06:45 04.11.2018
Поздравляем победителей 47-ого конкурса
1 AuthorX aj009 Заради малого
2 Нарут aj001 Экипаж отшельника
3 ЧучундрУА aj018 Інший бік


22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: minimara Количество символов: 30559
31. Война за мир. Предложение, от которого нельзя отказаться. Финал
рассказ открыт для комментариев

u022 Экипаж «Фатума»


    Лес был красным. Красный мох под ногами, красные травянистые кустарники с длинными мясистыми листьями. Красная листва на деревьях.
    Бежать по лесу нужно быстро, размеренно, стараясь сохранить силы как можно дольше, чтобы убежать как можно дальше. Два шага – вдох, два шага – выдох. Можно не бояться, что собьёшься с пути – тропка не просто нахожена – набегана! Скольким же пришлось тут вот так же?..
    Два шага – вдох, два шага – выдох. Мох пружинит под ногами, облегчая бег. Но не стоит сильно на него полагаться – сухие ветки, кочки, ямы – гарантированное растяжение, вывих или перелом. Сможешь ли добежать до границы леса?
    Два шага – вдох, два шага – выдох. Сознание почти не участвует в беге. Красный цвет. Цвет страсти. Цвет крови. Цвет бога войны. И мне не место в этом лесу!
    Два шага – вдох, два шага – выдох… Три летающих шара, подарили мне с утра: красный, синий, голубой – выбирай себе любой!..
    Красный шар выбрали за меня.
    
