17:26 05.11.2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ!

1 Юлес Скела ag006 Павутиння Аріадни
2 Радій Радутний ag004 Під греблею
3 Левченко Татьяна ag024 Невмирущий


17:18 22.10.2017
Начался первый тур 44-ого конкурса.
Судейские бюллетени нужно отправить до 29-ого октября 17.00.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №44 (осень 17) Фінал

Автор: Джек Количество символов: 30012
28. По мотивам "Я - робот". Воздушный мир. Финал
рассказ открыт для комментариев

r018 Сады Семирамиды


      Джек Диллон вёл тяжёлую двухвинтовую машину в двух сотнях ярдов над землей. Ориентиром ему служило русло высохшей реки. Вода давно уже не струилась здесь по своему ложу, лет тридцать, а то и больше. Но Джек не знал, как выглядела эта местность раньше, поскольку ему самому было только двадцать пять. Сейчас он видел внизу лишь широкий извилистый овраг с усланным серым песком дном, по берегам которого торчали почерневшие скелеты высохших давным-давно деревьев. 
    С того самого момента как Диллон оторвал вертолёт от очерченной белым кругом посадочной площадки он думал только об Эмили. Они были знакомы чуть больше полугода и их отношения всегда были лишь приятельскими, но последние пару месяцев Джек всё чаще ловил себя на мысли, что думает о ней снова и снова. Он часто видел Эмили во сне, ловил смеющийся взгляд изумрудно зелёных глаз. На красиво очерченных губах девушки играла лёгкая улыбка, аккуратный носик задорно вздёрнут, золотистые волосы обрамляли нежное лицо. Он хотел дотронуться до ее руки, но девушка ускользала, исчезала в зыбком мире сновидений. В его снах Эмили казалась стройной и даже хрупкой, но насколько его видения соответствовали действительности, Диллон не знал. Он никогда не видел её без термоскафандра. И даже звонкий голос Эмили всегда доносился только из наушников.
    - Эй, малыш, тебя сменить? – заботливый голос второго пилота Роя Барнаби вывел молодого человека из задумчивости. Они оба не выспались, потому что все пилоты провели большую часть ночи в готовых к взлёту машинах, чтобы, если случится худшее,  успеть вывезти из города детей и матерей с младенцами.
    - Не стоит, Рой, я в порядке, - Джек покосился на беззаботно развалившегося в кресле напарника и решил затронуть тему, которая не давала ему покоя, - похоже, у нас начинаются проблемы, - заметил он серьёзным тоном.
    Рон встрепенулся и первым делом озабоченно взглянул на приборы, потом удивлённо уставился на Диллона. - Это ты о чём?
    - О ночном происшествии, разумеется, - уточнил Джек.
    - Ах, ты об этом, - Барнаби махнул рукой и снова откинулся на спинку кресла, - случай, конечно, редкий, ну так и что с того? Тем больше у нас шансов, что подобное никогда уже не повториться.
    - Больше шансов говоришь?! – если бы Диллон не держал в руках штурвал, то, наверное, вскочил бы с места от возмущения. – Ты когда-нибудь слышал, чтобы Красные Эльфы опускались так низко? Этой ночью мы едва уцелели, двигатели работали на пределе, и если бы аккумуляторы разрядились чуть раньше, то Эльф изорвал бы платформу в клочья! Что-то очень круто изменилось, - Джек покачал головой, - и это только начало! У меня предчувствие Рой, что впереди нас ждёт ещё масса сюрпризов!
     
