10:02 03.02.2019
Поздравляем победителей 48-ого конкурса!
1 Юлес Скела ak003 Таємниця Живени
2 Ліандра ak024 Всі діти світу
3 Нездешний ak002 Подпольщики


05:50 03.02.2019
Сегодня в 17.00 заканчивается приём судейских бюллетеней и подводятся итоги 48-ого конкурса.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 48 (зима 19) Фінал

Автор: Юлес Скела Количество символов: 30664
31. Война за мир. Предложение, от которого нельзя отказаться. Финал
рассказ открыт для комментариев

u021 Осада парящей крепости


    Следы вечно ускользающей Софи Мунтян на этот раз привели Дэна в самый дальний сектор бывших владений Империи. Добраться сюда было бы проще и быстрее на своём скайте-киборге Рокфоре, как назвал когда-то Дэн свою неожиданную удачную находку. Только вот афишировать такой раритет без лишней нужды не стоило. Другое дело, если бы надо было срочно рвать когти… Но сейчас Дэн вовсе не был отягощён последствиями очередной аферы. Он просто искал Софи. Поэтому чинно и совершенно легально покинул борт пассажирского лайнера в порту Океании и вошёл в терминал вокзала этой провинциальной колонии. Рокки, естественно, находился под рукой – всего в нескольких парсеках, то есть в прямой ментальной доступности.
    По старой доброй привычке Дэн первым делом отправился на поиски привокзального бара. Дабы получить первоначальное представление о местном колорите, впитав его с парочкой – другой коктейлей. Типичных, в отличие от колорита, для всей обжитой части галактики.
    Блуждая в хитросплетениях туннелей и переходов портового муравейника, Дэн забрёл в какой-то глухой безлюдный закоулок. Осознав, что нужно возвращаться в основной поток броуновского движения, он развернулся в обратную сторону. И чуть ли не нос-в-нос упёрся в двух гуманоидных особей мужского типа без особых признаков индивидуальности. Безликость таких существ в толпе для Дэна была настолько знакома и узнаваема, как если бы это были светлячки в кромешной тьме мангровых зарослей Джанглии. Как он мог не заметить их раньше?!
    – Денис Безхмáр? – безучастно спросил один из субъектов, случайно или намеренно делая ударение в фамилии на второй слог вместо первого.
    – Бéзхмар, с вашего позволения, – слегка кивнув головой, улыбнулся Дэн.
    Второй индивид молча достал из внутреннего кармана комбинезона круглый жетон, на чёрно-синем фоне которого плавно вращалась голограмма кристаллической решётки в форме икосаэдра.
    – Ну да, ну да! – расплылся в ещё большей улыбке Дэн, лихорадочно соображая, какой же из его былых подвигов стал причиной этой встречи. – Империя сдохла, да здравствует Федерация! Свято место КУБИКа* занял Икосаэдр! Я задержан?
    – Вы приглашены для беседы, – всё так же бесстрастно возразило первое тело.
    – Тогда на каких основаниях? Что мне инкриминируют? – игнорируя ответ, ринулся в атаку Дэн.
    – Мы теряем время, – обратился второй агент к первому. – И начинаем привлекать внимание.
    И в этот момент Вселенная прекратила своё существование.
    
    * * *
    Как оказалось, временно. Вселенная возвращалась к своей структурированной чёткости, наращивая резкость вместе с тупой занудной головной болью. Перед взором Дэна кристаллизовалось массивное пульт-бюро, за которым в высоком кресле восседал седой джентльмен в деловом костюме, оценивающе разглядывая свою добычу. Над его головой в чёрном тумане мерцала большая проекция всё той же кристаллической решётки – точное изображение центральной станции силового ведомства Федерации.
    – Очнулись? Сейчас антидот окончательно снимет действие блокатора, и головная боль пройдёт, – не меняя позы, равнодушно проинформировал седой.
    – Зачем же так грубо… – простонал Дэн, пытаясь осознать окружающий мир и своё место в нём.
    – Сам виноват, – пожал плечами чиновник. – Не вежливо упираться, когда серьёзные люди настоятельно приглашают на деловую беседу.
    – Давно у меня не было такого похмелья, – констатировал Дэн, приподымаясь в кресле и растирая пульсирующие виски. – Убойное средство. Поделитесь рецептом?
