12:26 12.10.2019
Вітаємо переможців конкурсу Українське фентезі!

1 Літопис Града Змієва an011 Через воду і вогонь
2 Анастасія Гетманська an016 Творчий підхід
3 Леданика an030 Добриденько


19:23 29.08.2019
Отпечатан тираж 39-ого выпуска.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Или на reglav @ rbg-azimut.com
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 51 (осень 19) Приём рассказов

Автор не проголосовал вовремя.

Автор: dim_alf Количество символов: 23592
09 Время-08 Первый тур
рассказ открыт для комментариев

8017 Ворона-невидимка


    

    Данный рассказ не претендует на историческую достоверность. Все описанные события происходят в абстрактном мире, основанном на нашей действительности (и немного приукрашенном).
     
    – Ахманов! Твоя очередь.
    Поднимается рыжий парень, подходит к учителю. Кладёт перед ним ворону.
    – Ну и что это?
    – Говорящая ворона.
    Учитель сдвигает брови.
    – Какого чёрта? Я ничего не вижу.
    – Ворона-невидимка, – уточняет парень.
    Учитель пытается нащупать ворону и получает клювом по руке.
    – Этого мало, – ворчит он, потирая ушибленную конечность. – Оправь её в будущее.
    – Понимаете, схема невидимости сделана так, что…
    – Не можешь, – подводит итог учитель. – Тогда хотя бы в прошлое. На троечку.
    Парень начинает бормотать заклинания. Через минуту вздыхает облегчённо.
    – Готово.
    – А как обратно возвращать собираешься?
    – Когда часы в радиусе ста километров от вороны пробьют полночь, заклинание спадёт, и она вернётся.
    – Да? Молодец!
    Парень смущённо улыбается. Учитель тем временем продолжает:
    – Хвалю! И в какой же век ты, баран, её отправил?
    – Девятый, – растерянно отвечает парень.
    – А механические часы когда придумали?
     
    Крибла встаёт в десять. Не раньше. Разминает крылья, разевает клюв, продирает глаза и делает два круга над домом. Живёт ворона-невидимка на чердаке роскошного особняка. Роскошно живёт.
    Пока она разминает крылья, вороньё летит на север, к помойке. Жрать хочет. Крибла только ехидно каркает и спускается к хозяйской кухне. Служанка варит суп и бросает объедки в бак для отходов, но на них Крибла не смотрит. Избаловалась. Она сядет на стол и примется клевать хозяйский пирог. Расковыряет самую серединку, вытащит здоровенный кусок мяса и утопает с ним в сторону.
    Служанка обернётся, всплеснёт руками.
    – Опять птицы еду таскают. Я же окна закрывала. Эгейка! Эгейка, а ну иди сюда.
    Войдёт поварёнок, поправит съезжающий колпак.
    – Чего? – спросит.
    – Ты окно открыл?
    – Не открывал я.
    – У-у-у, негодный!
    Поварёнок выйдет, а Крибла за него ответит:
    – Сама дур-ра.
    Повариха половник схватит и кинется за поварёнком. А ворона снова на стол – по кастрюлям шарить.
     
    Наевшись, ворона-невидимка отдыхает. Ляжет на крыше, крылья раскинет и греется на солнышке. Блаженствует. А всё потому, что Бес спит. Крибла повернётся то на один бок, то на другой. То спинку солнцу подставит, то лапки.
    Потом ей надоест, и ворона летит в город. Безобразничать.
    На правом крыле у неё сидит Бес Любознательности, а на левом, как ни странно, никто не сидит. Бес умывается, тянется, жмурится. Говорит:
    – Полетели за горы.
    – Зачем? – вяло спросит Крибла.
    Бес почешет левый рог, размотает хвост и ответит:
    – Любопытно же, что там. Страсть как любопытно!
    – Да ну, – скажет ворона и, ясное дело, никуда не свернёт.
     
    Безобразничает она не долго. Клюнет чёрного кота, стащит чей-то кошелёк и крикнет торговцу на ухо – вот и всё развлечение. Каждый день так. Скучно.
    – А давай над попом издеваться, – скажет Бес и даже хвостом закрутит в предвкушении.
    – И не стыдно тебе? – ответит ворона. – Человек богу служит.
    – Человек этот крестьян дурит, последние их деньги ворует. А сам к служанкам пристаёт. Нашла кого жалеть. Да и интересно же!
    – Ну ладно, – согласится ворона, потому что ей самой страсть как интересно.
    Попа она ещё ни разу не дурила.
     