    Эмили Вандерхофт сидела перед зеркалом в двухместной каюте, которую она занимала на пару с подругой. На девушке был серый рабочий комбинезон, расстёгнутый почти до пупка, под ним - белая майка с надписью чёрными крупными буквами: Poseidon – 4 – 127, а ниже более мелким шрифтом: Emily Vanderhoft – 513 825. Точно такая же надпись имелась и на спине комбинезона. Палуба под ногами девушки  то плавно поднималась, то опускалась, но это нисколько не мешало Эмили тщательно наносить макияж. Она давно привыкла к легкой качке. На туалетном столике перед зеркалом ворохом лежала разнообразная косметика - дорогое удовольствие в Новом Мире, но Эмили предпочитала на таких вещах не экономить.
    Хизер  Мэлоун уже пятнадцать минут неодобрительно поглядывала на подругу поверх экрана монитора стоящего на столике у кровати и наконец, не выдержала:
    - Эмми, ты что, на выпускной бал собираешься? Да никто даже и не заметит твоих стараний за стеклом скафандра!
    - Кому надо, тот заметит, - Эмили искоса взглянула на подругу и лукаво улыбнулась.
    Хизер набрала в грудь побольше воздуха, готовясь высказать всё, что она думает о мужской невнимательности, но в это время в дверь громко постучали. Мэлоун резко выдохнула и крикнула недовольным голосом:
    - Входите! Не заперто.
    В каюте появилась их бригадир Шерон Норман и прямо с порога распорядилась:
    - Так, девочки, вертолет на подходе! Быстренько собираемся и надеваем «доспехи», разгрузка начнётся через десять минут. Вопросы? - она окинула подруг строгим взглядом. - Хорошо, что вопросов нет, - удовлетворённо кивнув, Шерон круто развернулась на каблуках и покинула помещение.
    «Доспехами» в проекте «Посейдон» называли тяжёлые экзоскелеты, в которых худенькие Эмили и Хизер превращались в сказочных воительниц восьми футов ростом, способных поднять клешнями манипуляторов груз весом до тонны.
    Девушка ещё раз придирчиво осмотрев своё отражение, и удовлетворившись увиденным, весело подмигнула светловолосой девчонке в зеркале, смахнула со лба непослушную чёлку и сгребла косметику в выдвинутый ящик.
    - Идём, Хизер? – Эмили резким движением застёгнула молнию комбинезона и повернулась к подруге.  
     
    Описав петлю вокруг покрытых мёртвым лесом холмов, сухое речное русло снова повернуло на восток, и Джек увидел вдали у самого горизонта синюю полоску океана, почти скрытую чёрными зубцами горного хребта, который рос, становясь всё выше и выше, по мере приближения к нему вертолёта.
    - Полагаю, твоя принцесса примет сегодня участие в разгрузке? – поинтересовался Рой с самым невинным выражением, которое выглядело слегка странно на его грубой физиономии.
    - Почему это «моя»? – Диллон почувствовал, что краснеет. Вот незадача!
    - Да ладно малыш, - широко улыбнулся Барнаби, - у старины Роя глаза на месте... Я уж не говорю о том, что вы засоряете радиоэфир своей милой болтовнёй! Подозреваю, что ее с большим удовольствием слушает твой почтенный батюшка, он тебе ещё не намекал, что хочет понянчить внуков? – Барнаби подмигнул и жизнерадостно заржал.
    - Рой! Тебе кто-нибудь говорил, что ты просто невыносим?! – голос Джека зазвенел от возмущения.
    - Виноват сэр! Исправлюсь, сэр, – Рой втянул щёки, выпучил глаза и попытался, сидя в кресле, изобразить стойку «смирно».
    Диллон покачал головой и сосредоточился на управлении машиной. Вертолёт как раз приближался к узкому ущелью, по которому река когда-то устремлялась к морю. В то, что отец слышал их с Эмили разговоры, Джек не верил. Рация в скафандре работала не дальше чем на милю, да и дел у мэра Семирамиды хватало более важных, чем сидеть и слушать радио. Но Барнаби, сам того не подозревая, попал точно в десятку.
    Диллон имел мало опыта в общении с девушками и, измучившись окончательно от донимавших его мыслей, рассказал о своих чувствах старшей сестре Кристине.
    - Это же просто насмешка судьбы, - покачал головой Джек, в конце своей печальной повести, - я живу в воздухе, а она под водой, и встречаемся мы только там, где нельзя находится без скафандра.
     
