09:45 09.03.2019
Отпечатан тираж 38-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


10:02 03.02.2019
Поздравляем победителей 48-ого конкурса!
1 Юлес Скела ak003 Таємниця Живени
2 Ліандра ak024 Всі діти світу
3 Нездешний ak002 Подпольщики


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 48 (зима 19) Фінал

Автор: Sergey_D Количество символов: 28360
08 Человек-08 Финал
рассказ открыт для комментариев

7028 Наша служба...


    

    
    В двадцать пятом веке человечество справилось с большинством проблем. О болезнях позабыли, от голода избавились, глобальное потепление остановили, перенаселение и истощение земных ресурсов компенсировали освоением других планет, а развитие науки и техники шагнуло далеко вперёд благодаря торговле и сотрудничеству с другими внеземными цивилизациями.
    Но есть две беды, которые никогда и никуда не исчезнут. Это дураки и дороги. И даже сейчас, в двадцать пятом веке почти ничего не изменилось. Лишь асфальт сменился космическим вакуумом, повороты – подпространственными вратами, фонари - светом чужих солнц, а дураки попадаются не только с Земли. И за всем этим нужно следить.
    На далёкой окраине исследованного сектора космоса, вдали от основных торговых путей и больших магистралей, у подпространственных врат зависла старенькая станция, сине-белая окраска которой вполне однозначно намекает водителям приготовить деньги в случае нарушения правил. Впрочем, даже если правила и не были нарушены, то приготовить кошелёк всё равно не помешает. Это пост ГАИ. Галактической Астро Инспекции.
     
