17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

Автор не проголосовал вовремя.

Автор: титаник Количество символов: 16491
02 Время-07 Конкурсные работы
рассказ закрыт для комментариев

054 Дар


    - Пошел от сюда дурень, или прошлого раза не хватило? – Прокричал одногодка Канн, уходя с молодыми охотниками за добычей в лес. Все ребята и многие соплеменников недолюбливали Пака: кто за внешность – огненно рыжие волосы и большой рост супротив среднего и темно-русых волос соплеменников, а кто и за повадки Пака.
     Необщительный, молчаливый, задумчивый Пак – не имел друзей в племени, а за его желание стать новым шаманом его порой даже били.
     Единственный, кто остался у парня родным человеком, был нынешний шаман Укараш – седой старик, который учил своего сына всему, что знал сам. Часто, оставив селение, уходили они на пару в поход на месяц- два за редчайшими травами и нужными для ворожбы предметами.
     - И не плетись за нами, урод, а то опять кровью умоешься - добавил на последок уходящий Канн, восемнадцати весен от роду, сын вождя и самый перспективный жених на близящихся Сватках.
     Высокий Пак взглянул на последок уходящим охотникам, чьи силуэты начали расплываться на фоне заходящего солнца, вздохнул, развернулся и поплелся обратно в селение, где родичи уже начали ворожить над своими котелками с едой. Пройти ему следовало через весь поселок к хижине шамана, что стояла на отшибе, где он и жил. Его отец Укараш, ушел вместе с послами в чужое племя, с которым вражду ведет племя Пака – степняков, с племенем ближних лесовиков. Поэтому пока в ветхой хижине уже с три пятидневника жил один лишь Пак.
     Пройти между деревянными избенками дело не хитрое, но боялся приближаться к Кругу – месту вечерних посиделок незамужних девчат, среди которых и Эя, та, которой хочет и боится предложить Пак стать его женой. Осилив с два десятка домов, парень оказался на Кругу, где девушки, увидев его, перестали вровень петь и некоторые из них посмеивались над незадачливым женихом, которому может и не улыбнется удача на грядущих Сватках.
     Пройдя Круг, смущенный и покрасневший парень, прочел про себя несколько заклинаний против сглаза и поплелся далее до хижины.
     Дойдя в сумерках до обители шамана, Пак трижды повернулся в круг себя, приговаривая имена духов охраняющих старую хижину, чтоб узнали в одиноком страннике его – шаманыша. После он открыл дверь и, расстелив медвежьи шкуры, улегся в угол комнаты близь очага, уставился в изрисованный Знаками потолок и еле слышно запел колыбельную, что пела ему мать, когда он был маленький. Года три назад на поле ее загрызли волки и теперь он лежал совсем один в этом доме и пел эту родную песню.
     Над селением взошла луна, заблестели звезды и все родичи улеглись, а шаманышь все лежал в своей хижине и уставившись в потолок размышлял.
    
    
    
    
    
    
     Лишь взошло солнце, как дверь шаманьей лачуги распахнулась и навстречу прохладным утренним лучам вышел Пак. Облачен он был в обрядовый костюм, который сшил сам на подобие отцовского. На шее его и на руках побрякивали многочисленные амулеты – чтобы силы поняли, кто к ним взывает.
     Взглянув в последний раз на солнце, чьи лучи так нежно ласкали кожу, шаманыш на ходу прошептал охранный завет, и поклонившись хижине побрел в сторону Красного озера. Говорят, на этом самом озере случилось необыкновенное: кочующее племя степняков остановилось на привал около сего места. Степняки уходили от людей с рыжими волосами, заплетенными в косы, что негаданно напали на них. Во время привала люди увидели Крона – бога огня и знаний, который вышел из воды и направился к ним. Огромный полыхающий – озеро вскипело от него, его следы оставляли языки пламени и он направлялся к ним, к людям.
     Навстречу богу вышел шаман – тогда им был Лютиг. Приблизившись, бог обещал покровительство и дар всему племени в обмен на человека, которого он сам выберет. После долгого обдумывания Лютиг согласился на предложение Крона, отчего тот долго смотрел в глаза шамана, а, после, не сказав ни слова, развернулся и побрел обратно в озеро.
     С тех самых пор озеро называется Красным, настолько красным насколько красна кровь родича, которого Крон изберет в свою жертву. А на месте где была совершена сделка, может находиться только шаман, который будет благодарить Крона за помощь. Бог сдержал обещание и помог уберечь племя от рыжеволосых захватчиков, также посмотрев в глаза Лютигу он дал ему Дар – вызывать дожди.
     Теперь же Пак направлялся на берег Красного озера, где стоит идол Крона. На подходе к истукану он достал из старой сумки деревянный ковш наполненный медвежьим жиром. И медленно читая молитву богу стал подходить постоянно кланяясь. Подойдя к идолу он смазал ему губы жертвенным жиром, от чего они будтобы расползлись в улыбке. После этого шаманышь достал заготовленные травы принесенные с собой и положив их на стоящий рядом плоский камень достал два кремня. Выбив искру Пак поджог благоухающие травы, уселся на землю и уставился на огромные красные глаза намалеванные на истукане. По традиции от должен сидеть весь день и всю ночь лишь затем чтобы бог подарил ему Дар – то что по соглашению Крон дарует шаманам. У каждого шамана Дар свой. У первого, кому даровали – Лютигу это вызвать дождь, второму Крану – заклинать животных, третьему – отцу Пака шаману Укарашу – видеть духов, и общаться сними как с обычными людьми.
     Вот и сейчас сидит Пак в надежде что и ему бог даст Дар, который может поможет ему стать краше перед той, кого он любит. Перед Эяй. Такой прекрасной и… такой недоступной.
    