    – Ну вот, остроумие уже вернулось. Значит, можем начинать общаться. Я, как вы уже догадались, представляю Федеральное Бюро Безопасности, или, по-вашему – Икосаэдр… Полковник Бэрри, – уже не глядя на Дэна продолжал джентльмен, колдуя над пультом. – А вас как прикажете величать? Мистер Безхмáр, он же Бес…
    – Ну, учитывая общую корпоративную хворь вашей конторы коверкать мою фамилию, – ухмыльнулся сквозь затухающую боль Дэн, – то я бы предпочёл просто Бес. Тем более, что так короче… Кстати, а где я нахожусь с точки зрения пространственной ориентации?
    – На борту спецтранспорта, который направляется… Впрочем, куда – вы сами поймёте, когда выслушаете моё предложение.
    – От которого я, конечно же, не смогу отказаться? – понимающе продолжил Дэн мысль полковника.
    – Надеюсь, что у тебя, Бес, хватит для этого благоразумия, – повернувшись к нему, жёстко отрезал Бэрри. – А вот, кстати, и аргументы.
    Полковник лёгким жестом руки указал на изображение пухлой потрёпанной папки, повисшей над бюро. Дизайнеры Икосаэдра, как оказалось, тоже не были лишены чувства юмора.
    – Мы давно наблюдаем за одним мелким, но очень везучим жуликом по кличке Бес, который пощипывает гастрольным образом отдельные колонии, – начал было излагать Берри, но был перебит собеседником.
    – И что же, неужели этот мелкий жулик умудрился где-то наступить на мозоль такому гиганту, как федеральная власть? – наконец-то заблистал красноречием Дэн, как только отступившая боль позволила языку окончательно развязаться.
    – Нет, – скучающе вздохнул полковник и вытащил из папки один слегка примятый виртуальный листок. – Но в папке есть целый список тех субъектов и организаций, которые были бы рады заполучить этого жулика в любом виде.
    – Не сомневаюсь, сэр, что вы с превеликим садистским удовольствием отправили бы меня по всем адресам одновременно, – опять криво ухмыльнулся Дэн.
    – Как-то в этом духе я и поступлю, если ты не согласишься сотрудничать, – всё в том же тоне продолжил полковник.
    – И в чём же будет заключаться это сотрудничество? – Дэн заинтересованно приподнял бровь.
    – Вот мы и подошли к сути вопроса, – Бэрри выбрался из-за стола и принялся расхаживать позади своего кресла. – Итак… Когда наши доблестные войска окончательно сломили сопротивление имперцев и добились капитуляции, федерация начала наводить порядок на бывших территориях Империи. Добрались, наконец, и до самых отдалённых границ этого сектора. Собственно, я и координирую деятельность Бюро здесь на Океании и прилегающем пространстве… И вот, недавно, на самом краю ойкумены, мы обнаружили очень интересный, можно даже сказать, уникальный мир, о котором раньше, к стыду нашей разведки, ничего не слышали. В имперских базах данных нашлись довольно скудные сведения о нем. Судя по всему, Империя сама не так давно открыла его и приступила к колонизации…
    – Позвольте вас перебить, – влез Дэн, спрашивая разрешения уже по факту. – Вы сказали «уникальный мир». В чём же его уникальность?
    – Уникальность? – полковник бросил задумчивый взгляд на бюро, где находился небольшой экран. – Мы как раз вышли на удалённую орбиту и уже можем принимать картинку со станций наблюдения. Так что, смотри сам.
    И он забарабанил пальцами по экрану. Позади него, чуть выше спинки кресла, но ниже эмблемы Икосаэдра, возникло изображение сильно сплюснутого газового эллипсоида, светящегося в чёрной пустоте космоса. По экватору планеты расположился пояс из большого количества спутников разных форм и размеров. И все они купались в бело-голубой вате атмосферы, подсвеченной местным светилом.
    – Полинезия, – произнёс полковник, повернувшись к изображению. – Редчайший среди газовых гигантов. Хотя твёрдое ядро у него тоже имеется. Да еще и с магнитным полем. Но, не это главное. Главное – это пояс. Острова, как назвали их имперцы... Хотя некоторые можно было бы смело назвать материками… Архипелаг с общей атмосферой. У имперцев мы нашли метео- и гравитационные карты. Динамические. Климат и гравитационные поля в поясе архипелага весьма изменчивы, но подчинены своим внутренним закономерностям и циклам. И практически на всех островах – богатая аборигенная флора. Возможно, и фауна. Очень интересный мир… Мир деликатного и хрупкого равновесия.
