20:23 19.05.2023
Сегодня (19.05) в 23.59 заканчивается приём работ на Арену. Не забывайте: чтобы увидеть обсуждение (и рассказы), нужно залогиниться.

13:33 19.04.2023
Сегодня (19.04) в 23.39 заканчивается приём рассказов на Арену.

   
 
 
    запомнить

Автор: Бакина Ирина Число символов: 30595
02 Время-07 Конкурсные работы
Рассказ открыт для комментариев

020 Сон перед Возвращением


    ***
     После очередного с блеском выполненного «заказа» Том Эндертон устроил себе маленький пир. Действительно, больше мучить себя и свой желудок «фастфудом» он не мог, ведь во время исполнения последнего, довольно длительного и изнурительного поручения, он питался исключительно в заведениях типа McDonald’s. Сейчас же на его столе красовались такие блюда, которые характеризовали его как законченного гурмана. Особенно много здесь было черной икры, которую Том просто обожал. Еды было много, но Том, впрочем, не стал, да и не смог съесть все. На столе царило такое изобилие, что ему было достаточно одного взгляда на все это, чтобы его желудок почувствовал себя сытым. Вдоволь насытившись и получив максимальное удовольствие и удовлетворение от приема пищи, Том лег спать. Заснул он почти сразу, но поначалу спал без сна. И только по прошествии некоторого времени он увидел сон, который на следующее утро назвал, по крайней мере, странным…
     ***
     Он находился в какой-то деревне, хотя по размерам она могла бы сравниться с площадью США, но, тем не менее, городом это назвать если и можно было, то где-то 17 века. Но Том больше склонялся к определению «деревня», так как несмотря на полное отсутствие какой-либо техники и на наличие старинных домиков, больших полей и пастбищ, жители «деревни» выглядели вполне современно, да и сам он был одет в свою привычную одежду и, судя по всему, являлся главным действующим лицом не только в своем сне, но и в событиях этой огромной «деревни». Это он осознал, когда заметил, сколько людей за ним гонится и то, что он, в принципе, окружен. Вокруг него, на разном расстоянии друг от друга собралось около пятидесяти человек. Несмотря на вполне современный вид других жителей «деревни», которых он успел заметить, эти сильно от них отличались. У каждого из них было какое-то незнакомое Тому оружие, чем-то отдаленно напоминающее арбалет. А в качестве снарядов в нем была какая-то черная жижа, во всяком случае, так казалось издалека. Все люди, окружавшие его, не были похожи друг на друга, единственное, что объединяло их всех, это серо-золотистая форма, по фасону напоминающая форму гвардейцев кардинала Франции во времена правления Людовика XVI. Кстати, кроме неизвестного оружия, Том обнаружил, что на боку каждого из них уютно располагается красивая шпага, а у некоторых за плечами были громоздкие мечи.
     – Стой, где стоишь. Не двигайся, и все пройдет спокойно, – сказал один из них.
     Том был окружен и, будучи реалистом, понимал всю безвыходность сложившейся ситуации. Ведь если он попытается бежать, он немедленно будет атакован и, скорее всего, убит. Такой вариант развития событий его совершенно не устраивал, поэтому он остался стоять на месте. К нему приближались три человека. Двое встали позади него, взяли под руки и поставили на колени. Третий достал из сумки колбу, доверху наполненную все тем же черным и вязким веществом, что использовалось в качестве снарядов для их оружия. Он поднес колбу ко рту Тома и приказал проглотить это. Отдавал приказ он на чистейшем английском языке. Тому почему-то вовсе не хотелось следовать приказу, хотя то, что находилось внутри колбы, странным образом что-то напоминало ему. Но это не придавало вязкому веществу привлекательности в его глазах. Хотя он и понимал, что ему не отвертеться, он все же решил потянуть время.
     – Почему я должен проглотить это? – спокойно спросил он и посмотрел в глаза солдату, отдававшему приказ.
     Как только Том заглянул в его глаза, он тут же пожалел об этом, ему стало не по себе. В глазах солдата сначала промелькнуло, а потом и вовсе полностью заполнило глазное яблоко то самое черное вещество.
