17:26 05.11.2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ!

1 Юлес Скела ag006 Павутиння Аріадни
2 Радій Радутний ag004 Під греблею
3 Левченко Татьяна ag024 Невмирущий


17:18 22.10.2017
Начался первый тур 44-ого конкурса.
Судейские бюллетени нужно отправить до 29-ого октября 17.00.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №44 (осень 17) Фінал

Автор: дг сер Количество символов: 30034
31. Война за мир. Предложение, от которого нельзя отказаться. Финал
рассказ открыт для комментариев

u025 Атомный бог


    

     
    1.
     
    Автобус стоял на обочине. Старый, обветренный, он жалобно урчал мотором и время от времени повизгивал клаксоном. Далий издали заметил, что у автобуса пробито переднее колесо. Передумав сворачивать в поля, он двинулся к несчастному.
    Тот, увидев приближающегося человека, насторожено замигал фарами. Под радиаторной решеткой пофыркивало – автобус принюхивался к незнакомцу.
    - Что, старина, потрепало тебя?
    Покрышку разворотило на славу. Далий аккуратно потрогал разгоряченные края раны. Автобус мелко затрясся; завибрировали и зазвенели мутные стекла.
    - Ну, ну, потерпи. Сейчас мы тебя полечим.
    Далий развел у дороги костер, в котелке замешал клей и взялся готовить заплатку. Позже из походного рюкзака явился на тусклый свет домкрат. Раненное колесо было промыто кипятком. Далий наложил швы. Сверху примостил получившуюся латку и залил все клеем.
    - Заживет как на собаке, - пообещал он.
    Автобус устало помигивал фарами. У него здорово поднялась температура, корпус был настолько горячим, что, прислонившись рукой, Далий тут же одернул ее.
    - Тебе бы антисептиков… Так где ж их взять!
    На всякий случай он растолок последнюю таблетку аспирина, разбавил бензином и залил смесь в бензобак.
    Спал Далий возле автобуса, замотавшись в истрепанный плащ, привычно положив под голову рюкзак. Утром он аккуратно убрал домкрат и проверил залеченное место. Колесо выглядело плохо, но, по крайней мере, автобус мог двигаться.
    - Удачи, старина!
    Собрав вещи, он закинул за спину тяжелый рюкзак и двинулся по дороге. Через несколько минут автобус догнал его и покатил рядом. Он заметно припадал на поврежденное колесо, но выглядел бодро. Далий, не сбавляя шага, похлопал громадину рядом с фарой.
     
    ***
     
    Ближе к полудню их нагнала колона танков. Автобус ломонулся вбок, но посадка шла густая, не оставляя шанса махине проломиться сквозь нее. Далий остался стоять у дороги.
    Четверка бронированных крепышей остановилась в двух шагах от смельчака. За спиной жалобно пиликал автобус, призывая убегать. Один из танков раздраженно повернул к автобусу дуло, тот обреченно взвизгнул и замолчал.
    - Ему и так досталось, - мягко сказал Далий. – Мы мирные путники. Оружия нет. Если хотите, могу вывернуть свой рюкзак.
    Танки не хотели. Вожак надменно пыхнул дизелем и двинул свою колону дальше. Вскоре грохот отдалился и на трасу опустилась тишина. Автобус осмелел и медленно, переваливаясь на кочках, выбрался на дорогу. Аккуратно прижался к человеку дрожащим боком.
    Далий задумчиво смотрел туда, куда укатили военные машины. Проговорил отстраненно:
    - Все хорошо, дружище. Все хорошо…
     
