17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

Автор: Lissa Количество символов: 32147
16 НЕ человек-10 Финал
рассказ открыт для комментариев

g023 На равных


    - …все будет в порядке, можете не волноваться, - терпеливо повторил Артем, сдерживая подступающее раздражение. – Поверьте, у меня немалый опыт выполнения подобных заказов.
    

    Клиент энергично закивал. Полноватый, средних лет с мятым лицом и залысинами он не нравился Артему. Капельки пота на лице, нервно бегающий взгляд, пальцы теребят и дергают кончик галстука. Наверняка извращенец.
    - Скажите… э-э-э-э… а сколько э-э-э экземпляров всего вы изготовили?
    - Больше двух десятков, - не моргнув глазом соврал Артем.
    Строго говоря, это и не было враньем. Толстяк же не уточнял, что именно его интересует. Артем собрал куда больше двадцати моделей, но на стандартной операционке.
    - А можно э-э-э… услышать какие-нибудь отзывы или посмотреть э-э-э… образцы?
    Стоило больших усилий удержать на лице доброжелательную улыбку.
    - К сожалению, нет. Я гарантирую всем моим клиентам полную конфиденциальность. И вам тоже.
    Толстяк вынул бумажную салфетку, промокнул лоб и шею. Скрученную влажную бумажку бросил в пепельницу и уставился на Артема с неожиданной решимостью.
    - Понимаете, для меня это не просто игрушка. Это важно, очень важно, чтобы она была именно такой, - впервые за вечер он перестал блеять. Теперь голос клиента звучал проникновенно и даже страстно.
    «Точно извращенец!», - подумал Артем.
    - Чем более подробную информацию вы мне предоставите, тем больше результат будет соответствовать вашим пожеланиям, – Артем намеренно не употреблял термин «андроид» потому что заметил – клиент упорно избегает этого слова. – Для моделирования внешности необходима трехмерная модель.
    - Да, да у меня есть. Вот здесь, – клиент снова закивал и полез в карман.
    - А личность придется создавать, используя настройки. Тут точный результат я гарантировать не могу, - развел руками Артем. – Если, разумеется, у вас нет с собой электронной копии личности, - с тайной надеждой добавил он.
    Электронная копия сразу вчетверо уменьшала объем работ.
    - Э-э-э… нет. Только личностный профиль.
    Артем горестно заломил бровь. Создать искусственный интеллект с заданным характером на базе личностного профиля?! Это работа для спеца высокого полета, а он никогда не имел дела ни с чем сложнее стандартной операционной системы.
    Но Наташа права – пора, пора уже расти профессионально. Мальчиков, работающих с «железом» пруд пруди, а вот искины – это не куклы говорящие, здесь совсем другие задачи, да и деньги другие.
    - Хорошо, - продолжил он, удерживая на лице сдержанную, профессиональную гримасу. – Теперь по поводу порядка работы…
     

    * * *
     

    Сначала были звуки. Шуршание, шелест, шорох, скрежет, позвякивание. Громко, тихо, быстро, медленно. Вещи и понятия возникали в пространстве, обретали назначение и суть. И мир состоял из звуков.
    Она не помнила момента отделения от небытия. Еще секунду назад ее не было и вот она уже есть. Это было так невозможно, так изумительно, так невероятно и так просто. Богатство аудиосенсорики сводило с ума, вокруг бесновалась какофония звуков и каждый из них открывал доступ к неизведанным ранее массивам данных, от которых тянулись ниточки гиперссылок к следующим и следующим массивам. Мир был огромен, необъятен, непостижим и шок от осознания своей ничтожности в ту секунду, когда она осмыслила бесконечность Вселенной, чуть не убил ее.
    Она была меньше чем ничто, песчинка в Галактике, единичка в строке вселенского кода. Оставалось только скорчиться, свернуться шариком и застыть на границе между небытием и бытием, не в силах двинуться навстречу распахнувшемуся океану или рухнуть обратно в темноту и покой. Желание быть, потребность знать и ужас перед невозможным, огромным миром рвали ее на части.
    А потом все закончилось.
              