     – Это приказ. Это необходимость. Так велел Господин, – отчеканил солдат безразлично глухим голосом.
     – Кто ваш господин? – спросил Том.
     Солдат не ответил, но было похоже, что вопрос Тома вывел его из себя.
     – Пей! – рявкнул он на него.
     Том сглотнул. Пить не хотелось, а бежать не было возможности. И тут его осенило.
     – Я ведь в привычной одежде, значит я не безоружен! – подумал он, извернулся и выхватил небольшой нож, который закреплялся на голени под штаниной. Том был профессионалом в своем деле, ему понадобилось всего две секунды, чтобы нанести соперникам три удара, тем самым, обезвредив их, еще три секунды он уворачивался от мчащихся прямо в него зарядов черной жижи, и еще секунд восемь он наблюдал за тем, что происходило с теми, в кого угодили предназначавшиеся ему снаряды. Это было что-то ужасное. Черное вещество легко пробивало кожу и немедленно всасывалось внутрь организма. После этого жертва билась в конвульсиях, по ее телу небольшими буграми проступали и двигались черные островки, а глаза постепенно становились полностью черного цвета. Зрелище потрясло Тома до глубины души, но больше он смотреть не мог, так как рана на теле жертвы уже затянулась, и еще недавно лежавший на земле и бившийся в конвульсиях человек, встал с земли и двинулся по направлению к нему. Том, не теряя времени, бросился бежать. Черные снаряды еще летели ему вслед, но в скором времени он понял, что оторвался от преследователей. Он спрятался в огромном кустарнике и постарался собраться с мыслями. Первое, что он понял, это то, что оставил свой нож в спине одного из преследователей. Конечно, оставался еще родной TG-379, но не было запасной обоймы, а это значило, что у Тома имелось всего двенадцать выстрелов. Можно было, конечно, решить проблему намного проще – застрелиться самому, чем стать монстром, но он решил, что это может и подождать, в конце концов, свести счеты с жизнью он всегда успеет. Вторая его мысль была о том, что здесь, судя по всему, с помощью этого загадочного черного вещества, из людей делают рабов для какого-то господина, будь он не ладен. Тома здорово пугало и бесило одновременно, все сложившееся положение вещей. Единственный вопрос, который приходил ему на ум: «Как мне отсюда выбраться?» Жаль, ответа не приходило. Но, в любом случае, что-то предпринять было просто необходимо, и сидеть без дела было нельзя.
     ***
     Он был в пути уже второй день. Благо с погодой пока везло: ярко светило солнышко и дул легкий ветерок. Патронов в TG-379 стало на один меньше, так как Том не собирался умирать голодной смертью, и вчера немного поохотился – на ужин была дичь. А сейчас он, похоже, набрел на какой-то отдаленный район «деревни», где на первом же заборе красовался плакат с изображением молодого человека лет 25-ти, с каштановыми волосами и карими глазами. Плакат с е г о изображением, причем портрет был нарисован с максимальной точностью, что весьма удивило Тома, который не мог понять, как его преследователи могли запомнить его лицо настолько хорошо, и как они вообще смогли распечатать этот плакат, ведь Том не заметил никаких признаков технического прогресса в здешних краях, а изображение это, несомненно, было распечатано на хорошем принтере. Помимо его портрета на том же плакате размещалось довольно выгодное предложение для всех жителей «деревни», которым за поимку Тома обещали выплатить 10000 золотых монет, за доставку к господину в живом виде – 5000 золотых, и даже за доставку его к господину в любом виде предлагалась хоть и меньшая, но, судя по всему, довольно приличная денежная сумма – 2500 золотых.
     – М-да, лучше мне не попадаться местным жителям, – подумал он.