    Сержант Антон Прокофьев не отрывался от монитора, на котором отображались врата. Сегодня пошел только третий день его назначения, и он относился к работе щепетильно и ответственно.
    Семёныч, начальник Антона, сбросил ноги со стола, отложил заполненный трёхмерный кроссворд и, достав из ящика стола колоду комианских карт, принялся раскладывать пасьянс.
    Прокофьев подошел поближе, чтобы рассмотреть карты, но когда увидел, что там изображено, его передёрнуло. Антон поспешно перевернулся. Карты были с эротическими фотографиями. А голые комианцы – это зрелище не для слабонервных.
     - Семёныч! Вы где такую гадость отрыли?
     - Конфисковал. Я тож долго привыкнуть не мог, поначалу картинки пластырем заклеивал. А потом - нормально. Привык.
     - А человеческие карты нельзя использовать?
     - В комианской колоде восемь сотен карт против земных пятидесяти двух. А комианские пасьянсы – это нечто!
    Прокофьев снова повернулся к столу, пытаясь не всматриваться в картинки. Карты замысловатыми узорами заполнили всю столешницу.
     - Семёныч, а зачем вам все эти пасьянсы, кроссворды, головоломки? Неужто здесь так скучно?
     - Головоломки, Антоха, думалку развивают. Ну и от скуки, конечно же, тож помогают.
    Прокофев задумчиво кивнул и снова повернулся к монитору.
     - Я у тебя чё спросить хотел-то, - заговорил Семёныч, не отрываясь от карт. - Тебя сюда как занесло-то?
     - Понизили, - вздохнул Прокофьев. - Я раньше следователем был на Марле.
     - Облажался?
     - Можно и так сказать. У них там все на этикете помешаны. А ситуация вот какая приключилась: вышли мы на след убийцы. Ворвались в дом, разбрелись по комнатам. Я – на кухню, а он там прятался. Здоровый, надо заметить, оказался, зараза. Налетел на меня, ствол выбил. Душить начал. Я думал, кирдык мне, а тут под руку нож попался. Ну, я его и пырнул…
    Семёныч понимающе кивнул.
     - Знач, за превышение полномочий…
     - Не-а. Мне бы за то, что убийцу обезвредил, еще и благодарность выписали, но нож, которым я его ударил, оказался для рыбы…
    Антон на миг замолчал, видимо тяжело было вспоминать произошедшее.
     - В общем, на суде прокурор обвинил меня в вопиющем непочтении к их законам этикета. Ибо где ж это видано, чтоб ножом для рыбы резали мясо? Это у них статья похуже уголовных. Чуть ли не вышка светит. Да начальник мой вступился. Так что сняли лычки и перевели сюда…
    Прокофьев глубоко вздохнул,  пробормотал:
     - Новое назначение, блин. Ссылка. Вот что это.
    Он повернулся к Семёнычу.
     - А вас сюда за что? За что понизили?
     - Меня повысили.
     - Повысили???
     - Ага. Обезвредил опасного террориста.
    Антон с уважением поглядел на Семёныча. Вот ведь сюрприз! А он-то думал, что его толстяк-начальник только и способен, что кроссворды решать
     - Ух ты! Расскажите! – восторженно воскликнул Прокофьев. - Опасного террориста! Он сопротивлялся? Угрожал?
    Семёныч хитро сощурился.
     - Тебе какую версию рассказывать? Ту, которую я начальству втирал, со стрельбой и погонями, или то, как насамделе было?
     - Конечно так, как было!
     - Ну, значца, дело было так: в секторе 13КТ образовалась новая Чёрная дыра. Точнёхонько на трассе. Я должен был всех, кто двигался по этому маршруту в объезд посылать. Ну, знач, стою я, семафорю всем. И тут несётся новёхонький «Крайслер». Я его останавливаю, рассказываю, так мол и так, дорога закрыта, давай в объезд. А он как раскрыл пасть: «Да ты знаешь кто я! Да ты знаешь, куда я? Да ты знаешь, что я с тобой?». Короче, довёл он меня. Ну, я, недолго думая, и пропустил его по закрытой дороге. Весёленькое зрелище было. А потом оказалось – что он террорист. И вёз пару килотонн взрывчатки на ближайшую планету, там должен был какой-то конгресс состояться. Вот и получается, что я всех спас.
    Прокофьев хотел было спросить, где ж до этого служил Семёныч, раз назначение на пост Галактической Астро Инспекции был для него повышением, да не успел. Раздался сигнал, и из врат вышел корабль. Радар замигал красным, допустимая скорость была превышена почти вдвое.
    Антон рванулся к кнопке захвата. При её нажатии силовое поле захватило бы корабль, погасило двигатель и подтащило бы нарушителя к посту ГАИ. Но до кнопки Антон не добрался. Семёныч поставил ему подножку, и сержант лишь чудом не грохнулся на пол.
    - Не трогай, - спокойно заявил Семёныч.
    - Но… Он же превысил скорость! А вдруг бы здесь кто-то был? Это же аварийная ситуация!
    - Антоха, ты чё, решил установить рекорд по скоростному спуску с карьерной лестницы? На раскраску глянь.
    Младший поглядел на экран, где корабль, превысивший скорость, удалялся от поста.
     - Синий с белыми полосами, - констатировал Прокофьев.