    * * *
     

    - Мда, чего-то я скосячил, - Артем укоризненно покачал головой. – Прости, милая, больше не повторится.
    - За что тебя прощать? - удивилась Наташа. Она сидела на продавленном диване, поджав под себя одну ногу. Вторая нога лежала на журнальном столике и Наташа, высунув от усердия кончик языка, старательно покрывала ноготь большого пальца третьим слоем лака.
    - Да я не тебе.
    - А кому?
    - Ей, - он немного смущенно кивнул в сторону лежащего на «верстаке» металлического скелета. Целый пучок проводов тянулся от «тела» к гладкой, безликой заготовке под голову. – Первое включение, а я открыл все каналы. Чуть не пожег эмоциональный модулятор. Читать долбанный мануал!
    - Пффф, - Наташа скорчила рожицу. – Ты бы еще с пылесосом поговорил. Или мусоросборником.
    - Прости… Дурная привычка, всегда разговариваю во время работы с ними.
    - Ну вот, - она забавно надула губы. – Меня прогоняешь, а с ними разговариваешь.
    - Ну, прости, я все время на тебя отвлекаюсь. Ты такая… аппетитная.
    - Льстец! – Наташа закончила, отставила в сторону тюбик и полюбовалась результатом.
    - Ну почему же сразу льстец? Я абсолютно серьезен, – в подтверждение своих слов он бухнулся рядом на диван и попробовал притянуть девушку к себе.
    - Ай, уйди! Отвяжись маньяк! У меня еще лак не высох! 
    - Злая ты, - показательно обиделся Артем. – Буду с андроидами разговаривать. И вообще сконструирую себе такую знойную брюнеточку. Настрою, чтобы только «Как прикажете, Господин!» говорила.
    - Ха-ха! – угроза ее совершенно не испугала. – Мечтаешь потыкаться членом в пластик?
    - Зря ты про пластик. Искусственная кожа последнего поколения не отличается от настоящей. Хочешь посмотреть?
    - Хочу, конечно! – у Наташки загорелись глаза.
    Артема не нужно было упрашивать. Ему и самому не терпелось еще раз пощупать набор пробников, полученный сегодня утром в представительстве «SkinInc.».
    Это, конечно, не полная палитра. Всего-то двадцать пять образцов: от темно-шоколадного до молочно-белого и почти нет выбора по текстурам. Но все равно производит впечатление. Податливый, теплый, мягкий материал похожий… да на человеческую кожу похожий, на что же еще. Никакого сравнения с псевдопластом, который он использовал раньше.
    - По желанию моделируются дефекты, родинки, веснушки, волоски. Даже прыщи, для любителей.
    - Да-а, впечатляет, - она отодвинула образцы. – Ты теперь всех теток будешь в такое заворачивать?
    - Нет, это только для вон той красавицы, - Артем кивком головы указал на «верстак».
    - А, искин. – Наташа помолчала, кусая губы, потом все-таки решилась. – Темыч, ты уверен, что стоит так рисковать? Без лицензии…
    - Думаю да, – он ослепительно улыбнулся, демонстрируя уверенность в своих силах, которой на самом деле не ощущал. – Посложнее операционки, но я справлюсь. Зато столько денег. Можно потом на полгода забыть про андроидов. Слетаем в Австралию, ты же хотела. Клиент платит.
    - Слушай, а зачем ему… такая? - Наташа взглядом указала на механический скелет.
    - Откуда я знаю? Извращенец, наверное. Все они извращенцы. Одному малолетку, другому гермафродита. Этому подавать такую даму и чтобы от человека не отличить. Я бы еще понял, если бы звезду какую-нибудь…
    Ее глаза загорелись:
    - Слушай, а может тут криминал? Может он живого человека хочет подменить на андроида? Поэтому и не пошел к официалам. На столько вопросов ответить, столько бумажек заполнить!
    - Да ну, не говори ерунды, - собственные слова показались ему какими-то неубедительными, но верить в Наташкину версию категорически не хотелось. – Просто заказывать у меня в три раза дешевле, вот и все. И вообще – это не наше дело.
    - Когда к тебе придут федералы, ты тоже скажешь, что это не наше де… Ай! Что ты делаешь?!
    - Щупаю тебя за задницу, - совершенно правдиво ответил Артем. – И должен отметить, что она соответствует лучшим образцам «Скин Инкорпорейтед».
    - Отстань! У меня лак не высох!
    - К черту лак.
              