    
    Мама Одетты мечтала, что её дочь станет прима-балериной, поэтому, Одетта занималась танцами. Папа считал, что дочь должна быть носительницей семейных добродетелей и хранительницей домашнего очага. Он записал её в женскую школу, где обучали ведению домашнего хозяйства, готовили к материнству, уходу за детьми. Сама же Одетта мечтала бороздить просторы космоса, открывать новые миры, бороться с космическими пиратами. Но она понимала, что стать космонавтом будет ой как не просто! Женщин брали с большой неохотой и только после рождения второго ребёнка.
    Правда заключалась в том, что после вторых, а то и сразу после первых родов у женщины пробуждался материнский инстинкт. А потом, когда дети подрастали, лет претендентке становилось много, и космос закрывался для неё навсегда.
    Одетту такое положение вещей не устраивало совершенно.
    Поэтому она решила угнать звездолёт. Переоделась мужчиной и пробралась на космодром. Понятно, что половую принадлежность легко определит самый завалящий ДНК-скан, и маскарад был рассчитан только на людей. Но в том и заключается весь авантюризм ситуации – люди слишком привыкли доверять электронике!
    Комбинезон с био-загрязнениями – униформа техника, запачканные органикой руки и – вуаля! сканер не смог определить, а оператор – поставленный специально для таких ситуаций… что поделаешь – человеческий фактор.
    На корабле Одетта сменила комбинезон на скафандр и столкнулась с первой неожиданностью – скафандры шили на мужчин и совершенно не учитывались некоторые особенности женской фигуры. И если на попу Одетта скафандр натянула, то с грудью возникли проблемы.
    Но, какая женщина, при большом желании, не сможет влезть в платье на пару размеров меньше, чем она носит?! А желание Одетты летать было очень большим!
    В детстве, набегавшись по стадиону, Одетта падала на траву и смотрела в небо. Она представляла, как звёздный ветер обтекает её корабль, электромагнитные бури выводят из строя всю электронику, но смелая космонавтка спасает корабль и летит дальше, в объятия сверхновой, фиксирует параметры взрыва, фотографирует. Снимки разбушевавшейся звезды получаются великолепными! А потом, на волне сброшенной звёздной оболочки покидает опасную зону. Потрёпанный бурей, и обожжённый сверхновой корабль захватывает неожиданно возникшая на пути чёрная дыра, и космонавтка проявляет сверхчеловеческий интеллект для освобождения. И, как заслуженную награду, находит необитаемую планету, прекрасную, как сама Земля!
    Одетта долго готовилась к этой авантюре. Она прочла кучу книг по космонавтике, которые нашла в электронной библиотеке, множество статей, что лежат в открытом доступе, просмотрела несчётное количество роликов о полётах первых космонавтов. Полёт Юрия Гагарина она знала до секунды и сколько раз мечтательно произносила: «Поехали!» Про современников же видео почти не снимали – теперь это обычная работа. Даже странно, что когда-то каждый почти ребёнок мечтал быть космонавтом. Теперь – что водитель авиатрамвая, что водитель звездолёта… Вот только женщин ни туда, ни туда не берут.
    Одетта, затянув шнуровку, застегнув все молнии и застёжки, закрепив гермошлем и перчатки и наполнив скафандр воздухом, вошла в рубку. Она подошла к пульту управления и включила бортовой компьютер.
    Приятный женский голос раздался внутри гермошлема:
    – Вас приветствует бортовой компьютер. Меня зовут Одиллия. Назовитесь, пожалуйста.
    Одетта знала, что именно так и будет, но всё равно вздрогнула от неожиданности. От страха у неё ослабли колени. Стоять стало тяжело, и Одетта опустилась в пилот-ложемент. Но сомнения её были недолгими – если уж взялась угонять звездолёт, так угоняй! Или незачем было и браться…
    – Здравствуй, Одиллия. Я твой новый капитан Одетта. Готовься к срочному старту. Никого оповещать не нужно. Просто взлетаем и всё!
    – Мне нужно подтверждение, – ответила Одиллия и на мониторе появилась надпись: «Разрешить внести в программу изменения?»
    Одетта нажала «да». Она боялась, что сейчас компьютер начнёт запрашивать коды и пароли, которых у неё не было. Но всё произошло просто и буднично. Одиллия сказала:
    – Изменения приняты. Перейти на ручное управление?
    – Нет! Стартуй сама! – испугалась Одетта.
    – Готовность к старту пять минут, – и на экране появилась заставка «Заповедное озеро».
    Одетта застегнула привязные ремни. Сердце её колотилось с бешеной силой, казалось, сейчас выскочит из груди! Вскоре появилась вибрация, навалилась тяжесть… сильнее… ещё сильнее… И натянутые до предела нервы отпустило – процесс взлёта стал необратимым.
    Потом привязные ремни толкнулись в грудь, и Одетта почувствовала, будто куда-то всплывает. Ощущение верха и низа потерялось. Появилось безотчётное желание за что-то держаться, чтобы не уплыть. Одетте казалось, будто она висит вниз головой, а горизонт Земли, который просматривался в обзорный экран, проплывает где-то под ней.
    – Капитан, – послышался бархатный голос бортового компьютера, – мы на круговой орбите. Диспетчерская запрашивает данные нашего маршрута.
    – Передай: курс на Денеб, альфу Лебедя. Срочный груз. И… поехали?! – с замиранием сердца произнесла заветное слово Одетта, стараясь не двигать головой, чтоб не спровоцировать тошноту.
    Одетта, конечно, не в первый раз была в невесомости, но всё равно организму требовалось некоторое время на адаптацию.
    – Капитан, диспетчерская не подтверждает курс и просит уточнить вашу личность.
    «Вот оно! – подумала Одетта – Но кто не рискует, тот не летает к звёздам!»
    – Одиллия, передай в диспетчерскую: если они хотят разбираться с карантинной полицией, то пусть задерживают и досматривают корабль. Или пусть не мешают. Груз срочно ждут в системе Денеба.
    В эфире повисло молчание. Одетта выдержала минуту. Но чего ей эта минута стоила! Потом нарочито спокойно сказала бортовому компьютеру:
    – Одиллия, полетели.
    Диспетчерская молчала.
    Релятивистские двигатели включились на разогрев. Вес начал потихоньку возвращаться. Появился тонкий гул, говорящий о том, что мощность р-двигателей растёт.
    Диспетчерская молчала.
    Одетту снова начало вдавливать в кресло. Гул усилился. Появилась небольшая вибрация.
    Диспетчерская молчала.
    – Корабль к переходу готов, – сообщил бортовой компьютер. – Переход по счёту ноль. Начинаю обратный отсчёт: десять, девять, восемь…
    Диспетчерская всё ещё молчала…
    – …три, два, один, старт…
    Толчок, и мир вывернулся наизнанку.
    Одетта, пытаясь сохранить самосознание, ликовала – теперь её не смогут остановить! И вернуть будет очень не просто!
    