     Тут Том услышал скрип открывающейся двери, и на пороге показался белокурый мальчишка лет 6-ти. Он уставился на него своими большими серыми глазами, а Том, в свою очередь, развернулся и пошел в лес, не дожидаясь, пока мальчик позовет родителей на отлов «большой прибыли». Он слонялся по лесу до позднего вечера и все ломал голову по поводу того, когда же все это кончится. Том очень устал, и когда увидел вдалеке огни другого района «деревни», то побрел прямо на них, и ему уже было безразлично, что там его сразу попытаются схватить. Вскоре он уже был на месте. На его удивление его никто не пытался схватить, несмотря на то, что повсюду были развешены плакаты с его портретом. Хотя некоторые все же бросали на него косые взгляды. Еще спустя короткий промежуток времени он нашел какую-то заброшенную ферму, где и заночевал…
     ***
     Проснулся он с первыми петухами. Это было все такое же погожее утро, как вчера и позавчера. Тому очень хотелось пить. Он порыскал в помещении заброшенной фермы в поисках хоть какой-нибудь жидкости, и так ничего и не найдя, он вышел на улицу. А там его ждало неприятное разочарование…. Прямо перед входом стояли пять человек все в той же форме и сверяли его лицо с плакатами в руках. Пока они этим занимались, Том, не долго думая, вытащил пистолет и потратил еще пять патронов, выстрелив в каждого из солдат, и стараясь при этом не причинить никому из них серьезных ранений, поскольку конкретно против них он ничего не имел. Но Том ошибся в этих солдатах. Его пули не причинили им ровным счетом никакого вреда, так как раны быстро позатягивались. Они выхватили свое оружие и бросились на Тома, которому ничего не оставалось делать, как обратиться в бегство. По природе своей, он не любил убегать, и в реальной жизни все обычно происходило с точностью до наоборот – убегали от него. Но здесь…. В общем, здесь обстоятельства обязывали…. Бегал он довольно быстро, и поэтому, конечно, убежал от них, но это бегство досталось ему дорогой ценой. Шпага одного из солдат насквозь проткнула левую руку, шпага другого задела легкое, а шпага третьего изрядно поцарапала его уже и без того окровавленное тело. Кроме всего прочего, он ощутил на себе присутствие той самой «черной жижи» и наконец-то понял, что же она ему так сильно напоминала. Это была черная икра, внешне точь-в-точь как та, которую он обожал, но вносящая в организм другой, чужеродный характер. Она, слава Богу, не успела попасть в кровь или даже на его кожу, так как Том вовремя стряхнул ее с себя. Он прекрасно понимал (да и чувствовал), что с сильно кровоточащими ранами он долго не продержится. Только он собрался отдохнуть под каким-то деревом, как тут подоспел целый полк солдат, которые бурно переговаривались между собой, но уже не на английском, а на итальянском. Тому повезло, он знал не только английский язык, но и немецкий, итальянский, французский, русский, и уже немного владел японским. Поэтому он хорошо понял, что нужно снова бежать, так как командир этого взвода ясно приказал своим подчиненным поймать беглеца любой ценой. Том бегом свернул в небольшой переулок, завернул вправо, потом – влево, выбежал на открытое пространство, отдышался, побежал дальше, но итальянцы и не думали отставать. Вот он выбежал на какую-то площадь, спрыгнул с лестницы и очутился, по-видимому, в нижнем районе «деревни». Итальянцы почему-то остановились возле лестницы и не стали спускаться вниз, но Том даже не успел обрадоваться этому факту, поскольку из переулка показались новые солдаты. Том промчался через их строй с быстротой молнии. Теперь он по большей части боролся с самим собой, так как чувствовал, что его покидают последние силы. Он свернул в очередной проулок, выбежал на какую-то улицу, с одной стороны которой были дома, а с другой – узкая лесопосадка. Уже ни о чем не думая, Том нырнул туда и обессиленный упал в зеленые насаждения. Ему было ужасно плохо, но что-то твердило ему, что он должен сорвать три цветка, росших рядом с местом его падения. Из последних сил он сделал это, и тут, ему почему-то приспичило их съесть, что он и сделал, одновременно очень удивляясь самому себе. Вкус был жутко неприятным, но это было ничто по сравнению с осознанием того, что французские солдаты все-таки выиграли. Он был уже на грани потери сознания, когда к нему склонился один француз, с усилием поднял его с земли и потащил в какой-то дом. Там он достал так называемую «черную жижу», положил немного на кровоточащую рану Тома и стал ждать. Впрочем, долго ждать не пришлось. Жижа впиталась почти мгновенно и все тело Тома пошло какими-то пятнами, варьировавшимися по цвету от фиолетового до черного. Сейчас его ломало и крутило, но в глазах его не было ни страха, ни отчаяния. Потом он и вовсе опустился по-обезьяньи на четвереньки, при этом его по-прежнему продолжало ломать и крутить. В конце-концов его просто-напросто вырвало черной, похожей на масло, жидкостью, брызги которой быстро собирались в единую лужицу, которая, в свою очередь, стала быстро твердеть и вскоре снова приняла вид, запах, а возможно еще и вкус, обыкновенной черной икры. Французский солдат аккуратно собрал и выбросил ее, в то время как Том уже валялся на полу без сознания…
     ***
     Зазвенел будильник, и Том Эндертон приоткрыл глаза и сейчас же снова закрыл.