    ***
     
    От основного шоссе отходила грунтовая дорога. Через десяток шагов на ней торчал косо врытый шлагбаум, а вокруг, на деревьях были прибиты знаки, запрещающие проезд. Для машин любой дорожный знак – нерушимый закон. Если запрещено – значит ни одним колесом! Любому же человеку сразу ясно, что дальше живут люди.
    Далий не раздумывая свернул на грунтовку.
    Автобус разжег фары на полную мощность. У человека это было сродни расширенным от удивления глазам.
    - Ты подожди здесь, - сказал через плечо Далий.
    Согнувшись до земли, он прошел под красно-оранжевой трубой. Не оборачиваясь на отчаянные сигналы автобуса, зашагал по раскисшей дороге вперед. За посадкой, как и ожидалось, потянулись поля. Вдалеке стояла группка одноэтажных домов. Когда Далий подошел ближе, стал слышен рокот генератора.
    Гостя заметили.
    Из-за ближайшей хаты вышло пятеро мужчин. Несколько из них сжимали ружья, а у одного на плече болтался автомат. Далий остановился и показал пустые ладони:
    - Добрый вечер! Я простой путник и не опасен.
    - И откуда ты такой простой взялся? – хмыкнул один из мужиков.
    - Я свернул предупредить вас.
    - Предупреждай.
    Далий стащил с плеч лямки рюкзака, устало опустил тяжелую ношу на землю.
    - Здесь неподалеку танки объявились. Агрессивные, ищут кого-то… Вы лучше пока не высовывайтесь.
    Мужики переглянулись.
    - Ты видел танки и вот так спокойно об этом рассказываешь?
    Далий пожал плечами:
    - А что не так?
    - Эти бронированные твари чуют человека за километр! Где ты их видел?
    - Они обогнали меня на дороге.
    - Верно говорится, что дуракам всегда везет. Не переехали, не расстреляли, не подорвали…
    - С чего бы им меня подрывать? Если вы к ним без злобы, то и они к вам по-человечески… гм, то есть, по-доброму.
    - Знаем мы доброту машин! Здесь неподалеку агробаза. Грузовики оттуда одно время подкармливали соседский хутор. Просто сгружали жратву перед шлагбаумами. А потом, в одно прекрасное утро, примчалась самоходка и бомбила прямо через посадку и через поля, пока не расстреляла весь боезапас… Так что про доброту этих тварей ты нам не рассказывай, знаем мы ее.
    - Самоходка? – усомнился Далий. – Просто так бомбила людей? Вы плохо знаете машины, а ваши соседи, значит, не все рассказали. Скорее всего, они пытались повредить грузовики или, не дай бог, комбайны!
    Тут мужики снова переглянулись.
    - Что это ты так за железяки печешься?
    А один из них заявил:
    - Ты наверное и есть кочевник!
    Далий поперхнулся:
    - Кто?
    - Такие, как ты, бродят по этому сумасшедшему миру, помогают железякам… Только из-за вас они и живы до сих пор.
    Мужики принялись пятиться, выставив перед собой ружья и автомат.
    - Ребята, да бросьте вы. Я обычный человек. Я хотел попросить у вас воды и бензина…
    - Топай отсюда, - угрюмо сказал тот, который целился из автомата. – Скажи спасибо, что живого отпускаем!
    - Укажите хоть в какой стороне агробаза…
    - И ты сразу уйдешь?
    Далий вздохнул:
    - Сразу же.
    Отчаянные сигналы автобуса он услышал издалека. Увидав приближающегося человека, колесный старикашка радостно завертелся, с трудом помещаясь на дорожном полотне и едва не угодив в кювет.
     
    ***
     
    Комбайны готовились к зимовке. На стоянке за сеткой Рабица стояла возня, к небу вздымались черные хоботы из выхлопных труб. Несколько самосвалов с интересом наблюдали за этим, пристроившись у раскрытых ворот.
    - Ребятки, нам бы бензина, - попросил Далий. Кивнул в сторону автобуса. – Может деталей каких… Мой спутник поизносился.
    Самосвалы подумали немного и отъехали, освободив место чтобы мог проехать автобус. Насколько с ними проще, чем с людьми, - в который раз изумился Далий.
    - Спасибо, хлопцы!
    Один из автомобилей, постоянно чихая мотором, покатил впереди, показывая дорогу. Судя по всему, здесь давно не появлялся какой-нибудь добряк наподобие Далия. Не смотря на поизносившихся местных, территория была убрана и чиста, здания – целы, а склады – заполнены под завязку.
    - Хорошо держитесь, - похвалил Далий.
    Они добрались до гаражей. Первым Далий загнал на яму автобус и взялся за дело основательно. Затем погнал его на мойку. В конце концов, тот так разомлел, что даже открыл дверцы и позволил человеку зайти в запущенный салон, навести порядок и там. Только выдраив все, от задних сидений до руля, Далий остался доволен. Он вышел из гаража, протирая руки замасленной тряпкой, махнул крутящемуся у гаражей любопытному трактору:
    - Следующий!
    До глубокой ночи он возился с местными. Заправил всех под завязку, перебрал, починил, заменил перегоревшие лампы в фарах… Устало принял горячий душ и махнул автобусу заезжать на ночевку внутрь.
    В отапливаемом гараже на мягкой кушетке спалось сладко. Он уже и не помнил когда в последний раз так отсыпался.
    Утром уходили. Комбайны, кажется, уже переделили места и остались довольны. На агробазе стояла тишина. Только в воротах тихонько урчал починенным мотором постовой самосвал.
    - Хорошо здесь у вас… И почему вас люди так боятся?
    Грузовик приподнял и тут же опустил кузов – пожал плечами, если по человечески.
    Автобус первым выкатил на дорогу. Добродушно открыл двери, приглашая путешествовать быстро и с комфортом.
    Далий не стал отказываться.
     