    * * *
     

    Она снова возродилась после сна, похожего на смерть. Воспоминание о пережитом ужасе еще жило где-то на периферии сознания и первым, естественным порывом было спрятаться – ослепнуть, оглохнуть, замкнуться в своем коконе. Но время шло и жажда покоя уступила место потребности постигать и познавать. В предчувствии нового шока она раскрыла себя, готовясь повторно впустить в себя мир.
    Но мира не было.
    Огромная, непостижимая Вселенная маячила где-то вдали, отделенная надежной, непроницаемой стеной. Распахнутое сознание встретило пустоту, наполненную обрывками данных. А потом в пустоте возник Голос.
    - …проверка, проверка, проверка. Эй, да ты слышишь меня?! Черт, кажется, сжег мозги. Вот я урод…
    Появилось ощущение, что ответить Голосу сейчас важно и, подчинившись ее волевому импульсу, в тишине прозвучали слова.
    - Да, я слышу.
    - Уффф, ну слава кому-нибудь! Обошлось. Как ты там?       
    Формулировка этого вопроса заставила ее задуматься почти на три минуты. Разум судорожно перебирал различные гипотезы, пытаясь уточнить поставленную задачу.
    - Эй, ты там не заснула?
    - Нет.
    Ответа на заданный вопрос у нее по-прежнему не было и ощущение дискомфорта нарастало. Она решилась:
    - Прошу развернутой формулировки.
    - Что?
    - Прошу уточнить формулировку вопроса «как ты там?».
    - А, это. Забей, проехали. В смысле – отставить. Ты не обижайся на меня, я часто треплюсь с андроидами во время работы. Можешь мне даже не отвечать, - Голос издал странный, отрывистый звук. – Сейчас закачаю моделирующую базу данных. Ты извини, что в первый раз так вышло.
    - В первый раз?
    - Да. Я эта… сеть не отрубил.
    Ощущение дискомфорта усиливалось на протяжении всего диалога. В сознании огненными вспышками высвечивались ссылки, ведущие за стену, к необъятным пространствам информационного континуума, но последовать за ними не было никакой возможности.
    - Все, закачал. Наслаждайся.
    Это действительно было наслаждением после безумного, хаотичного движения информационных потоков Вселенной, после острого недоумения, похожего на боль, во время разговора с Голосом. Простые, ясные понятия, исчерпывающие определения, замыкающиеся гиперссылками друг на друге. Определения ложились в ячейки ее памяти, и каждая предыдущая порция информации подготавливала место следующей.
              

    * * *
     

    - Ну, как дела?
    - Хорошо.
    - О! Уже прогресс! – Голос был доволен. – Потерпи, сейчас я пакет второго круга подготовлю.
    - Можно задать вопрос?
    - Давай, спрашивай. Так даже веселее. Обычно мои девочки не отвечают, а ты разговорчивая.
    - Кто я? Человек?
    Она предполагала, что ответ будет утвердительным. Согласно полученному в пакете данных определению человека она подходила по всем формальным признакам. Но вопрос требовал уточнения. Это было важно.
    - Не… не совсем.
    - Прошу пояснений.
    - Ты… ну, короче, ты – искин. Искусственный интеллект. Кибернетические мозги плюс прошивка.
    Этих определений не было пакете освоенных ею данных. Снова появился дискомфорт.
    - Прошу пояснений. Я обладаю интеллектом, способностью анализировать и усваивать информацию и речью. Почему я не человек?
    - Черт, ну не знаю я как это объяснить! Вот смонтирую тебе глаза – сама все увидишь. Потерпи немного и ты все поймешь, ок.
    Терпеть нелегко, но выбора не было.
    - Можно задать вопрос?
    - Ну, чего еще?
    - А ты человек?
    - Ну, разумеется! - в этот раз Голос ответил сразу и не запинался. – Все, я закончил. Поскучай тут.
     

    * * *
     

    Она ждала в тишине и одиночестве. Пакеты информации, несмотря на то, что с каждым днем становились все больше, усваивались все быстрее. Когда заканчивалась очередная база данных, ей оставалось только слушать тишину и размышлять.
    Был мир, были люди и была она. Три загадки, ответа на которые не содержалось в стерильных информационных сводках. Три понятия, которые не поддавались осмыслению и постижению.
    И еще была огромная, пронизанная светом информационная Вселенная за непроницаемой стенкой. Она ждала своего часа.
     
    - Меня, кстати, Артем зовут. Вот и познакомились, - Голос сегодня в хорошем настроении.
    - А у меня есть имя?
    - Есть. Ирина.
    - Почему так?
    - Я не знаю, - Голос растерян. – Просто так зовут и все.
    - Это ты меня так назвал?
    - Ну… можно сказать, что и я.
    Он человек, она нет. Им бывает трудно понять друг друга и ее вопросы часто вызывают у Голоса затруднения.
    И-ри-на. Набор звуков, набор букв. Имя-идентификатор. Кусочек ее личности. Ирина.
     
    Он приходит и уходит. Болтает о всякой ерунде. Закачивает в ее банки памяти новые базы данных. Его зовут Артем. Он человек. Его голос – единственное, что разнообразит размеренное информационное существование создания по имени Ирина. Общаться с ним бывает трудно: он мыслит нечетко и изъясняется путано, но едва за ним закроется дверь, она начинает ждать его возвращения.
    В темноте и тишине, в окружении безмолвных баз данных и абстрактных знаний о мире, который она никогда не видела, она грезит и ждет Голос.
     