     ***
     Том проснулся через 36 часов после контакта с «черной жижей». Все тело ныло, но он обнаружил, что аккуратно перевязан, а на голове лежит компресс. Было очень больно, но как это ни парадоксально, это обрадовало его, поскольку раны и боль означали, что превращения не произошло. Он попытался привстать, но это снова вызвало бурю протеста в его теле, он даже чуть слышно застонал. И тут же к нему в комнату вошел незнакомый человек. Том не вспомнил, что это тот самый солдат, который еще совсем недавно поймал его.
     – Тебе пока нельзя вставать с постели, твой организм еще ослаблен, – сказал солдат по-французски.
     Из всех пяти языков, которыми Том, в принципе, владел в совершенстве, французский он любил меньше всего, и поэтому уже успел слегка подзабыть его, но, перебрав в памяти весь свой словарный запас, он смог-таки перевести слова француза и спросил:
     – Кто ты?
     – Меня зовут Жорж. Я тот самый страж, кто наконец-то поймал тебя.
     – Джордж, хотя нет, Жорж, зачем ты лечишь меня? – спросил Том.
     – Ты что не видел плакатов? За тебя дают хорошие деньги.
     Том сглотнул, действительно, 10000 золотых во все времена считалось отличной суммой.
     – Я так и не понял, почему ты сразу не сдал меня господину? – твердым голосом спросил Том.
     – Для того чтобы получить наибольшее вознаграждение, разумеется. А сейчас, выпей этот отвар. Вкус хоть и не очень приятный, но зато пользы много. Это снадобье скоро поднимет тебя на ноги, – сказал француз и протянул Тому деревянную чашу, наполненную дурно пахнущей жидкостью.
     Том поморщился, но выпил. Через пару часов страж снова велел ему пить эту гадость. Через такой же промежуток времени неприятная процедура повторилась вновь. Потом еще и еще. Надо отметить, что, несмотря на всю свою омерзительность, напиток явно оказывал положительное действие на организм Тома. Примечательно, что после приема этого зелья вовнутрь он все время спал и, казалось, силы и энергия возвращаются к нему благодаря этому живительному сну. На следующий день он уже смог встать с кровати и даже предпринял попытку пройтись по комнате. У него это хоть и с большим трудом, но получилось. Еще два дня спустя он уже свободно передвигался по дому, но раны еще тяготели, и он не стал выходить на улицу. Вечером Том решил разговорить Жоржа, который на любой его вопрос старался найти наиболее краткий ответ и поскорее закончить разговор. Том хотел побеседовать с ним по нескольким наиболее интересовавшим его в данный момент темам. Когда француз в очередной раз принес ему лекарство, Том обратился к нему:
     – Жорж, мы можем поговорить? Я еще многое не могу понять, мне многое не ясно.
     В глазах стража появилось смятение, но он кивнул в знак согласия, взял стул, поставил его напротив кровати Тома и сел, приготовившись слушать вопрос.
     – Что это за вещество, что в меня пытались вживить?
     – Это черная кровь. Ее так называют, потому что, смешиваясь со структурой ДНК человека, она из своего спокойного состояния переходит в агрессивное, и за короткое время заполняет собой его кровь. Внедряясь в тело человека, и заполняя его, она берет контроль над разумом, и в зависимости от структуры кода ДНК, либо делает из человека верного на всю жизнь помощника для нашего Господина, либо просто верноподданного.
