-нибудь. Но... Давай вместе, а?
    Прошла секунда. Другая. А потом узкая ладошка легла в его загрубевшие пальцы.
    – Давай.

  Время приёма: 22:44 17.10.2015