20:36 30.01.2021
Поздравляем победителей 56-ого конкурса
1 Христя Хмиз av004 Дресирувальниця космічного цирку (3 балла)
2 Сокира av001 Три слоїки (2 балла)
3 Инка av023 Остання відьма (1 балл)


11:00 14.01.2021
Поступила в продажу новая книга "Серце мiста". Цена прежняя - 150грн/экз.

   
 
 
    запам'ятати
     
Реєстрація Пісня з орбіти Фінал

Автор: .Chess-man Кількість символів: 57552
16 НЕ человек-10 Финал
оповідання відкрите для коментування

g004 За право быть человеком


    

    Все мужики делятся на две категории: старые отвратительные козлы и молодые симпатичные козлики!
    Истина, старая как мир, но не становящаяся от этого менее актуальной.
    Понедельник. Шесть утра. Симпотный козлик сопит после трудовой ночи, а ты думай: заслужил он завтрак или перебьётся? Тем более что через два часа развод, а надо ещё успеть накраситься и привести тело в более-менее работоспособный вид.
    Кстати, мальчик действительно симпотный – внешне на пять, старается на четвёрочку, но вот с утра … Правильное Мымра словечко придумала – как раз про таких одноразовых мачо.
    Всё-таки я подавила мещанский инстинкт домохозяйки. Полковник  Службы Психического Контроля не расслабляется даже в свободное от работы время!
    В данном случае эта жизненная установка означала получасовую разминку, контрастный душ, омлет с кофе и идеально сидящую униформу на молодом тридцатилетнем теле.
    Меня ждут ещё десять лет карьеры и военная пенсия. А потом можно будет расслабиться и позволить себе всякие излишества. Например, каждое утро такого вот мальчика в кровати.
    Ничего не поделаешь – профессиональный цинизм.
    По дороге на работу я думала: зря я у козлика телефон не взяла, или найти ещё кого-нибудь поаппетитней? Подъезжая к КПП, решила – пару недель можно пообщаться и с этим. И так почти две недели угрохала, чтобы отхватить данный экземпляр. Еле увела его у какой-то гражданской лахудры. В двадцать пять эта метёлка выглядит полной развалиной, в отличие от меня – ей же хуже! Вот только имя мачо почему-то так и не вспомнилось.
    И ведь сколько раз зарекалась строить планы на будущее! Мымра просто обожает кайф обламывать. Но опять вляпалась в ту же кучу.
    Утреннее совещание у координатора Службы Психического Контроля (по-народному – «развод») проходило в штатном режиме. Молодёжь, ещё не привыкшая к разносам Мымры, вовсю потела и всячески переживала. Старики, вроде меня, изо всех сил держали морду кирпичом и пытались дистанцироваться от обидных слов.
    Я поражаюсь, как раньше мужики дослуживались до полковников в ведомствах типа нашего. Это ж никаких нервов не хватит! (Кроме женских, естественно!)
    Да и то, у современных молодых дурочек истерика на истерике сидит и истерикой погоняет. Ничего не поделаешь – искусство врачевания человеческих душ требует жертв. Подобная закалка просто необходима юной поросли для работы с военными. С тупыми ограниченными мужланами, переполненными тестостероном.
    Впрочем, не хочу нагружать вас специализированными терминами. Этот рассказ – попытка разобраться в случившемся самой, и донести до массового читателя истинную историю событий. А уж вам решать – кто был прав, а кто виноват.
    Мымра оставила меня после развода. Я начала вспоминать все грехи за последние пару недель. Командир пятого полка был отстранён мною абсолютно законно. Там степень агрессии зашкаливает за всё мыслимое и немыслимое. Расследование в четвёртой гвардейской я лишь рекомендовала. Что ещё? Начало меня убило:
    - Маргарет, вы, безусловно, ценный сотрудник!
    Чёрт! Ах ты старая тварь!
    - Я рассматриваю вашу кандидатуру на повышение. Это новое место в Департаменте Межрасовой Дружбы, отведённое для нашей службы. Фактически, это место моего зама с соответствующим окладом и льготами!
    Вот ведь гадство! Ты ж меня всегда ненавидела! Я это знаю. Ты это знаешь. Но разве я заслужила подобное?
    - Я ценю ваше отношение ко мне, Элизабет. Но мне кажется, что я недостойна … - так. Собраться!!! Пауза. Дрожь в голосе. Главное не переиграть. – Это честь! Правда, это большая честь!
    Бесполезно. На мои реплики Мымра клала с большим прибором:
    - Марго. Поверь, всё очень серьёзно. Через три года у тебя будет столько же полномочий, сколько и у меня.
    Твою мать! Да во что же это я вляпалась? Такую гору повидла будут мазать на очень тухлое дело!
    Или огрызнуться? Действительно, а что я теряю. Не карьеру же, в самом деле!
    - А если я откажусь?
    Добрая, материнская улыбка и печальный взгляд.
    - Не получится. Всё очень серьёзно.
    Мымра не оскорбилась, не стала повышать голос или проявлять недовольство.
    В первый раз на моей памяти. И от этого я потеряла всякий страх:
    - Куда вы меня втравили?
    Передо мною лёг кристалл мнемозаписи.
    - Это вся необходимая тебе информация. Мир Рокис. Срок выполнения задачи – три месяца.
    В другой момент я бы изобразила непонимание. Выслушала бы получасовую лекцию Мымры и ушла, заслужив пару «плюсиков» в личном файле - начальство просто обожает просвещать тупых нерадивых подчинённых!
    - На кой чёрт нам эти обезьяны?
    Элизабет саркастически улыбнулась. То есть, даже не стала делать вид, что подобное проявление неполиткорректности ей неприятно. Господи, если ещё хотя бы десять минут меня будут держать за полную дуру – я сдохну от инфаркта!
    - Дело в том, что через три месяца закончится десятилетнее перемирие между нашими расами. Аналитический отдел считает, что рокис не заинтересованы в его продлении. Если военные не справятся с переговорами – нас ждёт война.
    Мымра всегда отличалась умением читать мысли сотрудников. Но вот сейчас ей стоило позволить мне умереть от инфаркта, чем объяснять суть задания.
    - А чем нам страшны рокис?
    Я справилась с эмоциями. И даже смогла задать более-менее осмысленный вопрос.
    - Долговременные военные действия не добавят нам веса на галактической арене.
    (Перевожу на нормальный – если война продлится больше недели – Земля потеряет лицо.)
    - А быстро справиться с этими обезьянами нельзя?
    Ядовитость вопроса была незамечена.
     - Нет, конечно! Наши военные недостаточно агрессивны.
    И вот тут меня накрыло по-настоящему.
    То есть как это – НЕДОСТАТОЧНО АГРЕССИВНЫ?
    Служба Психического Контроля как раз и занимается тем, чтобы снизить агрессию военных до социально приемлемого уровня. И вот теперь…
    Привычный мир рушился на глазах.
    Мой опыт общения с людьми говорил, что Мымра как минимум не врёт – и это значит …
    Наша служба допустила огромную ошибку, снижая агрессию земных военных. И эту ошибку надо будет исправлять мне. А на кону судьба человечества.
    Без сомнения – это вершина карьеры для любого сотрудника Службы. Но вот ответственность несоразмерна. Я ушла в себя, чтобы смириться с этим. С тем, что мне предстояло.
    - Да, и ещё! Маргарет, ты ведь не жената?
    Я невольно улыбнулась. Вместо традиционалистского «замужем» в нашей службе часто говорят «жената», подчёркивая тем самым равноправие полов.
    - Нет.
    Неужели Мымра предложит мне переспать с какой-нибудь обезьяной. Типа: «для пользы операции». Хотя, чем в данном случае  может помешать брак?
    С физиологической точки зрения человек может заняться сексом с рокис. Этакий вид зоофилии.
    - Замечательно! Вот твой брачный контракт с капитаном Лесли. Он будет называться главным послом от Земной Федерации. Это назначение военных, так что не спорь. Тем более что ты будешь полномочным послом. Самец из него вполне приличный, может даже тебе и понравится. А твоих полномочий хватит, чтобы диктовать условия любому военному дубу в радиусе пяти световых лет. Ты справишься, девочка!
    Вот те раз! Нет, конечно, вариант с брачным контрактом используется службой часто. В послы доброй воли назначается какой-нибудь болванчик, а наш специалист выступает в роли его жены. Причём, именно мы являемся главными послами, хотя представители других рас могут и не догадываться об этом. Но мне в таком качестве выступать ещё не приходилось!
    К тому же смущала энергетическая накачка в проводимом инструктаже, подчёркивание моей исключительности и значимости. Зная Мымру, я заранее подозревала в этом Лесли откровенного урода с одной извилиной. Однако, чего не сделаешь ради Отечества!
    Осталось только встать, отдать честь и бросить уставное:
    - Разрешите идти!
    - Иди, девочка.
    Мымра аж прослезилась от нахлынувших чувств. То есть, шансов на выполнение этого грёбаного задания у меня никаких.
    Всё-таки, утренний мачо был неплох! И почему я не могу вспомнить его имя? Наверное, это старость.
     