     - Эх, учиться тебе еще и учиться, - пробурчал Семёныч, после чего достал из ящика объёмистый том и подтолкнул его к Антону.
     - Раскраска и знаки различия космического транспорта галактического содружества, - прочитал название сержант.
     - Первая страница, - подсказал Семёныч.
    Антон открыл книгу и тут же увидел рисунок синего корабля  в белую полоску.
    - Правительственный корабль империи Магзерия.
    - Точно. Не наш клиент. Садись, учи справочник.
    Младший нахмурился и, обиженно сложив руки на груди, уселся в кресло.
    - Я не понимаю! Какого чёрта мы тут стоим, если не следим за правилами!
    Семёныч оторвался от пасьянса и уставился на Прокофьева.
    - Антоха, правила и законы пишут те, кто летает на таких вот кораблях. Они могут урезать бюджет на нашу зарплату, но не делают этого. Могут установить двадцатитрёхчасовый рабочий день, но не делают этого. Могут даже разместить наши посты в чёрных дырах, ввести униформу, состоящую из кожаных трусов и намордников, а ГАИ переименовать в любое другое слово из трёх букв. Но всего этого они не делают. А мы, в знак благодарности, их не останавливаем.
    Они молчали минут десять. Потом вновь прозвучал сигнал, и из врат вышел следующий корабль. Радар снова замигал, указывая превышение скорости. На этот раз Прокофьев не стал рваться к кнопке, глядел на Семёныча и ждал команды. Тот лишь мельком зыркнул на экран и вернулся к пасьянсу.
     - Красный с золотистыми звёздами, - задумчиво произнёс Прокофьев, глядя на удаляющийся корабль. - А это чьё правительство?
     - А чёрт его знает.
     - То есть как?
     - Я из справочника только страниц десять осилил.
    Антон ошарашено глядел на Семёныча.
     -  Так почему мы его не остановили?
     - Ты еще и на корабль внимание обращай. Это же «Запорожец» ХХVI! Там одно кресло стоит больше чем планета!
    Антону хотелось плюнуть от досады, но сдержался. Убирать-то всё равно ему придётся. От скуки он начал шататься по сторожке, разглядывая снимки разыскивающихся преступников.
     - Слушай, Семёныч, а почему здесь на шести голографиях одно и то же лицо? - спросил Антон.
    Он ткнул пальцем в портрет толстого, чешуйчатого существа.
     - Так это ж карманайцы, - ответил Семёныч так, словно его слова всё объясняли.
     - Ну карманайцы, и что?
     - Ты когда рыбу ловишь, по рожам одного карася от другого отличаешь?
     - Нет.
     - Вот и карманайцы для нас выглядят абсолютно одинаково.
     - Ну допустим, но вот эти два снимка – абсолютно идентичны. Вот, гляди, даже тень одинаковая!
     - Да? – Семёныч присмотрелся. – Похоже на то… Ну и? Раз они всё равно на одно лицо, то какая разница, чью голографию клеить?
    Прокофьев с грустью поглядел на еще один пример бесполезных и ненужных правил и, вернувшись в кресло, принялся листать справочник раскрасок и знаков различия.
    Дальше всё шло стандартно. Семёныч сидел на посту, то раскладывая пасьянсы, то разгадывая кроссворды, а сержант Прокофьев работал. Останавливал нарушителей, заполнял протоколы. Заподозрив одного водителя в нетрезвости, заставил его пройтись по кривой. На планетах обычно используется обратная методика. Нужно пройти по прямой. Но в невесомости она не работает. Вот и придумали новый способ. Нужно преодолеть коридор, отталкиваясь от пометок на стенах.
    Вдруг зашипела рация, из динамика послышался голос:
     - Пост 376! Мы получили наводку! Мимо вас, в 12:37 пройдёт корабль с контрабандой. Задержать. Конец связи.
    Семёныч с грустью поглядел на незаконченный пасьянс и принялся натягивать скафандр.
    Корабль появился в 12:34.
     - Антоха, переведи часы, - сказал Семёныч и, запустив систему захвата, наклонился к рации.
     - Зачем? Я сегодня утром выставил точно по Галактическому времени.
    - Ты хочешь в протоколе написать, что в штабе ошиблись с наводкой?
    Прокофьев вздохнут, и перевёл часы на 3 минуты вперёд.
    - Борт 337. Приготовить транспорт для досмотра, - командовал тем временем Семёныч по рации.
    Не успели они выйти из рубки, как врата снова замерцали, и появился еще один корабль.
     - Вот, блин… - прошептал Антон. – И который из них?
    Семёныч нахмурился, но не успел ничего сказать, как врата замерцали в третий раз.
    Прокофьев сделал то, что делал крайне редко. Он выматерился. Длинно и цветасто. Память услужливо подбрасывала ему всё слышанное за студенческие годы.
     - Кзмхркптщ, - зло заявил Семёныч. Когда затих Антон.
     - Что?
     - Это на Сигарианском. Я счас пересказал ихний аналог Кама-сутры в очень нецензурном варианте.
     - Ёмкий язык.
     - Ага. Незаменим в подобных ситуациях.
     - И что нам теперь делать?
     - А чё делать? Ищем контрабанду.
     - А что искать то?
     - Я почём знаю?
     