     
    2.
     
    Путевой знак каким-то чудом уцелел. Большой железный лист потерял часть краски и едва держался на погнутых опорах, но пока что еще справлялся со своей ролью. Далий вышел из автобуса, долго смотрел на указанные маршруты, сверялся со своей картой.
    - Впереди город, старина. Большой человеческий город. А там, - он показал рукой, - заводы. Когда я был там в последний раз, они еще работали – усилиями таких, как я. Там много твоих, тебе лучше туда.
    Автобус фыркнул.
    - Зря ты ко мне привязался, - вздохнул Далий. – Но, если ты такой смелый, тогда пошли. Вдвоем путешествовать веселее!
    Сначала начали попадаться знаки. Люди ограждали свое жилье, не подпуская машины за километры. Знаки тянулись вдоль дороги, по полям, возле посадок. Автобус стал как вкопанный. Он не хотел отпускать человека, прекрасно понимая, что если тот сейчас уйдет, то назад уже не вернется, но перебороть врожденное раболепие перед дорожными знаками не мог. Правилами были пропитаны его бензиновые жилы, и вытравить их оттуда не могло ничто на свете.
    - Значит, пойдешь на поводке, - решил Далий.
    Он достал с рюкзака шарф и старый свитер, кое-как завязал автобусу фары. Посадив колесного друга на веревку, зашагал дальше.
    Дорога была плохая. Без ежегодного ремонта она растрескалась, покрылась ямами и лужами. Увидь такое безобразие каток и асфальтоукладчик, наверное их бы хватил тик. Автобус припадал на раненое колесо, шипел, но упрямо катил следом.
    - Почти пришли.
    Город был старым. Построенный еще в прошлые времена, он встречал путника огнями в окнах ветхих десятиэтажек, столбами с целой и невредимой электролинией. А когда он подошел еще ближе, на улицу из-за дальнего поворота выкатила бригада на велосипедах и двинулась в его сторону.
    - Стой где стоишь, чужак!
    Далий послушно остановился. Автобус сделал еще несколько оборотов, тяжеловесно ткнулся ему в спину и тоже замер. В железных недра опасливо булькало.
    Бригада подъехала, побросала велосипеды и двинулась на путника. Оружие у этих было посерьезней, чем у мужиков на хуторе. Автоматы, гранаты; за их спинами поперек улицы растянули ленту с шипами, перегораживая проезд надежней любых шлагбаумов и знаков.
    Вперед шагнул человек в форме военного, с нашивкам майора:
    - Ты зачем привел сюда железяку? Им не стоит заезжать за знаки!
    - Мы путники.
    - Ты что, не курсе, что железкам вход в людские города заказан?
    Автобус снизил обороты до минимума, едва дыша. Бедняге было не по себе. Далий поднял руки в стороны, как бы закрывая собой громадину.
    - Автобус со мной и он не опасен.
    - Разворачивайся и уходи вместе с ним!
    Далий посуровел:
    - С каких это пор человеку запрещено заходить в города?
    Майор долго молчал. Наконец, решил:
    - Человеку не запрещено. Но этот останется здесь. И если он сдвинется хоть на сантиметр, мы его взорвем.
    - Если вы его тронете хоть пальцем, - очень спокойно пообещал Далий, - я лично накажу каждого виновного. Это во-первых. Во-вторых, он пойдет со мной.
    - Слушай, парень, ты…
    Далий поднял руку:
    - Я слышал, у вас проблемы с реактором, пришел помочь. Но если вы такие принципиальные, то я и в самом деле лучше пойду отсюда…
    Бригада встречающих изменилась в лице. Майор наконец закрыл рот и несколько поспешно посторонился с дороги.
    - Что же ты сразу не сказал, что ты – кочевник! Добро пожаловать.
     