    Две недели путешествия до этого богом забытого мира показались вечностью. Конечно, у меня было время для изучения данных и прочей ерунды. Но всё-таки четырнадцать дней в индивидуальной капсуле межсистемного перехода – это выше человеческих сил. Времени, чтобы выработать стратегию дипломатической миссии, хоть отбавляй.
    Информация была самой общей - типа основных характеристик планеты Рокис, личного файла капитана Лесли и прочей маловразумительной ерунды. Но даже на основании такого скудного материала сотрудник Эспэка может и должен принять правильное решение.
    Рокис. Планета с силой тяжести 0.96 g. 346 календарных дней по 25,3 земных часа соответственно. Большая часть обитаемой территории покрыта субтропиками (опять же, относительно земной градации). Средняя температура лета +34,2 C, зимы - +28,6 C.
    Короче говоря, рай земной.
    Количество биологических видов, опасных для человека, зашкаливает за три сотни. Инфекционный барьер периодически прорывается агрессивными местными формами. Эпидемии среди землян на планете скорее правило, чем исключение.
    Планета и вид рокис присоединены к Земной Федерации пятнадцать лет назад. Десять лет назад в результате «Войны за право быть человеком» рокис присвоены права граждан Земной Федерации.
    Этот бред мне вообще остался непонятен.
    В результате войны рокис потеряли четверть популяции, нанесли незначительный вред нашим воякам и вынуждены были подписать унизительную для них капитуляцию. В чём смысл - затевать бойню ради призрачного наименования? Тем более что людьми и гражданами Земной Федерации стали только особи мужского пола. Несомненный успех Службы – теперь самки рокис, осознав дискриминацию, начнут бороться за свои права. Лет через пятьдесят, максимум – сто, мы увидим ещё один цивилизованный мир.
    Кстати, с нашей стороны капитуляцию рокис подписывал адмирал Лесли - наверняка родственник моего теперешнего муженька. Что ж, может быть Мымра и права – этот мальчик (Тридцать пять – оч-чень даже ничего!!!) мне и понравится. Хотя, каждый человек ценен исключительно личными качествами, а не какими-то там родственниками, большинство людей предпочитают забывать эту истину. Очевидно, в данном случае мне придётся напоминать её очень часто.
    Впрочем, главное для меня – это политическое настоящее рокис. Чем больше я думала об этом, тем меньше понимала. Даже официальный титул верховного правителя расы переводится как диктатор. Дрей Смолф. Тридцать лет. Применительно к земной биологии - тридцать пять. Три жены. С учётом того, что на каждую самку расы приходится по три самца – удивительный пример социального неравенства! Тип правления – неограниченная тирания.
    И куда, скажите на милость, смотрит Галактическое Содружество? Да рокис не контролируют даже трети собственного мира! На их планете расположены полтора десятка галактических транспортных станций четырёх космических рас. Арендованы эти базы на разные сроки от ста до трёхсот лет, и дают ощутимую прибыль рокис.
    Но, всё-таки это не совсем справедливо.  Какие-то дикие обезьяны прилетели четыре сотни лет назад бог знает откуда, выбрали лучшие для себя места и объявили о галактическом суверенитете. В то время, когда десятки более развитых рас страдают от нехватки жизненного пространства.
    Завтра каждый диктатор начнёт кричать о праве своего народа на независимость! И что теперь – терпеть этот вызов демократическим институтам власти?
    Галактическое Содружество решило терпеть …
    Вся бездна будущего провала раскрылась передо мной за время полёта. Дело даже не в том, что мы пытаемся тушить огонь космическим топливом. Просто сами цивилизованные инструменты управления разумным обществом окажутся под угрозой, если мы примем на равных условиях этих варваров с их средневековыми представлениями об этике и морали. А не принять их мы не имеем права.
    Рокис суждено преодолеть ещё тысячелетия развития, чтобы хоть немного приблизиться к землянам. Уж лучше начать войну с отвратительными недомерками (средний рост рокис чуть больше метра), чем пытаться заключить мир! А воевать мы не способны.
    На фоне всего этого личное дело капитана Лесли навевало такую тоску! Семнадцать лет, половину своей жизни, этот дуболом провёл в армии. Десять лет назад участвовал в той самой «Войне за право быть человеком». Дебильное название уже начало доставать, но ничего нельзя поделать – Галактическое Содружество полюбило именно эту формулировку. Гражданские, мать их, свободы!
    Так вот, «Война». Получил за неё орден Мужества и годичный отпуск по ранению. Интересно – сколько надо убить разумных существ, чтобы получить такие награды? Потом Деметра и, полгода назад, снова Рокис. Таблица его званий не показана. Как правило, это означает дисциплинарные понижения. То есть, оклад такой вояка получает по максимальному званию, а служит по реальному, гораздо более низкому. В официальных документах и в досье вместо того, что у него когда-либо было, стоит теперешнее звание. По выходу на пенсию, когда они уже не могут никому навредить, этим дубам, как правило, восстанавливают максимальные звания.
    Я не могу одобрить подобный подход, но ничего не поделаешь – компромисс с Министерством Обороны. Преступления пониженных в звании военных порой бывают настолько серьёзны, что наши специалисты не в состоянии с ними работать. А просто выгнать со службы откровенных психопатов мы не можем.
    Так что подобные личные файлы – это тревожный сигнал. Ничего – полковнику Эспэка любой отъявленный псих по зубам.
    Вернёмся к нашим баранам. Рост 195. Вес 130 – боже, неужели таких толстяков держат в десанте Флота? Пусть даже он и чей-то там родственник.
    Сексуально инертен. Агрессивен. Жесток. Ну, это понятно. Скорей всего дисфункция половой системы. Гормоны требуют выхода – и получаем очень опасную особь. Рекомендация по отставке прилагается. Хотя, что делать с этим организмом на гражданке – ума не приложу.
    Голографию будущего муженька я смотреть не стала, чтобы не расстраиваться раньше времени.
    И так всё ясно.
     
