09:45 09.03.2019
Отпечатан тираж 38-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


10:02 03.02.2019
Поздравляем победителей 48-ого конкурса!
1 Юлес Скела ak003 Таємниця Живени
2 Ліандра ak024 Всі діти світу
3 Нездешний ak002 Подпольщики


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

Рассказ не рассмотрен

Автор: Ев Мальгин Количество символов: 27007
12 Человек-09 Внеконкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

Сопряжённый


    

    Ев Мальгин
    Сопряжённый

    
     
     
     
     
     
    Некуда бежать,

                                                                                                                                                                                           Нечего терять,

    Некого винить…
    …и стучится дождь
    в запертые двери
     
    С. Трофимов отрывок
    из песни «Некуда бежать».

     «Люди, добрые, подайте на хлеб насущный», - гласила надпись, большими, кривыми буквами, состоящими из многократных росчерков, синей шариковой ручки. Картонная табличка с упомянутой надписью висела на шее мужчины, выглядевшего лет на пятьдесят. Неопрятно одетый, сильно сутулившийся, окутанный невидимым, но обоняемым облаком богатой палитры запахов немытого тела, человек, смотрел вслед проходившим людям, неважно откликнувшимся на просьбу или нет, с ненавистью. Он завидовал им во всём. За то, что них было жильё, работа, семья…
                Вот уже шесть лет каждый рабочий день нашего героя начинался, раним утром, и заканчивался поздним вечером. Табличка с переменным успехом приносила различные доходы. Но как бы там ни было на ежедневный «пузырь» и закусь хватало. Часть доходов приходилось отдавать хозяевам территории, за аренду так сказать. По началу он сопротивлялся, но, будучи несколько раз избытым тремя здоровяками, остепенился и принял правила местной игры.
                Мало кто в опустившемся, деградировавшем человеке мог узнать известнейшего среди харьковского бомонда парикмахера, работавшего в одном из элитных салонов красоты. Творческий подход, постоянная новизна ну и, разумеется, любовь к своему делу снискали Григорию неслыханную славу. Жёны депутатов горсовета, бизнесменов, телеведущих все стремились попасть в кресло мастера. От клиентов в салоне не было отбоя…
    Григорий вращался в так называемых высших кругах общества…
    Постоянные званные вечера, закрытые вечеринки, день рождения и прочее, прочее, прочее требовали обильных возлияний, тем паче, что Григорий был не прочь расслабиться таким способом.
    От размеренного пития перешёл к систематическому. Не обходилось и дня, без спиртного. На работу приходил измученным с красными, запавшими глазами. Перестал следить за собой. Однажды за неопрятный вид директор салона не допустил его к работе. Утешение неприятности Гриша снова нашёл на дне стакана.
    На следующий день он вовсе не явился на работу, так ознаменовался первый в его жизни запой.
    Потеряв любимую, высокооплачиваемую работу он некоторое время прожил на отложенные деньги, пока его ни ограбили собственные собутыльники, во главе с бывшей любовницей.
    Начал работать грузчиком, часто вместо денег беря оплату бутылками водки. Очередной пьяный угар, закончился лишением квартиры. Позже он смутно вспоминал, как что-то подписывал, распинаясь, что он ещё всем покажет.
    Он очнулся среди мусорных контейнеров соседнего района. Когда добрёл до дверей своей квартиры с ужасом отметил тяжёлую, металлическую дверь, вместо своей деревянной, с искусной резьбой. Хотел, было поднять шум, но здравый смысл призвал его молчать. Что может доказать бомжеватого вида мужик людям в погонах или нынешним хозяевам трёхкомнатной квартиры в центре Харькова. Плюнув в сердцах под ноги, Гришка, волоча ноги, побрёл прочь.
    Начался новый этап его жизни. Отныне он ночевал под мостом в районе центрального рынка, где и зарабатывал на свой хлеб насущный, как гласила надпись на табличке. Часто, с грустью вспоминая свою прошлую жизнь, он сам с собой шутил, о преимуществах нового жилья говоря, что он не платит за отопление и за жилплощадь, дескать, все эти блага у него дармовые, вот только качество оставляло желать лучшего.
    Мучимый головной болью и тошнотой Гришка задремал, склонив голову на поджатые колени. От сна, жаждущего опохмелится мужика, оторвал проникновенный голос молодого человека, не побрезговавшего присесть рядом с бомжём.
    - На табличке нужно писать не на хлеб насущный, а на спирт насущный. – Сказал незнакомец.
    - Издеваешься, падла, - сузил глаза Гришка.