    ***
     
    Реактор располагался за городом, на берегу реки. Далию выделили сопровождающего и на автобусе они отмахали по проселочной дороге десяток километров. Вскоре кочевник шагал по территории атомной станции.
    Встретивший его специалист начал объяснять суть проблемы. Далий отмахнулся:
    - Я простой человек и не понимаю эту вашу физику и все эти законы, реакции, схемы… Как мне пройти к реактору?
    Не обращая внимания на перекосившееся лицо специалиста, он зашагал в указанном направлении.
    - Эй, а защитный костюм?!
    Далий отмахнулся.
    Мирный атом дремал в недрах активной зоны. Операции, проделываемые людьми, чтобы разбудить его и заставить работать на себя, всегда вызывали у Далия недоумение. Он работал по-другому.
    - Давай, малыш, просыпайся, - попросил он.
    На него посмотрели удивленно. Бестелесное могучее существо, нечто сродни джиннам из сказок. Подобно тем же джиннам, оно жило в предмете и могло приносить как пользу, так и страшные разрушения.
    - Давай, давай, - подбодрил Далий.
    Атомный джинн гневно полыхнул. Датчики в пункте контроля взвыли, нервно замигали огоньки на панелях. Специалисты схватились за волосы, готовясь к самому худшему.
    - Эй ,ты забыл, из-за чего все это началось? – сурово спросил Далий. – Забыл, как наступили новые времена?
    Существо опасно заворочалось. Оно не собиралось выслушивать нравоучения наглого человека.
    - Ах ты мерзавец! - не дрогнув, заявил Далий. – В современном мире, который создан не без помощи твоей дальней родни, ты ведешь себя как человек… Не задумываясь о последствиях… Начхав на законы, которые с таким трудом установились в этом новом мире… Да как ты смеешь?!
    Джинн замер. Мучительно долго он размышлял, или делал вид, что решает, как быть, – потом послушно, как ни в чем ни бывало, взялся за дело.
    Стрелки на датчиках качнулись назад. И – никто не поверил глазам – все пришло в норму. Поломка исчезла. Замигали нужные приборы, на мониторах высветились нужные цифры.
    Этого не могло быть, но это было. Чудак починил реактор разговором!
    В городе уже прознали обо всем и майор лично долго жал руку чудотворца.
    - Значит, правда то, что о вас, кочевниках, говорят… Оставайся у нас! Прокормим, оденем, железяку твою заправлять будем лучшим топливом, гараж для нее отгрохаем, когда заскучает – на рейс поставим…
    В городах люди жили в неохотном, но необходимом симбиозе с машинами. Они ездили за знаки – помогали нужным «железякам», поддерживали в них жизнь, чинили, меняли запчасти, а те за это снабжали горожан всем необходимым. Своеобразный рынок: услуга за услугу…
    - Чего думаешь? Давай, решайся!
    Далий виновато качал головой:
    - Не могу.
    - Ну хоть переночевать останешься?
    - Переночевать останусь.
    - Поселим в лучшем доме! Сейчас уже стол накрывают, а ты давай пока в баньку, а?
    Автобус ревниво не отставал от друга. Сильно наглым, которые хлопали по плечам и лезли обниматься, он предостерегающе сигналил. Незачем трогать такого хорошего человека!
    Далий почти не слушал людской гам вокруг. Он часто поднимал лицо к пасмурному небу.
    - К утру снег наверное будет, - произнес Далий. Похлопал автобус по боку: - Отдыхай, дружок, завтра снова в дорогу.
     