    С удалением от центра дисциплина в воинских частях падает в геометрической прогрессии. В этом смысле переферийный мир Рокис является просто воплощением анархии и прочих разрушительных тенденций. У меня сложилось общее впечатление, что сюда переводят исключительно деструктивный и аморальный элемент. Всё то, что не может служить в цивилизованных мирах.
    Нарушения начались уже в космопорту.
    Встречающий военный в форме десантного сержанта отдал мне честь и отчеканил приветствие:
    - Добро пожаловать, сэр!
    До меня дошло не сразу. Только секунд через десять.
    И поэтому я почувствовала себя такой идиоткой, что захотелось убить этого ухмыляющегося хама на месте.
    Посмотреть ему в глаза. Лицо десантника абсолютно непроницаемо. И тени мысли не плещется в ответном взгляде. Но я ведь точно знаю, что он издевается!
    - Повтори-ка ещё раз, что ты сказал.
    - Добро пожаловать, сэр!
    Если бы был хотя бы один намёк в интонации! Если бы проскочила хотя бы одна искра насмешки! Но он был каменно серьёзен.
    Я ткнула себя в грудь:
    - Ты это видишь, дуб?
    (Третий размер. Идеальные формы. Сотни часов работы над телом!)
    - Так точно, сэр!
    - Какой я тебе сэр, кретин!
     Я уже сорвалась на визг. Боже мой, даже Мымра, при всей её стервозности, не могла довести меня до подобного состояния!
    - Фамилия. Звание.
    - Сержант Фербанкс, сэр!
    - Ты уже не сержант. Ты рядовой.
    - Ай-ай, сэр!
    Я вдруг поняла, что ему абсолютно всё равно. Ему просто плевать на полковника Службы. Вскочила в кар, присланный за мной, и, вдавив до упора педаль газа, оставила Фербанкса разбираться с багажом. Да любой вояка из цивилизованного мира должен был уже десять раз обгадиться на его месте!
    Наверняка этого кретина подослал лично муженёк. Ничего, разберёмся!
    Для тех, кто не понял сути конфликта – поясняю. Обращение к женщине «сэр» в военной среде, помимо того, что является атавизмом тех времён, когда мы были ещё редкостью в армии, в случае высокой командной должности подчёркивает, что я как бы должна сменить пол, чтобы достойно выполнять свои обязанности.
    Вот что кроется за простым обращением «сэр», вместо «мэм». И это не такое уж и невинное правонарушение, как кажется на первый взгляд. Так что, первым же делом на планете для меня стало устроение разноса местной главе Службы.  
     
    В наше время очень сложно услышать о себе правду. Люди говорят комплименты или то, что ты хочешь услышать. Поэтому приходится прибегать к хитростям. Вот и первое моё появление в офисе Эспэка носило конспиративный характер.
    Я вошла, как человек, первый раз посещающий подобное место, и страшно по этому поводу переживающий и комплексующий.
    В приёмной перед моим будущим кабинетом находились три молодые женщины и мужчина явно нетрадиционной ориентации. Все – сотрудники Службы.
    На моё появление они почти не отреагировали. Что, в общем-то, хоть и является внутренним нарушением, но довольно распространено. Посетители часто приходят раньше времени приёма. Выгонять их неэтично, а расспрашивать о цели визита может только уполномоченный сотрудник, у которого рабочий день строго нормирован. Поэтому я не опасалась быть раскрытой сразу.
    Заодно узнала о себе много нового.
    - Нет, ну принёс же чёрт эту ведьму! – блондинка средних пропорций, на вид лет тридцати трёх, с агрессивным макияжем, причёской типа «воронье гнездо» и неестественно тонким голосом, не стеснялась в проявлении эмоций. – И женила самого Короля Артура! Вот почему всё лучшее достаётся столичным мымрам?
    Так. Это главная здесь - мой будущий зам. Однако! Мальчик, оказывается, пользуется любовью и уважением в местном обществе! И что за извращенки влюбляются в военных? Или всё-таки имеет место быть приличное наследство?
    - Ну что вы, Барбара! Обычный служебный брак! Мы это на третьем курсе проходили!
    Симпатичная умненькая девочка. Сразу видно – только что из академии. Теория ещё не успела окончательно выветриться из головы.
    - Мала ты ещё, Кэт! Эта шалава окрутит нашего Артура, а потом  ещё на него всех собак повесит.
    Замечательно! Теперь я уже шалава! Однако деньгами тут явно не пахнет! Похоже, мой зам совсем потеряла голову и профессиональную честь!
    - Ой, Барбара! Да хватит вам защищать этого грубияна!
    Ну хоть кому-то кроме меня местный «прынц» не по нраву! Мальчик в подтверждение искренности своих слов продемонстрировал изящные кисти рук в опасной близости от висков.
    Нет, всё-таки подобной пластике движений многим бабам стоит у него поучиться! Мне, например.
    Хорош, сволочь! И ведь веришь каждому его слову - безотчётно и безоглядно.
    - Ты это Артуру в глаза скажи! – фыркнула Барбара, и женщины засмеялись, очевидно, припомнив какую-то историю.
    Я поняла, что вряд ли услышу ещё хоть что-то интересное и прервала комедию:
    - Дамы и господа, извините, что вмешиваюсь, но вы кого-то ждёте?
    Мои слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Очевидно, горе-работнички считали посетительницу частью мебелировки. А мысль о том, что «оно» может слушать и разговаривать, вообще была выше их понимания.
    - А вы, собственно, к кому? – поинтересовалась понравившаяся мне девочка.
    - А я, собственно, к вам! – передразнила я её.
    - Ко мне? – растерянность и смущение на невинной мордашке окончательно подняли настроение.
    - Маргарет Фрай. Мымра, шалава и… по совместительству… ваш новый начальник.
    И пробуравить взглядом Барбару. Как ты теперь задёргаешься, милочка. Помню, как-то сама села в подобную лужу. Чуть не описалась тогда и лишь пробормотала дебильное: «В лучшем смысле этого слова!»
    У Барбары не дрогнул ни один мускул. А в ответном взгляде презрение и ненависть. Ого, да это ж вызов!
    Я почувствовала радостную ярость во всём деле. Давненько никто так опрометчиво со мной не поступал!
    - Добро пожаловать на Рокис! – эта хамка ещё смеет меня приветствовать!
    - Добро пожаловать? Барбара, я даже не хочу говорить о вопиющем непрофессионализме, коему стала свидетельницей здесь! – для убедительности стукнула каблуком об пол. (Закрепляя у подчинённых своё лидерство на подсознательном уровне.) – Но что за беспредел творится у вас с вверенными воинскими частями? Сержант Фербанкс в грубой форме нарушает равноправие. Заметьте, осознанно и целенаправленно! Через полчаса я жду от вас объяснительную!
    И я прошествовала в свой кабинет.
    Вот так-то милочка. Это тебе не глазками стрелять и не зубки точить! Размажу в два счёта и не замечу!
    Через полчаса, когда я ещё не успела обжиться на новом месте, моё требование оказалось выполнено. И даже перевыполнено.
    Барбара вошла в кабинет без стука, как и принято в Эспэка, и положила на стол бумагу.
    Рапорт об увольнении.
    Я уже собиралась влепить ей первый выговор с занесением за неумелую попытку отмазаться и за непрофессионализм в целом, когда прочла содержимое принесённого.
    Заготовленная отповедь бесславно погибла. Пока я судорожно пыталась понять, что же теперь делать, Барбара развернулась и удалилась, как какая-нибудь подиумная вешалка. И хлопнула дверью, зараза!
    Что теперь?
    Понятное дело, что начальник, первым делом выгоняющий своего нового подчинённого, мягко говоря - непопулярен в верхах. Хорошо, если у этой истерички месячные. А если она всерьёз?
    И с кем прикажете работать?
    В общем гадстве задания подобные повороты конечно же просматривались. Но чтобы так… мордой об стол …
    Настроение, и так уже изрядно подпорченное, медленно, но верно падало. А предстояло ещё общение с горячо любимым мужем. Собрав в кулак остатки нервов, я связалась с Артуром. Голограмму, естественно, включать не стала – чтобы не разочаровываться раньше времени.
    - Добрый день, капитан. Это ваша жена – вас должны были поставить в известность.
    Что и требовалось доказать - супруг оказался хамом:
    - От меня что надо?
    Так отмахиваются от надоевшей мухи. Мне захотелось напомнить ему, что я целый полковник Эспэка – адмирал Флота, согласно воинской градации. И неплохо было бы общаться со мной повежливее. Но сил на ещё одну свару не осталось.
    - Не могли бы вы дать свой адрес?
    Те, кто хорошо меня знает, после подобного мягкого тона обычно дезертируют в обмороки. Ибо это высшая точка гнева.
    - Да, конечно. Кидаю код замка.
    И он прервал связь, как будто я для него лишь назойливая помеха. Хорошо хоть идентификационный код его дома высветился на моём наручном комме. Взламывать своё жилище, пусть и временное, как-то не к лицу.
    Я вдруг вспомнила, что стоит на кону моей миссии.
    Держаться, мать! Ты всё выполнишь. Ты справишься с любой ситуацией. Ты – лучшая!
     