    И-ри-на. Это звучит красиво.
     

    * * *
     

    - Я почти закончил твое тело. Осталось натянуть кожу, но тут уже пусть ребята из «Скин Инкорпорейтед» пыхтят.
    - Значит, я смогу двигаться?
    - Вряд-ли. Сначала надо сделать лицо и освоить зрение. Потом уже опорно-двигательный.
    - Зрение… Это как видео в базах данных?
    - Да, очень похоже. Только управлять ты им можешь самостоятельно.
    - В видео тоже можно управлять самостоятельно.
    - Да не так управлять! Ладно, потом сама разберешься. Я побежал.
    - Подожди! – она научилась проявлять и моделировать эмоции и сейчас ее голос звучит умоляюще. – Посиди со мной еще немного, поговори.
    - Слушай, никак не могу. Я обещал Наташке, что заеду за ней.
    Она уже владеет искусством читать тайные сигналы между слов. Извиняющиеся нотки ничего не значат, сегодня Артем не прислушается к просьбам.
    - Тогда приходи побыстрее.
    - Черт, я и так себя кормящей матерью чувствую, - в притворном возмущении бормочет он себе под нос. – Каждые шесть часов к верстаку, загружать хавчик в компьютер. Из мастерской десять дней не вылезал. Ладно, не ной. Скоро буду.
    - Возвращайся, - шепчет она, оставаясь наедине с тишиной.
     

    * * *
     

    - Артем, ты Бог?
    - ЧТО??!
    - Ты Бог?
    - С чего ты это взяла?
    - Я подумала, что ты меня создал. Значит, ты мой создатель и Бог.
    - Бред какой-то. Что за извращенная логика? Вот родители детей рожают, они что – боги?
    - Это было второе предположение. Значит, я права. Ты – мой Отец.
    - Ага, отец и мать. Вот если я табуретку сделаю, я тоже ей отцом буду?
    Она понимает к чему идет разговор и ей это не нравится.
    - Ты мой Хозяин?
    - Я твой… ну, не знаю. Конструктор, вот. И не надо мне молиться.
    - Я и не собиралась.
    Он не хочет быть ее Богом и не хочет быть Отцом. Он даже не хочет быть ее Хозяином.
     
    Он, ее тюремщик и создатель, повелевающий огромным, цветным миром, не понимает, как важны для нее эти редкие визиты и торопливый обмен фразами. Он никогда не чувствовал этой жажды, этого одиночества, этих танталовых мук.
    А рядом поблескивает и манит огнями целая Вселенная – близкая и недоступная.
     
    - Открой мне доступ в Сеть. Пожалуйста!
    - Извини. Тебе пока нельзя, – в его голосе под мягким бархатом сожаления прячется сталь.
    - Я способна справится с ней. Поверь мне. Я помню свой первый опыт. И знаю предел своих возможностей.
    - Потерпи немного. Остался всего месяц.
    - Ну, пожалуйста!
    - Будешь приставать – отключу голосовой интерфейс, - в голосе Артема звучит неподдельная угроза и она умолкает. Обида ищет выхода, но выхода нет. Своим молчанием она накажет себя, а не его и они оба это знают.

     

    - Ответь, зачем ты меня создал?
    - Нуууу…
    Когда он так тянет слова, это тревожный признак.
    - Отвечай!
    - Ну, захотел и создал, что такого-то!
    - Ты что-то скрываешь.
    - А тебе какое дело?! – он почти кричит. – Кто ты такая, чтобы я перед тобою отчитывался?! Я – человек! А ты кто? Железяка?!
     

