12:26 12.10.2019
Вітаємо переможців конкурсу Українське фентезі!

1 Літопис Града Змієва an011 Через воду і вогонь
2 Анастасія Гетманська an016 Творчий підхід
3 Леданика an030 Добриденько


19:23 29.08.2019
Отпечатан тираж 39-ого выпуска.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Или на reglav @ rbg-azimut.com
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 51 (осень 19) Приём рассказов

  Количество символов: 105814
Гостиная сэра Шерлока Первый тур
рассказ открыт для комментариев

Добро пожаловать на "Асгард"


    

    «...
    Инспектор: Как вы могли! Он был же вашим братом!
    Карим: Будь проклят он. Его я ненавидел больше смерти!
    Елена (в ужасе): Карим, я верила тебе! Ну, надо же, каков подлец, ты посягнул на славу брата!
    Инспектор: Ты преступил закон, Карим. Закон и божий и земной! Конклавов суд приговорит тебя, и будешь выброшен ты в вакуум.
    Карим: Плевать!
    Инспектор (рейнджеру): Охранник, уведи его.
    Рейнджер-1: Сию минуту, сэр!
    Елена: Прохвост, ты мне противен! Как я могла быть столь глухой к речам любимого супруга!»
     
                Резко пропищал динамик над дверью, и голос сообщил: «Пятнадцать минут до стыковки. Будьте внимательны». Человек, сидевший за терминалом, устало потряс головой и тоскливо посмотрел на недописанный текст.
                Извини Семен, сегодня закончить не получится, – пробормотал человек, глянув на часы. Десять утра, как не вовремя... В углу комнаты послышался шелест. Человек обернулся. Стоявший в углу робот поднял пластиковую голову и проникновенным голосом спросил:
                Джо, ты звал меня?
                Нет, не звал, Хэм, – сварливо ответил человек.
                Как продвигается твоя новая пьеса, Джо?
                Паршиво. Такое настроение было, пиши не хочу, а тут грузовик какой-то прилетел. Теперь минут сорок придется болтаться.
                Робот со щелчком выпрямился и сделал шаг вперед. Джо увидел, как за спиной робота спрятался в паз толстый штекер.
                На сколько хватит батареек?
                Аккумуляторы заряжены на два часа. Напоминаю, что срок годности моих аккумуляторов истек четвертого февраля и рекомендуется...
                Я помню, Хэм.
                Робот замолк, затем подошел к терминалу и склонил голову над экраном.
                Последняя строка кривая, перепиши ее, бездарь, – неожиданно произнес робот вибрирующим фальцетом.
                Без тебя знаю, – проворчал Джо.
                Терминал пискнул и вывел на экран сообщение: «Эльдар Кох, младший сотрудник администрации к.д.с. Асгард»
                Джо, тебе звонят, – сказал Хэм уже нормальным голосом.
                Джо подошел к терминалу и ткнул пальцем в сообщение. На экране возник мужчина лет тридцати. Он был одет в стандартный желтый комбинезон служащего административного департамента.
                Здравствуйте, говорит... – начал сотрудник администрации.
                Слушаю тебя, Эльдар, – перебил его Джо.
                Администратор Фарид Георгиев хочет вас видеть, – после легкой заминки продолжил Эльдар.
                И что этому типу от меня нужно? – нарочито невежливо спросил Джо. Ему было интересно, как отреагирует на это младший сотрудник администрации. И Джо не был разочарован. Эльдар поморщился словно от зубной боли.
                К сожалению, мне запрещено сообщать вам причину вызова... сэр, – последнее слово он произнес с некоторым усилием.
                Ну ладно, передай Фариду, что я загляну к нему после стыковки. И еще, я предпочитаю красное сухое,  – сказал Джо тоном человека, сделавшего большое одолжение. Прежде чем отключить связь он вдоволь налюбовался на перекошенную физиономию младшего сотрудника.
                Ты такой хам, Джо, – заявил Хэм высоким голосом.
                Человек усмехнулся.
                Зато с хорошим настроением, – весело сказал он.
                Снова пропищал динамик и голос сообщил: «До стыковки осталось пять минут, будьте внимательны».
                Тебе необходимо закрепить себя, – сказал робот. Он стоял сейчас посреди комнаты и смотрел на человека, причудливо выгнув шею. Джо встал на пластиковый диск рядом с зеркалом. Магниты включились незамедлительно, башмаки отяжелели. Хэм удостоверился, что хозяин закрепил себя, и вскоре вернулся в свой угол. Как только робот сел на свое место, глаза его потухли.
                Некоторое время Джо рассматривал его. Корпус сильно устарел, роботов больше не делают из этого серого пластика. Черты лица совершенно не человеческие. Три глаза окуляра образовывали перевернутый равносторонний треугольник, на месте ушей располагались два динамика, а на подбородке виднелась крохотная точка микрофона. Все остальное было вполне человеческим – туловище, две пятипалые руки и две ноги.
                Джо задумчиво потер подбородок. Сколько же они вместе с Хэмом? «Не меньше тридцати лет, получается», подумал Джо. Размышления о времени невольно натолкнули его на мысли о возрасте.
    Джо поднял глаза и посмотрел в зеркало. Там отражался мужчина лет пятидесяти пяти, сероглазый брюнет с россыпью седых волос, острыми чертами лица и густой щетиной. Натренированным глазом он сразу заметил скрытый под легкой бородой шрам, идущий от нижней губы вдоль левой скулы. Джо дернул плечом, словно проверяя, повторит ли отражение его жест. Отражение дернуло плечом и нахмурилось. Посмотрев на себя еще несколько секунд, Джо отвернулся. От хорошего настроения не осталось и следа.
                Внезапно Джо почувствовал, как содержимое желудка подкатило к горлу, слегка закружилась голова. Во время стыковки на станции приходилось отключать искусственную гравитацию. Работа станции была парализована примерно на полчаса. Всем обитателям приходилось фиксировать себя. Невесомость была неприятной штукой, а привыкнуть к ней испытывая ее лишь по полчаса каждые три месяца невозможно. Во всяком случае, Джо не смог.
                В этот раз стыковка шла сравнительно недолго, минут двадцать всего. Руки неожиданно отяжелели, и Джо, борясь с желанием немедленно прилечь, начал растирать ноги. По внутренней связи запоздало предупредили о включающейся гравитации. Джо отцепил башмаки от магнита, подошел к шкафу и достал оттуда запечатанную бутылку виски и стакан. Налив себе немного янтарной жидкости, Джо вернулся к терминалу и стал зачитывать вслух недавно написанные строки пьесы. Немного подправил последние реплики и начал писать продолжение. Коварный Карим заманил своего старшего брата в грузовой отсек, а затем разгерметизировал его. Но он не знал, что брат перед смертью успел отправить в полицию разоблачающее Карима сообщение.
                Джо погрузился в работу. Он писал увлеченно, громко проговаривая реплики персонажей. Неожиданно терминал тихо пискнул и вывел сообщение: «Эльдар Кох, младший сотрудник...». Джо замер. Предстоящий визит к администратору совершенно вылетел у него из головы. Помешкав секунду, Джо сбросил вызов. В углу зашевелился Хэм.
                Как продвигается твоя новая пьеса, Джо? – спросил он участливо.
                Отлично, друг. Чуть позже мне потребуется твой нелицеприятный анализ.
                Всегда пожалуйста. Уж я тебе спуску не дам, мужлан, – высоким и дрожащим голосом ответил робот.
                Джо еще раз глянул в зеркало, и, удовлетворившись своим внешним видом, сказал:
                Хэм, без меня пьесу не смотри. Я скоро.
    Робот медленно кивнул и снова отключился. Джо вышел из комнаты.
     
                Космическая дисковая станция Асгард имела шесть жилых этажей и два технических. Транспортных колец на станции было два – внутреннее и внешнее. Комната Джо была на последнем,  шестом этаже, аренда там стоила недешево из-за близкого расположения остановки транспортной капсулы. Близость остановки Джо никогда особо не волновала, зато волновала близость театра. Станция с населением около трехсот человек, имевшая свой театр, была большой редкостью. Не всякий человек согласится свободное от работы время тратить на репетиции и заучивание ролей. На Асгарде таких людей оказалось достаточно, чтобы организовать труппу и убедить администрацию выделить помещение под театр.
                Джо вышел в коридор, закрыл за собой дверь и задумался. К административным помещениям было два пути. Пройти метров двести по коридору и оттуда на лифте спуститься до третьего этажа, а там пройти еще немного. Либо сесть в кабину, объехать по кругу всю станцию, но зато выйти возле дверей лифта, который привезет его прямо ко входу в администрацию. Первый путь короче и быстрее, зато второй для лентяев.
                Приняв окончательное решение, Джо двинулся к остановке. Там было пустынно, только в сторонке стояли два робота. Оба держали открытые коробки с какими-то мелкими деталями. Из одной коробки свисал витой аккумуляторный кабель. Джо мысленно сделал себе пометку, зайти в сервис и узнать, привез ли грузовик новые аккумуляторы. Раздалось тихое шипение, и двери открылись. Капсула подъехала беззвучно. Джо вошел и почти сразу услышал окрик:
                Джозеф!
                Джо посмотрел в конец капсулы. Его звал парень лет двадцати с длинными снежно-белыми волосами. Он был высоким, и казалось, чуть сутулился. Комбинезон оранжевого цвета выдавал в нем сотрудника департамента энергетики.
                Привет, Семен, – дружелюбно сказал Джо, приблизившись.
                Здравствуй, Джозеф, – немного смущенно ответил парень. Джо с трудом отучил его обращаться к нему на Вы, но так и не смог уговорить звать его просто Джо. – Ты сегодня придешь на постановку? Мы ставим одну из старых пьес, «Аудитор», слышал такую?
                Слышал, только если не ошибаюсь перевод на интер не совсем корректный, – сказал Джо. – В оригинале она называется «Revizor», смысл у слов немного разный.
                Вы знаете русский? – с неподдельным удивлением спросил Семен.
                Немного. В молодости увлекался Чеховым, а классику надо читать непременно на языке оригинала.
                Джо смотрел на Семена и видел в его глазах щенячью преданность. Так ученик смотрит на любимого и всезнающего наставника. Обычно, Джо не нравилось, когда ему смотрят в рот и ловят каждое его слово. Общение с людьми, имевшими подобную привычку, он урезал до минимума. Желательно до нуля. Но для Семена Джо сделал исключение. Необычность ситуации была в том, что он уважал Семена. По мнению Джо, парень был невероятно талантливым актером, который просто вгрызался в роли. Он настолько сильно сживался со своими персонажами, что еще пару дней после спектакля ходил сам не свой и говорил в не свойственной ему манере.
                А как ваша новая пьеса? – осторожно спросил Семен.
                Хорошо. Думаю скоро ее закончить. Я покажу тебе пьесу, как только Хэм ее проверит.
                Отлично, Джозеф, – радостно сказал Семен и тут же спохватился. – Дурак, чуть не прошляпил свою остановку. До свидания!
                Джо проследил, как Семен с трудом протиснулся в уже закрывающиеся двери и отвернулся к крошечному обзорному окну.
                Талантливый человек это редкость. Но еще большая редкость это талантливый человек, который занимается своим делом. Был у Джо лет двадцать назад один знакомый. Как говорили в НИИ им. Хамато Йоши, одаренный математик. Инстинктивно находил методы решения сложнейших задач. Окончил аспирантуру и неожиданно для всех занялся растениеводством. Оказалось, он с детства мечтал об этом, а математикой занялся только потому, что родители заставили.
                Погруженный в свои мысли, Джо доехал до нужной станции. Лифт ремонтировался, и Джо пришлось спускаться по лестнице. Спустившись до третьего этажа, он понял что запыхался. Сидячий образ жизни в последние годы расслабил его.
                Джо вошел в административное помещение. Девушка, сидевшая за терминалом слева от двери, вскочила.
                Здравствуйте, вы Джозеф Белл? – спросила она.
                Угадали, – хмуро отозвался Джо.
    Девушка ослепительно улыбнулась.
                Фарид сказал пустить вас как только вы придете. Он ждет вас, – проворковала она и сделала приглашающий жест в сторону дальней двери. – Мне проводить вас или вы знаете дорогу?
                Сам дойду, – буркнул Джо. Последний вопрос был просто атрибутом вежливости, кабинет администратора был в пяти шагах от Джо. За дверью оказалось вытянутое в длину помещение. На стенах висело несколько блеклых картин. В центре кабинета стоял длинный стол с множеством кресел, у дальней стены располагался еще один стол со встроенным терминалом. Сидевший за ним человек поднялся.
                Здравствуйте, Джозеф. Рад наконец-то с вами познакомиться, – сказал он.
    – Добрый день, Фарид.
    Джо с интересом рассматривал администратора. В его внешности очень хорошо выступали азиатские черты. В этот век, когда чистых рас практически не осталось, типы с такими ярко выраженными чертами одной из рас большая редкость.
    – Присаживайтесь, Джо. Вы не возражаете, если я буду звать вас просто Джо?
    – Нет.
    – Хорошо. Мой помощник предупредил, что вы предпочитаете сухое красное, – сказал администратор. Он поднялся и открыл расположенный за креслом роскошный заполненный всевозможным алкоголем бар. Через мгновение на столе уже стояли два стакана и бутылка красного вина.
    – Ваш помощник не имеет опыт общения с людьми вроде меня. Иначе он бы понял, что я говорил не серьезно, – ответил Джо с легкой улыбкой. – Люди моей профессии склонны к некоторой... ироничности. Чувство смешного у нас тоже существенно изменяется.   
    – Да, я слышал о вашей работе, – сказал Фарид. Он разлил вино по стаканам и подтолкнул один из них к Джо. – Собственно, поэтому я и пригласил вас сюда. Видите ли, «Асгард» сравнительно небольшая станция. У нас есть своя служба безопасности, хотя люди неизменно называют ее полицией.
    Джо заинтересованно вслушивался. Он уже догадался, что к чему и теперь ждал, когда администратор перейдет к делу.
    – Вчера у нас возникло чрезвычайное происшествие. Около восемнадцати часов назад на территории «Асгарда» был обнаружен труп. Мы не были готовы к такой ситуации. На станции едва ли больше трехсот человек, и мы не сочли необходимым держать в штате службы безопасности следователя.
    – Понятно... Фарид, а вы в курсе, что я уже пять лет как вышел на пенсию? – поинтересовался Джо. Он сидел в кресле и смотрел вино на просвет.
    – Конечно. Я просмотрел некоторые ваши дела десятилетней давности, да и наслышан о вас. Все это очень впечатляет. Но мы не можем ждать шесть месяцев, пока прилетит следователь с Земли. Преступник успеет замести все следы, вам ли этого не знать. Я хочу, что бы разобрались с этим делом именно вы.
    Джо наконец сделал глоток вина. Неплохо...
    – Фарид, самый главный вопрос: а какой мне толк заниматься не своей работой?
    Администратор кивнул, принимая полуделовой характер разговора.
    – Пятилетнее проживание на станции на полном социальном обеспечении и ежемесячные премии в количестве двух мего кредитов.
    – Маловато как-то, два мего кредита... – проворчал Джо.
    – Но вы избавляетесь ото всех налогов и даже не платите за комнату, – Фарид удивленно вскинул брови.
    Джо сделал еще один глоток вина, тряхнул головой, словно принял решение и сказал:
    – Хорошо, я займусь этим, но как вы понимаете, никаких гарантий я дать не могу.
    Фарид кивнул, нажал на крохотную кнопку интеркома и сказал:
    – Леночка, подготовь договор по третьей форме, пожалуйста, – затем он устроился поудобнее в своем кресле и сложил руки на груди. – Я даже не знаю, с чего начать.
    – Начните с имени.
    Фарид смутился:
    – Да, конечно. Погибшего звали Евгений Норт.
    – Главный казначей станции? – удивился Джо.
    – Да, его нашли не сразу. Утром Норт не пришел на службу и в обед коллеги отправились проведать его. Комната оказалась заперта. Потратив час на поиски, они обратились в службу безопасности. Затем вскрыли дверь и обнаружили тело. По предварительным данным, Евгений задохнулся.
    – Дверь была заперта изнутри?
    – Да, конечно.
    – Возможно, это несчастный случай. Или же он покончил собой.
    – Это вполне вероятно, но вы же понимаете щекотливость данной ситуации. Нельзя что бы в смерти второго руководителя станции остались какие-то белые пятна. Я хочу, чтобы вы все проверили и если это действительно несчастный случай, то так тому и быть.
    – Ладно, вы платите...
    – Именно, – Фарид удовлетворенно кивнул. – Что Вам потребуется для расследования?
    Хорошенько подумав, Джо ответил:
    – Мне нужны расширенные права на терминал, прямой контакт с тобой, в обход твоих Леночек и Эльдаров и... – Джо сделал многозначительную паузу. – Мне нужен аккумулятор для моего коллеги.
    – О, и Хэм с вами? – Фарид расплылся в улыбке. – Конечно, все будет готово в течение часа. Аккумулятор доставят в вашу комнату. Это все?
    – Пока что да.
    – Тогда, надеюсь на скорую встречу. Прежде чем уйти, подойдите к Леночке и подпишите договор.
    Джо кивнул, одним могучим глотком допил вино и, не прощаясь, вышел из кабинета. Леночка уже стояла возле выхода и держала в руках планшет. Прежде чем поставить роспись, Джо пробежал глазами договор. Все стандартно, никаких неожиданных условий.
    В этот раз Джо отправился к своей комнате коротким путем.
    В голове у него роилось множество мыслей. Казначей задохнулся в своей комнате. Несчастный случай? А может это и вовсе самоубийство. Убийство маловероятно. Джо одернул себя, нечего строить догадки, пока не осмотрена комната казначея.
    Подходя к своему жилищу, Джо увидел сидящего у двери человека. Он был одет в серый комбинезон, такие обычно носят гражданские лица, а кроме того, он был совершенно лыс. На станции многие стриглись наголо, чтобы меньше возни с волосами было, так что со стороны человек казался самым рядовым обитателем станции. Его выдавали ботинки – армейские, покрытые маскировочным лаком и с пластиковой подошвой. На станции такие не носили, хотя бы из-за того, что в подобных ботинках не было ни грамма металла. А без фиксации стыковки переживать было бы не очень удобно.
    Джо невольно сбавил шаг, но поздно, человек уже повернул голову в сторону Джо, осмотрел его и улыбнулся.
    – Как узнал, что ты тут живешь, сразу пришел, – сказал он гудящим голосом и поднялся. Выпрямившись, он оказался огромного роста. Тонкие усики плавно переходили в аккуратную белую бородку, яркие голубые глаза дополняли нордическую картину.
    Джо улыбнулся в ответ:
    – Рад тебя видеть, Эрик.
     