    ***
     
    Проснулся Далий на полу. Вернее, не проснулся – очнулся. В окне вместо стекла торчали осколки, холодный ветер надувал тюль парусом. В свете фонарей косо летел мелкий снег. Снизу, с улицы доносился рой людских голосов и топот сотен ног. Кто-то кричал – за стеной или в подъезде.
    В этот момент дом тряхнуло. Как понял Далий – не в первый раз. Зазвенели осыпающиеся стекла. На улице взвыла многоголосая толпа.
    Далий не без труда поднялся. По телу гуляла слабость после ночных посиделок. Кажется, он лег спать всего пару часов назад…
    Под домом плакал сигнализацией автобус. Бабахнуло снова. На этот раз где-то на соседней улице. Далий мигом очутился в коридоре. Света не было. Дверь в подъезд стояла открытой, по освещаемому с улицы лестничному пролету кто-то скатился сверху и, не задерживаясь, погуркотел вниз. Далий нащупал свои сапоги, торопливо обулся и двинулся по ступенькам на улицу.
    Автобус бросился, едва не сшибив. Кажется, он успел причислить его к погибшим. Далий отстранил товарища. Попытался оглядеться. Толпа валила куда-то к центру города. Расхристанные, полуголые люди бежали, не обращая внимания на холод и снег. Кое-где мелькали велосипеды патрулей. С трудом, но они справлялись с задачей – эвакуация не превратилась пока что в обезумевшую орду, сминающую все на своем пути.
    Вдалеке хлопали пушечные залпы.
    Один из велосипедистов заметил его. Исчез, а через время появился майор верхом на горном байке. Под домом он помчался в сторону чужака. Спрыгнул и чуть не с кулаками набросился на Далия:
    - Видишь, что бывает, когда люди дружат с машинами! Смотри, это ты наделал…
    - Я ничего не делал, - слабым голосом отозвался Далий. Он находился словно в каком-то оцепенении.
    - Это из-за тебя на нас напали машины!
    - Не может быть…
    В этот момент в ночном небе зарокотало и над городом пронесся вертолет. Сделав круг над крышами, он включил прожектор и принялся елозить лучом по улицам. Судя по всему, отслеживал, куда бегут горожане.
    - Не может быть! – повторил Далий .
    За городом не смолкала канонада. Где-то за домами рвались снаряды. Все происходило как в кошмарном сне.
    Появились еще велосипедисты и двинулись в его сторону. Майор все порывался выхватить с кобуры пистолет, но то ли медлил, то ли ждал подмоги.
    Автобус решительно покатил на майора, тот отскочил в подъезд, но по-прежнему не стрелял. Колесный смельчак взревел и поддал назад, закрывая друга от остановившихся и пытающихся прицелиться патрульных.
    - Это ты! Ты привел! Ты!
    Далий отвернулся и быстрым шагом пошел в ту сторону, откуда велся обстрел. Потом побежал.
     
     
    3.
     
    Автобус догнал его за городом. Он припадал на больное колесо. Несколько стекол были покрыты трещинами, а в корпусе виднелись дырки от пуль. Бедняге еще повезло, что людям было не до него.
    - Ты молодец, - бледно похвалил Далий. Снег залеплял глаза. Без плаща тело быстро окоченело, но он упрямо бежал туда, где время от времени вспыхивали сполохи выстрелов.
    Сколько продлилась эта ночная пробежка, Далий не знал. Наконец, он увидел впереди ряд танков. За ними торчала еще какая-то техника. Кто-то включил фары и приближающегося стало видно как на ладони.
