22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18) Приём рассказов

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 39238
31. Война за мир. Предложение, от которого нельзя отказаться. Финал
рассказ открыт для комментариев

u008 Уйти и не вернуться


    

    Метнувшись в сторону, Игорь бросился на землю, перекатился и укрылся за массивным корнем. Вовремя! Одна арбалетная стрела вонзилась в землю, другая прогудела над спиной – он нутром ощутил её злую, стремительную силу.
    Враг здесь, совсем рядом. Из полумрака джунглей за Игорем следит пристальный взгляд.
    А где все, где ребята? Рядом – никого. Он один.
    Игорь выстрелил наугад. Потом ещё и ещё. Толстая лиана, удавом свисавшая с ветки, вдруг взорвалась – тепловой луч превратил наполнявшую её жидкость в пар. Белёсые клубы, разрастаясь, заполнили поляну.
    Оттуда приближался враг.
    Все предметы размылись, потеряли очертания. Игорь без толку водил стволом туда-сюда. Где цель? Куда стрелять?
    А он всё ближе, ближе...
    Пальцы стали будто ватные. Игорь хотел выстрелить, но не смог.
    Ближе...
    Он потянулся за гранатой.
    Из тумана выросла тёмная фигура.
    Застонав от натуги, он швырнул гранату. Другой рукой вскинул винтовку и открыл огонь, но лучи вышли слабыми и жалкими.
    Сильный удар в грудь опрокинул его назад.
    Игорь увидел своё тело со стороны. Почему-то это не удивляло.
    «Я умер, – отстранённо подумал он, а чуть позже появилась более внятная мысль: – это всего лишь сон. Я сплю».
    Он захотел проснуться, но не знал, что для этого делать.
    Было жалко себя и тревожно за остальных. Почему они не стреляют? Почему...
    Вз-з-з-з-з-з-з-з-з-з-з-з-з-з!
    Резкий сигнал вызова заставил Игоря вскочить, ещё толком не проснувшись – сказались отточенные рефлексы. Попав в джунгли, новобранцы вскоре становятся либо быстрыми, либо мёртвыми. Игорь продержался дольше многих.
    Глупый сон исчез, рассеялся без следа. Туда ему и дорога.
    Он шлёпнул ладонью по сенсору, вытягиваясь в струнку. Если это начальство, пусть смотрит и радуется. Длительный отдых не расслабил его.
    Игорь не ошибся – кто же ещё мог звонить в такую рань? Лейтенант в отутюженной форме коротко отдал приказ: явиться туда-то к такому-то времени. Без подробностей. Название говорило само за себя.
    Может, Игорю наконец поручат что-то важное? Не зря же его маринуют на Базе уже вторую неделю?
    Одевшись на две секунды быстрее, чем положено по нормативу, он всё же задержался перед зеркалом и тщательно оправил форму. Ради обычного начальства прихорашиваться бы не стал. Но его пожелало видеть необычное. В Особый отдел просто так не вызывают.
    Про «особников» рассказывали всякое. Часто – нехорошее. Что ж, нельзя ожидать, что солдаты будут любить тех, кто постоянно следит за всеми, что-то вынюхивая. Игорь всяким слухам не очень-то верил, да и вины за собой не чувствовал. В назначенное время он без страха переступил порог кабинета.
    – Рядовой Игорь Демин по вашему приказанию прибыл!
    Оторвавшись от экрана, пожилой майор ожёг его взглядом из-под насупленных бровей – будто лазером полоснул. Хмыкнув, потёр подбородок, бормоча: «...отмечен... благодарность... так, значит... за проявленное в бою...» Откинулся назад в кресле, размышляя – или только делая вид. И наконец процедил:
    – Вы нам подходите. Ответственный... дисциплинированный...
    Он сделал паузу, будто ожидая возражений. Не дождавшись, продолжил:
    – Задание – сопроводить пленных дикарей в сектор Альфа. Там сейчас жарко. Источник вдруг разбушевался. Справитесь?
    – Так точно!
    Это не совсем то, о чём мечтал Игорь, но и отказываться не с руки. Он и в армию пошёл не потому, что хотелось пострелять, а для блага общества. Что ему скажут – то и сделает. Не маленький, чтобы капризничать.
    Майор снова хмыкнул, что-то пробурчал и внезапно вышел из-за стола. Когда он приблизился, Игорь разглядел в правой руке блестящий металлический диск на цепочке.
    – За проявленное мужество... и отвагу... в общем, сам понимаешь... – он опустил глаза, будто в смущении, а затем надел Игорю на шею почётный знак. Медаль «Честь и доблесть».
    Надо же, не забыли! Когда он, дважды раненый, прикрывал спешное отступление своего взвода, чуть не угодившего в засаду, ни о каких наградах он, конечно, не думал. «Ребят нужно прикрыть», – билась в голове одна-единственная мысль. Он вообще забыл обо всём, поливая из пулемёта колышущиеся заросли, полные смертоносных теней. Да и после боя было не до этого. Вокруг Игоря суетились врачи, и он лишь молча кивал, слушая, как лейтенант восторженно говорит о «подвиге» и «героизме».
    И вот, пожалуйста... Помнят. Ценят.
    – Р-рад стараться!
    – Молодец! – майор хлопнул его по плечу. – Готов к работе?
    Он ещё спрашивает! Да теперь... Да хоть... В огонь и в воду!
     
    Заключённых уже отобрали и подготовили, все документы подписаны. Можно отправляться. Раз там «жарко» – значит, рассиживаться нечего.