    
    
     Вернувшись на следующий день спозаранку в селение, усталый и обессилевший Пак был встречен хмурыми лицами и суровыми взглядами. Шаманыш привык к этим взглядам. Автоматически он поправил рыжую челку и побрел дальше к хижине.
     Лишь когда от открыл дверь в обитель шамана и увидев своего отца Укараша ему стало все ясно: не удалось договориться с лесовиками, а это значит быть войне. Всплывут старые обиды: ведь это племя Пака вторглось на землю лесовиков, когда его преследовали рыжеволосые. Лесовики уж хотели пойти войной на незваных гостей, как у тех появился покровитель – Крон. При необходимости бог уничтожил бы прежних хозяев, так – что те остерегались наподдать до этого. Но они осмелели, ведь в недавнем времени у них тоже появился бог, в замен старых, слабых божков. У них появился Таам – бог охоты и убийства. Не хороший бог, злой – если так вообще можно охарактеризовать бога.
     Поздоровавшись с отцом шаманыш сел за стол где уже лежало вяленной мясо, варенный лосось и ягоды - в общем завтрак. Узнав от отца какого оно был в чужом враждебном племени где все тебя ненавидят шаманыш задумался: а ведь теперь его рыжеволосого Пака будут винить во всех смертных грехах. Будут винить лишь за то что его прабабка была из племени рыжеволосых!
     Доживав вяленное мясо и запив отварам из душистых трав парень лег на шкуры. Его отец пошел помогать соплеменникам легкой ворожбой от недуга недавно сваливший многих соплеменников, но…а хотя какая разница! Сейчас он не мог думать об этом. Единственное о чем он мог сейчас думать это Эя и сон…
    
    
     Паку снилось как он ласкает Эю в первую ночь после Сваток. Как они разговаривают под звездами и целуют друг друга как это было раньше пока отец Эи не узнал об этом и запретил им видеться. Но нечего, осталась недолго, ведь именно на близящиеся Сватках ей разрешено будет выходить замуж и слово отца уже не будет законом!
     Пак видел во сне как Она, прекрасная, с темно- русыми кудрявимися волосами смотрит на него и некто не в силах их разлучить. Все недоброжелатели, а в особенности этот заносчивый сын вождя Канн – будут бояться его ведь скоро Дар бога, наверное молнии буду…
     ……..Cокол … вождь… собака… змей…человек…роса…облако…камень…озеро…стрекоза…..
    
     Вспышки света очень быстро мелькали в глазах Пака, каждая новая вспышка – похожа на какой-нибудь образ… появляется паника, тупая, животная… СТРАХ!
    
    
     ….Веревка…кувшин…. надгробие….бабочка…
    
     - сознание покинуло Пака.
    
    
    
     Мироощущение и понимания своего я мелкими крупинками возвращали его в реальный мир. Через некоторое время ощутив полностью свое тело, Пак постарался подняться. Открыв глаза он лицезрел седых, и сгорбленных годами старейшин, вождя, главных Матерей рода и отца.
     Оглядевшись повнимательнее он заметил что лежит на земле, около костра, в Думной палатке. И при этом он абсолютно голый, обрисован рунами, которых до этого не видел. Свой негодующий взгляд Пак поднял на отца, но тот отвел взгляд и лишь кто-то из старейшин промолвил:
     - Ну вот и ты стал шаманом!
    