    Импульсные ворота, благодаря которым стало возможным освоение дальнего космоса, были открыты уже довольно давно. И потому как альтернативы воротам не было даже в перспективе, пространство вокруг них стали серьезно обустраивать. Одним из таких проектов и была космическая дисковая станция Асгард. Она служила промежуточным пунктом между двумя импульсными воротами, которые открывались на сотую долю секунды раз в девяносто два дня. Ворота открывались одновременно, в результате чего корабль, прибывший через одни ворота, должен был ждать на станции три месяца, чтобы проскочить во вторые. Станция была маленькой и заштатной, так как соединяла только двое ворот: одни, что вели к Земле, и другие – к планете Канберра.   
    – Эй, железный лоб, просыпайся, – вошедший в комнату Эрик первым делом постучал пальцем по корпусу Хэма.
    Робот проснулся, отсоединился от сети и визгливым голосом заявил:
    – Как вы смеете будить меня таким варварским... – робот отключился, не успев закончить реплику.
    Эрик отступил от него и покосился на Джо.
    – Что это с ним?
    – Проблемы с аккумулятором.
    – Да я не о том, чего он визжит как испуганная баба?
    – Потом объясню, – сказал Джо, разливая виски по стаканам.
    Они ударили стаканами и молча выпили.
    – Ты с сегодняшним грузовиком прилетел? – спросил Джо.
    – Да, и со мной еще сорок небритых рыл. Перебрасывают нас с Земли на Канберру.
    – Понятно, значить ты все так же и там же, капитан.
    – Майор я. Уже два года как. 
    Они снова выпили. Эрик посмотрел на замершего в углу Хэма и спросил:
    – А с этим чего случилось? Был нормальным роботом...
    – Это я ему такой мод поставил. Видишь ли, мне для продуктивной работы необходима критическая оценка моего творчества. Сам себя полноценно критиковать я не могу, а прибегать к помощи малознакомых людей просто не хочу. Так что вариантов особо и не было. Нашел на барахолке более менее подходящий мод и все. Но как ты заметил, есть у этого мода побочный эффект. Хэм взял привычку закатывать истерики.
    – Значит, ты теперь пишешь? – Эрик поднялся и теперь осматривал Хэма с некоторой жалостью. – А с расследованиями совсем завязал?
    – Завяжешь тут... Сегодня попросили выяснить обстоятельства одного дела, – угрюмо проворчал Джо, но в детали вдаваться не стал.
    – Забавно, получается, – заметил майор. – Хобби стало работой, а работа хобби. Не скучаешь по временам, когда ты думал, а мы действовали?
    – Когда как, Эрик.
    Раздался звонок. Джо неспешно поднялся и распахнул дверь. За ней неподвижно стоял робот, в руках он держал красную запакованную коробку с печатью технического сервиса.
    – Господин Джозеф Белл? – спросил робот.
    – Да, это я.
    – Распишитесь, – робот протянул планшет. Джо поставил размашистую подпись и забрал коробку себе.
    – Эрик, мне сейчас делами заняться надо. Зайдешь ко мне позже? – спросил Джо, обернувшись к другу.
    – Конечно шеф, – по старой привычке сказал Эрик. – Я тут до следующего импульса застрял, так что еще не раз зайду. Пока Хэм, – бросил он роботу и вышел из комнаты.
    Дождавшись, когда дверь закроется, Джо подошел к роботу и задрал его голову вверх. Потратив несколько секунд на формальное отключение, Джо вскрыл грудную панель робота и вынул старый аккумулятор. Под аккумулятором была еще одна панель, с серийным номером робота и реквизитами компании. В верхней части панели крупными буквами было написано: Model: Wat 1027dr by Hamish and son corp. Джо отцепил вторую панель и вынул из-под блока памяти поведенческий мод. Минут пятнадцать у Джо ушло на то, чтобы вспомнить, куда он положил после переезда старый мод и расширенный блок памяти Хэма. В старом блоке был усиленный логический элемент и устаревшая на пять лет база преступлений. Но главное, там был старый Хэм, со своим уникальным характером и привычками. Пусть идиоты твердят, что поведение робота всего лишь искусная имитация характера. Джо был уверен, что знает правду.
    Собрав робота, Джо подключил его к сети. Удостоверившись, что аккумулятор заряжается, Джо уселся за терминал. Оказалось, там его уже ждало сообщение от Фарида, в котором тот говорил, что выполнил все просьбы Джо, и выражал надежду на скорейшее начало работ.
    Глянув на все еще отключенного робота, Джо принялся за работу. Расширенные права на терминале позволяли получить подробную информацию почти о любом обитателе станции. Джо изучил краткую биографию казначея: Евгений Норт, не женат, сорок шесть лет. Живет на станции уже пять лет, работает в должности главного казначея станции чуть меньше четырех лет. То есть жил. И работал. За все время проживания на станции ни одного административного нарушения. Кратко глянув в кредитную информацию, Джо убедился, что доходы казначея соответствовали его должности и не кредитом больше. Со стороны казалось, что Евгений Норт – обычный вполне честный житель Асгарда.
    Джо услышал характерный шелест механических суставов и обернулся. Хэм только отключился от сети и теперь осматривался по сторонам.
    – Привет Джо, – наконец произнес робот.
    – Привет дружище, – с улыбкой ответил Джо. – Готов к работе?
    – К работе готов. В текущем режиме расхода энергии заряда аккумулятора хватит на шесть суток. Цели работы?
    – Все те же – разобраться, что произошло и кто виноват. – Джо проверил связь робота с терминалом, и, удостоверившись, что все работает как надо, двинулся к выходу. – Идем Хэм.
    Пора было осмотреть комнату казначея.
     
    Евгений Норт жил на том же этаже, что и Джо, только с противоположной стороны станции. С помощью капсулы напарники добрались туда в два счета. У дверей комнаты их ждал сюрприз в виде улыбающейся девушки в желтом комбинезоне сотрудника администрации.
    – Здравствуйте, Джозеф. Меня зовут Лора. Господин администратор направил меня помогать вам в ходе вашего расследования.
    – Очень приятно, – недовольно проворчал Джо, всем своим видом давая понять, что это была ирония. – И чем же вы можете мне помочь?
    – Я хорошо была знакома с покойным, – невозмутимо ответила Лора. – Возможно, у вас возникнут какие-то вопросы. Администратор приказал оказать вам полное содействие.
    – Ну что ж, тогда давайте зайдем внутрь.
     
    Комната казначея оказалась вполне заурядной. Джо ожидал чего-то большего. Разве что, в отличие от самых простых жилых помещений, комната была оборудована баром с самым разнообразным и весьма не дешевым алкоголем. Джо задумчиво обошел помещение, ни к чему особенно не присматриваясь, и в итоге остановился возле трупа. Он все еще был тут. Сразу после обнаружения, труп обработали препаратами, останавливающими разложение.
    Казначей лежал в своей кровати, и казалось, просто спал. В комнате не было никаких следов борьбы, и если бы Хэм не подтвердил, что Евгений Норт умер от удушья, то Джо, наверное, решил бы что тот умер от каких-то внутренних проблем.
    – Как он мог задохнуться, Хэм?
    Робот подошел к Джо:
    – Я просчитал все возможные варианты. Их остается только два, учитывая, что он умер лежа в кровати, нет никаких следов сопротивления, а дверь была заперта изнутри. Вариант первый: перед тем как он заперся и лег спать, кто-то подсыпал в его еду или питье препарат вызывающий удушье. Вариант второй: на физическом уровне была перекрыта подача воздуха в комнату.
    – Не так плохо, как я думал, – признался Джо. – Лора, в медицинской карте Евгения были заболевания с риском удушья или может быть аллергии?
    Лора покачала головой:
    – Ничего подобного. Женя всегда отличался хорошим здоровьем. К тому же, он проходил обязательное обследование неделю назад.
    – Тем лучше, – удовлетворенно кивнул Джо. – Тогда возьми у него кровь и отнеси на анализ. Пусть проверят на любые примеси. Как будет результат, звони мне.
    – Но...
    – Лора, администратор приказал помочь мне, вот и помогайте, – с нажимом сказал Джо.
    – Как скажете, Джозеф, – недовольно ответила Лора.
    Джо проследил, как девушка взяла образец крови и с надменным лицом удалилась, затем сказал роботу:
    – Хэм, что-то мне подсказывает, что второй вариант все же более вероятен.
    – Вероятность обоих событий примерно одинакова.
    – Пусть так. А где находится ближайший выход на технический этаж? Нам нужно попасть в помещения департамента воздухообеспечения.
    Хэм на секунду задумался.
    – Седьмой технический этаж, четвертый вход.
    Джо прикинул в уме, где это. Выходило что совсем рядом.
    – Отлично напарник, раз уж мы тут, надо бы зайти к ним и осмотреться.
     