    - Да нет, просто правду писать призываю. – Спокойно ответил молодой человек, не обращая внимания на удивлённые взгляды прохожих, наблюдавших редчайшую картину: солидно одетый незнакомец разговаривает с представителем социальных низов. Никто не желает признавать факта, что на первый взгляд непреодолимая дистанция может быть преодолена одним шагом…
    Выбор…
    - Засунь ты, знаешь, куда свою правду, щенок, - грязные, в заживающих ранах кулаки сжались, из горла вырвался злобный хрип.
    - Успокойтесь, Григорий Константинович, я не издеваться над вами пришёл. Если вы не против, пройдёмте со мной. – Незнакомец поднялся во весь свой рост, оказавшись на полголовы выше своего визави.
    - Мусор, чё тебе от меня надо, мало вам муд…
    - Я не милиционер. Поговорим об этом в другом месте, так вы идёте? – Гришка по-прежнему мерил молодого человека подозрительным взглядом, смешанным с ненавистью. Он словно оцепенел от поведения и предложения парня.
    - Ну, как знаете, - молодой человек вмиг растерял заинтересованность собеседником и, повернувшись к нему спиной, зашагал наверх. Когда его нога коснулась последней скользкой, от многочисленных стоп прохожих ступени Гришка, сбросив оцепенение, крикнул:
    - А оно стоит того, - хотя сначала хотел спросить совсем иное. Фраза словно сама собой вырвалась.
    - Всё зависит от вашего отношения, - обернувшись, бросил незнакомец.
    - Подожди меня, - с кряхтением поднявшись, сняв с шеи табличку, он медленно, шаркая ногами и сопя от усилий, выбирался наверх.
    - Похоже, есть в вас ещё тяга к жизни, Григорий Константинович, - спокойно наблюдая за потугами Гришки, заметил молодой человек.
    Преодолев последнюю ступеньку, Григорий с отдышкой прислонился к стене, попросив передышки.
    - Отдохнётё ещё. Идёмте.
    - Слушай, а у тебя сигаретки, случайно нет?
    - Не курю. – Быстрым шагом, направляясь к стоянке автомобилей, ответил незнакомец.
    - И правильно, - бросил традиционную фразу заправский курильщик. – А куда мы хоть идём, и чего ты так торопишься?
    - Это вы, просто медленно идёте, мы уже пришли, вон моя машина, - указал молодой человек на голубой «Nissannote».
    - И ты мне разрешишь сесть в такую красотку? – Искренне удивился Гришка.
    - Ничего с ней не будет. Избавьте меня от преамбул. – Передняя дверь автомобиля распахнулась, обдавая Гришку запахом ароматизаторов салона. Нерешительно перекидывая ногу за порог, он сел в мягкое кресло, аккуратно захлопнув дверь. Тут же накатилась волна воспоминаний о прошлой, роскошной жизни, сменившаяся мыслью «вот сейчас отъедем от многолюдных мест, бахну его по голове и всё его, будет моим, будет…
    - Не советую, Григорий Константинович, может я ваш единственный шанс на реабилитацию, кроме того, вам дороже будет, - всё тем же проникновенным, спокойным голосом заметил молодой человек, внимательно следя за дорогой.
    - Ты…, ты что мысли читаешь? – Не своим голосом поинтересовался пассажир. – Колдун что ли?
    - Ваши намерения были очень прозрачны.
    - Но я же…
    - Ничего не предприняли, только подумали, этого оказалось достаточно.
    - Значит, всё-таки читаешь, - Гришка опасливо прижался к дверце.
    - Ну и что. И вы сможете. Каждый, если потренируется.
    - Угу… так тебе и каждый. – Скептически качнул головой Гришка. - А куда мы едем?
    - Нетерпеливый вы, Григорий Константинович. Всему своё время. Скажем так, с вами хочет поговорить один человек, ну а дальше воля ваша. Это всё, что я пока могу вам сказать.
    - Но легче от этого мне не стало. Уж лучше бы не говорил… - Недовольно бросил наш герой
    «Нелегко будет его вытаскивать, если только он этого захочет» - подумал молодой человек, сосредоточено следя за дорогой.
    Автомобиль, стремительно пожирая километры расстояния, пролетел мимо указателя с надписью «Безлдювка.
    - Никак помыть меня хочешь, перед разговором серьёзным, - прокомментировал минувший указатель Гришка.
    - Мы не к водоёмам, да и рановато ещё купальный сезон открывать. Вы помоетесь на месте.
    - Слушай, а как ты выносишь мой запах, забыл у тебя сразу спросить. От меня же воняет.
    - Воняет, но я временно отключил своё обоняние.
    Гришка в ответ промолчал, предпочтя словам очередного удивления звучный выдох.
    - Да не бойтесь вы так, - рассмеялся водитель, - вы так реагируете на каждую необычную, с точки зрения здравого смысла, новость, что скоро инфаркт получите.
    Некоторое время ехали молча. Испуганный Григорий так и не удосужился спросить, как зовут незнакомца. Устремив невидящий взор на извивающуюся ленту асфальтированной, избитой многочисленными выбоинами, дорогу, он, в очередной раз проигрывал в памяти сцены из своей прошлой жизни, что-то они всё чаще давали о себе знать…