    Проходя через внутренний двор, он привычно посмотрел вправо. Там, почти на горизонте, за волнующимся морем тёмно-зелёных листьев гордо высилась белая стена. Из-за неё виднелись лишь верхушки самых высоких зданий. Неважно – Игорь помнил, что сокрыто за ней. Единственному поселению даже не стали искать название – так и говорили: Город. Оплот цивилизации, бастион человечества в чужом, не особо дружелюбном мире.
    И без таких, как Игорь, ему не выстоять. Не выжить. Потому он и взял оружие в руки, потому и идёт сейчас делать то, к чему душа не лежит.
    У входа в проволочный загон он привычно наклонился к идентификатору и произнёс код доступа. Высший уровень, не пустяки. Доверяет ему начальство.
    Дверь распахнулась.
    Дикари сидели на земле, сбившись в тесную кучку, спинами к нему. Подойдя, Игорь заметил на всех поблёскивавшие металлом ошейники. А как же – без них дикарей из тюрьмы не выпустят. В тонком, простом с виду обруче скрыт компьютер, пристально следящий за поведением преступника. Бесстрастная машина обнаружит любое отступление от правил. Нарушений много, а наказание одно – смерть. Внутри каждого обруча свернулся, будто змея, кольцевидный заряд взрывчатки. Попытался убежать – взрыв, не выполнил приказ – взрыв, замахнулся на конвоира – взрыв.
    С такой техникой дикарей можно было и не сопровождать. Сами дойдут, голубчики, никуда не денутся. И если на пути встретятся соплеменники – что толку? Нет у дикарей инструментов, способных обезвредить ошейник. Как говорится, близок локоть... Если правила запрещают говорить без разрешения, они даже парой слов обменяться не смогут.
    Но давать заключённым оружие – это уже чересчур. А в джунгли без него далеко заходить не следует. И дикари не умеют взглядом гипнотизировать животных и успокаивать хищные растения, враки всё это. Так что им необходима защита.
    Игорю понравилась эта мысль, она придавала новый смысл его назначению. «Я – охранник, а не конвоир». Он повторил это про себя несколько раз.
    Когда он остановился, дикари по-прежнему сидели, не обращая на него внимания. Притворяются, конечно.
    – Подъём! – он не знал, как разговаривают с заключёнными в тюрьме, но какая разница? Армейские команды и тут сгодятся. Язык-то они понимают.
    Его новые подопечные нехотя встали, развернулись, отряхивая одежду. Показывая всем своим видом, что плевать они хотели с самого высокого дерева и на него, и на всё остальное. Варвары, что с них взять. Один, впрочем, выглядит интеллигентно – высокий лоб, умные глаза. Ему бы только бороду сбрить. Зато второй, помоложе, хоть и без бороды – ну прямо пещерный человек из картинки в учебнике. Ишь как зыркает исподлобья – того и гляди, в горло вцепится.
    И – девушка. Игорь даже глазам своим не поверил, хотя с чего бы? Ему встречались женщины-дикарки. Обычно с оружием в руках. Никаких особых чувств они не вызывали – враг есть враг. А тут...
    Она-то однозначно видела в нём врага. Взглянула – как обожгла. И отвела глаза. Тёмные, глубокие – а будто горящие. Между ней и стоящим рядом парнем проглядывала некоторая схожесть, но то, что в его лице пугало грубостью и силой, у неё удивляло изяществом, тонкостью. Нет, слабой она не казалась. Возможно, в бою она опаснее его – Игорь хорошо знал, на что способны дикари.
    – Значит так, – он заговорил спокойно и деловито, не выпячивая разницу между ними. – Вы знаете, для чего вас сюда привезли. Давайте сотрудничать, и всё пройдёт хорошо. Согласны?
    Старший нехотя кивнул, соглашаясь. Девушка и парень вели себя так, будто увидели позади Игоря что-то интересное.
    – У вас это впервые?
    – Третий раз, – процедил «интеллигент».
    – Ну, тогда не мне вас учить. Вперёд, на выход.
    Дикари молча подчинились.
    Всё, вроде бы, прошло нормально. Но почему ему так не по себе, когда он идёт сзади, глядя в их равнодушные спины? Почему хочется, чтобы один из дикарей – одна – обернулась?
     
    Тяжёлые створки ворот, загудев, разошлись в стороны. Игорь прибавил скорость – пока дорога ровная, можно и полихачить.
    Все молчали.
    База стояла на краю равнины, поросшей невысокими деревьями. Раздутые серые столбы топорщились вверх метёлками из длинных зелёных листьев. Между ними можно проехать и без дороги. Дальше будет хуже. Но путь в сектор Альфа должен быть в хорошем состоянии.
    По воздуху, конечно, и легче, и быстрее. Но к Источнику лучше приближаться по земле. Заметить Пятно в воздухе очень трудно. Так зачем рисковать? Ехать-то недолго.
    Вездеход был открытым – его в шутку называли «кабриолетом», – и Игорь наслаждался свежим ветром, солнцем, видом чистого синего неба. Но тишина, вместе с ощущением близости людей, немного напрягала.
    Была когда-то такая привычка – курить сигареты. Сели рядышком двое, один пачку сигарет достал, другой – зажигалку, слово за слово, так понемногу и разговорились. Но врачи это дело в конце концов запретили. Да и земные растения на других планетах приживаются с трудом – тут не о забаве, а о еде думать надо.
    Он глянул в зеркало. И чуть не отшатнулся, встретив в ответ злобный взгляд.
    Да о чём ему с ними разговаривать!
    Игорь нажал на педаль резче, чем следовало. Машина рванулась вперёд.
    Будь дикари настоящими аборигенами этой планеты, проблема не возникла бы. Вообще. Предки Игоря просто не стали бы заселять мир, где есть разумная жизнь. Они – цивилизованные, гуманные люди, а не какие-то конкистадоры.