    
    Два шага – вдох, два шага – выдох. Лес кажется бесконечным. Красный цвет становится привычным. Страх притупляется. Притупляются и все остальные чувства.
    Ты бежишь целую вечность, а лес всё никак не заканчивается. Ты уже не помнишь куда бежишь, зачем бежишь, от чего?.. Имеет значение только бег. Два шага – вдох, два шага – выдох.
    И тогда ты начинаешь видеть лес.
    Вдоль тропинки стоят не деревья с красной листвой. Это смотрители в красных одеяниях. Ты бежишь, а они смотрят. Два шага – вдох, два шага – выдох. Два твоих шага – их вдох, два твоих шага – их выдох. Ты слышишь, как они дышат. Ты слышишь, как стучат их сердца. Ты слышишь, как они переговариваются…
    Эй, ты, детка, посмотри, мы пускаем пузыри. Красный, синий, голубой – выбирай себе любой!
    Это ложь! Других цветов не существует. Во всём мире остался только красный.
    
    
    «Капитан, капитан, проснитесь. У вас заканчивается кислород. Капитан, откройте шлем. Капитан, проснитесь!», – слышалось издалека, словно из-под толщи воды…
    Одетта открыла глаза. Сквозь стекло гермошлема был виден обзорный экран. На нём – звёзды. Одна – намного больше других. Значит, переход закончился…
    «Капитан, капитан, вы меня слышите?», – настойчиво звучал голос, не позволяя Одетте уплыть, раствориться в небытие…
    Одетта рефлекторно вздохнула. В грудь толкнулось беспокойство. Она вдохнула ещё раз. Беспокойство переросло в панику – дышать было нечем. Одетта забилась, попыталась сорвать гермошлем, но перчатки скользили, и девушка никак не могла вспомнить, как открывается замок. Бред какой-то…
    «Капитан… Г´ерр Зигфрид, помогите капитану. Откройте гермошлем…»
    «Г´ерр Зигфрид? Какой г´ерр… ? Где я?», – пронеслось в голове Одетты.
    Но и эти, и другие мысли уже уплывали, сознание меркло.
    Последним видением Одетты был склонившийся над ней человек.
    
    Первое, что Одетта осознала – запах. Пахло кофе. Тёплым металлом, наэлектризованной пылью и кофе… Следующее осознание – она свободно дышит. Находится на корабле. Сила тяжести нормальная. Звезда на обзорном экране стала больше. Но, было что-то… был кто-то… какой-то…
    – А, очнулась? – прозвучал рядом мужской голос.
    Одетта попыталась повернуться, и в голову ударила острая боль.
    – Тише, тише, не вертись, – в поле её зрения вышел молодой мужчина, истинный ариец. Высокий, широкоплечий, светлокожий, светловолосый, голубоглазый.
    – Это ж надо додуматься идти в переход в скафандре? Да продлись он на три-четыре минуты дольше, или не окажись рядом меня, и всё, голубушка, отлеталась!
    Одетта попыталась встать, но боль полыхнула с новой силой, и девушка со стоном легла обратно.
    – Я ж говорю, не вертись. Полежи чуть-чуть. Сейчас пройдёт. Кофе хочешь?
    Одетта едва заметно кивнула.
    Молодой человек аккуратно приподнял голову девушки и поднёс к её рту тёплый пластиковый стакан с дымящимся кофе. Возможно, дома Одетта и не стала бы это пить, но здесь и сейчас даже такой кофе был очень кстати.
    Напоив девушку, молодой человек развернул кресло второго пилота так, чтобы Одетта его хорошо видела, и сказал:
    – Ну, а теперь давай знакомиться. Я Зигфрид. Техник-электронщик.
    – Одетта.
    – Куда летим?
    – Денеб…
    – Про Денеб я знаю. Одиллия сказала. Я спрашиваю, куда летим? С нарушением всех инструкций и техники безопасности, без экипажа, без груза?
    Одетта мучительно соображала, что ответить. Она совершенно не была готова к такому повороту событий. До сих пор она думала только о том, чтобы угнать звездолёт. И совершенно не задумывалась, что потом с ним делать. И уже совсем не ожидала, что посреди космоса кто-то появится на борту. А может, это глюки?.. Может, никого на корабле и нет больше?!
    Одетта собралась с силами и спросила:
    – Ты откуда взялся?
    – На ходу заскочил, разумеется! – засмеялся Зигфрид. – Смотрю, хорошенькая девушка в скафандре задыхается. Думаю: надо бы спасти принцессу!
    – Какую принцессу?
    – Тебя, конечно!
    – Я не принцесса.
    – Это радует. Однако, я не услышал ответов на свои вопросы.
    Одетта закрыла глаза. Нужно было собраться с мыслями, но голова всё ещё болела. Выиграть бы как-нибудь время и разобраться в ситуации! И Одетта решила использовать проверенный приём:
    – Карантинная полиция…
    Зигфрид, вместо того, чтобы испугаться, расхохотался. Одетта вспыхнула и обиделась. Да кто он такой! Взялся неизвестно откуда, да ещё смеётся!
    Карантинной полиции боятся все! С тех пор, как звездолёты стали активно бороздить космические просторы, посещать другие планеты, с тех пор, как люди выяснили, что они не одиноки во Вселенной, карантинная полиция стала главным институтом сохранения человека, как биологического вида. Словосочетание «Карантинная полиция» для многих жителей Вселенной означает безусловный закон! И тут какой-то г´ерр Зигфрид смеет смеяться!
    Одетта задохнулась от праведного гнева и постаралась всем своим видом показать, что она не намерена разговаривать с этим ничтожным человеком.
    Насмеявшись вдоволь, Зигфрид миролюбиво заметил:
    – Ладно, детка, не злись. Карантинная полиция тут, конечно, не причём. А вот меня ты едва не угробила. Работаю я, понимаешь, над настройкой внутренней связи, и вдруг – корабль взлетает! Только и успел, что устроиться поудобнее. Взлетели, ага! Только собрался выяснить: что происходит? Почему не включена гравитация? Как объявляется пятиминутная готовность! Хорошо, что хоть сюда успел!
    Одетта готова была провалиться сквозь… дно корабля. Но тут Зигфрид добил её:
    – Ты что, угнала звездолёт?..
    Одетта, как смогла, выказала презрение и, насколько получилось, отвернулась, всем своим видом показывая, что она не намерена обсуждать свои действия с этим человеком.
    Зигфрид посмеялся ещё и повернулся к обзорному экрану:
    – Одиллия, доложи обстановку.
    Мягкий голос компьютера посыпал множество цифр и слов, которые Одетта совсем не поняла. Она слушала их и внутри неё росла паника. Нужно было срочно что-то делать, иначе этот г´ерр вернёт её домой.
    
