22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Рассказ не рассмотрен

Автор: Ев Мальгин Количество символов: 9667
12 Человек-09 Внеконкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

Третий не лишний (новая редакция)


    

    Ев Мальгин
    Третий не лишний.

    Ирилия сидела на вершине пологого холма. Призрачный свет луны освещал её задумчивое лицо.
    Послезавтра ей предстояло умереть, ради счастья двоих. Таких людей называли «звеньями», «третьими» или линками. Их боготворили, одновременно испытывая страх. Ребёнок, который родился «третьим» был обречён на одиночество. Сверстники боялись его. Люди страшились привязываться к тем, кому было суждено умереть рано. Линков никто не обижал, их просто сторонились. Они ни в чём не нуждались, о них заботились, но забота эта была как о дереве или цветке. Родителям «звеньев» приходилось нелегко. Ребёнок постоянно страдал от несхожести с остальными. Как результат истерики, уныние, нежелание жить. Ранимая психика «звеньев» болезненно воспринимала мир.
    Ирилия никогда не мучалась вопросом о Вселенской несправедливости. Дескать, она дочь одного из соборных правителей заслужила короткую жизнь. Подобные мысли были чужды «третьим». Девушка переживала о благоприятном исходе любовного союза двух людей. Людей, которые ещё не знали о своём будущем. Ведь именно от неё, от Ирилии, зависело рождение новой семьи – редкого события для общества долгожителей.
    Послезавтра она должна была достигнуть южного континента. Тоска о народе, о родных давно рассеялась, как утренний туман, над прекрасными озёрами Вэо.
    Каждое мгновение её жизни посвящалось, двоим соплеменникам, которые заслужили Вечную Любовь. Главное не допустить ошибок, иначе…
    Даже страшно думать, что будет если иначе.
     
     
    С наступлением рассвета, небосвод озарился зелёным светом. Ирилия вернулась к себе. На каменной лавочке, украшенной витиеватой резьбой, её ждала младшая сестра. Лицо измученно, под воспалёнными глазами припухлости.
    − Как ты сестрёнка? − Заботливо поинтересовалась Мирилия. − Может быть сосуд настоя Ти?
    − Нет, благодарю тебя. − Безразличным голосом ответила Ирилия.
    − Твоя ванна готова. − Смахивая предательскую слезинку, маленьким бриллиантом катящуюся по щеке, сказала девушка. Голос дрожал.
    − Хорошо. - Невидящий взор она устремила перед собой. − И… сестрёнка, перестань тревожиться. Я нужна Вэо, а это важнее всего. − Взгляд на мгновение прояснился, чтобы снова устремиться внутрь естества.
    − Я постараюсь, − сквозь слёзы прибодрилась младшая.
     
     
    Странно, Мирилия и родители готовились к этому много лет, но так и не смогли до конца смириться. Мать слегла в постель от нескончаемых переживаний. Отец держался, хотя на его лице прибавилось морщин.
    Девушка прекрасно знала, всё душевное тепло её дорогая, сестрёнка, которую она скоро больше никогда не увидит, (сердце больно кольнуло, от этой мысли), отдаёт через Всеобщность двум Избранным. Вскоре между ними, как пламя в стоге сухой травы, вспыхнет вечная, любовь. А «третья» сгорит в этом всепоглощающем «пожаре» чувств.
    Уже множество столетий люди так встречают Возлюбленных, так создают Семьи, так продолжают Род. Цена каждой семьи − смерть линк. Смерть от ненависти, жесткости, презрения и прочих мрачных чувств Возлюбленных.
    «Так умрёт и моя сестра», − с ужасом подумала Мирилия. К горлу подкатил неприятный, липкий ком. Перехватило дыхание. Из груди вырывались звуки рыдания. Нет, она, наверное, не выдержит этого. Но она должна. Она не имеет права сломаться. Не имеет, не имеет, не имеет…
    Глубоко в душе она бунтовала против несправедливости, но против уроков истории не попрёшь. Некогда на далёких предков людей было наложено проклятие. В те времена на планете господствовала эпоха презрения, ненависти, страданий, разрушений. Злоба захлёстывала людей, они стремились ко всякой корысти, вопреки человечности. Рушились семьи, узы братства, дружбы. Бриллианты человечности блекли перед возможностью стать знаменитым, состоятельным.
    О, кошмарная эпоха! Опошлилось, даже самое светлое чувство − Любовь. Забыл человек, зачем на Землю пришёл. Люди занимались каждодневным отравлением себя самыми изощрёнными ядами. При этом самоубийство, как мгновенный уход из жизни они полагали – тяжким грехом.
    Ложь, ненависть, месть, обиды, презрение, гордыня стали нормой жизни. Эти мрачные чувства помогали выжить в кошмарном, отвергающем жизнь обществе. Человек сам подписал приговор своей «мёртвой» цивилизации, заложником или даже рабом, которой стал. Но жизнь, всегда стремиться к жизни. Высшие силы благоволили сохранности рода людского на планете.
    Много времени с тех пор утекло. Эпоха за эпохой перерождалось человечество. Началось развитие новой цивилизации. Люди стали выше, стройней, их движения прибрели особую плавность. Они говорили, как пели, двигались танцуя…
    Отныне они не противопоставляли себя природе. Постепенно сформировалась Всеобщность.
    Человечество превратилось в соборный организм, влитый в поток жизни. Но перерождённые люди по-прежнему любили исключительно при помощи третьего. И третий этот не был проблемой − как раньше.
     