    – Да уж, – протянул Дэн, приподнявшись с кресла и заворожённо разглядывая проекцию Полинезии. – Впечатляющее зрелище… Но, при чём здесь я?
    – Нам понадобится твоя помощь, Бес, – обернувшись к нему, ответил Бэрри тоном, не допускающим обсуждения.
    – О, как! – насмешливо задрал брови Дэн. – Многогранник настолько опустился, что просит о помощи мелкого жулика!
    – Во-первых, не просит, – сердито возразил полковник, – а во-вторых, это не наше решение. Впрочем, всё по порядку. Когда мы впервые подошли к этой планете, мы получили от полинезийцев жёсткое предупреждение. Несмотря на падение Империи, они не признают нашей власти и не собираются никого пускать в свой мир. Система планетарной обороны в отличном боевом состоянии. Так что никакой десант без мощной поддержки не пройдёт. Кстати, не врали – они сбили все станции слежения, которые пытались выйти на низкую орбиту. Еще они добавили, что полномасштабная военная операция наверняка нарушит хрупкое динамическое равновесие и просто уничтожит архипелаг. Но их это не пугает. Они готовы умереть вместе со своей Родиной. Фанатики хреновы!
    – И что? Ваша Контора сдалась? – с ироничной жалостью спросил Дэн.
    – Чёрта с два! Мы были готовы стереть этот хрустальный шарик в порошок, только бы не терпеть эту имперскую занозу у себя в заднице! – Прежде спокойный полковник Берри начал заводиться. – Но вмешались сильные мира сего… Когда пронюхали о Полинезии.
    – Сильные мира сего? – саркастически удивился Дэн. – Дураки, конечно, верят, что после падения Империи миром правят Сенат Секторов и Расовый Конгресс. Но умные-то понимают, что реальную картину контролирует Икосаэдр, который со времён противостояния сконцентрировал у себя все силовые функции…
    – Да-да, – впервые усмехнулся полковник. – Дураки верят, умные понимают… А осведомлённые знают… что есть некий клуб респектабельных джентльменов, которые совместно решили, что противостояние и границы начали мешать их интересам. И организовали войну. И назначили победителя… А теперь хотят Полинезию… В целости и сохранности. Не знаю, что они собираются с ней делать. Может, курорт? А может быть, гигантский парк аттракционов. Какой-нибудь «Метеора-ленд».
    – Ну, и что же вы?
    – А что мы? Наши аналитики засели за гравитационные карты, разработали план щадящего штурма с аккуратным подавлением огневых точек оборонительной системы. Операция «Деликатес». Согласно динамической конфигурации полей могла бы начаться… Впрочем, тебя это не касается... Туземцы, будто пронюхали что-то и выдвинули очередной ультиматум. В случае начала штурма они грозятся взорвать «грязные бомбы» – энергоблоки на самых пригодных для жизни гуманоидов островах. Дальнее сканирование показало, что там действительно есть что-то такое… Пришлось отказаться от операции.
    – И, конечно же, ваше ведомство настолько гуманно, что от неразрушающей биоатаки тоже пришлось отказаться? – скептически прищурившись, закачал головой Дэн.
    – Ну, не без этого, – почему-то замялся Бэрри. – Кроме того мы не знаем, к каким конкретно расам принадлежат колонисты. И нет ли среди них аборигенов неизвестной нам расы. А использование универсальных вирусов, сам понимаешь, в данных обстоятельствах абсолютно неприемлемо… Так что, обложили мы Полинезию… В смысле, взяли в плотную осаду. И предлагаем переговоры…
    – А они в ответ обложили вас трёхэтажно и плевать хотели на ваши переговоры, – закивал головой Дэн, с задумчивой улыбкой разглядывая проекцию Полинезии. Как будто хотел разглядеть в этом хороводе сине-зеленых островов гордых и непокорных аборигенов, не побоявшихся выступить против всей ополчившейся на них Вселенной во главе с безжалостной машиной Икосаэдра.
    – Эй, сынок, – вывел его из задумчивости голос полковника. – Вернись на базу… И не так уж долго они плевали. Согласились, в конце концов. Только в качестве посредника почему-то выбрали тебя… – Бэрри сделал многозначительную паузу. – Как самого незаангажированного и честного из всех им известных… Интересно, на кой ты им сдался? Может, тоже успел напакостить? Или вы, наоборот, в сговоре? Впрочем, не важно. Важно то, что ты или добьёшься от них добровольного переселения на любую из ещё незанятых планет, или…
    – Или в случае неудачи – попрошу у них политического убежища, – задумчиво пробормотал Дэн.
