06:45 04.11.2018
Поздравляем победителей 47-ого конкурса
1 AuthorX aj009 Заради малого
2 Нарут aj001 Экипаж отшельника
3 ЧучундрУА aj018 Інший бік


22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Альфа Количество символов: 21300
11 Дорога-09 Рассказы
рассказ открыт для комментариев

a031 Путь на Радугу


        Полет близился к завершению. Не то что бы Трей так стремился где-нибудь приземлиться, но перевозка «живого груза» его и впрямь утомила. Полет длился больше трех месяцев, и все это время он должен был не просто вести корабль, но и ухаживать за животными.

         Крусды – не особо дорогие животные и не особо редкие. Но для колонистов с Верды животные с родной планеты были видимо ценны и важны, раз они согласились оплатить перевозку по двойному тарифу. За дополнительные деньги Трей должен был дважды в день кормить шесть животных и следить за тем, чтобы система их жизнеобеспечения работала нормально. Крусды напоминали земных оленей, только рога у них были совсем маленькие, а шерсть длинная и оливкового цвета. В уходе они были неприхотливы, и Трей надеялся, что без проблем привезет их на новое место жительства.
         Работа космического перевозчика Трея устраивала. Он с детства мечтал о полетах и новых планетах, а когда его родители развелись, куда-нибудь подальше от дома ему захотелось еще больше. Он не мог понять, почему его мама, такая красивая и успешная, настолько сильно переживает развод. Отец ушел не просто так, он ушел к другой женщине, а этого Трей не мог понять тем более. С отцом он практически перестал общаться и сосредоточился на учебе и поступлении в школу космолетчиков. В семнадцать лет Трей стал учеником начальной ступени космошколы, а через два года, когда готовился перейти в среднюю ступень, узнал, что мама умерла. Что это было – несчастный случай или самоубийство, Трей так и не узнал, но ему больше некуда было возвращаться.
         Отучившись, Трей продал унаследованное от матери имущество, купил себе подержанный грузовой корабль и стал перевозчиком. Так как большую часть времени он все равно проводил на корабле, дом был ему больше не нужен.
         Поначалу  Трей брался за любые заказы, какие только ему могли подвернуться, и которые он в силах был выполнить. А потом, сам того не замечая, стал выбирать заказы, предполагающие долгие полеты. За них и платили больше, а конкуренция здесь была меньше, многие старались летать поближе к семье, к родной планете, для Трея это было не важно. Трей месяцами не видел ни одного живого человека, и когда приземлялся где-нибудь, чтобы отдать груз или найти нового заказчика, ему все сложнее было общаться с людьми. Нет, он их не боялся, просто отвыкал от общения. Необходимость договориться о заказе, обсудить все детали стала для него сущей пыткой. И его знакомство со Стифом стало настоящим спасением. Стиф был агентом, сводившим заказчиков с перевозчиками. В случае с Треем он быстро понял, что лучше вести все переговоры самому, а Трею предоставлять пару-тройку вариантов на выбор. Понял он и то, что Трей предпочитает дальние перевозки. И хотя Стиф получал неплохие комиссионные от заказов Трея, Трей был ему благодарен за то, что самую неприятную часть работы Стиф взял на себя.
         В результате Стиф стал не только обеспечивать Трея заказчиками, но и вести все его дела: организовывать ремонт корабля, отдых, заказывать номера в отелях. Общение с себе подобными Трей свел к минимуму: короткий разговор в баре космопорта, ни к чему не обязывающая интрижка с девицей, подцепленной там же, пара фраз со служащими отеля и ремонтной службы. Единственным человеком, с которым Трей общался более-менее регулярно, был Стиф. Но он в душу никогда не лез, говорил только по делу.
         Отдыхать Трей любил тоже в одиночестве. Если у него был всего день-два передышки, то он просто оставался в отеле. А если решал устроить себе длительный отпуск, летел на Заповедник. Вообще-то на этой планете отдыхали в основном те, кто устал от людей и хотел побыть немного один, хотя были и такие, кто приезжал компаниями. Но на Заповеднике не было развлекательных центров и прочих мест для массового отдыха. Каждый турист мог снять себе небольшой или большой, в зависимости от состояния банковского счета, коттедж и наслаждаться единением с природой. На десятки километров вокруг не было другого жилья. Отдых на Заповеднике был не дешев, но Трей мог его себе позволить, тем более, что отдыхал он нечасто.