     
    Дельфинообразная, светящаяся голубым и розовым светом Возница приземлилась недалёко от пирсов водорослевой деревни Ольвокс. В образовавшемся проёме появилась Ирилия. Зелёная одежда, расшитая серебром. На голове красовался высокий головной убор, украшенный блестящими треугольниками. Девушка совершенно не обращала внимания на притихших жителей деревни, ожидающих священнодействия. Ирилия направлялась к пирсу, где она чувствовала присутствие Избранной. Толпа молчаливо расступилась. Возле пирса также скопилось множество людей, торопливо освобождающих дорогу линк. Некоторые из них, даже прыгнули в воду, не найдя себе места среди тесно стоящих соплеменников.
    Вдруг одна из пятидесятилетних девушек начала дрожать, как лист на ветру. На лбу выступила испарина. Она чувствовала, что с ней, в последнее время, что-то происходит, но во что именно поняла только сейчас. Ирилия сделала шаг к краю пирса.
    − Здравствуйте. − Поклонилась девушка, откидывая со лба непокорную прядь. «Третья» сдержанно кивнула, до крови кусая губы, от невыносимой боли. Внутри всё горело огнём, ноги становились ватными. Перед взором всё плыло. Туманилось сознание. А ведь это только начало.
    Любящая выбралась на пирс.
    − Благодарю вас, − с улыбкой поблагодарила «третью» за протянутую руку.
    − Не за чем, Избранная, - ответно улыбнулась линк, хотя боль только усиливалась. Она уже не могла рассмотреть лица девушки, по имени Тезия. А ведь, ещё нужно было отыскать Избранника. Ирилия не знала, что будет настолько больно.
    − Ты уже знаешь, кто он?
    − Только, что…
    − Вот и хорошо, моя дорогая, тогда идём скорей. − Ирилия пошатнулась. Стало тяжело дышать. Она судорожно, словно рыба, выброшенная на берег, хватала открытым ртом воздух. Давил тесный ворот одеяния. Рывком расстегнула хомут воротника. Несколько оторванных пуговиц с едва слышимым звуком покатились по засаленному пирсу. Головной убор упал в воду.
    − Вам плохо, давайте я вам помогу, я разбираюсь… − начала было испуганная поведением «третьей» Тезия.
    − Не стоит. Сейчас есть дела поважней, моя дорогая. Веди…
    Кто-то нырнул за шапкой Ирилии.
    − Не стоит, - поняла она причину возни в воде, всматриваясь в расплывчатые пятна, перед глазами. В голосе «третьей» отчётливо слышались нотки неимоверных страданий. Люди повиновались.
     
    Избранник девушки чинил крышу дома. Черноволосый, лет пятидесяти пяти, тренированное тело, высокий лоб, добродушное лицо. Едва заметив приближающуюся к нему пару девушек, одна из которых с трудом передвигалась на несгибаемых ногах, он чуть не упал с крыши. От падения спас резной конёк. Снова взобравшись на прежнее место, он растеряно улыбнулся, приветливо махая рукой. Вниз спустился по лестнице.
    Только ценой невероятных усилий Ирилия не потеряла сознания. Она продолжала крепко сжимать вспотевшую ладонь Тезии. Любящая дрожала пуще прежнего.
    Парень поравнялся с пришедшими. Раскрасневшееся лицо, дрожащие руки, ноги, словно деревянные.
    − Здравствуйте, − согнулся в поклоне, ещё не до конца понимая сути происходящего. Ирилия, также молча кивнула.
    − Привет Тезия, − девушка радостно улыбнулась приветствию парня, мир сжался до одного, единственного во Вселенной человека. − Чего… − Он не успел договорить, Ирилия взяла своей дрожащей рукой крепкую ладонь парня и вложила в ладонь Тезии. Взоры молодых людей остановились друг на друге. Сердца забились чаще. Во взгляде разгорелся огонь. Они ощущали себя Богами. Дарителями новой жизни. Они купались в потоках благодати. Молодые люди выпустили руки «третьей». Они потянулись навстречу друг другу, чтобы соединиться в объятиях. Приоткрытые уста слились ещё в неумелом, полном искренности поцелуе. Возлюбленные закружились под небесами, радостно смеясь.
    Сегодня всё было впервые, в том числе и вожделение тел друг друга.
    Едва Избранные были предоставлены сами себе, линк согнулась пополам. Её стошнило. Отдышка усилилась. Казалось, внутри обнажилось миллион маленьких иголок, прокалывающих каждую клеточку измученного болью организма. Она полностью ослепла и оглохла.
    Девушка повалилась на поросшую густой травой землю. Тело забилось в судорогах. Правая рука хваталась за область сердца, из приоткрытого рта шла кровавая пена. Никто из деревенщиков не смел мешать линк − не имеющее смыла, а порой и опасное занятие.
    Чем больше Возлюбленным было хорошо, чем сильнее пробуждались их чувства, неведомые большинству людей, тем быстрее Ирилия покидала этот мир, спасая Избранных от них же самих.
    Вот она цена любви, цена жизни.
    Наконец в голове что-то разовралось на мгновение, осветив внутренний взор ярчайшей вспышкой…
    Тезия и Ниит, перед тем, как скрыться от непонимающих их состояния соплеменников, повернулись в сторону позабытой ими «третьей». Они желали поблагодарить Ирилию, а увидели скорченный труп девушки. Её милое лицо посинело, застывшие мышцы сковала гримаса страданий. Но наперекор всему уста запечатлели счастливую улыбку.
    Возлюбленные упали на колени и заплакали.

    25.06.2009.

  Время приёма: 14:26 26.06.2009