    Итак – план действий.
    1. Наладить дружеские отношения с мужем. (Интересно, он пыхтит во время секса? Или его заводят игры в постели? Ладно, поживём – увидим!)
    2. Проконтролировать переговоры между мужем и этим диктатором. ( Военные всегда просты и прямолинейны, к какой бы расе они не принадлежали! Так что раньше времени никто из них ничего не заподозрит.)
    3. Вернуться домой с триумфом и овациями.
    Первая часть плана теоретическими выкладками и эмпирическим путём доведена до автоматизма. Сотрудник Эспэка с точки зрения любого военного – это воплощение Всемирного Зла. Поэтому в подобных ситуациях мы бьём противника контрастом.
    А именно:
    Изучаем обстановку.
    Дом Лесли приятно удивил. Небольшой – шесть комнат, ванная, кухня. Хотя для капитана и это многовато. Или я привыкла к столичной тесноте – а здесь это норма?
    В доме чувствовалось присутствие женской руки. Не было свинарника, который по своей природе разводит каждый холостяк. Здесь убирались регулярно и педантично. Запас продуктов также говорил о высоких кулинарных  познаниях жильца.
    Ну и к тому же остались следы чьих-то недавних сборов. Определённо, супружеское ложе моего муженька ещё не успело остыть. И как его бывшая сожительница не попала в поле зрения Службы?
    Они тут совершенно мышей не ловят!
    Однако, при современном уровне отношений, подобный расклад означает, что наш Артур должен довольно продолжительное время испытывать дискомфорт в своём доме – потому как любая уважающая себя женщина на первое место ставит личную индивидуальность.
    Вывод – обеспечиваем мальчику уют и тотальную заботу, шикарный ужин и ненавязчивое обожание. Теоретически, я могу выдерживать подобный стиль поведения в течение одного-двух месяцев – более чем достаточный срок для выполнения задания!
    Плюс – мои внешние данные. Без ложной скромности могу заявить – что дам фору любой красотке из сериалов и с обложек глянца.
    Итак, к девяти вечера стол был сервирован и накрыт. Две свечи, мясо в духовке, красное сухое вино, расслабляющая музыка. Я готова, мой повелитель, приди и возьми меня!
    Кстати, небольшая техническая подробность для тех, кто не выбирался за пределы Солнечной системы. Обычно в колониях принято деление времени по земным стандартам – то есть местные сутки делятся на двадцать четыре часа, состоящих из тысяча четыреста сорока минут или соответствующего количества секунд. И лишь длина местной секунды отличается от стандарта.
    Сделано это исключительно для быстрой адаптации человека в новом мире. Медики утверждают – очень помогает.
    Чушь собачья! К девяти вечера я была уже выжата, как лимон. Внутри меня всё кипело от негодования – местный «прынц», Король Артур, давал понять, что я для него ничего не значу. Или проводил время со своей пассией.
    И это когда решается вопрос войны и мира!   
    Наконец моё терпение было вознаграждено. Он явился.
    Боже мой! Сто тридцать килограммов оказались не ожирением третьей степени, как учит нас медицина, а горой мышц. Я, сильная волевая женщина, почувствовала, что этот громила может раздавить меня и даже не заметить этого. Волна паники прокатилась по телу и сдавила горло. Если ЭТО захочет ударить, я …
    Тем временем вошедший Кинг-Конг не обращал на меня ни малейшего внимания. Бросил с порога: «Здрасте!», разулся, положил в специальный сейф табельное оружие и направился в душевую. Причём, умудрился ни разу на меня не посмотреть. И для кого, спрашивается, я, как дура, старалась?
    Ещё раз напомнила себе о предстоящей миссии и, включая на полную мощность обаяние, успела сказать:
    - Артур, я приготовила ужин. Не могли бы вы разделить его со мной?
    - Да, спасибо!
    Хорошо, что дверь душевой закрылась! Потому что это уже слишком. Я что, прислуга, чтобы относиться ко мне, как к мебели?
    Десять минут, что он мылся, ушли на восстановление психического контроля. Мясо, передержанное в духовке, потеряло большую часть вкуса – так этому уроду и надо! Пусть только заикнётся, что что-то не в порядке!
    Кстати о манерах, обычно компанию даме в шикарном вечернем платье составляет кавалер в смокинге или в парадной форме. Впрочем, о чём я? Наших вояк нельзя пускать в приличное общество принципиально. Когда мой супруг соблаговолил ко мне присоединиться, из одежды на нём были только военные брюки и майка цвета «олива».
    - Вечер, добрый, полковник.
    По тону его голоса стало ясно, что все мои усилия пропадают даром. Ни капли заинтересованности!
    - Зовите меня, Марго. – попыталась я пробудить хоть немного симпатии в свой адрес.
    - Как скажете, госпожа полковник. Можно приступать к еде?
    Если бы хоть один мускул лица выдал насмешку! Но тембр голоса, интонация – всё говорило только об усталости и покорности. Как будто десятилетний ребёнок спрашивал свою маму.
    Или он всё-таки издевается?
    -  Да, конечно.
    Мы сели друг против друга. Я приказала дому притушить освещение и зажгла свечи. Кавалер в первую очередь должен налить даме вина, но не в нашем случае. Эта дубина сразу же перешла к отбивной. Мне осталось только наблюдать, как мясо, которого мне бы хватило на неделю, исчезает в его огромной пасти.
    Вино пришлось наливать самой. Так же, как и пытаться начать разговор.
    - Капитан, вы в курсе значимости миссии, возложенной на вас Земной Федерацией.
    - М-гу.
    Он потянулся за вином. Я усилила нажим и добавила жёсткости в голос.
    - А точнее …
    - Продлить мир с коротышками. Фигня, мы с этими ублюдками быстро договоримся!
    - Они не ублюдки!
    Вот это я постаралась сказать со всей возможной жёсткостью. Первоначальный план по соблазнению этой гориллы проваливался с треском. Неужели он импотент? Или его больше интересуют мальчики? Напротив него сидит красивая баба готовая практически на всё – однако, ни тени желания с его стороны!
    Поэтому пришлось переходить к плану «Бэ». Просто сломать его и заставить себе подчиняться. Меня уже тошнило от грубости, нетактичности и безграмотности!
    - Они такие же люди, как и мы. Разумные, высокоразвитые существа, наши братья по Галактической Семье Рас. И война с ними - это катастрофа, принципиально отличающаяся от того, что было десять лет назад.
    Моя последняя фраза наконец-то зацепила эту гориллу. Правда я не поняла, чем.
    - А что было десять лет назад?
    В его голосе было ехидство, заготовленная ловушка. Ну что ж, мальчик принял вызов! Сейчас мы его сделаем!
    - Десять лет назад было нападение полуразумных аборигенов на представителей Галактического Содружества. В результате миссию приведения рокис к цивилизации пришлось взять на себя Земной Федерации. Сейчас они такие же члены Семьи, как и мы. Поэтому война с ними будет рассматриваться иначе.
    - Ну да. Теперь у нас нет ни одного шанса против них.
    После этих слов я окончательно перестала его уважать. Интересно, кому в голову пришла идея назвать этого труса Королём Артуром? Исторический персонаж вроде бы отличался героизмом.
    - Это говорит мне действующий офицер! Стыдитесь. В прошлой войне мы нанесли рокис непоправимый ущерб!
    - В прошлую войну мы потеряли две десантных дивизии за полгода боёв, после чего нанесли пять тактических ядерных ударов по крупнейшим городам рокис. Против людей, которыми сейчас стали эти ублюдки, ядерное оружие применять можно только в космосе.  Так что на этот раз капитуляции не будет.
    Он говорил всё это спокойно и немного устало, то есть – не врал. И я почувствовала, как почва уходит из-под ног.
    Десять лет назад мне были неинтересны новости с переферии. Да, я помнила основные сообщения. Как мы направили на какую-то отсталую планетку половину сил Федерации. Как военные утратили своё влияние, и Служба обрела полный контроль над их деятельностью.  Именно с этого момента мы получили возможность понижать в звании любого психопата в погонах.
    Но ядерные удары по городам? Какому монстру могла прийти в голову эта идея. Наверняка именно с этим связано отсутствие информации в личных файлах пониженных. Знать, что кто-то убил миллионы живых существ, для сотрудника Службы слишком тяжёлая ноша.
    Хотя, почему кто-то? Принявший капитуляцию рокис адмирал Лесли – родственничек нашего «прынца». И чудовище, сидящее напротив меня, так спокойно говорит об этом. Наверное, сожалеет, что на этот раз подобное варварство не удастся.
    - Не надо демонстрировать свою трусость, капитан! Или я единственный мужчина здесь?
    Да, детка! Я действительно тебя сильно зацепила. И что же ты сделаешь?
    - Спасибо за приятный ужин, полковник! – он поднялся, собираясь уйти.
    - Сядьте, Артур! Я ещё не закончила!
    - Да пошла ты!
    Его стул разлетелся в щепки, после броска. Он метил не в меня, но всё равно, подобная демонстрация ярости заставила содрогнуться. Как может жить среди людей такое агрессивное чудовище? Агрессивное и трусливое. Он просто предпочёл сбежать от неприятного разговора, а не признаться в собственной неправоте.
    - Завтра мы с вами навестим коменданта базы.
    - Ай-ай, сэр!
    Мелкую шпильку поверженного противника я предпочла не заметить. Теперь он знает, кто сверху!
     
