16:04 04.11.2019
Определены победители 2019-ого года:

1. Юлес Скела и ЧучундрУА.
2. Птица Сирин (Татьяна Левченко).
3. Христя Хмиз (Наталья Кондратенко).
4. Лара (Лариса Турлакова).
Призы ждут вашего выбора!


17:39 03.11.2019
Вітаємо переможців 51-ого конкурсу!

1 Лара ao015 Стекляшки
2 Христя Хмиз ao006 Арбітраж
3 Сокира ao001 Не таке, як здається


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 51 (осень 19) Фінал

Автор: Шишикин Виталий Количество символов: 15147
09 Время-08 Первый тур
рассказ открыт для комментариев

8025 Один звонок


    Раздался стук в дверь. Владимир Петрович сдвинул очки на кончик носа и поверх них посмотрел на стенные часы. Рабочий день еще не кончился. Владимир Петрович запомнил, на какой странице читал газету и, отложив ее в сторону, пошел открывать. На дверь продолжали сыпаться удары, не сильные, но настойчивые и частые. Это мог быть только опоздавший на два часа на обед внук Сережа. Щелкнув замком, дедушка открыл дверь, запуская мальчика в квартиру.
    - Привет, деда, я не опоздал? – бросил он и мигом разувшись, убежал в комнату.
    - Ты обедать будешь? – спросил дедушка у внука.
    - Чего. Говори громче, - брызгаясь в ванной, прокричал Сережа.
    - Кушать будешь или сытый? – повысил голос дед.
    - Да, буду! Я голоден как волк.
    Владимир Петрович пошел на кухню, разогревать остывший обед. Через несколько минут послышался топот детских ножек. Мальчик хотел есть. Его глаза беспорядочно бегали, выискивая на столе что-нибудь съестное. Но пока ничего не было. Мальчик схватил в одну руку ложку, а в другую вилку. Чтобы было не скучно ждать, он принялся стучать ими о стол, не забывая при этом болтать ногами.
    - Сейчас будет готово, - было сказано внуку.
    Наступила секундная пауза, воцарилась тишина. Потом последовала новая какофония.
    - Тихо! – резко сказал дед и снял с конфорки сковороду с обедом. – Подожди минуту. Опоздал, так будь добр подождать еще не много!
    Это было так неожиданно, что Сережа даже на секунду испугался. Дедушка на него ни разу не кричал, а тут такое.
    В кухне установилась тишина, прерываемая громыханием посуды.
    - Готово, - сказал Владимир Петрович своим обыкновенным голосом и передал внуку тарелку с обедом.
    Сережа с удовольствием принялся наворачивать макароны по-флотски. Дед  сел рядом и ничего не говоря, принялся наблюдать за внуком. Мальчик весь погрузился в процесс поглощения и не обращал на деда никакого внимания.
    Владимир Петрович усмехнулся.
    - Что смешного? – Сережа подумал, что дед смеется над ним из-за окрика.
    - Ничего. Смотрю, какие это бандитские пули тебя ранили.
    - Где? – мальчик оглядел себя.
    - В щеку.
    Сережа потрогал правую сторону лица. Все было вроде бы в норме.
    - На левой!
    Внук осторожно провел. Внезапно стало больно, и он отдернул руку. Мальчик немного сморщился, и дед заметил это.
    - Не трогай руками, лучше ешь. После обеда экзекуция – пойду, приготовлю зеленку.
    - А может не надо? – проговорил жалобно, Сережа. – Само вылечится.
    Дедушка не ответил и ушел. Мальчику так не хотелось идти на «экзекуцию» и он как мог, тянул время. Ел очень долго, ковырял вилкой, выискивал жиринки в мясе. Макароны уже остыли, а он все сидел за столом. Владимир Петрович сам пришел в кухню и сказал:
    - Пойдем.
    Сережа тяжело вздохнул. Пришлось повиноваться. В зале дед надел двое очков: так называемые «сильные» и «слабые». Через них он внимательно оглядел рану внука.
    - Нет, зеленкой здесь не обойдешься, - сказал он, хмуря брови. - Нужна иголка и спирт. У тебя на щеке не только ранка. В ней небольшие занозы.
    Дед достал иголку и смочил ее в спирте.
    - Потерпи, будем немного больно.
    Сережа скривил лицо, ожидая адского огня, который будет жечь рану. На удивление было не больно. Больше неудобств доставляли пальцы деда, которые сильно сжали щеку и выдавливали из нее маленькие занозы.
    Через пару минут они были извлечены, и настала пора йода.
    - Ай-ай! – вскрикнул Сереж, когда ватка прошлась по раненной щеке.
    - Терпи, индеец! – добродушно проговорил Владимир Петрович, обрабатывая рану.