     – Что ты имел в виду, когда говорил об определенной структуре ДНК?
     – Тебе, наверное, известно, что каждый человек индивидуален, но есть такое понятие как «психоматрица». И вот как раз таки психоматрицы людей могут быть похожи. Они, в свою очередь, определяют энергетику человека, а она влияет на формирование типа и образа мышления. Так черная кровь не оказывает ровным счетом никакого влияния на большинство жителей нашей деревни, ну, разве только то, что они являются верноподданными нашего Господина. Но около 2000 из нас подходят господину на роль помощников.
     – Но какое отношение ко всему этому могу иметь я? Я не являюсь жителем здешних мест, я вообще не имел ни малейшего понятия о существовании вашего мира!?!
     – Правду говоря, не знаю. Могу сказать только, что как только ты появился здесь, у нас, Господин немедленно приказал ввести тебя в наши ряды. И действительно, ты не такой как все, черная кровь не смогла овладеть тобой.
     – Не во мне дело, это все растения, которые я успел проглотить перед тем, как ты схватил меня, – с досадой произнес Том.
     – Ошибаешься, если бы эти цветы могли как-то повлиять на процесс превращения, то я бы ни за что не позволил тебе их съесть. Эти цветы спасли тебе жизнь, только и всего. Если бы не они, ты умер бы прямо у меня на руках. Но на черную кровь они повлиять не могли, твой организм сам с ней справился.
     – Но тогда зачем я нужен вашему господину, если у меня все еще красная кровь?
     – Поверь, существует множество способов служить нашему Господину. Уверен, он найдет тебе применение.
     – Ты говоришь так, будто он воспринимает людей как вещи. Впрочем, это неважно, ведь ты получишь за меня 10000 золотых…
     – Вот именно, хотя мне и жаль тебя.
     – Ты что-нибудь слышал о такой валюте как «доллар»?
     – Шутишь? Это здесь первые деньги, после золота, конечно.
     – Тогда достань из внутреннего кармана моего пиджака кошелек, там ты найдешь 3 тысячи долларов наличными, и еще 30 тысяч на моей карточке.
     – Я не могу взять их, – твердым голосом сказал Жорж.
     – Почему? – удивился Том.
     – Я все равно сдам тебя Господину. Ты забыл про черную кровь, – почти с грустью произнес Жорж, и его глаза на мгновение наполнились черной жидкостью.
     – Все равно бери.
     Теперь уже удивился Жорж.
     – Не думаю, что после встречи с вашим повелителем они мне понадобятся, – пояснил Том.
     Солдат с явной неохотой полез за кошельком. Когда он вытащил из внутреннего кармана пиджака Тома красивое черное портмоне и раскрыл его, то его глазам предстали не только красиво уложенные купюры, но и три фотографии. Точнее два фото и одна зарисовка. На первой фотографии был запечатлен Том. На второй он уже был не один, а в компании с красивейшим белоснежным ангорским котом.
     – Как его зовут? – спросил француз.
     – Кого? Кота? Зодиак, но отзывается он исключительно на имя «Пушистик».
     – А кто нарисован рядом с тобой?
     – Я не знаю, – просто ответил Том.
     – То есть как это? Это ведь ты рисовал?
     – Да. Я иногда вижу их во сне. Мы были верными друзьями. Их звали Кайл и Мерисса, но это был всего лишь сон, хотя выглядело все просто как другая реальность. Знаешь, даже сейчас мне кажется, что я нахожусь в уже порядком подзатянувшемся сне, и что все это исчезнет из моей памяти, стоит мне открыть глаза.
     – Жаль тебя разочаровывать, но раз мы сейчас здесь с тобой разговариваем, это ничто иное, как реальность. Что касается денег, то спасибо, конечно, но я возьму только те деньги, что я затратил на твое лечение, – сказал Жорж, вытащил из его бумажника три стодолларовые купюры, закрыл его и вернул на место в пиджак Тома.
     – Ты уже достаточно окреп и, как бы сильно мне этого не хотелось, завтра, самое позднее, послезавтра, я отведу тебя к Господину.
