12:26 12.10.2019
Вітаємо переможців конкурсу Українське фентезі!

1 Літопис Града Змієва an011 Через воду і вогонь
2 Анастасія Гетманська an016 Творчий підхід
3 Леданика an030 Добриденько


19:23 29.08.2019
Отпечатан тираж 39-ого выпуска.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Или на reglav @ rbg-azimut.com
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 51 (осень 19) Приём рассказов

Автор: Бориско В. Количество символов: 46761
09 Время-08 Первый тур
рассказ открыт для комментариев

8005 Тысячелетняя пропасть


    

    Ненавязчивая музыка сменилась вкрадчивым женским голосом:
    - Внимание пассажирам, - прервал он размышления Андреева, - лайнер «Синяя заря» корпорации «Космофлот» вошел в систему Северная. Просьба всем, кто взял билеты до планеты Белая-2, приготовиться к переходу на челноки. Посадка начнется через тридцать минут. Повторяю…
    На экранах, висевших в большом зале, запустили клипы о том, как надо правильно готовиться к полёту на шатле. Всё жизнерадостно начиналось с того, что каждому было просто необходимо надеть специальные подгузники, выдававшиеся всем пассажирам при покупке билета. В ролике преуспевающего вида мужчина с белыми трусами-памперсами в руках заходил в санкабинку, где облачался в них и любовался затем на себя в зеркале. И в этот момент появлялся лозунг: «Подгузники - залог комфорта для вас и окружающих».
    Виктор Андреев только покачал головой, глядя, как смущенные пассажиры вставали со своих мест и гуськом топали в санитарный блок переодеваться. Он представлял, что сейчас там будет твориться: толкотня, очередь обозленных идиотизмом ситуации людей, грубости. Хорошо, что сам додумался сходить туда заранее и натянуть на себя дурацкие подгузники. Виктор терпеть не мог толпы и неловких ситуаций, заставляющих его краснеть. Эта черта характера не раз мешала ему в жизни, но избавиться от нее никак не получалось.
    И сейчас он приступил к следующему этапу: к упаковке всей мелочи в герметичные пакеты, с последующим размещением в кофре. Как Андреев ни старался, но за время полёта в карманах накопилось куча всякой всячины: купоны от дорожных чеков, разменные монеты, какие-то мятные леденцы и прочая дребедень. Собственно, эти два пункта руководства по посадке были взаимосвязаны: на челноках не устанавливали громоздкие генераторы силы тяжести и во время полета наступали перегрузка до двух g и невесомость. Так что эти предосторожности имели немалый смысл: неизвестно как отреагирует кишечник пассажира. И мелкие предметы, разлетевшиеся по салону, удобства не прибавили бы.
    Упаковав все нужное и выкинув мусор, Виктор принялся наблюдать за залом и людьми, в нем сидевшими. Помещение представляло собой большое помещение размером с маленький стадион. Почти всё оно было заполнено рядами удобных кресел. На втором ярусе находились развлекательные заведения – в основном различные закусочные. Большинство людей, если время полета составляло меньше суток, предпочитали лететь именно в таких общих залах – своеобразных плацкартных вагонах космической эры. Персональные каюты стоили слишком дорого для коротких перелетов.
    Интересно, а сколько из присутствующих сходит на этой планете вместе с ним? И куда летят остающиеся пассажиры? Загадка. Новые технологии увеличили доступные для путешествий расстояния, но людей это не смущало, и они смело преодолевали десятки парсеков ради неведомых другим целей.
    За двадцать шесть часов перелета в многолюдном плацкартном помещении лайнера Андреев, будучи малообщительным человеком, так ни с кем и не познакомился. За всю дорогу он лишь пару раз наведывался в закусочную на втором ярусе зала, предпочитая коротать время наедине с мобильником, читая книги и смотря любимые фильмы.
    Когда до посадки оставалось минут семь, Виктор подхватил вещи и двинулся в сторону шлюза. Перед выходом из зала он решил напоследок окинуть взглядом место, в котором провел столько времени. На экране мелькал яркими красками очередной рекламный ролик. В нем лакированные лайнеры перелетали от звезды к звезде, демонстрировались шикарные виды далеких планет, улыбались белозубые стюардессы и сидели в противоперегрузочных креслах суровые галактические пилоты. Поправив лямку рюкзака и поудобнее перехватив кофр, Андреев двинулся дальше, краем глаза заметив тонкие ручейки пассажиров, двинувшихся вслед за ним.
    У точки прохода на шатл как всегда образовалась очередь – вероятно неискоренимая вещь там, где появлялись восточноевропейцы. Суматохи добавляли вышколенные стюардессы, следившие за посадкой.
    - Ваш билет, - сверкнула фарфоровыми зубами девушка, когда очередь дошла до Виктора. – У вас только ручная кладь?.. Мелкие предметы упаковали?.. Подгузники одели?..  Приятного полета…
    - Да, спасибо, сидят превосходно, - буркнул он, ощущая себя героем пошлых анекдотов.
    Внутренности челнока резко отличались от лайнера: стоящие вплотную кресла, тесные дорожки, низкие потолки с отсеками для багажа. И извечная неразбериха: гул людей, ищущих своё место, тихая война за свободные ячейки, пихание локтями в узких проходах. Радуясь, что успел быстро найти своё место, Виктор в темпе запихнул свои вещи в ячейку над креслом и  довольный уселся.
    Ему попалось место у стены, что также настроило на позитивный лад – будет всего лишь один сосед справа, что, возможно, избавит его от глупых дорожных разговоров. Люди суетились, толкались, но, тем не менее, салон заполнялся. Через некоторое время рядом с ним плюхнулся упитанный мужчина лет сорока. Рыжая копна волос и суетливые движения придавали ему несерьёзный вид. Он некоторое время оглядывался по сторонам, а потом обратил внимание на соседа.
    - На Белочку? – спросил толстяк, - да что я, конечно туда. Не на Проксиму Центавра же. Тут остановка одна на всех.
    Попутчик озорно рассмеялся и, натолкнувшись на непонимающий взгляд Андреева, пояснил:
    - Да, так Белую-2 жители называют. Вы, наверное, впервые туда летите?.. А я вот уже третий раз – колонизация в самом разгаре, постоянно нужно что-нибудь возводить. Я ведь специалист по промышленному строительству… Кстати, будем знакомы – Алексей Никифоров, инженер-архитектор. Работаю в «ГлавКолонСтрое».