    Живёт поп хорошо. Зажиточно. Дом его прямо к церкви пристроен. Хозяйства поп не ведёт, потому что крестьяне и так всё отдадут за очищение грехов. Да и где это видано, чтобы куры возле церкви бегали?
    Ворона проникнет внутрь, подлетит к распятью, но на него не сядет. Поклонится и утопает в сторону. Войдёт поп, дверь за собой запрёт, почешется. Сплюнет под ноги. Скажет “Прости, Господи”, но как-то вяло, буднично. И тут ворона ему как ответит:
    – А вот не прощу!
    Поп обомрёт. Спросит обиженно:
    – Кто сказал?
    – Я! – громогласно провозгласит Крибла. – Бог твой.
    Поп рот разинет, да как грохнется на колени.
    – Прости, Господи, душу грешную.
    – А за что тебя прощать?! – не унимается Крибла. – За то, что ты в храме моём на пол плюнул?
    – Не виноват я, Господи, – бормочет поп. – Чёрт попутал! Всё он, окаянный!
    – Ах чёрт попутал? Так вот пускай он тебя и прощает!
    Крибла с Бесом вылетят во двор, посмеются, похрюкают. И решат, что пора уже подкрепиться.
     
    Обедать ворона-невидимка летит к князю. Обеды у него знатные и гости бывают интересные. Терем каменный из белого кирпича. Башни круглые, стены в три роста человеческих и стража на воротах.
    – Чистенькие все, нарядные, – говорит ворона, влетая во двор. – Не то что у нас.
    – Я и почище видал, – фыркает Бес. – Рули к погребам.
    Ворона ложится на крыло, по дуге заходит к дверям погреба. Приземляется.
    – Ключиков-то у нас нету, – говорит Крибла. – Может ну их, погреба эти? Полетели в зал обеденный.
    – Любопытно же, что там!
    – Ну пошли тогда ключи воровать.
     
    Наевшись до отвала, Крибла выбирается наружу. Бес скачет перед ней, зовёт на ярмарку, зовёт кататься на лошадях и прыгать с деревьев. Ворона медленно подходит к стене. Приваливается к ней боком.
    – Уйди, бесовское отродье. Спать хочу.
    – Какой спать? – возмущается Бес.
    Нащупывает невидимую воронью лапу и начинает изо всех сил тянуть на себя. Сил ему явно не хватает.
    – Ты погляди, что там творится!
    Ворона открывает один глаз. Действительно, во дворе, у главной башни, собирается толпа. Слуги, стражники, дети с собаками.
    – Да ты гляди, гляди! – тормошит ворону Бес.
    Крибла уже обоими глазами презрительно глядит на суетящихся людей. Зевает и закрывает глаза обратно.
    – Воронка, миленькая, – прыгает Бес, – ну полетели, а?
    – Уйди.
    – У меня же лапки короткие. Я дотуда полчаса идти буду.
    Ворона окончательно скатывается по стене и прячет клюв под крыло. Спит.
    – Крибла! – вдруг кричит Бес и начинает по ней скакать. – Астроном!
    – Чего? – сонно спрашивает ворона.
    – Астроном, Астроном! – вопит Бес. – Там, в толпе!
     
    Одет Астроном в свой лучший наряд. На нём и плащ со звёздами, и сапоги остромордые. И даже шляпа синяя.
    Когда ворона опускается ему на плечо, Астроном вздрагивает.
    – Тс-с-с, – говорит Крибла. – Не пугайся. Я это.
    – Здравствуй, птица.
    Во двор въезжает дружина и князь на белом коне. Толпа ликует. Князь спрыгивает на землю, поправляет меч. Щурится.
    Важный такой.
    – Откуда это он? – спрашивает Крибла.
    – К соседям ездил, – отвечает Астроном. – Дружбой торговал.
    Бес перескакивает Крибле на левое крыло, поближе к Астроному.
    – К соседям? Зачем? У них что-то интересное?
    – Заткнись! – говорит ворона. – Мы никуда не летим.
    – Нет у них ничего интересного, – добавляет Астроном.
    Оборачивается к Крибле и не замечает, как приближается князь.
     
