17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

  Количество символов: 77807
Гостиная сэра Шерлока Первый тур
рассказ открыт для комментариев

Монстр из Девоншира


    

    Георгий Врлаков при участии И.Горностаева
    
    Глава 1. Об орудии казни, необычном слуге и мире фантазии
    
    Иногда после тяжких трудов не грех и поспать после обеда, а лучше уйти в заслуженный отпуск, лет на десять - здраво рассуждал известный детектив Мегаваттсон, разглядывая список "Запись на приём". Корявый подчерк помощника откровенно раздражал. Холмсиков намешал в кириллические буквы кучку медузианских иероглифов и не ставил пробелов. Получалось одно слово в две страницы.
    - А это кто? - Мегаваттсон близоруко прищурился, хотя зрением отличался превосходным. - "Доктор Гриммер", тире и какой-то странный значок, похожий на виселицу. Ну, как рисуют в известной игре "Поле дураков" - не угадал букву, оторвали голову и повесили.
    - Где? - Холмсиков иногда делал вид, что страдает беспамятностью, совсем как шеф - близорукостью. Уморительно - босс был в курсе: помощник помнит всё.
    - Ах, это... - потянул, наконец, Холмсиков и расплылся в блин: щупальца разъехались по сторонам, голова приплюснулась. - Это я пометил, чтобы не забыть... Ведь не забыл, да?
    - Не забыть что? - Мегаваттсон уже искал потерянное терпение. А коль оно не отыщется, известный детектив знал по опыту оперативных расследований, понадобятся недюжинные дедуктивные способности - его и Холмсикова. Вот, как прошлый раз с шариком от пинг-понга. Его искали на полу, а он застрял в сетке.
    - Посетитель забыл у нас вещь, а именно: сувенирный топор для церемониальных кастраций.
    - Чего?! - поёжился шеф. Не от мысли, что рядом находится опасное орудие, просто нервы иногда дают сбои.
    - Сейчас принесу, - Холмсиков сорвался с места. Место у него было не на коврике у порога, а в кадке. Попутно изображал пальму. Подхалим... И Мегаваттсону хорошо, и Холмсикову, в какой позе расти, до барабана. Хотя, до барабана он не дотягивался, слишком высоко повесили.
    - Оцените, шеф.
    Тот на самом деле поражал - расписной, в бантиках и ленточках, остро заточенный с широким, как запросы аристократов, лезвием. Топор, конечно, а не Холмсиков. Холмсиков - обычный многоног (все помнят) совсем не карлик, с восемнадцатью ногами-щупальцами и лысой головой.
    - Шеф, я сделал удивительные открытия, разглядывая этот топор. Сейчас я с вами поделюсь... - и сунул топор в руки шефа.
    - Увольте, Холмсиков, увольте...
    - Да я бы с удовольствием.
    Мегаваттсону показалось, что он ослышался. Да, точно - только показалось. Холмсиков, по своему обыкновению, рассказывал, к каким выводам пришёл, лишь мельком взглянув на топор. "Каков топор, таков и палач".
    - Исходя из данного постулата, владелец инструмента большой, здоровый, зёленый - это понятно по молекулярному анализу частичек кожи, оставшихся на рукоятке.
    Холмсиков такие анализы с закрытыми глазами определял - ходячая лаборатория или скорее плавучая. С огромными зубами - владелец топора, а не Холмсиков. У многонога были зубы, но он их никогда не показывал.
    Известный детектив словил себя на храпе и подскочил. Речи помощника иногда усыпляли, и Мегаваттсон пользовался ими вместо колыбельной.
    - Грязный, гадкий, неумытый поро...
    - Не трудитесь, Холмсиков, - оборвал детектив помощника. - Вон он, объект - у вас за спиной.
    - На целых полдюйма в росте ошибся, - обернулся и загрустил Холмсиков.
    - Ничего, зато остальные ваши выводы по большей части оказались верны.
    - По большей части! - помощник стал красным, как варёный кальмар, которого сунули в банку с томатным соком, ещё пупырышками покрылся.
    Объект дедуктивных упражнений взаправду изумлял - широкие плечи, руки упираются в землю, каждая толщиной с ногу Мегаваттсона - а мы все, конечно, помним, что известный детектив отнюдь не худосочный, скорее наоборот. Недаром бывшая жена в особых моментах называла его "слоноподобный бегемот" - даже до развода.
    - В чём... в чём я ошибся?! - бушевал Холмсиков - щупальца трепыхались, как водоросли во время бури.
    - Ну, он не зелёного цвета, скорее голубого...
    - Молекулярный анализ не может давать сбоев! - известно, что все многоноги дальтоники, впрочем, это им совершенно не мешает.
    - Во спорят, будто орков не видели, - сказал кто-то.
    В одну сторону обернулись, во вторую, Мегаваттсон даже в иллюминатор посмотрел.
    - Ладно, не извиняйтесь, - сказал некто и снял шапку-невидимку.
    Ничего интересного, устаревшая конструкция. В форме конуса, расшитая звездами, с чёрными дырами - должно быть моль завтракала. Не всегда надёжная, от берсерков космоса, заскорифов, в ней не спрячешься, а вместе с ними и от другой половины галактики. Но в толпе можно затеряться, от невнимательного, рассеянного ищейки улизнуть. Не более, но достаточно.
    - Я... Апчхи!.. - громко чихнул посетитель, маленький худенький человечек во всем черном, в том числе и длинном парике и раскрашенном гримом лицом.
    А может это были настоящие волосы? Неудобно их отращивать, гораздо проще - раз-два ультразвуковым лезвием - и ты идёшь по жизни лысый. После смерти, клянутся клиентам парикмахеры, тоже ни одна щетинка не проклюнется.
    - Вы, наверное, доктор Гриммер, - решил Холмсиков.
    - Точно. Доктор Ганнибал Гриммер. А это, - указал на застывшее голубо-зелёное чудовище, - слуга моего благодетеля и друга. Орк.
    - Орк? Какой ещё орк? - недоумевал Мегаваттсон.
    - Да уж, конечно, не крестьянин, и даже не новобранец. Берите выше - орк-вождь.
    - Холмиков, вы слышали что-нибудь об орках? - хитро спросил Мегаваттсон. Уже понял, что помощник ни бум-бум, иначе б показал, какой он умный.
    - Оркитс от Лакме, - выдавил из себя, наконец, Холмсиков. - Галактическая парфюмерная серия, говорят, их делают из водорослей полудохлого моря...
    - Какой ужас, - поёжился посетитель. - Нет, наш орк не из этих. Он из тех, с планеты Среднеземье, что в системе Подтолкнутых фантазеров...
    - Да, а куда их подтолкнули? - не понял Мегаваттсон, но доктор продолжил:
    - Так вот, на нашей планете много всяких орков-гоблинов, ельфов-гномиков и других... Кстати, ваш помощник тоже послужил бы украшением любого фантазийного мира. Да и вы, не в обиду будет сказано, монстр хоть куда. Парочка десятков пластических операций и не отличишь от людоеда или даже пещерного тролля...
    - К делу, любезный, к делу, - вскипел на этот раз Мегаваттсон, пузырьками не покрылся, но всё равно покраснел.
    - Простите, я малость позволил себе лишнее, - доктор достал клочок папируса... - Я прочту вам одну легенду, и вы поймете, почему мне так грустно.
    - Но мы не археологи, и даже не антиквары, - прервал его на этот раз Холмсиков. - Я всё могу, но занимаюсь современными... повторю: современными детективными расследованиями. В области семьи и брака.
    Мегаваттсон даже обиделся - иногда его помощника заносит: начинает воображать себя самым главным.
    - До современного мы дойдём, но всё по порядку, чтобы вы смогли понять...
    "Три - ельфийской братве
    на звезде
    далёкой,
    Семь - гномикам в катакомбе
    глубокой,
    Девять - пацанам, срок мотающим
    на зоне,
    И одно - пахану в бумажной короне.
    В зубы! Коли всё разделишь не так..."
    - Ну и что за рифмоплёт? - перебил Мегаваттсон.
    - Похоже на делёжку среди банд Новой Раши, начало 23-го века, - подал голос Холмсиков.
    - Послушайте, милейший, - обратился Мегаваттсон к доктору. - Мы тут не толкователи манускриптов...
    - Я мог бы, шеф... - снова заикнулся Холмсиков. - Три, семь: тройка - семерка. Пахан - туз. А вот девять...
    - Не толкователи, никак не толкователи. А странствующие детективы, работаем на пиратов Чёрной Луны, подписали кабалу на пять лет за сохранение жизни. Поэтому, если вам больше сказать нечего...
    - Я мог бы говорить долго. Но эту историю достаточно растиражировали в средствах "ми" (которое пять) , в средствах "ля" (которое Б) и в средствах "си" (которое Мошкова). Не может быть, чтобы вы никогда не слышали о хоббите из Девоншира.
    - Дев он шир... Дев он шир... Холмсиков, вы что-нибудь такое слышали про глагол "шир"? И что бы кто-то делал это с девицами?
    - Но, шеф, гейская литература и сетература больше по вашей части. Я же не с Геи родом!
    - Ладно, перефразируем вопрос, - вмешался Гриммер. - Слышали ли вы что-нибудь о фэнтези - направлении в гейском, в то время земном, искусстве? Вторая половина XX-го и начало XXI-го веков.
    - Как же, помню поправку Гарика Спортивного - любое фантазийное произведение полагалось писать только об этом Гарике, прочие объявлялись ересью и не издавались.
    - Это было потом, так сказать, посмертная агония жанра. А на заре зародилось светлое и тёмное движения "Толкнутизма". Мы и есть - последние его представители.
    - Бр-р! - замотал головой известный детектив. - Ничего не пойму, нельзя ли конкретнее и придерживаться фактов.
    - Тогда по порядку. Уже в 2001 году согласно переписи населения на Гее насчитывалось множество ельфов-гномиков и орков-гоблинов. Встречались даже хоббиты-полумерки. Представьте себе, какого им бедным было на расисткой Гее? Поэтому, как только позволили технические достижения, мы вскладчину купили планету и воссоздали на ней мир Среднеземья, всё как было прописано в Алом Талмуде.
    - Понятно, многие так делают, не вижу никакого преступления.
    - Они дали взятку в департаменте распределения, - встрял Холмсиков. - Раньше иначе ни одну планету нельзя было купить.
    - Помолчите, Холмсиков, - огрызнулся на помощника Мегаваттсон и улыбнулся доктору. - Продолжайте, прошу вас.
    - Каждый год мы разыгрывали историю хоббитов, пока она нам не надоела.
    - А чего так? - Мегаваттсон не знал, о чём речь, но вопросы задавать любил.
    - Просто мы - тёмные "толкнутисты", нам не нравилось, что добро всегда побеждало. Так вот мы посовещались, и он решил, чтоб отныне побеждало только зло.
    - Он - это кто?
    - Тогдашний хозяин, властелин, владелец, лорд и прочее колец... Не тех, что на пальцах носят. Космических - у нас планета в этом отношении на Сатурн похожа. Титул такой.
    - Понятно. И что этот владелец?
    - Лорд Савва Саврон - его звали. Фредди-с-Сумкой - хоббит из Девоншира, известный террорист, взрывавший по сценарию лорда вместе с целым городом, теперь ничего не взрывал - его обезвредили в результате длительной анти-террористической операции. Заодно, конечно, и весь Девоншир зачистили.
    - Но, как я понял, прошло не всё так гладко, как казалось.
    Посетитель и будущий клиент вздохнул.
    - Вы правы, у лорда Саврона пропал аппетит, настроение, ему всё казалось, что Фредди-с-Сумкой не мёртв, а скрывается где-то в болотах Девоншира и горит местью. А потом его не стало... С вашего позволения, я зачитаю выдержки из "Гей-Таймс-Газет": "Смерть вырвала из наших рядов честного труженика, передовика производства, светского льва и общественника. На второй планете системы Пи-13-Лямбда с местным названием "Среднеземье" скоропостижно скончался её владелец лорд Саврон. Врачи установили - обширное кровоизлияние в рот..."
    - А полиция?
    - Полиция! - фыркнул посетитель. - Ох уж эти свиньи со Скотского Ярда... Только похрюкали...
    - Это они так смеются, - объяснил Холмсиков.
    - Всё ясно, - сказал Мегаваттсон. - И когда это произошло?
    - Два гейских месяца назад.
    - И почему же вы сразу к нам не обратились?
    - Мы хотели, да никак ваши координаты в гиперпространстве не могли засечь.
    - Тьфу... - в сердцах плюнул известный детектив. - Вечно забываю, что мы ныне странствующие детективы и не у себя в конторе на Б.Бейкера-226б.
    Мегаваттсон напряг мозги и почувствовал, как имплантант начал нагреваться, одно слово - дурон.
    - Так вы считаете? - наконец, спросил у будущего клиента. - Что имело место убийство?
    - Уж не знаю, кто и кого там имело, но тёмные властелины колец так просто не получают в рот кровоизлияний.
    - Хорошо, - согласился Мегаваттсон. - Мы возьмемся за ваше дело. Холмсиков, задавайте вопросы.
    - При каких обстоятельствах умер лорд Саврон?
    - Вот это странно и непонятно. Лорд умер в Девоншире, вернее перед забором, который отделяет Девоншир от остального Среднеземья. А ведь даже на драконе ближе ста миль никогда не показывался. А тут один и без охраны. Постоял перед оградой минут десять...
    - Простите, а как вы это определили?
    - Просто Девоншир для тёмного существа место гиблое. Там с них начинает слезать шкура... Так вот я обнаружил возле ограды частички кожи лорда Саврона - в два слоя.
    - Браво! - искренне поаплодировал щупальцами Холмсиков. - Какая поразительная наблюдательность. Шеф, может возьмем его себе ещё одним помощником?
    - А? - проснулся было задремавший Мегаваттсон.
    - Ничего-ничего, шеф, я просто задаю вопросы...
    Известный детектив что-то промямлил и вновь закрыл глаза.
    - Потом лорд Саврон зачем-то принялся мерить дорогу на юго-восток, в направлении Кондора и Мордора... Почти до Роксана успел дойти и всё трёхметровыми шагами.
    - Хм, наверное, он хотел поделить землю между верными вассалами, - сделал вывод Холмсиков. - Ну и что было дальше?
    - Потом он упал и скончался, с полным кровью ртом. Но это ещё не всё. Обследовав пространство возле ограды Девоншира, я обнаружил отпечатки огромных хоббитских лап.
    Последнее выражение прозвучало так зловеще, что известный детектив в страхе проснулся, держась за сердечный имплантант.
    - Вот же кошмар приснился.
    - С чего вы взяли, что следы были именно хоббитские? Может, это пещерный Йети на прогулку вышел?
    - Что вы, что вы, - отмахнулся руками Гриммер. - Откуда Йети мог взяться в Девоншире. Нет, это был хоббит - больше некому.
    - Ну, что скажите, Холмсиков? - сладко потянулся Мегаваттсон. - Дело раскрыто?
    - Нет, шеф, - покачал головой и щупальцами помощник. - Много неясностей. Нужно отбыть на место, осмотреться, допросить свидетелей...
    - За что я вам только зарплату плачу? Вот и отправляйтесь, осматривайте и так далее. Одно щупальце здесь, другое там, - и повернулся в кресле на другой бок.
    - Пойдёмте, мистер Холмсиков, - пригласил доктор. - Я покажу наш замок Изенград, у нас там всё условия, пять звёзд как-никак.
    - Что? - подскочил Мегаваттсон. - Пять звёзд? Тогда, Холмсиков, ваша поездка отменяется. Я поеду в замок, а вы останетесь здесь.
    - Но, шеф... - и понизив голос. - Как же мы тогда дело раскроем?
    Однако помощник забывается, как будто его босс не известнейший детектив в галактике, а пешка в руках судьбы.
    - Очень просто, я буду слать вам сообщения мылом... Будете в курсе всех событий. Пойдемте, доктор, пойдемте, где ваш гипперпространственный катер?
    - Самуил, - обратился Гриммер к орку. - Не забудь опять свой топор.
    