    На первом корабле их встретили два энтианца. Высокие, в два человеческих роста, с шершавой коричневой кожей и множеством жестких отростков на теле.
     - Открыть трюм для досмотра, - скомандовал Семёныч.
     - Мы что-то нарушили? – недовольно спросил инопланетянин.
     - А вы что-то нарушили?
     - Нет.
     - Тогда вам нечего беспокоиться.
     - Да в чём дело! – возмущённо заявил инопланетянин.
     - Тихо, дорогая, - осадил другой. Видимо, недовольный инопланетянин был женского пола. – Это их работа. Всё нормально.
    Инопланетянин нажал кнопку на пульте, и ближняя стена разъехалась в стороны, открывая лестницу.
     - Антоха, осмотри, - скомандовал Семёныч, а сам уселся в огромное кресло пилота и, достав из кармана какую-то головоломку, тут же погрузился в её решение.
    Прокофьев спустился в трюм и улыбнулся. Ну надо же, кто знал, что всё окажется так просто. Вдоль стен тянулись горшки с растениями. Зубчатые пятилистники вряд ли можно было спутать с какими-либо другими. Конопля.
    Ну что за неудачники? Хоть бы спрятали.
    В центре трюма стоял гигантский железный ящик. Недолго думая, Антон открыл его, и присвистнул. Доверху заполнен растёртыми листьями. Марихуана.
    Чтобы убедиться, он подошел к растениям и достал зажигалку. Щёлкнул кнопкой и потянулся огоньком к листу. Запах-то точно ни с чем не спутаешь.
     - Что ты делаешь, изверг! – раздался вопль со стороны шлюза.
     - Вы арестованы за контрабанду наркотических веществ! – пафосно заявил Прокофьев.
    - Каких еще веществ! Это наши дети! Мы с семейством перебираемся на другую планету!
     - Дети? – ошалело спросил Антон. Такой наглой отмазки он не ожидал.
     - Ну да! Дети! – продолжала неистовствовать инопланетянка. - Вот это – Крац. Это – Хрув. Вон там – Пошк. А это – наш младшенький. Грянц!
    Прокофьев отступил от напирающей на него вопящей махины, но всё же совладал с собой. Он подскочил к контейнеру и распахнул его.
     - Дети? А это что? Дедушка? – зло спросил Антон.
     - Да! Это прах дедушки Препра! Он усох год назад! Не могли же мы оставить его на той сухой планете! Мы чтим свои корни!
     - Тут чё творится?! – раздался зычный окрик Семёныча, появившегося в шлюзе.
     - Контрабанда! – заявил Прокофьев.
     - Этот ничтожный червь, пожирающий листья молодых побегов хотел сжечь наших детей! – заорала энтианка.
     - Дамочка! – прервал словоизлияния инопланетянки Семёныч. – Будете грубить служащему, упеку в КПЗ! Для вас – это Комната Постоянной Засухи.
    Энтианка нахмурилась и демонстративно вышла из трюма.
     - Чё тута? – спросил спокойно Семёныч, подходя к Антону.
     - Вот! Полюбуйтесь! Конопля и целый ящик марихуаны! Вот они наши контрабандисты!
     - Эх, Антоха, учиться тебе еще и учиться. Это действительно их дети и останки деда.
     - Но… Это ж конопля!
     - Ага. Почти. У энтианцев такой своеобразный жизненный цикл. Начинают его они растением похожим на коноплю, когда взрослеют – трансформируются в гуманоидов, для того, чтобы найти новый участок живительной почвы. Усохшие деревья они перемалывают и забирают с собой, чтобы удобрить почву и, якобы, передать древние знания молодняку. А там – снова превращаются в деревья, и засевают почву. Тем временем, молодая поросль подрастает – и так по кругу.
    Антон почесал макушку.
    - Неудобно как вышло…
    - Знач, после справочника раскрасок и знаков различий начнёшь учить ксенологию.
    Прокофьев насупился и обижено пробурчал:
     - А её вы тоже страниц десять осилили.
    - Не-а. Ксенологию я осилил целиком. По ней в кроссвордах вопросы часто встречаются.
    В этот момент на входе в трюм появился силуэт энтианца-мужа.
     - Вы закончили досмотр, уважаемые? Если есть вопросы – вот свидетельства о прорастании всех наших детей.
     - Всё в порядке. Верим, - заявил Семёныч.
    Энтианец кивнул.
     - А вот дедушки я немного отсыплю… - заявил старший инспектор, доставая из кармана пустую коробочку.
     - Это еще зачем! – возмутился энтианец.
     - Мы должны провести анализ хлорофилла! Нужно убедиться, что это действительно ваш дедушка, и вы его не украли.
     - Да как вы смеете!!! – заорал инопланетянин.
     - Поверьте, смеем, - заявил Семёныч. – Пошли Антоха.
    Они покинули корабль энтианцев.
     - Анализ хлорофилла? Я про такой не слышал… - задумчиво сказал Прокофьев.
     - Я тоже. Но надо ж нам было их задержать, пока не найдём контрабандиста. А дедушка еще пригодится, – довольно закончил сержант.
     