    Но планета оказалась пригодной для колонизации. По всем параметрам, включая морально-этические. Местная жизнь лишь недавно выбралась из воды на сушу. Странные жизненные формы, отдалённо похожие на моллюсков, насекомых, червей, не проявляли ни малейших признаков разума.
    Суши, правда, оказалось маловато – лишь один-единственный остров посреди планетарного океана. Однако при рациональном подходе здесь могли разместиться с комфортом десятки миллионов человек. А поскольку люди обнаружили эту планету после многолетних бесплодных поисков, они решили не лететь дальше, не искушать судьбу.
    Посреди просторной равнины появился быстро растущий город. Колонисты начали возделывать землю, растить детей. Жизнь налаживалась...
    Вездеход мчался по дороге. По обе стороны мелькали деревья, исчезая позади. Но от проблемы, волновавшей Игоря, так просто не убежишь. Вот она – сидит сзади, молча сверлит затылок тремя парами глаз. Притаилась. Ждёт.
    Освоение другой планеты – дело нелёгкое, особенно на первых порах. Работать приходилось много и долго. Не все это выдерживали. Появлялись преступники, нарушители порядка. Люди, считавшие, что общество должно им всё, а они ему – ничего.
    Некоторым – самым ловким и удачливым – удалось бежать от правосудия. Бескрайние густые заросли принимали всех. И те, кому удалось выжить, создали своё общество. Основанное на законе: кто сильнее, тот и прав.
    Пока отщепенцы скрывались в джунглях, их можно было терпеть. Но чтобы существовать в таких условиях, нужно тяжело трудиться, а этого они не хотели. Лесные жители всё чаще совершали набеги на склады с припасами и инструментами. В ответ на усиление охраны начались диверсии, взрывы, поджоги...
    Мало-помалу отдельные стычки переросли в настоящую войну. На стороне цивилизованных людей была сложная техника, дисциплина, знания. Врагам помогала их способность ориентироваться в джунглях. Для Игоря и его сородичей они представляли собой скопище жутковатых растений. Для дикарей – родной дом.
    Полиция уже не справлялась – пришлось создавать армию. Город обнесли стеной. Но коварный враг наносил удары в самые уязвимые точки. Молчаливые и беспощадные дикари казались демонами, владеющими сверхъестественной силой...
    Ну уж нет. Игорь провёл ладонью по стволу закреплённой рядом винтовки. Никакие они не демоны. Уж он-то знает – не одного отправил на тот свет. И рано или поздно со всеми будет покончено.
    Кроме тех, чьё существование приносит пользу Городу.
    Есть ли сейчас угроза нападения? Вряд ли. Благодаря трём пленникам за спиной ему здесь безопаснее, чем в танке.
    Левое запястье охватывал браслет-передатчик, пульт управления ошейниками. Стоит произнести код – и все они рванут разом. Можно сделать иначе: нажать кнопку – и бомбы сработают, если сердце Игоря перестанет биться. Дикари не глупы, они не станут жертвовать тремя своими, чтобы прикончить одного врага.
    «Что-то тут не сходится», – мелькнула случайная мысль.
    В самом деле, если дикари – жестокие убийцы, их не должна волновать судьба тех, кому не повезло. А если волнует...
    Игорь постарался выбросить эту чепуху из головы. Может, дикари и разные бывают, но всё равно они враги. А теми, кто проявляет симпатию к врагу, усиленно интересуются «особники». И правильно делают.
    Вот и начались джунгли.
    Дорогу впереди перегородила тёмная стена. По мере приближения она распадалась на отдельные формы – стволы, ветви, лианы. Всё скрученное, изогнутое, витое. Будто деревья только что дрались изо всех сил за место под солнцем, но разом остановились и замерли, с подозрением рассматривая чужака.
    Машина нырнула в тень. Стало прохладно. Ветви над головой сплелись, закрывая небо.
    Здесь не было слышно птиц, которыми полны земные леса. Вместо них жужжали, стрекотали и посвистывали насекомые. Шелестели листья, поскрипывали деревья. Медлительные слизни, ползущие через подлесок, провожали машину настороженным взглядом глаз, высоко поднятых на стебельках. Они могли здорово обжечь ногу, выстрелив струёй кислотного пара, но вездеходу это не страшно. Свисавшие с веток паукомедузы лениво шевелили щупальцами.
    Игорь сбавил скорость и начал внимательнее смотреть по сторонам. Ничего подозрительного.
    Хотя...
    Несколько насекомых разбились о ветровое стекло. Ещё несколько прожужжали мимо. Он мгновенно распознал звук. Мухи-скорпионы – ядовитые твари, летящие на тепло. Смертельно опасные, когда нападают роем.
    Нажав на тормоз, Игорь вынул из бардачка распылитель. Машину накрыла завеса из мельчайших капель.
    Взгляд метался от дерева к дереву. Где же, где же... Есть! Между двумя ветвями примостился округлый кокон. Перед дырой в центре мельтешат чёрные точки, сливаясь в растущее на глазах облачко.
    Надо же! И когда только успели?
    Вскинув пистолет, Игорь выбрал стрельбу зажигательными и нажал на спуск.
    Попал! Крошечная ракета угодила аккурат в отверстие. Наружу с резким хлопком выплеснулось ярко-белое пламя. Термический заряд выжег гнездо подчистую.
    Игорь вернул оружие в кобуру, с трудом удержавшись, чтобы не крутануть его на пальце – мол, знай наших. Дикари творят чудеса со своими арбалетами и самодельными ружьями, но и горожане кое-что умеют. Не всех разбаловала техника.
    Конечно, аплодисментов и выкриков «браво» он не ждал. И не получил.