    Сосед доброжелательно протянул руку, и Андрееву ничего не оставалось, кроме как ответить тем же. Досадуя на ненужное знакомство, он пожал на удивление крепкую ладонь и представился:
    - Виктор Андреев, археолог.
    - Учёный? – обрадовано восхитился Никифоров, - Настоящий археолог? Здорово, никогда не видел живого археолога! Наверное, жутко интересно выкапывать кости разных динозавров?
    - Динозаврами занимаются палеонтологи, а мы исследуем древние следы человеческой деятельности, – скупо ответил археолог.
    - Да откуда там древние следы? Мы же начали осваивать Белочку только лет пятнадцать назад… Или вы этих дикарей имеете ввиду? – удивлённо уточнил строитель.
    - Ну а почему бы и нет? Наши предки тоже в древности вели подобный образ жизни…
    - Да, хватит вам. Какие следы. Они же вообще папуасы какие-то. Живут в мазанках, охотятся, да репку собирают. Дикари, одним словом. Одна хоть польза от них – задешево нанять можно. В колониях всегда нужны рабочие.
    - Ну почему же, не совсем уж они отсталые. Нашли же каменные сооружения, которым несколько тысяч лет…
    - Глупости, - отрезал Алексей, - полоумные шаманы камень на камень поставили – и сразу сооружения…
    Виктору не хотелось продолжать этот спор, и он решил плавно перевести тему:
    - Да, я собственно не совсем аборигенов прилетел изучать… Вам знакома теория Предтечей?
    - Это которая утверждает, что когда-то давно жила неведомая раса, заселившая все планеты людьми?
    -Да. Это конечно не единственная теория, объясняющая идентичность органики на всех найденных мирах с жизнью. Но я разрабатываю именно её. Отыскиваю древнейшие свидетельства разумной деятельности и изучаю. Пытаюсь доказать, что везде, где существует жизнь, имеются одинаковые артефакты, доказывающие существование Предтечей.
    - Предтечи? – пожал плечами собеседник, - ну не знаю, на мой взгляд - это чушь. Такая же, как истории про зеленых человечков. Красивые выдумки для желтой прессы.
    Андреев почувствовал, что начинает краснеть.
    - Для науки нет заведомо неверных теорий, - немного дрожащим голосом принялся защищаться археолог, - Любую нужно либо доказать, либо опровергнуть. Раньше и экстрасенсорику считали сказками. А заявлять сходу о верности того или иного высказывания без четкой аргументации – невежество.
    - Ой, да ваше дело, - безразлично махнул рукой сосед, будто бы и не заметив обвинения в грубости, - да только я поверю, в них если покажете мне хоть что-нибудь оставшееся после них. А до тех пор буду считать все это чушью. Хотя это ваша работа, и здорово, наверное, колесить по планетам за государственный счет. Я вот на четырех планетах побывал. Куча новых впечатлений, никаких турпутевок не надо. Как думаете?
    Виктор уже жалел, что ему достался такой настырный и бесцеремонный попутчик. Что ему тихо не  сиделось. Пока они разговаривали, все успели рассесться по местам. Стюардессы закончили инструктаж пассажиров, а капитан экипажа пожелал всем приятного полёта.
    - Я, собственно, впервые лечу на … - внезапно навалившаяся перегрузка избавила его от объяснений, что это его первый полевой выход за пределами родной планеты. И к тому же в свободном плавании, а не в составе полноценной экспедиции, чего археолог стыдился.
     
    Андреев пытался взять себя в руки. Послеполетные процедуры выбили его из колеи. Медкомиссия, таможня, миграционная служба – джентльменский набор космического путешественника. В добавок его багаж по ошибке не выгрузили из шатла и пришлось около часа ждать возвращения вещей.
    Постепенно неприятные переживания уступали место азартным мечтам. Хотелось с места в карьер броситься за работу, сулившую золотые горы. Как он радовался, когда, перелопачивая десятки отчетов, натолкнулся на сообщение о «металлическом артефакте искусственного происхождения». Бюрократия и неорганизованность научного сообщества сыграла ему на руку. Данные о манящей находке оказались погребены под кучей невнятной макулатуры. И упускать свой шанс он не собирался. Его, именно его имя будет стоять под первичным описанием.
    Конкуренты в виде алчущих славы коллег ему не нужны, так что даже хорошо, что университет не дал финансирования на экспедицию. Только свободный поиск – оплата дороги и проживания на одного человека. Но ничего, он обведет их всех вокруг пальца.
    В зале ожидания не оказалось встречающего. Точнее там вообще никого не было, кроме сонного охранника, спасающегося от жары под вентилятором. Все прибывшие уже давно покинули пассажирский терминал космопорта. Археолог испугался, что за ним никто не приедет. На секунду он представил, как самостоятельного добирается до цели. Подобные перспективы его не радовали. Мобильник, как назло, не ловил сеть, и Андреев решил сходить в кафе, что виднелось сквозь стеклянную стену.
    Планета встретила археолога пыльной духотой и жгучим солнцем. Не хватало темных очков. Археолог глубоко вдохнул, впитывая запах незнакомой планеты, и неожиданно чихнул. Окинув взглядом пустынный плавящийся от жары горизонт, Андреев  двинулся к кафе. Пройдя через свободную стоянку, он подошел к зеркальной стене заведения.
    В помещении оказалось довольно прохладно. Все столики были свободны, и Андреев занял ближайший. С этой позиции было удобно следить за автостоянкой. Если приедет машина с встречающим, археолог легко её заметит. В глубине зала копошился уборщик, невольно привлекая его внимание. Похоже, это был один из аборигенов, про которых рассказывал надоедливый строитель.
    Местный оказался тощим мужчиной со смуглой кожей. Из одежды на нем красовались только яркие синтетические шорты. Торс покрывали татуировки. По ним и по ожерельям Андреев попытался прикинуть соответствующую культуру и век.
    - Ага, вот вы где, - на соседний стул брякнулась туша, окатив археолога запахом пота, - я-то думал, что уже уехали.
    Раскрасневшееся лицо Никифорова приветливо заулыбалось.
    - Да, нет. Жду, - досадливо выдавил Андреев.
    - Ох, ну и жара, - пожаловался строитель и взял со столика пачку салфеток, - улетая отсюда, всегда забываю, как здесь душно… Хуже только в сезон дождей.
    Неугомонный архитектор щедрыми взмахами оттирал пот с шеи и толстых щек. Андреев переключил внимание на аборигена. Тот усердно наводил чистоту, совершенно не замечая сидящих людей.
    Никифоров закончил гигиенические процедуры и кинул влажный комок на соседний столик. Довольно вздохнув, он проследил за взглядом археолога.