    _____

    - Ну, вот мы и приехали. – Заглушив двигатель, сказал человек, отрывая Гришку от воспоминаний.
    - Приехали? Сюда? Так это же какой-то заброшенный завод.
    - Всё верно. Мы как раз на месте. Идёмте… - Наш герой, пожав плечами, последовал за незнакомцем. Со скрипом отворилась ржавая, металлическая дверь, привёдшая в помещение, пропахшее гарью и мазутом. Пол, заваленный всевозможным хламом от частей неких механизмов до бытовых, неподвластных гниению отходов, наподобие фольги, полиэтилена… и стены из растрескавшегося, местами поросшего лишайником кирпича, составляли превосходную картину полного запустения.
    Позади стоявших раздался внезапный крик хищной птицы. Обернулся только Гришка, его спутник, с невозмутимым видом, продолжал рассматривать стену напротив.
    - Эй, как там тебя зовут, смотри, какое дерево, откуда оно там взялось, ведь не было же… - С трудом выговаривая слова, сказал Григорий.
    - Наконец-то вас заинтересовало моё имя. – Обернулся на реплику молодой человек. – Пётр меня зовут. Так, что вы там говорили?
    - Я говорю, смотри какое дерево, ты, что его не видишь?
    - Нет.
    - Ты чё, опять колдуешь, твою за ногу.
    - А что это дерево собой представляет?
    - Оно почти под потолок высотой, а ствол и крона как китайцы делают, ну знаешь, у них эти маленькие деревья есть, покрученные такие…
    - Бонсай.
    - Во, во. Слушай, а ты меня не разыгрываешь, что не видишь дерево?
    - Нет, это только ваше видение.
    - А может, у меня белая горячка началась? – Ужаснулся Гришка, продолжавший рассматривать только ему видимое дерево.
    - Всё возможно в этой жизни, - философски заметил Пётр, - кроме того, поглощая в таких количествах спиртное, не удивительно схлопотать белую горячку, вы же, что называется, за последние годы не просыхали…
    - Так жизнь, стерва меня…
    - Это не жизнь вас, а вы сами. Кого вы хотите обмануть, перекладывая вину на других? – Проницательный взгляд Петра, казалось, проникает в самые сокровенные уголки Гришкиной души.
    - Не смотри так, меня аж дрожь пробирает, колдун хренов. – Ссутулившись, попросил наш герой.
    - Идёмте, заболтались мы с вами. – Выполнив просьбу Григория, сказал молодой человек, направившись в дальний конец цеха, где виднелись перила лестницы, ведущей в подвал.
    Спустились, освещая себе дорогу карманным фонарём, слабый пучок света которого отчаянно пытался рассеять окружающую тьму. Опустив фонарь, Пётр коснулся рукой одной из стен подвального помещения, очевидно игравшего роль склада, судя по множеству высоких металлических стеллажей, стоявших тесными рядами.
    - Только, прошу, вас, не удивляйтесь сильно, - освещая результат своих манипуляций, попросил молодой человек.
    - … Выругавшись, Гришка сделал непроизвольный шаг назад. Перед ним в стене зияла овальная дыра порядка полутора метров в диаметре. Удивляло отсутствие сломов кирпича, казалось, проход, буквально проплавлен, вопреки свойству материала.
    - Просто обожжённая глина временно изменила свои свойства, я воздействовал на информацию кирпича, а это повлёкло трансформацию миссии данного объекта в Ммироздании…. Нам туда, - встретив непонимающий взгляд Гришки, добавил Пётр, указывая в сторону дыры.
    - Я не пойду, через стены не ходят.
    - Что слабо, почувствовать себя Иванушкой из фильма «Чародеи»?
    - Кино оно и в Африке кино.
    - Неужели вы остановитесь на достигнутом, уже проделав над собой такое количество усилий? – Надавил на самолюбие спутника молодой человек. – С вами совершенно ничего не случиться, закройте глаза, если хотите.
    - Нет уж брат, опасности предпочитаю встречать с открытыми глазами. – Безапелляционно заявил, продолжавший бояться Гришка и с криком «а-а-а» вбежал в необычный проход.
    - Ну, вот видите, а вы боялись, - закрыл дыру Пётр. Затем незнакомец нажал на одну из трёх сенсорных кнопок лифта, заставив кабину спускаться, минуя всяческие шумы.
    Движение продолжалось около трёх минут.
    Когда блестящие створки дверей лифта вновь отворились, в глаза пассажирам ударили яркие лучи света.
    Они оказались в помещении, стены, потолок, и пол которого покрывала затейливая рельефная сеточка, напоминающая жилкование листьев некоторых растений. Повернув от лифта налево, миновав несколько затейливой формы дверей, они вошли в одну из них.
    - Я буду ждать вас здесь, мойтесь сколько душе угодно, поди, тело истосковалось по чистоте. – Напутствовал Гришку Пётр, перед тем, как закрыть дверь в душевую.