    – Привет, я Джозеф, а он Хэм, – громко сказал Джо, входя в техническое помещение департамента.
    Худой бледный парень, сидящий за столом, поднял на них черные глаза и нахмурился.
    – Гражданским сюда нельзя.
    – А нам можно, – улыбнулся Джо. – Мы расследуем одно интересное дело.
    – А я тут причем? – приподнял брови парень.
    – Как тебя зовут?
    – Олег.
    – Так вот, Олег, нас интересует, можно ли перекрыть подачу воздуха в отдельно взятую комнату?
    Парень усмехнулся:
    – Легко, только вряд ли его убили именно так.
    – Кого убили? – насторожился Джо.
    – Казначея нашего, вся станция об этом уже говорит. Еще раз говорю, вряд ли его убили именно так. Есть методы проще и безопаснее.
    – Методы то есть... Покажи, как перекрывается воздух в отдельную комнату, – нетерпеливо потребовал Джо.
    Олег указал на стену, куда был встроен большой механический пульт:
    – Выставляем номер комнаты и включаем режим изоляции. Все просто.
    – Хэм, проверь пальчики на пульте, – сказал Джо.
    – Не будет там отпечатков, по технике безопасности следует работать с пультом только в перчатках, – сказал Олег.
    Однако Хэм упрямо начал исследовать пульт.
    – Олег, кто тут дежурил вчера ночью?
    – Я дежурил.
    – Как удачно. Заметил ли ты что-нибудь необычное? Постарайся вспомнить всю ночь, любая мелочь может оказаться важной, – Джо старался говорить убедительно.
    – Да ничего особенного не было, – растерянно сказал Олег. – Дважды отрубался малый генератор, но это обычное дело.
    – А когда отрубается генератор, дежурный должен его перезапустить, верно?
    – Конечно, генераторная комната находится там, – Олег указал на неприметную дверцу в дальнем углу комнаты. Джо покосился на Хэма, робот покачал головой.
    – Все чисто, Джо, – сказал Хэм.
    – Хорошо, последний вопрос: ты был знаком с Евгением Нортом?
    – Нет, только видел его на собраниях.
    – Спасибо за помощь, – сказал Джо и кивнул Хэму. – Идем.
    Они спустились на шестой этаж, и Джо уверенно направился к комнате убитого.
    – Как думаешь, Хэм, могли за то время что Олег бегал перезапускать генератор, перекрыть воздух казначею, а при втором перезапуске снова открыть?
    – Я думаю, это реально.
    – Вот и я о том же, напарник.
    – Джо, а зачем мы вернулись? – спросил Хэм, когда они вошли в комнату.
    – Не люблю, когда за спиной кто-то стоит и смотрит, как я работаю, – признался Джо. – Я в тот раз и комнату не осматривал. Теперь самое время.
    Пораскинув мозгами, Джо отправил Хэма искать отпечатки пальцев, не принадлежащие убитому, а сам принялся осматривать личные вещи последнего. Джо нашел в баре чистый стакан, налил виски, и уже со стаканом в руке, продолжил осмотр. Не найдя ничего в личных вещах Норта, Джо уселся за терминал. Разумеется, терминал был выключен и наотрез отказывался запускаться без ДНК теста. Джо тихо проговорил ругательства в адрес изготовителя этого самого теста, который оказался удивительно надежным, быстрым и дешевым одновременно. Рядом с терминалом виднелся слегка приоткрытый ящик. Открыв его полностью, Джо обнаружил ряды папок. Финансовые отчеты. Насколько помнил Джо, держать их дома строго запрещалось.
    – Джо, я все проверил, чужих отпечатков нет, – подал голос Хэм.
    – Хорошо, – пробормотал Джо, – теперь осмотри труп и кровать.
    Робот, молча, принялся за дело. Джо достал из ящика несколько папок и стал их просматривать. Обычные отчеты, все распечатанные на бумаге, как того требовали правила. На каждой бумажке стояла дата распечатки. Джо просмотрел еще несколько папок, не понимая, что конкретно он ищет. Перекладывая папки, Джо заметил зажатую между ними бумажку. Его сердце забилось чуть быстрее, когда он прочитал ее содержимое:
     
    Осталось три дня, думай быстрее. Сумма не так велика по сравнению с тем, какие проблемы у  тебя будут, если запись попадет в СБ.
     
    Джо перечитал записку несколько раз, затем повертел в руках. Написано от руки, навскидку – почерк мужской.
    – Хэм, кое-что есть, – сказал Джо, сосредоточенно всматриваясь в записку. – К сожалению, незнакомец неаккуратно вырвал бумажку, из-за этого нельзя узнать дату выдачи листа бумаги. Но записка – это уже что-то.
    Робот приблизился к Джо и заглянул ему через плечо.
    – Высока вероятность того, что шантажист и убийца одно лицо, – заметил Хэм.
    – Даже если это не так, шантажиста все равно необходимо найти, – сказал Джо поднимаясь. – Мне становится любопытно. Идем, стоит осмотреть его рабочее место.
    Напарники заперли комнату казначея и направились к месту его работы. Финансисты работали в административном департаменте, но имели свои помещения. Секретарь долго не хотела пускать напарников в опечатанный кабинет покойного, но после контрольного звонка администратору все же согласилась. И теперь она стояла у выхода из кабинета и внимательно следила за действиями напарников. Джо это изрядно раздражало, но поделать он ничего не мог.
    Кабинет был маленьким, а по сравнению с кабинетом администратора, просто крошечным. Возле терминала обнаружился бар заполненный бутылками.
    При поверхностном осмотре, Джо нашел две записки от неизвестного шантажиста.
    Одна из них по содержанию была почти копией той, что Джо нашел в комнате казначея, во второй же значилось:
     
    Молодец, что перевел деньги в срок, но учти, через месяц мне потребуется еще столько же.
     
    Джо внимательно осмотрел записку и довольным тоном сказал:
    – Хэм, похоже, удача. Эта записка накидана на клочке бумаги, где с обратной стороны проставлена дата. Или наш шантажист столь не внимателен, или же он просто не придавал этому значения.
    – Что нам дает эта дата? – спросил робот, осмотрев записку.
    Джо покосился на секретаря и кивнул напарнику:
    – Идем домой Хэм, самое время перекусить. Спасибо что так внимательно следили за нами, – язвительно сказал он секретарю.
    – Пожалуйста, приходите еще, – она искренне улыбнулась. Джо передернуло от отвращения.
    Напарники вышли из административного корпуса и направились к остановке. На протяжении всего пути до дома Джо молчал. Он прикидывал возможные варианты и вспоминал старые дела, пытаясь извлечь из них хоть какую-то пользу. Они уже подходили к своей комнате, когда Джо, наконец, нарушил молчание:
    – Кажется, я знаю, где искать шантажиста.
    Уже в комнате, едва захлопнув за собой дверь, Джо кинулся к терминалу.
    – Записка написана на бумаге, отпечатанной десятого мая. Мы можем допустить, что и сама записка была написана десятого числа?
    – Думаю, да, – Хэм встал рядом с Джо и наклонил голову, прислушиваясь.
    – Мы так же можем допустить, что Норт получил записку того же десятого мая, ну максимум плюс пару дней. А заплатил он, не более чем за три дня до получения записки.
    – Очень вольное допущение, Джо.
    – Да, вольное, но как не смешно, это сейчас не имеет значения. Мы просто проверим мою теорию. Хорошо, что на станции действует только безналичный расчет...
    Джо поспешил открыть кредитную информацию станции. В ней содержался полный отчет о том кто, когда и сколько денег снимал, куда вносились платежи и каково состояние текущего счета. Джо открыл раздел посвященный казначею и внимательным взглядом окинул список денежных операций по станции за май.
    – Вот оно, восьмого. Норт снял со своего счета сорок мего кредитов. Порядочная сумма и отсюда возникает вопрос, откуда такие деньги у казначея с ежемесячным доходом в десять мегов. Куда он перевел деньги, увы, системе не известно, но зато в этот же день на счет некоего Лихачева упали все те же сорок мего кредитов. Столь крупные переводы на станции большая редкость, последний раз такой перевод был... – Джо замолчал, просматривая старую историю. – Второго марта, тридцать мего кредитов, и опять Норт и Лихачев.
    – Значит, это не совпадение, – заключил Хэм. – Я только что просмотрел его личное дело. Джо, тебе стоит взглянуть на это.
    Джо в несколько тапов открыл личное дело Лихачева. С экрана на него смотрел немного хмурый черноглазый парень. Джо сразу узнал его, ведь именно с ним они говорили сегодня в департаменте воздухообеспечения.
    – Удачно получилось, – присвистнул Джо. – Когда заканчивается его смена?
    – Дежурство Олега Лихачева заканчивается сегодня в полночь, – с легкой заминкой ответил Хэм. Он постоянно обращался в сеть за ответами.
    – Отлично, тогда у нас еще есть время до конца дня. Надо с ним поговорить.
    Завибрировал коммуникатор, прицепленный к мочке уха. Джо коснулся его и услышал женский голос.
    – Джозеф, это Лора, мы провели анализ крови Жени. Никаких примесей обнаружено не было. Видимо вы были правы, его задушили.
    – Ваша информация была для меня крайне полезна, – ответил Джо, стараясь скрыть раздражение.
    – Всегда пожалуйста, – удовлетворенно отвела Лора и отключилась.
    Что за люди, стоит чуть замаскировать иронию, и они ее уже не в силах заметить...
     
    Джо и Хэм вошли в департамент воздухообеспечения, когда на часах было ровно восемь вечера. Олег по-прежнему сидел за своим столом и лишь настороженно покосился на вошедших.
    – Олег, у нас к тебе несколько вопросов, – дружелюбно сказал Джо, присев на краешек стола.
    – Ага, только не долго, у меня скоро смена заканчивается, – мрачно ответил Олег.
    – Вопрос номер один: зачем ты убил Евгения Норта? – с улыбкой спросил Джо.
    – Шутите? Никого я не убивал, – Олег едва заметно напрягся.
    Хэм издал высокочастотный писк и казенным голосом заявил:
    – Ложь.
    – Видишь ли, приятель, мой друг настоящий робот полицейский. Полиграф – одна из его функций, так что лучше не пытайся лгать в его присутствии, – Джо старался говорить любезно. – А теперь, отвечай, зачем ты убил Норта?
    Олег затравленно посмотрел на Хэма, затем судорожно выдохнул:
    – Я не думал, что так получится.
    Джо покивал и сказал:
    – Рассказывай. Начни с того, как ты начал его шантажировать.
    Олег вздрогнул, снова покосился на Хэма и начал рассказывать:
    – Видео я нашел, можно сказать, случайно. Через друга, работающего в СБ, достал архивы с записями камер наблюдения, искал одну знакомую девушку... На одной из записей я увидел казначея. Он говорил с кем-то, и содержание разговора было таким серьезным, что поначалу я даже испугался. Речь шла об очень больших деньгах. Несколько дней я думал, даже возникали мысли избавиться от этой записи. Но потом у меня появились трудности с деньгами. Я играю в покер в сети, и как раз тогда мне не повезло, я проиграл крупную сумму денег. И тогда мне пришла в голову идея шантажа. Встретиться и поговорить с казначеем мне не удалось и пришлось отправлять ему записки. Я даже присылал ему копию записи. Сама запись осталась на моем домашнем терминале.
    – Ты пользовался внутренней сетью? – спросил Джо.
    – Нет, все пересылалось через роботов посыльных. Я знаю, что за терминалами и сетью постоянно следят, и не рисковал.
    – Как отреагировал казначей на твои записки?
    – Поначалу никак, он их игнорировал. В итоге я написал ему, что отправлю эту запись в полицию, и тогда он мне ответил. Я оценил свое молчание в двадцать мего кредитов.
    – Когда это было? – задумчиво спросил Джо.
    – Это было в декабре прошлого года, число точно не помню, – Олег смотрел в стол, иногда бросая хмурые взгляды на Хэма. – Он стал делать переводы, примерно раз в месяц-полтора.
    – А что случилось недавно? Ты стал задирать цену?
    – Я потребовал у него больше чем обычно, а в ответ он заявил, что ему надоело, что у него есть могущественные друзья. Угрожал, что они вышвырнут меня в вакуум за то, что я залез не в свое дело. Я испугался.
    – И решил убить его?
    – Это был внезапный порыв. Мне просто пришла в голову мысль, что если он умрет, то никто ни о чем не узнает. Я перекрыл ему подачу воздуха, а когда опомнился, было уже поздно.
    – Тут все ясно, – сказал Джо и поднялся. – Тогда сделаем так, если ты покажешь мне эту запись, я скажу администратору, что ты сам во всем сознался и добровольно передал себя в руки правосудия, договорились?
    – Договорились, – слабо отозвался Олег. Джо показалось, что он стал еще бледнее и худее, чем был днем. – Как только закончится смена, я пришлю запись вам по сети.
    – Отлично. Утром тебя скорее всего вызовут в СБ.
    Олег поник.
    Джо кивнул роботу, и они отправились на выход из департамента. Когда они спустились на шестой этаж, Джо глянул на часы. Полдевятого, самое время заглянуть в столовую. Он посмотрел на робота и одобряюще сказал:
    – А ты молодец, Хэм. Отлично подыграл мне с полиграфом.
    Робот, как показалось Джо, довольно кивнул.
    – Неосведомленные преступники теперь скорее исключение, чем правило, – неожиданно грустным голосом сказал Хэм.
    Джо коснулся коммуникатора и громко сказал: «Фарид».
    – Здравствуйте Джозеф, у вас есть какие-то новости? – услышал Джо тихий голос администратора.
    – Безусловно. Я нашел убийцу.
    – Превосходно! Не могли бы вы прийти с докладом прямо сейчас, у нас тут как раз собрался весь совет. Идет совещание.
    – Да, мы сейчас придем.
    – Отлично, ждем вас, – Фарид отключился.
    Джо тоскливо посмотрел на двери столовой, которая была уже рядом.
    – Давай заглянем на их шабаш, друг, а потом наконец-то перекусим.
    Хэм медленно кивнул.
     