    На втором корабле их встретил синекожий лупоглазый готианец с длинной бородкой, заплетённой в косичку. Одет он был в пурпурное одеяние, похожее на тогу.
    Готианец поклонился, лишь только гаишники вошли в рубку.
     - Смиренно приветствую стражей порядка на борту.
     - Проводите сержанта в трюм для осмотра, – бросил Семёныч и достал из кармана кубик Рубика.
    Прокофьев пожал плечами и отправился за инопланетянином, который уже поджидал его у открытого шлюза.
     - Что везёте? - спросил Антон.
     - Капусту.
     - Капусту? В смысле деньги? – прищурился Антон.
     - Деньги? В смысле капусту, – ответил пилот.
    Прокофьев тряхнул головой.
     - Так деньги или капусту?
     - Деньги – есть. А везу капусту.
     - А капусту зачем?
     - Капусту – есть. Но и деньги есть. Вам нужны деньги, или интересует груз?
    Прокофьев, у которого от этого диалога уже пошла кругом голова, потёр виски и скомандовал:
     - Идём в трюм. Там разберёмся.
    Они пустились по трапу, и глазам инспектора предстала плантация обычной земной капусты. Прокофьев недоуменно уставился на этот космический огород.
     - А зачем вам столько?
     - Есть.
     - Нефиговый у вас аппетит.
     - Это не для меня одного, а для всей нашей паствы, - одухотворённо заявил инопланетянин. – Эту пищу, мы почитаем как божественную!
     - И кто же ваш бог?
     - Мы поклоняемся Великому Козлу!
     - Тогда вы бы нашли общий язык с моим предыдущим начальником… - буркнул про себя Антон.
     - Что, простите?
     - Говорю, меня начальник уволил ни за что. Козёл.
     - Вы подчинялись самому богу?! – ошарашено воскликнул инопланетянин.
     - Ну, то, что он бог – не факт. А вот козёл оказался редкостный.
     - Расскажите, как его найти! На какой планете?
    Прокофьев отмахнулся от готианца и вышел из трюма.
    Осмотрев весь корабль Антон не нашел ничего хоть отдалённо похожего на контрабанду. Когда он с пилотом вернулся в рубку, Семёныч бросил Прокофьеву сложенный кубик Рубика.
     - Учись, - заявил он, поднимаясь из кресла. – И пошли. У нас еще третий корабль.
     