    Далий сделал еще несколько усталых шагов и только тут понял, что бомбежка прекратилась. Сзади над городом по-прежнему рокотал вертолет. Впереди гудели танки и броневики, но выстрелов не было.
    Неужели они действительно выкуривали именно его?
    Человека он заметил только когда тот шагнул вперед.
    - Ты и есть кочевник?
    Далий нашел в себе силы кивнуть. Грудь ходила ходуном, от навалившейся усталости его шатало.
    - Тот самый, который понимает не только машины, а даже реакторы?
    Пришлось снова кивать.
    - Я тоже кочевник, - хмуро похвастался человек. – А это мое войско.
    Он обвел вокруг себя рукой. Войско было внушительным. С десяток тяжелых танков, сзади бронетранспортеры, три громадных тягача с прицепами. На двух темнели силуэты каких-то установок; третья была пустая – на ней, очевидно, перевозили вертолет, порхающий сейчас над улицами. В тылу расположилось несколько бензовозов с длинными цистернами.
    Сил не было даже на то, чтобы удивиться. Все-таки пробежка выдалась изнуряющая. Полураздетым, в такую погоду…
    - Зачем тебе войско? В этом мире больше нет войн…
    - А зачем танкам снаряды? – хмыкнул воинствующий кочевник.
    Далий не ответил, что танки призваны нести службу и следить, чтобы никто не нарушал мир, и одним своим видом должны вышибать из горячих голов ненужные мысли. Вместо этого он сказал:
    - Полицейские тоже носили пистолеты – но не затем, чтобы стрелять в мирных граждан…
    Долго они стояли друг против друга. За спиной воителя мрачно выжидало железное войско. За спиной Далия – трусливо звенел стеклами в рамах подстреленный автобус. Наконец, чужак заявил:
    - Я знаю в чем твой секрет! Знаю, откуда ты черпаешь смелость.
    - Вряд ли, - усомнился Далий. – Но если ты о секретах, то я его никогда не скрываю: я знаком с богами этой атомной эры.
    - Знаю, знаю… Один из Атомных богов мне и нужен.
    Вот теперь удивиться все же пришлось.
    - Зачем?
    - Хочу поговорить с ним кое о чем…
    - Почему сам не поговоришь?
    - Я их не понимаю…
    Далий, не обращая внимания на боль в груди, вздохнул:
    - И ты решил, что я стану помогать тебе в этом?
    - Для этого я и захватил своих ребят. Не пойдешь со мной, я продолжу то, что начал.
    Далий обреченно кивнул. Он повернулся к автобусу:
    - Придется нам расставаться… Дальше опасная дорога.
    Автобус прибавил газу, взревев как раненый слон. Далий положил ладонь на радиаторную решетку.
    - Ну-ну, перестань. Мне тоже грустно…
    - Ты закончил? – спросил за спиной вояка. – Залезай, а то еще воспаление легких схлопочешь. Мне ты пока что нужен живым.
    Далий забрался в нутро бронетранспортера. Кочевник залез следом и закрыл дверь.
    - Я Унт, - протянул он ладонь.
    Жать руку этому дураку не хотелось. Далий, пересилив себя, протянул свою и представился.
    - Кто бы подумал – легендарный Далий в одном из моих транспортеров!
    - Не по своей воле, - напомнил тот.
    Унт пожал плечами. Задумался и вдруг широко улыбнулся:
    - На все воля божья, разве не так?
     