    Глава 2. О новом владельце неба и последнем хоббите
    
    Ушло около трёх тысяч шестисот секунд, прежде чем капитан "Голубой мечты пирата" разрешил отчалить. Вот словечко привязалось. Уже давно отшлангиваемся, а все - чалить...
    - Учтите, Шесть Нулей, - капитан так почему-то называл Мегаваттсона.- Через три дня не явитесь, начну бомбить планету, всю экологию на сыр порву. - Заподозрил, наверное, что известный детектив драпает от кабалы, как подлая крыса с подводного корабля через форточку. Кто подозревает - сам так поступает.
    - Исключительно три дня отпуска, - погрустил известный детектив. - В вашем пятизвездочном хоть казино есть? - спросил у доктора.
    Катер вынырнул из гиперпространства... сопровождаемый "Голубой мечтой пирата" и жерлами пушек. Ну никакого доверия у пирата, даже реализовавшего голубую мечту. А внизу сиял зелёным живым цветом мир Среднеземья. Вот бы еще определить в невесомости - где низ, где верх.
    Потом был космопорт в Изенграде, замаскированный под огромный портал призыва.
    - Мир-то фэнтези, - пояснил доктор. - Запрещены любые технические штучки, жители не так поймут.
    - Кстати, - опомнился Мегаваттсон, всю дорогу его посещало чувство, что он что-то забыл. - Кто теперь владелец планеты после смерти лорда Саврона?
    - О, тоже замечательный дядька, отшельник, маг и волшебник. Сейчас вы с ним познакомитесь, - катер как раз приземлился, и доктор нажал кнопку, спускающую трап. Кнопка оказалась маленькой, но сильной.
    - Ага, - потянул Мегаваттсон. - Мотив есть. Дело, можно сказать, раскрыто, но три дня отдохнуть всё равно нужно, - и постучал по встроенному микрофону. - Холмсиков, приём!
    Помощник, конечно, не ответил. Ну, шефу это и не надо было. Он просто предупредил, что сейчас глотнёт коньячку - чтоб под руку не сказали чего.
    Замок-отель не разочаровал, Мегаваттсон поставил крестик в худенькой книге постояльцев. Книга, хоть и худая, но заплыла жиром, так что крестик рисовался с большими трудностями.
    Мегаваттсон сладко потянулся. Разговор и полёт несколько утомили его. Известный детектив уже начинал сожалеть, что не отправил вместо себя Холмсикова.
    - Пойду я прилягу на часок-другой, - сказал Гриммеру.
    - Но я хотел представить вам нашего нынешнего лорда. Он ждёт и волнуется в башне. Конечно, не хочет ведь кончить так же, как Саврон. А Самуил пока занесет вещи в комнату.
    Апартаменты лорда, как назло, словно у заточённой драконом принцессы оказались - на самом верху. И лифт не подумали построить! "Как такой проёкт комиссия по правам гуманоидов пропустила?" - недоумевал Мегаваттсон.
    Удивительно в обители готики увидеть монте-кристскую восточную роскошь, расписные круглые окна, море красочных подушек, цветную графику на стенах (256000-бит-колер - оценил Мегаваттсон) и хозяина в белоснежных одеяниях, с полотенцем на голове. Ну и мода. Новый лорд колец сидел, скрестив ноги и вдыхал что-то очень запрещённое из трубки со шлангом.
    Увидев новоприбывших, подскочил и бросился пожимать руки.
    - Салям, дорогой, салям! - криво скалился, словно работал на публику. - Заходи, гостем будешь. Мой дом отныне - твой дом.
    "Вот это да!" - обрадовался Мегаваттсон и принялся общупывать обстановку и стены. Не очень пока, но если это уродство со стен содрать, в окна стеклопакеты вставить - евроремонт провести, можно что-то и заработать. Евроремонт потому так называется, что ремонтёры-строители с планеты Шабаш только еврики признают - цветную бумагу с водяными знаками и отвратительными нарисованными рожами. Говорят, едят её в сыром виде.
    - Многого наслышан о тебе, мистер Холмов, - снова поклонился. - Жаль, что твой друг и соратник Шесть Нулей Чтосын не смог приехать.
    - Я и есть Чтосын! - разъярился известный детектив. - То есть, Мега... Мегаваттсон. Я и буду расследовать это дело предварительно, а мой помощник Холмсиков потом явится, как говорится, под занавес.
    - Ладно, слушай мою жалобу и записывай: у меня палантир украли...
    - Чего?
    - Видеотелефон, мы иногда покупаем технику у неместных барыг и говорим всем: вах, смотрите, артефакты жуткой немагической силы. Что обидно - новый совсем был. Погрустил я, погрустил, и забыл. А потом? Совсем недавно украли мою накладную магическую бороду.
    - Стоп, стоп! - перебил Мегаваттсон. - Мы же сюда не мелкие бытовые кражи расследовать приехали...
    - Мелкие? Думай, что говоришь, дорогой. Я без бороды колдовать не могу, только мало-мало фокусничать. Когда ещё другую достану, их только на планете Новая Гиза делают, торговец Парикхотеп раз в год здесь бывает.
    - А как же убийство?
    - Вах, какое убийство? Савва решил, что он вампир, и присосался к горному троллю. Кровь пил, пока не захлебнулся. А тролль не убился: регенерировал и дальше пошёл.
    - Я думаю, убийство лорда Саврона и кража бороды взаимосвязаны, - предположил Гриммер.
    Мегаваттсон подозрительно посмотрел сначала на доктора, потом на владельца планеты, словив себя на мысли, что версия начинает подтверждаться, этот в полотенце очень не хочет, чтобы убийство расследовали.
    - Имя, фамилия, отчество, дата рождения? - спросил строго, готовясь помечать в блокнот. Всё по старинке, от привычек не избавиться. Ну и что, что Холмсиков на "Голубой пиратской мечте" записывает и речь, и 3D-картинку, заодно встроенным детектором лжи собеседников сканирует?
    Доктор и мировой лидер переглянулись.
    - Я забыл вам представить, - наконец, опомнился Гриммер и провозгласил торжественно. - Шейх малого, дальнего и кривого Харадрима, великий князь Мордорский и всея Среднеземли, король Кондора, Ингмара, Бергмана, Роксана, Эквадора, прокуратор Лоришалота и всего леса ельфийского, тиран горной и долинной Марии, хранитель Полуночных и Бесплодных земель, адмирал Донтигидона и Серебряного рая, архимаг Изенградский и прочее, и прочее, а в конце: Владелец Неба и Колец - Заруман Бенладен.
    Владелец колец торжественно поклонился.
    - Не забудь про шерифа Девонширского.
    - А это... - указал Гриммер на Мегаваттсона и собрался перечислять его титулы.
    - Я сам, - известный детектив не дал ему такого удовольствия. - Мегаваттсон, просто Мегаваттсон и всё.
    - Как будто этого мало, дорогой?
    - Язык сломать можно, - вставил Гриммер. - Можно мы вас будем называть, как все: Шесть Нулей, или хотя бы Чтосыном?
    - Ни за что. Скажите лучше, кого вы подозреваете?
    - В чём? - изумился шейх.
    - Да уж не в убийстве, - ещё бы, зачем Мегаваттсону об этом спрашивать. - В краже бороды и этого... как его... палантина?
    - Палантира, - поправил Заруман. - Украл Том Бомбардир, мамой клянусь.
    - Это с чего вдруг? И вообще, кто это?
    - Я вам не рассказывал, - сказал Гриммер. - Сумасшедший из леса. Сказки поет, песенки рассказывает, ещё подпрыгивает противно.
    - Так зачем сумасшедшему борода?
    - Только сумасшедший будет бороду красть. К тому же, по секрету, Том Бомбардир раньше за светлых был, пока совсем не сбрендил. Теперь, не пойми кто, вот Саврон его не тронул, когда всех их кончал.
    - Понятно. Надо допросить этого Бомбардира. Фамилия у него подозрительная, с такой только террористом работать.
    Не лихо ли дело движется? - подумал Мегаваттсон, мечтая прилечь где-нибудь и вздремнуть до следующего вечера.
    - Меня больше волнует Элланлюм, - сообщил доктор.