    А через три дня после этой исповеди, задержав во дворе спешащего в ангар брата, Кристина сказала:
    - Я, кажется, нашла решение твоей проблемы.Ты должен пригласить Эмили к нам в гости. Лучше вместе с подругой, тогда ей будет сложнее найти повод для отказа, – она лукаво улыбнулась и подмигнула. - Завтра мы с мамой приготовим праздничный ужин.
    Джек растерялся. О таком он лишь мечтал, но не хватало смелости. Как этопригласить в гости?..
    - Так ведь они же на службе, - недоумённо развёл руками Диллон, - и подводная лодка ждать их не будет.
    - Об этом можешь не беспокоиться, - махнула рукой сестрёнка, -  Отец…
    - О, нет, только не это, - простонал Джек, - ты и ему всё рассказала?!
    - А ты как думал, братишка? Ты же знаешь, что наш папочка очень хочет внуков... О, я в таком восторге, что первым, похоже, его осчастливишь именно ты! 
    Кристина улыбнулась милой улыбкой голодной пантеры, увидевшей, запутавшуюся в кустах антилопу, затем приставила к груди брата указательный палец,  словно это был пистолет.
    - Слушай, и не перебивай! Если потребуется, отец свяжется с мэром подводного города. Они старые друзья, и тот предоставит твоей девочке и ее подруге внеочередной отпуск. Я думаю, они примут твоё предложение с восторгом. Бедняжки родились и выросли под водой, и даже небо видели только сквозь стекло скафандра, а тут такая красота! - Кристина показала рукой в сторону сада, над которым как раз проплывала подсвеченная солнцем, громадная и ослепительно белая облачная гора. Ее клубящаяся вершина уходила далеко в васильковую синеву, а подошва едва не цеплялась за зелёные кроны деревьев.
    Налетевший порыв свежего ветра растрепал короткие светлые волосы сестры, а от облака потянуло прохладой и влагой.
    Джек понимал, насколько повезло его семье. Он даже представить себе не мог - каково это, год за годом проводить в железных отсеках подводного города, не видя над головой синего неба, и не имея возможности воотчую любоваться закатами и рассветами.
     
    Мэр Семирамиды двенадцать Том Диллон устало растёр ладонями отяжелевшее от долгого сидения за компьютером  лицо. Ноги тоже затекли, да и больная поясница давала о себе знать. Он поднялся и прошёлся по кабинету, разгоняя застоявшуюся кровь. Остановившись у широкого окна, мэр несколько минут смотрел на вверенный ему город. Этот потрясающий вид всегда поднимал Диллону настроение, из сплошного моря зелени выступали верхние этажи белых домов со сверкающими, как чёрное зеркало крышами из солнечных батарей. А там, где заканчивалась зелень, начинался безбрежный воздушный океан, в глубокой синеве которого, мимо висящего высоко над землёй города проплывали белоснежные облака самой причудливой формы.
    Но сегодня созерцание небесных красот не принесло мэру успокоения, потому что этой ночью «Семирамида» едва не погибла, вместе с большей частью своих жителей. Виной этому был неизвестно откуда появившийся на столь малой высоте Эльф.
               
    Диллону жутко захотелось выпить чашечку крепкого кофе. Но его запасы истощились ещё пятнадцать лет назад, а об их возобновлении никто не подумал. Да и о каком кофе могла идти речь в те страшные месяцы, когда гибла целая цивилизация?! Тогда, тридцать лет назад мир захлестнула ещё невиданная в истории волна паники, а потом государственная власть в одночасье рухнула сразу во всех странах, и повсюду воцарился настоящий хаос, щедро приправленный кровью.
     
    Учёные много говорили о парниковом эффекте и глобальном потеплении, но кризис они предрекали лет через двести. Поэтому все думали, что времени для спасения планеты у человечества ещё достаточно. А потом выяснилось, что его нет совсем. На дне океана проснулись вулканы, их жар дестабилизировал гидраты метана, выброс которого вызвал внезапное и быстрое потепление.   
    За один только год средняя температура планеты поднялась сразу на пять градусов, а за следующий и вовсе на пятнадцать. Катастрофически быстро начали таять ледники и поднявшиеся воды океана, поглощали целые страны, в экваториальных областях стало невозможно жить, завяли и высохли тропические леса, а дальше и вовсе наступил апокалипсис.
     