    К коменданту базы, майору Пристли, мы пришли на следующее утро, часам к девяти. Любой посторонний наблюдатель из числа обслуживающего персонала (А чернорабочие в основном состояли из рокис, и наверняка работали на разведку своей расы.) увидел бы, что Король Артур спешит представить свою жену главному землянину данного региона.
    Ранг военного посла ниже ранга коменданта, да и к тому же звания … В личном файле майора тоже было мало информации – ещё один «штрафник». Я поняла, что придётся туго.
    В приёмной ожидал совсем уж неприятный сюрприз.
    Адъютант коменданта, встречающий нас, оказался сержантом  Фербанксом. Я задохнулась от гнева. Подошла вплотную к мерзавцу…
    Зря! Лишние пятнадцать сантиметров его роста заставили выглядеть меня посмешищем. Это лишь придало ярости:
    - Почему вы ещё носите сержантские нашивки, рядовой.
    И тут меня ухватили за руку:
    - Извини, дорогая, но капитана нельзя понизить до рядового, только до сержанта.
    И мой муж протянул руку этому верзиле в знак приветствия. Фербанкс её пожал.
    Мне оставалось только задыхаться от гнева и унижения. Потому что, если Фербанкс действительно был капитаном (вполне нормальное звание для адъютанта командира базы), то ниже сержанта его нельзя было понижать. Чёртовы военные, мешающие работе Эспэка! Ничего, мы их ещё дожмём!
    - Нас ждут, дорогая!
    Мягкость и вежливость в его голосе не могла скрыть издёвку. Эти подонки смеялись надо мной. Я готова была рвать и метать, потому что мне только что показали моё место. Несмотря на то, что по всем документам я являюсь главным, есть ещё реальность…
    Майор встретил нас, отдав честь. Как младший офицер отдаёт честь старшему. Причём, его приветствие было адресовано моему мужу.
    Ну да – это же Король Артур! Родственничек важной военной шишки!
    - Адмирал Пристли, вы нарушаете субординацию. Комендант базы по должности стоит выше военного посла. Я не знаю, насколько вы понижены в звании, но если есть возможность, вы станете капитаном. Вам ясно?
    - Ай-ай, сэр!
    Уж это точно мне!
    Объясняю для гражданских.
    Военные, в своей великой мудрости, называют всех комендантов баз и командиров дивизий десанта – адмиралами. Простому обывателю понять эту логику сложно. Сто пятьдесят лет назад в вооружённых силах Земной Федерации появились первые дивизии Космического Флота. Ими командовали адмиралы. Потом на базе Флота появились дивизии Космического Десанта. И командовать этими подразделениями стали не генералы, как должно было бы быть, а – адмиралы. Потом Космический Десант выделили в отдельный род войск, и его офицерам вернули армейские звания. Но, по своей индюшачьей природе, наши вояки оставили за должностью командира дивизии адмиральское наименование. А должность коменданта крупной базы приравнивалась к должности командира дивизии. И всё это безобразие до сих пор творится в официальных документах.
    Эспэка пытается бороться с подобным фанфаронством, но безуспешно. Наши вояки изо всех сил цепляются за несоответствующее наименование. Впрочем, чем бы дитя ни тешилось… «Адмирал десанта» или «адмирал наземной базы» звучит не более глупо чем «адмирал авиации» - а ведь были и такие звания в земной истории. 
    В общем и целом, так называемые «мужчины» не скрываясь, издевались надо мной – полковником Эспэка – и воинским уставом. А я ничего не могла им сделать. И, от осознания собственного бессилия, бесилась ещё больше.
    - Адмирал, нам нужно добиться встречи с Дрем Смолфом. Чем скорее, тем лучше. Я понимаю, что дипломатические отношения между нашими расами оставляют желать лучшего, и наша администрация не в состоянии добиться аудиенции, но у вас есть свои каналы.
    Это было полное фиаско. Я не хочу критиковать представителя Земной Федерации на Рокис, юридически - наших владениях, но Кристина Бойле ещё вчера объяснила, что диктатор отказывается встречаться с землянами.
    И поэтому мне приходилось сейчас наступать на горло гордости и собственному достоинству и просить у этого хама, после того, как он меня оскорбил, об услуге.
    На кону стояли миллионы жизней. И я не должна была этого забывать ни на секунду.
    - А в чём проблема? – удивился Пристли. – Артур приглашён на празднование во дворец Смолфа.  Церемония начнётся через три часа.
    - Марк! – в окрике мужа было столько чувств, от неприкрытого раздражения до почти презрения.
    Я ещё раз поразилась тому, как эта горилла общается со старшими по званию и должности. Действительно – Король Артур. Только «Король» - потому что гонору, спеси и презрения к окружающим в нём хватило бы на роту десантников. Но, что самое удивительное, майор Пристли отнёсся к этому, как к чему-то само собой разумеющемуся, и принялся оправдываться:
    - Да что она может сделать? Всё нормально, Артур! Так даже лучше.
    От волнения и страха перед мужем, Пристли даже забыл о моём присутствии. Пришлось напомнить:
    - Ничего, что я вас слышу?
    - Я это как-нибудь переживу, мэм!
    А это уже сказано с явной неприязнью в мой адрес. Когда страха становится слишком много, некоторые люди перестают его воспринимать и теряют разум. В такие моменты они способны на самые безрассудные поступки.
    Например, дерзить и огрызаться полковнику Эспэка.
    - Дорогая, не могли бы вы составить мне компанию и посетить диктатора Дрея Смолфа с дружеским визитом.
    Я уже готова была размазать обоих, но это предложение …
    - Конечно, любимый! – и нежно, томно улыбнуться. – Ради тебя я готова на всё!
    Подобным переходом от антипатии к проявлению чувств любви и желания я попыталась показать, чего эта скотина лишила себя прошлой ночью. В конце концов, главная задача – заключить мир с рокис. Всё остальное может быть принесено в жертву.
    Однако мои слова вызвали какой-то не такой эффект. Муженёк ни с того ни с сего отшатнулся от меня, как будто увидел чудовище. Господи, ну почему, если мужик не козёл - он обязательно оказывается трусом?
     