         Другие перевозчики, с которыми он изредка пересекался в космопортах, предпочитали отдыхать в шумных мегаполисах и всегда удивлялись, когда он говорил, что отдыхает в одиночестве.
         - Как ты можешь быть все время один, это же ненормально! - говорили они.
         Сначала Трей на такие реплики отшучивался, потом стал отмалчиваться.
         Вот и сейчас, после доставки крусдов на Верду, Трей решил на недельку-другую отдохнуть в Заповеднике, тем более, что Верда была от него в пяти днях полета.
         Свободное время Трей проводил за чтением, изучением последних результатов космических изысканий. Было у него и хобби – Трей собирал самые разные космические легенды и курьезы. Что касается последних, Трей даже стал автором одного из них.
         Почти год назад он перевозил груз на только-только колонизированную планету. Находилась она на окраине освоенного космоса, поэтому, несмотря на довольно малогабаритный груз, Трей должен был заработать неплохо. Ближе к окончанию полета в корабле начались неполадки, которые Трей не смог исправить сам. Чтобы быстрее добраться до обитаемой планеты, он сбросил груз на первом попавшемся пригодном для посадки астероиде. Он думал, что, возможно, потом заберет груз. Но вернуться за ним так и не получилось, и Трей предпочел снова закупить товар и, наконец, доставить его по назначению. С тех пор он иногда представлял себе лицо того или тех людей, которые волей случая окажутся на том астероиде. Ведь груз, который вез Трей, был не совсем обычным, потому что климат планеты, куда его нужно было доставить, оказался специфическим. И Трею было интересно, каково это, обнаружить на безжизненном куске камня полторы тонны солнцезащитного крема и пять тысяч пар солнечных очков.
         Верда, куда сейчас направлялся Трей, напротив, была планетой прохладной и крусды со своим густым и длинным мехом были бы там как нельзя кстати.
         Через день Трей доставил крусдов хозяевам, получил окончательный расчет и с чистой душой и полным кошельком направился на Заповедник.
         На следующее утро он первым делом пошел в отсек, где располагались крусды, чтобы накормить их, и только здесь вспомнил, что теперь ему не надо ни о ком заботиться. Трей с удивлением поймал себя на том, что привязался к этим животным, и теперь чувствовал, что ему чего-то не хватает. Он даже разозлился на себя за такую слабость.  Трею пришла мысль завести на корабле какого-нибудь зверька, но он быстро отбросил ее. Одно дело перевозить живое существо с места на место,  другое - навсегда его поселить в консервной банке, пусть и комфортабельной, и лишь изредка выпускать его на свежий воздух.
         Трей сообщил Стифу, что груз доставлен и теперь ему требуется коттедж на Заповеднике недели на две, а потом он будет готов к новым перелетам.  Трей уже подлетал к Заповеднику, когда Стиф с ним связался. Он сообщил, что коттедж заказан, но прежде чем Трей поедет туда, просил забрать в космопорте какие-то важные бумаги, которые для Трея передали с земной нотариальной конторы.
         Трей был удивлен тому, что кому-то понадобился на Земле. С тех пор, как он стал перевозчиком, на Земле был всего три раза, причем исключительно для того, чтобы забрать или доставить откуда-то груз. Решив раньше времени не беспокоиться, он занялся более насущными делами: связался с космопортом, сообщил о прибытии, зарезервировал место для посадки.
         Посадив корабль и выполнив все необходимые формальности, Трей пошел к ячейкам межпланетной почты, чтобы забрать все, что ему переслал Стиф.  Выбросив непременную местную рекламу, он начал разглядывать толстый пластиковый пакет, оставшийся в его руках.