    – Убежища? В осаждённой крепости, обречённой на уничтожение? А может лучше – это? – полковник красноречивым жестом указал на список, до сих пор висевший над столом рядом с папкой.
    – Какой грязный и подлый шантаж! – наиграно возмутился Дэн. – Да будет вам известно, сэр, что самый незаангажированный и честный переговорщик в моём лице не будет работать на таких условиях! Мой благородный труд должен быть достойно вознаграждён.
    – Сколько? – не моргнув глазом, спросил Бэрри. Было очевидно, что его хозяева не испытывают никаких стеснений в средствах.
    – Бросьте, я не о деньгах, – с видом оскорблённого достоинства напыщенно возразил Дэн. – Я не настолько меркантилен. Я заочно влюбился в этот сказочный мир и спасу его совершенно бесплатно, если у меня будет достаточно мотивации для этого. Ну, к примеру, если в моей собственности окажется один из этих райских островков. На мой выбор. Тогда будет что спасать.
    – Ну, ты и наглец! – от души рассмеялся полковник. – В твоём-то положении ещё и торговаться! Хотя… Ты знаешь, я передам твои условия… Но ни на один из пяти крупнейших материков можешь даже не разевать… Уж в этом-то я уверен.
    
    * * *
    Полковник Бэрри лично проводил Дэна до самой посадки в транспорт. Им оказался старенький одноместный катер-межпланетник. Уловив скептический взгляд Дэна, полковник с улыбкой по-отечески похлопал его по плечу:
    – Ничего, малыш, для твоего задания достаточно. Зато точно не наделаешь глупостей… Ничего не забыл? Карты, проспекты?
    – Да все я взял, полковник, – со вздохом ответил Дэн. – Лучше молитесь, чтоб я благополучно добрался.
    – Не волнуйся, сынок, доберёшься, лошадка надёжная.
    Уже вылетев за пределы станции, Дэн мысленно позвал скайта:
    – Рокки, ты меня слышишь? Ты карты считал?
    – Слышу, Бес, считал.
    – Что-то неуютно мне как-то в этой колымаге… Как бы незаметно в тебя пересесть?
    – Вряд ли. До архипелага – заметят федералы. На месте – заметят туземцы. А что тебя, собственно, беспокоит?
    – Боюсь, если это корыто даже и долетит до Полинезии, то его либо система защиты разнесёт при подлёте, либо само развалится при посадке… Эх, был бы здесь Ктулху – вот кому уж всё нипочём!
    – Ну, я конечно, не боевой кракен, а всего лишь яхта свободного фрахта, но тоже кое на что способен.
    – Да на что ты способен, тем более, черт знает, на каком расстоянии!
    – Я рядом, Бес. На параллельном курсе в километре справа.
    – Что-то ни я, ни приборы… Ты что, и снаружи можешь быть прозрачным? Опять ретрансляция?
    – Не обязательно быть прозрачным, чтобы стать невидимым. Можно просто уменьшиться до песчинки.
    – Ты и такое можешь?! Только не вздумай так шутить, когда я буду внутри. А то с тех пор, как ты освоил чувство юмора…
    – Не дрейфь, внутри ничего не меняется… Как-нибудь на досуге расскажу тебе о генераторе локальных искажений параметров пространства.
    – Ну, ты и жулик, Рокки!
    – С кем поведёшься, босс!
    Так, коротая время за дружеской болтовней, Дэн дополз, наконец-то, на своей старой развалине до зоны планетарной защиты.
    – Слушай, Рок, мне уже и вправду как-то не по себе. Почему они меня не запрашивают? Сейчас автоматика как шмальнёт! Ты меня точно успеешь прикрыть?
    – Расслабься, паникёр! И как ты раньше без меня жил? Они уже просканировали твою калошу, убедились в её безоружности и твоём одиночестве. А личную идентификацию, я думаю, оформят на месте.
    – Да? А вдруг я окажусь не тем Денисом Безхмаром? Мало ли во вселенной тёзок?
    – Тогда я найду Софи, и передам ей, что ты стал жертвой поисков любимой и пал смертью храбрых! Бес! Стоит ли устраивать истерику из-за вероятности один к двадцати семи миллиардам?
    – Ладно, заткнись, шутник… Но будь рядом… Потом расскажешь, как считал.
    В этот момент по кабине катера разлился мягкий глубокий голос среднего пола:
    – Для успешной посадки прошу передать нам коды управления вашим транспортом. Спасибо.