    Вездеход рыкнул мощным двигателем, набирая скорость. Больше препятствий не встречалось.
    Неровная лента дороги стелилась под колёса. Один поворот, другой... Скоро они будут на месте.
    Впереди посветлело. Взобравшись по склону, машина ехала вдоль глубокого ущелья. Как будто удар ножом рассёк сплошную ткань джунглей, оставив длинный прямой разрез. Деревья по бокам гнулись и тянулись, но не могли соединиться, срастить края. А внизу неслась быстрая река.
    Внезапно ожил передатчик.
    – ...транспорт... осторожен... – голос еле пробивался сквозь треск помех. – Прямо в вашу сторону... будьте...
    О чём это они? На всякий случай Игорь сбавил скорость, потянулся к винтовке...
    – Вперёд! Быстрее!
    Звонкий девичий голос взвился лопнувшей струной. Игорь подчинился бы, но взглянул в сторону реки, увидев что-то краем глаза – и замер.
    Невозможное, гипнотическое зрелище...
    Пятно.
    Загадочный объект плыл над ущельем, постепенно снижаясь.
    Игорь знал, что Пятно представляет собой идеальную сферу, но видел плоский круг, будто выдавленный в небе. С какой стороны ни посмотри – всюду плоский. Он был неподвижным, но в то же время, казалось, бешено пульсировал. Нереальное движение завораживало. Хотелось смотреть на него ещё и ещё.
    Время стало тягучим, как смола. Руки застыли. Прервалось дыхание.
    Мгновение длилось и длилось, нарастая приливной волной. Затем она обрушилась, зашумев, унося призрачные видения. Разом вернулись очертания, звуки.
    Пятно исчезло. Как будто его и не было.
    Ничего не изменилось. Деревья, трава, река, небо, дорога – всё, как и раньше.
    Всё, кроме одной маленькой детали.
    Прежде чем раствориться, Пятно коснулось края обрыва. И – участок приличных размеров, захвативший кусок дороги и часть леса, без сотрясений и прочих спецэффектов крутанулся вбок на девяносто градусов. Теперь деревья, ещё недавно стремящиеся ввысь, росли над рекой, параллельно водной глади. Над ними сквозь влажную землю проглядывали обнажившиеся корни.
    Армейский вездеход был способен на многое. Но не мог сопротивляться силе тяготения. Кувыркаясь, машина полетела в реку.
    Внезапное падение ошеломило Игоря. Он не знал, что делать, за что хвататься. Когда ветки кустарника хлестнули его по лицу, он вцепился в них и повис над пропастью. Пытаясь упереться ногами, он услышал внизу громкий всплеск. Машины больше нет. Игорь отчаянно старался не последовать за ней, но тонкие прутики ломались один за другим.
    Выхватив нож, он вонзил его в землю, ища опору. Напрасно. Рыхлая почва не держала лезвие. Он отчаянно вжался в неё всем телом, но продолжал сползать вниз. Из-под ног летели комья земли...
    – Дай руку!
    Подняв голову, Игорь увидел девушку-дикарку. Прижимаясь к отвесной стене, она явно чувствовала себя увереннее, чем он. Одну руку девушка протягивала ему, другой сжимала рукав куртки. Второй рукав крепко держал парень, отыскав опору чуть выше, в небольшой впадине.
    Игорь протянул руку в ответ. Их пальцы сплелись.
    Он изо всех сил рвался вверх, чтобы облегчить девушке работу. Текли минуты, наполненные усталостью, болью и отчаянием. Но вот, наконец, ему удалось подняться выше и закрепиться.
    Затем – долгий, мучительный подъём к деревьям.
    Карабкаться вверх, цепляясь за стволы и лианы, было намного легче. И всё же дикари двигались с лёгкостью, заставлявшей Игоря чувствовать себя неуклюжим увальнем. А ведь он считал, что отлично тренирован.
    Наконец он перевалился через край и рухнул на землю, разметав руки. Он просто лежал, глядя в небо и ни о чём не думая.
    Дикари отдыхали рядом. Тоже устали. Как-никак – Пятно. Крупное, зараза. И они – в самом эпицентре...
    Надо же, как вышло.
    А он ещё гордился собой. Защитником себя считал.
    И вот теперь – обязан жизнью тем, кого ненавидел.
    Они могли бы ничего не делать. Просто стоять и смотреть. Ошейник за такое не накажет. И даже если правда вскроется, обвинять их будет не в чем. Нападение – это одно, а неоказание помощи – совсем другое. Нельзя же требовать, чтобы заключённые совершали чудеса героизма, рискуя жизнью ради спасения конвоира.
    Попробуй погеройствуй с бомбой на шее...
    Внезапная догадка ударила высоковольтным разрядом. А вдруг ошейники отзовутся на непредусмотренную активность? Вдруг...
    Быстрый взгляд на браслет – точно! Алый огонёк означает, что бомбы готовы к активации. Одно неосторожное движение, одно слово...
    Игорь отчеканил код. И так же внятно, раздельно произнёс:
    – Смена режима. Спокойствие. Повторяю – спокойствие.
    Огонёк сменился зелёным.
    Убедившись, что всё в порядке, Игорь вновь расслабился, чувствуя огромную усталость. Будто он сам еле спасся от смерти.
    Приподнявшись на локте, девушка без страха посмотрела ему в глаза.
    – Спасибо.
    – Не за что, – он вдруг подумал, что это прозвучало невежливо, и добавил: – Я просто выполняю свой долг.
    Она молча кивнула. Понимает ли? Что могут дикари знать о долге, о чести мундира?
    Кстати...
    Пока он тут разлёживается, Городу грозит опасность.
