17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

Автор: eg_ro Количество символов: 25111
16 НЕ человек-10 Финал
рассказ открыт для комментариев

g031 Неудачная охота


    

     Брюс вошел в город затемно, когда солнце последними уже бликами ложилось на угрюмые серые крыши домов.
     Да, здесь мало что изменилось. Складывалось ощущение, что четвертый конфликт практически не затронул этот большой, пусть и столь далекий от столицы, город.
     Не было здесь развалившихся домов; выгоревших дотла останков величественных строений; посреди дорог Брюс не увидел ни одного обломка от обстрелянных Повстанцами зданий, как в других городах. Война обошла это место стороной. Людям, жившим здесь, несказанно повезло. Они не так напуганы, не так раздавлены, как другие, к которым конфликт пришел со зверской улыбкой на лице и в полном своем облачении.
     Едва Брюс появился на главной улице, как редкие прохожие, утомленно бредущие по домам, стали оборачиваться, перешептываться, чуть ли пальцем на него не указывать.
     Ну что ж, значит, знают, с кем имеют дело. Значит, понимают, что городу грозит опасность.
    
     Местный шериф оказался бодрым толстячком в замшевом костюме и с добродушной улыбкой на лице. Интересно, как он смог сохранить такую доброжелательность на фоне всего произошедшего в мире. Тут два варианта: либо до безобразия глуп, либо так же, до безобразия, силен духом.
     - О, Брюс, - всплеснул шериф руками, встречая гостя,  - а мы вас ждали, ждали. Очень ждали, так сказать. Мы без вас тут, сами понимаете, не справимся. Да что вы встали-то? Вы присаживайтесь, присаживайтесь.
     Расторопными движениями толстячок подвинул к детективу стул и устремился в сторону шкафа, где, как принято, располагался мини-бар.
     - Вы виски уважаете? – спросил он, придирчиво рассматривая бутылки всех цветов и размеров. – Да-да, понимаю. Ах, вот. Ну, конечно же!
     Шериф выхватил из мини бара два пузатых стакана и разлил в них нечто розоватого оттенка. На виски это явно не походило.
     Брюс, уже держа в руке стакан, осознал, что с того момента, как зашел к шерифу, он не сказал ни единого слова.
     - Значит так, - вновь начал толстячок, залпом оглушив свой напиток. – Я шериф Клайв. Для вас – просто Клайв. Вы в курсе вообще, что у нас тут происходит?
     Толстячок замолчал, ожидая ответа.
     А ведь сильно волнуется шериф этот, подумал Брюс. Ой, как сильно. Уверен, что при подчиненных и при народе он эдакий достойный, непоколебимый шериф. А сейчас что? А сейчас городу грозит опасность, и Клайв ну никак не может скрыть своего волнения. Чересчур много говорит, пьет и  слишком сильно суетится.
     - В курсе, - ответил Брюс, взбалтывая в руке стакан и так и не решаясь отпить хоть чуть-чуть.  – Я почуял, что у вас тут творится еще на подходе сюда. Кстати, очень жаль, что у вас с машинами в город не пускают. Это что за нововведение такое?
     - Ну, а зачем тут машины-то? – растерялся Клайв. – От одного конца города, сами понимаете, до другого – рукой подать. Да и дороги после конфликта такие, что попробуешь на машине проехать – себе дороже выйдет. Вы лучше скажите, что делать-то нам?
     - Так, - Брюс прикрыл глаза, сосредотачиваясь, - зараженных пока что четверо?
     - Да, - Клайва нисколько не поразило чутье собеседника. Привык уже, что чуйки все знают заранее, обо всем осведомлены.
     Повисло молчание. Слух улавливал только топот последних прохожих на улице, легкий шелест ветра, да скрип приоткрытого окна в доме напротив.
     Брюс открыл глаза, поставив так и не тронутый напиток на стол, и уверенно произнес:
     - Ну, так показывайте. Надо ведь знать, с чем имею дело.
    