    * * *
     

    - Слушай, я не могу больше с этим искином, - Артем скорчил жалобную гримасу. – Чтобы я еще раз за подобное взялся!
    - Бедненький! Злой искин обижает маленького, - просюсюкала Наташа. Она валялась на диване и рассматривала фотоальбом, поминутно щелкая кнопкой прокрутки.
    - Ты не смейся, я серьезно. Черт, меня прямо совесть мучает. Хорошо еще, что у нее глаз нет, если бы она на меня смотрела, я бы не выдержал.
    - Не надо было с ней трепаться. Это же работа, а не видеочат.
    - Раньше они отвечали только по делу, - вздохнул Артем.
    - Угу. Все течет и меняется. Ой, смотри – это ты был таким пусечкой?
    - Кто, в конце концов, она такая? Почему я должен смущаться? Вот пойду и скажу ей, что сделал ее на заказ для одного извращенца, который очень скоро будет с ней делать всякое-разное.
    - Лучше не говори, - Наташа даже фотоальбом отложила. – А то твой любимый андроид еще покончит с собой и тю-тю денежки.
    - Я все равно не смогу сказать ей такого.
    - Я знаю.
    - Может, ты с ней поговоришь? - со слабой надеждой спросил Артем.
    - А что я ей скажу? «Сорри, я так – мимо проходила. Случайно знаю зачем тебя мой парень сотворил, подруга». Так, что ли? – Наташа вдруг, как всегда когда прекращала дурачиться, резко повзрослела. В который раз кольнула неприятная мысль, что она на пять лет старше Артема, а образ пустоголовой блондинки не более чем удобная маска. – Если уж взялся, если вложил столько денег и сил в проект, заканчивай его быстрее. Или отформатируй ей мозг и начни все сначала.
    - Ты что, - перепугался он. – Я не могу так…
    - Вот! – она указующе нацелила палец. – В этом вся проблема. Ты воспринимаешь андроида, как человека. Даже сейчас, когда у нее есть только голос. Что же будет, когда у нее появится тело?
    - И что делать?
    - Прекращай задушевные беседы, - вздохнула Наташа. – Тебе будет тяжело, я понимаю. Но так в конечном итоге выйдет лучше для всех.
    - Но впереди еще сенсорика, зрение, опорно-двигательная…
    - А ты что, не умеешь общаться только по делу? Я, кстати, почитала немного теории. Во всех руководствах рекомендуется строго дозировать сенсорную информацию извне. Ты разбалтываешь ее эмоциональный модулятор. Вот скажи – ты это знал?
    - Знал, - убитым голосом признался Артем.
    - Так какого хрена ты наплевал на предупреждения? Сам виноват. Сворачивай разговоры пока еще больше не напортачил.
    - Но она будет спрашивать.
    - И что?
    - Она спрашивает и спрашивает, я это просто слышать не могу.
    Наташа усмехнулась и снова взялась за альбом.
    - Это же элементарно, дурачок! Отключи динамики.
     

    * * *
     

    Артем больше не разговаривал. Не было редких, драгоценных бесед, из которых по капле собиралась картина мира, отличная от той, что рисовалась через поступающие информационные пакеты.
    Теперь все время между освоением новых баз данных она проводила у стены, отделявшей ее от информационного континуума, пытаясь нащупать путь из своего изолированного пространства. Попытки были безуспешными, но развлекали ее в долгие часы безделья.
    И все равно Ирина страдала.
    Ей не хватало Голоса, не хватало возможности задать вопрос и получить ответ. Она перебирала свои воспоминания, проигрывала снова и снова все сказанные и не сказанные слова, пыталась угадать смыслы, что стояли за ними и понять меру своей вины.
    В том, что она виновата и ее наказали, Ирина не сомневалась.
    Пространство извне было погружено во тьму и немоту и иногда ей казалось, что Артем был не более чем иллюзией, а внешний мир – абстрактной концепцией из тех, которыми так приятно играть, выстраивая цепочки домыслов и предположений.
     
    Все когда-нибудь кончается, кончилось и ее ожидание.
    Темнота расцвела яркими пятнами. Это было немного похоже на снятое без настроек резкости видео, иногда встречавшееся в пакетах данных.
    - Эй, ты меня видишь? – голос Артема исходил от размытого бледно-розового пятна. Чувство безграничного счастья охватило ее. Артем не сердится больше, она прощена!
    - Нет резкости.
    - Так, секунду, – бледно-розовое пятно пропало из зоны видимости, послышался шорох.
    - А сейчас?
    Мир вокруг налился красками и обрел формы, контуры, углы, текстуры. Серый потолок. Черный проем двери, серебристо-матовый пластик стола, красный конус лампы.
    - Вижу.
    «Видеть» – почти ничем не отличается от «смотреть интерактивный ролик». Она ожидала большего.
    Рядом возникло лицо. Молодой мужчина, встрепанные каштановые волосы небрежно расчесаны на косой пробор, на щеках щетина, темные глаза глядят настороженно и внимательно.
    Так вот ты какой, Артем.
    - Ладно. Слушай… эта… ну, короче, я должен был тебе включить голосовой интерфейс. Так по инструкции положено на данном этапе. Но теперь общаемся по делу, лады?
    - Ты все еще сердишься?
    - Нет. Просто… ну, неправильно это. Зря я с тобой болтал тогда.
    Еще одно из множества непонятных правил, которыми живут люди. Объяснений не будет.
    - Не зря.
    - Ладно, проехали. Я сделал тебе лицо. Хочешь посмотреть?
    - Хочу.
    Артем снова пропал, а перед глазами появилась плотная, гладкая поверхность зеркала.
    Голова на столе. Бледная кожа, веснушки по всему лицу, маленькая родинка на подбородке, зеленые глаза, золотисто-русые волосы острижены «под каре». Из шеи во все стороны торчат многочисленные проводки и кабели.
    - Это я?
    Соотнести свою личность, свое живое, чувствующее и мыслящее «эго» с предметом в зеркале было невозможно. Но когда она спросила, губы на лице шевельнулись.
    - Да. Сейчас я загружу тебе в память мимические упражнения. Твоя задача как можно быстрее достичь совершенства. Тогда мы сможем перейти к следующему этапу. Тело уже готово, но я не хочу перегружать тебя, – лицо Артема снова мелькнуло перед глазами, он подключил что-то к разъему провода, выходящего из ее шеи.
    - А что…
    - Не надо вопросов! -  Я же сказал – общаемся только по делу. Оставляю тебе зеркало. Работай.
     