    Князь сидит в высоком кресле, а Астроном на мягкой скамье.
    – В целом ты прав, – говорит князь. – Хвастают они много, а похвастать-то нечем. Кроме одного.
    Астроном подымает бровь.
    – И что же они такое придумали?
    Крибла внимательно слушает. Князь у неё знатный, видный. Мужчина в самом расцвете сил. Правит строго, но справедливо. Законы издаёт какие следует и служанок по углам не тискает. Крибла таких уважает.
    – Придумали они часы. Только не солнечные, как у нас, а механические.
    Крибла на Астронома оборачивается. Что ответит? Не ударит ли в грязь лицом? Это ведь его только называют Астрономом, а на самом деле он у неё изобретатель.
    – Знаю я часы эти.
    – Сделать такие же сумеешь? – спрашивает князь.
    – Сумею, – отвечает Астроном. – Ты мне только мастеров пришли, которые детали выплавлять будут и на башню часы вешать. Остальное я сам.
    Крибла смотрит на него и думает: “Какой Астроном у меня учёный. Ему ещё и тридцати не исполнилось, а умнее во всей округе не найти”.
    – Если хочешь, даже с боем часы будут, – говорит Астроном и глазами сверкает. –  Каждый час будут “бом” делать.
    – Идёт, – потирает руки князь. – Сделаешь часы – озолочу. А не сделаешь – пеняй на себя. Будешь под замком всю оставшуюся жизнь сидеть. Это чтобы работалось тебе веселее.
     
    Бес сидит на правом крыле и вопит:
    – Пропали!
    Бьётся головой и завывает.
    – У-у-у, совсем пропали!!!
    Крибла молчит. Опускается на родной чердак роскошного особняка и стряхивает Беса в солому. Зевает.
    – Угомонись, Бес. Объясни толком, в чём дело. Чем тебе часы не угодили?
    Бес хватает две соломины и начинает ими яростно размахивать.
    – Заклятье! – кричит он. – Заклятье спадёт. Как только часы полночь пробьют – всё!
    Крибла садится. Трёт лапой клюв.
    – Мы целый век с тобой бед не знали, – причитает Бес. – И вот пришёл конец.
    – Неужели тебе не любопытно, – язвит ворона.
    Бес смотрит на неё волком. Выбрасывает свои соломины, садится и обхватывает голову лапами. Плачет.
    – Да погоди ты рыдать, – говорит Крибла. – Не хотим часов – значит не будет. Думаешь, я не сумею их сломать?
     
    Астроном слушает молча. А выслушав, долго думает.
    – Выходит, ты не с рождения невидимая.
    – Угу, – соглашается Крибла.
    – Мы вообще не из вашего времени, – встревает Бес, и получает клювом по рогам. – А что я?
    – Не лезь, – говорит ворона и снова поворачивается к Астроному. – Когда часы пробьют полночь, я не только видимой стану, но и бросит меня обратно. К этим плешивым экспериментаторам.
    Астроном смотрит в окно. Думает.
    – А если тебе улететь подальше?
    – Сто километров, – снова встревает Бес. – Это же целый день летать.
    – Да и где гарантии, что там не изобрели такие же часы, – говорит Крибла.
    Она разминает затёкшие крылья, делает круг под потолком и приземляется обратно на стол. Всё это время Бес висит, ухватившись за её лапу.
    – А потому, – продолжает ворона, – не могу я позволить вам часы сделать. Как ни крути.
     
    Вечером ворона с Бесом сидят на чердаке, играют в самодельные шахматы.
    – Не хорошо мы всё-таки с Астрономом, – говорит Крибла, подставляя Бесу пешку.
    – Время такое, – отвечает Бес. Бьёт пешку и пытается двумя лапами запихнуть её себе в рот. Пешки делали из морковки. – Или мы, или нас. Такого, чтобы всем хорошо – не бывает. Когда приходит беда, каждый сам по себе. Закон джунглей.
    – Угомонись, – зевает Крибла. – Разошёлся. Выход всегда есть.
    – И я даже знаю, куда он ведёт, – говорит Бес с набитым ртом. – В будущее. Я туда снова не хочу. Они меня держали в клетке и кормили всякими отбросами.
    – Я тоже, знаешь, не в масле каталась, – говорит Крибла, прикидывая как покрасивее поставить Бесу мат. – И всё-таки не хочется мне Астронома подставлять. Он у меня такой лапочка. Ему в тюрьме не место.
    Бес встаёт, руки в бока упирает.
    – А нам как будто место?!
    – Ни нам, ни вам, – задумчиво говорит ворона. – На князя давить надо.
     