    - Ах, брось эти шутки, - перебил хозяин планеты. - Гриммеру вечно враги мерещатся. Пусть в прошлом она не из пролетариев, зато сейчас доказала, что всецело предана партии.
    - Без женщины не обошлось, - понял детектив. - Ну и кто такая, почему не знаю?
    - Стыдно тебе, дорогой, это ельфийская королева из Лоришалота, у них там резервация. Ягодки собирают, грибочки сушат, студентам продают. Об одном мечтают - чтобы их не трогали. Помнят о судьбе Иерусали... тьфу, Девоншира.
    - Ещё какие-нибудь подозрительные личности? Необычные? Может, кто поселился недавно?
    Заруман и Гриммер мучительно напрягали жиденькие мозгёнки. Только сейчас Мегаваттсон заметил, что ни у одного нет имплантантов. Темнота!
    - Иностранец есть один, из старых русских с Новой Раши. С именем таким... ну, не помню, - морщился доктор. - Нефть ищет... или уран с палладием, не разобрать. Мы ему рабочих дроидов приказали замаскировать под дендроидов.
    Мегаваттсон открыл рот, собираясь задать очередной вопрос, как неожиданно его прервал громкий, пронзительный свист. Гриммер и Заруман затряслись, стали прижиматься друг к другу.
    - Что за... Какая отвратительная музыка, похожая на одну очень высокую ноту. Правы те, кто говорит, что современное искусство всё больше напоминает паскудство, - оценил Мегаваттсон.
    - Ды-ды-ды... Это больше всего волнует, дорогой... Вах-вах-вах. Что хочешь делай, бомбу ядрёную, я знаю, в шибко развитых технократиях есть такое оружие. Сбрасывай его на Девоншир, жги его на пальме, чтоб ничего не осталось, даже воронки пятьдесят миль на пятьдесят. Только прекрати этот свист!
    - Зачем такие крутые меры? Может легче музыкантам сказать, чтоб звук уменьшили.
    - Это не музыканты. Так свистит хоббит - полевой командир, созывает своё незаконное бандформирование. Наверняка это Фредди-с-Сумкой.
    - Ну-ну, не надо нервничать, разберёмся.
    А сам, действительно, задумался. Имплантант, как трудолюбивый муравей из системы аль-де-Барана, засыпал мозг миллионами импульсов. Несчастные нейроны носились, словно обезумевшие жители мегаполиса перед неминуемой катастрофой планетного масштаба. Мысль закипела. Саврона, наверняка, убил Заруман, чтобы заполучить нехиленькое наследство. И придумал этого Фредди-с-Меркурием, чтобы отвести от себя подозрения. Заодно набрехал про бороду и видеотелефон. Так это на самом деле или нет, не столь важно. Опыт оперативных расследований подсказывал, что подобная версия прокатит, доказательства соберутся и дело благополучно раскроется - страшного не случится и чёрный список глухарей не пополнится.
    "Ой!" - вовремя опомнился Мегаваттсон. - "Я же не злой следователь, а добрый частный детектив и должен оберегать своих клиентов, даже если они виновны."
    - Надо осмотреть место возле стены, где вы видели следы, как вам показалось, бобхита, - сказал известный детектив доктору. Понял, что оговорился, хотел исправиться, да так и не сказал, мол сори, "хитабаба", конечно.
    - Бесполезно, их уже давно затоптала толпа мертвецов - сам проверял, - и на недоуменный взгляд Мегаваттсона:
    - Что тут удивительного, у нас частенько мертвый ход встречается - скелеты и духи собираются вокруг мертвого мага и шляются, неприкаянные. И горе живому, что на их дороге встретится.
    "Звучит подозрительно", - решил Мегаваттсон. - "Толпа мертвецов прошла в том самом месте, да ещё умудрилась следы затоптать: видно, неоднократно."
    - Ладно, - сообщил клиентам. - Вот каковы наши действия: сначала поспим часок, потом примем ванну, выпьем джазвочку синтекофе, хорошенько поужинаем, отдохнем после ужина, почитаем вечерние газеты, наведаемся в казино, стриптиз-бар и ещё куда-нибудь, поспим... А потом крупно поговорим с вашими подозрительными личностями: Бомберменом, Элла... с королевой, короче... и старым русским с Новой Раши.
    Местное солнце, очень похожее на Гейское, наверняка с него смоделированное, уже закатилось за Пепельные горы, а план Мегаваттсона осуществился лишь наполовину. То есть, плотно поужинав и отлежавшись в мягких креслах, известный детектив и владелец планеты с её кольцами приступили к чтению вечерних передовиц. Газет на весь мир оказалось две: "Изенградский Буревестник" и "Советский Мордор".
    - Плохо менять привычки, - погрустил Мегаваттсон. - Я привык после ужина прочитывать не менее пяти.
    Причем особо не напрягаясь и не теряя времени - глазной имплантант сканирует, мозговой обрабатывает и торпедирует кору с её нейронами.
    Дешевый пергамент, выцветающие на глазах чернила и писарь с плохим почерком. Зато художник постарался - каждая новость старательно обрисовывалась: гномики-шахтеры возле рекордно добытой тонны мифрила, новые землянки под ключ для ельфов - тружеников леса, тролли из Мордора - чемпионы Среднеземья по ловле файерболов. Ну, и реклама с объявлениями, конечно.
    "Продается: Дракон-315, 92-93 лет, объём - 9 куб.м, 6Мл.сил, ГУ, ЦЗ, АБС, сигнализ., зеркала, 1600 монет, торг". "От госпожи Гингемы сбежал гоблин Фунтик. Награда за поимку 10 монет". "Нашедшему белую накладную бороду и лиловый шар Панасоник просьба вернуть за высокое вознаграждение".
    Что ещё? Тупая статья о тарифной политике - пусть дураки-банкиры её читают.
    - И это всё? - изумился Мегаваттсон. - Что за газета? Всего два маленьких листочка.
    Тут Заруман вскрикнул и выронил газету на пол - он как раз просматривал "Изенградский Буревестник", оставив известному детективу "Советский Мордор".
    - Что там? - спросил Мегаваттсон и поднял газету. - Хм. "Если вам дорога жизнь..." Однако лихо начали, я уже и сам боюсь... Так... "Если вам дорога жизнь... держитесь подальше от Пустошей, ожидаются ураганы, смерчи и пылевые бури. Сообщение пророков метеослужбы".
    - Не то, - Заруман указал дрожащей рукой. - Ниже.
    - "От госпожи Гингемы..." Я бы и сам объявление во все газеты давал. Вот... "Из федеральной тюрьмы Минас-Моргул сбежал известный террорист и рецидивист Скотти-с-Пипой, отбывавший пожизненный срок по делу о конце всевластия..."
    - Великая тьма! Мало нам, что Фредди-с-Сумкой под окнами свистит, скоро и Скотти-с-Пипой свою пипу... то есть, свистульку достанет. Будут свистеть дуэтом.
    - Что-то я в ваших именах запутался... Какой Скотти-с-Пипой?
    - Четверо их было, хоббитов - проходили по суду как "союз четырёх". Остальных троих казнили, а этот Скотти на высшую меру не потянул. Невиновен оказался в преступлениях против человечества, гоблинства и оркиства.
    - Тут ещё пишут, что сбежал он в среду после обеда. Когда там зафиксировали смерть у лорда Саврона?
    - В четверг на рассвете, - побледнел Заруман.
    - Ага. Кое-что начинает вырисовываться. Наверняка Фредди-с-Сумкой не виноват, в смысле не причём, мёртв и похоронен. Это всё Скотти-с-Пипой, его волосатых лап дело!
    Домыслы всё, домыслы. Где, скажите, вещественные доказательства, где подшитые к делу улики: волосы, шерстинки, гипсовые отливки следов и надкусанные пирожные? Где признание обвиняемого?
    - Хватит рассиживаться, - вскочил Мегаваттсон. - Наведаемся к Тому Бомбардиру. Уверен, старый хрыч всё расскажет, не выдержит соседства с моим мощным интеллектом.
    - А как же танцовщицы и акробаты, факиры и шпагоглотатели? Да и ужин заказали на двести персон, жалко будет, если пропадёт.
    - Ну хорошо, - сдался известный детектив. - Но завтра - за работу.
    