    Где можно спастись от жары? Построить защитные купола и охлаждаемые оранжереи – хорошая идея. Но до какого предела будет расти температура? Что если Земля превратится в подобие Венеры, где на поверхности плавится медь и кипит свинец?
     В наступившем после падения правительств всеобщем хаосе, дело спасения (в первую очередь себя любимых, а затем и тех, кого получится) взяли в свои руки крупнейшие транснациональные корпорации, имевшие необходимые производственные мощности и быстро сколотившие частные наёмные армии.
    Первое что пришло в голову руководителям – это горные вершины, на которых ледниковая зона начиналась уже с трех километров, и океанские глубины с их вечным холодом и мраком. Но ведь проблема не только в том чтобы укрыться от жары, спасённых надо ещё чем-то кормить!
    И тут родилась показавшаяся спасительной идея – надо простроить огромные, наполненные гелием летающие платформы, засыпать их сверху землёй и выращивать на них необходимые продукты питания. Сразу же вспомнили об одном из семи Чудес Древнего Мира – легендарных Висячих садах Семирамиды, в честь которых проект и получил своё название.
     Океан тоже не сбрасывали со счетов: людям нужны белок и протеин, а выращивать скот в небе проблематично, зато морепродукты могут прокормить миллиарды. Так родился второй проект – «Посейдон».
    А избранным счастливчикам достались горы. Что ни говори, а ощущать под ногами надёжную гранитную твердь всё же гораздо приятней, чем пусть и прочный, но такой тонкий по сравнению с земной корой углепластик. Да и заводы, без которых никак не обойтись в воздухе не разместишь. Поэтому одновременно с двумя первыми был запущен и третий проект - «Эверест». Во всех подходящих горных массивах загремели взрывы и заревели доставленные на вертолётах бульдозеры. Менее чем за год крутые склоны были опоясаны террасами, на которые мощные двухвинтовые «Гризли» натаскали самой плодородной почвы, какую только можно найти на планете Земля.
     
    Когда глобальное потепление достигло своего пика, вечно ледяные прежде вершины превратились в настоящие тропики, которые теперь представляли собой полные зелени райские оазисы, сверкавшие яркими свежими красками над посеревшей выжженной планетой. А между ними курсировали «Семирамиды» - огромные полторы мили в диаметре  конусы, повёрнутые вершинами вниз. В их садах и на полях зрели овощи и фрукты. Вертолётчики «Семирамид» доставляли в подводные города продукты земли и забирали то, что может дать океан. И это не только рыба, моллюски и водоросли, жители подводных городов добывали на шельфе нефть, из которой на горных заводах делали топливо, пластики, краски и многое другое. 
    Планета Земля больше не являлась единым миром, теперь её населяли три цивилизации – воздушная, водная и горная.
     
    Прогромыхав титановыми подошвами экзоскелета по вздрагивающим стальным сходням, Эмили ступила на бетонный пирс. Следом протопала Хизер и встала рядом. Косые утренние лучи встающего над океаном светила ослепительно сверкали на многочисленных квадратах солнечных батарей, целое поле которых раскинулось перед девушками. Ряды чёрных зеркал, снабжавшие подводный город энергией, тянулись от океана до возвышавшегося  в четырёх милях горного хребта. Оттуда, быстро увеличиваясь в размере, приближался тяжёлый грузовой вертолёт. Сердце девушки забилось чаще, дыхание перехватило. Эмили приказала себе успокоиться.  Джек там, внутри железной птицы... Скоро она увидит его сосредоточенное лицо, умные карие глаза, которые всегда так пытливо следили за ней, непокорную гриву черных волос, выбивающуюся из-под шлема...  Вертолет сейчас приземлится, и у нее будет полтора часа, пока длиться разгрузка, чтобы просто побыть вблизи него. Она не будет дергаться и волноваться, чтобы не испортить какой-нибудь сказанной или сделанной глупостью эти минуты, которые ждала как долго. 
     