     На старые выцветшие ступени валилась побелка, будто снег с грязного неба. Обшарпанные стены пропахли влагой и сыростью. Массивную дубовую дверь украшал амбарный замок.
     Глаза еще не привыкли к темноте, и Брюс ориентировался по запахам. А вот как здесь, ни разу не споткнувшись, двигался шериф, он ума не мог приложить. Видимо, часто тут бывает.
     Все четверо сидели где-то в углу. Обхватив колени руками, тряслись и что-то бормотали под нос. Первые признаки заражения налицо: лихорадка, неприятный запах, сопровождающиеся полубредом. И, самое главное, все тело у них начало покрываться волосами. Начиная от кончиков пальцев, заканчивая шеей.
     Ран не было видно, но Брюс чувствовал в воздухе сладковатый аромат грязной крови.
     Потому таких, как он, и называют чуйками. Отделять запахи, чувствовать едва уловимые оттенки вкуса – вот, что требуется любому детективу. Тем более такого уровня, как Брюс.
     Хорошо хоть, что эти четверо только на первой стадии заражения. Потом начнут буйствовать. И дверь эту, поставь на нее хоть три амбарных замка, выбьют, даже особых усилий не прилагая. Дальше же - еще хуже. Только это уже зависит от типа заражения. А в этом детектив еще не разобрался. По первым признакам дать окончательный диагноз невозможно, а ждать дальнейшего – уже безрассудство.
     Шериф остался у двери, не стал заходить. Запах плохо переносит, подумал Брюс, сморщившись от вони, которая душным комом подступала к горлу.
     Смотреть здесь больше не на что.
     - Все, можно их больше не мучить, - сказал Брюс, выйдя из подвала.
     - То есть? – округлил глаза Клайв.
     - Что то есть? – раздраженно переспросил детектив. – Убейте.
     - Как убить? – не унимался тот. – Люди ведь.
     - Хах, - усмехнулся Брюс, поражаясь наивности шерифа. – Не люди они уже.
     
     Клайв не мог скрыть волнения и, заложив руки за спину, отмерял шаги от одной стены кабинета до другой.
     - И что же эт такое-то, а? Порча какая-то или проклятие?
     Сев на прежнее место, Брюс все-таки сделал глоток розоватого напитка, чтобы заглушить запахи душного подвала, неприятным дурманом осевшие на языке.
     - Укус, - коротко выдал детектив. Покрутил бокал в руке и выпил все залпом. Не так уж это розовое пойло и плохо.
     - Кого укус? Где укус? – остановился шериф, выжидающим взглядом прожигая Брюса.
     - Не знаю, - честно признался чуйка, сложив руки на животе и вытянув ноги. – Первые признаки у всех схожи. Может быть как укус химеры, так и монтрикоры. Или грифона. Может, гарпии. Полно вариантов.
     - И что ж делать-то? – озабоченно почесав подбородок, вымолвил шериф.
     - Давайте по порядку. Расскажите мне, что это за люди и когда были найдены.
     - Это президент Охотничьего объединения города и его друзья. Люди видели, как они сидели в пабе. Напились, сами понимаете, прилично, - Клайв продолжил нарезать круги по кабинету. – Потом пошли по домам, наверное. А, может, и, сами понимаете, по девочкам. Вот по дороге от паба к западным воротам их и нашли. Без сознания, сами понимаете. Все в порезах жутких. Ночью-то дело было. Никто ничего и не видел. А с утра-то, сами понимаете, когда нашли, они уже шерстью покрылись, потные все, и бормочут черти пойми чего. Ну, мы дабы обезопаситься их и упрятали. А потом я и вас вызвал. Чтобы разобраться, так сказать.
     Брюс, не перебивая, дослушал до конца и задумчиво взглянул в окно. Уже совсем стемнело, луна скрылась за тучами, и дороги освещали только одинокие, поросшие грязью, фонари. Людей больше не было слышно. Все наслышаны, что в городе такая беда, слухи ведь быстро распространяются.
     - Охотничье объединение, говорите? – спросил детектив, закинув ногу на ногу. – Интересно. И на кого же они охотятся?
     - Тут много всякого у нас. Горы рядом, сами понимаете, лес километрах в двадцати.
     - Я спрашиваю, на кого охотятся, а не где.
     Шериф, наконец, перестал мельтешить перед глазами, сев в свое кресло. 
     - Ну, на медведей всяких там,- неуверенно произнес он. – Птичек, наверное. Может, на оленей…
     - То есть сами не знаете?
     Клайв сжал губы и уткнулся взглядом в стол. Для него не знать о чем-то в собственном городе – сильный удар по самолюбию. Он ведь шериф, а шериф должен быть осведомлен обо всем.
     - Нет, - выдавил он.
     - Завтра, значит пойдем к вашим охотникам, пообщаемся.
     Шериф с грустным видом встал со стула, пожал детективу руку и сообщил напоследок.
     - Выйдете отсюда, прямо напротив увидите гостиницу. Там вам место зарезервировано, фамилию только назвать надо. Все. Завтра в девять жду вас у себя.
     Детектив пожал протянутую руку и вышел из здания.
     Выспаться, как следует – первоочередная задача, ибо завтрашний день обещает быть непростым.
    