    Администрация станции делится на несколько департаментов – главный административный департамент, энергетический, финансовый, департамент безопасности и таможни и департамент воздухообеспечения. Администратор, как и главы других департаментов, избирается на голосовании, которое проводится каждые полгода на общем собрании.
    Когда Джо и Хэм вошли в кабинет администратора, за столом в центре комнаты сидели главы департаментов, и лишь одно кресло пустовало – кресло главного казначея.
    – А вот и они, – с улыбкой сказал Фарид, и все синхронно повернули головы в сторону вошедших. – Заходите, мы тут как раз решали вопрос, кого временно поставить на должность руководителя финансового департамента.
    – Мне это, несомненно, очень интересно, – сказал Джо, сделав акцент на «очень». Я решил, что вам будет приятнее самим ознакомиться с отчетом, который подготовил мой напарник. Вы будете избавлены от сомнительного удовольствия выслушивания меня, а я – от ваших обсуждений проблем вселенского масштаба.
    Фарид спокойно кивнул. Некоторые из совета смотрели на Джо с откровенной неприязнью. Скверный характер бывшего следователя для многих стал неожиданностью. Джо кивнул Хэму, и робот послушно двинулся к терминалу. Через несколько минут на большом экране появились первые изображения и выдержки из личных дел. В ходе расследования Хэм делал фотографии места преступления и улик, которые в результате попали в отчет.
    – А теперь, я вас покину, – Джо изобразил карикатурный поклон. – Мне срочно нужно заглянуть в столовую. Если возникнут какие-то вопросы, я отвечу на них по коммуникатору. Au revoir.
    – Разумеется, Джо. До встречи, – Фарид уперся взглядом в экран. Никто кроме администратора не обратил внимания на слова Джо.
    Не медля, напарники покинули кабинет Фарида.
    – Настроение что-то паршивое, – хмуро сообщил Джо, когда они с роботом шли по полупустому коридору. – Почему не чувствуется никакого удовлетворения от этого дела? – продолжил Джо. – Потому, что преступник не продумал свои действия, не замел следы и как следствие был разоблачен в течение одного дня.
    – Ты скучаешь по старой работе, Джо? – спросил робот.
    – Да... Черт побери, да! Ничто в жизни не будило во мне столько азарта и адреналина.
    На минуту повисла пауза.
    – Что думаешь делать с записью, которую тебе скинет Олег?
    – Думаю удовлетворить свое любопытство.
    Они свернули с основного коридора и вскоре подошли к одной из столовых. Там было шумно, половину помещения занимали люди в маскировочных комбинезонах, подстроившихся сейчас под темно-коричневый цвет отделки столовой. Джо удивленно приподнял брови, но все же вошел внутрь. Он постарался устроиться как можно дальше от шумной толпы. Вскоре Джо заказал на кухонном терминале полный обед и покосился на Хэма, усевшегося рядом:
    – Миротворцы?
    – Больше некому, – ответил робот.
    Из шумной толпы военных раздался знакомый голос:
    – Я сейчас отойду ненадолго. Миша остается за старшего. Если кто будет бузить, разрешаю дать в ухо. Все, собаки пятнистые, ждите, – из темно-коричневой массы вырвался Эрик и с довольной ухмылкой направился к столу Джо.
    – Выгуливаешь своих обормотов? – поинтересовался Джо.
    – Хуже, привел на ужин, – сказал Эрик, усаживаясь напротив напарников. – А вы тут чего? Не нашли столовую поближе к своей берлоге?
    – В гости ходили, – мрачно ответил Джо. Кухонный терминал тихонько пикнул. Джо открыл дверку над столом и вытащил оттуда запаянную коробку с обедом.
    – Убийство расследуете? – проницательно спросил Эрик.
    – Надо же. Даже приезжим уже разболтали, – тихо проворчал Джо.
    – А как ты догадался, что это связано с убийством? – поинтересовался робот. Манера задавать вопросы была у него выработана искусственно. Джо считал, что уточняющие вопросы помогают более четко развивать и формулировать мысль.
    – Очевидно, Эрик помнит, что я никогда в жизни не ходил в гости, – просто ответил Джо, распаковывая обед. – Черт, они бы еще меньше сделали коробку с салатом...
    Углубиться в еду ему не дали. Задрожал коммуникатор. Джо коснулся мочки уха и голосом, от которого завяли бы цветы, произнес:
    – Слушаю.
    – Джозеф, это говорит Марсель Янг, из департамента воздухообеспечения. У нас назрел вопрос, что было в той записи, которой шантажировали Женю?
    – Понятия не имею, – почти честно сказал Джо.
    – У вас разве нет ее копии?
    – Нет, видео было у Олега дома, а он сам был на дежурстве. Я не счел запись столь важной, чтобы требовать ее немедленно.
    – Спасибо, – сказал Марсель и отключился.
    Джо старательно отставил коробочку с супом в сторону и с наслаждением принялся за второе.
    – Никогда не понимал, почему ты не любишь супы, – с улыбкой прокомментировал Эрик.
    – Не знаю, видимо это пошло с детства.
    Раздался грохот, будто уронили что-то тяжелое, из толпы военных донеслись маты.
    – Ладно, пойду я, а то Миша всех там поубивает, – внезапно встревожился Эрик и спешно поднялся.
    – Заходи завтра ко мне, часов в шесть. Буду рад видеть, – Джо улыбнулся.
    – Непременно зайду, – было видно, что майору не терпится вернуться к своим людям.
    – Давай, до завтра.
    – Пока, и тебе пока железный  лоб, – бросил Эрик на прощанье и быстрым шагом направился к своему отряду. Голоса сразу стихли.
    Джо неспешно добил второе и салат. Когда они ушли, миротворцы все еще стояли плотной кучкой возле кухонного терминала. Когда напарники добрались до своей комнаты, часы уже показывали одиннадцать. Джо проверил, нет ли новых сообщений, просмотрел новости, и не найдя ничего интересного, отправился спать. Он долго лежал в полудреме, размышляя о прошедшем дне, пока, наконец, не уснул. Сны ему, как обычно не снились.
     
    Джо проснулся ровно в восемь утра. Организм работал с точностью часов. Неспешно умывшись на дневной лимит воды, Джо уселся за терминал. Пусто. Никаких сообщений. Джо отпустил несколько ругательных эпитетов в сторону Олега. Услышав его голос, проснулся Хэм.
    – Доброе утро, Джо.
    – И тебе привет.
    Джо задумчиво почесал подбородок и решительно встал.
    – Сейчас зайдем перекусить, а потом заглянем к Олегу.
    – Думаешь, его не арестовали? – поинтересовался робот.
    – Дружище, ты забыл, что мы на станции. Тут нет уголовной ответственности, только административная. Максимум, что ему грозит так это выплачивать пожизненную пенсию в пользу семьи усопшего.
    – У Евгения Норта не было родственников, – возразил Хэм. Он отключился от питания, и теперь стоял у Джо за спиной.
    – Значит, будет платить в пользу станции.
    Джо быстро оделся, и напарники покинули комнату. Они заглянули в ближайшую столовую, где Джо в спешке позавтракал. Звонок нагнал их, когда напарники уже стояли на остановке.
    – Слушаю, – ответил Джо.
    – Джо, это Фарид. Когда ты последний раз видел Олега?
    – Вчера. Около восьми часов вечера.
    – Значит, ты один из последних, кто видел его живым. Ты можешь подойти к его комнате?
    – Да, конечно, адрес? – наивно спросил Джо. Адрес он, разумеется, знал, но демонстрировать это администратору было ни к чему.
    Фарид терпеливо продиктовал адрес и отключился. Джо покосился на Хэма.
    – Я все слышал, – сказал робот.
    Джо кивнул. Минут за десять они добрались до комнаты Олега. У входа в помещение стояли люди в синих комбинезонах – служба безопасности. Джо и Хэма впустили без проволочек. Внутри было людно и тесно.
    – Наконец-то, Джо, – радостно возвестил Фарид, вставая с кресла. – Вот тот человек, что поможет нам.
    Джо осмотрелся. Разгромленная комната представляла собой жалкое зрелище. Пол был усеян мятой одеждой и бумагами, мебель была перевернута. И даже терминал был разбит. Тело лежало в углу комнаты изрядно выпачканном кровью. Джо приблизился к покойнику. «Паршиво, видно, его долго колотили, прежде чем добить», подумал он, осматривая лежащее в несуразной позе тело. Глаза Олега заплыли, на левой стороне груди виднелось большое бурое пятно. Джо отошел к двери, и встал так, чтобы охватить взглядом всю комнату. Хэм поспешил занять его прежнее место и принялся осматривать труп. Размышления Джо были прерваны самым грубым образом.  Фарид вынырнул из-за его спины и как назло загородил собой весь обзор.
    – Есть мысли, Джо? – участливо спросил Фарид.
    – Пока нет, и если мне и дальше будут мешать, мыслей не будет, – раздраженно ответил он. – Кстати, за это дело, я с вас денег не беру.
    – Оу... отлично, – Фарид поперхнулся. Похоже, Джо наконец-то удалось его пронять. – Но при всем уважении, в этот раз я оставлю с вами представителя администрации. Он будет контролировать ход дела и держать администрацию в курсе событий.
    – Фарид, давайте без этого...
    – Увы, без этого не обойтись, – упрямо сказал Фарид. – Совет был недоволен тем, что я позволил вам самостоятельно проводить расследование. Так что в этот раз все будет именно так, как я сказал. Вот кстати и она... – Фарид уставился за спину Джо.
    Чувствуя, что там ничего хорошего его не ожидает, Джо нарочито проигнорировал этот жест.
    – Так и быть. А теперь освободите помещение, – холодно потребовал он и, не оглядываясь, пошел к Хэму.
    Администратор быстро раздал приказы, и через несколько минут помещение опустело. Только у двери с упрямым выражением лица осталась стоять Лора. Джо постарался себе внушить, что в комнате нет никого кроме него, Хэма и мертвеца. Он внимательно осмотрелся вокруг, так ни к чему и не притронувшись.
    – Что скажешь, Хэм?
    – Причина смерти – ранение в сердце, произведенное плоским предметом, прошедшим идеально точно между пятым и шестым ребром. Орудие убийства – зауженный металлический предмет, предположительно – нож. В течение последнего часа перед смертью покойного избивали. Тело было тщательно обыскано.
    – Обыскано? – подала голос Лора. – А что искали?
    – Мой друг робот, а не телепат, – раздраженно ответил Джо, – не мешайте работать.
    Девушка с окаменевшим лицом отошла в пустой угол и демонстративно отвернулась.
    – Хэм, погром наигранно небрежный. Похоже, убийца пытался скрыть основную цель своего визита.
    – Как вы это узнали? – не удержалась девушка.
    – Элементарно... Лора. Осмотрев одежду трупа, можно обнаружить изрядно помятые карманы, заправленные словно в спешке. Видимо их приводили в порядок уже после смерти убитого, и как бы то ни было, карман на внутренней стороне комбинезона остался вывернутым. Далее, вещи разбросаны равномерно. Если бы убийца просто открыл шкаф, вот так, – Джо демонстративно распахнул створки, – и принялся там что-то искать, то разбрасывать вещи он стал бы, скорее всего, себе под ноги или за спину. Раскидывать вещи в сторону ему бы не позволили створки.
    Лора задумчиво покивала, а Хэм, воспользовавшись паузой, сказал:
    – Мне одному не справиться, нужна вода и тазик.
    Джо печально посмотрел на Лору
    – Не могли бы вы принести тазик. Вы бы нам очень помогли.
    – Ну... хорошо, я сейчас принесу, – смущенно сказала Лора и вышла из комнаты.
    – Почему тазик? – спросил Джо, когда за девушкой закрылась дверь.
    – Мне показалось, что это смешно, – признался робот. – Ты что-то нашел?
    – Похоже на то, – Джо быстро подошел к терминалу и присел, рассматривая осколки. – Все в этой комнате демонстративно наигранно, все кроме терминала. Его-то ломали целенаправленно, и скорее всего, ломали его вот тем стулом, – Джо указал на лежащий под одеждой стул. – То есть, сперва был разбит терминал и лишь затем устроен весь этот беспорядок.
    Хэм склонился над разбитым корпусом терминала и сказал:
    – Не хватает диска памяти.
    – Вероятно, за ним и приходили, – Джо уселся в кресло и сцепил руки перед собой. – Надо думать, убийце нужна была запись.
    Он несколько минут молча буравил стену взглядом, затем устало заговорил:
    – Кто же мог знать об этой записи кроме нас с тобой? Только совет. Хотя, скорее всего, главы департаментов, как и Олег, не хранили обет молчания и запросто могли все разболтать... – Джо прикрыл глаза и принялся стучать пальцами по подлокотнику.
    – Есть у меня одна мысль, – наконец сказал он. – Как бы действовал на месте преступника я? Допустим, Олег сказал мне, что запись находится в терминале. Заставить его коснуться пальцем панельки теста – не велика трудность. Допустим, я все-таки нахожу видео. Прежде чем предпринимать какие-либо серьезные действия, я бы предпочел удостовериться, что это именно то видео что мне нужно. Отсюда возникает вероятность, что прежде чем разбить терминал, убийца просмотрел запись.
    – Даже если это так, что нам это дает?
    – Я думаю...
    – Я нашла тазик! – в комнату ворвалась Лора. В руке она держала маленький зеленый пластиковый тазик. – Это было нелегко, – она сунула тазик Хэму и с любопытством на него уставилась. Робот замер.
    – Это подождет, – сказал Джо. – Брось куда-нибудь тазик и поищи отпечатки.
    Хэм понял слова напарника буквально и уронил тазик. Окуляры робота мгновенно вспыхнули фиолетовым светом, и он принялся осматривать комнату. Джо несколько раз обошел помещение, задумчиво изучая разбросанные по полу вещи. Неожиданно он нагнулся и подобрал деталь – маленькую микросхему. Джо положил ее в карман и расслабленно уселся в кресло, старательно проигнорировав любопытный взгляд девушки.
    – Джо, здесь очень много отпечатков. Большинство оставлены сегодня, – сообщил Хэм, переключая окуляры на обычный режим.
    – Я даже догадываюсь, чьи это отпечатки. Когда сегодня тут осматривались люди из СБ, я не заметил ни у одного из них перчаток.
    – Они не имеют вашего опыта и не знают, как вести себя в такой ситуации, – возмутилась Лора.
    – Это не повод быть идиотами, – спокойно возразил Джо и, поднявшись из кресла, устремился к двери. – Идем, Хэм. Стоит проверить одну идею.
    Напарники покинули комнату убитого и направились к остановке. Лора увязалась за ними.
    – Какую идею? – спросила она.
    – Для начала необходимо выделить круг подозреваемых, а затем сузить его по максимуму. Этим я и планирую сейчас заняться. Понятно? – Джо показалось, что он хорошо выкрутился.
    – Понятно… А зачем вы подобрали какую-то железку? – не отставала Лора.
    – Я думаю, она сможет прояснить ситуацию.
    – Почему вы так решили?
    – Чутье, – сердито ответил Джо.
    Уже возле остановки, он повернулся к Лоре и спросил:
    – Надеюсь, вы не ждете, что я впущу вас к себе?
    – Не жду, – отрывисто сказала девушка. – Я буду в столовой неподалеку от вашей комнаты. Потрудитесь уведомить меня, когда соберетесь куда-нибудь пойти.
    – Непременно...
    Она действительно проводила напарников до дверей комнаты. Джо заперся изнутри и выругался.
    – Похоже, девчонка мастер путаться под ногами, – мрачно заключил он, затем достал из кармана микросхему и продемонстрировал ее роботу.
    – Что скажешь, Хэм?
    – ОЗУ, – сразу опознал робот.
    – Ага, оперативная память, и это невероятная удача, что она не повреждена, – довольно кивнул Джо. – Сейчас главная проблема в том чтобы подключить ее и попытаться извлечь оттуда хоть какую-нибудь информацию. Если перед уничтожением терминала убийца действительно смотрел запись, то фрагмент ее вполне мог застрять в оперативной памяти. Как нам теперь ее не потерять...
    – Я могу попробовать подключить ОЗУ к нашему терминалу.
    – Дерзай, дружище.
     