    
    Когда Одетта только-только стала девушкой, отец определил её в женскую школу, где преподавали кулинарию, ведение хозяйства, уход за детьми и понемногу – математику, письмо, литературу, историю, естественные науки. Здесь готовили первоклассных жён и матерей!
    Вскоре школу посетили высокие гости – первые покорители соседней галактики. Благодаря изобретённому релятивистскому двигателю, который позволял кораблю многократно: в сто, в двести раз превысить скорость света, люди впервые вышли за пределы нашей родной галактики Млечный Путь. Они долетели до соседней галактики и вернулись обратно.
    По случаю приезда гостей уроки отменили. Школа была украшена цветами, воздушными шарами, флагами. Все девушки в парадной форме – тёмно-синяя юбка, белая блузка и чёрный галстук с кожаной заколкой – выстроились. Мимо них, по красной дорожке под торжественную музыку прошли гости: двое мужчин и женщина – экипаж славного «Фатума», первого корабля с р-двигателем.
    Одетта во все глаза смотрела на женщину-космонавта. Среднего роста, не сказать, чтобы очень красивая, но уверенная в себе и такая… живая! Кассандра Норс – выпускница той же школы, в которой училась теперь Одетта. Кассандра держалась с достоинством рядом со своими коллегами-мужчинами.
    Одетта смотрела на Кассандру с восторгом и мечтала, что когда-нибудь она так же пойдёт по красной дорожке и ей тоже окажут уважение.
    Учителя и директор улыбались. Директор в своей речи сказал, что он гордится выдающимися успехами знаменитой космонавтки и её верой в идеалы. Вручили гостям цветы и подарки и проводили на трибуну. Девушки тем временем быстро переоделись и показали гостям представление: спортивно-хороводные танцы – девушки в одинаковых белых коротких платьях, вышли на стадион и исполнили несложные, но слаженные танцевальные движения. Девушек в этой школе учили быть женственными.
     Несколько дней после приезда гостей Одетта витала в облаках, пока учительница по кулинарии не нашлёпала её розгами по рукам за то, что девушка не вымыла их, прежде чем начала резать хлеб.
    Наказание вернуло Одетту на грешную землю и заставило запрятать мечту о звёздах глубоко в душу. Переломный момент наступил неожиданно. На уроке математики речь зашла о космосе. И учитель, который всего несколько дней назад вручил Кассандре Норс огромный букет, с возмущением сказал, что такая слава для их школы сомнительна и что это – пятно на репутации школы. Что женщины мечтают быть жёнами и матерями, а не болтаться неизвестно где. Хороший дом, любимый муж и счастливые дети должны быть ближе её сердцу.
    Одетта возмутилась его лицемерию. Вот тогда она и начала, скорее в протест, читать о звёздах, смотреть старинные ролики, самостоятельно изучать всё, что касалось космоса.
    Она узнала, где стоит «Фатум». План угона звездолёта был дерзким, и если бы Одетта подумала над ним хоть чуть-чуть, то он никогда не был бы воплощён в жизнь. Девушка не думала о том, что будет после. Главное – взлететь, а там – хоть трава не расти!
    