     Позавтракав в прилегающем к гостинице пабу, Брюс заказал чашку кофе.
     У детектива была странная и непонятная другим чуйкам традиция: каждое утро он кидал кости. Чем больше выпадет – тем удачнее будет день. Этот странный ритуал никогда не подводил Брюса. Две шестерки выпало ему лишь единожды, в тот день, когда он познакомился с будущей женой. Да, и в самом деле, самый счастливый день жизни.
     Сегодня же результат не оправдал ожиданий. Кости показали цифру три.
     Брюс не стал унывать. Он, конечно, верил в этот ритуал, но никогда не относился к нему слишком уж серьезно.
     Выпив кофе, он тут же отправился к шерифу, который, оказывается, уже ждал гостя.
     В новом, фисташкового цвета костюме, скрывающем все недостатки фигуры, Клайв выглядел донельзя солидно.
     - Далеко идти-то? – спросил Брюс, мысленно удивившись внешнему виду шерифа.
     - Да чего тут ходить-то? Все рядом, все близко, - ответил Клайв, добавив зачем-то. – У западных ворот.
     Солнце только начало вставать над городом, когда шериф и детектив вышли на главную улицу.
     Фасады зданий давно покрылись мелкими змейками трещин, на дороге тут и там виднелись выбоины и ямы, фонари склонялись к земле, будто в предсмертном поклоне.
     И все-таки город выглядел ухоженным и вполне цивилизованным. Если сравнивать с другими местами страны, по которым конфликт ударил в сотни раз сильнее.
     Здание Объединения охотников не отличалось изящностью и казалось обычным жилым домом. Один из многих в этом квартале. Только невзрачная, покрытая пылью, табличка указывала на истинное назначение этого заведения.
     Шериф вошел в дверь, не постучавшись. Брюс поразился, как изменил поведение толстячок. Такой суетливый, расторопный и чудный во время их первой встречи, сейчас он выглядел совсем иначе. Уверенный, со строгим взглядом, нахмуривший брови и как будто даже окрепший, шериф выглядел настоящим справедливым и строгим хозяином. Поразительно, как один и тот же человек ведет себя с разными людьми.
     Большая овальная комната полнилась охотников. На многочисленных софах, диванчиках и креслах расположилось с два десятка человек. На стенах, как и предполагалось, висели трофеи, начиная от типичных рогов и заканчивая перьями диковинных птиц.
     Ароматы пороха, древесины и табака смешались здесь в причудливое сочетание, свойственное только таким местам.
     Все охотники мигом, как будто их застали за чем-то неприличным, вскочили со своих мест. Здесь с шерифом шутить не принято, подумал Брюс, создал-таки он себе нужный имидж. Похвально.
     - Можно сесть, - махнул рукой Клайв. – Кто сейчас у вас за главного?
     - Пока не выбрали, - сказал один из мужчин, казавшийся самым старым и опытным охотником Объединения.
     - Ладно. Знакомьтесь, это Брюс. Он чу… детектив.
     Брюс кивнул головой, сделав вид, что не обратил внимания на нелепую оговорку шерифа.
     - Сейчас он задаст вам некоторые вопросы, - продолжил Клайв. – Сами понимаете, после того, что стало с вашим президентом, вы должны быть в первую очередь заинтересованы в том, чтобы детектив получил самую полную информацию. Все ясно?