    _____

    - Добро пожаловать, Григорий, - поприветствовал гостя мужчина лет пятидесяти, невысокого роста с длинными, заплетёнными в косу русыми волосами. Добродушное лицо, проницательный взгляд, нос горбинкой, левую бровь пересекал длинный, косой шрам. – Моё имя Владимир Иванович, по моей вине вас доставили сюда.
    - Здравствуйте, - бросая растерянный взгляд по сторонам, ответил Гришка.
    - Присаживайтесь. - Мужчина открыл нижний ящик своего огромного письменного стола и извлёк нагора бутылку тёмного стекла, до половины наполненную густой жидкостью. – Выпить не желаете? – Произнёс он тоном гостеприимного хозяина.
    - Можно, с утра ничего не пил, башка раскалывается. Тут ещё чудеса вашего подопечного, жуть… - Помолчав, добавил. - А чего там, в пузыре то? – Руки дрожали от вожделения, во рту пересохло.
    - Напиток экзотический, не пожалеете. – Хитрая улыбка озарила лицо владельца просторного кабинета, декор которого мало чем отличался от такового в холе или душевой. – Держите, - протянул широкий, кубической формы стакан, - только осторожно, залпом не пейте.
    Гришка последовал совету мужчины, скосив взгляд на невозмутимо сидящего Петра. Напиток, попав в организм, вызвал странное покалывание, словно от слабого электрического разряда. В голове прояснилось. Сами собой исчезли последствия похмельного синдрома. Так прекрасно Гришка не чувствовал себя уже несколько лет кряду.
    - Это не спиртное, зуб даю. - Рассматривая опустевший стакан, уверенно заявил наш герой.
    - А с чего вы решили, что я вам предложу этот яд, используемый людьми для так называемого отдыха и расслабления, в ущерб физическому, энергетическому и психическому здоровью, неразрывно связанными друг с другом.
    - Ну, вы же сказали, выпить хотите… - Поставил стакан на стол, в очередной раз почувствовавший себя неловко Гришка. Взгляд его визави был куда ощутимей, чем у Петра.
    - Ох уж мне эти люди, рабы стереотипов, - покрутив в руках обломок камня, усеянный странными письменами, задумчиво произнёс хозяин кабинета. Ладно, перейдём к сути нашего разговора. – Обломок плавно поднялся над столом, вращаясь по часовой стрелки, вокруг собственной оси и также плавно вернулся на прежнее место.
    - А вы кто, разве не человек? – Продолжая ощущать необычный приток сил спросил Гришка, одновременно дивуясь случившемуся.
    - Сейчас это не суть важно. Удивляетесь, как это я сумел такое сотворить. Уверяю вас, вы также способны на подобное. Вопрос во времени…
    - Кстати, Пётр, что он видел, откликнувшись на зов Орла?
    - Дерево бонсай, только большого роста. – Оторвавшись от собственных мыслей, с небольшим запозданием ответил Пётр.
    - Очень хорошо, будет сложно, да нам не привыкать...
    - Так это были не признаки белой горячки, - с облегчением вздохнул наш герой.
    - Как видите, кстати, ещё не зная об этом, вы, тем не менее, согласились выпить, по вашему мнению, спиртной напиток… - Гришка виновато опустил голову. - Тяжело не быть зомби, если тебя уже таковым сделали, не так ли Григорий Константинович? – Последний кивнул в ответ.
    - Теперь к делу. Вы, голубчик не просто представитель своего вида, своей расы, не просто носитель одной из разновидностей разума на этой планете, вы Сопряжённый. Сие означает, что вы контролируете целую планету.