    Давить ворона решает попозже. Завтра. А для начала летит к Астроному.
    – Скажи князю, что всё идёт по плану. Готовь пока чертежи всякие. Так, для виду. Остальное я беру на себя.
    – Ври с три короба, – добавляет Бес. – Вали всё на нас.
    – Замолкни! – каркает Крибла.
    Потом ворона летит в тот город, где, по словам князя, часы сделали. Расстояние померить. Бес сидит у неё на хвосте и дуется.
    – Вот как они сейчас прозвонят и всё. Пиши пропало.
    – Угу, – безразлично отвечает ворона.
    – Раз заклятье до сих пор работает, значит, они дальше, чем в ста километрах. Ну чего тебе не сидится?
    – Ты лучше скажи, сколько там уже?
    – Тридцать семь километров, девятьсот двадцать два метра, – отвечает Бес. – Воронка, милая, полетели обратно, а?
    – Фигушки. Должна же я знать, насколько мне в этом направлении теперь летать можно. Чтобы до полуночи обратно успеть вернуться.
     
    Вечером ворона отдыхает. Лежит на крыше, раскинув крылья, и смотрит в небо. По небу ползут облака в форме животных – удавов, китов и лисиц. Иногда попадаются Бесы.
    – Крылышки мои, – стонет Крибла, переворачиваясь с боку на бок.
    – А я говорил, – подскакивает Бес и тут же отскакивает обратно, от греха подальше.
    Ворона молчит. Пытается встать, приподымает голову и обессилено роняет её обратно.
    – Есть хочется. Бе-е-ес. Будь другом, сгоняй на кухню.
    Бес вскакивает и победоносно сверкает глазами:
    – Ага, как за едой бегать, так Бес, а как слушаться, так “помолчи”, да? Говорил тебе, не надо было лететь!
    – Уймись. Просто принеси поесть.
    Бес машет на неё лапой и ползёт в сторону окна.
    – Жди тогда. У меня крыльев нету, ножки короткие. К утру может и вернусь.
     
    Утром летят к Астроному. Весь его кабинет завален винтиками, болтиками, шестерёнками. В углу стоят две здоровенные стрелки. Одна побольше, другая поменьше.
    – А чего тут ломать? – радуется Бес. – Они и так по частям, дальше некуда.
    – Тихо ты, Астроном идёт, – шикает на него Крибла.
    Входит Астроном. В руках у него большущий лист бумаги. Астроном стелет его на столе, прижимает края и достаёт чертёжные принадлежности.
    – Ватман, – со знанием дела цокает языком Бес. – А один.
    – Тихо ты! – шипит ворона.
    Но поздно. Астроном отрывает взгляд от листа, оглядывает комнату и спрашивает:
    – Крибла? Ты?
    – Я, – неохотно отвечает ворона. – Как дела продвигаются?
    – Отлично, – улыбается Астроном. – Половина деталей уже здесь. Теперь надо чертежи готовить. Чудо, а не часы будут!
    Ворона приземляется посреди листа и каркает.
    – Ты не забыл случайно, что им не суждено заработать?
     
    – В общем, сделаем так, – говорит Крибла. – Ты заднюю стенку часов сильно не закручивай. И внутренние болты тоже не до конца.
    – А как же они тогда работать будут? – удивляется Астроном.
    Ворона думает. Бес сидит насупившись и тоже как будто думает.
    – Ладно, закручивай, – сдаётся Крибла. – Но заднюю крышку ни-ни! Я ночью её  отвинчу и суну в шестерёнки палку. Часы остановятся.
    – А толку-то? – спрашивает Астроном. – Придут люди, палку вытащат, и часы снова заработают.
    – Ничего, остальное я беру на себя.
     