    - Забавные они, - последовал смешок.
    - Почему же?
    - Абсолютные дикари. Бессмысленно чему-нибудь учить. Мы на строительстве используем их только для переноса тяжестей. Бестолковые, хоть и послушные.
    - Вы в рабство их что ли, взяли? – округлились глаза у Андреева.
    Строитель задорно рассмеялся.
    - Какое рабство – платим. Они хоть и не имеют гражданства, но по закону положено.
    - Бусами стеклянными, что ли?
    - Мы же не европейцы-колонисты, - отмахнулся собеседник, - я историю помню. Так, ширпотреб им всякий толкаем. Одежду, лекарства, еду, игрушки. Всё на пользу.
    - И много их?
    - Тысяч двадцать, наверное, - пожал плечами Никифоров.
    - Это ведь как всё населения колонии, - прикинул археолог в уме.
    - Где-то так, - безразлично согласился строитель, - мороки с ними больше, чем пользы… Они ведь машинам молиться начали, когда впервые увидели. Собственности не знают, думают, все принадлежит общине. Лезут, куда не просят. Дикари, одним словом. Это как в прошлое попасть, когда неандертальцы в шкурах за мамонтами гонялись.
    - Просто мы ушли дальше них. Когда-нибудь и они нас догонят, - вступился за аборигенов археолог, - наши предки тоже вели подобный образ жизни. Нужно дать им время.
    - Ха, время! - выдохнул Никифоров, - они живут столько же, сколько земляне. Из пещер вылезли – вот и все их достижение. Так, что их ещё учить и учить.
    - Разве можно решать за других? Это их путь…
    - Путь? – оживился собеседник, - Мы уже прошли по этому пути и обожглись. Не стоит им повторять наших ошибок. Мы вправе и обязаны помочь другим. Мы – люди и это наш долг. И будем их учить, дадим нашу культуру и знания.
    Пристальный взгляд Андреева изучал строителя.
    - Бремя белого человека?
    - Да, - с вызовом ответил Никифоров, - мы старше и имеем право решать за них.
    За столом воцарилось молчание. Архитектор возбужденно сопел, выпуская пар, а Андреев печально размышлял о его словах. Когда-то он уже слышал такое – со страниц древних книг. Прошлое имеет свойство возвращаться в новой, причудливой форме.
    - А куда вы теперь?
    - Меня должны встретить, - не особо вдаваясь в подробности, ответил археолог, - я договаривался через академию.
    - Значит, вы в Яйцеголовск направляетесь… ой простите, - как ни в чем ни бывало засмеялся Никифоров, - я хотел сказать в научный городок.
    На стоянку подъехала машина с большими колесами и бибикнула.
    - О, это за мной, - оживился толстяк и суетливо встал, скрипнув стулом.
    Андреев облегченно вздохнул.
    - Если будете в строительном городке, заходите в гости.
    Никифоров протянул влажную ладонь и после рукопожатия поспешил к машине, подхватив чемоданы. Археолог задумчиво проводил его взглядом. Набиваться в попутчики было противно – очень уж неприятным типом оказался этот строитель. К соседнему столику подошел уборщик. Абориген равнодушно смахнул в мусорный пакет скомканные салфетки. Неловко кашлянув, Андреев отвел глаза в сторону и пошел на выход.
    После уютной прохлады кафе было непривычно оказаться под слепящим солнцем. Археолог решил немного постоять под открытым небом. Вкус воздуха, сила тяжести, цвет неба – все оказалось таким непривычным для человека, ни разу не покидавшего родную планету. Ровнаякаменистая степь, посреди которой стоял космопорт, напоминала антураж ковбойских фильмов.
    От нахлынувших эмоций перехватило горло. Андреев попытался успокоиться, но дыхание никак не хотело восстанавливаться. Навалился сухой кашель. Носоглотку и горло жгло, как перцем. Археолог согнулся и похлопал ладонью по груди, словно подавился.
    Кто-то рядом хмыкнул, смутив Андреева. Чужая загорелая рука мелькнула перед глазами и бесцеремонно прижала к лицу какой-то предмет. Дышать сразу стало легче. Археолог несколько раз глубоко вздохнул и, перехватив объект ладонью, выпрямился. Жжение прошло.
    Рядом с Андреевым стоял загадочный незнакомец в походной одежде, нижнюю половину лица которого скрывала маска. Археолог невольно отстранил от себя руку с предметом, предварительно задержав дыхание. Оказалось, что это была такой же газовый фильтр.
    - Виктор Андреев?
    Археолог утвердительно кивнул и вновь прижал дыхательный аппарат ко рту.
    - Михалевский попросил вас встретить.
    - Здравствуйте, - запинаясь, сказал Андреев, - Спасибо за помощь.
    - Не за что, - снисходительно улыбнулся глазами незнакомец, - Александр. Или Алекс.
    - Очень приятно, Алекс.
    Рукопожатие оказалось коротким и твердым.
    - Вы не купили респиратор?
    - Ну, я не знал об этом. А что произошло?
    - Газовые гейзеры на севере. Иногда ветром приносит. Без защиты лучше не ходить.
    - Это опасно? - слегка испугался Андреев.
    - Глотку обожжете – не больше. Скоро воздух очистится, и можно будет нормально дышать.
    - Как же здесь жить? Люди постоянно в масках ходят?
    - Облака редко сюда доходят. Раз в два-четыре месяца.
    Андреев удивленно покачал головой – кто-то крупно ошибся при проектировании колонии.
    - Виктор, пойдёмте.
    Алекс кивнул в сторону автостоянки, подхватил один кофр ученого и двинулся туда. На правом плече встречающего, как оказалось, висела винтовка. Хорошо хоть не было кобуры с кольтом. Андрееву пришлось последовать за уверенно шагающим Алексом.
    - Извините, что поздно появился. Меня подкинули до грузового терминала. Оттуда добирался пешим.
    - А как мы в научный городок попадем? Я не заметил здесь такси.
    - Те, кто привез меня, добросят и до городка. Им самим туда надо. Это геологи, они забрали меня от джунглей. Сейчас отправят образцы и вернуться за нами.
    - Ничего страшного. Я тут пока с любопытным персонажем поговорил, - поделился впечатлением Андреев, - Каких только людей не увидишь в путешествии.
    Алекс промолчал и ничего не ответил. Размышляя, археолог послушно следовал за ним.  Чего людям не сидится на месте? И он, и строитель, и странный Алекс прибыли сюда по своим причинам. Судьба далеко закидывает людей, сводит и вновь уносит в разные стороны. Видимо, со времен Ноя и Моисея в человеке кипит желание освоить новую землю, повидать неведомые края.