         Посмотреть здесь или добраться до коттеджа и в спокойной обстановке вскрыть пакет? Трей несколько минут колебался. Решив, что за полтора часа, нужных, чтобы добраться от космопорта до снятого коттеджа, ничего с пакетом не случится, Трей пошел искать транспорт для перелета. На стоянке было много аэротакси, и Трей без проблем добрался до коттеджа.
         Прежде чем распаковать вещи и оглядеться, Трей все-таки взялся за пакет. В нем лежали бумаги и микродиски. Трею понадобился почти час, чтобы все посмотреть, прочитать, изучить, не поверить и пересмотреть все заново.
         Ошибки быть не могло. Все, что было в пакете, касалось Трея. Это было завещание, завещание его отца.
         Отец погиб полмесяца назад вместе со своей женой, женщиной, к которой ушел из семьи.  И во втором браке у него родилась дочь, сестра Трея.  О сестре Трей ничего не знал и никак не мог осознать тот факт,  что ни с того ни с сего у него появилась кровная родственница, которой к тому же было уже двенадцать лет. У отца остался довольно успешный бизнес, который впоследствии должен был перейти к дочери, а пока управлялся доверенными людьми. Для Трея же у него было особое предложение, которое отец написал в письме, составленном на случай собственной гибели. Оно начиналось словами: «Сынок, очень надеюсь, что тебе никогда не доведется прочесть это письмо…» «Сынок» - это обращение больно резануло Трея, он уже привык относиться к отцу, как к чужому человеку. И этот человек по сути делал ему очень выгодный заказ. Он просил его, в случае, если Мелисса, так зовут сестру, останется сиротой, отвезти ее с Земли в специальный приют на Радуге. Радуга по климату была планетой-курортом, а по роду деятельности, скорее научным центром. Там располагались два крупнейших университета освоенной вселенной. Приют, куда нужно отвезти Мелиссу, был элитным заведением, в котором осиротевшие дети небедных людей жили и готовились к поступлению в один из университетов, чтобы потом продолжить дело своих родителей. Предполагалось, что обучение Мелиссы будет оплачиваться из доходов бизнеса отца. А Трей за перевозку получит очень щедрую плату – новенький грузовой корабль, оборудованный по последнему слову техники. При всех своих  доходах, Трей бы заработал на такой не раньше, чем лет через десять. Зачем выбрасывать такие баснословные деньги, когда девочку можно вполне было отправить на Радугу на пассажирском корабле, причем в гораздо более комфортных условиях, отец объяснял в конце письма.
         «Я знаю, что виноват перед тобой. Жаль, что ты не дал мне шанса оправдаться и объясниться. Но Мелисса ни в чем не виновата. У нее больше никого не осталось. Я надеюсь, что пока вы будете лететь до Радуги, вы перестанете быть друг другу чужими. В любом случае, сообщи о своем решении в мою фирму, каким бы это решение ни было.»
         Первой реакцией Трея была злость. «Объявился, родитель. Родственные чувства и подкуп – хорошая комбинация. Не нужен мне новый корабль, пусть девчонку отправят пассажирским транспортом.»
         Трей чисто механически разобрал вещи, принял душ, поел, но мысли о предложении отца его не отпускали. Корабль, конечно, был весомым аргументом, но без него Трей вполне мог обойтись. Дело было в другом, Трей не сразу себе признался в том, что просто хочет увидеть свою сестру. «В конце концов, я могу долететь до Земли и уже там от всего отказаться, если передумаю» - пришел он к выводу.
         Трей связался со Стифом, кратко обрисовал ему ситуацию и сказал, что возможно месяц не будет брать новых заказов.  Примерно столько времени понадобится, чтобы добраться от Заповедника до Земли, а оттуда до Радуги. Он попросил Стифа собрать все, что можно об отце, его жизни и Мелиссе.