    – Да пожалуйста! – ответил Дэн вслух не пойми кому и принялся выполнять указание. Катер тут же слегка тряхнуло и его повели в направлении ближайшего крупного материка, заводя под острым углом к плоскости архипелага.
    Внизу, перемежаясь с обрывками то перистых, то кучевых облаков, проплывали острова. Огромные и поменьше, скалистые и равнинные, пустынные и сплошь заросшие сине-зелёными джунглями, с пятнами озёр, нитями рек и серебряными гирляндами водопадов. И большими стаями крылатых существ, мигрирующих, очевидно, с острова на остров.
    – Да, Бес, – опять внезапно влез в его мысли Рокфор. – Если дело выгорит, и ты заполучишь один из островков, Софи это точно оценит.
    – Не сглазь, болтун, – подумал в ответ Дэн. – Мы ещё даже не вступили в контакт.
    – А я вообще не уверен, что будет с кем. Всё, что я сканирую – так это только автоматы, бестолково снующие между островами и выгружающие в эфир горы информационного мусора. Постройки со слабой поверхностной радиацией, но пустые и мёртвые внутри. Сплошная симуляция бурной деятельности. И никакой разумной жизни.
    Тем временем катер сел на пустынном космодроме и покатился к ближайшему ангару.
    – Рок, я думаю, их просто очень мало, – ответил Дэн, не прекращая следить за происходящим. – Вот они и надуваются, как жаба-бык, чтобы впечатлить федералов.
    Катер вполз в огромный, но абсолютно пустой ангар. Никаких кораблей. Только один межконтинентальный жук-везделаз. В кабине опять зазвучал бесполый голос:
    – Пересядьте в местный транспорт и пройдите там стандартную идентификацию. Спасибо.
    – Кстати, Рок, как там за бортом с точки зрения выживания? – мысленно спросил Дэн.
    – Всё в норме.
    ¬Вконец обленившийся скайт даже не удосужился перечислить все параметры, которые были в норме. Совсем очеловечился, сволочь!
    – Я всё слышу! – отозвался Рокфор.
    Нехотя выбравшись из катера и перебравшись в жука, Дэн, одевая обруч идентификатора, подумал: «Интересно, если я окажусь не тем Безхмаром, меня вежливо попросят вернуться на катер или пополнят запасы удобрений в какой-нибудь местной оранжерее?»
    – Бес, лучше подумай над тем, что я тебе скажу, – опять вмешался в его мысли Рокки. – Я прочесал всю планету на предмет ментальной активности. Ты знаешь, мне это – раз плюнуть. Так вот – ни одной живой разумной мысли.
    Жук-везделаз, видимо удовлетворенный результатами идентификации, выполз из ангара и взмыл в воздух.
    – Ты уверен? Кто же тогда всем этим заправляет?
    – Искусственный интеллект. На одном небольшом островке, в картах числится как Фландрия. Кстати, мы только что взяли курс именно в том направлении.
    – Великолепно! – Дэн хлопнул себя ладонью по колену. – Прекрасная перспектива – уговаривать слетевший с катушек ИИ переселиться на другую планету! Слушай, Рокки, а может, вырубишь его как-нибудь? А федералам скажем, что местные уже в пути к новому дому. Так и остров здесь заработаем, и планетку лишнюю для себя… сэкономим!
    – Ну, во-первых, Бес, я не кракен, – тоном уставшего повторять ответил скайт. – А во-вторых… Разве тебе самому не интересно, почему это «свихнувшийся ИИ» потребовал именно тебя и откуда он тебя знает? А в-третьих, этот «безумный ИИ» демонстрирует наличие хороших манер. Только на его острове работает генератор локальной гравитации. И уровень равен строго одному «жэ». Похоже, он тебя ждет. А ты – «вырубишь»! Шовинист проклятый.
    – Ладно, уговорил, – нехотя согласился Дэн. – Не будем пока форсировать события…
    
    * * *
    Подлетая к Фландрии, жук пошёл на снижение, и Дэн уже мог различить детали ландшафта этого скалистого мирка-островка с утопающими в зелени долинами. Над одной из них нависала зеркальная струя водопада, такого высокого, что вода не достигала дна, а превращалась в пушистое белое облачко, оседающее в небольшое озерцо мелкой моросью. Над облаком сияла двойная радуга. На противоположном от водопада берегу озера, окружённый лужайками и сквериками, выпирал из земли зеркальный купол, судя по разному затемнению сегментов – с контролируемой тонировкой. И зачем ИИ такие изыски?