    - А как ты узнал? – заинтересовался внук и хотел потрогать щеку.
    - Не трогай! – сказал Владимир Петрович. – Пусть пройдет немного времени.
    - Так как ты узнал, что я был индейцем? – повторил вопрос мальчик.
    - А что еще могло тебе прилететь, если не стрела или копье плохиша-краснокожего. Как, кстати, это тебя угораздило?
    - Да так! – Сережа в душе хотел, чтоб его расспросили о сегодняшних подвигах.
    - Расскажи, - поинтересовался дедушка, словно читая мысли внука. – Очень интересно.
    Мальчик порозовел от удовольствия. Он сбегал на кухню за чаем, и удобно устроившись с дедом на диване, начал свое повествование.
    Это была героическая повесть о юном индейском разведчике по прозвищу Гордый Орел. Он в одиночку пробирался через лес, очень густой и опасный – в нем жили многочисленные саблезубые кошки и собаки. Еще в нем было множество ядовитых птиц – голубей и воробьев. Однако эти опасности не пугали Гордого Орла. Он продолжал пробираться к вражескому лагерю. Крался тихо. Враги долго не могли его засечь, но зато они зорко стерегли его младшего брата – Беззубого Барса.
    - А почему Беззубого? – спросил Владимир Петрович.
    - Да у Пашки вчера зуб выпал, вот мы и решили его так назвать.
    - Логично, - усмехнулся дед.
    - Ты знаешь, как он теперь классно плюется через эту дырку. Показать?
    Мальчик уже хотел показать, но дед его остановил:
    -В другой раз. Рассказывай дальше. Очень интересно узнать, что было дальше.
    Гордый Орел подошел очень близко к вражеским вигвамам. Он долго рассматривал лагерь. Следил за передвижениями в нем, считал воинов. Силы были неравны – их было слишком много. Но Беззубого Барса необходимо было спасти. Храбрый разведчик уже хотел выйти из укрытия и сразиться с противниками в честном бою. И тут ему помог случай. Папа вражеского вождя вышел на улицу и позвал его куда-то. Все остальные бросились вслед и оставили Барса без присмотра.
    - Что, вообще никого не осталось? – дедушка поднял брови от удивления.
    - Остался Витек. Тот, маленький, из соседнего подъезда.
    Мальчик очень смешно показал младшего товарища, засунув палец в рот и странно загудев.
    - Я так осторожно к нему подкрался и ножом его взади…
    - Как?
    - Взади ножом, - мальчик провел ладонью по горлу. - А что?
    - Понятно, - усмехнулся Владимир Петрович, – но говори лучше не «взади», а «сзади». Так будет правильно.
    - Не понял? – скривил губы Сережа.
    - А ты проговори про себя медленно эти слова, тогда поймешь? – предложил дед внуку.
    Мальчик на несколько секунд задумался, потом улыбнулся и сказал:
    -А-а-а! Понял! – он заливисто засмеялся. – Точно!
    Просмеявшись Сережа продолжил рассказ. Витек, по прозвищу Маленький Кабан, оказался крепким орешком. Прежде чем умереть, он успел громко визгнуть. На его «боевой клич» сбежались все индейцы вражеского племени. Но Гордый Орел уже успел освободить Барса. Они неслись быстрее ветра, прочь от лагеря противника.
    Увидев пропажу пленника, враги бросились в погоню. На бегу они кидали копья и стреляли из луков. Чтобы спасти друга Гордый Орел решил устроить засаду. Беззубый Барс побежал дальше, а разведчик затаился, поджидая погоню. Это помогло – несколько врагов погибли от стрел, метко пущенных из лука. В неравной схватке сам разведчик был ранен и попал в плен.
    - Вот как? – заулыбался Владимир Петрович. – Значит «сам погибай, а товарища выручай».
    - Это по-нашему! По-индейски! – гордо произнес Сережа Гордый Орел и, стукнув кулаком в грудь, молвил – Хао!
    -Хао! – ответил внуку дед. – А что было дальше, Гордый Орел?! Одинокий Бизон хочет узнать продолжение твоей истории.
    Владимир Петрович сложил руки на груди и высоко поднял подбородок.
    Мальчик принял игру. Он тоже сложил руки, сел по-турецки на пол и продолжил. А дальше был плен и  жестокие пытки. Но Гордый Орел выдержал все и не выдал врагам местоположения своего лагеря. Это их разозлило, да так сильно, что они захотели убить плененного воина. Разведчик решил использовать последний шанс – сразиться с сильнейшим воином племени. В случае победы ему обещали даровать жизнь и свободу.