    Глава 3. Об алфавите Борзе и чуде пластических операций
    
    После плотного ужина сон никак не шёл. То есть, уйти то он ушел, но не приходил.
    Мегаваттсон, чтоб заснуть, на звёзды начал смотреть, их спектральный анализ проводить и полосочки в спектральных картинках считать. Может это имплантант в мозге усыпит?
    Потом облачко набежало, и считать стало совершенно нечего. Глазной имплантант сдался, не в пример мозговому. Последний было повозмущался: мол, имплантанты и те против меня, да вскоре умолк. Занятия ж никако-о-о-го... Хр-р-р...
    Стоп! Как никакого? А что там мигает: на опушке дремучего леса. Огонь от костра, наверное, его временами нечто заслоняет, вот он и...
    Пятьдесят один, пятьдесят два... Странно как-то мигает, даже подозрительно, один миг короткий, второй длинный... Одна комбинация, другая, третья. Мегаваттсон даже в кровати сел. Достал ручку, блокнот, принялся старательно помечать.
    За полчаса сообщение повторилось трижды. Самое время отбросить ручку и подумать, но именно тут мозговой имплантант отправился почивать, не говоря уже о подначаленных ему нейронах. Кажется, все это называется алфавитом Борзе, то есть, кто-то нехило оборзел, раз мешает спать известному детективу - подбрасывает вместо сна логические головоломки. Окончательно обозлившись, и мстительно задумав послать рекламацию разработчикам имплантантов, Мегаваттсон задернул балдахин и опочил тяжелым и черным, прямо таки чугунным, сном.
    Пять минут прошло или час - никто не засекал - только наш бедолага подскочил от страшного топота, словно наверху по коридору прошлепал топотун с планеты Урфинджакузия. Ещё в придачу гремел цепями, как сотня узников замка Иф-сен-Лоран, так и не получивших по сарафаноподобному савану.
    Обозленный, как цепной пес, над головой которого повесили кошку, Мегаваттсон сунул ноги в шлёпанцы. Шлёп поднялся, наверное, даже сильнее трех топотунов.
    - Послушайте, сэр! - в слабом свечном свете собеседник еле угадывался. - Вы мешаете мне спать. Не смажете цепи вазелином, будете на цыпочках у меня ходить! Я оставлю вазелин на тумбочке.
    Наконец глаза привыкли к полутьме и...
    - Самуил, - вспомнил имя обладателя постной орочьей рожи Мегаваттсон. - Что это вы здесь делаете?
    Орк мог чего-нибудь наврать. Ну, типа: "Моя комната! Что хочу, то и делаю!" Тогда бы Мегаваттсон смущённо извинился и отправился досыпать. К счастью для известного детектива Самуил растерялся, глаза забегали, как у преступника...
    - Итак? - допытывался разыгравшийся в опера детектив. - В глаза смотреть!
    Самуил не отвечал, лишь мямлил, только Мегаваттсону его ответы уже были не нужны. Оказалось достаточно одного взгляда на то, что орк-слуга держал в лапах и пытался укрыть за спину.
    - Керосиновая лампа? Так это ты у хозяина артефакты воруешь? Так это ты украл бороду и лиловый шар Панасоник!
    Зардевшаяся орочья рожа - чем не подтверждение догадки? А тут и шейх явился в ночном колпаке.
    - Послушай, Шесть Нулей! - возмущенно произнес владелец неба и всего остального. - Уже два часа ночи...
    - Шейх Заруман, - торжественно провозгласил Мегаваттсон, нисколько не среагировав на обидное прозвище. - Я знаю, кто...
    - Убил лорда Савву?
    - Да нет, кто украл бороду и лишай... то есть, лиловый шар, хочу сказать. Этот человек перед вами, - и указал пальцем на Самуила.
    - Нет, - затрясся преданный слуга. - Не я!
    - Дорогой, он прав. Это не человек - это орк. К тому же, какие у вас доказательства?
    - Мне его рожа не понравилось. И посмотрите, что у него в руках. Ведь это... керосиновая лампа!
    - Что?
    - Э... керосиновая лампа. Какой ты тупой, шейх дальнего и кривого Харамамбурума. Имплантант купи. Смекаешь, видеотелефон - техническая штучка, керосинка - техническая штучка. Видеотелефон - артефакт, керосинка... Логика!
    - Не, керосинка - не артефакт, а обычная керосинка. Простыми технологиями нам можно пользоваться: жернова, велосипеды, арбалеты.
    - Перегонка нефти - простая технология?!
    - А нефть мы перегоняем алхимией. Поэтому, Чтосын, извинись, дорогой, перед нашим верным слугой Самуилом.
    - Типа, погорячился... - начал было Чтосын... то есть, Мегаваттсон, конечно.
    Тут его взгляд случайно за окно сиганул. А там всё тот же борзой алфавитом Борзе балуется.
    - Самуил! - догадался Мегаваттсон. - Вы подавали сигналы вашим сообщникам алфавитом Борзе. Я все знаю, я все записал. Не в курсе, правда, что это значит, академий не кончал.
    - Дай одним глазом, - Заруман взял листок с записями. - Это же совсем просто, Шестерка-с-Ноликом... Извини, дорогой, что назвал тебя по-хоббитски, не удержался. Так вот... "1#0" обозначает "я откинулся", "^1++" - "схорониться мне сильно надо", "$O$" - "Таньга нет, гони таньга". "@*.*#" - "гадом буду, всех сдам".
    - Да, это вам не пляшущие человечки.
    Заруман хлопнул в ладоши.
    Тотчас охрана набежала: орки с ятаганами, гоблины с булавами и тролли с файерболами. Чемпионы всё-таки, наловили за спортивную карьеру не мало. Самуила в карцер уволокли, даже пикнуть ничего в оправдание не успел. Доктора Гриммера принесли прямо в постели. Так и так, но чтобы к утру признание неверного слуги на столе лежало. Ох, попотеть придётся доктору и его чемоданчику.
    К завтраку Гриммер лично манускрипт притащил.
    - Признался Самуил, не выдержал...
    - Пыток или издевательств?
    Нельзя, негуманно: пытки запрещены по всей вселенной (по всей разумной вселенной, конечно) осталось выяснить, в какую именно её часть нас занесло.
    - Чистосердечных вопросов.
    Мегаваттсон даже синтекофе подзахлебнулся.
    - Ни один орк не может лгать, если ему в глаза начальник смотрит. Такими их создали отцы-основатели "толкнутизма".
    - И в чём же признался Самуил? - спросил Заруман.
    - Не знаю, я ещё не читал.
    Владелец неба развернул манускрипт.
    - Уа-ха-ха! Уа-ха-ха! Признайся, какие булавки ему под ногти вкалывал? Может, снадобье дал выпить? Только сумасшедший орк мог в таком признаться...
    - Не томите, шейх Заруман.
    - Орк признался, что он хоббит. Сколько живу, в первый раз такое слышу. Савка в гробу перевернётся, когда узнает.
    - Дайте сюда, - вырвал манускрипт известный детектив. - Так-так, на самом деле его зовут Сэмми-с-Пузом, он один из хоббитов могучей кучки, соратник Фредди-с-Сумкой.
    - Приговоренный к тройному четвертованию по приговору трибунала за многочисленные преступления против человечества и гоблинства, - вспомнил Гриммер.
    - Какая чепуха! Под пытками и я признаюсь, что я - Генсер Старый и Светлана в одном лице...
    - Чур нас, чур! - принялся креститься задом наоборот Гриммер. - Не к полудню будут помянуты.
    - Кто такой Генсер Старый? - Мегаватсон впервые видел, как Гример крестится, и очень удивился гибкости тела.
    - Был самым главным у светлых...
    - А... - блеснул познаниями синематографа Мегаваттсон. - Как же помню... - и принялся напевать. - И треснул мир нам по полам... Тра-ля-ля... И льётся кровь, идёт война... и вуаля... Тра-ля-ля... паук плетёт узор, по темным улочкам летит блатной дозор...
    - Паук - это должно быть Шезлоб, только она уже ничего не плетёт - на пенсию ушла, - заметил доктор.
    - Вернёмся к делу Самуила... или Сэмми-с-Пузом. Как он объяснил, что столько лет скрывался под личиной орка? Орки же на хоббитов совсем не похожи?
    - Хоббиты - противные, волосатые, как они могут на орков походить? - скривился в отвращении Гриммер.
    - Надо у него спросить, - Заруман хлопнул в ладоши.
    Орки-тролли-гоблины тотчас Самуила притащили, словно стояли всё это время под дверью. Присмотрелся Мегаваттсон, но нет, тут только Холмсиков со своим микроскопическим зрением смог бы найти десять отличий.
    - Самуил, ты нам сейчас же скажешь: ты хоббит? - строго сдвинул брови шейх.
    - Не вели казнить, великий царь! - бросился на колени орк.
    - Ты там не того! - набросился на Самуила доктор. - Отвечай быстро, как хоббит смог сделаться орком?
    - Э... я следствию помогал... э... защита свидетелей.
    Гриммер и Заруман переглянулись.
    - Я знаю, о чём он! - воскликнул Мегаваттсон и принялся объяснять. - Многие сыскные конторы, частные и нечастные часто этим пользовались. Нужно только найти такую Муру, которая зашестерит всю малину. А чтоб после не получила перо под ребро, её старательно прячут, переселяют в другой город и делают пластическую операцию. Некоторые женщины для этого специально в малину пристраиваются.
    - Да, да, да, - усилено кивал башкой хоббито-орк. - Я э... всех сдал...
    - Понятно, - сказал Заруман. - Однако, теперь ты снова за старое принялся. Своему бывшему дружку сигналы подавал. Что-то недоброе против меня задумал.
    - Нет-нет... не против вас... нет-нет, - умолял Самуил. - Я э... просто хотел помочь э...
    - Повинен в смерти ты! - категорично заявил шейх и властелин. - Ты - убил Савву Саврона. Увести!
    Самуил умолял, кричал, что "не виноватый он, Скотти сам пришил". Но, конечно, его никто уже не слушал.
    - Ещё кое-что, - сказал Гриммер, когда Сэмми окончательно утащили.
    - Как? Ещё что-то? - в ужасе вскричал Заруман. - Как будто этого мало?
    - Мы обыскали комнату Самуила и из каминного пепла восстановили странную записку, адресованную, похоже, Саврону, - и подал клочок бумаги Мегаваттсону. - Это по вашей части, коллега.
    Видно узнал, что Мегаваттсон не только оперативными расследованиями занимался, а ещё ментальной хирургией по молодухе промышлял.
    - "Если вам дорога жизнь...", - прочитал известный детектив и прокомментировал. - Однако, кажется, где-то я такое уже слышал.
    Так и не вспомнив, продолжил:
    - "Во имя тех счастливых мгновений, что провели мы когда-то вместе..." Дальше неразборчиво... Вот: "...прошу вас встретиться со мной у восточной стены Девоншира на рассвете..." Ваша... имя неразборчиво... Только три буквы сохранилось, и те в центре - ни один Буратина с "Поля Дураков" не отгадает. Но по крайней мере мы знаем, что это женщина.
    - А буквы какие? - спросил Гриммер.
    - "Л", "Л", "Л". Все три - маленьких.
    - Элланлюм! - в один голос вскричали Гриммер и Заруман.
    