    Было около пяти часов вечера, когда напарники добились первых успехов. Оболочка с терминала была снята, некоторые детали лежали на полу. От них вилась разноцветная проводка, которая скрывалась внутри корпуса. Некоторое оборудование, из того, что было подключено к терминалу, Хэм и Джо собрали прямо на месте из запасных частей терминала и самого Хэма.
    – Сколько еще ждать?
    – Еще одна минута и десять секунд, – бодро ответил Хэм.
    – Долго конвертируется...
    – Но и задача стояла не тривиальная, – парировал робот.
    Наконец-то терминал тихо пикнул, уведомляя об окончании конвертации.
    – Ну, посмотрим что там. Надеюсь, день не был потрачен впустую.
    Джо сделал несколько тапов по экрану и радостно сообщил:
    – Хэм, есть какая-то запись... Смотрим.
    Он запустил видео и замер. На экране отобразился длинный коридор, и если судить по трубам вдоль стен и обильной проводке змеящейся по потолку, то был технический этаж. В паре метров от камеры боком к объективу стоял казначей. Его собеседник, судя по всему, стоял в соседнем коридоре, скрытый от объектива камеры. Микрофон был слабый, и Джо с трудом удалось разобрать слова казначея: «...следовало сделать. Зачем тебе это? Мы же договорились, весь доход делим на...» на этом запись оборвалась.
    – Не густо, – печально заметил робот.
    Однако Джо не выглядел разочарованным. Он несколько раз прокрутил отрывок, старательно переписал реплику казначея и распечатал ее. Прочел в слух написанное, затем еще несколько раз прокрутил запись.
    – Убийца даже не потрудился просмотреть запись целиком. Лишь удостоверился, что нашел искомое, – проговорил Джо, всматриваясь в экран, очередной раз, прокручивая запись, но уже без звука. – Не знаю, понимал ли убийца истинную ценность записи. Могу лишь сказать, что этот дурачок, Олег, ее недооценил. Даже этот четырехсекундный отрывок являет собой фантастическую кладезь информации, и я выжму из него максимум.
    Джо потратил еще некоторое время, просматривая отрывок, затем прикрыл глаза и замер. Хэм, понимая, что напарник думает, не стал его тревожить. Прошло несколько минут, прежде чем зуммер возле двери протяжно зазвонил.
    – Хэм, открой, пожалуйста, дверь, это Эрик, – сказал Джо, не открывая глаза.
    Робот открыл дверь и впустил майора.
    – Что тут произошло? – удивленно спросил он, увидев развороченный терминал.
    Джо неохотно разлепил глаза, покосился на Эрика и сказал:
    – Добывали улики.
    – И как успехи?
    Джо молча поманил Эрика к терминалу и запустил запись.
    – Что думаешь по этому поводу?
    – Что думаю... Думаю, что ничего интересного тут нет. Он не называет ни имена, ни места. А вообще... – Эрик вынул из-под комбинезона бутылку виски. – Из моих запасов. Планировал оставить до Канберры, ну да что уж теперь, придется завязать с алкоголем до возвращения на Землю.
    Получив молчаливое согласие Джо, Эрик полез искать стаканы.
    – На самом деле, этот фрагмент крайне информативен, – начал вещать Джо. Он зациклил запись и теперь внимательно всматривался в экран. – Например, на записи видна дата и время съемки. Нам очень повезло, что охранные системы собирают эту немаловажную информацию. Так же, если мы всмотримся в позу казначея – слегка ссутулился, руки сцепил и прижал к животу – то станет ясно, что он  крайне напряжен. Возможно, даже боится. Голова чуть задрана вверх, значит собеседник выше его. Это то, что я вижу навскидку.
    Джо поднялся, принял стакан с виски и благодарно кивнул. Эрик покосился на экран и вздохнул:
    – Никогда не понимал, как это у тебя получается. Сам много раз пробовал провести подобный анализ, все впустую. Это у тебя от Шерлока?
    – Я уже сам не знаю, что у меня от Шерлока, а что свое, – грустно ответил Джо. Эрик смутился.
    – Ладно, не будем вспоминать.
    Он протянул стакан к Джо, но тот проигнорировал этот жест и выпил, так и не ударив стаканами. Видя упавшее настроение друга, майор поспешил сменить тему:
    – Пока шел к тебе, у остановки ко мне какая-то девка прицепилась, представляешь, шла за мной до самой двери.
    – Блондинка среднего роста в желтом комбинезоне?
    Эрик прищурился.
    – Откуда знаешь?
    – Это Лора. Администрация приставила ее контролировать ход расследования. Любопытно, откуда она знает, что мы знакомы?
    – Понятия не имею. А что, администратор сильно волнуется?
    – Это совет волнуется. Наливай, – Джо кивком указал на бутылку.
    – Слушаюсь, шеф.
     
    Джо открыл глаза и посмотрел на часы. Восемь утра. Он сел, сонно почесал подбородок и оглядел комнату. Полный порядок, ничто не говорило о вчерашних экспериментах с терминалом и последующей пьянке. Кто-то все старательно прибрал. Эрик не мог, ведь он ушел около одиннадцати вечера, значит...
    – Спасибо, друг, – с чувством сказал Джо.
    В углу раздался шелест и вкрадчивый голос спросил:
    – Ты звал меня, Джо?
    – Нет, но все равно спасибо.
    – Не за что, Джо, – сказал Хэм и поднялся. – Чем думаешь заняться?
    – Для начала надо умыться, а потом еще сходить за завтраком.
    – Я могу сходить за завтраком для тебя, Джо.
    – Сходи, пожалуйста.
    Когда робот вышел из комнаты, Джо подошел к раковине и задумчиво посмотрел в зеркало. Обычно угрюмое лицо разгладилось. Джо даже показалось, что он стал выглядеть моложе. Уголки рта были чуть приподняты, будто бы в любую секунду он был готов рассмеяться. Джо улыбнулся и принялся умываться. Когда робот вернулся с запечатанной коробкой завтрака, Джо уже успел одеться.
    – Спасибо, – Джо принял коробку из рук робота и вместе с ней уселся за стол. – Итак, подведем итог вчерашних исследований. Мы выяснили очень важные вещи, – Джо достал из коробки гренки и стакан с кофе, – Во-первых, Олег Лихачев действительно был убит из-за записи. Это серьезный мотив. Во-вторых, мы имеем некоторые приметы неизвестного собеседника казначея из записи. Его рост метр восемьдесят или восемьдесят пять. Есть вероятность, что убийца и неизвестный человек как-то связаны. Убийца обладает холодным оружием, вероятнее всего ножом, которым мастерски владеет. Конечно, он мог случайно попасть лезвием между пятым и шестым ребром, но я в это не верю. Поправь меня, если я что-то забыл.
    – Нет, это все, – кивнул робот.
    Погрузившись в свои мысли, Джо принялся за еду. Когда с завтраком было покончено, он пересел за терминал, где его ждал неприятный сюрприз.
    – Черт, они отключили расширенные права на моем терминале.
    Секунду помолчав, Хэм сказал:
    – Права были сняты вчера в восемнадцать десять.
    Джо поднялся и подошел к выходу. Открыв дверь, он выглянул в коридор и почти сразу же увидел Лору – она стояла возле поворота на остановку, метрах в ста от комнаты напарников. Джо закрыл дверь и досадливо поморщился.
    – Значит, они решили мешать нам всерьез, – задумчиво проговорил Джо. –  Либо они полные идиоты, либо им не нужно, чтобы я разобрался в этом деле. Проведем маленький эксперимент.
    Джо прицепил к уху коммуникатор и громко сказал «Фарид», через секунду он услышал напряженный голос администратора.
    – Слушаю.
    – Добрый день, Фарид. Я решил отказаться от расследования убийства Олега Лихачева, – Джо постарался сделать как можно более скорбный голос.
    – Вы... В самом деле? – Фарид не смог сдержаться, в его голосе отчетливо проскользнуло радостное удивление.
    – Нет, это была шутка, – Джо отключился. – Занятно, выходит, администратор действительно не в восторге от моего расследования.
    Нервно задребезжал коммуникатор, Джо коснулся его и услышал ледяной голос Фарида:
    – Потрудитесь объяснить, что это было?
    – Эксперимент.
    – И какова была цель вашего эксперимента?
    – Узнать, действительно ли вы взялись мешать мне в расследовании.
    Фарид замолк.
    – Мне кажется, нам нужно поговорить, – наконец сказал он. – Жду вас у себя.
    Джо отцепил коммуникатор и бросил его на кровать.
    – Хэм, мы идем в гости к администратору, – почти радостно сказал Джо.
    – Когда?
    Джо подошел к двери и сделал приглашающий жест:
    – Прямо сейчас.
     
    Секретарь администратора встретила напарников своей обычной улыбкой.
    – Здравствуйте, мне сказали пустить вас, как только вы придете.
    Джо вежливо кивнул и прошел к входу в кабинет. Совет был в полном сборе, но никто из них не счел необходимым поздороваться, лишь сидевшая в углу Лора холодно кивнула. Администратор взглядом указал на пустой стул слева от себя. Джо неспешно прошелся вдоль стола и сел на предложенное место, Хэм по своему обыкновению встал у него за спиной.
    – Не хотите ли сигаретку? – спросил с улыбкой Фарид.
    – На станции нельзя курить.
    – Я сделал для вас исключение, – он вынул из кармана початую пачку сигарет.
    – Испытываю отвращение к курению, – Джо улыбнулся. Он уже понял, что сейчас будет и пытался оценить, кто еще знает о заготовленном сценарии, а для кого он станет неожиданностью.
    – Ну как знаете. Вы не будете против, если я включу музыку? – полюбопытствовал Фарид.
    – Зависит от музыки.
    – Шторм Вивальди, версия для скрипки, – все-таки администратор был хорошим актером. Он задавал вопросы, и было очевидно, что ответы он знает заранее, но при этом казалось, что он искренне огорчен отказом.
    – Ненавижу скрипку, – улыбка Джо стала шире. – Не понимаю, к чему этот цирк?
    – Я сейчас объясню, – Фарид повернулся к сидящим за столом людям. – Друзья, вам знакомо имя Дональд Дойл?
    – Не знаю кому как, но мне точно не знакомо, – пожал плечами мужчина с пепельными волосами. Джо сразу узнал его голос, это был Марсель Янг.
    Фарид грустно вздохнул.
    – Я читала о нем. Профессор Дойл очень известный генетик, – сказала девушка, сидевшая справа от Фарида. Джо отметил ее необычную внешность еще вчера. Преобладала в ней азиатская кровь, однако густые русые волосы наводили на мысль о славянских корнях. Ее глаза привлекали внимание, левый глаз оказался карим, правый – зеленым.
    – О, прекрасно, Мико, тогда  можно начать эту грустную историю, которую я просто вынужден вам рассказать. Когда Дональд был еще мальчишкой, он обожал читать рассказы о Мистере Шерлоке Холмсе. Может мальчику просто нравился персонаж, а может его увлекало осознание того, что они с автором однофамильцы, я не знаю. Мальчик подрос и увлекся психологией и генетикой. Впоследствии, уже работая в министерстве генетического контроля, Дональд предложил крайне любопытный проект под названием «Личность». Суть проекта заключалась в том, что бы собрать личность из отдельных искусственно созданных фрагментов. При успешной реализации проекта стало бы возможным не только оживление литературных или исторических персонажей, но и создание  идеального человека.
    – Фарид, а покороче нельзя? – спросил Марсель и покосился на часы. – Уже десять, мне не с руки сидеть тут весь день.
    – Я уже подхожу к самому главному, – улыбнулся Фарид. Джо слушал его в пол уха, он внимательно всматривался в руководителей департаментов. – Проект добился значительных инвестиций, но в результате был закрыт как провальный и не имеющий перспектив. Проблема заключалась в том, что сформированную личность было необходимо подсаживать в голову к человеку. Старая личность должна была полностью подавляться подсаженной, и тут возникали осложнения. Исходная личность подавлялась, но через восемь-десять лет начинала возвращаться. В голове подопытного начинался конфликт двух личностей, и в течение года он либо сходил с ума, либо кончал собой.
    – Печальная история, Фарид, – сказал лысый мужчина в синем комбинезоне.
    – Печальная, не то слово, Герман. Но, есть в ней один положительный момент. Самой первой искусственной личностью, созданной Дональдом Дойлом, как вы уже могли догадаться, была личностью Шерлока Холмса. Объектом эксперимента был мальчик по имени Джозеф Белл.
    Все синхронно посмотрели на Джо.
    – Да, вы правильно угадали, – довольно сказал Фарид. – Наш уважаемый гость – единственный живой продукт проекта «Личность», но как же он выжил, и, на первый взгляд, сохранил свой рассудок?
    Он победоносно посмотрел на Джо, но тот неожиданно улыбнулся:
    – Фарид, ты очень интересно рассказываешь, у меня так не получится, продолжай.
    – Хватит со мной шутить, – взорвался Фарид. Несколько секунд он прожигал Джо взглядом, затем снова повернулся к столу. – Он шесть лет лежал в психиатрической клинике и по какому-то недоразумению, его выпустили из-под опеки...
    ...и пригласили работать в бюро расследований – вставил Джо.
    – Вас действительно пригласили работать в бюро после шести лет «желтого дома»? удивленно переспросил Марсель.
    – Да, и всего спустя семь лет я стал начальником следственного отдела.
    – Речь не об этом, – Фарид напрягся, почувствовав, что все идет не совсем так, как он планировал. – Я говорю о том, что мы не можем доверить расследование убийства продукту сомнительного эксперимента, к тому же еще и бывшему пациенту психиатрической лечебницы.
    Марсель Янг повернулся к Джо и печально сказал:
    – Боюсь, что он прав. Хотя я считаю, что вы блестяще справились с расследованием первого убийства, мы все же вынуждены отстранить вас от дальнейшего расследования. Разумеется, первый договор, заключенный вами с Фаридом, будет соблюдаться.
    – Так как вы отстранены от расследования, расширенные права и административный контроль с вас были сняты, – самодовольно заявил Фарид.
    – Как скажешь, приятель, – Джо поднялся и оглядел всех сидящих. – Спасибо за интересную лекцию. Не прощаюсь.
    Джо, а вместе с ним и Хэм покинули кабинет администратора. Проходя мимо стола секретаря, Джо неожиданно протянул руку и нажал на кнопку пожарной тревоги, размещенную над терминалом. Пронзительно взвыла сирена, погас свет, и почти сразу включились аварийные осветители. Голос из динамика над дверью сообщил: «Пожарная тревога, первый этаж административного блока обесточен».
    – Что вы наделали! – сорвалась на визг секретарь.
    Двери кабинета немедленно распахнулись и главы департаментов быстрым шагом устремились на выход, Лора шла за ними.
    – Фарид, этот сумасшедший включил пожарную тревогу, – прокричала секретарь.
    Все остановились как вкопанные и уставились на Джо.
    – Что с меня взять, я же сумасшедший, – улыбнулся он. Нагло протиснувшись в дверь между остолбеневшим Фаридом и Лорой, Джо повернулся к последней и сказал:
    – Счастлив, что мы с вами больше не увидимся, – он развернулся и широкими шагами двинулся к лифту. Хэм пошел следом. Уже в лифте, робот впервые за несколько часов подал голос:
    – Отличная была идея – включить пожарную тревогу.
    – Знаю, – задумчиво проговорил Джо. – К сожалению, это не дало ожидаемого результата... Рост администратора слишком мал, не более чем метр семьдесят, а все остальные высокие как на подбор.
    – Ты думаешь, что убийца кто-то из совета?
    – Либо убийца связан с кем-то из них. А ведь я был почти уверен, что на записи неизвестный собеседник казначея – Фарид. Я ошибся, но все же, уверен, что это был кто-то из совета.
    – Но почему ты так решил?
    – Я объясню, как доберемся до терминала, Хэм.
    – Как скажешь, Джо.
     