    - Я себя не контролирую, а вы о планетах каких-то, бред несёте! – Гришка нецензурно выругался. - Думаете, если мужик спился окончательно, так ему можно впарить чего хочешь?
    - Поверьте, Григорий Константинович, я говорю вам правду. Сопряжённый, как правило, контролирует подопечную ему планету на уровне, называемом вашими психологами подсознательным. Мало кто из вас самостоятельно осознаёт свою главную роль в жизни. В этом то вся и загвоздка. Поскольку столь важная в контексте удержания равновесия фигура пребывает в полном неведении, относительно своей функции, её можно легко отравить всевозможными ядами, как физиологического воздействия, так и информационного. И те и другие в разной степени оказывают влияние на энергетику, состояние здоровья носителя генетической и негенетической (приобретаемой) информации, то есть физическое тело, преобразование или даже стирание самой информации. Одним из проявлений искажения генетической информации являются, так называемые, наследственные заболевания или даже полное угасание всего рода… - Владимир Иванович снова заставил каменный обломок совершить завораживающий внимание кульбит.
    – Любое негативное изменение на одном из трёх уровней (физиологическом, энергетическом или информационном), влечёт за собой изменение и на остальных. – Продолжал хозяин кабинета. - Результаты регрессионных или эволюционных процессов, затронувших Сопряжённого, как в зеркале отражаются на подконтрольной ему планете. –
    - Земля тоже имеет своего Сопряжённого? – Поинтересовался Григорий.
    - Разумеется.
    - А как же Бог, который всё сотворил?
    - Носитель Творящей Силы, называемый людьми Богом, Космическим разумом и прочим здесь не, причём. Это тема отдельного разговора. Мы говорим о существах контролирующих процессы, запущенные после Сотворения.
    - И как же там дела обстоят на моей планете?
    - Как вы можете сами догадываться хреново. Тамошние разумники, очень похожие на людей, сводят друг с другом счёты в войне, охватившей всю планету и длящейся несколько десятилетий. Благо они ещё не вышли в космос. В ходе противостояния применяется оружие, последствия, использования которого, будут ещё долго аукаться страдающей ни за что природе. Кроме того, наметились тенденции изменения фундаментальных закономерностей мира, а это равносильно…, лучше пока об этом вслух не говорить. Как видите, вас успешно обработали, добившись столь умопомрачительных результатов на контролируемой вами планете.
    - Никто меня не обрабатывал, просто жизнь…
    - Да нет, Григорий Константинович, - резко поднялся со своего места Владимир Иванович, шрам, пересекающий левую бровь, покраснел - это ваш выбор и только ваш, - Его резко выброшенная вперёд рука указала в сторону Гришки, вжимающегося в кресло из последних сил. В воздухе запахло озоном, металлические предметы покрылись быстро исчезнувшей сеточкой электрических разрядов. Гришке показалось, что отныне он знает, чувства испытуемые загнанным зверем.
    Окинув взглядом кабинет, понимая, свою ошибку, Владимир Иванович снова опустился в своё кресло. Некоторое время сидел неподвижно, затем продолжил уже спокойным тоном: - Не спорю, ваш выбор был сделан с подачи Стирингов, наладивших прекрасные механизмы воздействия на людей. Но Стиринги не способны обойти важнейшее качество людской природы – СВОБОДУ ВОЛИ. Выводы делайте сами.