         На следующее утро Трей уже покинул Заповедник.  До Земли оставалось два дня, когда Стиф переслал ему всю найденную информацию. Про бизнес отца Трей не узнал ничего нового, основное было указано в бумагах, приложенных к завещанию. Зато он хоть что-то узнал о Мелиссе. Оказывается, его сестра была довольно талантливым изобретателем. Так как бизнес его отца заключался в усовершенствовании и выпуске систем жизнеобеспечения для космических кораблей, ей прочили большое будущее. Два предложения Мелиссы уже были внедрены в производство и принесли фирме отца неплохие деньги.  К информации были приложены и несколько фотографий Мелиссы. Большинство из них было плохого качества, но одна была портретным снимком из какой-то электронной газеты. Трей не мог не признать, что Мелисса была очень похожа на него. Те же русые волосы, разрез глаз, форма носа, черты лица были более тонкими и правильными, но родственное сходство было неоспоримо.
         В дом отца Трей направился сразу из земного космопорта. Ему пришлось дважды объяснять охране кто он и зачем пришел, прежде чем его впустили внутрь.
         Когда Трей вошел в гостиную, Мелисса уже ждала его там. Она выглядела старше, чем на снимке, и взгляд был каким-то потухшим.  До Трея только сейчас дошло, что для Мелиссы отец не был негодяем и предателем,  это был человек, которого она любила и потеряла, больше того она потеряла обоих родителей сразу. И вряд ли за такой короткий период она смирилась с утратой.
         «Значит ты мой брат», - ответила она на приветствие Трея. – «И отец хотел, чтобы ты отвез меня на Радугу. Мои вещи почти собраны, через полчаса я буду полностью готова». Проговорив это,  Мелисса вышла из  комнаты. Трей не успел даже рта раскрыть, он ведь до последнего сомневался, выполнит ли просьбу отца или откажется, ему для начала просто хотелось познакомиться с сестрой. И вот уже двенадцатилетняя  девчонка поставила его перед фактом, не попытавшись выяснить, что он за человек, летит с ним только потому, что так хотел ее отец.
         Трей уже было хотел уйти, но вспомнил потухший взгляд и горечь в голосе сестры и решил для себя, что хотя бы попытается отвезти ее на Радугу. Если Мелисса и дальше попытается им командовать, он просто высадит ее на ближайшей обитаемой планете.
         Мелисса собралась раньше чем через полчаса,  водитель доставил их до космопорта и помог выгрузить вещи. За это время Мелисса сказала всего  три слова, «пойдем» – Трею и «до свидания» - водителю.
         Во время погрузки и взлета говорил только Трей, Мелисса молча выполняла его указания, а потом ушла в каюту.
         За первые два дня полета Мелисса с Трем почти не разговаривали. Трея поначалу это устраивало, а потом начало раздражать.
         На третий день начались неполадки в терморегуляции пассажирской части корабля. Трей знал, что с системой жизнеобеспечения что-то не в порядке и собирался  заказать полную диагностику и ремонт в космопорте Заповедника, пока он планировал там отдыхать. Но завещание отца настолько выбило его из колеи, что Трей забыл о неисправностях. До ближайшей планеты, где можно встать на ремонт, было два дня пути, и Трей решил попробовать починить систему самостоятельно. Он возился часа три, прежде чем признал, что поломка серьезнее, чем он думал. За это время Мелисса дважды прошла мимо, но ничего не сказала. Когда же Трей уже решил сдаться, она подошла и молча оттеснила его. Трей отошел в сторону, глядя на то, как Мелисса внимательно осматривает центральный узел системы жизнеобеспечения.  Она ушла в свою каюту, а потом вернулась с ящиком инструментов. Меньше чем через час терморегуляция была в норме.
         - Спасибо. Где ты так научилась? - Трею было неловко за то, что младшая сестра гораздо лучше, чем он разбиралась в устройстве его же корабля, но не  оценить ее помощь он не мог.
         - Это папа… помог. - Мелисса говорила сначала медленно и нехотя, а потом слова полились потоком. Она рассказала, как отец брал ее с собой на завод, как ей было интересно там, как она потребовала нанять ей в учителя кого-нибудь из ведущих механиков отцовского предприятия, как отец сначала удивлялся, а потом радовался ее успехам, хотя мать не одобряла неженское увлечение дочери.