    Жук уже заходил на посадку к одной из лужаек возле купола, когда вдруг ему навстречу устремилась целая стайка китайских фонариков.
    – Да меня здесь встречают чуть ли не с оркестром! – подумал Дэн.
    – Мало того, – озабоченно отозвался Рокки. – Фонарики в форме додекаэдров – символ анти-Икосаэдра – вырождение углов в грани, а граней – в углы. Я впервые встречаю ИИ с чувством юмора. Кроме себя, конечно… Хотя, стоп… Ну да, теперь всё ясно. Здесь есть одно живое разумное существо. Просто его только что разбудили.
    – О как! А мы с ним знакомы?
    – Сейчас сам увидишь.
    Жук на автопилоте сел между озером и куполом, и Дэн спрыгнул на залитую солнцем лужайку, готовясь к встрече с «принимающей стороной».
    В этот момент два нижних сегмента купола разошлись в стороны, выпустив на свет божий босоногую девушку в пёстрой розово-голубой пижаме.
    Сладко потянувшись, она достала из кармана яблоко и, как ни в чём не бывало, направилась к Дэну, на ходу изрядно надкусив сочный плод.
    – Привет, балбес! – как бы мимоходом поздоровалась дама, лишь слегка ухмыльнувшись уголком рта и сверкнув янтарными глазищами. – Яблочко хочешь?
    Не дожидаясь ответа, она вручила застывшему Дэну надкушенный плод и направилась к озеру. Там, на берегу, Софи (а ведь это была именно она!) сбросила с себя пижаму, обернулась к Дэну и, показав ему язык, плюхнулась нагишом в воду.
    Из ступора Дэна вывел смешок скайта, который, обретя видимость, висел в воздухе метрах в двухстах, подставляя солнечным лучам свои радужные паруса-плавники.
    – Бес! Я тебя не узнаю! Грызи скорей этот запретный плод и – вперёд за орденами!
    – Закрой глаза, бесстыжий – потребовал Дэн, срывая с себя комбинезон.
    – Приехали! – снова рассмеялся Рокки. – А то я никогда не видел, чем вы внутри меня занимаетесь!
    – Так ты подглядывал? Извращенец!
    – Нет, чёрт возьми, любовался звёздами и слушал в наушниках музыку небесных сфер! Ладно, не буду вас смущать. Поплаваю по архипелагу, осмотрюсь. Надеюсь, в моё отсутствие, вас не успеют изгнать из рая…
    Час спустя Дэн и Софи, лёжа вниз лицом в прозрачном изнутри скайте, неслись сквозь облака над архипелагом, разглядывая пейзажи и делясь последними новостями.
    –…И никого. Имперцы, всё побросав, дёрнули отсюда то ли на войну, то ли в эвакуацию. А какой мир! Сказка! – Софи мечтательно вздохнула. – Жалко стало отдавать властям. Пришлось, правда, немного попыхтеть. Позапускать всё, что ещё запускалось. Симуляцию организовать, радиацию на некоторых объектах… Кстати, трудней всего было переселить всех ядовитых ежей с Фландрии… Чтоб босиком…
    – И как долго ты собиралась держать эту осаду? Ты хоть понимаешь, что была на волоске…
    – Да понимаю я всё, Бес, не дурочка! Просто хотелось протянуть ещё несколько месяцев. Понежиться… Ну, вот я и придумала вызвать тебя посредником. А что? По крайней мере, с твоей помощью отхвачу какую-никакую планетку. Я, кстати, как уполномоченный и единственный представитель полинезийцев, выбираю Квинсленд. Куда переводить коды прав собственности – ты знаешь… А что ты у федералов выторговал?
    В этот момент из облака прямо на них вынырнула огромная крылатая тварь, да так неожиданно, что Дэн рефлекторно дёрнулся, а Софи рассмеялась:
    – Мы же в скайте, балбес! К тому же здешние драконы все сплошь травоядные.
    Тварь резко взмыла вверх, уходя от столкновения и тень от её огромного крыла на пару секунд накрыла парочку.
    – Ну, раз уж драконы тут травоядные, – уже спокойно вернулся к разговору Дэн, – а ежей на Фландрии ты вывела, то я, пожалуй, твой островок и заберу в качестве гонорара за хлопоты.
