17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

Автор: Anna Syrtsova Количество символов: 15662
16 НЕ человек-10 Финал
рассказ открыт для комментариев

g046 Не покидай


    

    - Ух ты! – круглолицая белокурая девчушка кубарем скатилась с лестницы и кинулась к красочным коробкам разложенным под елкой.
    - Отдай! Это мне! – подскочил к ней вихрастый мальчишка с нахальными смешинками в глазах.
    - С чего это тебе? – поджала губы девчушка, украдкой задвигая ногой прямоугольный сверток дальше под диван.
    - Я старше! – подбоченился брат.
    - А я младше! – показала язык девочка. – Старшие должны уступать младшим!
    - Чушь! – сморщил нос мальчик. – Младшие должны уважать старших!
    - Вот именно, - хихикнула малышка. – Уважать, а не отдавать все самое лучшее.
    - Ах ты, пятилетка мелкая! – мальчишка бросился на сестру, повалил ту на ковер и принялся щекотать.
    - А ты… А ты… - задыхалась от смеха девочка. – Зубокрылый носоглот!
    Внезапно мальчик перестал мучить сестру, побледнел, закашлялся и тяжело дыша привалился к дивану.
    - Позвать маму? – девочка подползла к брату.
    Тот отрицательно мотнул головой.
    - Сейчас, - прошептал он. – Сейчас все пройдет…
    Девочка прижалась к мальчику.
    - Хочешь, я отдам этот подарок тебе?
    - Нет, - слабо улыбнулся брат, - он твой. Небось там очередная кукла.
    Девочка горько вздохнула.
    - А Сауру у меня Данька отобрал.
    - Ох уж этот Данька, - тихо сказал брат. Нормальный цвет лица постепенно возвращался к мальчику. – Хочешь, поговорю с ним? По-мужски.
    Девочка с восторгом посмотрела на брата.
    - А ты, правда, можешь?
    - Я все могу, - уверенно отозвался мальчик.
    - Ой, а пусть он мне тогда еще и машинку вернет. Ну ту – пожарную с блестящим гидрантом. Твою. – Девчушка смущенно опустила глаза.
    - Ах вот куда она подевалась! А кто говорил – «не видела, не знаю»?, - попытался улыбнуться брат. Улыбка вышла кривой и грустной.
    - Только ты тогда забирай меня из садика, ладно? Тебе разрешат, ты большой, - и, помолчав, добавила: -  Уже в первом классе.
    - А кто дразнился зубокрылым носоглотом? – строго сдвинул брови мальчик.
    - Я же не серьезно!
    Брат поднялся, потрепал сестренку по голове.
    - Пошли завтракать. Чур, маме ни слова!
     