    Времени на переодевание не оставалось, и я порадовалась, что вышла из дома в самом роскошном из своих платьев – псевдошёлк Деметры с природными стразами Бетельгейзе (Дороже большинства бриллиантов, если кто понимает!), вышивка платиновой нитью, ручная работа – а всё вместе, простота и изящество линий, подчёркивающие все достоинства своей владелицы.
    Даже то, что до сих пор на меня не было брошено ни единого похотливого взгляда, говорило не о внешнем изъяне – а о свойственной всем военным импотенции. Однако я смела надеяться, что во дворце тирана этот пробел внимания будет восполнен. Мир Рокис позволяет землянам обходиться без скафандров, пользуясь лишь индивидуальной биоактивной наноплёнкой – обычное гигиеническое средство, разработанное для местных условий. Риск инфекций, как я уже говорила, довольно высок, но … Политический эффект налицо – никто в Галактическом Содружестве не сомневается в правах Земной Федерации на Рокис.
    Тем не менее, мои мысли всё время возвращались к разговору между майором и мужем. Бравые вояки задумали что-то коварное и мерзкое. Пристли настоял на сопровождении нас охраной. Десять дуболомов во главе с сержантом Фербанксом – кто бы сомневался! - последовали за нами.
    То есть, муженёк с майором всеми способами пытались отвлечь моё внимание на мелкую рыбёшку. Значит …
    Бог ты мой! «Она НЕ СМОЖЕТ ничего сделать!» Этот подонок сказал практически в открытую! Нашим воякам нужен реванш. Ведь прошлую кампанию, по их мнению, мы проиграли! Поэтому излишек тестостерона заставляет тупых вояк мечтать о новой войне. И они затеяли провокацию. Более того, они уверены, что я уже не смогу им помешать. Наш представитель на Рокис, хоть и сотрудник Службы, но редкостная дура – в чём я уже успела убедиться.
    Очевидно, власть Артура над военными заключается в влиятельности его родственника. Поэтому я отправила запрос на личные файлы адмирала Лесли. Если удастся, я уничтожу крышу этого «прынца», и заставлю относиться к нему как к самостоятельной личности – как к трусу и снобу.
    Если удастся …
    До объявления войны осталось несколько часов, и единственная, кто может спутать планы военным – это я. Правильнее всего чувство, овладевшее мною, можно охарактеризовать, как паника. И дальнейшие действия мужа лишь усиливали её.
    Дворец диктатора Рокис поражает воображение своими размерами и внутренним убранством. Это поистине шедевр архитектуры галактического масштаба. Даже странно, что подобное чудо создала дикая отсталая тоталитарная цивилизация. Увы, мне было не до созерцания местных красот.
    Диктатор Смолф встречал нас, как дорогих гостей – на ступенях лестницы дворца. За его спиной стояли все три жены, увешанные драгоценностями, как рождественские ёлки игрушками. За ними важные чиновники, одетые как огородные пугала, и представители пяти галактических рас. Я ещё раз выматерила в сердцах нашего представителя, и напомнила себе, что надо добиться её увольнения по возращении. Подумать только, не то, что оказаться неприглашённой на подобную церемонию, но даже не знать о ней!
    Помимо официальных лиц нас встречал ещё и почётный караул. Больше сотни выряженных шутами гвардейцев личной охраны диктатора казались бы нелепыми, если бы не их оружие. Я, с удивлением, узнала высокотехнологическое автоматическое оружие лурдиан – расы превосходящей в плане развития даже нас.
    Тот факт, что Земной Федерации это оружие они так и не продали, несмотря на более чем выгодные условия контракта, а вот диктаторскому режиму…
    Господи, и куда смотрела Служба?
    Всё это пронеслось у меня в голове за то короткое время, пока мы приближались к встречающим. Я ещё пыталась вспомнить правила этикета рокис.
    Зря!
    - Привет, коротышка! Давненько мы не надирали ваши волосатые задницы!
    Король Артур во всём своём великолепии! Я чуть не потеряла сознание от ужаса – абсолютно все люди слышали каждое сказанное им слово! А универсальные транслитеры, полагающиеся каждому присутствующему на межрасовых встречах, исключали возможность малейшего непонимания.  
    И Дрей Смолф взревел от негодования! Средний рост рокис чуть больше метра. Рядом с нами эти дикари кажутся безобидными зверушками. Но только кажутся!
    Трудно представить, но скорость и реакция рокис намного превосходят земные. Я даже не смогла заметить бросок диктатора в сторону Артура. Увидела только, как падает в обморок один из дипломатов рокис.
    Но, каким-то чудом, муж встретил нападение безумного диктатора и отбросил его назад. Отскочив, как мячик от стенки, Смолф тем не менее продолжил нападать.
    Пять секунд.
    Пять мучительных секунд я ожидала конца света. Потому что должна же была вмешаться охрана – рокис или наша. В обоих вариантах меня ждали смерть и провал задания.
    А потом я увидела оскалы лиц. (Ну да! Ведь у людей, которыми являются представители мужского пола рокис, не может быть жутковатого вида морд с клыками предназначенными для убийства живых существ!) Так вот, эти оскалы без сомнения означали улыбки.
    Обернувшись, я увидела, что наши охранники тоже скалятся.
    Это было цирковое представление, предназначенное исключительно для меня! Если бы я могла, я убила бы обоих мерзавцев прямо здесь!
    Наконец они закончили свои дурацкие игры. Оба отдувались, но выглядели ужасно довольными.
    - Стареешь, верзила! Я тебя разделал под кролика!
    - Я поддавался, коротышка. Ты ж вроде как главный у своих обезьян.
    - Ага, рассказывай сказки!
    Смолф вернулся к своим сородичам и зазвучала торжественная музыка. Всех приглашали во дворец.
    Воспользовавшись шумом, я взяла своего мужа под руку и, с улыбкой на лице, прошипела:
     - Что всё это значит?
    Артур, как ни в чём не бывало, ответил:
    - Церемония в честь победы рокис над нами. Обычно удары имитируются, но мы с Дреем решили размяться. А сейчас будет совместный обед.
    Я содрогнулась, осознав, что ещё мне предстоит вынести.
    Нет, сама по себе пища на приёмах такого уровня готовится отдельно для представителей каждой расы. Так что опасаться чего-либо несъедобного не приходится. Но, увидев, как едят рокис, легко можно превратиться в вегетарианца на всю оставшуюся жизнь!
    Я уже смирилась с мыслью об очередном испытании, когда ко мне подошёл распорядитель. Он просил проследовать за отдельный стол.
    Чёртов обычай рокис считать женщин низшими существами сыграл против меня. В то время как Артур занял место рядом со Смолфом, я была вынуждена сесть с жёнами диктатора в двадцати метрах от него.
    Бог мой, Лесли мог развязать войну в любую секунду, а я лишь смотрела на него и пыталась поддерживать светскую беседу с диктаторским гаремом.
    - Не волнуйся, сестра, наш муж не причинит вреда Королю Артуру!
    В первый момент я даже не поняла смысла сказанного. И только потом до меня дошло – эти несчастные забитые создания всерьёз считали, что их недомерок мог справиться с горой мышц, доставшейся мне в мужья. Оставалось только жалеть их.
    - Я волнуюсь не за Артура, а за вашего супруга! – сказала я, как можно дипломатичнее.
    Чем вызвала их оскалы. (Это они так смеются! Ничего агрессивного в этом нет!)
    -         Что смешного?
    Мне пояснили:
    - В прошлый раз, когда Дрей и Артур дрались – это был великий день. И они почти убили друг друга. Их кровь смешалась. И они стали братьями. Они оба – великие воины.
    Понятно! Оказывается, моего муженька здесь хорошо знают. С точки зрения этих кровожадных монстров он такой же псих, как и они. Но есть ещё представители пяти рас Галактического Содружества, для которых все земляне после сегодняшнего циркового номера будут казаться такими же варварами, как и рокис.
    - Мне стыдно, что мой муж нарушил церемонию! Ведь для вас это праздник.
    - Нет что вы, - похоже, они принимали меня за клоуна. Или, из-за низкого уровня образованности, просто не могли воспринимать серьёзно хоть что-то. – Дрей был рад вспомнить молодость. В последнее время церемонии сильно его утомляют. Мы пытаемся ему помочь, но этого не достаточно.
    Ну, раз уж они сами начали разговор о личной жизни… Я не смогла удержаться. Ведь это унизительно, делить одного мужчину на троих. И я не понимала, почему они не конфликтуют друг с другом и так нежно к нему относятся. Даже сейчас, я не могла идентифицировать ту, что разговаривала со мной. Казалось, что это не три индивидуальности, а одно существо с тремя телами. Просто унизительное зрелище!
    Из того, что я успела заметить, эти несчастные женщины похоже были довольны своей судьбой! Забитые бесправные создания!
    Я просто не могла оставить подобное просто так.
    - Простите … сёстры - это обращение далось мне с трудом, но чего не сделаешь ради равенства! – Неужели вас не обижает приниженное положение?
    Они меня не поняли. Пришлось развивать мысль.
    - Ведь у вас нет никаких прав. Ваш муж может в любой момент избить вас. И ему ничего за это не будет. Он может вас бросить. А если вы встретите кого-то, кого полюбите, вы не сможете уйти к любимому от Смолфа.
    Я очень сожалела, что транслитер не передаёт эмоциональные посылы в большей мере. К тому же разная физиология наших рас свела влияние модуляций моего голоса к минимуму.
    Но всё равно, реакцию гарема на мои слова предугадать было невозможно. Казалось, эти полурабыни были в шоке.
    - Сестра, опомнись! Наш муж – великий воин, как и твой. Мы рады, что он выбрал нас. Более того, Гварр – говорящая указала на самую мелкую из жён. – Мы выбрали ему сами. Он долго сопротивлялся, но мы его уговорили. Потому что такому великому воину нужен порядок в доме, а вдвоём с этим было трудно справиться. Сейчас мы ищем ему четвёртую жену, но боюсь, он не согласится!
    Две остальные жены закивали, соглашаясь с говорившей.
    - Ведь и ты, сестра, вторая жена Артура. Мы ему столько раз говорили, что одна женщина не в состоянии заботиться о нём, как он того заслуживает. Хорошо, что он прислушался к нашему мнению и взял тебя. Поверь, это великая честь. Дети от него будут очень крепкими и умными.
    И это стало последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Я знала, что женщину можно приучить к чему угодно. Но деградировать настолько, чтобы забыть о своей индивидуальности …
    Я чувствовала что не выдержу ещё хотя бы одни сутки на этой паршивой планете. И я вскочила из-за стола.
    - Опомнитесь! Вы – не животные! Вы – люди! Вы такие же люди, как все эти самцы, переполненные амбициями и агрессией.
    И чтобы продемонстрировать этим курицам, что женщина тоже способна на что-то, я подошла к диктатору. Я понимала, что нарушаю протокол церемонии. Хотя, после того, что устроил Артур, о каком протоколе могла идти речь? Мы сильнее и умнее этих дикарей. И, что гораздо важнее, мы – цивилизованнее.
    Я обратилась прямо к недомерку, называвшему себя диктатором:
    - Дрей Смолф, я являюсь главным, – я особо подчеркнула это слово. – Послом Земной Федерации. Я прибыла сюда с целью заключения мира между нашими расами.
    Эти слова, сказанные в присутствии представителей пяти рас Галактического Содружества должны были уничтожить за Смолфом все пути к отступлению. Если он сейчас откажется продлять мир – значит он тупой и злобный агрессор. И никто в Содружестве не окажет ему помощь. Рокис останется один на один с мощью всей Земной Федерации.
    Лёгкий, элегантный ход, расставляющий все точки над «и». И что ты мне скажешь, маленький ублюдок?
    Но он сказал не мне. Артуру:
    - Уйми свою женщину, брат. Мне стыдно за тебя. У нас сегодня
    праздник.
    Понимал ли он, что наносит мне публичное оскорбление? Да, конечно. И Артур не счёл должным вступаться за меня. Да этого не потребовалось.
    Я схватила диктатора за шкирку и принялась трясти. Вся та ненависть, всё то презрение, что так долго не находили выхода в этом диком мире слились в этот момент в желании уничтожить эту мерзость! И пятьдесят килограммов этой твари, которая смела меня унижать, болтались перед моим лицом.
    - Я не его женщина! Я – ЧЕЛОВЕК! Я такое же разумное существо, как и ты. Я – посол Земной Федерации и полковник Эспэка. И если ты, уродец, хоть на секунду забудешь об этом, весь твой мир будет стёрт в порошок!
    И я отшвырнула от себя этот мешок отбросов, наверняка обделавшийся от страха. А ещё говорят – великий воин!
    В следующую секунду я рухнула на пол придавленная кем-то очень тяжёлым. Крики шум и грохот привели меня в чувство. Я пыталась выбраться из-под неожиданного груза. Это не удавалось. Зато удалось идентифицировать хама – сержант Фербанкс. Только он не шевелился. Создавалось полное впечатление, что он решил обездвижить меня, как обездвиживают буйнопомешанных.
      Я толкала его и пихала, даже кусала. А потом я поняла, что мои руки и моё платье испачканы в чём-то липком.
    А потом я поняла, что пытаюсь выбраться из-под тела. Мёртвого изуродованного тела, ещё пару минут назад бывшего живым человеком.
    Я потеряла сознание.
     