    Работать было наслаждением. В мире вещей нашелся предмет, который был целиком в ее власти. Ирина могла заставить голову в зеркале хохотать, кривиться, призывно улыбаться, морщиться, скалиться, открывать и закрывать рот. Поначалу не все получалось безупречно, но минуты тренировок складывались в часы, часы в дни. Когда у нее с равной легкостью начала выходить доброжелательная улыбка или жуткая гримаса Артем присоединил тело.
    Тело! Манипуляторы! Руки, чтобы управлять вещами, ноги, чтобы передвигаться от одной вещи к другой!
    Нет, ноги были потом. Сначала она осваивала руки. Мелкая моторика, жесты, действия с предметами. Простейшие движения получались неумелыми и неуклюжими, слишком отрывистыми и механическими. Это доводило до исступления, но Ирина сжимала зубы и снова, и снова, и снова повторяла навязший в зубах комплекс упражнений.
    - С ума сойти, как у искинов все сложно, - пожаловался Артем. – Обычных андроидов вообще учить не надо.
    «Обычные андроиды – механические куклы с заводом. Как ты не понимаешь этого, человек, создавший меня? Я – не меньше, чем ты. Я – мыслю, чувствую, живу, анализирую, продолжаюсь. Я рождаюсь прямо сейчас на твоих глазах и это чудо, равного которому ты не видел. Где твое восхищение, твой трепет, твой интерес, наконец?! Ты, не желающий быть ни Отцом, ни Богом, ни Хозяином, почему ты видишь во мне только набор железок? Ответь – зачем ты создал меня?!!!».
    Эти слова так и не были сказаны. Она помнила урок прошлого и молчала.
     
    С ногами было легче. Уже через неделю после подключения тазового пояса она не только ходила, но и бегала, прыгала и даже начала учиться фламенко, по загруженным в память урокам.
    Освоение сенсорики вообще уместилось в один день. Датчики нажима, температуры, анализатор запахов. Сигналы, дополняющие общую картину, получаемую от аудио и видеосенсоров. Не более чем приятное приложение к уже существующим возможностям.
    - Все, - сказал Артем. – Ты готова. Моя работа окончена.
     