    Игорь с трудом поднялся на ноги. Голова кружилась, всё тело болело, но – ничего серьёзного. Идти можно.
    – Надо двигаться, – он глубоко вздохнул, размял руки. – Источник уже близко.
    Да, близко. В этом-то и проблема.
    Обживаясь на новой планете, колонисты сперва не обратили внимания на одну местную достопримечательность. По всему острову были разбросаны точечные гравитационные аномалии. Их природа осталась непонятной. В космосе встречалось и не такое, поэтому никто поначалу не испугался. Странные объекты просто нанесли на карту и запретили всем, кроме учёных, к ним приближаться. И только когда одна из аномалий, позже прозванных «Источниками», вдруг пробудилась, начав плеваться Пятнами, все спохватились. Но было поздно.
    Вихревые гравитационные искажения с изменчивой локализацией, в просторечии – Пятна, стали настоящим бедствием. На своём пути они искажали метрику пространства-времени. Иногда это выглядело забавно. Но чаще могло привести к катастрофе. Если дом в буквальном смысле перевёрнут вверх дном, его жителям не до смеха.
    Переселяться было некуда. С острова не убежишь. Технологии колонистов не позволяли им создавать такие сложные сооружения, как рукотворные острова или подводные города. Покинуть планету – невозможно. Они прибыли на одноразовом корабле: после посадки его, как и полагалось, разобрали на части, используя их для постройки Города.
    Пришлось приспосабливаться.
    Колонисты относились к Пятнам, как к неизбежному злу, вроде ураганов или цунами. Тяжело, но бывает и похуже. Жить можно. Мирились же древние японцы с постоянными землетрясениями...
    Дикари поднимались с земли. Их Пятна волнуют мало. Крошечным посёлкам, скрытым в глубине джунглей, особо бояться нечего. А вот крупный город, стоящий посреди равнины...
    – Как тебя зовут? – спросил Игорь. Почему-то ему не хотелось отправляться в путь, не выяснив это.
    – Алайя, – девушка не удивилась. Она кивнула в сторону «интеллигента»:
    – А его – Сантор.
    Бородатый мужчина молча смерил Игоря взглядом.
    – Это Рейваз, – парень слегка наклонил голову.
    – А я – Игорь... Демин, – он усмехнулся. – У вас даже имена какие-то особенные?
    – У нас те имена, которые нам нравятся, – она пожала плечами. – Нам самим.
    – Ну... ладно. Пора идти, – Игорь оглянулся на уходящую вдаль дорогу. – Вы в порядке?
    – Дойдём, – Сантор направился вперёд размеренным шагом. Было видно, что ему не привыкать к пешим переходам.
    Остальные потянулись следом.
    Игорь не знал, где ему идти – впереди или сзади. Вроде бы он главный, но сейчас важнее – кто лучше перемещается в джунглях. В этом горожанину, пусть и солдату, с дикарями не тягаться. Пусть первым будет Сантор. Но если Игорь окажется позади всех, они начнут нервничать. Всегда неприятно, когда у тебя за спиной человек с пистолетом. Почему это его волнует? Но что поделать, он им жизнью обязан...
    Ладно, он пойдёт сбоку. Дорога широкая.
    На ходу Игорь связался с Базой, объяснил ситуацию. Помощь не требуется, движение возобновлено. Там не возражали.
    Время от времени он поглядывал на Алайю. Та шагала рядом, не выказывая ни страха, ни усталости.
    Как-то само собой получилось так, что они вдвоём слегка отстали.
    Игорь не решался заговорить с девушкой. Простое желание пообщаться никак не вязалось с важностью задания. И с тем, кем была Алайя. Но, может, потом...
    Может, рано или поздно в благодарность за проделанную работу дикарям позволят стать полноценными членами общества. И он мог бы...
    Его размышления прервал громкий треск. Игорь резко обернулся.
    Их догоняло чудовище.
    Массивное, закованное в бугорчатый панцирь тело ещё хранило следы маскировки – пучки листьев, обрывки лиан. Мелькали суставчатые ноги, щетинились шипами. На выпуклом щитке горела россыпь злобных красных глазок, под ними топорщились чёрные жвалы. Щёлкали клешни, способные перекусить человека пополам.
    Краб-отшельник. Большой вымахал!
    Топ-топ-топ. Щёлк-щёлк.
    Сейчас я ему...
    Развернувшись в боевую стойку, Игорь выхватил пистолет, выбрал стрельбу бронебойными...
    – Стой!
    Девушка бросилась вперёд, встала перед оружием, заслоняя монстра.
    Ошейник недовольно загудел. Первое предупреждение. Оно же – последнее. Режим «спокойствие» не значит «гуманность».
    – Он сейчас неопасен, – Алайя держалась на удивление спокойно. – Пятно испортило его нору, теперь она слишком близко к поверхности. Он просто ищет новый дом.
    Игорь недоверчиво взглянул сначала на неё, потом на чудовище. Но пистолет опустил.
    Краб покосился на людей несколькими глазами – тоже с недоверием. Обогнув их, он резко свернул в сторону. Проломившись через подлесок, бронированная махина скрылась за переплетением длинных лиан.
    Стало тихо.
    – Вы их не боитесь? – поинтересовался Игорь.
    – А чего их бояться? Они опасны, когда сидят в засаде. На открытом месте они сами всего пугаются.
    Игорь хотел рассказать о виденных им случаях, когда солдаты при встрече с крабом теряли руки и ноги, но передумал. Вспоминать войну не хотелось.
    – Засаду выявить непросто. Хорошо маскируются, твари.
    – Не так уж и хорошо. Есть много признаков, по которым можно обнаружить нору. А сидят они всегда у норы, у самого выхода.