    Сначала вернулся слух. Кто-то с кем-то ругался. Точнее не так – мужской сильный глубокий голос спокойно уговаривал высокий женский, срывающийся на крик и слёзы.
    Очередной семейный скандал, без которого не могут обойтись ни одни серьёзные отношения.
    Голова была пустой. Я встала, и, не отдавая себе отчёта, пошла на голоса.
    Кухня, где совсем недавно я пыталась соблазнить Артура, оказалась занята влюблённой парочкой. Ну надо же! Наш «прынц» предпочёл мне невзрачную Барбару. Хотя теперь стало понятно, почему Служба ничего не знала о его личной жизни. Хорошо устроился козёл!
    - Ты улетаешь через три часа, Барби. Пожалуйста!
    Вы когда-нибудь видели умоляющую гориллу? Он облапил Барбару, не давая ей малейшей возможности вырваться. Она уже плакала в полный голос.
    - Я тебя не брошу.
    - Ты должна. Роди мне сына, чтобы ни случилось.
    Как трогательно! Развели тут, понимаешь, телячьи нежности!
    - Не помешала? – язвительность в моём голосе могла смутить кого угодно.
    Почти…
    На меня уставились бешеные глаза Барбары:
    - Очнулась, тварь!
    Я вдруг поняла, что сейчас меня будут убивать. И ни превосходство в комплекции, ни лучшая физическая форма не спасут.
    - Оставь её, Барби.
    В глазах Артура ненависти было не меньше. А ещё там было презрение. И это всё по отношению ко мне!
    - Что произошло?
    - Что произошло? – передразнила меня Барбара. – Она ещё спрашивает! Ты объявила войну! Ты убила десять человек. Из-за тебя погибнут все!
    Я что?
    И тут память вернулась в полном объёме. Я снова увидела тело сержанта, искромсанное пулями. Я посмотрела на свои руки, покрытые засохшей кровью. На платье …
    - Этого не может быть!
    Я это кричала. Но по их глазам, по лицам по жестам я поняла, что они считают свои слова правдой.
    - Маргарет Фрай, через три часа вы покинете планету на нашем курьере. Всё, что от вас зависело, вы уже сделали. Мы успеем эвакуировать всех гражданских и даже продержимся пару недель. Потом живых землян на Рокисе не останется. Крутите дырку для ордена.
    Он сдерживался изо всех сил, чтобы не ударить меня. И держал Барбару. Ошеломлённая случившимся, я даже не пыталась возражать. И лишь последняя фраза заставила меня встрепенуться:
    - Кто вы такой, чтобы приказывать полковнику Эспэка?
    - Я адмирал Лесли, командующий десантных сил в системе Рокис.
    То есть как адмирал?
    Только сейчас у меня появилось время узнать результаты запроса. Наручный комм бесстрастно сообщал данные. Ввиду объявления войны все дисциплинарные понижения в званиях и должностях были отменены. Личные файлы разблокированы.
    Артур Бернард Лесли, корпус-адмирал Космического Десанта. Десять лет назад, в возрасте двадцати пяти лет возглавил вторую десантную дивизию, как старший по званию офицер. Он был тогда капитаном, а в его подчинении оставалось тысяча тридцать шесть человек. Деморализованные, лишённые руководства и связи с космосом. Наверху считали, что часть уничтожена полностью. Поэтому нанесли тактические ядерные удары по поверхности.
    Капитан продержался со своими людьми две недели против повстанческой армии Дрея Смолфа. Потом будущий диктатор вызвал на поединок любого землянина. Если победит он – земляне сдадутся, если проиграет – их отпустят.
    Бой закончился вничью, если можно назвать не проигравшими два куска мяса, в которые превратились дерущиеся.
    Но авторитет Смолфа стал настолько высок, что он возглавил свою расу. А мирные соглашения диктатор согласился подписывать только со своим кровным братом – Артуром Лесли. В противном случае рокис готовы были погибнуть все до одного.
    Нашему правительству пришлось пойти на уступки. Единственное, что позволяло сохранить лицо – это называть Лесли в официальных сообщениях не по званию, а по должности – адмирал второй десантной дивизии.
    Та война стоила нам пятидесяти тысяч жизней, и то, что удалось её закончить, даже сохранив формальную власть над системой – просто чудо.
    Галактическое Содружество признало рокис людьми, показав нам тем самым, что «не одобряет» атомных бомбардировок.
    Неужели надо было второй раз наступать на те же грабли, чтобы узнать всю информацию.
    Но гриф секретности с личных файлов Лесли был снят только после того, как была объявлена новая война.
    Я полетела домой на одном курьерском судне с Барбарой и другими сотрудниками Эспэка. Потому что теперь меня просто никто не спрашивал.
     