    Вскоре раздался пыхтящий шум, и из-за угла вынырнул сурового вида шестиколесный вездеход. Казалось, что его потряхивало даже на вылизанном асфальте вокруг терминала. Похожая на кирпич машина вызывала в памяти картинки покорителей необитаемых планет.
    Дребезжащий, как ведро с гвоздями, вездеход остановился рядом с ними. От разогретого металла пахнуло жаром. В боку открылась дверь. Алекс забросил в темнеющее нутро вещи археолога и бодро, как десантник на учениях, вскочил на высокую подножку, скрывшись затем в машине. Андреев упал духом. Грядущая поездка на таком транспорте по ухабам лихого бездорожья его не впечатляла.
     
    Машину на удивление почти не трясло. За бортом пролетал загадочный пейзаж: каменные торосы, красные пески и чахлая растительность. Всё походило на передачи о других мирах, что крутили познавательные каналы. Не хватало только жизнерадостного ведущего, с энтузиазмом вещающего в камеру всякий бред.
    Андреев наслаждался предвкушением интересной работы. Неведомый артефакт манил таинственностью и перспективами.
    Воздух быстро очистился, и можно было спокойно дышать, не боясь за своё здоровье.  Сняв маску, археолог протянул её Алексу.
    - Спасибо большое.
    - Оставьте себе, - отрицательно покачал он головой, - у вас своей нет.
    - Ещё раз спасибо, - смущенно положил археолог респиратор в рюкзак, - а нам долго ехать?
    - Не особо. Километров тридцать осталось.
    И правда, через некоторое время вездеход подкатил к колоритному поселку. Застраивался он явно стихийно, безо всякого плана. Жилые помещения на основе военных палаток соседствовали с современными лабораториями. Какие-то склады стояли вперемешку с сооружениями, напоминающими закопанный футбольный мяч.
    На импровизированных улицах царила суета. Разномастный народ спешил кто куда. Стояли одинаково одетые группы в ожидании машины для выезда в поле. Некоторые таскали грузы.
    Алекса и археолога высадили на самой окраине.
    - Виктор вам туда, - махнул он рукой, - найдёте синюю палатку. Там будет Михалевский. Если что, спросите дорогу. Его все знают.
    Андреев проводил взглядом удалившегося со своими вещами проводника. Искать самому неизвестного человека в незнакомом месте археологу не улыбалось. Но делать нечего, и перехватив поудобнее кофр, он двинулся на поиски.
    Окружающая суета и атмосфера вызвали у него ностальгическую улыбку. Из памяти всплывали юношеские годы: полевые археологические экспедиции, где студентов использовали в качестве бесплатной рабочей силы. Лопату в руки – и копать до вечера. С непривычки у многих на утро не разгибалась спина. Мало что изменилось за столько лет, и совок, кисточка и ситом по-прежнему оставались основным орудием раскопок.
    Похоже, что здесь в качестве чернорабочих использовали аборигенов. Андреев не сразу заметил, насколько много их было. В основном они занимались перетаскиванием всяких грузов. Ещё он заметил, как местных используют на строительстве. Похоже техника была на планете дефицитом и везде, где можно использовали живую силу.
    Хорошее настроение у Андреева мгновенно увяло. Прямо перед ним бригадир отвешивал аборигенам-рабочим щедрые пинки, перемежая их отборным матом. Несчастные почему-то реагировали вяло, вызывало удивление. Почему они вели себя так послушно?
    Андреев почти полчаса кружил по городку, так и не спросив ни у кого дороги. Искомая синяя палатка вынырнула из-за угла совершенно внезапно. Не обнаружив на входе звонка, археолог, набравшись смелости, зашел внутрь.
    - Семен Игоревич, я знаю, что у вас нет лишних людей. Ни у кого их нет. Но график есть график. Вы хоть понимаете, каково будет людям в сезон дождей?..
    Внутри царил изрядный бардак. Разное оборудование и бумаги как попало валялись на столах. Половина помещения оказалась отгорожена занавеской.
    - Так… Вы же записывались на увеличение энергоснабжения?..
    Спиной к вошедшему сидел мужчина лет сорока. Он говорил по мобильнику и что-то искал в компьютере.
    - Не уверен, что получиться решить этот вопрос в короткие сроки. Очередь большая… Что?.. Вот так бы сразу…
    Говорящий отключился и, пробормотав ругательство, принялся что-то в компьютере изменять.
    - Извините, - кашлянул археолог, - мне нужен Михалевский…
    Сидящий вздрогнул и резко обернулся.
    - Ну, вы меня и напугали, - усмехнулся он, - Михалевский – это я. Чем могу быть полезен?
    Хозяин помещения даже не сделал попытки встать.
    - Это… Я - Виктор Андреев…
    - А, так вы уже прибыли? – теперь Михалевский встал и обменялся рукопожатием с гостем. - Как поездка? Вас встретили?
    - Да, спасибо, Всё замечательно - Андреев засуетился, доставая из внутреннего кармана документы, - вот направление. Когда я могу приступить к работе?
    Археологу не терпелось начать изучение артефакта как можно быстрее. Ещё чуть-чуть и все его мечты сбудутся. Михалевский хмыкнул и взял бумажный вариант документов. Он бегло просмотрел их и, поджав губы, вернул обратно.
    - К сожалению, новость для вас неутешительная. Так называемый артефакт искусственного происхождения оказался пшиком.
    - То есть, как пшиком? - не понял археолог.
    - А вот так! – эмоционально ответил тот - Объект-то нашли геологи. Искусственное происхождение они определили. Но вот разбираться с ним не стали – сказали не их профиль. Так и отправили на склад. А пару дней назад одному техник случайно попался этот артефакт. Оказалось, это всего лишь старый земной зонд, не до конца сгоревший в атмосфере.
    У Андреева опустились руки, и он обреченно сел на ближайший стул.
    - Как же так?..
    Михалевский сочувствующе вздохнул.
    - Мы бы сообщили раньше, да у планеты магнитное поле не типичное. Обычная связь не работает, - кивнул он на мобильник, от которого тянулся провод, - нормально функционирует только экранированная электроника. А кабели ещё не везде протянули. Так что сообщения передаем от случая к случаю.