         Трей  даже разозлился на отца и позавидовал Мелиссе. До того как родители развелись, отец только-только начинал свое дело, дневал и ночевал на работе, и на сына времени оставалось очень мало. Но когда Мелисса разрыдалась, заканчивая свой рассказ, злость и зависть куда-то исчезли. Трею никогда не приходилось успокаивать плачущих детей, он только гладил Мелиссу по голове и говорил: «Ну не плачь, не плачь…» Через минуту Мелисса вывернулась из-под его руки и убежала в свою каюту. Трей не пошел за ней, решив, что  в одиночестве она быстрее успокоится.
         К ужину Мелисса вышла как обычно и как обычно почти не проронила ни слова, всем своим видом показывая, что недавняя слабость была временной. Трей попытался ее разговорить, но Мелисса отвечала односложно, и он бросил эти попытки.
         После ужина он все думал, чем же расшевелить сестру. Мысль сломать еще что-нибудь в системе жизнеобеспечения ему не очень понравилась. В конце-концов он может испортить то, что Мелисса не починит, и тогда их ждут большие проблемы.
         Причина для разговора возникла сама собой, и Трей бы предпочел, чтобы она не возникала. Чтобы привести мысли в порядок, он решил разобрать на своем камбузе и случайно уронил на себя подставку с ножами, один из которых сильно рассек правую руку выше локтя. Чертыхаясь и спотыкаясь о расставленные по всей комнате кухонные принадлежности и другие предметы, Трей  стал искать бинт. Бинт нашелся не сразу, Трей уже успел перепачкать в крови и одежду, и стол, и пол. Мелисса пришла на шум и увидела, как стопроцентный правша пытается забинтовать правую руку одной левой. Видимо ситуация поначалу показалась ей комичной, потому что она впервые за всю дорогу улыбнулась. Но, увидев, как морщится и кривится Трей, подошла к нему и отобрала бинт. Размотав то, что успел навертеть на руку Трей, она промыла рану, принесла из своей каюты какой-то пузырек и вылила из него на рану несколько капель, через пару секунд жидкость загустела и стянула края раны. Сверху Мелисса прилепила регенерирующий пластырь из своей же аптечки, потому что в аптечке Трея он оказался просроченным.
         - Ну вот, - сказала она, - теперь жить будешь и шрама не останется. Когда Трей рассыпался в благодарностях, Мелисса снова улыбнулась:
         - Я ничего особенного не сделала, ты бы сам с горем пополам забинтовал свою руку, но не могу же я позволить своему брату ходить с забинтованной рукой, когда бинтами уже мало кто пользуется.
         Прежде чем Трей успел что-то сказать, Мелисса встала и ушла в свою каюту.
         На следующий день они прибывали на Радугу. Трей прекрасно понимал, что на Радуге Мелиссе будут созданы все условия для жизни и учебы, но все равно ему было как-то не по себе от того, что он завтра «сдаст» ее в приют. «Ну не с собой же ее катать, - убеждал он себя, - ей же учиться надо. Да и глупо все это мы же почти чужие люди, хоть и брат с сестрой.»
         Завтрак прошел как обычно, тишину нарушал только стук вилок по тарелкам, да пара реплик, типа «Передай молоко».
         Приземление, регистрация и вот уже Трей и Мелисса перед входом в административное здание приюта. Без остановки щебечущая о достоинствах заведения заведующая забрала документы Мелиссы, молчаливый охранник унес куда-то ее вещи, а Трей все не мог найти слов для прощания. Мелисса тоже не проронила ни слова и не поднимала глаз, пока они не остались одни.
         - Пока…, ты прилетай ко мне… иногда, - тихо проговорила Мелисса.
         - Конечно, как только смогу, - торопливо ответил Трей.
         Быстро отвернувшись, Мелисса вышла из комнаты, а Трей еще немного постоял в холле, прежде чем направиться в космопорт.
         Очутившись в корабле, он первым делом связался со Стифом и сказал, что его пожелания по приему заказов меняются. Приоритетными для Трея становятся заказы, по которым груз нужно будет доставлять на Радугу или с Радуги, даже если они не требовали длительных перелетов и были не очень-то выгодными. Теперь ему было куда возвращаться.

  Время приёма: 19:30 13.04.2009