    В пути было много времени, и я смотрела репортажи голоновостей. Кадр за кадром.
    Я подхожу к Смолфу, и транслитер доносит до каждого человека Вселенной мои слова. Я – человек. Существо разумное и полностью отдающее себе отчёт во всех своих действиях. Я хватаю верховного представителя разумной расы, наношу ему телесные повреждения и угрожаю физической расправой всей его расе.
    В это время гвардейцы рокис открывают по мне огонь, чтобы спасти своего правителя. Десантники закрывают меня своими телами. И сотни пуль превращают их в месиво.
    Артур пытается остановить это безумие. Он брат Смолфа – его пытаются не задеть. Но он не может закрыть от пуль всех десантников.
    Я, с безумным лицом, со слюной брызжущей изо рта, в припадке ненависти отшвыриваю от себя диктатора. И в этот момент Фербанксу, уже убитому, удаётся повалить меня и прикрыть своим телом. В которое всё продолжают попадать пули.
    Я смотрю это раз за разом и не могу остановиться.
    Дальше уже мало интересного.
    Дрей Смолф и Артур садятся друг против друга и спокойно обсуждают условия будущей войны. Они, как нормальные люди, оговаривают сроки начала военных действий. Артур выторговывает неделю на эвакуацию гражданского персонала нашей базы.
    Потом условия содержания пленных, если они будут (пленные - разумеется). Обсуждают меры для оказания медицинской помощи раненому врагу, чтобы увеличить количество выживших.
    Всё это под прицелом десятков голокамер, как и положено цивилизованным расам в случае непримиримых разногласий.
    Галактическое Содружество не может прийти к единому мнению. Возможно, рокис правы, что объявили войну, возможно – нет. Мои действия никто старается не обсуждать, всё-таки я – полномочный посол Земной Федерации.
    Остаётся слабая надежда – меня просто выгонят из Службы с позором. И наше правительство извинится за действия психованной дуры. Да, мы потеряем Рокис. Но, если честно, он никогда и не был нашим по-настоящему. Само право называться человеком будет поставлено для землян под сомнение. Но это же не критично!
    По крайней мере, мне хочется в это верить.   
     
    Входя в кабинет своей начальницы, я ожидала чего угодно.
    Как мне казалось …
    - Умничка, Марго! Ты отлично справилась!
    У меня отвалилась челюсть. Заметив такую реакцию, Элизабетхмыкнула:
    - Ну-ну! Не строй из себя дурочку! Эта стерва, адмиральская подстилка, долго водила нас за нос! Мы лишь в последний момент поняли, что Лесли собирается заключить мир с этими дикарями. Рокис необходим Земле, как воздух. И необходим, как колония.
    Я не верила своим ушам.
    - Знаешь, какой кастинг ты прошла? Только ты по своим личным качествам подходила для этой операции. А как всё естественно получилось! Ты видела сюжеты правозащитных организаций? А как изумительно обыгрывается: «Я не его женщина! Я - человек!» Умничка! Марго, я говорила, что я тебя обожаю?
    Я смотрела на неё и не верила своим глазам. В войне, которая начнётся с минуты на минуту, погибнут миллионы разумных существ! А Элизабет сияет от восторга!
    Хотя …
    Это же так просто!
    Мои действия вызваны тем фактом, что разумная раса не считает своих женщин людьми. Разумеется, любого здравомыслящего человека подобное может вывести из себя. Поэтому, стоит понять и простить мой поступок.
    Но рокис не стали прощать. Они коварным и злодейским образом убили десять людей земной расы! А потом объявили войну тем, с кем так беспощадно расправились.
    И земляне будут вынуждены защищаться. Тем более, первые потери мы уже понесли. И ещё понесём: сколько там на базе – тысяч пять, шесть?
    Если Эспэка и умеет что-то делать в совершенстве, это общаться с прессой. Несомненно – вся эта авантюра сойдёт нам с рук.
    Нам???
    Мне осталось только отдать честь и выйти из кабинета. И всюду на службе меня встречали овациями. Восторгались моим дипломатическим талантом и моей твёрдой жизненной позицией.
     
    Я знаю, мало кому из вас интересно, что же сейчас происходит на Рокисе. Там каждый день гибнут сотни людей. Но это не важно.
    Важно то, что там не соблюдаются права женщин. И поэтому наши доблестные десантники (Они же - отмороженные ублюдки, у которых не осталось ничего святого!) восстанавливают человеческие права и свободы в полном объёме.
    Я пытаюсь пробиться на массовые каналы вещания. Я пытаюсь объяснить всем людям одну простую вещь. Всем, кто способен слушать меня хотя бы минуту.
    Я не верю, что что-то способно остановить эту бойню.
    Я по-прежнему считаю всех мужиков козлами.
    Я вижу во сне убитого сержанта Фербанкса.
    Но самое главное: я знаю, женщина – НЕ ЧЕЛОВЕК…
     

  Час прийому: 06:17 10.04.2010