     Все по праву восприняли вопрос как риторический. Шериф еще одним грозным взглядом окинул присутствующих, будто проверяя напоследок всем ли ясно. Потом, повернувшись, кивнул Брюсу. Мол, твое слово.
     Детектив сразу перешел к делу, задав интересовавший его вопрос. И впрямь, зачем все эти ненужные вступления?
     - На кого охотились? Грфионы? Гарпии? Или еще чего похлеще?
     Вопрос потряс присутствующих, некоторые начали тихо перешептываться, другие просто удивленно уставились на Брюса.
     Ответил снова тот же старый охотник. Охотничья шляпа украшала поседевшую уже голову, будто нарочно подчеркивая умудренность и жизненный опыт ее владельца.
     - Детектив. Вы прекрасно понимаете, что мы ни за что не пошли бы на такой шаг…
     - К черту, - перебил Брюс. – Давайте не будем обманывать ни меня, ни себя. Вас никто не обвиняет. Всякое бывает. Но нам надо разобраться в случившемся, ясно?  И если надо, то я буду спрашивать вас до тех пор, пока вы не сдохните от моей назойливости.
     - Детектив, как вы могли даже предположить, что…
     - Я еще раз повторяю. Не надо парить мозг. Говорите все, как есть. Если вам это поможет, скажу, что ваши семьи, ваши соседи и друзья все еще в опасности. И чем быстрее вы расскажите мне, что произошло, тем лучше будет для всех.
     Молчание. Брюс присел на один из свободных стульев и выжидательным взглядом осмотрел окружающих.
     За его спиной негодующе пыхтел шериф.
     - Мне придется запретить все виды охоты, - откашлявшись, сказал он. – И закрыть ваше Объединение. Извините, что побеспокоили. Пойдемте, детектив.
     Брюс начал уже было вставать, как старый охотник остановил его.
     - Ладно. Присядьте.
     Шикарная логика у людей. Когда говорят, что их семьям угрожает опасность - никак не реагируют. Едва намекнули, что прикроют всю эту контору и запретят охоту – тут же спохватились. Вот что значит одержимость своим хобби.
     Брюс плюхнулся на место.
     Старик смотрел прямо перед собой, не отводя взгляда.
     - Я пытался их отговорить, поверьте.
     - Верю, - кивнул детектив. – Грифоны?
     - Нет, - покачал головой охотник. – Гарпии. Только не спрашивайте, как так получилось. Обычный спор. На слабо, так сказать.
          Брюс чуял, что старик сказал правду.
     - Как всегда.
     - Что еще вы хотели узнать? – старик все еще смотрел в одну точку. Трудно ему далось решение рассказать детективу о происшедшем.
     Брюс не ответил, повернулся к шерифу и кивнул в сторону двери.
     Клайв с детективом пошли к выходу, не произнеся ни слова.
     - Мы вернемся,  - сказал Брюс, выходя вместе с шерифом.
     Напоследок он заметил, что сейчас все взгляды в овальной комнате сосредоточились на старике в ковбойской шляпе. Кто смотрел с уважением, кто с негодованием, кто-то даже с сожалением.
     Но все понимали, что охотник сделал то, что должен был. Его решение не оспаривалось.
    