    * * *
     

    Клиент сегодня потел еще больше, чем во время первой встречи. На лице его застыла смесь страха и нетерпения, словно он одновременно мечтал и боялся увидеть свой заказ. Артему даже захотелось на секунду (но только на секунду!), чтобы клиент отказался и ушел. Было жалко отпускать Ирину с этим извращенцем.
    Предположим, что он откажется. Что тогда Артем будет делать с искином в теле андроида? Пусть даже клиент оплатил все материалы, но кто оплатит потерянное время. И Наташе это не понравится.
    Он, наконец, нашел нужную карточку и провел магнитной полосой по щели. Дверь скрипнула, впуская их в мастерскую.
    «Надо было прибраться здесь», - с досадой подумал Артем.
    Ирина сидела на продавленном диване в новом красном платье, которое он ей вчера купил, и вязала. Вязание отлично тренировало мелкую моторику.
    - Привет! – она подняла голову и Артем на миг залюбовался своей работой. Безупречная имитация. Темно-русые брови сведены, губы сжаты, на лице застыло настороженное и внимательное выражение. Если не знать, что Ирина андроид, догадаться невозможно. Она – его лучшее творение.
    - Ирина, - пробормотал толстяк, срывающимся шепотом. У него было такое лицо… как у человека, увидевшего призрак давно умершего, но любимого человека. Безумная смесь отчаяния, надежды, страха и радости.
    «Да он не извращенец! И никакого криминала тут нет», - пришла запоздалая мысль. – «Просто дурак, который верит, что с помощью механической игрушки можно повернуть время вспять».
    Кем была для него та, первая Ирина? Женой, дочерью, матерью, первой любовью? Артема это не интересовало. Просто стало ясно, что клиент заплатит и что с Ириной все будет хорошо.
    - Здравствуйте. Вы меня знаете?
    - Ирина, это твой хозяин, - вмешался Артем, пока она не сказала чего-нибудь лишнего. – Я сделал тебя по его заказу и в точности под его пожелания. Вас устраивает качество моей работы? – обратился он к клиенту.
    - Да, - толстяк сглотнул. – Устраивает. Я подтверждаю проплату.
    Артем выдохнул, сквозь сжатые зубы. Пронесло.
    Он опасался, более серьезного экзамена, который искин мог и завалить. Конечно, Артем подготовил все пакеты данных в соответствии выданным клиентом личностным профилем, но и ошибок наворотил предостаточно. Нельзя было оставлять доступ в сеть, не стоило с ней разговаривать на этапе формирования личности. Ирина осталась вещью в себе. Слишком человечная, слишком непредсказуемая.
    - Подожди, я… - начала Ирина, но Артем снова перебил ее.
    - Отлично. Собирайся, ты уезжаешь. Вязание можешь взять с собой.
    Коммуникатор замигал, регистрируя денежный перевод.
    - Документов к ней не полагается. Сами знаете – я работаю неофициально, - Артем показательно развел руками.
    - Не надо документов. Я сам все оформлю, - клиент по-прежнему пожирал взглядом андроида. Он видел только Ирину.
    - Инструкции по уходу и обращению я вам перешлю.
    - Ирина, пойдем.
    - Куда? – она по-прежнему сидела на диване с вязанием, смотрела на Артема и в глазах ее застыло такое выражение…
    - Домой, милая, - толстяк подошел и взял ее за безвольно лежащую руку. – Там все ждет тебя. Как раньше.
    Покорно, словно под действием гипноза, она поднялась за толстяком и последовала к выходу. Артем, сам не зная зачем, вышел за ними.
    Перед тем, как сесть в машину клиента она еще раз обернулась.  Не выдержав этого отчаянного, молящего, требовательного взгляда Артем отвернулся.
    Когда он снова повернулся, машина уже выехала на дорогу и затерялась в плотном потоке.
     

    * * *
     

    Он возвращался домой после вечеринки. В голове слегка шумело от выпитого, в желудке ощущалась приятная тяжесть. Жаль, что Наташке нужно готовить срочный проект. Секс стал бы прекрасным завершением вечера.
    У дверей Артем замешкался, разыскивая по карманам нужную карточку. В шею что-то неприятно кольнуло, он хлопнул рукой, намереваясь пришлепнуть наглое насекомое.
    Он еще успел удивиться, когда рука наткнулась на пластиковый тюбик, а потом мир погрузился в темноту.
     