    Справа и слева от низколетящей машины проносились чёрные изъеденные временем скалы. В конце ущелье сильно сужалось, Джек внутренне напрягся и покрепче сжал руки на штурвале, стараясь держать вертолёт как можно ровнее. Несколько неприятных секунд – и машина вырвалась на простор. Перед пилотами, во всю ширь, насколько хватало взгляда, раскинулась подёрнутая рябью, с чёрточками белой пены, равнина океана. Лежавшая впереди серая долина сверху была похожа на фантастическую, покрытую сверкающими цветами клумбу. А у пустынного пирса одиноко покачивался длинный с высокой рубкой корпус подводной лодки. Сердце Диллона учащённо забилось, когда он увидел у причальной тумбы две высокие фигуры в сверкающих на солнце титановых латах. 
    - А денёк сегодня прохладный, - заметил Рой.
    - Ага, - согласился Джек, мельком взглянув на датчик.
    Температура планеты на экваторе доходила до девяносто пяти градусов по Цельсию, на полюсах не опускалась ниже семидесяти. Здесь, на северо-востоке бывшей Канады, обычно держалась на отметке восемьдесят. Но сегодня термометр показывал всего семьдесят два градуса.
    Когда лыжи вертолёта коснулись бетона, одна из похожих на роботов фигур подняла манипулятор и помахала похожей на гигантские плоскогубцы клешнёй. Диллон широко улыбнулся и помахал рукой в ответ. До девушек было около тридцати футов, и Джек не сомневался, что Эмили хорошо видит его в похожей на стеклянный пузырь кабине. Барнаби с улыбкой посмотрел на напарника, но ничего не сказал. Заглушив двигатели, пилоты достали из шкафа позади кресел термоскафандры. Они всегда работали вместе с девушками, поэтому в грузовом отсеке вертолёта ждали подогнанные по ним экзоскелеты. Диллон забрался в скафандр с такой поспешностью, словно в машине вспыхнул пожар, чем вызвал ещё одну улыбку Роя. Но сейчас Джеку было наплевать, что думает о нём напарник, ему не терпелось поскорее оказаться вблизи Эмили.
    - Привет Джек, привет Рой! - раздалось в наушниках, в тот момент, когда пилоты забирались в титановые «доспехи».
    - Здравствуйте, девочки, - первым откликнулся Рой.
    - Приступаем к разгрузке, - вздохнув, произнес Джек. Он досадовал на напарника за то, что Барнаби успел поздороваться первым. Как бы хотелось, чтобы они остались вдвоем с Эмили, вдали от любопытных глаз, (и, конечно же, ушей)... Чтобы он мог собраться с духом и произнести то, что собирался.
    Сегодня работы предстояло не так много, из воздушного города привезли триста ящиков с овощами и фруктами, а обратно «Гризли» вылетал пустым. Бочки с нефтью вертолёты возили раз в два месяца, а рыбой и крабами Семирамида была обеспечена на прошлой неделе. Тогда грузчиц было четыре, сегодня только две. Джек мечтал, чтобы осталась только одна. Эмили...
    Закрепив ремни, он гулко протопал в конец отсека, осторожно сдвинул клешнёй манипулятора большой рычаг на стене. Загудела гидравлика, зашипел врывающийся с улицы раскалённый воздух, створки грузового люка распахнулись в стороны, а пандус медленно опустился на землю. 
     