    - Что же мне делать?.. – несчастно проговорил Андреев, - Получается, я поспешил… Подождал бы пару дней и ничего не случилось. А теперь…
    Всё рушилось. Все грандиозные планы и многообещающие теории. В академии после такого ему не сулит ничего хорошего. Средства оказались потрачены зря. Это можно считать окончанием карьеры. Его и так не воспринимали всерьёз, проводя изыскания Андреева по графе «независимая научные исследования». Теперь всё, что его ждёт – это перевод на музейную работу.
    - Да, поставили мы вас в неудобное положение, - Михалевский задумчиво посмотрел на невезучего гостя, - вы ведь разрабатываете теорию Предтеч?
    Андреев обреченно кивнул – теперь уже всё равно.
    - Есть у меня одна мысль на этот счёт… Но надо дождаться Алекса. Тогда…
    Мобильник вновь затренькал.
    - Да!.. Семен Игоревич, мы же с вами договорились… Нет, половины людей мне не надо…  Мне к Лаберману обратиться? – повысил он голос. – Всё тогда…
    Вздохнув, Михалевский зло швырнул трубку.
     - Как мне это надоело, не представляете, - поделился он с грустным археологом, - К нам по программе «Новый дом» прислали колонистов. В основном беженцев. Так они их высадили практически в чистом поле!
    На лице говорившего разгорался праведный гнев.
    - Не подготовили вообще ничего. И улетели. Людям даже жить оказалось негде. Пришлось всем миром помогать. Хорошо, хоть военные подключились. Не пожалели палаток, еды и прочего. Аборигенов собрали. Теперь вот посменно посылаем людей на работы… А этот … Игоревич, - с ядом выговорил Михалевский, - не хочет своих давать. Ему, видите ли, каждый человек на счету.
    Михалевский печально махнул рукой и сел на стул.
    - Давно уже хочу всё бросить. Да только кто вместо меня будет руководить? – от археолога он ответа и не ждал. - В том-то и дело, что никто… Вот и приходиться всё на себе держать.
    В этот момент в палатку зашёл Алекс, держа в руках рифлёный контейнер.
    - Ага, вот и он, - оживился Михалевский.
    Алекс кивнул археологу и передал ношу руководителю. Тот сразу же спрятал ящик  под столом.
    - Слушай, Алекс, тут такое дело. Из-за нашей ошибки получилось, что человек зря сюда приехал, - кивнул он на Андреева, - Думаю, помочь ему надо. Есть у меня одна идея… Ты как, готов к новой вылазке в джунгли?
    - В принципе да. Отдохнуть бы не мешало – я только оттуда.
    - Ну вот и отлично! – хлопнул Михалевский его по плечу и повернулся к археологу. – Есть тут у нас в джунглях объект интересный. Каменная постройка, вроде храма. Его ещё никто не исследовал, так что результат может оказаться не хуже артефакта.
    - А какое отношение это имеет к Предтечам? – недоуменно поинтересовался Андреев.
    - А такое, что ориентировочный возраст этой постройки не менее пятидесяти тысяч лет.
    - Но это же значит...
    - Вот-вот, - усмехнулся Михалевский, - ну как, согласны?
    - Конечно, - обрадовался археолог, похоже, что ещё не всё было потеряно, - но только как туда добираться?
    - Вас проводит Алекс - он у нас охотник. Приносит образцы из джунглей для биологов. Так что за безопасность свою можете не волноваться. Доставит туда и обратно.
    - А от меня что-то требуется взамен? - усомнился археолог в бескорыстии руководителя.
    - Нет-нет. Так пустяки, поделитесь полученными данными – и будем в расчёте.
    «Замечательные пустяки», - подумал Андреев, но выхода не было и ему пришлось согласиться.
    - Вот и отлично, - улыбнулся Михалевский, - думаю, поход назначим на завтра. Алекс, сам найдёшь проводника, или мне подыскать?
    - Не надо, - покачал охотник головой, - я Ванте возьму.
    Некоторое время они ещё обсуждали нюансы экспедиции. Андреев в этом почти не участвовал, а только печально размышлял о своей невезучести.
     
    Высадили их у самого края джунглей. Зеленая стена начиналась внезапно, будто всё лишнее отрезали ножом. Почему так происходило, никто так и не дал внятного объяснения.
    Компанию  землянам составлял неясного возраста абориген. По словам Алекса, не раз ходившего вместе с ним по джунглям, тот должен был показать путь к сооружению.
    - Ну что, идём? – глянул археолог на Алекса.
    - Подождите, - остановил он и кивнул на аборигена, - Сейчас, Ванте закончит.
    Дикарь стоял лицом к джунглям и что-то эмоционально говорил. Он то протягивал вперёд руки, то совершал земные поклоны.
    - Что он делает? – шёпотом спросил Андреев.
    - Просит разрешения у джунглей на вход, - ответил охотник, - И можете говорить нормально. Он не знает нашего языка.
    Абориген повернулся к землянам и коснулся каждого рукой, что-то бубня. Похоже, что он представлял их джунглям.
    - Как же с ним общаться?
    - Я умею говорить на их диалекте.
    Ванте закончил свою речь и пошёл первым, позвав за собой землян. Они двинулись в дикое зеленое царство. Это была великая обитель жизни. В ветвях чирикали птицы, по земле ползали змеи и жуки. Всюду жужжала несносная мошкара, норовя напиться человеческой крови. Андреев чувствовал себя здесь чужим. Дети цивилизации, земляне стали слишком далеки от истоков. Что нельзя было сказать про аборигена. Для него джунгли были родным домом.
    - Вы хорошо их знаете?
    - Неплохо. Мне довелось немало с ними пообщаться.
    - Это же удивительно, - возбужденно проговорил Андреев, - их культура отстоит от нашей на много тысячелетий. Нас разделяет невообразимая пропасть. Изучая их, мы могли бы многое понять о себе.
    - Сомневаюсь…
    - В чем же?
    - В том, что наши ученые смогут что-либо понять. Они напишут замечательные, красивые теории. Выведут неоспоримые доказательства. Но всё это будет чушь. Отделяющая их от местных пропасть не позволит увидеть суть.
    - Мы же можем многим поделиться с аборигенами?
    - А нужны им наши знания?
    Андреев растерялся и замолчал.
    Так они продолжали идти до вечера. Джунгли были просто раем для биолога – каких только видов здесь не было. Насекомые, растения, животные.
    Тяжёлый влажный воздух, наполненный невероятными запахами, вызывал отдышку у археолога. Передвигались они неспешно, приноравливаясь к темпу Андреева – новичка в походах. Охотник держал оружие наготове. Хоть он и говорил археологу, что путь безопасен, но бдительности не терял.
    - Далеко нам ещё идти?