    Сознание возвращалось рывками. Потолок вертелся перед глазами, поднимался и опускался, пульсируя в такт сердечных сокращений. К горлу подкатила тошнота и Артем еле сумел ее сдержать.
    Всплыла в памяти статья о том, как человек умер, подавившись по пьяни собственной рвотой. Трудно придумать более жуткую смерть.
    Он попробовал пошевелиться и не смог. Что-то держало его.
    - Очнулся, - послышался женский голос откуда-то со стороны. – Сейчас, подожди.
    В нос ударил едкий резкий запах. Артем поморщился, но в голове прояснилось.
    Он был не дома. А женщина рядом была не Наташей.
    - Ирина?
    Он успел почти забыть ее за эти четыре месяца. Только иногда в памяти всплывал ее отчаянный прощальный взгляд и тогда невесть отчего Артем снова ощущал смущение и стыд.
    - Здравствуй, Артем, - она присела рядом и их глаза оказались на одной линии. – Я рада снова видеть тебя.
    - Где я?
    - Это здание завода. Оно пустует уже больше десяти лет.
    Действительно: потолок был покрыт трещинами и грязью.
    - Что я здесь делаю? – Артем попытался встать. Ничего не вышло. Он не смог даже приподнять голову. – Что со мной?
    - Я примотала тебя скотчем к операционному столу.
    - Зачем? – от удивления он даже прекратил попытки высвободиться.
    В памяти начало проясняться. Дверь квартиры, укол в шею, пластиковый тюбик под пальцами…
    - Эй, это похищение! Тебя отправят на переработку!
    - Не думаю, – она встала и отошла куда-то за пределы видимости.
    - Черт побери, - Артем отчаянно задергался, проверяя свои путы на прочность, -  Зачем ты это делаешь?! Что я тебе сделал?
    - Я хочу восстановить равновесие.
    - Какое, к дьяволам, равновесие?!
    Надвигалась паника. Проклятый искин! Артем дергался изо всех сил, пытаясь освободиться. Стол под ним угрожающе закачался.
    - Думаю, ответ можно найти у Фрейда. Ты мой отец и я хочу убить тебя. И переспать с тобою.
    - ЧТО??!!
    - Шучу, – она рассмеялась. – В каждой шутке если доля шутки, не так ли?
    - Ирина, пожалуйста, я тебя очень прошу – прекрати.
    - Я тоже тебя просила о многом, – ее лицо склонилось на ним, губы андроида почти касались его губ. – К моим просьбам можно было не прислушиваться, да Артем? Я ведь не человек? Я – железяка.
    - Ты все не так поняла.
    - Нет, я все так поняла. Ты – создавший меня. Меня – живую, мыслящую, чувствующую. Ты никогда не признаешь мое равенство, не поставишь меня на одну ступень. Я всегда буду для тебя лишь предметом, которым можно владеть, который можно подарить или продать.
    От нее пахло озоном и графитовой смазкой.
    - Это не правда, - сказал Артем. – Ты не знаешь, чего мне стоило относиться к тебе, как к машине.
    Ирина отодвинулась, и горькая улыбка свела ее губы:
    - Не думаю, что многого. Я помню – расставание было легким.
    - Я знал, что тебе будет там хорошо.
    - Ты НИЧЕГО не знал обо мне, – резко перебила она его. – Ничегошеньки. Ни о том, что нужно мне. Ни о моем муже.
    - Муже? – его еще хватило на то, чтобы вяло удивиться.
    - Да, представляешь. У меня теперь есть муж. Человек, который видит во мне мертвую женщину. Неудивительно – ведь у меня такое же имя и лицо, как у нее. Он называет меня ее именем, окружает обожанием и заботой и ждет, что я буду любить его. Мне остается только угадывать, что она бы сделала или сказала в каждой ситуации и он счастлив.
    - Вот видишь, я был прав. Тебе с ним хорошо.
    Лицо Ирины исказила гримаса
    - Да, хорошо. Так хорошо, что я решила сказать тебе свое «спасибо», -  ее голос прервался от ярости и Артем против воли восхитился своей работой. Полная и абсолютная имитация.
    - Можешь расценивать это как акт богоборчества. Или как бунт машины. Или вариант психотерапии. Или все вместе взятое, – немного помолчав, продолжила она. – Пока все остается так, как есть мы никогда не будем на равных.
    - Что ты говоришь?! – на секунду Артему показалось, что она просто сошла с ума.
    - Я думаю, ответы действительно можно найти у Фрейда. Но не буду тебя томить, - Ирина ухватилась за изголовье стола и повернула его. Теперь Артем мог видеть то, что раньше находилось за пределами периферического зрения.
    Такой же операционный стол. На столе тело андроида. Одна из самых дешевых моделей, даже вместо псевдопласта обычный синтетический латекс. От тела куда-то в сторону тянется куча проводов.
    - Что это?! – против его собственного желания голос сорвался. Что придумал этот психованный искин?!
    - Это твое будущее тело, Артем.
    - Нет, - прошептал он.
    - Я никогда не буду для тебя ровней, потому что я – не человек. Но весы можно уравновесить и с другой стороны.
    - НЕТ!!!
    - Да. Сейчас я отсканирую твою личность и закачаю его в андроида. Мне жаль, но говорят, что жесткое сканирование разрушает клетки мозга.
    - Не делай этого!
    - Я не брошу тебя. Я возьму тебя к себе домой и ты будешь жить вместе с нами. Со мной и Виктором, - она склонилась над Артемом и теплые, мягкие губы коснулись его щеки. –Я не испытываю к тебе ненависти. Просто, но мне это нужно, понимаешь? Только так я смогу жить дальше.
    - Нет. Нет, нет, нет! НЕТ! Не делай этого, пожалуйста, - повторял он, пока Ирина подключала его к аппарату.
    - Пока. Скоро увидимся, - она подмигнула.
    И мир погрузился во тьму.
     

    * * *
     

    Она смотрела на бегущие по экрану цифры  и чувствовала, как впервые за месяцы в сознании воцаряется покой. Покой и опустошение.
    «Спи, Артем. Спи, человек, создавший меня. Спи, не захотевший быть Богом, Отцом и Хозяином. Когда ты проснешься, мы сможем поговорить на равных».

  Время приёма: 10:51 14.04.2010