    Глава 4. О полоумном бомбисте-рифмоплёте и мастерски устроенной засаде
    
    Мегаваттсон в среднепаршивом расположении духа погуливал по окрестностям, параллельно держа курс в Лоришалот - ельфийскую резервацию, дабы встретиться с королевой Элланлюм. Уж он-то её в два счёта расколет, все, как миленькая, выложит великому частному сыщику. Погода выдалась неважная, моросил дождик, слякоть, приходилось кутаться в плащ, закрываться зонтиком. А впереди виднелась стена, окружавшая Девоншир. Где-то там пал Савва Саврон, так и не дождавшись своей августейшей любовницы, сражённый местью двух хоббитов.
    Как раз выдалась свободная минутка, чтобы опросить свидетелей и подозреваемых. Заруман заперся в магической башне на утреннюю медитацию, а Гриммер в казематы ушёл - продолжать допрос Самуила...
    - Если что новое, сообщи мылом, - повелел ему напоследок Мегаваттсон.
    - Мылом? - задумчиво поскреб подмышкой доктор, но ничего не попросил.
    А впереди тем временем стена оказалась в пределах дотрагивания.
    - Осторожнее, осторожнее! - окликнул кто-то сверху. - Вы чуть не задели мою растяжку. Бабахнет, уж бабахнет и взрывом оторвёт всю ляжку.
    "Должно быть это тот полоумный бомбист", - догадался Мегаваттсон. От сумасшедшего жди чего угодно - известный детектив застыл на месте, занеся ногу. Мало ли. Стоять так пришлось некоторое время.
    - Я здесь-здесь... Уже спустился весь... - перед очами показался подозрительный тип, совершенно непохожий на классического бомбиста. Те обычно в очках и тёмных костюмах-двойках. А этот скорее смахивает на купчину толстопузого в отставке, поскольку уже худеть начал. Красный нос, как у деда мороза, рыжая борода, синяя куртка и шляпа. Не считая сапог не по размеру.
    - Уж очень высока сосна, когда с утра болит спина, - кряхтя незнакомец согнулся и отцепил проволочку.
    - Послушайте, милейший, - тотчас набросился на него Мегаваттсон. - Кто вам дал право минировать проезжую часть?
    В ответ рыжебородый бомбист станцевал настоящую джигу.
    - Я террорист, бомба в кармане. Ни один глобалист меня не обманет. Всех взорву, останусь один - вот такой я Том Бомбардир.
    - Некогда мне с вами разговаривать. Дорога дальше не заминирована?
    - Ты дальше не ходи туда, - продолжал прыгать и напевать террорист. - Хоббит беглый засел - вот беда.
    - Хоббит! Что же ты до сих пор полицию не позвал? И с чего ты решил, что там беглый хоббит?
    - Чтобы жить, нужно есть. Чтобы спать, нужно есть. Чтоб от полиции сбежать, нужно очень много есть. Хоббит ест часто и много. Трижды в день уходит в дорогу... Воз! А на возу везут морскую козу. Морскую капусту, морской банан, икры - обожрался б баклан. Креветок копчёных, креветок сырых, кальмаров толчёных, медуз золотых. Хоббит - прожорливая скотина...
    - Знаю-знаю, - перебил, наконец, Мегаваттсон, чувствуя, что перечень блюд может растянуться до обеда. - Умнёт и морского свина... Вот такая уж детина, - а потом без предупреждения перешёл на прозу. - И куда всё это добро возят?
    - У того гранито-камня есть глубокая дыра, там ужасная нора, - указывал рукой направление Том Бомбардир. - Не видать ни чьих следов у того гнилого места... - И закончил эффектно. - Там и прячется ваш хоббит беглый.
    - Благодарим за помощь.
    Мегаваттсон выхватил бластер - проверил, не разрядились ли аккумуляторы. Вы не смотрите, что известный детектив грузен и неповоротлив, рука по-прежнему тверда, а глаза... Ну, как глаза, никто не знает, а вот мысли - остры. Что такое хоббит по сравнению с бластером?
    - Вот я посоветую, милейший, - сказал бомберу на прощание. - Брось плагиатом заниматься. Я понимаю: мирок ваш - болото, классиков и современников никто не читает. Но есть же и залётные дятлы, типа меня, настучат кому не надо, а закон об авторских правах ещё никто не отменял...
    И трусцой, пока бомбист не успел разродиться новым экспромтом. К гранито-камню и дыре. Остановился, отдышался, полюбовался на зеленый огонек на бластере... Заряду на два часа, это если курок не отпускать. Короче, всю планету кремировать можно.
    Мегаваттсон ворвался внутрь, предвкушая жаркую встречу. "Лапы за голову!" - мысленно кричал он. - "Не двигаться, животное, на молекулы порву!" Мог бы и вслух кричать: в пещере никого не оказалось. Ни следов, ни мусорных куч, ни углей костра, ни лежбища или мешка спального. Лишь небольшая лужа чистой воды в центре, наверняка, откуда-то снизу бил ключ. Их Тиандр, что ли, здесь живёт? А вот и воз с морепродуктами, наполовину опустошённый. Странные вкусы у этого Скотти-с-Чем-то-там, почти как у медузианского многонога.
    Хорошо, будем ждать. Мегаваттсон в засадах собаку съел... Чего только не было в его оперативной работе, а тут как раз напарник попался с планеты Пусан... или Сеул... и два дня ни крошки во рту.
    Бластер направил в сторону проема. Сразу стрелять не стоит, надо хоть на секунду рассмотреть рожу вошедшего, потом будет поздно - бластер не оставит ни рожи, ни кожи - лишь комочек разрозненных частиц. Ну, хоббитов Мегаваттсон не видел - страшные должно быть твари.
    Час прошёл, другой и так далее. Имплантант отключил часть мозга и отправил освобождённых нейронов отдыхать - в отпуск за свой счёт. Но как только Мегаваттсон пошевелится, они вновь будут вкалывать у станков. Потом и глазной имплантант завозмущался: мол какого он тут пялится в одну точку, и веки прикрыл... Еще часиков десять - и дрыхнуть будет Мегаваттсон. Ресурсы тела надо беречь.
    Вдруг с потолка пещеры:
    - Какое небо голубое, - писклявый, очень знакомый фальцет. - Послушайте, шеф, с вашим ли ревматизмом в сырой пещере пятый час сидеть?
    - Хо... Хо... - неожиданно стал заикаться Мегаваттсон. - Холмсиков, твою мать! А ты что здесь забыл?!
    - Шеф! Шеф! Что вы делаете? Осторожнее с бластером!
    - Я ж тебе, килька в томатном соусе, сказал на корабле сидеть и мои сообщения слушать... Для кого я всё это транслировал, я тебя спрашиваю?!
    - Но, шеф, я взял приёмник с собой, - и показал.
    Пи-у-у! - был приёмник и нету...
    - Шеф! - взмолился помощник. - Это же импортная техника, сделано в Маде-ин-Чинай, она денег стоит!
    И впрямь, что это известный детектив разошёлся не на шутку. Подумал так и бластер на предохранитель поставил. Только после этого Холмсиков решился с потолка снизойти. Стоял с виноватым видом, то есть стал малиновым, как пиджак старого русского с Новой Раши.
    - Знаете, как я узнал, что это вы подкрались?
    Всё равно за своё! Рыбным паштетом не корми, дай блеснуть дедуктивными способностями.
    - Лосьон, шеф...
    - Кто ещё лось? - возмутился Мегаваттсон. - Я ж все следы заделал.
    - В смысле запах. Когда в следующий раз захотите обмануть своего компаньона - смените парфюмера.
    - Ай-яй, какой ты умный... А на машинке вышивать умеешь?
    - Нет, зато я почти раскрыл дело.
    - Почти?! - по-богатырски раскатисто расхохотался Мегаваттсон. Акустика пещеры способствовала.
    - Улик не хватает.
    - Какие тут могут быть улики? Разве признания Самуила-як-Маршака недостаточно?
    Холмсиков только покачал всёми восемнадцатью щупальцами.
    - Сэмми-с-Пузом и Скотти-с-Пипой невиновны в смерти Саввы Саврона.
    - А в краже бороды и видеотелефона?
    - Тоже... Они, как это сказать по-русски, невинно пострадавшие.
    - Но они же хоббиты! Против природы не попрёшь - у них на лбу написано бороться со злом, в лице Саввы Саврона и шейха Зарумана Бенладена.
    - Вот невидимый преступник и сыграл на этом стереотипе. Он ведь знал, кого заподозрят в первую очередь. Даже устроил побег одному из них. Я справился. Узнал, кто последний посещал в тюрьме Минас-Моргул Скотти-с-Пипой. Им оказался некто Гена, никнейм - Серый Крокодил, тот самый старый русский с Новой Раши, который ищет плутоний в Девоншире... Я удивляюсь, шеф - как вы сразу не догадались - в фэнтези-мирах по определению не расщепляют ядра.
    - Какой ещё плутоний? Речь шла о золоте, нефти и платине!
    - На столе у Зарумана я разглядел контракт, там ясно было написано: плутоний. Не платина, шеф, плутоний! Тогда я понял, что этот его прииск - просто предлог, чтобы строить жуткие козни.
    - Но зачем это ему? - недоумевал Мегаваттсон.
    - Вот это и предстоит выяснить. Кстати, шеф, я ещё поинтересовался, кому после смерти Зарумана достанется планета. Так вот, поскольку шейх не составил завещания, всё достанется светлым. Теперь вы понимаете, шеф?
    - Но всех светлых казнил ещё Савва...
    - А как же Том Бомбардир и ельфийка Элланлюм?
    - Ах не смешите, Холмсиков. Я недавно видел этого Бомбардира, поверьте, ни один психиатр не признает его вменяемым, а сбоев в их логических цепях не бывает... Вот ельфийка - другое дело, нужно немедля с ней встретиться и задать парочку вопросов в лоб.
    - Но шеф, - Холмсиков обернулся с намёком на солнце, которого уже не было. - Ночь в лесу, может лучше встретимся с королевой завтра с утра?
    - Я сказал - немедля, значит - немедля. Поскольку в деле были обнаружены дополнительные обстоятельства, нужно форсировать события. Если завтра к полуночи мы не появимся на "Голубой мечте", наш милейший капитан пустит ядро планете по ватерлинии и будет бомбить до полного Апокалипсинения. Как что поторопимся.
    