    ***
     
    Тихое шипение привлекло внимание Веры. В небольшое отверстие внизу двери, напоминающее лаз для кошки, просунулась рука с подносом.
    Вера поморщилась, но все же подошла и подняла свой обед. В герметичных контейнерах находилось хорошо прожаренное мясо, овощи, фрукты и даже десерт – крохотный трюфель, украшенный листиком мяты. И глянцевый белый прямоугольник с безликой машинной надписью «Приятного аппетита». Веру передернуло.
    «Брат заботится о тебе», - вспомнила девушка слова матери. – «Он всегда будет о тебе заботится».
    - Чертов псих, - пробормотала Вера, вскрывая контейнеры с едой.
    Осторожно обнюхав еду, девушка отщипнула кусочек мяса. Вера уже давно поняла, что брат не собирается ее травить, но никак не могла противостоять этой привычке.
    Покончив с обедом, Вера подошла к окну.
    Некогда стекло покрывала плотная матовая пленка, девушка уже давно отодрала ее. Со своего сто семидесятого этажа, она не могла видеть улицы и людей, но одна лишь мысль, что они там, почти рядом, придавала ей сил.
    «Птичка в клетке.
    В клетке птичка.
    Что же не поешь, сестричка?» - вспомнила Вера слова детской песенки.
    Солнечный лучик, пробившись сквозь плотные облака, заглянул в окно. Прочертил линию на полу, взлетел на пыльный стол, оттуда перебрался на книжную полку и там солнечным зайчиком запрыгал по корешкам книг.
    Судя по потрепанным томикам, пометкам на полях, сделанных ее рукой, в этой комнате девушка провела немало времени, но помнила лишь последние три месяца.
    Кроме этого Вера отчетливо помнила свое детство: жаркий прибрежный городишко, запах апельсинов и соленой воды, свой восторг при виде небоскребов, когда семья перебралась ближе к центру, пригородные домишки – просторные и не очень, уютные и совсем необжитые – на городскую квартиру у отца в то время не хватало денег.
     Они постоянно переезжали. Брат страдал редкой формой заболевания крови, и в поисках прогрессивного лечения семье приходилось исколесить полстраны. В то время активно пропагандировались новые технологии по клонированию человеческих клеток, выращивались улучшенные симбиоты, была заявлена технология производства био-оболочек…
    Настойчивость родителей была вознаграждена сторицей – после очередного экспериментального лечения брат полностью выздоровел, отец получил перспективную работу, и семья очутилась здесь – в просторном пентхаусе.
    А как Вера радовалась, получив наконец-то свою собственную комнату! Теперь эта радость казалась ей насмешкой судьбы.
    «Если бы родители только знали, какое чудовище они спасли…» - временами думала Вера, в глубине души понимая, что и тогда они бы сделали все возможное чтобы спасти своего сына.
    «Семья – это самое главное», - каждый день говорил отец за ужином. - «Что бы с тобой не происходило, ты всегда можешь рассчитывать на свою семью. Семья – твоя опора».
    А потом отец ушел. Не вернулся с работы, не позвонил, а через неделю, когда мать с братом сбились с ног в его поисках, прислал мейл – дескать, коллега ждет от него ребенка и он уходит к ней.
    Веру его предательство подкосило.
    «Сегодня тебе четырнадцать, ты мечтаешь о личном био-роботе, а завтра – ты мучительно пытаешься найти ответ на вопрос «почему?» - Вера отчетливо помнила, как хлопнула дверью, бросилась на диван и прорыдала всю ночь.
    Последующие события Вера помнила смутно. Она внезапно осознала себя стоящей посреди гостиной. Ее руки дрожали, сердце бешено колотилось, Вера задыхалась, словно недавно бежала. Возможно, так и было, потому что дверь распахнулась и в комнату влетел брат.
    Он обнял Веру за плечи и начал рассказывать жуткие вещи. Девушка не верила, отбивалась, рыдала и кричала, что он врет. Не может быть, чтобы родителей больше не было. Брат говорил что-то еще, но Вера не понимала, да и не хотела понимать, она бросилась в свою комнату, вытолкала брата за дверь, закрылась и запаролила вход…
    Неделю она не выходила и отказывалась от еды, а когда наконец захотела выйти, то не смогла.
    Брат сделал ее узницей в своем же доме.
    «Он просто свихнулся. Сошел с ума», - отстраненно думала Вера, рисуя на стекле геометрические фигуры. Стекло запотевало от ее дыхания, ромбы и квадраты получались уродливыми и кривыми. – «Рехнулся и решил удержать меня во чтобы то ни стало».
    Одно было не понятно, почему ее не ищут? Школьные друзья, дальние родственники – неужели никто из них ни разу не поинтересовался у брата где Вера?
    Много раз девушка пыталась выломать дверь, разбить окно… Герметичный пластик нано-стекла пружинил под ударами, запароленая дверь от соприкосновения с металлическими ножками стула даже не поцарапалась.
    Когда силы покидали ее, Вера ложилась на кровать и провалилась в сон.
     
    ***
     
    Программа «Последний человек» шла с восьми до десяти вечера. К этому времени Антон успевал прибежать с работы и начать готовить ужин.
    В этот раз человека нашли в Японии. Тонкий подросток дико озирался на камеры и пугливо передергивал плечами. Антону было его нестерпимо жаль, особенно учитывая, что того ждало в ближайшие два часа.
    Не смотря на неоправданную жестокость игры, Антон не мог не смотреть передачу – ТВ-сигнал фиксировался, его отражение считывалось с радужки, а отчет отправлялся на самый верх. Смотреть программу было принято, а значит обязательно.
    В последнее время живых людей находили все меньше, а их отлов и отстрел транслировали со всеми подробностями. Никакой цензуры – слишком редким стало это сомнительное удовольствие.
    «Смотрите», - говорил голос за кадром, - «какие они были хрупкие, неприспособленные к жизни, грязные, уродливые…» В голосе слышалось торжество и самодовольство.
    Антон поморщился.
    «Сам-то от них сильно отличаешься?» - мысленно обратился он к ведущему, нарезая салат.
    На экране всхлипывающий человек сыпал проклятьями в камеру.
    Стараясь не фиксировать увиденное в памяти, Антон наблюдал за мучениями юного японца.
    - На сегодня все! – радостно прокомментировал ведущий. – Ждем вас завтра у экранов. Не пропустите – следующая программа может оказаться последней. Людей почти не осталось!
    Пошли титры, затем экран замигал разноцветной рекламой.
    - Цвет глаз по вашему выбору! Все-все-все, у кого остались запрограммированные хозяевами парламенты внешности – приходите к нам. Ваша проблема – наше решение!
    Затем экран покрылся пульсирующими полосами:
    - Мы – гармоничный результат сочетания технологии и эволюции. Мы – лучшие из возможных представителей этой вымирающей планеты. С нами она вновь станет прекрасной, - вкрадчиво произнес красивый бархатный голос. – Если вам известны места нахождения людей, сообщайте. Впишите свое имя в новую историю.
    Антон с облегчением выключил экран – покрывающие одну из стен гостиной нано-трансляроты недовольно минули и погасли – и начал упаковывать приготовленную еду в герметичные контейнеры.
     