    
    Одетта поднялась. Голова полыхнула от боли, но девушка выпрямилась и расправила плечи и, стараясь, чтобы голос прозвучал уверенно, сказала Зигшфриду:
    – Никто не смеет хозяйничать на моей кухне! – а потом обратилась к бортовому компьютеру, – Одиллия, говорит капитан. Приказываю заблокировать ввод данных и корректировку курса до моего специального распоряжения.
    – Слушаюсь, капитан, – мягко ответил компьютер, и на мониторе вновь появилась заставка «Заповедное озеро».
    Зигфрид обернулся и удивлённо посмотрел на девушку, будто впервые увидел её. Как она могла чего-то заблокировать?! Или, действительно у неё есть какие-то права? Но тогда она должна понимать, к чему может привести блокировка систем управления звездолётом! Однако, судя по всему, она ничего не понимает!
    – Ты!.. – пока Зигфрид подбирал подходящее слово, Одетта демонстративно развернулась и вышла из рубки.
    
    
    На котором часу бесконечно тянущегося бега ты замечаешь, что деревья в лесу не стоят? Они живут своей жизнью, ходят, куда хотят. Самые любопытные выстраиваются вдоль тропинки и смотрят, как ты бежишь.
    Они смотрят и недоумевают: почему ты всё ещё бежишь?! Одни подставляют корни, в надежде, что будет весело или что всё закончится, и жизнь потечёт своим чередом. Другие просто смотрят и ждут: что будет дальше?
    И ты тоже думаешь: что будет дальше? А пока: два шага вдох, два шага – выдох.
    Ты начинаешь различать фигуры деревьев. Вон та – явно женская – какие тонкие ветви-волосы! А этот – скорее всего мужик – крепкий, кряжистый!
    А ещё, ты начинаешь узнавать некоторые деревья. Они встречались тебе раньше. Здесь. В этом лесу. На этой тропинке. Бесконечное время назад. И ты начинаешь думать о том, что надо бы поздороваться… Два шага – вдох, два шага – выдох. В следующий раз обязательно!..
    Ехал черт на бочке и считал цветочки: красный, синий, голубой – выбирай себе любой. Я, может, и выбрала бы другой, но вокруг только красный.
    