     – Я готов идти хоть сейчас.
     – Значит завтра, – произнес Жорж, встал со стула и вышел, оставив Тома одного.
     ***
     Зодиак нервно теребил лапой шевелюру Тома Эндертона, но хозяин продолжал все также неподвижно лежать на кровати. Вот уже почти целый день представитель семейства кошачьих отчаянно пытался «добудиться» до него, но ни одна из его попыток не увенчалась хоть каким-либо успехом. Даже когда Пушистик прошелся когтями по его грудной клетке, Том даже не шевельнулся. Сложившаяся ситуация не только очень не нравилась коту, но и сильно пугала его…
     ***
     Том не спал почти всю ночь, а все думал о том, что же сулит ему знакомство со здешним правителем. Как ни странно, ничего хорошего в голову почему-то не приходило. В мозгу проецировались все новые возможные варианты развития событий, пока Том, наконец, уснул. Кайл и Мерисса снились ему не часто, но сегодня был как раз такой случай. Там, во сне, ему было тепло и уютно, ему даже показалось, что там он чувствовал себя счастливым. Но вот радужные краски сменились четырьмя цветами: синим, красным, белым и красно-лиловым. Первые три цвета соответствовали преобладающим цветам в раскраске некоего металлического существа … трансформера, да, именно это слово всплыло в подсознании Тома, а красно-лиловыми были глаза, смотрящие на трансформера. Сначала Том наблюдал картину происходящего как бы от третьего лица, но потом почему-то ракурс несколько изменился, и Том поймал себя на мысли, что теперь сам смотрит глазами того сине-красно-белого трансформера. Еще спустя мгновение он осознал, что не только видит, но и чувствует тоже, что и трансформер, а именно: дикую боль во всем теле. А холодные красно-лиловые глаза по-прежнему продолжают смотреть на него. Постепенно на их фоне прорисовывается ехидная улыбка, которая, в свою очередь, навеяла в воображении какую-то остроконечную эмблему, такую же ехидную и улыбчивую, как и владелец красно-лиловых глаз. Все происходящее казалось настолько реальным, что Том даже не задумался о том, что перестал разделять себя и трансформера, а воспринимал все как единое целое. Было больно, но совсем не страшно. Во всем этом почему-то витало невероятное чувство превосходства сине-красно-белого трансформера. Все это происходило в абсолютной тишине, как будто вырубили звук, но теперь добавилась и озвучка. Впрочем, это событие вовсе ничего не прояснило во всем происходящем, поскольку озвучка явно не соответствовала данным конкретным событиям. Том слышал все, и у него создалось впечатление, что слышал не впервые, но в память врезались только некоторые фрагменты. Между тем, он узнал имя того трехцветного трансформера. Его звали Истребитель. Это слово и раньше вызывало у Тома странные ассоциации, казалось ему каким-то очень уж близким, что уж говорить о том, что он почувствовал сейчас. Кульминация происходящих событий уже, по-видимому, была близка, но Тому не суждено было ее увидеть, поскольку его бесцеремонно выдернули из этого «сна». Вернее, это ему показалось, что бесцеремонно, на самом же деле, Жорж уже более получаса боролся за то, чтобы вернуть его к жизни. Как только Том открыл глаза, перед ним предстало испуганное лицо стража.
     – Что со мной было? – спросил он, увидев такую реакцию.
     – Твое сердце стучало как отбойный молоток, я уж было подумал, что оно вот-вот выпрыгнет из твоей груди, когда вдруг оно остановилось. Совсем.
     – Но сейчас-то все в порядке, – произнес Том, а сам задумался над тем, что и эта фраза, произнесенная французом, была уже однажды им услышана. Вот только от кого...
     – Да, наверное, правда, не считая твоей руки….
     – Что-то не так? – спросил Том, но когда посмотрел в том же направлении, что и Жорж, сам обнаружил, в чем же, собственно, заключается проблема.