     
    Мэр все дальше погружался в воспоминания. В безжалостных жерновах катастрофы спаслись немногие. Там, внизу, раскинулись мёртвые, разрушающиеся города, усыпанные костями восьми миллиардов тех, кому не нашлось места ни в воздухе, ни в горах, ни под водой. Эти тяжёлые мысли Том всегда гнал прочь, понимая, что скорбь о погибших никого не вернёт. Но чувство вины за то, что он выжил, когда большая часть человечества сгинула, висела на душе неподъемным грузом, отдавая в сердце тяжелой, ноющей болью. Он знал, что в один день этот гнёт может оказаться непосильным. С сердцем у него давно уже были серьезные проблемы...
    Жена постоянно повторяла: «Не вини себя, Том! У тебя есть дети и, возможно, скоро появятся внуки. Мёртвым всё равно, а живые должны жить». Диллон знал, что она права, но легче от этого не становилось.
    В дверь тихо постучали, и в кабинет заглянула секретарь:
    - Мистер Диллон, с вами хочет поговорить ваш сын!
    - Хорошо, Сьюзи! - кивнул Том и вернулся к столу, - соедини нас.
    Через несколько секунд из динамиков послышался голос Джека:
    - Привет па, я тут переговорил с Эмили и Хизер. Ну, это девушки с Посейдона четыре... Я  пригласил их в гости. В общем, они согласились...
    Повисла пауза.
    - Ну, па... – протянул Джек. – Ты же знаешь!.. Ведь Крис давно тебе все разболтала!
    - Знаю, - согласился Том, довольная улыбка поселилась на его лице и никуда не собиралась уходить. – Значит, они согласились?
    Хорошая новость, лучшая за последние дни... Том чувствовал, как тяжесть на сердце отступает. Может, так и надо – жить и радоваться каждому дню?
    - Ты, кажется, собирался поговорить с их мэром? – напомнил Джек.
    - Конечно, сынок! Сейчас свяжусь с Диком, - заверил Том. - Можешь считать, что твои подводные красавицы уже в отпуске. Что-то ещё?
    - Нет, па, спасибо.
    Джек отключился, а Том попросил Сьюзи соединить его с мэром Посейдона четыре.
     
    Красными Эльфами называли особый вид молний. Кратковременный слабосветящийся разряд в виде гигантского багрового конуса вспыхивал на высоте от шестидесяти пяти до ста километров над грозовым облаком. Учёные, вплотную занявшись изучением Эльфов, выяснили странные вещи. Мощь этих образований была не просто большей, чем помещается в обычную молнию, она вообще превышала всю энергию, собранную в грозовом облаке.
    Поэтому была предложена сенсационная гипотеза – это не гроза порождает гигантские красные колпаки, а зарождающиеся Эльфы инициируют грозу. Откуда берутся они сами – так и осталось загадкой, по одной из версий, их формирует жёсткое космическое излучение. С изменением состава атмосферы и температуры на поверхности земли,  мутировали и Эльфы. Дожди на горячей планете стали идти редко, а капли влаги испарялась, не достигая земли. Статическое напряжение в атмосфере выросло в разы. Вспыхивающие прежде на доли секунды разряды, превратились в четырёхсотмильных светящихся адским багровым пламенем медуз с длинными извивающимися щупальцами, с которых одна за другой срывались белые молнии. Раньше они никогда не опускались ниже шестидесяти километров. Но тот Красный Эльф, что пришел этой ночью вместе с ураганом, завис всего на милю выше летающего города.
    Бешено крутящаяся вокруг красной медузы воронка смерча захватила Семирамиду и потащила прямо под плети молний.  Расставленные по краям платформы двигатели с винтами, едва удерживали город на месте, мощности оторваться и уйти от страшного врага им уже не хватало. Противостояние продолжалось шесть часов, каждые десять минут мэр выслушивал доклады инженеров с подстанции о том, сколько заряда ещё осталось в аккумуляторах. Пополнить запасы энергии возможности не было – в темноте солнечные батареи не действовали.
    В два часа ночи Том вынул из ящика пистолет, передёрнул затвор и положил оружие на стол. Диллон решил, что лучше умереть от пули, чем лететь пять километров вниз до горячей земли. Каждый волен выбирать, каким образом закончить свой земной путь! Он уже готовился отдать приказ на взлёт вертолётов с женщинами и детьми, но в этот момент, исчерпав силы, Красный Эльф начал быстро угасать.
    Поскольку Эльф пришёл с юго-востока, и в этом же направлении у западного побережья Африки всегда зарождались ураганы, то мэр решил выяснить, как они между собой связаны. Если гигантская воронка циклона просто дотянулась до верхних слоёв атмосферы, захватила светящийся грозовой разряд и потащила с собой, то это одно. Но вот если где-то в Галактике вспыхнула сверхновая, и её жёсткое излучение породило кучу Эльфов на малой высоте, один из которых двинулся на север, по пути инициировав ураган, то это может стать большой проблемой для всех воздушных городов.
    «Как только вернётся вертолёт, отдам приказ двинуть город к берегам Западной Африки, - решил Том, - где-то через месяц, мы туда доберёмся».  Исходя из этих соображений, Диллон попросил Бэкета, оформить девочкам отпуск аж на целых два месяца.
     