    Князь ужинает в одиночестве. На огромном столе расставлены кувшины и блюда, но на них Крибла не смотрит. Она уже ужинала. Осторожно, стараясь не шуметь, ворона маневрирует между тарелками – выбирает место поудобнее.
    Князь ест. Крибла смотрит, как он отламывает гусиную ногу, и ей совсем не жаль своего дальнего родственника. Гуси тупые.
    Вороны нет. Вороны хитрые. Особенно, когда им пошёл уже второй век, они невидимы и очень не хотят обратно в клетку. Прям хитрющие.
    Выбрав, наконец, подходящее место, Крибла говорит.
    – Князь!
    Он замирает. Оглядывает комнату, мотает головой и возвращается к трапезе.
    – Кня-язь! – зловеще повторяет ворона. – Слышишь меня?
    Князь резко вскакивает.
    – Кто здесь?
    – Я-а-а, – говорит Крибла, взлетает и начинает тушить факелы один за другим. – Посланец тёмной силы.
     
    – Ну что? – Бес скачет от нетерпения.
    Крибла садится на свою любимую жёрдочку. Довольно щурится.
    – Он повёлся.
    Бес подскакивает и с радостным воплем прыгает ей на шею.
    – Повёлся, Бес, повёлся! У нас ещё неделя, пока Астроном часы не сделает. За неделю я ему так мозги прополоскаю.
    Бес валится в солому, закидывает лапы за голову и мечтательно вздыхает.
    – А про часы ты ему уже сказала?
    – Нет. Рано. Иначе он сразу догадается, в чём дело.
     
    На третий день ворона летит к Астроному. Бес сидит дома, потому что простудился. Это Крибла случайно уронила его в пруд. Пообещав взять у Астронома лекарства, она улетела и тут же забыла про своё обещание. У неё теперь дела поважнее.
    Дом Астронома стоит на отшибе. Во дворе суетятся какие-то люди, что-то кричат и машут руками. Сам Астроном сидит на крыльце и за всем этим наблюдает. Иногда тоже кричит.
    Крибла садится рядом, трогает его лапой за ногу. Астроном дёргается и начинает шарить руками по крыльцу. Ворона отскакивает в сторону.
    – Но-но, – ворчит она. – Без рук.
    Астроном возвращает руки на место и беспомощно глядит мимо вороны.
    – Сколько ни пытаюсь, а всё никак поверить не могу. И как это работает?
    – Магия, – отвечает Крибла. – Заколдовали меня, говорят же тебе. Ты лучше скажи, что с часами?
    Астроном кивает в сторону суетящихся людей и говорит.
    – Вон они, часы твои. Можешь поглядеть.
     
    Вечером пятого дня ворона снова летит к князю. Тот сидит в огромном кресле, размерами напоминающем трон, и думает. Лицо у него мрачное.
    Крибла влетает в окно и со всей силы бьёт по нему клювом. Стекло с грохотом разбивается. Князь вскакивает, смотрит на осколки.
    – Опять ты?
    – Я-а-а, – соглашается ворона. – А ты кого ждал? Не забыл нашего уговора?
    Князь садится и принимает решительный вид.
    – Нет. Я уже отпустил всех тех, кого ты мне назвал. Осталась твоя часть уговора. Наш скот до сих пор умирает от неизвестной болезни.
    – Не так быстро. Есть ещё кое-что.
    Князь вскакивает, бьёт кулаком по подлокотнику.
    – Договор был заключен. Выполняй что обещал, а насчёт остального – это уже отдельный разговор будет.
    Крибла тоже вскакивает. Бьёт второе стекло, взлетает под потолок и уже оттуда грозно кричит:
    – Ты? Мне? Ука-а-азывать?
    Пикирует и оставляет у князя на щеке глубокую царапину. Князь закрывает голову руками, но на пол не падает. Крибла садится обратно на подоконник.
    – Так вот последнее, – размеренно говорит она. – Часы твои мне не нравятся. Я бы на твоём месте не стал их заводить.
    Князь уже сидит в своём кресле. Смотрит прямо на ворону, отчего ей становится жутко.
    – Чем тебе часы не угодили?
    – Ненавиж-жу, – шипит Крибла. – На первый раз – просто сломаю. Потом жди беды.
     