    Алекс уточнил у аборигена и ответил:
    - Три дневных перехода.
    - Так долго, – вздохнул археолог.
    - Это с учетом вашей скорости. Так бы дошли за два дня.
    - Ну… Я попробую побыстрее. Просто никогда раньше не ходил по джунглям.
    - Не стоит. Иначе завтра вообще встать не сможете. Идите, как получается, и не беспокойтесь.
    В сумерках они устроили привал. Андреев не понял принципы выбора места, но охотник вместе с дикарём-проводником довольно долго искали подходящую для стоянки площадку.
    Археолог развернул спальный мешок и, пристроившись на нём, стал смотреть на «костёр». Вместо огня светило и грело некое одноразовое устройство, которое Алекс потряс перед использованием. У Андреева ныло всё тело. Давно он не ходил ни в какие походы, а тем более по самым настоящим джунглям. Но всё равно археолог получал удовольствие от приключения. Кабинетная жизнь изрядно наскучила.
    Внезапно дикарь напрягся и повернул голову в определенную сторону, сосредоточенно вслушиваясь. Он медленно взял копьё и привстал. Охотник мгновенно среагировал, схватив винтовку и сделав предупредительный жест в сторону Андреева.
    - Тихо, - прошипел он, - не шевелитесь.
    Собиравшийся зевнуть археолог так и замер с приоткрытым ртом. Абориген что-то пролопотал Алексу и подобно тени скользнул куда-то в сторону, исчезнув в зарослях.
    - Отойдите за дерево.
    Кивнув, Андреев на карачках попятился к указанному стволу. Археолог совершенно не понимал происходящее.
    Воинственно вскрикнул абориген, и смазанной полосой мелькнуло копьё. Алекс тут же выпустил очередь в ту же сторону. Закачались разлапистые листья папоротника. Кто-то зарычал во тьме, испугав археолога. Раздался стремительно приближающий шум.
    Охотник сделал ещё несколько выстрелов без видимого эффекта. Заросли разошлись, выпуская пятнистую тушу. Пришелец с большой скоростью рвался к стоящему землянину. Алекс не целясь всадил очередь в приближающегося зверя. Изрешечённый пулями, тот рухнул на землю, проехав по ней мимо человека.
    Следом мелькнула очередная тень. Один неловкий выстрел не сумел остановить хищника, и в длинном прыжке зверь навалился на охотника. Они вместе повалились в траву. Землянин рефлекторно выставил вперёд винтовку, и саблезубая пасть не смогла добраться до горла.
    Андреев в шоке смотрел на борющихся. Они яростно сражались: один пытался перегрызть вражескую глотку, другой не давал этого сделать, спасая жизнь. Человек явно проигрывал схватку. Страшные зубы сверкали всё ближе от его лица. Когтями тварь успела исполосовать охотнику плечу.
    С боку вынырнул абориген и всадил нож в затылок хищнику. Вздрогнув, пятнистая туша обмякла. Некоторое время она лежала тихо, но затем зашевелилась. Приложив усилие, Алекс спихнул мертвого хищника с себя. Наконец Андреев очнулся.
    - Вы как, живы?
    - Если вы не апостол Павел, то да... – мрачно пошутил Алекс.
    Ванте что-то проговорил охотнику и, услышав ответ, вновь ушёл в лесной сумрак.
    - Зараза! – выругался пострадавший, осматривая рану на плече.
    - Я сейчас, - метнулся археолог к вещам, - подам аптечку…
    - Угу, - меланхолично буркнул Алекс, раздирая ткань вокруг раны.
    Он полил на неё водой из фляжки. Крови хватало, но по охотнику не было заметно, что он особо переживает по этому поводу.
    - Серьёзно? - дрожащим голосом спросил подоспевший с аптечкой Андреев.
    - Жить буду.
    Алекс принялся как следует обрабатывать рану, а археолог стал рассматривать напавших зверей. Похожи они были на классических земных кошек. Андреев не особо разбирался в этом вопросе, но ему показалось, что подобных созданий он видел в зоопарке.
    Зашевелились листья папоротника, и в круг света вошел абориген, с шумом тащивший тело ещё одного зверя. Судя по рваной дыре в боку, хищник был убит копьём Ванте.
    В воздухе резко пахло кровью. Андреев чихнул и подавил желание  одеть респиратор. Дикарь выдернул нож из убитого хищника и вернулся к приволочённой туше. Широко замахнувшись, он ударил в грудь уже мёртвого зверя. Археолог вздрогнул от мерзкого звука.
    Ванте методично кромсал тело поверженного хищника. От такой картины Андреева затошнило.
    - Что он делает? – сдавленно спросил он у охотника.
    - Вырезает сердце.
    - Зачем?
    Археолог посмотрел на Алекса, стягивающего края порезов. Делал он это равнодушно, будто рука принадлежала не ему. Это почему-то успокоило археолога.
    - Чтобы съесть, - вновь лаконично ответил охотник.
    Тем временем проводник закончил своё дело и достал из груди хищника непонятный мокрый ком. Локти у Ванте были в крови, что его совершенно не смущало. Поглядев немного на добычу, абориген принялся пожрать её.
    - Они дикари, - усмехнулся охотник, поглядев на лицо археолога, - в отличие от нас, они не отделяют себя от  природы. И живут в гармонии с ней. Берут только необходимо, возвращают ненужное. Джунгли и они сами для них – часть огромного живого мира.
    Охотник наложил последний пластырь и подвигал раненной рукой.
    - Мы считаем это дикостью, атавизмом. Говорим, что выросли, что всё осталось в прошлом. Но если мы чего-то не понимаем, то становиться ли оно от этого неверным? За тысячелетия развития мы слишком много потеряли.
    Андреев заворожено сидел, слушая охотника, и наблюдал за аборигеном. Тот методично вырезал сердца у других хищников.
    - Вы считаете, что имеете право решать за них. Говорите, что старше и знаете на порядок больше, - глаза у Алекса странно блестели, видимо сказывался эффект обезболивающего, - А чем вы лучше? Тем, что разграбили и уничтожили живой мир у себя на родине? И хотите повторить это здесь?
    Ванте разделил сердце зверя, с которым боролся охотник, на две части. Алекс принял у аборигена свою половину и сердце застреленного хищника. Охотник диким взглядом посмотрел на Андреева и впился зубами в окровавленный ком.
    Археолог почувствовал во рту гадкий привкус и отвернулся, чтобы не наблюдать пожирание сырого мяса. Некоторое время он останавливал накатывающие волны тошноты, но потом не сдержался, и его вырвало.