    Эмили знала, что этот день запомнится на всю оставшуюся жизнь. Так много новых и ярких впечатлений она ещё никогда не испытывала! Девушке казалось, что она чудесным образом попала в сказку.
    Новые ощущения начались сразу, как только пол и кресло под ней качнулись, и земля стала быстро удаляться. У девушки захватило дух, и она беспомощно взглянула на сидящего в соседнем кресле просторной кабины Джека. Потом перевела взгляд на Хизер, которая устроилась справа от Барнаби, и похоже, чувствовала себя превосходно.
    - Всё в порядке Эмили, - он ободряюще улыбнулся, сверкнув жемчужно белыми зубами, - эта машина не подведёт!  Доверься ей… и мне, - тихо добавил Джек.
    Девушка взглянула на его сильные руки, твёрдо держащие штурвал, на его спокойное лицо и решила больше не бояться.
    Сначала они летели довольно низко. Эмили видела, как внизу проносится серый песок, и мелькают чёрные квадраты солнечных батарей. Потом она посмотрела вперёд и едва не вскрикнула. Навстречу вертолёту неслись иззубренные скалы, но Диллон уверенно провёл машину через узкое ущелье. Под днищем промелькнули мёртвые деревья, а дальше пилот направил железную птицу круто верх. И вот с этого момента началась волшебная сказка. Девушка привыкла к тесноте подводного города, к узким коридорам и маленьким каютам, а тут перед ней раскинулся  такой невообразимый простор!
    Синее, синее небо над головой, и бесконечная голубая даль вокруг, куда ни взгляни! Земля с такой высоты выглядела необычно и казалась бескрайней. А потом они летели среди облаков, и это уже было самым настоящим чудом! Мимо проплывали белые, сверкающие на солнце клубящиеся громады, похожие на сказочные горы.
    Но больше всего Эмили поразил сам город. Он напоминал оранжевую коническую вершину, перевёрнутую вверх ногами. И на этом парящем высоко над землёй островке ярко зеленели сады, среди которых виднелись белые домики с чёрными зеркальными крышами.
     
    Девушки держались немного скованно, пока Джек представлял их своим родителям, но Диллоны быстро растопили этот лёд смущения. Миссис Элеонора была радушной и заботливой хозяйкой, а Кристина всеми силами старалась быть внимательной и милой. Да и хозяин дома, мэр Том Диллон, оказался вовсе не таким чопорным и строгим, как представляли девушки.
    Просторный двухэтажный дом окружала зелёная декоративная изгородь из аккуратно подстриженных кустов. Во дворе были разбиты клумбы с яркими цветами, которые прежде подруги видели только по телевизору. За домом располагался сад с мощёными разноцветной плиткой аллеями.
    Ужин, во время которого гостьи окончательно освоились с новой обстановкой, прошел замечательно. К тому времени, как он закончился, уже окончательно стемнело. Эмили захотела прогуляться по саду и полюбоваться на звёзды, которые она еще никогда не видела, висящими вот так, прямо над головой. Поймав многозначительный взгляд сестры, Джек поднялся, чтобы проводить девушку, но сделал это столь поспешно, что опрокинул бокал вина, и вместо сада, отправился переодеваться.   
    Он нашел Эмили около изгороди. Полная луна висела так близко, что, казалось, до нее можно дотянуться рукой. Кусты роз, посаженные вдоль аллеи, источали сладкий, дурманящий аромат. Девушка смотрела на звезды, подняв к небу точеный профиль. Волосы волнами спадавшие ей на грудь и спину, серебрились в лунном свете. Она была настолько красивой, что у Джека сжалось сердце.
    - Тебе нравится? – тихо спросил он, кивнув на спящий город, что простирался перед ними. Эмили кивнула. Тогда он решился... Протянул руку, чтобы обнять, дотронулся до ее плеча. Девушка вздрогнула, повернулась к нему, заглядывая в глаза.
    - Прости, - пробормотал Джек, убирая руку, мечтая провалиться туда, вниз, где простираласьна тысячи миль выжженная земля. – Я тебе неприятен?
    Она покачала головой.
    - Это похоже на сказку, - тихо сказала Эмили. - Все это! Ваш город, звезды, трава... Эти цветы! И ты, Джек!.. Я... А я боюсь верить, боюсь, что все закончится вот так просто... Оборвавшись на самом прекрасном моменте... Все исчезнет, и ты тоже!
    Эмили спрятала лицо в ладони, ему показалось, что плечи девушки затряслись от рыданий.
    - Так не будет, Эмили! – решительно произнес он, обнимая ее, прижимая к себе, такую теплую, дрожащую, безумно желанную. – Мы будем вместе, обещаю!
    Она убрала руки от лица, ее губы так близко... 
    - Люблю тебя, - шепнул он, легонько касаясь уголков ее губ. – Давно мечтал сказать...
    - Я тоже, -  выдохнула Эмили, прижимаясь к нему, открываясь его поцелую.
     