    - К-то он-и… и к-то в-вы? - С трудом, выговаривая слова, делая многократные паузы, спросил Григорий.
    - Мы представляем равновесные силы Мироздания, мы его иммунная система. Если в Мироздании нет баланса, жди беды. Наша функция следить за наличием так называемой золотой середины. Стиринги же мешают нам. Они – своего образа вирус Мироздания.
    На самом деле нам нет дела до спасения человечества, как вы могли подумать сначала. Оно само избрало этот путь, пусть и выкарабкивается. Давая шанс спастись Сопряжённым, мы наносим очередное поражение Стирингам, спасая наш общий дом от заразы, возвращаем утраченный баланс. Точка равновесия в Мироздании не стационарна, её положение динамично, но есть потенциальные ямы, из которых выкарабкаться не так-то просто. Они результаты фатальных ошибок ИСМ – иммунной системы Мироздания - нас. Локальная равновесная система - подчинённая вам планета, являющаяся неотъемлемой частью единого целого как раз и скатилась в такую яму. Спасти планету можете только вы.
    - Значит вы всё-таки не люди?
    - Если вам от этого легче да.
    - А кто, злобные космические захватчики?
    - Вы продолжаете думать, что вас обманывают?
    - Да… - Поёжившись, ответил Гришка. - К слову, ваш напиток - нечто. Я, словно заново родился.
    - Ну, вот видите, хотя бы в этом мы вас не обманули.
    - Что же я должен делать, чтобы спасти эту планету и как вы мне докажите, что не лжёте?
    - Что делать мы вам скажем, достаточно согласиться начать новую жизнь, постепенно этап, за этапом переживая последствия былых ошибок, в Мироздании нет без инерционных процессов. Параллельно с этим вы приступите к осознанному сопряжению со своей планетой.
    - Так просто. Не нужно никуда лететь никого мочить?
    - Не так просто, как вам кажется, дорогой мой. Посмотрите сами, коли согласны. Что же касается просьбы доказать вам свою правоту, увы, этого не будет. У вас есть интуиция вот и доверяйте этому уникальному чувству, имеющемуся далеко не у каждого разумника. – Владимир Иванович придвинулся на кресле вплотную к стене, положив ноги на стол, скрестив их по ковбойски.
    - И как же моё согласие должно выглядеть. Я обязан подписать документ кровью, выпить одну из двух таблеток или чего там ещё бывает… - У Гришки по всему телу прокатилась странная дрожь. Он сложил руки в замок и зажал его между коленями.
    - Как же вы любите всё усложнять. Достаточно просто согласия на словах, озвучивающего ваше намерение. Только предупреждаю, - это должен быть искрений ответ. Вы должны осознавать что делаете. Подумайте…
    - А что будет дальше? – Дрожь усиливалась. Он чувствовал себя как на выпускных экзаменах в школе. Вмиг пред глазами промелькнул экзамен по самому «страшному» предмету – математике, уж больно зверствовала их пожилая учительница, относившаяся к нему с особенным пристрастием.
    - А дальше начнутся, процессы очищения, которые мы немного форсируем.
    - Будет больно?
    - Не без этого. – Спокойно ответил Владимир Иванович, обменявшись взглядами с начавшим внимательно следить за диалогом Петром. Складывалось впечатление, что между ними произошёл телепатический разговор.
    - А почём мне знать, что я не умру после этого форсирования или не стану вашим рабом.
    - К первому финалу вы сами вскоре приблизитесь, при такой то жизни. Ну, а для второго есть более простые способы…