     
    Утром они отправились дальше. Раненная рука у охотника шевелилась плохо, и ему пришлось перевесить оружие на другое плечо. Андреев подавленно молчал. Вчерашние события выбили его из колеи. Алекс же напротив оживился. Флегматичность, владевшая им в обществе людей, исчезла бесследно.
    - Это были тигры, – с энтузиазмом рассказывал он Археологу, - От земных кошек они отличаются, конечно, сильно, но мы все равно так их зовём. Нам повезло, эти звери оказались молодыми. Погодки из одного помёта, совсем неопытные. Решили, что смогут справиться с нами стаей. Обычно они охотятся по одиночке или семейными парами. Видимо только ушли от родителей.
    Археолог ничего не отвечал и молча слушал эмоциональную речь охотника.
    - А на вчерашнее не обращайте внимание, - заметил он реакцию Андреева, - мне часто приходится ходить по джунглям вместе с аборигенами. Надо соблюдать их обычаи, чтобы получить уважение.
    Андреев хмуро покосился на возбуждённого Алекса и вновь промолчал.
    - Зря вы так, Виктор, - покачал головой охотник, - Не осуди и не судим будешь. Вы ведь хотите изменить жизнь местных, собираетесь решать за них. Тогда будьте готовы, что кто-то  начнёт решать за вас.
    На этот раз у охотника получилось задеть Андреева.
    - Что вы имеете в виду?
    - Предтеч, которых вы изучаете. Если они и правда очень древние, то, получается, имеют право решать за нас.
    - Хм, - задумался Андреев, - я как-то об этом не думал…
    - Вот видите. Не всё так просто.
    Было ещё утро и путники не так уж далеко отошли от места боя. Сегодня они шли гораздо быстрее. Сказывался вчерашний адреналин, как рукой снявший усталость. Ванте всё также шагал впереди, указывая путь. Следом топали земляне.
    Охотник всё время пытался разговорить археолога. Андреев отвечал вяло и не стремился развивать диалог. Но Алекс не оставлял попыток, рассказывая много интересного про жизнь в джунглях. Про то, как все живые существа здесь тесно взаимосвязаны. И даже опасные хищники вроде тигров занимают нужное место.
    Внезапно раздался дикий рёв, от которого у археолога по спине побежали мурашки. Было в этом звуке что-то древнее и пугающее: ярость, ненависть, боль, жажда мщения. Люди остановились, вслушиваясь в вой.
    - Что это?
    Но Андрееву никто не ответил. Алекс и проводник напряжённо о чём-то говорили. Охотник вмиг растерял весёлость и прибавил ходу, ничего не объясняя растерянному археологу.
    Теперь они почти бежали. Зловещий рёв преследовал людей. Сложно было сказать, как далеко находиться издававшее его существо. Страх придал сил Андрееву, заставив забыть про усталость.
    Где-то в обед Алекс наконец решил ответить археологу.
    - Они взяли наш след.
    - Кто?
    - Родители молодых тигров.
    - Что же нам делать? – ёкнуло сердце у Андреева.
    - Ничего, - зло сплюнул охотник, - только убегать.
    Дикий марафон продолжался до самых сумерек. Археолог потерял счёт времени. Он только и мог, что через силу переставлять ноги. На ночь путники всё-таки остановились.
    - Вдвоём с Ванте я бы рискнул пойти по тёмным джунглям. Но вместе с вами ничего хорошего не получиться.
    Андрееву осталось только обречённо согласиться. Эта ночь стала для него кошмаром. Ему постоянно казалось, что из тьмы смотрят горящие глаза хищников. Уснуть как следует он не мог, но время от времени проваливался в забытьё. В коротком бреду на него нападали монстры, и археолог просыпался, дико смотря на напряжённых спутников.
    Иногда ночь разрывал тот же вой. Андреев успел проклясть тот миг, когда ему на глаза попался доклад с этой планеты. Археолог молился и обещал, что если выживет, то никогда больше не покинет родную планету.
    Как только рассвело, они двинулись дальше, поддерживая высокий темп.
    - Уже недалеко, - обрадовал охотник Андреева, - к полдню придём на место.
    - Может, вернуться назад или выйти к людям?
    - Нет, - жёстко отказал Алекс, - будем идти к развалинам.
    Сегодня вой не раздавался, что немало обрадовало Андреева. Вскоре он уверился в том, что хищники потеряли след и людям ничего не грозит. Но спутники по-прежнему внимательно следили за обстановкой, что внушало археологу ощущение безопасности. Он помнил, как они легко разделались с теми тварями. Наконец, Андреев убедил себя, что всё в порядке и не о чем волноваться.
     
    К полдню, как Алекс и обещал, они пришли цели. При виде развалин каменного сооружения Андреев оживился и рванулся вперед, намереваясь сходу его исследовать. Охотник остановил воодушевлённого археолога и первым вошёл в некое подобие храма.
    Постройку опутали лианы, а на полу сквозь массивные плиты пробивалась трава. Джунгли жаждали поглотить инородное тело, оказавшееся в огромном организме. Но для прошедших тысячелетий постройка сохранилась превосходно. Неизвестно, сколько бы минуло времени прежде, чем лес растворит её в себе. Древний храм показался археологу жемчужиной, что выросла из песчинки внутри моллюска.
    Андреев уже начал по внешнему виду идентифицировать храм. По хорошему стоило очистить стены от лиан, мешающих как следует рассмотреть выбитые в камне барельефы. Тяжёлый груз свалился с плеч археолога. Он всё-таки совершит выдающееся открытие. В теории Предтеч был пункт о древних постройках, имеющих общие корни. Дело тормозило то, что на остальных планетах подобные сооружения находились в плачевном состоянии, и собранных данных не хватало.
    Наружу спокойно вышел охотник, кивнув Ванте.
    - Проходите, Виктор, там безопасно.
    Археолог чувствовал себя малышом на празднике. Достав камеру, он принялся снимать внутренности сооружения. Даже с первого взгляда становилось ясно, что это ОНО. Вдобавок, аборигены определенно использовали постройку в качестве храма. Характерные надписи и изображения однозначно говорили об этом. Но их возраст был сравнительно невелик.
    - Невероятно, - восторгался Андреев, - Алекс, наши имена войдут в историю. Вы даже не представляете, что мы нашли.
    - Да? – охотник стоял снаружи спиной к входу, охраняя от возможного нападения.
    - Тут имеются следы деятельности аборигенов, но это ерунда, - археолог распаковывал экранированный компьютер, одолженный у Михалевского, - главное – это символы, возраст которых в разы больше! Я уже видел подобные. Это определённо язык Предтечей!