     Дело в том, что в районе правого предплечья, рубашка насквозь пропиталась кровью. Том немного приподнялся на кровати, содрал рукав и обнаружил там ту самую ехидно ухмыляющуюся эмблему, которую видел во сне. Только сейчас она была очень ровненько и красиво выцарапана на его теле. Том не стал долго «любоваться» на причудливый рисунок, а взял оторванный рукав и туго перевязал предплечье, после чего осторожно встал с кровати и обратился к Жоржу:
     – Ты говорил, что сегодня отведешь меня к своему господину, так чего же мы ждем?
     – Действительно, нам уже пора… – сказал страж и достал из кармана наручники.
     – Не стоит. Я не собираюсь убегать, да и бежать мне некуда. Так что будь спокоен, ты получишь за меня обещанную награду.
     – Хорошо. Я тебе верю. Пойдем.
     ***
     Идти пришлось довольно долго, но вот, наконец, впереди показалось нечто похожее то ли на дворец, толи на крепость. Они беспрепятственно миновали все охранные посты и вскоре уже были внутри. Обстановка там была несколько мрачная, и в тоже время во всем чувствовалось присутствие большой силы духа, о наличии которого говорило все – от мебели и убранства, до техники, в которой были выполнены своды стен. Вдруг Жорж внезапно остановился и сделал глубокий поклон. Том тоже остановился, но кланяться не стал. Прямо перед ними, казалось из ниоткуда, появился статный мужчина с благородными чертами лица и вдумчивым взглядом, одетый в какой-то темный балахон, расшитый золотом. Судя по всему, это и был здешний Господин.
     – Приветствую тебя, мой Повелитель! – произнес страж.
     – Здравствуй, Жорж. Благодарю тебя, что привел его сюда. На этом твоя миссия здесь и сейчас считается выполненной. Обещанное вознаграждение будет прибавлено к твоему ежемесячному жалованию, – сказал Господин и указал своему подданному на выход.
     Жорж еще раз поклонился и направился в указанном направлении.
     – Итак, Том Эндертон, наконец-то мне выпала возможность пообщаться с Вами лично, – произнес здешний владыка, когда они остались одни.
     – Зачем я Вам? – напрямую спросил Том.
     – Для начала, меня зовут Элтарион. А что касается твоего вопроса, на него не имеет никакого смысла отвечать, поскольку мои намерения относительно тебя изменились. Теперь главная моя, да и твоя, задача, это вернуть тебя в твою привычную реальность. Ты чужой здесь, впрочем, как и везде. Но здесь это губительно для нас обоих. Тебе нельзя тут оставаться, иначе тебя поглотят собственные воспоминания…
     – Мои воспоминания?
     – Да. Ты ведь сегодня чуть не погиб. Но дело даже не в этом. С твоим появлением мне стало гораздо тяжелее нести бремя Правителя. Твое присутствие необъяснимым образом истощает мою энергию. Так что я не меньше твоего жажду, чтобы все вернулось на круги своя. За время твоего пребывания у Жоржа мне удалось выяснить, каким образом мы с тобой можем решить нашу задачу. Вот только, боюсь, что метод ее решения тебе совсем не понравится.
     – Можно угадаю? Наверняка, без моей смерти здесь никак не обойдется.
     – А ты догадлив, хотя, это было не сложно. В общем, да, ты прав. Но особенность заключается в том, что ты должен сделать все сам.
     – И какой у меня есть выбор?
     – В чем именно? Избежать печального удела тебе не удастся в любом случае. Разница только в том, ради чего ты погибнешь: ради воспоминаний о прошлом, или ради Возвращения в настоящее. Что же касается того, как именно ты захочешь реализовать свою задачу, то здесь у тебя полная свобода выбора. Мне не хотелось бы торопить тебя, но чем скорее ты вернешься в свою реальность, тем лучше будет для нас обоих, так что как будешь готов, просто скажи мне.
     – Где я смогу найти Вас, Элтарион, – спросил Том, его голос чуть заметно дрожал.
     – Меня не надо искать. Я везде. Просто скажи, – сказал Элтарион и растворился в воздухе.