     
     
     
                                                          ЭПИЛОГ
     
    Эта неделя была, пожалуй, самой лучшей в жизни Тома Диллон. Семья и счастье детей для него всегда много значили, поэтому свадьба сына принесла ему радостное умиротворение. Том словно помолодел на десяток лет видя счастливое лицо Джека. К тому же, он давно мечтал о внуках!..
    Эмили Вандерхофт казалась именно той девушкой, которую Том хотел бы видеть рядом с сыном, и поэтому вздохнул с облегчением, когда тот сделал предложение. Это произошло ровно через две недели после того, как девушки прибыли в воздушный город. Семирамида в это время как раз пролетала над Ньюфаундлендом, а церемония бракосочетания прошла вблизи Азорских островов. Старший Диллон вспомнил тогда известное изречение, гласящее, что браки заключаются на Небесах и весело подумал: «как будет с Небесами - время покажет, но то, что этот брак заключён именно в небе – никаких сомнений не вызывает». Когда молодожёны под торжественную музыку вышли из мэрии, город проплывал меж двух высоких облачных гор, чистых и белых, как крылья ангелов.
    А спустя три дня, когда слева внизу показались берега Африки, Том испытал настоящее потрясение. Он стоял на краю платформы, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в сетку ограждения, и не мог поверить своим глазам. Северная Африка и в лучшие то годы зеленью не баловала, а уж сейчас, когда там внизу едва не кипят океаны! Диллон зажмурился и потряс головой, отгоняя наваждение, но оно не исчезло, равнина насколько хватало взгляда, сверкала изумрудно бирюзовым аквамарином.
    Сразу же спешно была организованна исследовательская экспедиция, которую мэр возглавил лично, а за штурвалом срочно взлетевшего с Семирамиды вертолёта сидел его сын.
    Нет, это была не трава. Когда распахнулись створки люка и опустился пандус, его конец со смачным шлепком погрузился в какой-то полупрозрачный сине зелёный студень. Были взяты пробы, и начались анализы, результаты которых поразили Тома, как гром среди ясного неба.
    Слизь представляла собой колонии микроорганизмов, наподобие сине-зелёных водорослей, наполнивших на заре времён атмосферу планеты кислородом. Было совершенно очевидно, что эти организмы из породы экстремофилов, и жара на них не действует. Но самый большой сюрприз ждал исследователей в конце работы. Эти новые сине-зеленые водоросли с невероятной скоростью поглощали метан! Тут же был проведён анализ воздуха (чем к слову, давно уже никто не занимался), и его результаты просто ошеломили Диллона. Содержание метана в атмосфере упало на десять процентов! Теперь Том не сомневался, даже если он сам и не доживёт до счастливых времён, то уж его внуки непременно станут свидетелями того, как человечество спустится с гор и небес, покинет подводные города и снова сможет жить на земле.  

  Время приёма: 04:46 14.04.2013