    Бес роется в соломе, ищет напёрсток, который обычно служит ему стулом. Иногда слышны вздохи отчаянья и неясные всхлипы.
    – Магнит бы мне, – причитает Бес. – А то посидеть даже не на чем.
    Крибла молчит. Лежит, раскинув крылья, и думает.
    – Злая я.
    Из соломы появляется рогатая бесья башка и удивлённо глядит на ворону.
    – Ты? Да не сказал бы. Это всё стресс. Тебе надо снять напряжение.
    Крибла подымает лапой какую-то деревяшку и швыряет в Беса. Тот уворачивается.
    – Ладно, ладно, согласен. Злая. Просто злющая.
    – А князь всё-таки кремень-человек, – не слушая Беса, говорит Крибла. –Другой бы уже сто раз сдался. Ползал бы в ногах. Молил о пощаде. А этот нет. Уважаю. Но всё равно часы ему запустить не дам.
     
    Их вешают на башню вечером. Крибла смотрит, как делают дыру в стене одной из внутренних комнат, чтобы был доступ к механизму. Как ставят лебёдки, цепляют крюки за каркас и подымают.
    Заметив в толпе Астронома, Крибла садится ему на плечо и говорит:
    – Не забыл наш уговор?
    – Да помню я, – отвечает Астроном. – Не мешай. Сейчас самый ответственный момент.
    Ладно, – думает Крибла. – Пускай немного поерепенится. Ему можно.
    Астроном идёт к башне, заходит внутрь и подымается на верхний этаж. Лестница заканчивается дубовой дверью. Крибле это не нравится. Оказавшись внутри, она глядит на зарешёченное окно, пролезает сквозь решётку наружу и обратно. Нормально. Теперь дверь без надобности.
    Мастера крепят часы. Астроном крутится рядом и всё норовит глянуть внутрь, на механизм. Когда часы запускают, он захлопывает крышку корпуса, но не завинчивает. Крибла довольна. Все выходят наружу, один из стражников остаётся сторожить за дверью.
    Ворона пролезает сквозь решётку и улетает.
     
    Возвращается она ночью. На часах без четверти двенадцать. Крибла с трудом подлетает к зарешёченному окну и пытается боком пропихнуть сквозь него железную палку. Следом за ней пролезает сама.
    Оказавшись внутри, первым делом выглядывает на лестницу. Охранника там нет. Прекрасно. Крибла открывает крышку часов и заворожено смотрит на механизм. У неё захватывает сердце от всех этих винтиков и шестерёночек, которые вертятся словно живые. Ай да Астроном.
    Помотав головой, чтобы согнать оцепенение, Крибла берёт в лапы железную палку и с размаху пихает её в часы. Раздаётся треск. Скрежет. Механизм останавливается. У одной из шестерёнок отлетает ось.
    Ворона дёргает палку обратно и та свободно выходит. Потому что шестерёнка, которая должна была её держать – отвалилась. Это хорошо. Лучше не оставлять следов. А то что это за тёмная сила с железными палками. Не серьёзно.
    Выпихнув инструмент наружу, ворона улетает.
    В замке загораются окна.
     
    – Я ведь тебя предупреждал, – говорит ворона.
    Князь сидит мрачный, смотрит на свои руки. Крибла расхаживает перед ним.
    – Ну же. Скажи, что я тебя не предупреждал.
    Князь молчит. Поднимает взгляд на разбитые окна, которые до сих пор не заменили.
    – Ладно, твоя взяла. Сниму часы. Как мастера вернутся – сразу сниму.
    – Вот и молодец, – кивает Крибла.
     
    Вечером они с Бесом бесятся. Летают над городом, и кидаются тухлыми яйцами. Промахиваются, конечно, но удовольствие от процесса получают.
    – Баба-а-а-ах, – кричит Бес, когда очередное яйцо падает на крышу дома. Но Крибла его почти не слышит. Ветер.
    Она разряжает последний свой боезапас и просит у Беса ещё.
    – Держи, – говорит он. – Последняя обойма.
    Напоследок ворона попадает-таки в кошку. Бес смеётся. Ворона тоже. Дальше летают просто так, без смысла и содержания. Ловят болтанку.
    – Чего делать будем? – спрашивает Бес, пытаясь перекричать ветер.
    – Пошли часы проведаем, – отвечает ворона. – На всякий случай.
     