    – Это подборка записей за последний год, на которых присутствует Евгений Норт. Допустим, вот празднование дня рождения станции. Наблюдай за казначеем, – Джо запустил запись и ткнул пальцем в экран. – Хэм, смотри, ему подали фужер с шампанским, он даже не заметил официанта.
    Хэм скептически хмыкнул:
    – Это не показатель, Джо.
    – Разумеется, нет, но этот яркий штрих поможет оценить его личностные качества. Дальше, к нему подходит Элеонора Север, насколько я помню, это один из его замов, так?
    – Так.
    – Смотри на него внимательно. Видишь, она задает ему какой-то вопрос, он отвечает весьма неохотно. Руки сложены на груди, вид весьма мрачный, но при этом слегка высокомерный. Следующий собеседник появляется спустя целых пятьдесят минут. Я не помню имени этого парня, но он, несомненно, из младших сотрудников администрации. Лицо казначея весьма пренебрежительно, правда, тут он уже после шестого стакана с виски... Ладно, а теперь смотрим запись с собрания прошедшего две недели назад. Знай я, что все так будет, всматривался бы в него внимательнее, – Джо прокрутил запись на середину. – Вот, смотри, казначей уже прочел свой доклад и теперь сидит в ложе совета, общается с Марселем Янгом. Лицо серьезное, жестикуляция сдержанная, видно, что ему не совсем комфортно. Вот другая запись, прошлогоднее избрание нового главы энергетического департамента. В кадре можно видеть, как Евгений общается с Фаридом в неформальной обстановке. Снова сдержанность в жестах, серьезное лицо. И так, что мы почерпнули из этих записей?
    – Похоже, он придает серьезное значение социальному статусу собеседника.
    – В точку. Теперь вернемся к нашей записи. Что мы видим? – Джо быстро переключил записи.
    – Евгений сдержан и определено нервничает.
    – Именно, Хэм. Мы можем высказать предположение, с высокой долей вероятности его невидимый собеседник кто-то из совета.
    – Предположим, что это так.
    – В совете пять человек. Казначей, понятное дело, выбывает. Администратора я тоже вынужденно вычеркиваю, он не подходит по росту. Остаются трое подозреваемых: главы департаментов безопасности, энергетики и воздухообеспечения. С ними придется повозиться, потому что, на этой станции что-то не чисто, – Джо задумался на секунду и продолжил. – И знаешь, Хэм, меня это ни сколько не волнует. Но чертовски интригует.
    – Это хорошо, Джо?
    – Не знаю, друг. Почему бы и нет? Я прожил довольно долгую жизнь. Почему бы, наконец, не пожить для себя? На пенсии можно дать волю своему любопытству.
    – Верно, Джо.
    Джо всегда слышал, когда робот формировал фразы самостоятельно, а когда употреблял шаблонные реплики. Чаще всего это значило, что ему нечего сказать. 
    – Ладно. Примемся за дело, друг, – Джо закрыл все записи и подключился к внутренней сети. Найти подробные анкеты глав департаментов не составило труда, эта информация всегда предоставлялась открыто. – Разумеется, тут мы не найдем ничего из того что нам нужно, но начать можно и отсюда.
    Джо открыл анкету Марселя Янга.
    – Начнем с него. Слишком часто я натыкаюсь на его имя в последнее время, – несколько минут Джо потратил, рассматривая фотографию Янга, затем принялся бегло читать анкету. – Хэм, Марсель Янг работает в должности главы департамента воздухообеспечения уже восемь лет. Абсолютный рекордсмен, никто на этой станции не работал на руководящей должности более четырех лет. Женат, имеет двенадцать детей… А, все понятно, он не с Земли.
    – Марсель Янг был вызван на Асгард с планеты Канберра.
    – Ага, молодец, что тоже подключился к терминалу, – Джо благодарно кивнул. – Административных нарушений нет, масса наград за развитие буферных пунктов.
    – Он был строителем, Джо. Проектировал системы воздухообеспечения на станциях Анфилада и Асгард.
    Джо кивнул, быстро дочитал анкету и заключил:
    – Марсель пока вопросов не вызывает. Успешный строитель, которого потом еще приглашают поработать на объекте который он сам же и строил. Нареканий со стороны закона не имеет, – Джо открыл следующую анкету. – Мико Хиросу, глава департамента энергетики. Всего двадцать девять лет, выпускница токийского космического института, не замужем. А я-то думал, чем она занимается... – Джо неспешно пролистал анкету до конца. – Нареканий со стороны закона не имеет, обладательница государственной стипендии за исследования солнечной энергетики, – Джо задумчиво переключился на следующую анкету. – Герман Гарсия, главный по безопасности и таможне. Сорок один год, не женат. Имеет двадцать лет стажа в службах безопасности, в том числе опыт работы в лагерях для заключенных, за что был многократно награжден. Гарсия побывал в двух горячих точках: конфликт с «синими» на Канберре и война за независимость марсианской колонии.  Никаких нареканий со стороны закона нет.
    Джо откинулся на спинку кресла и задумался.
    – Что-то не так, Джо? – поинтересовался Хэм.
    – Нет, все так, – медленно ответил Джо. – Я и не ждал, что тут найдутся какие-нибудь зацепки, но все же... Хэм, мои старые архивы у тебя?
    – Да, Джо. Все в целости и сохранности.
    – Произведи поиск по картотеке. Объект поиска: главы департаментов, в том числе Евгений Норт. Если у кого-то и были проблемы с законом, в моих архивах они наверняка засветились.
    – Потребуется некоторое время, Джо. Я бы тебя попросил не беспокоить меня.
    – Конечно, Хэм.
    Окуляры робота потухли. Джо еще несколько минут смотрел на него, затем подошел к терминалу и взял коммуникатор. Прицепил его к уху и сказал: «Эрик».
    – Рауф слушает, – услышал Джо голос друга.
    – Эрик, это Джозеф Белл. Не хочешь заглянуть ко мне на бутылочку виски?
    – Буду через десять минут, – напряженно ответил Эрик и отключился.
    Когда Эрик пришел, Хэм все еще стоял у терминала и тихо шелестел жесткими дисками.
    – Хреновый из тебя актер, Эрик, – сказал Джо, впуская друга.
    – Да, я знаю. Поэтому я и сбежал из дома в учебку Бюро, родители хотели, чтобы я пошел в Копенгагенский институт драмы.
    – Разве твои родители были актерами?
    – Нет, как ни странно театральными критиками. Ну, так что за спешка? Я не слышал лет пятнадцать, как ты называешь себя Джозефом Беллом.
    – Есть вероятность, что в скором будущем мне потребуется твоя помощь.
    – Буду рад помочь, шеф, – с готовностью согласился Эрик. – Что нужно сделать?
     
    Был уже вечер, когда Хэм завершил поиск. За это время Джо с Эриком успели несколько раз сходить в столовую. Джо рассказал другу о последнем разговоре с Фаридом.
    – Нет, меня до сих пор коробит, как этот Фарид тебя подставил, – возмутился Эрик. Они как раз возвращались из столовой в комнату. – Урод, он же не представляет, что тебе пришлось пережить в лечебнице и вообще... Я даже не знал, что ты не любишь скрипку.
    – И табак тоже не переношу.
    – Почему?
    – Видишь ли, когда замещают личности, тебе навязывается другой образ мыслей, иные привычки и пристрастия. Когда меня переломало, произошло нечто вроде обратного процесса. Холмс очень любил скрипку – я же ее ненавижу, хотя и научился недурно на ней играть. Холмс много курил – меня воротит от одного только табачного запаха. Разумеется, так произошло не со всеми привычками, но со многими.
    – Но ход мыслей же у тебя остался «шерлокхолмовский»?
    – Ты мне льстишь, друг Эрик. Холмс был гением, а я чуть выше «середнячка». Когда выбирали ребенка для эксперимента, то искали наиболее подходящего по способностям. Скорее всего, я бы и так стал следователем, – Джо сделал паузу, улыбнулся и добавил. – А вообще, у мистера Шерлока Холмса, если мне не изменяет память, характер поприятнее был.
    – Что правда, то правда, – засмеялся Эрик.
    Джо открыл дверь, и они вошли в комнату.
    – Привет Эрик, – подал голос из угла робот.
    – Здорово, Хэм.
    – Нашел что-нибудь? – спросил Джо, усаживаясь на кровать, – Или все без толку?
    – Толк есть, – Хэм поднялся и подошел к терминалу, аккуратно подключился к нему и стал выводить на экран архивные записи. – Как ни странно, в архивах бюро упоминаются все главы департаментов за исключением Марселя Янга. Урожденного Канберры, его деятельность не была отражена в картотеке бюро.
    – Ясно, а что с остальными? – Джо пересел на кресло у терминала и теперь медленно просматривал документы, старательно отсортированные роботом.
    – Мико Хиросу имела несколько приводов в полицию за хулиганство. Состояла в радикальной секте Листья Лотоса, признана неблагонадежным членом общества...
    – Дальше.
    – Фарид Георгиев и Евгений Норт были судимы за мошенничество. Отбывали наказание в колонии Серая Гавань на Аляске в течение восьми лет.
    – Интересно. Дальше.
    – Герман Гарсия – разведен, пять лет назад имел долги по выплатам алиментов; несколько штрафов за парковку.
    – Поздравляю, шеф. Ты доказал связь администратора и казначея, – сказал Эрик. Он сидел за столом, вальяжно закинув ноги на соседний стул.
    – Я и так в этом не сомневался, Эрик. Но мошенничество это уже другой уровень. Вопрос в том, как нам использовать эту информацию. Сейчас, если, смотреть по закону, он виновен только в сокрытии некоторых фактов своей биографии. Уплатит штраф размером в пару мего кредитов и все останется по-старому.
    – Что ты предлагаешь?
    Джо откинулся в кресле, закрыл глаза и замер. Хэм и Эрик, зная эту привычку друга, лишь переглянулись. В этот раз Джо молчал минут двадцать. Эрик уже успел соскучиться и принялся рассматривать маркировку на корпусе робота. Джо неожиданно распахнул глаза и сказал:
    – Есть идея. Надо его спровоцировать на действия.
    – Как?
    – Есть у тебя в отряде люди, не обделенные актерскими талантами?
    – Да, но... – Эрик нахмурился. – Шеф, ты не сердись, но своих людей впутывать в расследования я не буду. Не их это дело. Большинство не блещут умом, одни рефлексы. Силовую помощь оказать могу, но не более.
    Джо помрачнел.
    – И где мне взять такого человека, кто смог бы сыграть роль перед одним зрителем?
    В дверь деликатно позвонили.
     