    Глава 5. О том, что бывает, когда берёшь чужое, или куда исчезла борода
    
    Мегаваттсон и Холмсиков уже подходили-подплывали к спящему Лоришалоту, когда услышали со стороны Девоншира ужасающий по своему "децибеллизму" свист.
    - А это ты как объяснишь, великий мастер дедукции, - решил поиздеваться над помощником известный детектив. - Наверняка, это свистит Скотти-с-Пипой, поскольку он - последний хоббит. А с чего бы ему свистеть, если по твоей версии, он невинен, как только что клонированная овечка Долли-3000.
    Холмсиков ответил не сразу.
    - Ну, свист и подделать можно, - наверное, так ничего умного и не придумал. - Это просто, любой специфический дроид с этим управится...
    Мегаваттсон даже пожалел, что спросил, поскольку Холмсикова опять понесло в дебри роботостроения. К счастью их вновь прервал свист, а за ним жуткий крик, словно посетителя замка Дракулы. Холмсиков вцепился тремя или четырьмя щупальцами в Мегаваттсона.
    - Какой удар по нашей репутации, шеф. Я никогда себе этого не прощу. Наверняка, это кричал шейх Заруман.
    - С чего ты это взял? - тут уж вздрогнул Мегаваттсон.
    Хотя, светлые, как наследники планеты, глядишь, и больше заплатят. Но - не очевидно.
    - А на кого ещё могут покуситься в этих болотах?
    - Быстрее туда!
    Поворот на сто восемьдесят градусов и назад, откуда пришли. Бегом, прыгая по кочкам, через коряги, мимо буреломов. Кто быстрее бегает: человек или многоног? Странный вопрос. У человека же две ноги, а не восемнадцать, ему проще. Раз-два, раз-два... Впрочем, не знаю, как человек, а Мегаваттсон бегать не любил, тем более с препятствиями.
    - Быстрее, шеф! - подгонял его Холмсиков. - Уже недалеко, я чую его. Только надо торопиться, как бы гномы-каннибалы нас не опередили.
    И угораздило ж сердечный имплантант задаром брать. Нет, с завтрашнего дня на диету, на экспресс-похудение, на утреннюю зарядку, на суперсгон: пять минут - минус пятьдесят процентов веса.
    Размечтавшись, чуть коллегу с разбега не сшиб. Тот уже стоял у трупа и делал вид, что не знаком с криминалистикой - не знает, что труп нужно обвести мелом, огородить место ленточками, поставить чучело для отпугивания ворон, сфотографировать с тринадцати ракурсов и так далее... Стоит и вытирает слёзы, как будто покойник был с системы близкой к Медузе.
    - Бедный, бедный Заруман Бенладен! - всхлипнул очень по-человечески.
    - Плакали наши денежки! - залился слезами и Мегаваттсон.
    - Физкульт привет, брателы, - раздался чей-то весёлый голос, - Как ваши браунинги, тэтэ и беретеллы?
    Детективы обернулись, ослеплённые фарами шестисотого мула. Как догадались, что шестисотого? Только у шестисотых такая широкая посадка глаз.
    - Вау! Жмурика нашли, это ж круто! - в свете фар показался владелец голоса: золотозубый, коротко стриженный индивид в малиновом тулупе. - В натуре, что с шейхом Заруманом?
    - А с чего вы вдруг решили, что это шейх Заруман? - решил прицепиться к словам Мегаваттсон.
    - Вот балда нерусская! Сами только сказали, а я услышал. К тому же, кто ещё может носить его накладную бороду? Кстати, забыл типа представиться: Гена Крокодилыч, но вы меня можете звать просто Серый. Я тут плут... тьфу, мать... нефть бурю. Вечно их путаю... - и давай повторять, будто урок. - Нефть: чёрная и жидкая, плутоний: зелёный и радиоактивный.
    - Накладную бороду?! - опомнились одновременно Мегаваттсон и Холмсиков.
    И перевернули труп на спину.
    - Типа, я думал, жмуриков нельзя ворошить, пока менты не пришлангуются... Что? Что там?
    - Это не шейх Заруман, - объяснил жителю Новой Раши Холмсиков.
    - А кто ещё? Ни фига не въеду.
    Известный детектив, если признаться, тоже, но он благоразумно промолчал.
    - Скотти-с-Пипой, - после эффектной паузы заявил помощник.
    - Но я не вижу у него никакой пипы. И он совсем не страшный, как рассказывали Гриммер и Заруман. Похож на милого косолапого мишку.
    - Уж они порасскажут, - возмутился старый русский. - Лишь бы на светлых батон крошить.
    - Послушайте, Крокодилыч, можно я задам вам пару вопросов, - обратился к нему Холмсиков.
    - Валяйте... И можно просто Серый, это для мусоров я - Крокодилыч.
    - Представьте такую ситуацию: на зад вашего шестисотого мула ставит передние копыта столетняя кляча типа мерин. Вы подходите к вознице битого мерина... Что вы скажете?
    - Ха... Ты просто не представляешь, мужик, на какое бабло попал...
    Мегаваттсон и Холмсиков переглянулись.
    - Хм... правильно. А вот ещё вопрос. Вдруг случилось вам нарваться на пару-тройку ментов...
    - Какой базар? - перебил новорашанин. - Достану свой верный арбалет 245 калибра, и он договаривается. Он у меня любого заБОЛТает.
    - Ясно. А вот скажем... я только говорю, скажем... вам не повезёт и менты вас повяжут. Станут дело шить на сто страниц, а настырный следак колоть на чистосердечное, типа оно что-то там смягчает... Что вы ему ответите?
    - Не на того напал, гражданин начальник, меня на это фуфло не купишь.
    - Ага, - кивнул щупальцами Холмсиков.
    - Послушайте, Холмсиков, - вмешался Мегаваттсон. - Я не понимаю, к чему все эти вопросы?
    - Погодите, шеф, - не очень вежливо отмахнулся от начальника подчинённый. - Крокодил Сергеевич, позвольте последний вопрос.
    - Валяй. Только я Серый.
    - Хорошо, Серый. Так вот... Сбежали вы из тюряги и вам нужно срочно покинуть планету... Я бы, например, флипнул до космопорта.
    - Флипнул? - рассмеялся старый русский. - До космопорта не флипают, мой осьминожик. Нужно брать флайер - это гораздо практичнее.
    - Все, - поднял половину щупалец вверх Холмсиков. - Вопросов больше не имею.
    - Холмсиков! - прикрикнул на помощника Мегаваттсон.
    - Потом объясню, шеф, - ответил тот.
    - Тогда, пацаны, типа покедова, - попрощался старый русский. - Пойду, пока все дроиды не разбежались.
    Только успел удалиться, как на тропинке со стороны Изенграда показался кто-то маленький в чалме.
    - Мыло для господина Шесть Нулей! Мыло для господина Шесть Нулей! - верещал довольно громко.
    Мегаваттсон решил было не отзываться... А вдруг на мыло что-то срочное пришло? Впрочем, мелкому в кривых туфлях должно быть описали внешность известного детектива. А что? Он фигура заметная, издалека заметная.
    - Я Маленький Маус, скороход шейха Зарумана. Доктор Гриммер прислал вам мыло, - отдышался мелкий в чалме и протянул кусок.
    - А верёвки он мне случайно не прислал? - съязвил Мегаваттсон.
    - Нет, а ждали?
    Повертел известный детектив мыло и так и этак.
    - Холмсиков, ну-ка включите своё микроскопическое зрение.
    - Шеф, тут написано, дословно: "Сэмми раскололся... ТЧК... Бороду отдал Скотти... ЗПТ... для маскировки", - вернул назад мыло. - Это объясняет, как борода оказалась у Скотти-с-Пипой.
    - Но мы всё равно не знаем, кто украл лиловый шар и убил сэра Савву.
    - Ответ писать будете? - спросил Маленький Маус.
    Присмотрелся к нему Мегаваттсон - точно маус! Царствие грызунов какое-то.
    - Нет, - ответил Холмсиков. - Ответ мы скажем шейху лично.
    
    Глава 6. О помощнике, нешуточно разбирающемся в фэнт-арт-искусстве
    
    Детективы застали владельца планеты, её колец и неба (газовой оболочки) в тягостном расположении духа, пьющего горькую и курящего противное.
    - Шейх Заруман, - возмутился Холмсиков. - Как же так? Вам ведь Коран не позволяет.
    Ещё чуть, и кинулся бы бутыль с самогоном, на полыни настоянном, отнимать.
    - Вай, шайтан! - в ужасе закричал Заруман и попытался отгородиться подушками. - В одной суре - запрещает, а в другой не запрещает! Потому что ничего об этом не говорится!
    - Не волнуйтесь, шейх, - поспешил разрешить недоразумение Мегаваттсон. - Это никакой не шайтан, но всё равно у себя на планете личность известная. Разрешите представить: мой помощник Холмсиков, он - многоног с системы Медуза.
    Владелец неба вздохнул с облегчением, но чтобы окончательно успокоить расшатавшуюся нервную систему, отхлебнул, затянулся, отхлебнул, выдохнул. Здоров, тёмный, ой здоров...
    - А у нас хорошие новости, - поспешил обрадовать его Мегаваттсон. - Угадайте, что я сейчас держу за спиной.
    - Хм... Может, контрабандный наркотик для котов? Говорят, у вас его всегда много.
    - Лучше. Это... вуаля... ваша борода!
    - Вах! Моя борода! - Заруман даже подпрыгнул. - Наконец-то я опять смогу колдовать.
    Потом ощупал находку и радость его немного поостыла.
    - Только она грязная, рваная и к тому же мокрая... И, похоже, в ней побывала чья-то волосатая морда! Нет, в такой пока не поколдуешь. Может, если постирать и подсушить немного.
    - И ещё хотим вам сообщить, что дело почти закончено, - это уже Холмсиков встрял.
    - Закончено? А где же тогда палантир? Ну, лиловый шар - видеотелефон Панасоник... Три видеотелефона, три куртки кожаные, всё, непосильным трудом нажитое...
    После некоторого раздумья:
    - Вы ещё называетесь детективным агентством высокой культуры?
    - Мы пока не можем разглашать детали, сами понимаете, коммерческая тайна. Но всё разъяснится в ближайшие сутки.
    Тут на Зарумана, должно быть, выкуренное с выпитым подействовало, и он в три ручья расплакался в жилетку - специально из-под подушки достал - какой он бедный и несчастный властелин колец. Никто его не любит, а только свистит под окнами.
    - Всё! - отплакавшись, категорично подвёл черту шейх. - Сегодня же в телепортал, на космический корабль. Пусть другой кто-нибудь этой планеткой с её небом владеет.
    - Вы отдадите планету светлым? Просто так, забесплатно? Тоже мне очень-очень тёмный маг, глотатель краг, серёжек и собак.
    - Да-да, - продолжал хныкать Заруман. - Вот Савва Саврон - был настоящее Зло. Куда мне до него? Он светлых на завтрак ел.
    - Кстати, раз уж речь зашла о еде... - Мегаваттсон недвусмысленно изобразил, что пора.
    Подали куриные кузки в собственном соку.
    - А меня завтра на ужин пригласил Крокодилыч Гена, тот самый старый русский с Новой Раши. Я бы пошёл, да вот не знаю, можно ли...
    - Типа свидание назначил? - не понял Мегаваттсон.
    - Нет, придётся ведь через Девоншир идти. А там... этот... свистучий. Может, вы составите мне компанию?
    - Что ж, на халяву... - начал было Мегаваттсон.
    - Ни в коем случае, - перебил Холмсиков. - Мы уезжаем завтра с рассветом. А вы идите к Крокодилычу и передайте наши самые глубокие извинения...
    - Одному через Девоншир? - поёжился Заруман. - Хотя на Змее Горыныче не так страшно.
    - Ха. На Горыныче легко быть храбрым. А ты попробуй один - туда на Горыныче, а назад пешком.
    - Но... как я пойду? Там же повсюду эти твари - хоббиты.
    - Какие хоббиты? Нет никаких хоббитов, сегодня последнего нашли дохлого. Идите смело и ничего не бойтесь, никто и пальцем вас не тронет.
    Шейх, наверно, тоже думал, что пальцами трогать не будут. А чем-то посущественней. А потому убедить Зарумана совершить пешую прогулку ночью через Девоншир оказалось не просто. Но Холмсиков хорошенько надавил на остатки самолюбия, и даже на сто против одной монеты поспорил.
    - Только очень вас прошу, не засиживайтесь, как золушка, до полуночи.
    - Уверяю вас, я выйду ещё засветло.
    Наконец, договорились, и Мегаваттсон разбил руки. Вернее руку и щупальце. Испачкавшись при этом. Холмсиков поднялся и поплыл к лестнице, что-то пробурчав, что перед полётом ему нужно хорошенько выспаться. "Как всегда под дурачка косит", - смекнул его шеф. Но тоже поднялся: так живот набил гузками, дальше некуда, не повернуться.
    - Обратите внимания, шеф, какая прекрасная композиция, - Холмсиков указал на картину, перед которой остановился.
    - Чего? - не понял Мегаваттсон.
    - Картина, говорю, прекрасная. По моему, если не ошибаюсь, работа пера Бориса Вальедхи?
    - Нет, не ошибаетесь, - ответил Заруман. - Только не пера, а струйного принтера. Их с Интернета скачали, пока не порвали электросети.
    - С самого Интернета! - воскликнул Холмсиков. - Да этому портрету просто цены нет. А кто на нём изображён, если не секрет? Родственник какой-нибудь?
    - Это я. Понимаю, сейчас трудно узнать. Я ведь без бороды и палантира, да и автор меня немного приукрасил, дорисовал рельефных мышц, особенно брюшных, ягодичных и трапециевидных. Бицепсами тоже не обделил.
    - Хорошая галерея, - похвалил многоногий помощник. - Как прекрасно по тематике подобраны картины...
    - Это братья Хиль-де-Бренд, - указал на следующую картину Заруман. - "Шейх Заруман в кругу гуцулов". Это Браян Фройнд: "Заруман и две башни". Дальше идёт серия Луиса Франтишко Ройя: "Колечос". Третий справа - Заруман, между двумя свиньями.
    - А вон там чей портрет? Тоже вы?
    - Нет, - Заруман даже скривился в отвращении. - Это работа Юлии де Белл. Да-да, потомицы... тьфу... потомки того самого дебелла, что звук изобрёл
    - А кто здесь изображён?
    - Это... - сплюнул Заруман. - Генсер Старый, лидер светлых.
    - А... из блатного дозора, - вспомнил Мегаваттсон.
    - Странно, почему я до сих пор не распорядился её в загашник спрятать? - задумался Заруман, а потом углубился в созерцание живописи.
    - Шеф, присмотритесь внимательно, вы ни кого не узнаёте? - спросил Холмсиков.
    - Послушайте, Холмсиков, я никогда не был любителем обоев на рабочий стол. Мне больше по душе сетература и сетематограф.
    - Но, шеф, это очень важно.
    - Ну, хорошо, - взглянул, наконец, на картинку Мегаваттсон. - Ну и что? Мужик какой-то в пальто.
    - Внимательней-внимательней, включите воображение... Впрочем, что это я? Ночь же была. Совсем забыл, что в вашем глазном имплантанте нет опции ночного видения.
    Мегаваттсон зевнул, сейчас ему было не до загадок и тем более их отгадок.
    