    На третьем корабле, точнее, небольшой двухместной яхте, их ожидал приятный сюрприз. Люди. Молодая парочка.
     - Ой! Здравствуйте! - Радостно защебетала девушка. – Вы даже не представляете, как я рада видеть людей, после всех этих разноцветных, разноглазых, разнокожих, разноруких, разно…
     - Хватит, Лиза, - улыбаясь, прервал её парень. – Я уверен, они уже поняли.
    Он повернулся к гаишникам.
     - Здравствуйте. Я Роберт Корбен. А это моя жена Элизабет. Вы не подумайте, она к инопланетянам относится нормально, просто соскучились по людям.
     - Да мы понимаем, - невольно улыбаясь, ответил Прокофьев.
     - Пункт назначения, цель поездки, - лениво спросил Семёныч, уже доставая голографический пазл.
     - Возвращаемся из медового месяца, - ответил Роберт, обняв жену за талию.
     - О! Поздравляю! – искренне заявил Антон.
     - Ой, спасибо! – снова защебетала Лиза. – Столько впечатлений! Столько впечатлений – вы даже представить себе не можете! Водопады, горы, огненные реки! Всё просто супер! Супер-супер-супер! Вот только бы не эти многосуставчатые, многозубые, многоликие…
     - Лиза! – снова прервал её Роберт.
    Девушка зарделась и потупила взгляд.
     - Приготовьте трюм к осмотру, - скомандовал Семёныч, уже целиком погрузившись в головоломку.
    Прокофьев осмотрел корабль, в сопровождении парочки. Роберт послушно показывал все закоулки, а Лиза, не смолкая, рассказывала об их медовом месяце. О хрустальном отеле, в котором они жили, оранжевом небе, пушистых водорослях и, конечно же, странноспиных, странноногих, странноволосых, и так далее, инопланетянах.
    У Прокофьева даже поднялось настроение.
    На корабле, естественно, не оказалось никаких незадекларированных товаров.
     