     Солнце поднималось над крышами, пуская лучи света в не зашторенные окна.
     - Что же теперь делать, детектив? – в очередной раз спросил шериф, аккуратно прикрыв за собой дверь.
     - Надо собирать добровольцев и идти к гарпиям.
     - То есть?
     - Как будто вы не поняли? – нахмурился Брюс. – Охотники убили гарпию. В тот момент, когда вся стая спала. Иначе бы они не ушли оттуда живыми. Все, что произошло – обычная месть. Теперь каждое полнолуние они будут спускаться в город.
     Шерифа пробил озноб, когда он представил, что на его город регулярно будут совершаться нападения.
     - Так что ж они, царапают и люди в них превращаться начинают?
     - Типичный вопрос. После четвертого конфликта, когда не только люди, но и все существа подверглись влиянию радиации, - Брюс практически наизусть зачитывал учебник по современным формам жизни, - все существа, от гарпий до химер, заразив кровь человека, обращают пострадавшего в себе подобного.
     Гарпии вообще особенно опасны, подумал детектив. Превращение протекает интенсивней, особенно если зараженные – мужчины. Они ведь фактически должны превратиться в женщин. Но самое жуткое – получить заражение от королевской гарпии, отличающейся белым оперением. Здесь превращение происходит почти мгновенно, в течении сорока восьми часов. Представьте, какие муки сопровождают подобные мутации.
     Да, жуткое, наверное, зрелище. Но королевская гарпия обычно не выходит из своего гнезда, что очень и очень обнадеживает.
     - И что делать-то? – не унимался шериф, оторвав детектива от размышлений.
     - Я же сказал. Собирать добровольцев и идти к гарпиям.
     - Зачем?
     - Вы дурак или прикидываетесь, - вскипел Брюс, уставший от дурацких вопросов толстячка. – Просить прощения. Другого выхода нет.
     - Что значит просить прощения? За что?
     Детектив еле сдержал поток слов, готовый вот-вот вырваться на шерифа всеми возможными нелицеприятными фразами, которые Брюс помнил.
     - За то, что была убита одна из гарпий, - стараясь не нервничать, произнес он, затем уточнил. – Иначе нападения людей продолжаться до бесконечности. Гарпии мстительны до невозможности. Собирайте людей. И идите во главе, как главное лицо города. Извинитесь от имени всех жителей. Может, вас простят.
     - А если нет?
     - Об этом лучше не думать.
     Шериф вконец растерял всю прежнюю уверенность и настойчивость. В нем вновь просыпалась его истинная сущность.
     - Но я так не могу! – всплеснул он руками. – У меня семья! У меня дети! Как они будут без отца?
     - Вы лучше подумайте, как вы будете без детей, если на них нападут.
     - Да никто и не согласится, - пропустив фразу Брюса мимо ушей, продолжал шериф. – Люди не пойдут на верную смерть!
     - Значит, идите один.
     - Что? – Клайва прошиб пот, лицо покраснело, а руки покрылись пятнами. – Да как вы можете? Вы что, не понимаете? У меня семья, дети!
     - Еще раз повторяю. Если нападут на ваших детей, вы будете сожалеть куда больше.
     - А как же город? Как я оставлю мой город? Как они тут без меня? Кто будет порядок наводить? Нет-нет, этот вариант отпадает!
     - Дело ваше, - сказал Брюс, двинувшись по дороге, назад к гостинице.
     - Что значит мое? Я вас нанял! Это ваша работа! Ни копейки не получите…
     Толстяк подбежал к детективу, схватил за руку.
     Он снова поменялся в цвете, будто хамелеон. Теперь лицо шерифа побледнело, руки затряслись.
     - Вы должны понять, - прошептал он. – У меня семья, дети. Я не могу так…
     - Просто признайтесь, что вы трус, - не выдержал Брюс.
     - Я утрою гонорар, если вы пойдете к гарпиям, - жалобно выдавил из себя шериф.
     На самом деле, не самая простая ситуация, мысленно прикидывал Брюс. Деньги, предложенные Клайвом и так были очень и очень большими. А тут утроить. Можно будет бросить к чертям эту профессию. Купить домик где-нибудь в сохранившихся пригородах Малибу и жить с семьей долго и счастливо.
     А с другой стороны, жена и дети, как уже заметил шериф. Стоит ли игра свеч?
     Хотя, опять же и людей жалко. Нельзя оставлять их в такой ситуации, когда жизнь всего населения города под опасностью.
     Но как же маленькая Хейлин? Сможет ли она жить без отца? Как она перенесет его утрату, если все это закончится не самым удачным образом.
     Брюс, нахмурив от напряжения брови, рассуждал еще с минуту.
     Потом кивнул уже чуть ли не плачущему шерифу.
     - Только добровольцев соберете вы. Не меньше четырех  человек. Один я не пойду.
     - Да-да, конечно, - расцвел Клайв. – Это было бы слишком безрассудно с вашей стороны. Я сделаю все, что полагается. Может, еще какие-то пожелания? Все, что уго…
     - Помолчи, - брезгливо поморщился Брюс, еле сдерживая смесь жалости и отвращения, вызванные поведением шерифа. – Я пойду отдохну. В пять часов дня жду у гостиницы.
     Детектив сплюнул на землю и двинулся по дороге, стараясь не обращать внимания на рассыпающегося в благодарностях шерифа.
     