    
    Одета первым делом провела ревизию на звездолёте. Дело в том, что из всей одежды у неё был только грязный комбинезон техника и скафандр – малой и неудобный. К тому же Одетта в нём изрядно пропотела.
    К счастью она нашла старенький, но чистый спортивный костюм с эмблемой «Фатума» - кто-то из членов бывшего экипажа оставил. Одетта с удовольствием приняла ионный душ и переоделась в чистое. Комбинезон отправила в ионную чистку, а скафандр в скафандровый отсек.
    Конечно, девушке хотелось надеть что-нибудь более симпатичное, более подходящее, но что поделаешь? Когда планировала угон звездолёта, про личные вещи совсем не подумала. А тут, в космосе нет бутика, чтобы сбегать, прикупить платье для коктейлей.
    Пока Одетта хлопотала по хозяйству, Зигфрид отправился доделывать внутреннюю связь, настройка которой была прервана неожиданным стартом звездолёта. Зигфрида не было ни видно, ни слышно. И вскоре Одетта перестала про него думать.
    Утомившись хорошенько, девушка прилегла отдохнуть и задремала.
    Проснулась внезапно от странных звуков, похожих на выстрелы…
    Испуганная Одетта поспешила в рубку и замерла на пороге потрясённая.
    Их атаковали! На обзорном экране, на фоне уже знакомых звёзд и ещё подросшего Денеба располагались стройные ряды звездолётов неизвестной конструкции. Зигфрид сидел в пилот-ложементе и, управляя джойстиком, расстреливал вражеские корабли.
    Из всех динамиков неслось непрерывное «пиу-пиу», а на обзорном экране было видно, как взрывались и исчезали корабли неприятеля. Но на месте расстрелянных – появлялись новые.
    – Что это? – прошептала Одетта.
    – «Галактика в огне», версия двадцать четвёртая, – ответил Зигфрид.
    – В смысле?..
    – Новая версия, – пояснил Зигфрид, не отрываясь от экрана и продолжая нажимать кнопки джойстика. – Какой эффект присутствия!
    – Игра что ли?
    – Крутая игра! А ты что подумала? – глянул на девушку Зигфрид.
    – Но как? На обзорном экране?..
    – Одиллия сделана человеком для удобства человека, – назидательно сказал Зигфрид. – Она удовлетворяет все духовные и почти все физические потребности, – он сделал ударение на слове «почти» и пристально посмотрел на Одетту.
    В этот момент, пропущенный вражеский звездолёт подлетел слишком близко, и единственный виртуальный защитник был сбит.
    – Чёрт! Я уже семьдесят пять тысяч баллов набрал. Теперь всё заново придётся… Какой чёрт тебя принёс?! Лезешь под руку со своими глупыми вопросами! Иди отсюда! Управлять звездолётом не даёшь, так хоть не мешайся!..
    Одетта выскочила из рубки, как ошпаренная.
    После небольшой музыкальной заставки по всему «Фатуму» снова раздалось «пиу-пиу».
    Раздражённая Одетта ушла в свою каюту, приводить себя в порядок. Она заплетала косы, когда «пиу» смолкло, и раздался отчаянный крик Зигфрида:
    – А! Чёрт! Заблокировано! Одетта! Нужно срочно менять курс! Метеор!..
    Одетта возмущённая новой выходкой этого дитяти не тронулась с места. Но не успела она уложить волосы, как сильным толчком её бросило на стену. Одетта ударилась головой и всё потемнело. То ли от боли, то ли на звездолёте погас свет…
    Пока Одетта, ползая на четвереньках, пыталась найти выход, появился Зигфрид с фонариком. Он помог девушке подняться и потащил её в рубку со словами:
    – Мы вошли в облако Оорта Денеба. Разблокируй компьютер, или нам крышка!
    Одетта упёрлась:
    – Ага! Сейчас! Чтобы ты отправил меня на Землю?
    В этот момент новый толчок сбил Одетту и Зигфрида с ног.
    – Дура! – крикнул Зигфрид, потирая ушибленный локоть. – Нужно перевести Одиллию в межпланетный режим и включить противометеорный экран. И побыстрее!
    – А разве экран не включен? – удивилась Одетта, поднимаясь с колен.
    Зигфрид сгрёб девушку и снова поволок её:
    – Мы летели в межзвёздном пространстве. Там у экрана другие параметры. Теперь нужна перенастройка.
    В рубке Зигфрид приказал:
    – Разблокируй!
    – А ты точно не повернёшь домой?
    – Точно не поверну. Разблокируй!
    – Обещаешь?
    Зигфрид готов был придушить Одетту. Но он понимал, что тогда ему однозначно не выбраться. Поэтому он глубоко вздохнул, досчитал мысленно до пяти и только после этого сказал:
    – Обещаю.
    – Честно-честно?
    Зигфрид потянулся к шее девушки, но сдержался и прохрипел:
    – Разблокируй, твою мать!
    Одетта неуверенно повернулась к бортовому компьютеру и только набрала воздуха в лёгкие, как очередной толчок выбил почву из-под ног.
    Зигфрид держался за кресло второго пилота, поэтому не упал. Более того, он успел подхватить Одетту и усадить её в пилот-ложемент.
    – Ну?! – навис он над девушкой.
    – Одиллия, говорит капитан, – произнесла Одетта и с сомнением посмотрела на Зигфрида.
    – Ну, давай уже! – взмолился Зигфрид, – Ну, пожалуйста!
    – Одиллия, приказываю всё разблокировать. Это специальное распоряжение…
    – Да, капитан, – мягко ответил бортовой компьютер. – Ввод данных и корректировка курса разблокированы. Какие будут распоряжения?
    Зигфрид, не обращая больше внимания на Одетту, сел в кресло второго пилота и пристегнулся со словами:
    – Одиллия, включи аварийное освещение, сбавь скорость до трети световой, переведи защитный экран в межпланетный режим…
    Одетта, глядя на Зигфрида, тоже застегнула привязные ремни. Гул корабля усилился, появилась вибрация. Зигфрид просматривал данные, появляющиеся на экране, нажимал какие-то кнопки. Он был сосредоточен. Движения его были точны…
    – Слишком быстро теряем скорость! Надеюсь, «Фатум» выдержит?!.. Одиллия, выведи процессы на монитор, – сказал Зигфрид.
    На мониторе поползли колонки цифр. Одетта смотрела и ничего не понимала. А Зигфрид то качал в сомнении головой, то радостно улыбался, сыпал то проклятиями, то восхищёнными возгласами. В конце концов, он ласково похлопал по панели управления и с гордостью произнёс:
    – Умеют же делать!
    Вскоре гул и вибрация стихли. Зигфрид повернулся к Одетте и насмешливо сказал:
    – Ну, что, детка? Я снова спас твою красивую попку…
    – Я тебя об этом не просила, – вспыхнув, ответила Одетта.
    Зигфрид засмеялся. Одетта поспешила покинуть рубку. Но не успела она переступить порог, как прозвучал сигнал запроса связи, и невозмутимая Одиллия произнесла:
    – Капитан, вас вызывает главный уполномоченный по особо важным делам в системе Денеба полковник Ротбарт Сваровски.
    