    Часы идут. Точнее они висят, но стрелки продолжают отмерять время. Секунду за секундой.
    – Ах, так! – говорит Крибла. – Ну вы у меня сейчас дождётесь! Бес, тебе здесь не место. Летим домой.
    – Ка-а-ак? – расстраивается Бес. – Я тоже хочу посмотреть!
    – Ты только мешать будешь! Нет. Сиди дома. Я потом тебе всё расскажу.
    Ворона разворачивается и летит в сторону роскошного особняка. Бес обиженно молчит.
     
    Возвращается Крибла всё с той же железной палкой. На часах без десяти полночь. Ворона пролезает сквозь решётку, с отвратительным звуком роняет палку на каменный пол, приземляется и цепляет лапой крышку часов.
    Крышка привинчена.
    Крибла начинает колотить её клювом и тут открывается дверь. Входит князь.
    – Ну что, тёмная сила? Попалась?
    Вбегают трое в кольчугах и с мечами. Один из них тут же закрывает решётку доской. Последним входит Астроном.
    – Ты извини, но я всё рассказал.
    – Предатель, – шипит ворона.
    – Ну-ну, – отвечает князь и добавляет, обращаясь к Астроному. – Ты всё правильно сделал. Она ведь чуть не сломала лучшее твоё изобретение. Друзья так не поступают.
    Крибла взлетает под потолок, где её не смогут достать мечами и смеётся так, что люди цепенеют.
    – Много, ты, князь, понимаешь! Ну теперь держитесь! А-ха-ха, жалкие людишки!!!
    Она пикирует на одного из воинов, впивается когтями ему в лицо. Оставшиеся два растерянно озираются – пытаются понять, куда бить. А Крибла уже клюёт того, который стоит у решётки. Князь хватает факел. Машет им над вороньей головой, так, что она еле уворачивается.
    Астроном испугано выскакивает наружу.
    – Заприте дверь, – кричит князь и тут же получает клювом по голове. Падает на пол и закрывает голову руками.
    – Получил? – вопит Крибла.
    И сама чудом уворачивается от факела. Бьёт стражника лапами наотмашь, не глядя. Отлетает в сторону, падает. Подымается. Бросается к двери и начинает колотить её клювом. Рядом с ней в доски втыкается меч. Ворона кидается на решётку, но выбраться наружу мешает заклинившая доска.
    В этот момент часы начинают звонить.
    Все замирают.
    Часы бьют двенадцать.
     
    Учитель смотрит в шар и смеётся.
    – Ну что, Ахманов, все заклинания перепутал? Молчишь? Ну смотри, что будет дальше.
     
    Бес сидит у Криблы на шее. Руки держит так, словно в них зажат штурвал. Ворона стоит, расправив крылья.
    – Поехали! – кричит Бес.
    И ворона плавно подымается вверх.
    – У-у-у! Вертикальные взлёт-посадка!
    Набрав высоту, Крибла срывается с места. За ней остаётся белый след.
     
    Они сидят на чердаке роскошного особняка. Бес прыгает от нетерпения.
    – Сколько ещё?
    – До полуночи минут двадцать, – прикидывает Крибла.
    – Интересно, что на этот раз, – жмурится Бес.
    Ворона разминает крылья, делает круг под потолком и опускается.
    – Сначала была шапка невидимка, – говорит она. – Потом сапоги скороходы и ковёр самолёт.
    – Да-а-а, – говорит Бес. – Ковёр самолёт лучше всего. Раньше ты так летать не умела. Хотя скороходы тоже ничего. Какой Бес не любит быстрой езды.
    – Что ещё бывает в сказках? – спрашивает Крибла.
    – Волшебная палочка? – предполагает Бес. – Хотя не понятно. Лучше Кощей бессмертный, будешь жить вечно. Или змей Горыныч.
    – Плеваться огнём? – прикидывает Крибла. – А что, мне нравится. Главное, чтобы не три головы! Стой! Кажется всё. Часы пробили.
    Бес вскакивает в нетерпении.
    – Ну? Что на этот раз?
    Крибла подымается. У неё под крылом лежит небольшой печёный пирожок. Бес подскакивает, хватает его в лапы и пробует.
    – С яблоками!
    – Ну и что это? – ошарашено спрашивает Крибла.
    – Скатерть-самобранка, – хихикает Бес. – Во житуха начнётся!

  Время приёма: 16:40 13.10.2008