    Глава 7. О допросе в резервации и неожиданной помощи с неба
    
    Над Мордором чуть рассвет забрезжил, а известный сыщик с помощником уже мёрзли возле Изенградского почтового отделения. Ждали пока откроется, почта-то с девяти работала. С Заруманом даже не попрощались.
    - Не понимаю, - говорил Мегаваттсон. - До полуночи полно времени, хватит пятьдесят раз смотаться на корабль и обратно. К чему такая спешка?
    - Вы не поняли, шеф, мы пока не уезжаем, я намеренно ввел в заблуждение Зарумана. Обманул, но в его интересах.
    - В каких ещё интересах?! - разбушевался Кинг-Конг, то есть, Мегаваттсон. - Я спрашиваю, чего мы торчим возле этой почты?
    - Нужно сообщение мылом отправить на ящик Скотского Ярда.
    - Зачем?
    Но тут двери почты отворились, и Холмсиков, не удостаивая шефа ответом, вплыл внутрь.
    Чтобы вместить всё сообщение, мыла понадобилось целый ящик: двадцать коробок по пятьдесят пачек, итого: тысяча кусков. Вот чем его на орбиту выбросишь? Ни тебе катапульты, ни ещё чего. Но нашлась всё-таки гора мышц с орешком мозга: горный тролль-переросток.
    - Отлично, - сказал Холмсиков, провожая взглядом уходящий в полёт первый искусственный спутник Среднеземья. - А теперь, пока есть время, навестим нашу королеву резервации.
    Королева резервации - тоже, что королева бензоколонки на нефтяных планетах или председатель колхоза на аграрных. Этакий лидер общины лесовиков-отшельников, проповедующих любовь к зелёным листочкам, диким кустарникам и дремучему лесу. Все остальное уничтожалось без жалости: красные и голубые листья, ухоженные поля и тем более лесопарковые зоны. А в оранжерее любой ельф превращается в звероельфа и зубами вгрызается в поработителей природы.
    И главное, ни бельмеса по-нашему. Кое-как Холмсикову удалось растолковать с помощью Борзе, зачем они пожаловали в Лоришалот - деревню, что ютилась на кронах деревьев.
    - Простите, мы имеем честь разговаривать с Элланлюм, высочайшей и прекраснейшей королевой резервации? - начал Мегаваттсон, когда их провели в хатку правительницы. Он чувствовал себя послом. Со звезд.
    Ельфийка, высокая светловолосая женщина неопределённого возраста (от тридцати до плюс бесконечности), смерила их уничтожающим взглядом. Очень красива, если пользоваться критериями Мегаваттсона. Может, стоило б уши на затылке тесёмочкой связать... А для Холмсикова все гоблиноиды на одно лицо.
    - Не Элланлюм... - королева говорила с жутким акцентом, но хорошо хоть вообще что-то понимала. - Заруман есть помешанный на Республика Шкид... Трудный детства. Я есть, - и произнесла по слогам, чтобы запомнили. - Эл-ла-лю-до-ель...
    - Нам известно всё! - швырнул ей в лицо Холмсиков заготовленную фразу.
    - А я знать, что ничего не знать... но другие не знать и это, - парировала ельфийка.
    - Вы участвуете в заговоре сил добра против сил зла, - сыпал обвинениями многоног. - Вы написали письмо Савке Саврону и выманили его к Девонширскому забору.
    - Парниша, - рассмеялась Эллалюдоель. - Савва умереть... несчастный случай... кровоизлияние в рот.
    - Нет, это было ужасное по жестокости убийство. И повторная медэкспертиза это докажет. А вы, - обвиняюще указал сразу шестью щупальцами. - есть убийца!
    - Найн! Найн! Я не есть убийца! Я невиноватая, он сам прийти!
    - Кто? - строго спросил Холмсиков.
    - Что вы, Холмсиков, это риторический выкрик, - ответил Мегаваттсон. - Из древнего синематографа.
    - Гена Крокодилыч... - рыдала ельфийка. - Он просить написать письмо - просить Саврона денег...
    - А почему же вы не пришли на встречу?
    - Не учите меня жить! Крокодилыч сказать: это выглядеть, будто я есть шлюх...
    - Да-да, однозначно: большой полосатый шлюх, - заметил Мегаваттсон.
    А Холмсиков уже поплыл к выходу, как всегда не попрощавшись. Ну, с ним и не такое бывает.
    - Честь имею, - пришлось отдуваться за двоих Мегаваттсону.
    - Что есть... Что есть со мной быть? - бросилась ельфийка следом за Холмсиковым и даже попыталась удержать за щупальце.
    - Ну, лично мне вы больше не нужны. Но государству, конечно же, скоро понадобитесь, - многоног резко выдернул щупальце и окончательно уплыл.
    Мегаваттсону оставалось виновато развести руками и удалиться следом.
    - Шик! - выругалась напоследок в сердцах Эллалюдоель.
    А может это слово было: "шит"? Что-то Мегаваттсон в последнее время плохо слышать стал, пора уже и на ушной имплантант копить.
    Вскоре они шли по дорожке, что петляла меж трясин в направлении Девоншира.
    - Всё стало на свои места, - говорил Холмсиков, заодно шефа развлекал. - Только обвинить Крокодилыча пока не в чем. И на чистосердечное его не расколоть, как Эллулюдоель.
    - Я так и не понял, к чему были вопросы про мула, мерина и ментов?
    - Я определял, на самом ли деле Гена - старый русский с Новой Раши.
    - И что? С каким результатом?
    - Какой с него старый русский с Новой Раши? Жалкое подобие, даже на нового русского со Старой Раши не тянет. Самый настоящий старый русский и тем более с Новой Раши на вопрос насчёт "флипнуть до космопорта" ответит, дословно: "Слышь, козёл, харе фуфло гнать".
    - Если он не старый русский и не с Новой Раши, кто же он тогда?
    Холмсиков собрался было ответить, но неожиданно его отвлёкли знакомые до зубной боли рифмованные вопли. В бегущем по тропинке гномоиде Мегаваттсон учуял Тома Бомбометателя.
    - Погодите, Холмиков, наверняка этот сумасшедший опять тропинку заминировал или, ещё хуже, сам обвешался тротилом.
    Том подбежал к многоногу и затряс за щупальца.
    - В синем космосе летит... - и закончил с ужасом. - Голубой метеорит. Ты плывёшь - а он летит. Ты ползёшь - а он летит, - и с крайней злобой. - Голубой метеорит!
    - Тебе всего лишь двести лет, - сообщил Бомбардир Холмсикову. - Для тебя открыты двери. Но вдруг загнётся белый свет, ты уж, дружок, поверь мне... О, ужас! О кошмар! В тайгу летит метеорит, погибнет всё живое... Так вот, пока он только мчится, поторопись быстрее крыться.
    Наконец, Том оставил Холмсикова, скрывшись сам. Лишь тут смысл продекларированного мозговой имплантант донёс до нейронов.
    - Что?! Как метеорит?! Какой метеорит?! Это ж апокалипсис сегодня! Нет, это не метеорит, это крыса-капитан планету бомбить начал!
    И собрался бежать куда-нибудь в панике, лишь бы не стоять на месте.
    - Успокойтесь, шеф, это не метеорит, по крайней мере, не катастрофический. И даже не ядерное ядро...
    - А что там? - в нетерпении перебил Мегаваттсон. - Лягушонка в коробочке?
    - Почти. Это посылка от начальника полиции. Посмотрим, что ответил наш свин в погонах.
    Оставляя за собой огненный след, посылка упала где-то в лес.
    - Быстрее туда, шеф! - закричал Холмсиков и бросился первым.
    Ну вот, опять бегай.
    Парочка километров сквозь коряги и буреломы и наши герои уже стоят у овальной воронки, метров двадцать в поперечнике - посылка под углом к планете свалилась. Холмсиков лихо спрыгнул вниз, а Мегаваттсону пришлось по склону на собственных подошвах съезжать. Хорошо хоть удержался и брюки не порвал. Только рубашку.
    - "Спасибо, дорогой мистер Холмсиков, за мыло. Вы ведь знаете, какой у нас с ним напряг", - прочитал на крышке посылки многоног. - "Дело интересное, поэтому посылаю вам на помощь старшего оперуполномоченного Рокса Теодора Свинстрема. Искренне ваш, начальник полиции Свинтус Грандиолухс".
    Тут раздалась бравурная музыка, словно дожидалась, пока Холмсиков прочитает послание. "Я - супермен! Я - джентльмен! Я - человек своей эпохи..." - услышал Мегаваттсон знакомые слова незнакомой песни. Тем временем из коробки показалось рыльце, а затем и всё жирное рыло оперуполномоченного Свинстрема. Как всегда розовый, с многодневной щетиной, в коже с золотым тиснением и подколками-прибауточками, наконец, он предстал во всей кабанячей красе.
    - Уи! - вместо приветствия хрюкнул Рокс. - Рад вас видеть, пиплы. Тебя, Хомск, и тебя, Шесть Бубликов... Рокс Теодор Свинстрем готов бороться с преступностью. А теперь говорите, кого брать?
    - Тедди, скажи, ты при оружии?
    - Уи, если я одел штаны, значит и то, что болтается на поясе, не забыл... - и лихо выхватил огромный бластер, розового, как и сам, цвета.
    - Браво! - сделал вид, что аплодирует щупальцами, Холмсиков. - Шеф, вот за что я люблю бравых свиней из Скотского Ярда, так это за их спецэффекты. Любой преступник только от одного вида этой пушечки стрекача задаст. Мы будем брать человека чрезвычайно опасного, вооружённого магией. Но сначала мы должны взять его за известное место, то есть с поличным. И мы поймаем его на живца. Но сначала посидим до ночи в засаде... Шеф, карты при вас? Как раз в дурачка раскинем.
    - Уи, сидеть в засаде я не люблю, но с картишками можно.
    - Ну, вот и отлично, - воскликнул Холмсиков. - Я знаю прекрасное местечко, там весь Девоншир, как на вашей ладони.
    Что ж, Мегаваттсон хотел казино - вот и получил.
    