    
    Со второго этажа полетели три ножа, красный, синий, голубой, выбирай себе любой!
    Всё! Тропка закончилась. Не лес, а только тропка… Внезапно.
    Ты едва успеваешь остановиться. И вот уже под ногами пропасть. А там, на дне – затерянный город. Замшелый Зиккурат. Увитые красным плюшем стены, пандусы, лестницы. Заросшие красным мхом покатые крыши башенок, украшенные фиалами.
    И непроходимые заросли вокруг!
    А твоя тропка да… продолжается… на той стороне провала.
    
    
     Одетта, словно в полусне, видела, как сошла краска с лица Зигфрида. Что ж, не мудрено! Полковник Ротбарт Сваровски не последний чин в карантинной полиции. Не ответить на его вызов, равносильно самому себе подписать смертный приговор.
    – Слушаю, – ответила Одетта осипшим голосом.
    На мониторе появилось изображение мужчины средних лет, в форме, худощавого, со скупой мимикой, хорошо выбритого и лысого.
    – Капитан, говорит патрульный катер. Подготовьте стыковочный узел. Стыковка через пятнадцать минут.
    – Хорошо, – ответила Одетта. А что ещё она могла сказать?
    Сваровски отключился.
    Спустя четверть часа Одетта и Зигфрид встречали представителей Карантинной полиции. Одетта, в стареньком спортивном костюме с чужого плеча, чувствовала себя очень неуютно. Она была уверена, что полёт завершён. Ну, что ж, Она хотя бы может сказать, что она летала. И о том, что будет дальше – даже думать боялась.
    В рубку вошёл Сваровски, он был в длинном кожаном плаще. С ним – два офицера карантинной полиции, которые встали у дверей, заложив руки за спины.
    Ротбарт Сваровски остановился посреди рубки, осмотрел помещение, потом – Одетту с Зикфридом. В тот момент, когда взгляд полковника коснулся Одетты, она почувствовала себя абсолютно беззащитной. Их взгляды встретились. Одетта ощутила, будто её вывернули наизнанку и осмотрели каждый, даже самый потаённый уголок души. Через минуту ей казалось, что Сваровски знает о ней всё.
    А потом началась дуэль глазами. Одетта услышала внутри себя приказ: «Отведи взгляд!» Но, возмущённая той бесцеремонностью, с которой была просеяна и изучена её душа, мысленно ответила: «Да, пошёл ты! Нет!»
    Полковник Ротбарт Сваровски усмехнулся и потерял интерес к Одетте, а она поняла, что полковник отвёл ей место в своей иерархии. И это место не последнее.
    Потом был такой же поединок с Зигфридом. Зигфрид отвернулся.
    Ротбарт Сваровски, заложив руки за спину, прошёлся по рубке. Время тянулось. Полковник карантинной полиции был на «Фатуме» уже довольно давно, и за всё время не проронил ни словечка. Так же молча стояли у двери офицеры. Молчали и Одетта с Зигфридом.
    Одетта изнывала от неизвестности. И чтоб прекратить эту пытку, готова была уже сама отправиться домой. И когда она уже решилась, было, прервать невыносимо затянувшееся молчание, Ротбарт проговорил:
    – Да, странно легли нити судьбы. Кто бы мог подумать?
    – Полковник, – обратилась Одетта.
    Сваровски глянул на неё, и слова, готовые сорваться с губ девушки, застряли у неё в горле. Одетта хотела сказать: «Простите, я здесь случайно, так получилось…» Но в глазах полковника сквозануло презрение и девушка промолчала.
    Выручил Зигфрид:
    – Полковник Сваровски, чем мы можем быть вам полезны?
    Тень улыбки пробежала по лицу особиста, и он повторил:
    – Странно легли нити судьбы, – немного помолчав, добавил: - Значит, так и должно быть. Значит, так мы и поступим. Капитан, у нас есть задание.