     Детектив с самого начала чуял, что все закончится плохо. Да, чуял, но сам старался подавить в себе эти знания. Ведь тройной, черт возьми, гонорар. Это не шутки.
     Брюс с добровольцами поднимались по скалам, ногами цепляя еле державшиеся камни. Крошили и без того мелкую щебенку, градом спадавшую к подножию горы.
     На самом деле добровольцами присутствующих назвать было сложно. Два осужденных, которым обещали помилование, если все пройдет гладко. И тот самый седой охотник в ковбойской шляпе, благородный и умеренный опытом мужчина, чувствовавший на себе ответственность за происшедшее.
     Все поднимались молча, погрузившись в собственные мысли. О помиловании, о тройном гонораре, о справедливости.
     Вчетвером у них есть хотя бы ничтожные шансы выжить, если гарпии настроены чересчур агрессивно. Вдвоем, как предполагалось изначально, когда на призыв помочь откликнулся лишь старый охотник, идти было бы слишком глупо. И даже наивно, полагал Брюс.
     Подниматься становилось все сложнее: руки ослабли, пульс учащался, дыхание сбивалось. Но все шли. Все так же, молча, не жалуясь.
     Охотник указывал дорогу к гнезду короткими движениями рук. Когда послышались крики гарпий, солнце уже скатывалось к горизонту.
     Они появились во всей своей красе, полуженщины-полуптицы. Кривые, будто отражавшиеся в обломках зеркала, лица. Безобразные, испещренные шрамами, тела.
     Брюс знал, что эти уродливые сознания потрясающе умны, что говорят чаще всего афоризмами или просто витиеватыми фразами, и мысленно был готов к диалогу. Но такого начала он предположить не мог никак.
     - Знаешь ли ты, человек, что месть – блюдо холодное, - прокричала одна из гарпий, жутко коверкая слова.
     - Мы пришли с миром, - зачем-то вставил один из заключенных.
     Брюс бросил на него грозный взгляд, и тот тут же умолк.
     - Что есть призыв к прекращению войны, если не покаяние, - просипела одна из гарпий и хрипло откашлялась. По интонациям и содрогающемуся животу можно было предположить, что она смеется.
     - Слышали ли вы, что сладчайшая месть – это прощение, - начал Брюс заученными заранее фразами.
     - Око за око, - парировала одна из гарпий.
     - И скоро весь мир ослепнет, - продолжил фразу детектив.
     - Мы мстим не просто так, человек. Вы ошиблись, и мы должны поквитаться.
     - Я понимаю. Но вы наверняка знаете старое изречение о том, что если собираешься мстить, выкопай две могилы.
     - Ты угрожаешь нам, человек?
     - Нет. Я лишь пытаюсь доказать вам, что месть ни к чему не приведет. Я пришел просить прощения. За весь город. Вы знаете, что открытая война приведет к потерям с обеих сторон. Зачем нам это?
     На самом деле, Брюс лукавил. Какие потери, если на место одной убитой гарпии встанет пять, шесть зараженных людей. Это будет игра в одни ворота. Потому они и здесь. Надо договориться, иначе не миновать окончательного поражения.
     В этот момент из-за спин гарпий выплыла она.
     Никакого уродства: ровные линии тела, красивая грудь. Даже лицо ее прекрасно, пусть нос и немного длиннее, чем положено, это не вызывало отвращения, наоборот, придавало некую изюминку.
     Королевская гарпия сияла красотой. Белые перья за спиной казались почти что ангельскими.
     - Мы простим вас, человек. Простим всех.
     - Спасибо… - хотел уже был произнести заготовленные слова благодарности Брюс, как его перебили: 
     - Но. Все присутствующие здесь станут нашими жертвами. Выбирай, человек. Либо вы четверо, либо ваш город.
     Заключенные рванулись вниз по скале, едва гарпия договорила. Поняли, что положение безвыходно.
     Только вот добежать им было не суждено. По правде говоря, они и ста метров не преодолели.
     После этих злополучных ста метров они были уже не людьми. Гарпии настигли их быстро. Слишком быстро, чтобы кто-то мог успеть скрыться.
     