    – Здравствуйте Джо, – сдержанно проговорил Семен, когда Джо распахнул двери. – Я хотел пригласить вас...
    Не дав ему договорить, Джо втащил его в комнату, а затем снова выглянул наружу. В коридоре было пусто. Подождав пару секунд для уверенности, Джо вернулся в комнату и с улыбкой посмотрел на Семена.
    – Это знак, мой друг, – уверенно заявил он. Джо старался приободрить улыбкой растерявшегося парня. – Мне нужна помощь актера.
    – Я не понимаю, Джо...
    – Сейчас поймешь, – сказал Джо и присел на краешек кровати. – Семен, дело, по моему глубокому убеждению, не опасное. Требуется всего лишь сыграть одну роль. Эрик поставит двух своих людей дежурить в твоей комнате.
    Семен покосился на Эрика
    – Но если дело не опасное, то зачем ставить кого-то дежурить в мою комнату?
    – Это и делает наше дело не опасным для тебя, – улыбнулся Эрик.
    Семен хмыкнул, затем убрал волосы за уши и уверенно сказал:
    – На самом деле, Джозеф, мне всегда хотелось поучаствовать в твоем расследовании.
    Эрик сдержанно хмыкнул. Джо подарил ему укоряющий взгляд и напряженно сжал губы:
      Теперь, Семен, слушай внимательно и запоминай.
     
    Пока Семен осваивался со своей ролью, Джо и Хэм, потратив около часа на поиски, все-таки нашли в своих вещах микрокамеру с передатчиком. Несколько простых манипуляций и вскоре камера была надежно укрыта в нагрудном кармане Семена. И только ус объектива выглядывал наружу.
    Теперь Джо и Эрик сидели перед терминалом. На экран транслировалось изображение с камеры Семена. Сейчас можно было наблюдать лишь пустой коридор неподалеку от администрации. Дойдя до нужных дверей, Семен зашел внутрь и резким голосом сказал:
    – Устройте мне встречу с Фаридом.
    Секретарь растеряно посмотрела на него, затем спросила:
    – У вас назначено?
    – Нет, но у меня есть важное дело. Это связанно с произошедшими недавно убийствами, – голос Семена отдавал легким презрением.
    – Как вас представить? – секретарь собралась.
    – Семен Мельник, – женщина кивнула и быстро скрылась в кабинете администратора.
    – Любопытный у тебя друг, Джо, – прокомментировал увиденное Эрик. – Он когда настраивался на роль, сел со мной побеседовать. У меня было ощущение, что я глупый мальчишка, а он умный взрослый. С таким презрением меня отчитал за выпитый стакан виски...
    – Тихо...
    На экране снова появилась секретарь.
    – Вы можете войти, – сказала она с улыбкой.
    – Я не сомневался, – ответил со смешком Семен. Он неспешно прошел через приемную и вошел в кабинет администратора. Фарид сидел за своим столом и внимательно смотрел на вошедшего. Не здороваясь, Семен уселся в кресло у длинного стола. Секунд двадцать Фарид его осматривал.
    – Я вас слушаю, – выразительно сказал Фарид.
    – Ну что же, должен признаться сразу, с вашим секретарем я был не очень-то искренен, – Семен говорил не спеша, чуть растягивая слова. – Я пришел не из-за убийств, а из-за денег.
    – Каких еще денег? – Фарид приподнял левую бровь.
    – Денег, которые вы мне заплатите.
    – А за что же я должен платить вам деньги?
    – За мое молчание, – невозмутимо сказал Семен. – Позвольте я вам все объясню. Дело в том, что у меня есть запись. Та самая запись, из-за которой был убит Лихачев.
    Ни один мускул не дрогнул на лице Фарида.
    – Лихачева убили из-за записи? Впервые слышу. Не несите вздор, – резко возразил он.
    – Уважаемый, это не вздор, – Семен поднялся и двинулся к администратору. – Это самая настоящая правда. На записи Норт стоит левым боком к камере, судя по всему на техническом этаже, и говорит казначей с кем-то, кого на первый взгляд определить невозможно, но это не так... – Семен остановился прямо перед столом Фарида и Джо увидел, как администратор побледнел.
    – Боюсь, что вы пришли не по адресу, – сказал он твердым голосом. – Лично мне ни о какой такой записи не известно. С этой информацией вам стоит обратиться в департамент безопасности.
    –Ну что же вы такой упрямый, – снисходительно сказал Семен. – Есть у меня еще один факт в запасе. Крайне любопытный, людям наверняка понравится. Я узнал, что Евгений Норт и ты, Фарид, были в небезызвестной Серой Гавани на Аляске. И сидели вы там за мошенничество. Я почему-то не нашел этого факта в вашей официальной биографии...
    – Что за бред, – возмутился Фарид.
    – Мое требование – шестьдесят мего кредитов каждые два месяца. Запись и вся достоверная информация о вас существуют в нескольких экземплярах и хранятся они у надежных людей, – Семен встал и невозмутимо двинулся к выходу. У дверей он обернулся и еще раз посмотрел на администратора. Фарид был бледен, но смотрел на Семена твердо, – Даю вам сроку на раздумья два дня.
    Семен вышел из помещения, а Джо и Эрик наконец-то позволили себе расслабиться.
    – Крепкий орешек, – сказал Эрик. – Ничего не сказал.
    – Он на дурака не похож, – пожал плечами Джо. – Другой реакции я от него и не ждал. Но просто проигнорировать он это не может.
    – Как думаешь, ты вне подозрений?
    – Мне кажется, ничто в этой ситуации не говорит о моем участии. Он уверен, что мне запись не досталась. По поводу Серой Гавани я тоже вне подозрений, ведь никто не знает о моих архивах. Единственное, что может навести Фарида на мысль о моем участии, так это то, что мы с Семеном знакомы. Но я думаю, он скорее заподозрит кого-нибудь из своих дружков.
    – Ну, поглядим, что получится, – Эрик посмотрел на часы. – Когда Семен заканчивает репетицию?
    – Он сказал, что около девяти.
    – Хорошо, шеф. Пойду я, надо еще поставить возле его комнаты двух моих раздолбаев.
    – Давай. На твоем номере экстренный допуск, но без необходимости не звони.
    Эрик кивнул и вышел из комнаты. Некоторое время Джо предавался безделью. Вдруг, подчиняясь внезапному приливу энтузиазма, Джо принялся просматривать запись с казначеем, пытаясь выудить оттуда новые крупицы информации.
    Вечер пролетел незаметно.
     
    Утренний звонок Эрика застал Джо как раз сбривающим бороду.
    – С добрым утром, – сказал Джо, не прекращая сосредоточенно срезать волосы на подбородке.
    – Шеф, вы просто не представляете, насколько оно «доброе», устало ответил Эрик.
    – Почему это?
    – Потому что утро, начавшееся с покойника, хорошим быть по определению не может.
    Джо замер на несколько секунд, затем продолжил бриться.
    – Кто жертва на этот раз?
    – Фарид Георгиев.
    Джо присвистнул. Такой сценарий он всерьез не рассматривал.
    – Откуда информация?
    – Ко мне только что приходил Герман, просил при необходимости оказать содействие службе безопасности.
    – Ясно. Ты сможешь провести меня к покойнику?
    – Не знаю, Джо, – неуверенно сказал Эрик. – Меня самого туда пустили не сразу, и только после того, как я сказал, что не буду ничего делать без полной информационной открытости. Но можно попробовать. Я буду ждать тебя возле комнаты Фарида.
    – Скоро буду.
    Джо быстро добрился и подсел к терминалу. Узнав адрес Фарида, переоделся, и, не трогая Хэма, вышел из комнаты. Быстрым шагом Джо добрался до лифта, спустился на один этаж, и сразу же заметил Эрика. Он топтался возле открытой двери, по бокам от которой стояли люди в синих комбинезонах.
    – Быстро ты, – тихо сказал Эрик. – Сейчас я схожу за Германом. Посмотрим, что он скажет.
    Эрик подошел к входу, что-то шепнул охраннику и прошел внутрь. Через пару минут он вернулся, а вместе с ним был и Герман.
    – Для чего вы меня вытащили... – недоуменно заговорил он, но замолк, как только увидел Джо. – А, мистер Рауф, я так понимаю, вы знакомы с мистером Беллом?
    – Знаком, – кивнул Эрик. – И я бы хотел, что бы он осмотрел помещение. Думаю, его мнение будет полезным.
    – Исключено, – твердо заявил Герман и повернулся к Джо. – При всем уважении к вашей старой работе, мы не можем позволить репутации нашей станции пасть еще ниже, – он жалко улыбнулся. – Только поймите меня правильно, если люди узнают, что у нас на станции в течении недели было совершенно три убийства, а расследованием занимается следователь пролежавший шесть лет в психиатрической лечебнице, нас просто поднимут на смех. Извините, мне пора...
    Герман кивнул Эрику и скрылся в комнате Фарида. Джо, однако, никак не отреагировал на всю его речь.
    – Эрик, пожалуйста, осмотри место преступления, потом опишешь мне все как можно более подробно, – Джо задумчиво потер подбородок и добавил. – Я буду у себя.
    – Хорошо, шеф, – не тратя времени, Эрик скрылся в комнате администратора. Джо направился к себе. По пути он зашел в столовую и взял несколько стаканов с кофе. В комнате его ждал слегка взволнованный робот.
    – Джо, тебе звонили.
    Джо мимоходом покосился на терминал.
    – Семену я попозже перезвоню, сейчас я хочу еще раз взглянуть на запись.
    – Опять... – шаблонная эмоция прозвучала ехидно как никогда.
    – Не опять, а снова, – огрызнулся Джо. Он открыл запись и заново принялся ее прокручивать. Джо никак не мог отделаться от мысли, что упускает что-то важное. Освежив в памяти все детали записи, он откинулся в кресле и задумался. Никаких новых соображений не возникало, и Джо начинал злиться.
    В дверь позвонили. Махнув в сердцах рукой, Джо поднялся и открыл дверь.
    – Быстро ты, – заметил Джо, впуская Эрика.
    – Нормально, – пожал плечами Эрик и завалился на кровать. – Ну, так что, рассказывать, что там было?
    – Рассказывай, раз пришел, – Джо недовольно посмотрел на друга и сам присел на край кровати.
    – Убит он, не то что бы необычно... Просто я такого еще не видел. Ему воткнули что-то острое в глаз.
    – Что-то острое? – заинтересованно переспросил Джо. – Какого рода предмет?
    – Это было определенно что-то острое и тонкое, может быть карандаш или нож или черенок от вилки... Да мало ли.
    – Ладно, учту, что еще?
    – Тело лежало на полу рядом со столом. Судя по всему, когда его убили, он сидел за столом и после смерти сверзился на пол. Бар с бутылками был открыт, видимо Фарид пил с убийцей. Кстати, виски там немерено, и все наверно растащат СБ-шники... 
    – Хватит про алкоголь. Каким было лицо Фарида? – спросил Джо.
    – Шеф, хреновым оно было. Глаз вытек...
    – Да я не о том. Оно было спокойным? Или может, оно было искаженным от страха?
    – Пожалуй, оно было спокойным и, как мне показалось, слегка удивленным. Как сказал парень из охраны, у него всегда было такое лицо, когда его спрашивали о дополнительных расходах на собрании.
    Джо потер подбородок, сложил руки перед собой и закрыл глаза. Эрик, видя это, тоже прикрыл глаза и принялся тихо сопеть. Незаметно он задремал. Когда Эрик проснулся, часы уже показывали двенадцать. Джо стоял у кровати и смотрел в пол широко открытыми глазами.
    – Извини, шеф, сморило меня. Сам встал в ночное дежурство в комнате Семена и не выспался.
    – Когда было прошлое собрание? – отрешенным голосом спросил Джо.
    – Я не знаю, – удивленно ответил Эрик.
    – Срочно надо узнать, – Джо сел за терминал и через несколько секунд с шумом выдохнул. – Двадцать шестого мая.
    – И что это нам дает? – спросил Эрик, все еще лежавший на кровати.
    – Собрания проводятся раз в полгода, а это значит, что предыдущее собрание было двадцать шестого декабря. В день, когда была сделана запись.
    – Что-то я не совсем тебя понимаю, шеф...
    – Каждое собрание записывается, в архивах станции можно найти записи всех собраний начиная с самого первого. Обычно они длятся по пять-шесть часов. Есть вероятность, что запись с участием Евгения Норта была сделана как раз во время собрания. Очень удачное время для опасного разговора, ведь станция пустеет, все собираются в конференц-зале. Возможно, нам удастся определить собеседника казначея, – Джо сделал несколько тапов по экрану. – А вот запись последнего собрания. Хэм, проснись!
    Окуляры робота немедленно вспыхнули.
    – Ты звал меня, Джо?
    – Звал. Перекинь мне на терминал досье глав департаментов, мне нужно срочно проверить несколько деталей.
    – Сейчас сделаю, Джо.
    Пока Хэм подключался к терминалу, Джо торопливо запустил запись.
    – Смотри, время разговора казначея приходится на вторую половину собрания, значит, нам повезло.
    На записи был виден большой зал с множеством сидячих мест, низенькой сценой и трибуной. Большинство мест пустовало, и Джо сразу мотнул на интересующее его время. В зале уже было людно, за трибуной стоял Фарид и зачитывал вслух какой-то документ.
    – Вот и момент истины, друзья, – тихо проговорил Джо. Он ткнул пальцем в экран, и терминал послушно увеличил изображение ряда кресел, где сидели главы департаментов. – Ну вот, в момент разговора казначея с неизвестным в ряду глав департаментов пустовало два кресла. Выводы мы можем легко сделать сами.
     