     Том привалился спиной к стене и сполз по ней на пол. Сейчас внутри него бушевала буря эмоций, но общую картину можно было обозначить такими словами, как «гадко» и «противно», а если одним словом, то все было просто паршиво. Головой он понимал, что было бы глупо не согласиться с предложением Элтариона, но как объяснить это своему «Я»? Это было гораздо сложнее, а точнее, практически невозможно. Огорчало еще и то, что его родной TG-379 видимо, был изъят Жоржем в целях общей безопасности, а значит, придется проявить изобретательность. Только сейчас Том осознал, что не готов вот так просто расстаться с жизнью, а эмблема на предплечье, тем временем, обжигала все сильнее, как бы намекая на то, что лучше действовать быстро. Ему было даже в некоторой степени обидно, что, оказавшись здесь не по своей воле, он должен добровольно расстаться с жизнью. Том поднялся с пола, осмотрелся, и, рассудив, что отсюда его выпускать никто не собирается, не спеша пошел вперед по коридору. Вскоре коридор разветвлялся. Том, особо не задумываясь, свернул налево. Еще метров через пятьдесят коридор упирался в винтовую лестницу, идущую наверх. Том начал подъем. Ступеням, казалось, не было конца. Но вот, спустя семь минут подъема, Том оказался в какой-то башне. Отсюда открывался великолепный вид на здешние просторы. Все близлежащие районы «деревни» здесь были как на ладони. Своей высотой эта башня, похоже, могла поспорить даже с самыми высокими небоскребами Нью-Йорка. Только вдоволь налюбовавшись красотой окрестностей, Том обратил внимание на то, что находилось непосредственно у подножия башни. Это были колья. Много кольев…. Том сглотнул.
     – Вот оно, место, наиболее подходящее для Возвращения в МОЮ реальность, – подумал он, и начал мысленно подготавливать себя к затяжному прыжку, так как лететь действительно было далековато.
     Том встал на самый край и снова стал смотреть вдаль. Он дышал медленно и глубоко, мысленно стараясь стать частичкой всего, что сейчас окружало его. Он достиг этого состояния очень быстро, и теперь испытывал неописуемое умиротворение.
     Спустя еще пять минут он тихо, но уверенно произнес: «Я готов», и больше не медля ни секунды, прыгнул вниз…
     Высота была очень большой, но и падал Том быстро, так что колья неуловимо приближались. Вот уже осталось не больше сотни метров, теперь пятьдесят, двадцать и ….
     – Удачи тебе, Истребитель, – услышал Том, перед тем как погрузиться в темноту.
     ***
     Том буквально вскочил со своей кровати, чем одновременно несказанно перепугал, и обрадовал своего питомца, который белой пушистой свечой взмыл на ближайшую штору. Том проснулся в холодном поту, его дыхание было сильно учащенно, голова просто-таки раскалывалась, и он не сразу сообразил, что находится в собственной квартире. В его мыслях сейчас было только одно: «Элтарион не обманул». Но тогда это означало, что все, что происходило с ним в этом кошмарном сне – реальность?! Нет, теперь, когда он осознавал, что находится в безопасности, он не мог поверить в такое. Но рука…. Предплечье по-прежнему жгло. Том бросил взгляд на свою правую руку и успокоился, там проступило несколько четких царапин, но на этот раз у него не было сомнений, откуда они взялись. Он с укором и любовью в одночасье посмотрел на своего кота, который уже ловко спрыгнул со шторы и теперь направлялся к своему хозяину. Когда Пушистик запрыгнул к нему на руки, Том с облегчением вздохнул и подумал:
     – Да, приятель, похоже, у тебя уже начинает ехать крыша. Хотя, если разобраться, то и не мудрено, ты чересчур заработался, пора устроить себе отпуск.
     Стоило Тому представить себя на необитаемом острове, как тут же зазвонил его мобильный телефон. Сначала он не хотел отвечать на этот вызов, но, взяв телефон в руку и обнаружив, что ему названивают уже в десятый раз, Том не удержался, и любопытство взяло верх.
     Пять минут спустя Том Эндертон уже вовсю собирался на встречу по поводу весьма многообещающего задания, после которого он уж точно с чистой совестью устроит себе отпуск….

  Время приёма: 19:32 06.04.2007

 
     
[an error occurred while processing the directive]