     - Вот видите, я задала ненужный вопрос, - чертовски обворожительно улыбнулась королевская гарпия. – Я забираю вас в жертву. И прощаю людей.
     Брюс раздумывал не больше секунды. Но сколько вопросов он задал себе за это время.
     Бежать? Стать трусом, как шериф? Или умереть, оставаясь мужчиной? Старик уже принял свою участь и молча дожидался мщения, чем я хуже?
     Нет-нет, что за глупые мысли, а как же малышка Хэйлин. Любимая и единственная дочка.
     Но ведь отсюда не убежать. Гарпии быстрее. Шансов нет. Лучше остаться здесь и принять свою участь, чем всю жизнь сожалеть о трусливом побеге. И что я раздумываю вообще?
     Жена не справится, не сможет заработать на достойное существование.
     Но ведь отсюда не скрыться. Какой толк пускаться в побег от неизбежного?
     Нет-нет. Снова нет. Хватит.
    
     Брюс плохо помнил, как добрался до гостиницы. Все вокруг казалось бредом. Он помнил, как падал, как порезался спиной о камни. Как бежал, не замечая ничего вокруг.
     И только теперь, придя в себя, детектив понял, насколько был глуп.
     Вот она, открытая рана.  Порез от когтя гарпии. Кровь пульсирующими толчками выхлестывалась наружу.
     И что теперь?
     Почему-то вспомнился момент, который, казалось, был еще в прошлой жизни.
     - Как убить? – недоумевал в той, прошлой жизни, шериф.
     - Хах, - отвечал тогда Брюс. – Не люди они уже.
     Да, теперь он на их месте.
     Скрываться, бежать? Или сдаться шерифу? Еще раз делать выбор между жизнью и смертью? Идти к гарпиям, стать одной из них и жить нечеловеческой жизнью или все-таки умереть человеческой смертью?
     Брюс бросил на стол свои счастливые кости. Выпало девять.
     Ну что ж, значит, сегодня мне повезет, думал он, выходя из паба. Как детектив туда попал, он уже и не помнил. Все, как в бреду.
     Жди, маленькая Хейлин. Папа будет рядом, будет оберегать до последнего твоего дня, будет помогать во всем.
     Повезет. Мне повезет, думал бывший уже детектив. Гарпии примут меня. Ведь мне выпало девять. Счастливое число. Я чую. Повезет. Несомненно.
     Уже двигаясь в стороны скал, Брюс заметил, что кровавую рану украшает белое перо.
    

  Время приёма: 11:22 14.04.2010