    
    
     Одевшись Пак долго не решался выйти из думной палатки. Думная палатка была местом куда собирались все кто имел значительную власть в роду лишь в том случае, когда это было необходимо. Все ушли из палатки оставив Пака одного.
     Вечерело и где-то совсем рядом зажгли костры и запели песни. На сегодня назначены гулянья. По традиции в день когда Бог дает еще один дар роду, надо гулять и праздновать. Ежели кто будет грустить и плакать – тем хуже роду. Крон увидит их и подумает, что не рады люди его подаркам и отвернется от них. И тут тебе никакой не защиты не Даров.
     Много чего надо бы передумать новоиспеченному шаману. Откуда хворь взялась коль бог остался доволен жертвенным жиром да еще и не оставил Пака своим вниманием? Почему отец на удивление молчалив и ходит буд-то не замечая своего сына, ведь даже сейчас он должен был остаться, помочь? Как люди прореагируют что рыжеволосый оказался настоящим шаманом, а то до этого дня его просто недолюбливали а сейчас и бояться будут? И самый главный, терзающий Пака больше всего – Что за силу он приобрел?!
     Решив что подумать над этим ему еще хватит времени он всеже решился выйти в свет. Отдернув шкуру жертвенного барана парень прикрыл лицо рукой, ибо столь сильным было пламя разведенное около Круга. Большинство народа собралось на этом самом месте, поставив сколоченные на скорую руку столы.
     - Да, здесь на самом деле не плохо, а даже и хорошо.
     Оглянувшись Пак увидел Эю. Божественно красивая она улыбнулась и быстро чтоб никто не видел пошла в сторону костра.
     У него сердце забилось сильней как только он ее увидел. Радость и страх одновременно заиграли в нем.
     Где-то уже затянули песню, где-то раздался звонкий смех, а к нему растерянному улыбаясь двигался вождь. Облаченный в праздничную одежду, низкорослый вождь доходивший Паку до локтя, лучась улыбкой и потирая шею подошел к сыну- шаману.
     - Вот это да! Впервые в истории в племени два действующих шамана, так еще и сын с отцом. – вождь обхватил Пака за руку и повел в сторону торжествующих.
     - Сегодня праздник, хозяйки достали хмель, столы ломятся от яств, ну а ты бледный какой-то! – продолжил вождь.
     - Так, ну, не очень это приятно дается. – растерянно проговорил Пак.
     Вождь понимающе покачал головой и они дальше продолжили свой путь до Костра.
    
     Дойдя вождь как всегда растворился улаживать какие – то важные дела В то время когда к Паку подошел Канн – сын вождя, который ненавидел Пака, и тот само собой тоже не любовь горячую питал к Канну.
     - Ты все-таки стал настоящим шаманом…уб..Пак – язвительным голосом проговорил он. Сегодня Канн был как и все одет в праздничную одежду, он был хоть и ниже ростом, но шире в плечах и в нем виделась скрытая сила. У него за поясом находился каменный топор, хотя на праздник, да еще такой с оружием ходить нельзя.
     - А ты остался таким же как и был, может разве что стал немного вежливее. И еще одно, так как я теперь полноправный шаман ты отдашь мне . Если оно будет у меня, то не потревожится Бог.
     Канн скрипя зубами удалился за стол для неженатых охотников, в то время как Пака ждал стол за которым он и должен сидеть с вождем и старейшинами. Отец там тоже сидел, правда не рядом а немного супротив него.
     Усевшись Пак впервые за вечер по настоящему улыбнулся: а ведь чего я расстраиваюсь ведь не все так плохо, хотя хворь… а ладно завтра днем с отцом пошаманим, у Крона помощи попросим! И взявшись за кружку отхлебнул здоровую порцию хмельного. Тепло медленно потекло вниз к желудку, взял ломоть хлеба, откусил уж начал было думать о предстоящих Сватках как…
     Боль в глазах, свет падающий от костра усилился в стократ…
     Виски пульсируют, вот –вот лопнут… вспышка…
    