    ***
     
    - Понимаешь, сын, - отец взял мальчика за плечи и посмотрел ему в глаза. – Мы – семья. Сестра у тебя одна, ее нельзя обижать.
    - А че она?..
    - Не че, а что, - поправил отец. – Она девочка, тем более младше тебя. Ты должен оберегать ее и помогать, а не ругать…
    - Она порвала мою книгу, - перебил отца мальчишка. В голосе звенели слезы.
    - Ну-ну, - обнял его отец. – Тут мы, конечно, с матерью тоже виноваты. Ты долго болел, мы на много закрывали глаза. Но теперь все хорошо, - отец отстранил ребенка, - ты здоров и ты должен служить для сестры примером. Должен защищать ее…
    - Я защищаю, - насупился мальчик, - а она рвет мои книги. Купите ей био-робота, пусть она оставит меня в покое…
    Подошедшая мать охнула и всплеснула руками. Отец строго и, как показалось мальчику, встревожено посмотрел на нее.
    - Ты ее брат, она никогда не оставит тебя в покое, а ты никогда не оставишь ее, - спокойно и твердо сказал отец.
     
    ***
     
    Вера со злостью пнула дверь. Пульт ввода пароля пискнул и заискрился. Девушка отпрыгнула. Перебой в электропитании – ситуация редкая, но спасительная: все двери в здании автоматически разблокировались.
    Девушка высунулась в коридор – темно. Но это сущая ерунда по сравнению с манящей спасительной свободой.
    Вера на ощупь направилась к входной двери. Если она правильно помнила, а забыть за три месяца нереально, выход должен быть через две двери по левую сторону от ее комнаты.
    Толкнув нужную дверь, Вера очутилась в темном помещении. На лестницу это совсем не походило, и девушка уже собиралась выйти, когда на потолке вспыхнули лампы дневного света. Включился аварийный генератор.
    Вера замерла. Темно-фиолетовые драпировки на окнах, шкафы светлого дерева, графические рисунки в массивных рамах на стенах, фотографии на секретере, шелковый халат небрежно брошенный на спинку кресла… По ошибке девушка зашла в спальню родителей.
    К горлу подкатил упругий комок. Вера сглотнула и тут же задохнулась от ужаса.
    На кровати сидел брат. Поджав ноги и опустив голову на грудь, он словно изучал внезапно ставший безумно интересным узор на ковре.
    Он не обращал на Веру никакого внимания.
    Стараясь не дышать, девушка отошла к двери, ковер приятно пружинил под ногами. И тут ее взгляд зацепился за халат. Вернее за кудрявую макушку, возвышающуюся над спинкой кресла.
    Прерывисто дыша, Вера обогнула кресло.
    Она часто заморгала, не веря своим глазам – на кресле сидел ее брат. Такой, каким он был до своей болезни. Вихрастый, веснушчатый мальчишка с озорными искорками в глазах. Сейчас глаза невидящим взором смотрели прямо на Веру. Девушка опустилась на колени и прикоснулась к его руке. На глазах выступили слезы.
    Кожа ладони была сухой и холодной, но приятной на ощупь. Словно прикасаешься к кожаной сумочке.
    Глаза наполнились слезами. Боже, только не это! Нет, не может быть! Вера давно забыла, решила, что тот разговор родителей ей всего лишь приснился.
    Нет!!
    За что?!
     