    Вскоре они вернулись с Семёнычем на пост.
     - Ну чё, Антоха? Как думаешь, кто из них контрабандист?
     - Эти, деревянные. А чего тут думать? Полный трюм наркоты!
     - Ага, и у этой наркоты имеется родословная.
      - Ну не парочка же! И не этот капустный фанатик!
    Семёныч пристально поглядел на сержанта.
     - Отгадай загадку, Антоха. Летят три корабля. Один – громадная баржа-мусоровоз. Пилот бывший зек. Весь в татуировках и пирсинге. Кабина обвешана постерами с голыми бабами. Инспектора встречает матом. Второй – яхта сына владельца алмазных копей. Каюта обита кожами, выложена мехами животных, на полу паркет из красного дерева. Пилот в дорогущем костюме, обшитом бриллиантами. Разговаривает надменно, самоуверенно. Третий – небольшой кораблик, на котором летит семья. Муж - работяга в спецовке, жена в аккуратненьком ситцевом платье и двое детей. Вымытых и причесанных. В каюте стоит букет цветов, у детишек сделанные руками пилота игрушки, каюта украшена бедненько, нос любовью. Общаются спокойно, по-доброму, с улыбкой. У кого есть золото?
    Прокофьев думал недолго.
     - У богатенького сыночка.
     - Почему?
     - Раз есть бриллианты, значит и золото имеется наверняка. Так?
     - Не так. Золото у семьи. У них золотые сердца, а у мужика еще и золотые руки.
     - И к чему это?
     - К тому, что никогда не стоит судить по внешнему виду.
    Прокофьев хмыкнул.
     - И кто же тогда наш контрабандист?
     - Не знаю. Нужно думать. Искать.
     - Где?
    Семёныч пожал плечами.
     - Может дедушка-энтианец подскажет?
    С этими словами, он достал коробочку с «прахом деда» и, свернув из газеты папиросу, принялся набивать её сушеной листвой, так похожей на марихуану.
     - Семёныч! Вы что! Это же наркотики!
     - Именно. Если ты не знал, то в умеренных количествах марихуана повышает чувствительность к внешним стимулам, позволяет обнаружить детали, которые ранее проходили незамеченными. Да и просто расслабиться не помешает. У меня уже голова гудит от этих контрабандистов.
    - Но… Так же нельзя!
     - Можно, Антоха. Мож… - Семёныч вдруг застыл, глядя в коробочку с образцом для «анализа хлорофила». Потом широко улыбнулся. – Я ж говорил, дедушка подскажет. Энтианцы  - наши контрабандисты.
     - Ага, вы только заметили, что прах дедушки – это марихуана?
     - Эх, Антоха. Учить тебя еще и учить. Гляди сюда. – Он протянул коробочку лейтенанту.
    Тот долго всматривался в кучку сушеной травы.
     - И что? Я ничего не вижу. Кроме марихуаны, конечно.
     - Тьфу ты! Антоха, ты меня поражаешь!
    Семёныч выхватил коробку из рук лейтенанта и сыпанул траву на стол. Большинство крупинок разлетелись по поверхности, но часть их зависла в паре миллиметров над столешницей.
     - Ни фига себе! Это что, какой-то новый сорт?
     - Энтианцы везут ранайские кристаллы. Дорогезная штуковина. Их излучение используется для производства антигравов. Конечно же, в производстве используются устройства, усиливающие излучение, но для марихуаны и природного хватило. Как видишь, некоторые крупицы дедушки получили достаточно.
    Семёныч еще некоторое время с гордостью рассматривал свою находку, потом повернулся к Прокофьеву.
     - Ну что? Пошли арестовывать.
     