     Пак тер глаза от чего они еще больше заболели, но свет вновь стал обыкновенным, а не столь болезненно ярким, взглянув на кружку из которой мгновение назад пил он понял что все вновь стало прежним.
     - Что это было? – сын – шаман медленно поднял голову и обомлел: за танцующими людьми будто дымка тянулась, лица же некоторых сидящих переменились.
     Вот он вождь. Ну вождь как вождь маленький, старенький, смазливый, а вот если приглядеться… за столом сидит высокий, статный воин глаза которого лучатся умом…
     Канн… из молодого парня, ежели вглядеться, получается худющий, с мокрой зеленой кожей урод, время от времени ненавистно поглядывающий на Пака…
     Эя, надо найти Эю! Пак вгляделся в то место где стояли столы для незамужних девчат, ага, вон она… зрение это было невообразимо – девки есть и красивые, есть и по страшней, но вот если вглядеться … некоторые девчата что с наружи милы глазу тут оказались ужасными. Вон одна Гика, красавица - а посмотришь, ан нет! Кожа как у ящерицы, глаза выискивают кто по Выгоднее, вся в бородавках, язык раздвоенный клыки острые облизывает. Фу-у!
     А вот Тешка с виду далеко не красавица, даже слух ходит что в девках ей так и ходить – чудная краса вышла, покраше Гики внешне.
     А Эя, Эя то какая в испуге подумал Пак. Бешено ища глазами он не сразу ее нашел. Она сидела рядом с подругой, вгляделся, Эя осталась такой же красавицей с лучезарной улыбкой какая она и есть настоящая вот только даже краше стала. А подруга ее…
     Пака потянуло блевать, но только он справился с собой.
     - Вот значит что за дар, - прошептал он. - Лютигу это вызвать дождь, Крану – заклинать животных, отцу – видеть духов, и общаться сними как с обычными людьми. А мне значить видеть людей настоящими, в нутрии… Пак ошарашено уставился но огонь костра: - А мне значит душу видеть!
     Пак в шоке встал из-за стола, и направился в сторону их с отцом хижины.
     Но зачем мне Бог дал видеть душу? Почему не огонь обрушивать на врагов? Почему не тяжело больных лечить? Почему не в засуху дожди вызывать?
     - Почему ты дал мне Этот Дар. – крикнул он небу.
     - Да вот почему.
     Новоиспеченный шамаш не сразу заметил как уже пришел до хижины и еле видно в ночи опершись боком стоит кто-то.
     - Приглядись и ты узнаешь. – послышался знакомый голос.
     Подойдя поближе Пак увидел отца.
     - Отец ты чего?
     - Я давно думал что такое случиться прошипел отец-шаман.
     Пак вдруг почувствовал жуткую головную боль, колени подогнулись, он упал. Поднявшись на корточки и сжимая будто разрываемую голову Пак вгляделся в душу отца.
     - Нееет, неет, только не ЭТО!!!
     Демон, истинный демон стаял перед Паком, и только чуть –чуть, словно полупрозрачное тело проглядывалось отца. Вокруг Демона хороводом метались активизированные заклятья, на теле виднелись по настоящему злые, страшные руны когтистые лапы быстро меняли свое положение в магических пасах, а головы – их было две: одна повернута в сторону селения шепчет насылая хворь, а вторая смотрит с дьявольской ухмылкой, и злыми глазами на Пака.
     - Так это ты мразь, хворь наслал!
     -Да. – морда смотрящая на парня еще больше оскалилась.
     - О нет, ты и …
     - Да это я подстроил с лесовиками, я и войну вскоре начну, ну а ты сдохнишь
     - Но почему? – Пак медленно, но верно начал подниматься на ноги, боль не прошла, а на оборот еще больше усилилась.
     - Во всем виновен твой Дар, я знал что Крон не захочет терять своих верующих, и он знал о моих замыслах, а тут такой удобный случай открыть людям глаза через тебя.
     Укарашь плюнул в лицо медленно встающему сыну.
     - Но почему Бог сам не мог сделать этого? И зачем тебе это вообще надо?
     - А есть законы, через которые даже боги переступать не осмеливаются, и один из них гласит: Нельзя спасать тех, кто не может сам себя спасти. – Укарашь – демон достал из-за пояса костяной нож. – А мне это надо лишь для того чтоб стать еще сильней, еще могущественней. Предав родичей я обрету истинное могущество и смогу стать вровень с черными богами! Ты только посмотри – Укарашь- демон показал на себя ножом. – ты только смотри чего я достиг убив всего одного жалкого человека… твою мать
     В голове у Пака помимо боли появилась и колыбельная, что пела ему мать…
     Злость охватила Пака и он собрав все свои последние силы выхватил отобранный до этого на празднике у Канна топор и не целясь, со всей силой метнул в Укараша – демона.
     Не ожидая такого Шаман не успел увернуться, и хорошо заточенный каменный топор попал ему прямо в голову. Не издав ни звука он повалился наземь.

  Время приёма: 16:16 09.04.2007