    - Ну что ж, поздравляю, - иронично ответил Алекс и что-то сказал Ванте, внимательно рассматривающему стены храма.
    Абориген повернулся к охотнику, кивнул и вернулся к прежнему занятию.
    - Виктор, я немного пройдусь вокруг. С вами побудет Ванте, не волнуйтесь.
    - Да-да, идите, - отмахнулся археолог.
    Он заранее перенёс в этот компьютер данные о подобных символах с десятка планет. Расшифровать их полностью пока не удалось, но с новой находкой это становилось на порядок проще. Андреев даже стал весело напевать песенку.
    Он невольно представлял, какой ажиотаж произведет его открытие. Это будет просто бомба. Награды, почёт, уважение. Его просто завалят грантами. Можно будет распрощаться с бесславным прошлым. Теперь для него будут открыты все двери.
    Компьютер принял заснятые символы и приступил к работе. Пока он вычислял, Андреев вернулся к изучению храма. Но долго выдерживать археолог не смог и вернулся обратно. Первые данные уже начали поступать, и Виктор еле удержался от восторженного крика. В левой части экрана рос столбец с распознанными знаками и их переводом. К Андрееву подошёл дикарь и с любопытством посмотрел на монитор.
    Вскоре компьютер набрал достаточно информации и принялся выводить кусочки расшифрованной надписи. Каждая новая строчка как молот обрушивалась на Андреева. Когда перевод был закончен, он встал и растерянно посмотрел на выбитую в камне надпись.
    - Вот значит как… - ошарашено пробормотал археолог.
    Внезапно снаружи раздался звук выстрелов и звериный рык. Ванте сразу выбежал из храма, а Андреев удивленно заозирался. Сообразив, в чем дело, он поспешил наружу. Представшая перед глазами сцена остановила археолога. Опустив плечи, он обессилено опустился на каменные ступени.
    Родители убитых тигров настигли их. Всё это время они следовали по пятам за людьми, выжидая удобный момент. И напали на охотника, в одиночку сторожившего храм.
    Их было двое. Алекс успел выпустить очередь, убив крупного тигра-самца, на голове которого красовалась небольшая грива. Но другой зверь настиг охотника. Ведомый местью хищник и человек неподвижно лежали в кровавых объятиях. Натекающая лужа крови не давала надежды, что хоть один из них жив.
    Тигрица смертельной хваткой сомкнула клыки на горле человека. Праведная месть свершилась. Она покончила с убийцей своих детей. Но Алекс боролся до последнего. На окровавленной шкуре виднелись следы от ножа. Самка убила человека, будучи сама смертельно ранена. А последним своим движением охотник вонзил оружие в шею зверю. Андреев обреченно смотрел, как растет багровая лужа. Кровь зверя и человека смешивалась. Они стали едины в смерти.
    Археолога привлёк хрипящий звук. Самец был ещё жив. Из пасти у него текла кровь, задние лапы не двигались. Скрипя когтями по камню, хищник подтягивался передними, ползя к мёртвым. Невероятна и всепоглощающа ненависть зверя, если даже перед смертью он стремился добраться до врага. Тигр хрипел и упорно двигался вперёд, оставляя за собой кровавую полосу. Рывком за рывком зверь полз, желая сомкнуть клыки на горле ненавистного человека. Ему уже оставалось совсем.
    Хищник совершил последнее усилие и оказался рядом с целью. Андреев тихо наблюдал за ним, ожидая, когда зверь нападёт на уже мёртвого охотника. Но тигр не стал этого делать. Еще немного пододвинувшись, он уткнулся мордой в тело самки, желая с ней провести последние мгновения жизни.
    «Всё верно, - подумал Андреев, - Это человек стремится убивать ради убийства. И не существует ярости и ненависти, что могла бы превзойти человеческую. Природа же стремится к любви. Даже смерть для неё ступенька к новой жизни. Пропасть разделяет не только нас и аборигенов. Между нами и природой она ещё глубже.»
    Тигр несколько раз прохрипел и замер. К мёртвым подошёл Ванте и что-то зашептал.
    Археолог отвёл взгляд. Ему уже было всё равно. Андреева даже не интересовало, как он будет добираться обратно. А в голове крутился перевод послания Предтечей:
    «Те, кто будет жить после нас, знайте – мы ошиблись. Путь, которому были посвящены наше существование и наша цивилизация, оказался тупиком. Отдавшись только ему одному, мы слишком многое потеряли. Для нас всё кончено. Наше время вышло. Но мы решили дать шанс другим, пройдя сквозь время и посеяв жизнь во многих мирах. Вы получили то, чего не было у нас – выбор и многообразие. Помните о нас и не повторяйте древних ошибок. У вас есть время. Живите »
     
    ***
     
    Белый воин умер хорошо. Владыки леса посчитали его равным. Ванте хотел бы умереть так же. Белый воин был могуч духом и телом. Джунгли признали его и забрали себе. Любое племя гордилось бы таким воином.
    Нельзя, чтобы его сила пропала зря. Ванте соберет её и принесет в племя. И тогда дух белого воина переродится и будет жить внутри следующих поколени1. Дети, рождённые от Ванте, станут такими же, как могучий чужак. И в одном из них белый воин возродиться полностью.
    Ванте отодвинул в сторону тело владыки леса. Его силу Ванте соберёт позже. Он достал нож и присел рядом с белым воином.
    Сердце – для силы.
    Печень – для духа.
    Мозг – для знаний.
    Он соберёт всё.
    Ванте посмотрел на слабого. Беспомощный и никчемный, он зачем-то нужен своему племени. Значит, не Ванте решать его судьбу. Он отведет чужака.
    Ещё Ванте вспомнились надписи на стенах. Когда-то его учили читать голоса предков. Они говорили о старой истории.
    «Жили в племени два брата. Решили они понять, кто из них сильнейший. Пришли братья к вождю. И сказал он:
    - Идите три дня на солнце. Там я вам отвечу.
    Сделали братья, как сказал вождь.
    Пошёл старшиё через джунгли. Там он побеждал владык леса. Спасался от змей.
    Младший брат пошёл через горы. Перелазил он через камни. Укрывался от обвала.
    Встретил их в конце пути вождь и сказал:
    - Посмотрите! Старший был в джунглях – стал хитёр и быстр. Младший преодолел горы – теперь он ловок и вынослив. Вы шли разными путями. Нет среди вас сильнейшего.»

  Время приёма: 13:17 14.10.2008