    – И всё-таки... – Игорь перевёл взгляд на джунгли. – Без него было бы спокойнее.
    Девушка пожала плечами.
    – Нас сюда никто не звал. Мы живём тихо, стараемся никому не мешать. И не убиваем тех, кто сам не нападает. Если убивать всех подряд, тут вообще никого не останется.
    «Зверей жалеете, значит, – подумал Игорь, – а к людям отношение другое».
    – И у вас, я слышала, запрещают охотиться на редких животных, – добавила Алайя. Чуть поспешно, будто прочитав его мысли и тоже избегая скользкой темы.
    – Да, конечно. С нашим оружием убивать слишком легко. «Ну вот, сейчас она решит, что я хвастаюсь».
    – С нашим – тоже. Поэтому мы берём только то, что нам нужно. И не больше.
    Сантор и Рейваз снова направились вперёд по дороге. Игорь с девушкой пошли за ними.
    – Я слышал, вы хорошо чувствуете запахи?
    – Да, иногда это самый верный способ распознать опасность или найти дорогу. Цветы, насекомые – у многих запах хороший, узнаваемый.
    – А вы...
    – А у вас...
    Разговор тёк, будто горная река – быстро, неудержимо, пробиваясь там, где есть хоть малейшая трещинка и огибая опасные скалы. По молчаливому согласию они старались не касаться того, что могло оскорбить, задеть. Но даже при этом находились всё новые и новые темы для обсуждения.
    И им хотелось, чтобы путь продолжался ещё и ещё.
    И они были разочарованы, когда дорога вдруг закончилась.
     
    Сама по себе просторная поляна ничем особенным не выделялась. Ещё недавно Игорь не стал бы здесь задерживаться. В обычном, спокойном состоянии Источник почти не виден. Пройдёшь мимо и не заметишь.
    Зато теперь...
    Активный Источник – красивое зрелище. Необычное. Странное.
    Как будто стеклянный купол вырос посередине прогалины. Но он не твёрдый – стенки ритмично пульсируют, движутся, вот только глаз не может это уловить. Присмотришься – стеклистая масса волнообразно течёт снизу вверх, а боковому зрению кажется, что купол бешено вертится вокруг своей оси. Моргнёшь, протрёшь глаза – всё не так. А как – непонятно.
    И свет, попадая внутрь, как-то странно преломляется. У самих «стенок» ещё видны земля и трава, а дальше всё тонет в мутно-жёлтом мареве. И такое ощущение, будто до центра идти многие километры, хотя если бросить беглый взгляд, не присматриваясь, хорошо видно, что «купол» невелик. До другого края камень можно добросить.
    Но если так и сделать – неизвестно, с какой стороны камень вылетит наружу. И когда. Если в воздухе не зависнет...
    Стоя на краю поляны, люди молча смотрели на кружение таинственных сил. Конечно, Игорь не раз видел всё это на экране, но действительность оказалась совсем иной. Как реальный предмет отличается от карандашного наброска.
    – Ну что, – он махнул рукой, – пошли?
    Сантор молча кивнул. Алайя выпрямилась, подобралась.
    Они были на полпути, когда Источник вдруг изменился – то ли присел, то ли вырос. Воздух над ним заколыхался, будто нагретый. Вершина купола вдруг раздалась, превратившись в воронку. Луч света ударил в высоту. Его верхняя часть тут же рассеялась, нижняя сгустилась, начала уплотняться. Ещё немного – и новое Пятно взлетело вверх, как бы вытолкнутое воронкой. Кружась и пульсируя, оно унеслось по широкой дуге. Хорошо хоть, в противоположную от Города сторону.
    Вот и граница, небрежно обозначенная вбитыми в землю колышками. За неё переступать нельзя. Игорю нельзя.
    – Мы всё сделаем, – Алайя коснулась его руки. – Не волнуйся.
    – Не впервой, – добавил Сантор.
    Рейваз промолчал, сверкнув глазами. Остаётся надеяться, что его чувства ни на что не повлияют.
    – Тогда... удачи.
    Игорь отступил в сторону. Ещё раз проверил, действует ли режим «спокойствие».
    Вот и началась работа.
    Сначала Город защищали от Пятен самодельными волновыми установками. Ненадёжной была эта техника, да и энергии жрала много. А затем разведка донесла удивительную новость.
    Каким-то образом – может, в результате случайной мутации, – дикари обрели способность влиять на Источники. В их присутствии таинственные аномалии успокаивались, будто засыпали.
    Дикари прятались в них, выходя наружу спустя некоторое время целыми и невредимыми. До тех пор, пока все Источники не взяли под наблюдение. А пленников начали возить туда под конвоем, утихомиривать активность. Собственно, до этого пленных и не брали. Враги предпочитали погибнуть в бою, но не сдаваться.
    Это Игорь повидал не раз...
    Пленники спокойно пересекли границу и направились дальше. Теперь их черёд. Его миссия временно прекращается. До тех пор, пока Источник не утихнет, от Игоря ничего не зависит.
    Он смотрел, как силуэты людей медленно тают в призрачном тумане.
    Неподалёку щетинились антеннами и сенсорами неуклюжие ящики – научная аппаратура. Никакого от неё проку. Не по зубам городским учёным эта загадка.
    Шло время. Сначала Игорь расхаживал туда-сюда, как часовой, будто охраняя людей внутри. Но от кого? Большую опасность, чем сам таинственный Источник, да ещё в активном режиме, и придумать сложно. Хищники, ядовитые растения, вооружённые дикари – тут хоть всё понятно. А это...
    После всего, что ему пришлось пережить, казалось, что время еле тащится.
    Игорь уселся на траву, скрестив ноги. Спиной к джунглям. Раньше он бы ни за что так не сделал. Но то – раньше.