    Спустившись в трюм под возмущенные вопли инопланетян, Прокофьев сразу же направился к контейнеру. Покопавшись в прахе деда, он выудил несколько бирюзовых кристаллов.
    Опечатав трюм и заключив в стазис-поле энтианцев, гаишники вернулись на пост, чтобы отпустить два других корабля. Дело было сделано, осталось дождаться конвой – и всё.
    Но лишь только они вошли в рубку, как раздался голос из рации.
     - Пост 376, прием. Пост 376, приём. Новые сведения по контрабанде! Нам сообщили, что везут живой товар! Конец связи.
     - Кзмхркптщ, - сквозь зубы выпалил Семёныч.
     - По другому и не скажешь… Так что, энтианцы – не те, кто нам нужен?
     - Получается так.
     - Но мы же всё осмотрели!
     - Значит не всё. Хватай детектор живой материи и пошли снова на корабли.
     
    Сначала решили осмотреть корабль готианца. Семёныч предположил, что в капусте тот может перевозить каких-то насекомых.
    Последователь Козла, снова учтиво поклонился гаишникам и сразу же набросился с расспросами на Прокофьева.
     - Вы таки решили сказать мне, где искать Великого Козла?
     - Да везде, где есть начальство! – зло выпалил Антон и отправился в трюм.
    Готианец повернулся к Семёнычу.
     - А вы его начальник?
     - Прокофьев! – позвал сержант. – Если он меня сейчас назовёт козлом…
     - Великим Козлом! – исправил готианец.
     - Еще лучше. Если назовёт Великим Козлом, я тебя после ксенологии заставлю выучить еще и Большую Галактическую Энциклопедию!
    Совершенно не обрадованный подобной перспективе, Антон схватил готианца за локоть и потащил его за собой в трюм.
    Он тщательно проверил каждую пядь капустных грядок, но ничего не нашел. Потом обошел по второму разу корабль. Ни-че-го.
    Всё это время за ним следовал готианец с вопросами вроде: «А где искать начальство», или «А кто из начальства главный Великий Козёл?»
    Гаишники покинули корабль и направились к третьему. Той самой яхте с молодоженами. На душе у Прокофьева было паскудно. Он категорически не хотел верить, что эта милая земная парочка и есть контрабандисты.
    Гаишников встретила Лиза.
     - Ой! Здравствуйте еще раз!- затараторила она. – А вы снова к нам?
     - Снова – смущенно кивнул сержант.
     - Что-то случилось? – спросил, появившись из рубки, Роберт.
     – Нам нужно еще раз осмотреть корабль.
    Роберт пожал плечами.
     - Осматривайте.
     - Да-да! Осматривайте! Нам не жалко! Мы вам всегда рады! Правда, Роберт? Вы же не какой-нибудь плосконосый, плосконогий, плоскозадый, плоскоголовый…
     - Лиза! Не мешай инспектору работать!
    Прокофьев с благодарностью посмотрел на Роберта и включил детектор. Он обошел весь корабль, но вернулся в рубку, так и не обнаружив ничего интересного.
    Семёныч, как обычно, восседавший в кресле осматриваемого корабля, поднял глаза от головоломки. Антон покачал головой. Старший инспектор что-то недовольно пробурчал, и поднялся из кресла.
    Гаишники направились к выходу.
     - Простите, что потревожили, - виновато сказал Прокофьев молодоженам.
     - Да ничего, - затрещала снова Лиза. – Вам можно! Вы же не эти ужасные двузубые, двуносые, двухголовые, двуногие…
     - Лиза! – оборвал жену Роберт, но было уже поздно.
    Семёныч развернулся на пятках и уставился на девушку.
     - А чем это вам двуногие не угодили? Скажите-ка, господа мимианцы.
     - Что? Какие мимианцы?
    Семёныч достал пистолет из кобуры.
     - Принять свой облик. Вы арестованы.
    Прокофьев глядел то на Семёныча, то на парочку, ничего не понимая. И вдруг тела молодоженов пошли рябью, начали менять форму, словно пластилиновые фигурки, которые переделывал скульптор. Через миг в трюме стояли два похожих на кактус инопланетянина.
    - Антон, в стазис их.
    Прокофьев, всё еще ничего не понимая, исполнил приказ. Инопланетяне застыли, окутанные сиреневым сиянием, и Антон повернулся к своему наставнику.
     - Что-то я ничего не понял. Что здесь произошло?
     - Это мимианцы. Могут принимать вид и структуру любой расы.
     - А что они везут?
     - Органы.
     - Чьи?
     - Свои.
    Глаза Прокофьева округлились.
     - Свои?
     - Ага. Прилетают на какую-нибудь планету, принимают вид местных жителей и продают органы. У мимианцев отличная регенерация, новый орган вырастает за пару часов. Вот они и зарабатывают этим. Причём, копия настолько хороша, что никакими анализами подлог обнаружить невозможно. Но эти органы почти всегда вызывают отторжение. Знал бы ты, сколько человек уже погибло из-за этого.
    Прокофьев лишь кивнул.
     - Ну, мы их задержали, и слава Богу!
    Но как только гаишники вернулись на пост – снова ожила рация.
     - Пост 376! Поступила новая информация! Пилот корабля с контрабандой – готианец!
    Гаишники лишь недоуменно переглянулись.
     - Так что, все три контрабандисты?
     - Ага. Только ооочень невезучие, - Семёныч хищно улыбнулся.
    В третий раз за несколько часов они взошли на борт корабля везущего капусту. Капитан снова встретил их поклоном.
     - Знач так, - заявил Семёныч. – Мы знаем, что ты везёшь контрабанду. Где она?
     - Какая контрабанда? – недоуменно спросил готианец.
     - Слушай, козлолюб, - Семёныч достал из кобуры пистолет. - Мне уже надоело таскаться по вашим кораблям. Если ты сейчас же не скажешь где товар, то погибнешь при попытке к бегству.
     - Но куда я могу бежать? Вокруг же вакуум!
     - А это уже не важно. Главное, что такая попытка будет зафиксирована.
    Похоже, готианец сообразил, что Семёныч не шутит, и покорно склонил голову.
     - Где товар? – спросил инспектор.
     - В трюме, – тихо ответил готианец.
     - Пошли.
    Они спустились к капустным грядкам.
     - Ну и где? – спросил Семёныч, начиная злиться.
     - Вот же! – готианец взмахнул рукой в сторону капусты. – Везу с Земли будущих рабов.
     - Ты нас за дураков держишь? – прошипел старший инспектор, краснея от ярости.
    Готианец испугался не на шутку.
     - Нет! Что вы! – заблеял он. – Мне поступил заказ на людей-рабов. Я решил, что перевозить взрослых особей опасно. Потому пораспрашивал откуда на Земле берутся дети. Мне ответили: «В капусте находят». Вот я и набрал! Думал, привезу на свою планету, поищу. Может парочку детёнышей и найду. Я потому так много капусты и взял!
    Гаишники переглянулись, и дружно расхохотались.
     
    Антон с Семёнычем сидели на посту и решали, что же делать с контрабандистами. Семёныч всячески пытался намекнуть сержанту, что энтианцев можно было бы и отпустить, взяв с ним немалый и, главное, незарегистрированный штраф. Прокофьев всячески создавал видимость того, что намёки он не понимает.
    В этот момент снова ожила рация.
     - Пост 376! Мы вам дали неверную информацию! Корабль с контрабандой пройдёт мимо вас в 16:37! Повторяю, в 16:37! Так что вы его еще не прозевали! Ждите!
    Прокофьев взглянул на часы. Они показывали 16:36.
    В тот же миг засияли врата и, один за одним, из них показалось три готианских корабля.
    - Кзмхркптщ, - только и смог сказать Покофьев.

  Время приёма: 15:44 14.07.2008