    - А если я откажусь. Будете пытать?
    - Свобода воли, не забывайте голубчик. Если «нет», вернётесь к прежней жизни, забыв обо всём случившемся. Там вам всё уже известно и предсказуемо.
    Гришка поднялся со своего кресла, начал расхаживать по комнате. Мышлению помогали последствия выпитого напитка, прибавившие жизненной энергии и подарившие кратковременное избавление от ига вредных пристрастий, жестоко карающих за отсутствие должного внимания к себе. Собеседник терпеливо ждал ответа. Мысли в голове нашего героя устроили настоящие скачки. Одна опережала другую.
    …«Они тебя поработят».
    «Сожрут с потрохами».
    «Лучше пусть будет всё по-старому…»
    «А чего мне терять, всё равно моя жизнь лучше не станет, ведь сдохну ж, где ни будь на свалке»…
    В конце концов, победил последний довод.
    - Ладно я согласен. Режьте меня, - с некой обречённостью в голосе произнёс Гришка. В тот же момент он побледнел, к горлу подступил ком, мешающий дышать, наступили позывы к рвоте, согнувшие нашего героя пополам, мгновение и он повалился на идеально чистый пол кабинета.
    - Отравил, падла, доволен!!! - И потерял сознание.
    - Пётр, как дела?
    - Импульс выбора передался. – Взгляд молодого человека, остекленев, смотрел куда-то в пустоту. – Связи слабеют, неужели мы ошиблись, неужели поздно.
    - Не паникуй, наблюдай, эти оболочки сильно сказываются на нашем поведении. Сильны же люди, не знают только они этого ещё, расти им и расти, если выживут.
    - Я такого ещё не видел, связи на глазах атрофируются, уровень энтропии небывалый, у них там, на планете, наверное, настоящий ад начался.
    Пока двое обменивались фразами, Григория вырвало. Чёрные, густые рвотные массы растекались по полу с несвойственным шипением. Из ушей и носа потекла кровь…
    - Есть, - обрадовался Пётр, - имеются всё-таки в нём силы, не зря дерево, видел, в ответ на зов орла. Пусть и покрученное изрядно. Пошла энергия намерения. Связи вновь налаживаются. Восстанавливаются даже те, которые давно исчезли…
    Тем временем бледность на лице Гришки сменилась румянцем. Продукты его недомогания куда-то исчезли, пол был идеально чист.
    Назвавшиеся Петром и Владимиром Иванович склонились над ступившим на новый Путь, начинающийся с уборки сорного урожая, посеянного во время пребывания Григория Константиновича на иной дороге.
    - Теперь всё зависит от тебя, Григорий Константинович, знал бы, как ты сейчас важен, а ты всё по свалкам шатался, да травил себя всяческими способами. Эх, выпороть тебя бы, как дитя малое, впрочем, ты сам себя выпорешь. Точнее последствия твоих экс выборов проделают столь неприятную процедуру. – И обращаясь к Петру, Владимир Иванович произнёс. – Давай-ка Петька отнесём его в медбокс, пусть за ним понаблюдают, прежде чем вернуть в жизнь…
    - Давайте, Владимир Иванович. Потом я аккуратно подкорректирую его жизненную линию, помогу новичку, чем смогу, главное без фанатизма, последствия…
    Гришка, которого переносили в медицинский бокс, держа за руки и ноги, слабо застонал.
    - Новорожденный ты наш, прокомментировал стоны нашего героя Владимир Иванович…
    Харьков                                                                                            13.04.2008

  Время приёма: 11:16 01.06.2009