    Он не мог заставить себя отвернуться от Алайи.
    Как она там сейчас? Что с ней? Источники часто сравнивали с чёрными дырами, называли провалами в пространстве-времени. Что происходит с человеком, попавшим туда?
    Время шло.
    Никаких вестей. Всё ли с ней в порядке?
    Будто в ответ на его мысли Источник вдруг раздался, потемнел, пошёл складками. Вращение ускорилось так, что стало больно глазам.
    Что с ней?
    Игорь вскочил. Его не инструктировали на этот счет. Всё, что он должен был сделать – всё, что он мог сделать, – доставить дикарей на место. Затем, что бы ни случилось, он должен сидеть рядом и ждать.
    Да и чем он может помочь?
    Он не знал. Но и просто ждать был не в силах.
    От внезапной мысли Игорь похолодел. Он взглянул на запястье. Огонёк не горел. Связь с ошейниками утеряна.
    Насколько ему было известно, бомбы ещё никогда не взрывались самопроизвольно. А много ли ему известно? Много ли сообщает Особый отдел таким, как он?
    Источник пульсировал, будто набирая скорость для отрыва от земли и выхода на орбиту.
    Подойдя к самой границе, Игорь помедлил, затем переступил её. Шаг, другой...
    То, что он делал, строжайше запрещалось правилами. Но ведь, в конце концов, дикари – тоже люди. Не какие-то сверхсущества. Они не могут отличаться так сильно. Если им удаётся входить и выходить, оставаясь невредимыми – удастся и ему.
    Пока Игорь убеждал себя, ноги сами несли его вперёд.
    Шаг, ещё шаг...
    Прозрачная стена на поверку оказалась совсем неощутимой. Игорь готовился встретить сопротивление, напор, способный сбить его с ног, а обнаружил пустоту. Лишь лёгкий ветерок коснулся кожи.
    Свет померк.
    Игорь обернулся. Поляну будто заслонило волнистое стекло. Деревья виднелись, но смутно.
    Он шагнул к центру Источника. Странное ощущение – ноги как бы скользят над землёй. Каждый шаг – всё длиннее и длиннее. Вокруг сгущается темнота.
    И куда теперь идти? Где искать?
    Кричать Игорь даже не пытался. Почему-то он был уверен, что звуки увязнут в стеклистом тумане. Он просто подумал: «Где ты?»
    И увидел свет.
    Алайя и остальные сияли, разгоняя сумрак.
    Он ясно видел их перед собой. Но не глазами. Как – описать невозможно.
    Прикосновение-мысль коснулось его сердца.
    – Значит, ты пришёл, – повернулась к нему Алайя.
    – Да, я... – Игорь замялся, – я думал, с вами что-то случилось. Снаружи оно...
    – Тоже мне, спасатель, – пришли слова-мысль от Сантора, но с оттенком уважения. Даже Рейваз, похоже, смотрел на него доброжелательно.
    – Ты не должен был приходить. А теперь, – слова окрасились оттенком печали, – уже ничего не изменишь.
    – С вами всё в порядке?
    – Да. Не волнуйся.
    – А как... – Игорь оглянулся по сторонам. – Я... читаю мысли?
    Произнося это, он вдруг понял, что и чувства их для него – как открытая книга.
    – Да, это свойство Источника. Здесь границы нарушаются, делаются зыбкими...
    – Но почему раньше никто об этом не знал?
    Горькая усмешка.
    – Те, кому нужно – знали. А таким, как ты, знать было не положено.
    – Но почему?
    – Потому что ваши правители превратили вас в рабов, – вмешался Сантор. – И раз вы сами об этом не догадываетесь, нельзя допустить, чтобы вы читали мысли хозяев.
    Его слова были окрашены злостью и горечью. Игорь затряс головой.
    – Нет, вы ошибаетесь. Мы не рабы.
    – Я покажу тебе, – выступила вперёд Алайя. Она протянула руки, почти касаясь его пальцами.
    Секунда, другая – и завеса тумана раздалась.
    Он смотрел на небольшую поляну в джунглях. Полог из переплетённых ветвей почти целиком закрывал небо. Небольшие домики, тоже из веток и листьев, жались друг к другу вокруг центральной площадки.
    Ракурс был немного необычным. Игорь понял, что смотрит на мир глазами маленькой девочки. Глазами Алайи.
    Несколько человек появились в поле зрения. Они шли не спеша, переговариваясь между собой. Кожаная одежда, неуклюжие ружья за плечами – дикари. Выйдя из хижины, женщина в яркой одежде улыбнулась им и что-то сказала. Один из мужчин засмеялся в ответ.
    Несмотря на оружие, Игорь чувствовал мир и покой.
    Внезапный взрыв снёс хижину, швырнул людей на землю. Кто-то закричал. Солдаты в камуфляже, выходя из-за деревьев, поливали посёлок огнём. Дикари отступали в джунгли, отстреливаясь на ходу.
    Когда перестрелка стихла, на поляну выехал вездеход с эмблемой на борту – сжатый кулак на фоне скрещённых мечей. Спецназ Особого отдела.
    Из грузового отсека вытащили три мёртвых тела в изодранной, пропитанной кровью форме солдат-пехотинцев. Спецназовцы бросили их на землю и расстреляли из арбалетов. Посовещавшись, они отрубили голову одному из солдат, насадили на шест и вкопали его в землю посреди площадки.
    – Этого не может быть, – Игорь отступил на шаг. – Я не верю!
    Но уже произнося эти слова, он знал, что им движет простой страх. Боязнь признать правду. Он мог воспринимать память, эмоции и побуждения стоящих перед ним людей, как свои собственные. Потому что они стояли сквозь него, через него, их разумы пересекались... Это было невозможно понять, но не верить им он не мог.