    - Смело! – похвалил внука слушатель. – Очень смело.
    Продолжение рассказа оказалось неожиданным.
    - А потом я подумал и решил убежать, - завершил рассказ Сережа. – Удрал из тюрьмы фактически у них из-под носа.
    Он засмеялся.
    - Обманул, как котят. Они меня развязали, повели на поле, а когда немного зазевались, я дал стрекоча. Шмыгнул за угол, скрылся в нашем подъезде. Вот почему так стучал. Вдруг бы догнали.
    - Героический поступок, - с иронией в голосе произнес Владимир Петрович.
    - И что? – внук немного обиделся. – Мне есть захотелось. К тому же Павлуха -Разъяренный Олень старше меня на несколько лет, и ходит на борьбу. Он бы победил меня в драке. Ты бы хотел, чтобы меня убили? Сам-то, небось, тоже играл в такую игру, и тоже сбегал из тюрьмы? Вспомни! Давай, деда!
    Наступило минутное молчанье. Владимир Петрович размышлял над вопросами внука, а Сережа терпеливо ждал ответа.
    - Я в этой игре участвовал относительно недавно, но это было все по-настоящему. В детстве я тоже игрался в индейцев и даже был вождем племени. Несколько лет ребята со всех соседних дворов признавали меня главным вождем. Я был честным, смелым, мог залезть на самое высокое дерево. Даже как-то кого-то спас. Уже не помню, кого. Но меня ни разу не смогли пленить враги. Такого я себе позволить не мог.
    - Так как же ты попал в тюрьму?
    - Это случилось позже, когда я был уже взрослым. Я закончил Университет, и работал на заводе инженером. Работал хорошо, потому что любил свое дело. Знал его просто отлично. Я был рад, что у меня все получается. Скоро познакомился с твоей бабушкой. Через два года мы поженились, и у нас родился твой папа, а потом и тетя Вера. Мы были счастливы вместе, строили планы на будущее. Я хотел, чтобы у нас еще были дети, но внезапно все кончилось. Как-то вечером к нам пришли люди и сказали, чтобы я собирался. Они показали мне удостоверение сотрудников Наркомата внутренних дел и забрали меня с собой. Не знаю, за что они меня взяли. Кто-то из моих друзей говорил о каком-то заговоре. Но я ничего не понимал в этом. Через год я уже сидел в тюрьме, но не в нашем городе, а в Караганде.
    - Где-где - в Караганде! – засмеялся мальчик.
    - Точно, - горько улыбнулся Владимир Петрович. – Там и сидел в тюрьме.
    - А сбежать, как я, не хотел?
    - Нет. Признаться честно, Сережа, я боялся сбежать. Всякое же могло приключиться. Меня бы могли убить, только не по игрушечному, а по-настоящему. И тогда бы я перед тобой здесь не сидел и не рассказывал бы эту историю.
    - М-м-м, - потянул внук. – А говорил храбрый, «самый лучший вождь», а из тюрьмы сбежать побоялся. Скажи, струсил!
    Это было как приговор. Владимир Петрович сначала покраснел, а потом его лицо стало бледным. Он крепко сжал губы, которые стали белыми-белыми.
    Дед и внук молчали и тишина начинала давить все сильнее.
    - Да, трусоват ты оказался для вождя племени своего двора, - подытожил Сережа и заулыбался. – На словах все хороши, а как доходит до дела… оказываются трусами…
    И тут Владимир Петрович не выдержал. Впервые в жизни он взорвался.
    - Да ты знаешь…, - он был вне себя, и еле сдерживался, – …что значит сидеть в лагере?! Не с друзьями, а с настоящими зеками?! И не пару часов, а десять лет?!
    - Ну ладно, что нервничаешь? – продолжил играть на возмущении деда внук. – Я же…
    - Нет! Ты не знаешь что это такое. Когда вычеркивают столько лет не понятно за что. Тебе читают на суде приговор, который составлен не известно на основе чьих показаний.
    - Подумаешь.
    - Не подумаешь! Кто звонит и говорит, что ты «вредитель» и «враг народа», и все! Ты уже больше не человек!
    - А кто позвонил-то?
    - Не знаю. Но потом говорили, что кто-то звонил и все рассказал о нас. А тогда не проверяли – сажали и все. Потом предварительное заключение, без права видеть родственников, суд, где тебя обвиняют во всех смертных грехах, пересыльные лагеря и постоянное место прописки в Долинке, недалеко от угольной столицы Казахстана! Работа до изнеможения, еды никакой, жилье – бараки. Надсмотрщики, которые стреляют без предупреждения. А ты говоришь сбежать! Вырастешь, может, поймешь, что это такое.