    – Ладно, – вздохнула Софи. – Только я поживу здесь ещё немного. Во-первых, надо будет привести архипелаг в исходный порядок. Точней, беспорядок. А потом – ещё чуть-чуть, пока на Квинсленде отстроюсь… Побуду на Фландрии в качестве твоей управляющей. Возьмёшь?
    – Да не вопрос! А что, так здесь понравилось?
    – Ещё бы, – вздохнула Софи. – Земля обетованная! Если выбирать, где рожать – то лучше Фландрии не найдёшь!
    – А натальный комплекс? – скептически усмехнулся Дэн. – Или ты его здесь предлагаешь отгрохать?
    – Ты не понял, Бес, – с какой-то грустью улыбнулась Софи. – Я хочу натурально, как предки.
    – Муни, солнышко! – опешил Дэн. – Ты серьёзно? Я смотрю, ты от райской жизни и одиночества не только лишний вес набрала, но и всяких завиральных идей… Это что, новая мода такая на всяких дурацких дамских ресурсах?
    – Я ж говорю, ты не поймешь, – так же грустно ответила девушка.
    – А ты хоть знаешь, что при естественных родах есть риск летального исхода? – начал сердиться Дэн. – Так что это – без меня. Я не хочу быть причиной такой… угрозы…
     – Без тебя, Бес, так без тебя, – ехидно ухмыльнулась Софи. – С моим-то теперешним приданным… Найдём серьёзного, ответственного, обеспеченного …
    – Ну да, кого-нибудь из тех фермеров, которые скоро налетят сюда стричь капусту.
    – А хоть бы и так! Зато не такого балбеса, как ты!
    
    * * *
    Болтаясь в чреве скайта в межзвёздном пространстве, Дэн размышлял о произошедших событиях, пялясь невидящим взором в Млечный Путь. С одной стороны – всё прошло вроде бы гладко. Муни получила свой Квинсленд на предъявителя, Дэн, особо не напрягаясь, – райский уголок на архипелаге. Но всё это как-то не грело душу. Размолвка с Софи назойливым червячком засела внутри, мешая расслабиться. Нет, они и раньше ссорились. Но то было понарошку, только подогревая азарт. На этот раз Муни как будто подменили. Всё слишком скучно и серьёзно. Сидит там, на Фландрии... А кругом уже роятся солидные толстосумы, осваивая Полинезию вдоль и поперек. А зная её характер… Она наверняка в самой гуще событий… А упрямство? Доведёт-таки задуманное…
    – Бес, – ворвался в его мысли Рокки, взявший в последнее время моду делать это совершенно неожиданно. – У меня как раз в тему есть для тебя информация.
    – Прям так срочно?
    – Могу и подождать, тем более, что срок ещё не вышел.
    – Какой ещё срок?
    – В течение которого Софи просила тебе не сообщать. Я и так нарушаю её просьбу.
    – Рок, – возмущенно оживился Дэн, – ты мой скайт или чей? Кто может указывать тебе – что сообщать мне, а что – нет?!
    – Если б ты спросил, я бы не стал скрывать, – ответил Рокки. – Но ты бываешь внимательным к людям только когда это нужно для дела. А с близкими… Эгоист самовлюбленный. У тебя даже вопроса такого не могло возникнуть.
    – Какого?
    – Такого. Почему твоя Муни так изменилась? И внешне и внутренне. Почему она говорит о родах? Я сразу заметил, но Софи просила не говорить тебе до поры. Она уже там, на Полинезии была беременна. Угадай, от кого?
    – …?! … Почему она мне не сказала?!
    – А ты вспомни свою реакцию, когда она только начала намекать.
    – А ты?! Рок, ты почему молчал?! Тоже мне друг!
    – Бес, ты бы определился. Или я тебе друг, или послушный и только твой… летающий калькулятор!
    – Ладно, сейчас определим! – начиная приходить в себя, ответил Дэн. – Вот скажи мне, мы уже движемся на Полинезию?
    – На всех парусах, босс!
    
    Архипелаг было не узнать. Почти девственные раньше острова сейчас гудели и роились как ульи и муравейники. Повсюду возводились циклопические строения, гигантские каркасы каких-то будущих конструкций. Между островами деловито сновали грузовики всех мастей и калибров, носились яхты-стрекозы представительского класса. Повсеместно из разрывов в облаках выглядывали огромные висящие на гравитационных якорях шары, кубы и тороиды, призывно улыбаясь белозубыми видеорекламами. Сами облака то тут, то там превращались вдруг в трёхмерные лазерные баннеры.