                – Герман сейчас занят, – секретарь, серьезная женщина лет пятидесяти, оценивающе смотрела на Эрика и Джо.
    – Девушка, – Эрик мило улыбнулся. – Вы только скажите Герману, что пришел Эрик Рауф с очень важной информацией. И все, большего я от вас не прошу.
    – Ну, хорошо, я попробую... – секретарь важно поднялась и скрылась за дверью в глубине приемной.
    – Забавно, – протянул Джо, – это уже третий секретарь на этой станции, который не пользуется интеркомом.
    – Может он у них не работает?
    – У Фарида в кабинете точно работал.
    Секретарь вернулась и жестом пригласила гостей войти:
    – Он вас примет.
    – Спасибо, – кивнул Эрик.
    В кабинете первым делом в глаза бросилась большая картина, занимающая чуть ли не целую стену, а на противоположной стороне – стеллаж с множеством наград. Под наградами стоял стол с терминалами.
    – Здравствуйте, друзья, – Герман поднял голову от экрана. – Слушаю вас, но прошу, давайте побыстрее. Сами понимаете, в связи с последними событиями у нас тут настоящий завал.
    – Думаю, мы ненадолго, – серьезно сказал Джо.
    – Отлично, ну так что вы хотели мне сообщить?
    Эрик демонстративно указал на Джо и встал сбоку от стола.
    – Мы хотели спросить вас, хорошо ли вы помните свою работу в Серой Гавани?
    – Вы наверно ошиблись, – Герман снова опустил голову к терминалу. – Я там никогда не работал.
    – Это ложь, – легко возразил Джо. – Вы работали в Серой Гавани начальником лагеря, и за это были даже награждены. Любопытен тот факт, что одновременно с вами там находились некие Фарид Георгиев и Евгений Норт, правда, в несколько ином статусе.
    Герман нервно дернул плечом и внимательно посмотрел на Джо:
    – Что вы от меня хотите, я же говорил у меня дел не в поворот...
    – Я знаю, что вы убили Олега Лихачева и Фарида Георгиева.
    – Чушь, – наносная вежливость и учтивость слетела с Германа. – Это полная чушь.
    – О нет, это не чушь, – Джо хмыкнул. – Видите ли, я могу доказать, что это вы убийца.
    – Немедленно покиньте мой кабинет, – Герман судорожно сжал кулаки.
    – Не спешите. Давайте вспомним запись, которую вы забрали с терминала Олега Лихачева, – Джо решил не тратить времени впустую. – Да, я сумел раздобыть эту запись. Вы считали, что раз вас не видно и практически не слышно, то вы в безопасности? Однако оборудование из моего специального набора помогло мне определить ваш голос на записи со стопроцентной точностью.
    Эрик удивленно приподнял бровь, но Джо кинул ему предупреждающий взгляд.
    – Глупости, я даже не знаю что на том видео, – Герман смотрел на Джо в упорво
    Но Джо проигнорировал слова Германа.
    – Олег Лихачев был убит точным ударом в сердце. Удар пришелся ровно между пятым и шестым ребром. Мы могли бы допустить, что это случайность, если бы второе убийство не было выполнено так же филигранно. Жертве воткнули в глаз кинжал, да так, что жертва даже не успела сообразить, что находится в опасности. Мастерство убийцы впечатляет. И честно говоря, догадаться, что это вы, не составило  особого труда. Профессиональный военный, да еще с такой наградой, – Джо встал, приблизился к стеллажу и указал рукой на медаль в форме двух перекрещенных клинков, – Аззиноты. Кажется, ее дают за победу на армейских соревнованиях по владению холодными видами оружия. Доказать, что вы убийца было сложнее. Но и с этой задачей мы справились.
    – Ты все еще не сказал – зачем мне было кого-то убивать, – презрительно скривил рот Герман.
    – О, одну секунду, – Джо поднялся и стал внимательно осматривать кабинет. Затем прошелся вдоль всех стенок, пристально в них всматриваясь и, наконец, остановился, дойдя до стола Германа. – Вы так спрятали это, что я, чуть было, не засомневался, – Джо открыл большую секцию, стоявшую под столом, и вынул оттуда сразу четыре бутылки виски. Поставив их на стол, Джо с улыбкой посмотрел на играющего желваками шефа СБ. – Вот за это ты и убил их.
    – Он убил всех за несколько бутылок виски? – удивленно спросил Эрик.
    – Нет, конечно, – Джо укоризненно посмотрел на Эрика, – речь идет о сотнях бутылок виски. Как мы все знаем, на Канберре качественный алкоголь стоит действительно больших денег. У кого-то из них троих созрел план, как подзаработать на незаконной перевозке алкоголя с Земли на Канберру. Как они организовали и наладили эту систему мне неизвестно, могу рассказать лишь то, что произошло на Асгарде.
    – Сгораю от нетерпения услышать вашу историю, – съязвил Герман. Он казался спокойным, однако капелька пота, выступившая на левом виске, выдавала его.
    – Это же так просто, добиться власти двум... трем мошенникам, – Джо пристально смотрел в лицо Германа. – Которые еще и умело поддерживают друг друга. Прямой связи с Землей на станции нет. Крепко обосновавшись здесь, вы подчистили биографии Евгения и Фарида, благополучно избавив их от свидетельств уголовного прошлого.  Как же вы допустили прокол с записью?
    Герман промолчал. Его лицо расслабилось, и теперь казалось, что он даже наслаждается этим разговором.
    – Герман, пойми, мне не нужно твое формальное признание, – Джо кивнул Эрику. – Согласно уставу космической дисковой станции Асгард, если станция остается без руководства, то управление на себя берет старший по званию, то есть, теперь управление станцией переходит под контроль полковника Эрика Рауфа.
    Глаза Эрика округлились, но к счастью Герман в этот момент пристально смотрел на Джо.
    – Значит, ты хочешь снять меня с должности? – тихо проговорил Герман.
    – Снять с должности. Затем провести обыск на складе. Особенное внимание мы уделим транзитным товарам. И очень даже вероятно, что ящики с алкоголем будут уже вскрыты.
    Джо взял одну из бутылок виски и ехидно сказал:
    – Вы настолько были уверены в собственной безопасности, что даже не потрудились удалить лишние этикетки и наклейки. Эрик, прошу засвидетельствовать, на этикетке написано, что отпущена эта бутылка в «Лавке Джемесона» в Дублине.
    Эрик лениво кивнул.
    – Все продумал, да? – Герман кинул осторожный взгляд на Эрика и неспешно повернулся к Джо.
    – Сомневаешься? – Джо улыбнулся.
    – Нисколько.
    – И правильно, не с твоим умишком играть в такие игры. И Фарид и Евгений были в разы умнее тебя, – Джо пренебрежительно смотрел на Германа. – Единственное, что я пока не знаю, так это где ты прячешь нож, но я уверен, что в ходе обысков мы его обязательно найдем. Вряд ли ты сумел спрятать ножик достаточно хорошо.
    – А я его и не прячу, – Герман улыбнулся и вынул из своего ботинка завернутый в серую ткань кинжал. – Нет никакой необходимости скрывать мою гордость, трофей, который я лично добыл в бою.
    – Обычный ножик, – Джо равнодушно пожал плечами. – Но вы правы, он имеет серьезное значение, но только как доказательство вашей виновности.
    – Только вам это теперь не поможет, – Герман стряхнул материю с ножика, и рванулся вперед, пытаясь через стол дотянуться до Джо. Джо от удара уклонился, а в следующую секунду на Германа набросился Эрик. Он нанес несколько ударов, а затем заломил Герману руку, вынуждая его выпустить ножик.
    – Вот теперь дело точно раскрыто, – со вздохом заключил Джо и, повернувшись к Эрику, спросил, – Твои люди на местах?
    – Конечно, шеф, – бодро ответил Эрик. Он сидел на спине Германа, удерживая его за руки. – Все как договаривались.
    – Отлично. Пусть берут под контроль помещения СБ, и сажайте этого типа в камеру, если конечно на этой станции она есть. Я буду ждать тебя в своей комнате, – еще несколько секунд Джо слушал, как Эрик разговаривает со своим заместителем по коммуникатору. Устало потерев глаза, Джо покинул кабинет.
     
    Когда Эрик вошел в комнату Джо, он увидел друга сидящим перед терминалом. Хэм был на своем месте и внимательно следил за Джо. Тот громко проговаривал слова:
    «...Инспектор: Карим казнен.
    Елена: я знаю, дорогой. Теперь мы можем отдохнуть...
    Инспектор: О нет, еще не время. Мы погубили братьев, это правда. Но как же быть с наследством их?
    Елена: Наследство скоро станет нашим, любимый не переживай.
    Елена покидает комнату, инспектор остается один.
    Инспектор: Осталось ждать не долго. Как только деньги будут наши, отправлю я Елену вслед за мужем... 
    »
    – Как мрачно, – заметил Эрик.
    Джо устало повернулся к вошедшему.
    – Ничего не могу с собой поделать. Видимо профессия наложила отпечаток, – вздохнул Джо, затем собрался с мыслями и спросил. – Что-нибудь нашли?
    – Еще как нашли, – майор присел за стол, достал стакан и почти пустую бутылку виски. – Два больших контейнера. Оба были вскрыты и оба под завязку забиты алкоголем. Приблизительная оценка – четыре тысячи литров.
    – Не плохо. Что с Германом?
    – Да ничего, посадили его в камеру. Представляешь, местные безопасники настолько обнаглели, что использовали единственную на станции камеру под кладовую. Заставил их самих выгребать оттуда весь хлам.
    – Герман что-нибудь говорил?
    – Нет, шеф.
    – Вероятнее всего и не скажет, – подал голос Хэм. – Его психология устроена таким образом, что уязвленная гордость не позволит ему ничего сказать.
    – Соглашусь с железным лбом, – улыбнулся Эрик.
    Джо кивнул, затем стал медленно просматривать свою пьесу. Через несколько минут он беззвучно зашевелил губами, вчитываясь в пьесу, затем принялся тихо бормотать, выправляя неровности. Эрик повертел в руках стакан виски и спросил:
    – Шеф, а вы знали, что он попытается вас убить?
    – Я делал все, что бы он попытался, – сказал Джо, не отрывая взгляда от экрана. – Я старался надавить на его самолюбие и гордость. Я был уверен, что этот тип носит ножик с собой либо прячет неподалеку. А когда мы убедили его, что он разоблачен, было вполне закономерно, что он попытается отомстить мне.
    – А зачем вы сказали ему, что я полковник? – поинтересовался Эрик.
    – Затем, что Герман по званию подполковник. Нам не удалось бы полноценно надавить на него, если бы он был уверен в своей власти.
    – Как вы догадались, что они занимаются контрабандой виски?
    – Да очень просто. По фрагменту записи, что мы смотрели, было ясно, что казначей участвовал в каком-то деле, очевидно незаконным. Ведь за безобидную информацию казначей не стал бы платить большие деньги. А какой еще бизнес кроме контрабанды можно наладить на периферийной станции, которая ничего не производит, только обслуживает космические грузовики и лайнеры? При осмотре комнаты и кабинета казначея я нашел заполненные алкоголем бары. Стоимость содержимого каждого бара в наших условиях равняется целому состоянию. Фарид продемонстрировал мне такой же переполненный бар у себя в кабинете. В комнате администратора я не был, но ты мне рассказал, что бар был и там. Найдя подобный тайничок в кабинете Германа, я удостоверился, что моя мысль не была ошибочной. Сопоставив все факты, мы получили контрабанду.
    – Лихо, а Фарида он зачем убил? Они же так долго и успешно работали вместе.
    – Вероятно, сработал страх разоблачения, – вклинился Хэм. – Скорее всего, после разговора с Семеном Фарид заволновался и решил обсудить этот вопрос со своим подельником. Когда Семен вывалил на него много информации, которую они упорно скрывали, это вероятно вынудило Фарида осторожничать. Он позвонил Герману и пригласил его к себе. Когда Фарид обрисовал ему всю ситуацию, Герман убил администратора, надеясь, что на нем цепочка прервется и до самого Германа никто уже не доберется. Кстати, Лихачева он убил только страховки ради, чтобы никто больше не узнал про запись.
    – Круто рассуждаешь, Хэм, – восхитился Эрик.
    – В основном это мысли Джо, – признался робот, – я просто помогал ему обобщать информацию. У меня был другой вопрос. При полном анализе этого дела нашлась несостыковка. Почему Евгений Норт не обратился к своим подельникам за помощью, когда его начали шантажировать?
    – Это я как раз понимаю, – улыбнулся Эрик. – Я думаю, Евгений знал, что за человек Герман. Казначей его просто боялся, поэтому он платил деньги шантажисту и помалкивал. Что мне не понятно, так это зачем Фарид позвал Джо, когда обнаружился труп Лихачева.
    – Думаю, он не ожидал, что я так резво вцеплюсь в это дело. А может, считал, что мы не договоримся, когда будем обсуждать материальный вопрос. Да мало ли вариантов, – сказал Джо и задумчиво покосился на пустую бутылку виски. – Им стало ясно, что я сделаю все, чтобы разобраться в этом деле. И тогда они взялись вставлять мне палки в колеса. А когда не получилось, решились на жесткий вариант... Там виски больше не осталось?
    – На складе еще полно бутылок, – расплылся в улыбке Эрик.
    – Это вещьдоки, – с серьезным лицом сказал Джо. – Исключено.
    Он растерянно озирался по сторонам, словно что-то ища, потом сказал:
    – Иди и займись пока своими делами. Я намерен закончить эту пьесу сегодня, и придется мне это делать без виски, – привычный к странному нраву друга Эрик поднялся и направился к выходу.
    – К чему такая спешка, шеф? – бросил он на ходу.
    – Нужно чтобы эту пьесу поставили в местном театре до моего отлета.
    – А ты куда-то собрался? – Эрик удивленно замер у самой двери.
    – Да, полечу с тобой до Канберры, а оттуда на дальние рубежи. Денег у меня полно, благо пенсия от бюро позволяет жить безбедно.
    – Зачем? – тупо спросил Эрик.
    – Не смогу я тут нормально работать, – Джо устало покачала головой, – мне теперь все напоминает об этом деле. А это откладывает отпечаток на всем, что я пишу. Почитал бы ты мои первые работы после выхода на пенсию...
    – Ну, я даже рад, что мы полетим вместе, – сказал Эрик, расплывшись в улыбке.
    – Вижу, что рад, – буркнул Джо. – Иди, давай. И загляни к Семену, скажи, чтобы он зашел ко мне сегодня часов в восемь.
    – Сделаю, шеф, – гаркнул Эрик, но Джо уже повернулся к роботу.
    – Хэм, топай сюда. Мне нужно, чтобы ты посмотрел последний акт.
    – Конечно Джо, – робот неспешно поднялся и подошел к терминалу. Несколько секунд у него ушло на чтение и оценку.
     Это полный бред, Джо, – наконец заговорил Хэм, – но может из этого что-нибудь и получится.

  Время приёма: 20:14 02.06.2011