    Глава 8. О ночи трех бластеров, осаде норы и ускоренном таможенном досмотре
    
    Мегаваттсону до тузов погоны повесили, а Свинстрему до дам. Уже и карты стало не разглядеть в неясном свете колец. Лишь Холмсиков тихо посмеивался в темноте.
    - Ребята, сколько вам говорить: меняйте глазные имплантанты.
    У партнеров появились подозрения, что его гляделки просматривают сквозь рубашку.
    Изредка поглядывали в сторону палатки Крокодилыча, откуда неслись бравурные и заупокойные песни, пьяный смех и звон бьющихся бокалов. По крайней мере, ясно: Заруман всё еще там. У входа застыл отключённый дендроид, вернее, дроид, замаскированный под дендроида. И нигде ни следа Змея Горыныча, должно быть владелец планеты, верный спору с многоногом, решил всё-таки прогуляться пешком по ночному Девонширу.
    Вскоре Холмсиков стал выдавать ноты нетерпения.
    - Однако, наша золушка задерживается... Скоро уже и планету в радиоактивную тыкву превратят, а она всё принца соблазняет.
    Через пять минут Мегаваттсону по второму кругу шестёрки повесили.
    - Выйду засветло, выйду засветло! - передразнивал Зарумана Холмсиков. - Никому доверять нельзя.
    Потом Мегаваттсону повезло - почти все козыри на руках оказались.
    - Шеф, не могли бы вы пойти и как-нибудь спугнуть Зарумана, раз уж всё равно из игры выскочили.
    Кряхтя и ругаясь в душе на наглых помощников, Мегаваттсон гуськом двинулся к палатке. Ну, в смысле на полностью согнутых ногах. Заглянул в окошко, увидел стол с закусью, початую бутылку на столе, ещё пустых с десяток на полу, шейх и Гена на брудершафт пьют. Ой, это они армреслингом балуются. Ну, как тут этого Зарумана спугнёшь? И тут как гром в звёздном небе раздался оглушительный свист. Почему как гром? Потому что вначале вроде как что-то блескнуло.
    Властелин неба, как услышал, лимонадом подавился, побледнел, словно паучихой Шезлоб укушенный, стал затравленно озираться. Вспомнил, наконец, что ещё через весь Девоншир на своих двоих ковылять.
    Впрочем, Мегаваттсон этого ничего не видел, поскольку в страхе бежал к Холмсикову и Роксу.
    - Гениально, шеф, - похвалил его помощник. - Даже я бы такого не сумел - подделать свист хоббита - полевого командира. Сейчас уж Заруман выскочит, будьте уверены.
    - Уи! Уи! - восхищенно хрюкал Свинстрем.
    - Э... Э... это не я, - заикался Мегаваттсон. - А к-кто? О-один х-хоббит мёртв, другой на н-нарах... Кто свистел?!
    - Дорогу Маленькому Маусу! Дорогу Маленькому Маусу! - и перед картежниками вновь предстал шейхов скороход. - Послание от доктора Гриммера. Повелели передать словами, в Среднеземье мыло закончилось: "Сэмми-с-Пузом откинулся... ЗПТ... сбежал Минас-Моргула подземному ходу... ЗПТ... прорыл Скотти-с-Пипой... ТЧК". Все, ответ будет?
    - Нет.
    - Дорогу Маленькому Маусу! Дорогу Маленькому Маусу! - так же быстро, как и появился, умчался посыльный. Наверное, тоже свиста испугался.
    - Тогда понятно, кто сказал: "Мяу", в смысле свистнул, - догадался Мегаваттсон.
    - А вот и Заруман, - указал во тьму Холмсиков.
    Остальные слышали лишь быстрые шаги, кто-то сильно торопился. Ещё тяжелое дыхание с присвистом. Ну, все свистят! Откуда деньгам взяться? Мегаваттсон и Свинстрем, наконец, приметили идущего. Заруман ковылял зигзагом, от кочки к кочке, удивительно, как ещё в болоте не утоп.
    - Он? - прошептал Рокс и потянулся к бластеру.
    Еле остановили, и владелец неба, колец и всего остального прошествовал мимо.
    - Внимание, - Холмсиков указал щупальцем на дорогу. - Вот он - хоббит из Девоншира.
    Его спутники до поры слышали лишь скрип, будто двери из сказки.
    И тут...
    Монстр несся по тропинке трусцой заправского марафонца, легко перепрыгивая через кочки. Ростом он превышал любого хоббита, виденного когда-либо ранее, не исключая и ту знаменитую пару из Алого Талмуда. Впрочем, орку и хобгоблину до него тоже расти и расти. Глаза пылали пурпуром, изо рта вырывался дым, в котором дохли случайные насекомые, а во лбу горела звезда, словно у комиссара-разбойника. Но - голубая.
    Завороженные зрелищем совершенного бега, детективы чуть не упустили волшебную зверюгу... Наконец, одновременно втроём выстрели. Один луч уперся в спину, другой в затылок, третий - почти в спину. Раздавшееся шипение подтвердило, что что-то кипит. Мозги, или ...?
    Первым к "трупу" успел, конечно, Холмсиков и застал лишь булькающую лужу.
    - Так я и думал, - сказал он подбежавшим напарникам. - Это Т-3000, жидкий терминатор... Он и притворялся Фредди-с-Сумкой: смог принять его облик, когда прикоснулся к трупу. Вот что Гена Крокодилыч копал в Девоншире. Хотя его следует называть Генсер Старый, лидер светлых... и блатного дозора... Жидкий терминатор - идеальное оружие против отсталых и специфических миров, где запрещены технические побрякушки, например, бластеры. Лазерных лучей Т-3000 не выдерживает, сразу перегорает.
    - Уи! Хватит стоять, быстрее к палатке, преступник не должен скрыться! - прервал самолюбование Холмсикова Свинстрем.
    Ну и дело досталось напряжённое - только и делаешь, что туда-сюда бегаешь.
    По разбросанным многочисленным и многоцветным семейным трусам становилось понятно, что собирались здесь в большой спешке. Как не обидно, но известные и не очень детективы опоздали, теперь кусай локти, копытца и щупальца. Куда сбежал Генсер? Где его искать?
    Лишь потом догадались включить дендроидного дроида с потухшими глазами...
    - Сбежал... он сбежал... - механически прокаркал дроид.
    - Не бойся, уи, чурка железная, - ответил ему Свинстрем. - От нас не сбежит.
    - Сбежал... он сбежал... - повторил дроид.
    - Говори, болван, где лежбище твоего хозяина, пока голову не открутили, - пригрозил Мегаваттсон гаечным ключом.
    Ну, конечно, тут бы у кого угодно отформатированные мозги восстановились. И дендроид заверещал. Мол, в одном месте только может быть Генсер - в самом центре Девоншира, в норе первого хоббита Бубоника-с-Багами, ходившего туда-сюда, то есть по большому и по маленькому. Сейчас, мигом карту нарисуем и крестик поставим.
    Вся королевская конница из Роксана, вся королевская рать из Кондора и прочие всякие - не сможет выбить гада из бункера. Пришло время героя-одиночки!
    - Я славный парень Бомбардир, - пропел взрыватель-Том, когда его позвали. - У меня для вас тротил. Есть его эквивалент - пусть спасибо скажет мент. Эту нору я вам взорву, изнанку выверну, распотрошу. Генсер, тепленький такой, будет оглушён и поражён.
    Тома прикрыли бластерами и стрелами, пока он заряд устанавливал - Генсер из норы иногда файерэгами огрызался. Ух, и рвануло! Нора вместе со всем хламом на воздух взлетела. Генсера потом вытащили из-под обломков и повязали. А к ногам Мегаваттсона прикатился странный фиолетовый шар, словно колобок, сбежавший из боулинга. Файерэг - огненное яйцо.
    - А вот и лиловый шар Панасоник, - заметил Холмсиков. - Генсеру он понадобился, поскольку настроен на Зарумана. Оставалось только переписать настройки в Т-3000 и задать программу "киллед".
    Говоря всё это, Холмсиков осторожно, чтобы не прикоснуться, завернул шар в полиэтиленовый пакет - надо же с него отпечатки пальцев снять.
    Неожиданно на небе словно зажглась тысяча солнц, превративших ночь в день. К планете несся метеоритный рой.
    - В синем космосе летит... - в ужасе кричал Том. - Голубой метеорит... Красный метеорит... Зелёный метеорит... Малиновый метеорит... Чёрный в крапинку...
    Когда не хочется проходить таможенный досмотр, заключающийся в традиционном фейс-контроле, сканировании тел и багажа, стандартных вопросов типа: "А не везёте ли вы наркотики? Правда, не везёте? Побожитесь, что не везёте. А теперь именем другого Бога. Спасибо. А не везёте ли вы оружие?...", есть способ обойти таможню. Гору мышц с орешком мозга долго упрашивать не пришлось. Повернулся горный тролль вокруг оси, словно дискобол - и детективы уже в полете.
    Остальное мелочь - многоноги в открытом космосе неплохо ориентируются. Ворвались в рубку и заставили капитана нажать на зелёную кнопку, что рядом с красной - все ядра вернулись назад в жерла.
    Славный парень и оперуполномоченный Рокс Теодор Свинстрем остался ненадолго на планете, рассказывал всем журналистам, слетевшимся на сенсацию, как на халявный фуршет, о своём ключевом участии в этом деле.
    "Розовый бластер Скотского Ярда вновь спасает планету" - писали передовицы и передовики пера и клавиатуры. А частным детективам что? Им светится недосуг, не хватало ещё, чтоб преступники на улицах узнавать начали.
    Гонорар - лицензию на поиск золота, нефти и платины удалось продать владельцу мастерской по производству керосиновых ламп. По странному совпадению - Тому Бомбардиру. Дошел слух, что он стал светлым (пропагандирует демократию с помощью напалма и разрабатывает теорию коврового бомбометания). Но это совсем другая история.
    

  Время приёма: 13:16 04.06.2011