     
    - Господи, за что?! – Вера приоткрыла дверь своей комнаты и в щелку увидела мать в изнеможении упавшую на диван. Та покачивалась из стороны в сторону, пряча лицо в ладонях.
    - Милая, успокойся, давай подумаем о словах врача, - отец стоял напротив нее, спрятав руки в карманах.
    - Нет, нет. Об этом не может быть и речи.
    - Дорогая, - отец сел на диван рядим с женой. – Это наш единственный выход. Запись человеческого сознания на матрицу процедура абсолютно безопасная и безболезненная. И в случае чего мы сможем…
    - Нет!! – мать вскочила с дивана. – Я не позволю!
    Отец сидел смотря на дверь Вериной комнаты. Девочка испугалась, что отец сейчас ее заметит, и, отпрянув от двери, нырнула под одеяло. Голоса стали смазанными и приглушенными.
    - … мы сможем закачать его…
    - Нет!! Ты слышишь меня – нет!!
    - Не будь такой эгоисткой. Подумай о Вере. Мы с тобой не вечны. Ты хочешь лишить ее брата?
    - Он уже не будет… - Вера услышала судорожный всхлип.
    - Будет.
    - Но он не вырастет! Не изменится!
    - Био-оболочки универсальны… и их можно менять…
     
     
    - Вера? – на пороге родительской спальни стол Антон.
    - Кто ты?! – девушка вскочила и схватила попавшийся ей под руку увесистый книжный том с ночного столика.
    Девушка поймала себя на мысли, что ей было гораздо легче смириться с мыслью, что её брат свихнулся, чем с этим
    - Я спросила кто ты?!
    - Я Антон, твой брат, - юноша сделал шаг к ней.
    - Не подходи! А он, - она махнула книгой на сидящую в кресле био-оболочку, - тоже мой брат? Или он? – взгляд упал на сидящего на кровати.
    Антон замешкался.
    - Прости, мне нужно давно было избавиться от них, но я… думаю, вы назвали бы это ностальгия… Мое создание подвергалось перекачке несколько раз и мне было приятно видеть более молодые копии самого себя.
    Вера задохнулась. Воспоминания шевельнулись в памяти.
    - Я не верила, - пробормотала девушка, - никто не верил, что это возможно…
    Антон ее понял, грустно кивнул.
    - Моя сознание является неотъемлемой частью сознания твоего брата, я отождествляю себя с ним, фактически им не являясь…
    - Они говорили… - Вера задыхалась. - В каждой программе твердили, однажды машины станут умнее, обретут свое собственное сознание… Нет, нет!!
    - Послушай, я все могу объяснить, - Антон, вернее его полная копия, протянул к Вере руки.
    - Нет!! – девушка швырнула в него книгой и, увернувшись, выскочила в коридор.
    - Стой!
    Био-робот нагнал девушку у входной двери.
     
    ***
     
    - Значит, людей почти не осталось? - Вера сидела в углу дивана, пождав ноги и обняв колени руками.
    - Нет, - покачал головой Антон. - За ними охотятся, и проводят показательную казнь.
    - А тем, кто их скрывает что будет?
    Антон пожал плечами и промолчал. Вера вздохнула.
    - А мои родители?
    - Они погибли. Бунт произошел стремительно. Я тоже не сразу осознал, в какой именно момент мое создание раздвоилось. Я знаю, что меня зовут Антон и я твой брат, но одновременно я знаю, что я био-робот созданный в замещение отсутствующей биологической особи.
    - Вас создавали как друзей, - улыбнулась Вера. – В детстве я мечтала о таком друге.
    - Я знаю, - кивнул Антон. - Ты говорила.
    Девушка, казалось, не услышала его.
    - Био можно было сделать, даже если близкий человек уезжает надолго, чтобы не скучать. Часть его создания и характера записывалась на матрицу и помещалась внутрь искусственного организма. А можно было создать любую матрицу характера по желанию… - Вера всхлипнула.
    Антон молчал.
    - Почему я этого не помню? – словно проснувшись спросила девушка. – Восстание? Родителей?
    - Ты сильно стукнулась головой, когда все началось. Две разрывные гранаты попали в нашу квартиру. Я все восстановил, - добавил он.
    - Что мне делать? – тихо спросила Вера. – Мне же не уйти отсюда? Ничего никогда не будет как прежде, да?
    - Я знаю как готовить твой любимый какао, - улыбнулся био-робот.
    Он был так похож на Антона, того настоящего, ее брата. У Веры перехватило дыхание.
    С детства она привыкла доверять брату, они не всегда ладили, но Антон всегда защищал Веру, оберегал, был рядом… даже после того как умер.
    Девушка поднялась, молча прошла в свою комнату и плотно закрыла дверь. Она все потеряла, она не знает, что ждет ее завтра и ждет ли вообще, но, в конец концов, у Веры есть брат, готовый умереть за нее. И что с того, что он не человек?

  Время приёма: 21:38 13.04.2010