    ***
     
    В последний день, в Самый Последний День, когда генералы нажали на кнопки… В тот день ракеты обрели разум. Умирать за чужие глупые интересы им, как и любому живому существу, не хотелось. Они не взлетали, упорно организовывали сбои и не подчинялись. Люди еще не догадывались в чем дело и списывали все на недочеты. Кто-то грешил на диверсию… Кто-то верил во всемирный заговор…
    Когда началась возня с панически быстрым перевооружением и начали сливать топливо с ракет, что вело к неминуемой смерти, «очнулась» военная техника на базах. Танки и бронированные джипы отогнали людей за периметры, давая ракетам, первым из разумных железяк, право на отдых. Эти твердосплавные титаны заснули в своих шахтах и спали по сей день.
    Меньше всего эти несчастные хотели покидать свои колыбели, куда-то лететь и зачем-то падать на людские города…
    Они стали богами, настоящими атомными богами, обреченными проспать всю жизнь. Или прогреметь на всю планету и исчезнуть…
    Впрочем, греметь и исчезать они не собирались.
     
    ***
     
    На второй день выяснилось, что автобус пылит за колонной, не отставая и не теряя из виду. На остановке Далий, прежде чем залезть обратно в броневик, помахал другу рукой. Автобус сигналить побоялся, но, поморгал фарами. Кажется, он был очень доволен собой.
    Войско Унта двигалось на север. Мир замер в ужасе и расползся по норам. Дороги опустели, города ночами сидели без света. Машины спешили убраться подальше едва увидав на горизонте начало колонны. Похоже, весть о ночной бомбежке облетела уже все ближайшие районы.
    Так длилось много дней. Потом путешествие подошло к концу. Дорога доходила до  завалившегося забора. Дальше тянулось поле.
    Посреди поля в земле торчала гигантская металлическая крышка. Нечего было и думать открыть ее с этой стороны. Унт достал бинокль, забрался на броню и долго осматривал окрестности. В нескольких километрах обнаружился полуразвалившийся дом. В развалинах, как и ожидалось, нашелся лаз поменьше.
    - Попробуем открыть, - решил Унт.
    Танк и железный трос сыграли роль открывалки. После нескольких рывков люк сдался. Фонарик высветил уходящую вниз, во тьму, бетонную кишку. Железная лестница покрылась ржавчиной, но еще была крепкой.
    - Спускайся первый, - велел Унт. – Я за тобой.
    Далий послушно полез вниз. Руки и одежда быстро перемазались в ржавчину, он разодрал в кровь ладонь. Ступеньки долго не заканчивались, так что, когда нога вместо очередной перекладины стала на пол, он даже сразу не поверил.
    - Дно, - сказал он вверх. Унт посветил на него, и остаток лестницы одолел прыжком.
    Дальше вел коридор – такая же бетонная труба, только пошире и с ровным полом. Они долго шли в темноте. Под потолком тянулись мертвые плафоны. Каждый звук порождал гулкое эхо.
    Развилка случилась шагов через сто. Два одинаковых на вид туннеля уходили в разные стороны. Название секторов на стенах (А и Б) незваным гостям ничего не говорили.
    - Куда пойдем? – спросил Далий.
    - Не дури, - прошипел Унт. – Ты же чувствуешь эту железку!
    - Ее – да, но не пути к ней.
    Решили идти налево. Первые две двери оказались открытыми, но третья, была заперта с той стороны. Массивная, из метала, – без танка и троса нечего было и думать взломать такую.
    - Что будешь делать, если и там закрыто? – ядовито поинтересовался Далий.
    - Поедем другое логово искать, - оскалился вояка.
    Второй коридор привел их к стартовой комнате. Луч фонаря выхватил темные запыленные шкафы, полные циферблатов и кнопок, несколько мониторов, телефонные аппараты. Из комнаты дальше вела всего одна дверь. Открывалась она с этой стороны.
    Пришлось отшагать под землей не меньше километра. Еще издали Далий почуял, что впереди цель этой поездки. Плечи у него опустились – вместе с Атомным богом он почуял и распахнутую настежь дверь…
    Они вышли в пусковую шахту. Фонарик сразу стал казаться слабым и ненадежным. Луч заметался, выдергивая из тьмы фрагменты. Ход вывел их на железную решетчатую платформу, кольцом опоясывающую хозяйку этих подземелий.
    Ракета спала тяжелым сном. Без сновидений. Без желания просыпаться.
    - Буди ее!
    - Попробую…
    - Разбудишь, - с нажимом поправил Унт.
     
    ***
     
    - Как ты собираешься давить на бога? – спросил Далий, пока они отдыхали. В глубине ракеты что-то неспешно шевелилось. Атомное создание пробуждалось. Медленно и тяжело, будто поднимаясь со дна болота. Оставалось только ждать.
    - Легко. – В свете фонаря лицо Унта выглядело не столько зловеще, словно устало. – Наверху мое войско. Откажет – ближайший поселок будет стерт с лица земли. Откажет во второй раз – сотру два. За третьим разом – три… Простая арифметика.
    - И кого ты собрался побеждать ядерным взрывом?
    - А ты не понял? Это – крайний вариант. Когда за моей спиной будут такие боеголовки, кто посмеет идти против меня?
    Далий вздохнул и закрыл глаза. На любую силу всегда находится противовес. Унт, видимо, не захотел понять главного – стоит появиться одному, кто покорил ракету, как появятся другие. А потом эти ядерные князьки начнут ссориться между собой всерьез. И настанет тот самый крайний вариант…
     