    Крепость сдалась на милость победителей и теперь стремительно превращалась ими в балаган.
    И только его Фландрия так и осталась тихим девственным островком в этом бушующем море цивилизации.
    Купол безоговорочно признал в Дэне хозяина и впустил внутрь без лишних вопросов. В холле его встретила гробовая тишина. Но почти сразу послышалось тихое жужжание, и перед ним метрах в пяти возникла проекция Софи. Развалившись в просторном кресле, она с умилением поглаживала шокирующе огромный (для Дэна) живот.
    – Привет, Бес-балбес! Раз ты видишь это сообщение, значит Рокки всё-таки проболтался. А ты психанул и примчался. Почему-то я в этом не сомневалась. Но, должна тебя огорчить – меня здесь уже нет. На Полинезии для нас, – она многозначительно опустила взгляд на живот, – стало слишком шумно и беспокойно… Объяснять всякий раз чиновникам и прочим занудам, какое отношение я имею к Денису Безхмару – это еще полбеды. А вот отбиваться от назойливых предложений всяких дельцов о продаже, аренде или размещении чего-нибудь – это уже стало совсем невыносимо. Так что мы решили перебираться домой, на Квинсленд. Там уже все подготовлено. Кстати, я подумываю переименовать его в Твинсленд… – Софи загадочно улыбнулась, указывая пальчиком на живот. – Нас там двое. Захочешь познакомиться – милости просим, прилетай к нам… Да, и Рокфору привет передавай. Он у тебя умница, хоть и болтун.
    И проекция погасла, оставив Дэна посреди пустого холла наедине со своими мыслями. «Почему-то я в этом не сомневалась». Такое впечатление, что Софи всё это спланировала ещё когда наткнулась на Полинезию. Или когда узнала, что беременна? В любом случае, аферистка до мозга костей. Даже период гнездования у этой птицы без авантюр не обходится!.. Нет, но вынашивать и рожать двоих – это просто безумие! Анахронизм и безумие!
    
    * * *
    На Квинсленде Дэна ждал тяжелый удар. Андроид-дворецкий, включив на максимум функцию сочувствия, сообщил Дэну, что Софи Мунтян мертва. Родила в пути, когда рядом никого не было и некому было помочь хоть как-то сохраниться, хотя бы в скинбота. А вот предусмотрительно захваченное натальное оборудование детей спасло. А дальше – автопилот довел яхту до Квинсленда, а местная автоматика ¬– успешно посадила. С тех пор о детях заботится обслуга виллы.
    И в доказательство старательности и прилежности армии роботов Дэну были предъявлены два вполне здоровых малыша. Мальчик с янтарными глазами матери и девочка, с голубыми глазами отца. Эти две пары глаз и стали единственным утешением и единственным смыслом жизни для убитого горем Дэна на последующие два месяца.
    А через два месяца явилась Софи. Она собиралась, то ли оправдываясь, то ли обвиняя, высказать Дэну всё. И о том, как она хотела для детей настоящего отца. И о слабых родительских инстинктах у современных мужчин. И о том, что наследники им достаются слишком легко – раз-два, и результат на блюдечке. И о том, что эти два месяца были просто суровой необходимостью с целью привить Бесу чувство ответственности и всё прочее из комплекта отцовских чувств. Но вместо этого – расплылась в улыбке и только и произнесла:
    – Привет, Бес-балбес. Я жива. Извини, но я опять тебя немножечко надула… Не только ж тебе меня. Кстати, как дети?
    – Дети в порядке, – сердито ответил Дэн. – А ты – жестокая, безжалостная стерва!
    Но, не сумев сдержать улыбку, привлёк её к себе.
    – Просто садистка и психологическая террористка!
    – А с тобой по-другому нельзя, – продолжая улыбаться, ответила Софи. А про себя подумала: «Спасибо, Рокки, ты настоящий друг!»
    – Всегда пожалуйста, – пришёл ответ. – Обращайтесь ещё!
    – Ты опять шушукаешься с этим старым интриганом у меня за спиной? – наигранно возмутился Дэн. – Ну, что за мать у моих детей!
    И целуя Софи, подумал: «А всё-таки, оно того стоило! А всё остальное – звёздная пыль. Зачем она мне теперь? Вот подрастут дети – они пусть и играются в этой песочнице».
    
    *КУБИК – Комитет Управления Безопасностью Имперских Колоний.

  Время приёма: 14:00 19.01.2014