    – Первые «дикари» были безобидными романтиками, которые просто хотели жить своей жизнью, – заговорил Сантор. – Но ваши главари быстро поняли, что им выгодно запугивать людей историями про злых, кровожадных варваров. Люди становятся покорными. Они отдают свободу в обмен на защиту и безопасность. Соглашаются, чтобы военные превратили колонию в одну большую казарму.
    – Найдя людей, готовых выполнять грязную работу, они начали совершать преступления и валить всё на нас, – продолжила Алайя. – Мы начали защищаться...
    – ...и такие, как ты, окончательно поверили в угрозу из джунглей.
    Правда ошеломила Игоря. Привычная картина мироздания рухнула в момент, хороня его под обломками. Всё, чем он жил, во что верил, оказалось ложью.
    Он так ненавидел дикарей... Так искренне считал себя борцом за справедливость...
    Игорь ясно ощущал, что эти люди сочувствуют ему. И от такого становилось ещё горше. Они могли понять и даже простить своего врага. А он?
    – Я всё расскажу нашим, как только выберусь отсюда, – поклялся Игорь. – Обещаю! Я найду способ их убедить.
    Алайя подошла ближе. От неё повеяло грустью.
    – Твои начальники предусмотрели всё. Как думаешь, почему выполнять это задание всегда посылают одного человека? Двоих всё-таки надёжнее.
    Игорь не знал.
    – Они не хотят, чтобы кто-то увидел, что происходит с нарушителями. С теми, кто ослушался и зашёл в Источник.
    Тонкий палец указал на его грудь.
    – Медаль, которой тебя наградили – это бомба. Она взорвётся, как только ты выйдешь наружу.
    – И им всё сойдёт с рук, – добавил Сантор. – Поскольку свидетелей нет, всё спишут на несчастный случай. Или снова обвинят проклятых дикарей.
    Лицо майора-особника всплыло перед глазами. Теперь Игорь ясно читал на нём чувство вины. Как он мог не понять это раньше!
    Он попытался снять, сорвать медаль, но пальцы прошли сквозь неё, не встречая сопротивления.
    – Так ты ничего не добьёшься, – покачала головой Алайя. – Здесь те, кто жив, существуют отдельно от предметов.
    Игорь взглянул на девушку с надеждой. В её словах звучало что-то...
    – Да, у нас есть план, – она помедлила. – Но это рискованно. Ещё никто и никогда не делал подобное.
    – Ну... выхода у меня всё равно нет?..
    Рейваз приблизился, молчаливый и сосредоточенный. Он протянул руки к Игорю. А затем...
    Всё вокруг закружилось, поплыло, будто перед потерей сознания. Ориентация исчезла. Игорь больше не знал, где верх, где низ. Его уносило куда-то далеко-далеко...
    Наконец разум прояснился. Он снова стоял рядом с Алайей, снова ощущал остальных. Рейваз находился перед ним. Но видел Игорь... себя. Как в зеркале.
    – Удачи, – прошептали губы, уже не принадлежавшие ему.
    Поняв, что происходит, Игорь рванулся вперёд, пытаясь остановить, задержать... Но не смог.
    Оказавшись снаружи, Рейваз повернулся к ним лицом, усмехнувшись на прощание. Больше он ничего сделать не успел.
    Бомба взорвалась.
    Игорь видел себя, лежащего на земле с развороченной грудью. Прямо как утром, во сне...
    Алайя молча положила руку ему на плечо. Широкое, крепкое плечо под кожаной курткой.
     
    Трое человек брели по дороге. Они молчали.
    Нарастающий рокот заглушил лесные звуки. Над деревьями показался вертолёт. Сделав круг над головами людей, он опустился поперёк дороги. На чёрной броне тускло сверкнула эмблема – сжатый кулак и скрещённые мечи.
    Из распахнувшейся двери выглянули вооружённые солдаты.
    – Ну что, набегались? – усмехнулся один. – А нашего парня потеряли?
    – Это вы его потеряли, – огрызнулся старший. Девушка, ничего не говоря, спокойно смотрела на солдат. Стоявший рядом с ней парень тоже молчал, уставившись в землю.
    – Ни чужих не жалеете, ни своих...
    – Ладно, хватит болтать. Залезайте.
    Пленников доставили обратно на Базу. Никто их ни о чём не расспрашивал. После обыска охранники сняли с них ошейники и ушли оформлять документы.
    Дикари остались одни.
    – Начинаем? – тихо спросила Алайя.
    Игорь молча кивнул. Подойдя к металлической двери, он внимательно осмотрел идентификатор. Стандартная модель. На вид – без каких-либо новшеств.
    Он не колебался – как и раньше, без раздумий бросаясь в бой. Ради этого погиб Рейваз. Человек, которого Игорь практически не знал, принял уготованную ему смерть.
    Вместе с новым телом Игорь получил и новый долг. Сможет ли он когда-нибудь расплатиться?
    Склонившись, он отчётливо произнёс код.
    Со старой моделью, поверхностно определяющей личность человека по голосу, ничего бы не вышло. Голосовые связки принадлежали не Игорю. Но это устройство действовало тоньше. Оно фиксировало мельчайшие нюансы произношения, которые нельзя подделать. И даже сейчас они должны были сохраниться.
    Зелёный огонёк замигал, будто в нерешительности.
    А вдруг его уже зарегистрировали как погибшего и вычеркнули из всех списков? Вдруг коды успели сменить? Или...
    Стальная пластина дрогнула и поползла в сторону.  
    
    

  Время приёма: 18:47 19.01.2014