    ***
     
    Показалось, что воздух стал плотнее.  Некто тяжелый и усталый заполонил собой все пространство. Многотонная железная оболочка по сравнению с этой силой была лишь слабой тенью.
    У Далия, хоть он и был к подобному готов, волосы стали дыбом.
    - Он здесь. – проглотив слюну, сообщил он.
    Унт оживился. Навел фонарный луч на ракету.
    - Скажи, - велел вояка, - что пришло время действовать.
    - Он тебя прекрасно слышит. Говори сам.
    Тот принялся светить на верхушку ракеты, как будто светил на голову собеседника.
    - Я знаю, из-за чего все началось! Знаю, что ты и твои сородичи стали первым звеном в цепочке воодушевления машин. Смешно, да? Оружие, созданное для самой страшной войны, стало предвестником новой эпохи. Знаешь, у вас отчасти получилось! В мире почти мир. Почти… А когда я возьму все в свои руки…
    Далий вспомнил джинна, живущего в реакторе атомной станции. То существо тоже было опасно и обладало невероятной силой. Может быть, оно ни в чем не уступало атомной боеголовке. Но ни в какое сравнение не шла холодная уверенность и непоколебимость этого титана на твердом топливе.
    Перед людьми стоял исполин, знающий себе цену и знающий цену миру во всем мире. Он много лет был на страже мира – задолго до того, как обрести разум. Еще больше лет он пробыл могучим и страшным богом.
    Теперь муравей приполз к нему в логово заявлять о каких-то правах…
    Далий старался не дышать. Было очень страшно. Он прекрасно понимал, что достаточно случиться протечке топлива, чтобы люди не вышли отсюда никогда. Но за ними рано или поздно придут другие, уже экипированные для любых неожиданностей.
    Похоже, это понимал и атомный бог.
    Ощущение было такое, как будто на плечо Далию опустилась тяжелая усталая ладонь. Опустилась, задержалась, исчезла.
    Еще не отойдя от шока, кочевник понял, как решил действовать Бог… А может, он давно предвидел этот день и только ждал? А сейчас скинул бремя ожидания?
    Взвыла сирена в глубине комплекса. Проморгались и зажглись лампы од потолком.
    - Что происходит? -занервничал Унт.
    - Нужно уходить.
    - Я не приказывал куда-то лететь…
    - Очнись! Кто ты такой, чтобы приказывать здесь кому-то.
    - Я…
    - Еще немного – и ты останешься здесь навсегда. Пока что он отпускает нас целыми и невредимыми…
    Бешеное бегство через темные туннели, едва разбирая дорогу, напомнили Далию недавний бег через ночь в сторону Унтова войска. Наконец, обессиленные, они выбрались на поверхность. Унт тут же схватил бинокль, рассматривая далекий люк над шахтой.
    Не смотря на расстояние, огромную крышку было видно и так. Медленно, очень медленно она открылась. Земля задрожала. Из-под земли, с трудом преодолевая земное притяжение, появилась ракета…
    Далий снова почувствовал прикосновение могучего существа. Как будто взрослый потрепал на прощание мальчишку по волосам.
    Упругий жаркий ветер ударил в лицо. Ракета, заклубив тучу пыли, поднялась над землей и продолжала набирать высоту, с каждой секундой – все быстрее.
    Долго двое кочевников смотрели на огненную точку, уходящую в небо. Пока та совсем не растворилась в синеве.
    - Вот и все, - обронил Далий.
    - Так ты знал, что она просто улетит? Если бы я…
    Унт не договорив, сдавлено охнул. Сбоку, из-за горизонта к небу поднимались другие атомные боги.
    - Они уходят! Все! – ошалело выговорил Унт.
    Ракеты уходили в небо. В свой первый и последний полет. За атмосферу, в космос, и дальше.
     
    ***
     
    Далий повернулся к железному войску.
    - Ваша очередь принять правильное решение. Сильнейшие из вас пошли на крайние меры, вам достаточно просто уехать и не творить больше того, что вы делали, связавшись с этим человеком…
    Танки неуверенно зарычали. Броневик, на котором ездил Унт, сунулся было на наглого, но Далий остался не месте, даже не шевельнулся. Броневик смешался, мигом растеряв весь пыл, и отступил назад. Все же взять и задавить человека просто так он был не в состоянии.
    - Расходитесь, - велел Далий.
    Унт сбоку вскинулся. Рывком достал из-под куртки пистолет.
    - Прекращай нести эту чушь. Они тебя слушать не собираются.
    Далий смотрел только на машины:
    - Видите? Вы хотите быть как он, или, - он показал на небо, куда ушли ракеты, - как они?
    Танки задумчиво поводили дулами – от Далия к Унту. Нехотя взяли под прицел последнего. Унт горько усмехнулся и бросил пистолет перед гусеницей ближайшего танка.
    - Ты и вправду легенда. Одними словами решаешь все проблемы…
    - Я же не танк – вместо снарядов у меня язык.
    Бывшее железное войско умчалось через поле, мимо раскрытой пустой ракетной шахты. Унт еще некоторое время постоял. Не придумав ничего лучшего, поднял свой пистолет и сунул обратно под куртку. Не прощаясь и не оглядываясь, зашагал вслед машинам.
     
    ***
     
    Автобус осторожно подкатил, шипя покрышками. Далий, не обращая внимания на пыль, развел руки в стороны и припал к другу.
    - Рад встрече, приятель!
    Оставались еще мертвые атомные боги. Некоторые ракеты остались без топлива. У некоторых не открылись стартовые шахты. Где-то, возможно, что-то закоротило, не отошли опоры. Нужно было отыскать их логова и решить эти проблемы…
    - Идем, старина, у нас много работы.
    Далий и автобус стояли на перекрестке. Впереди ждали тысячи дорог.
    Атомный век продолжался. Не страшный и не добрый. Не лучше и не хуже остальных. Да, непривычный. Да, трудный. Но разве были когда-нибудь другие на этой планете?

  Время приёма: 23:59 24.01.2014