    Одета растерялась. Она ждала, что её арестуют, наденут наручники и без суда и следствия сошлют в какую-нибудь страшную тюрьму. Она ведь угнала звездолёт. И не просто звездолёт, а лучший! Тот, который способен долететь до другой галактики и вернуться обратно. А тут – задание…
    – Я не капитан, – призналась девушка.
    – Капитан, – подтвердил Сваровски. – Вы назвались капитаном, и корабль принял вас, значит, вы – капитан. Так легли нити судьбы. Примите это Одетта.
    Одетта была потрясена. Она не называла своего имени полковнику. Вот что значит, карантинная полиция!
    Сваровски между тем обратился к Зигфриду:
    – Нам предстоит непростой перелёт. Корабль готов?
    Зигфрид ответил:
    – После облака Оорта кое-что нужно отладить. И мне нужно знать, куда мы полетим, к чему готовиться.
    – Поправляйте. У нас мало времени, – и обращаясь к Одетте, добавил с иронией, – Капитан, возьмёте меня в экипаж? Скажем, связистом?
    Разве могла Одетта отказать?
    Сваровски кивнул офицерам и те вышли. Потом Одетта увидела, как солдаты переносят из патрульного катера в звездолёт ящики и тюки. Работали быстро, слаженно.
    Вскоре патрульный катер отстыковался.
    Одета набралась смелости и спросила:
    – Полковник, у вас же есть хорошо обученные люди. Почему вы их не взяли? Почему решили лететь с нами?
    – Так легли нити судьбы. Одетта, вы не задумывались, почему вы выбрали именно «Фатум»?
    – Ну, это просто. Он лучший!
    – А как получилось его угнать? Вам, не обладающей никакими необходимыми знаниями?.. Как в корабле оказался талантливейший техник? Как вы вообще долетели сюда? И почему именно Денеб?
    – Повезло… Случайность…
    – Нет, Одетта. В этом мире все случайности закономерны. Вас вели нити судьбы. Дальше они поведут нас троих. Ветер Денеба усиливается день ото дня. Учёные считают, что звезда готова перейти в фазу сверхновой. А у нас на стационарной орбите лаборатория. И ни одного звездолёта, кроме «Фатума». А он подходит под наши задачи лучше любого другого. Так же, как и вы… Мы должны долететь до лаборатории, забрать груз и отвезти туда, где его ждут. Кстати, Одетта, в одном из тюков вещи для вас. Вы ведь стартовали экстренно. Времени собрать личные вещи не было. Зигфриду мы тоже кое-что привезли.
    Одетта почему-то не удивилась. Начали сбываться её фантазии: практически, сверхновая – вот она! Таинственный груз и ответственное задание. Возможно даже – опасное! Она, Одетта – капитан. И у неё есть звездолёт и команда. Причём, больше её никто не будет искать, ведь представитель карантинной полиции здесь, на борту, летит с ними.
    Казалось бы, всё позади и безумный бег должен закончиться. Но красный лес по-прежнему стоит вдоль тропы. Хочется перевести дыхание и нырнуть в голубые объятия Денеба, но лес стал гуще…
    Красный, синий, голубой. Что начертано судьбой?..
    
    
    «Синий по своим свойствам противоположность красному. Если красный побуждает к действию, то синий успокаивает и располагает к размышлению. Красный и синий – это два очень сильных цвета. Можно сказать, что красный и синий борются друг с другом: они одинакового тона, одинаковой яркости и противоположны в свойствах, вызывают противоречивые чувства.
    Совершенно другими свойствами обладает сочетание красного с голубым: если синий – это нечто абстрактное и далекое, то голубой — «высокий» и земной: голубая мечта, голубые сны, голубая каемочка, голубая кровь. В сочетании с голубым, красный становится «благородным» ( из лекции по интерьеру в женской школе).

  Время приёма: 10:07 25.01.2014