    - Может и пойму! Но ведь просто так в тюрьму не сажают.
    - Наверное! – Владимир Петрович вздохнул. – Все это юношеский максимализм! Мы с пришедшими из Университета ребятами хотели все сделать как лучше! Думали, что раз все знаем, то и сможет многое! Хотели все рационализировать, сделать современнее! Но были и те, кто не хотел! Они говорили: «Пусть будет так, как было. Куда вы лезете?». Им не хотелось ничего менять! Если бы запустили наши проекты, то многие бы из них возможно бы лишились своих мест, пайков и прочих благ! Мы к этому не стремились, нам важно было другое! Но все наши планы разбивались о монолитные лбы этих вот руководителей! Этих тупых, умеющих красиво говорить на партийных собраниях, но совершенно не разбирающихся в технологиях! Мы не раз это обсуждали между собой, костерили их! А что мы могли еще поделать!? Генеральную линию они соблюдали, инструкции тоже! А мы хотели отступить от нее, сделать свое! Мы уже тогда поняли, что без изменения всей системы управления, и тех руководителей, что стояли над нами ничего не получится! Алексей Зверев – наш вдохновитель первым понял это. Он же и поплатился больше всех. После суда мы его никогда не видели. Были какие-то пересуды, говорили что-то по поводу сердца. Может это правда, а может и нет. Алексей сгинул в лагерях. А какой был человек! Настоящий товарищ!
    Владимир Петрович на секунду задумался и глубоко вздохнул.
    - Все пошло прахом! Тюрьма всю жизнь переломала! А ты говоришь трус! 
    - А ты деда на меня не кричи! – заупрямился Сережа. – А то я папе скажу, или маме.
    Видя, что его слова не произвели впечатления, мальчик продолжил:
    - Или позвоню самому главному!
    - Товарищу Сталину, - произнес Владимир Петрович.
    - Да, - не зная, кто это такой, проговорил внук. – Ему и позвоню и все расскажу.
    - Звони.
    - И позвоню.
    Сережа поднял трубку и набрал наугад номер.
    - Слушаю, - раздался голос в трубке.
    - Соедините меня с главным, - четко произнес мальчик. – Мне нужно ему что-то сказать. Это очень важно.
    - Соединяю, - произнес голос через минуту.
    В трубке раздался щелчок.
    - Говорите, - это был глухой, прокуренный голос. – Я слушаю.
    - Меня зовут Сережа Петухов. Я хочу вам передать важное сообщение. Мой дедушка. Деда Володя. Вернее Владимир Петрович Петухов работает…, - он зажал трубку и обратился к деду. – А ты где работал?
    - На Путиловском заводе.
    - … работает на Путиловском заводе инженером, - он снова закрыл трубку и обратился к деду. – Кем?
    - Начальник отдела КИПа.
    - …Начальником отдела КИПа, повторил слова деда мальчик.
    - А дальше? - произнес все тот же голос. – Что еще?
    - Он и его друзья не хотели идти по Генеральной линии, ругали начальников, говорили, что все надо менять. А главный у них был Алексей Зверев. Вот так.
    - Понятно, - произнес голос. – Путиловский завод, инженеры во главе с Алексеем Зверевым не желают следовать Генеральной линии партии, хотят все поменять, в том числе и руководство?
    - Точно! – Сережа заулыбался. – Как вы хорошо все поняли.
    - Я всегда все правильно понимаю, - в голосе говорившего послышались угрожающие нотки.
    - Вы примете меры? – поинтересовался Сережа. - Не забудьте о Владимире Петровиче Петухове.
    - Не беспокойся мальчик, меры примем, никого не забудем.
    - Вот и хорошо. Спасибо, до свидания.
    - Ты молодец, что позвонил, - в голосе проступил непонятный акцент. – Хороший мальчик. Побольше бы нам таких. До свидания.
    Сережа положил трубку, когда на той стороне провода раздались гудки.
    - Хватит играть, - сказал дед, идя на примирение. – С кем это ты там говорил?
    - Не знаю, - какой-то дядька. Я ему рассказал о том, что было у вас на заводе, а он ответил, что примет меры. А меня назвал «хорошим мальчиком», и сказал «побольше бы нам таких».
    - Ладно, пошутил и будет, - сказал Владимир Петрович. – Давай мириться.
    - И больше не будем никогда ссориться!
    Дедушка и внук пожалили друг другу руки
    

  Время приёма: 19:34 13.10.2008