06:45 04.11.2018
Поздравляем победителей 47-ого конкурса
1 AuthorX aj009 Заради малого
2 Нарут aj001 Экипаж отшельника
3 ЧучундрУА aj018 Інший бік


22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Серегин Дмитрий Количество символов: 30187
02 Время-07 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

021 Маски


    Храм, окутанный вуалью угрюмых осенних сумерек, был уже пуст. Ждать позднему гостю осталось недолго.
     Эхо выдало приближение Мартины. Точеный женский силуэт, освещенный неверным мерцанием лампады, промелькнул между основаниями массивных колонн и неожиданно появился совсем рядом. Хоровод теней, испугавшихся самих себя, замельтешил на каменных стенах просторного храма.
     - Грегор?
     Звонкий голос Мартины разорвал пелену безмолвия и фаэтоном взмыл вверх, к куполу храма.
     Грегор кивнул.
     - Я думал, вы не придете, - пробормотал он.
     Выглядела Мартина совсем не так, как он привык. Темное простое платье до пола из грубой ткани. Собранные в пучок прямые волосы. Никакого макияжа на лице или множества дорогих украшений на одежде. Только золотое распятие, уютно примостившееся во впадинке между чуть выступающими грудями.
     - Необычно выгляжу? – лукаво усмехнулась девушка, заметив изучающий взгляд гостя. – Привыкайте удивляться. Здесь вы вряд ли встретите людей, с которыми общались в обычной жизни. Здесь все другие.
     Мартина грациозно развернулась и, покачивая бедрами, заскользила вглубь храма.
     - Все уже в сборе, - бросила она, не оборачиваясь. – Весть о появлении в братстве нового члена для всех без исключения и тревожна, и радостна одновременно.
     - А тревожна почему?
     - Кто знает, что ты за человек.
     Мартина неуловимо развернулась и резким движением поднесла лампаду к лицу Грегора.
     Тот отшатнулся. Пальцы правой руки нащупали гладкий металл пистолета, спрятанного в глубине одежды.
     - Пистолет придется оставить здесь, Грегор, - холодно произнесла девушка. – Иначе дальше мы не пойдем.
     - Мы уже на “ты”?
     Отброшенное оружие гулко ударило в выщербленный пол храма и растворилось в сгущающейся тьме. Почти сразу раздался сильный скрежет. В боковой стене открылась дыра, ведущая в чернильную пустоту.
     - Быстро соображаешь, - мягко улыбнулась Мартина, сделав шаг к Грегору. Ее тонкие пальцы погладили небритую щеку мужчины. – Впрочем, я знала, что ты не будешь задавать глупые вопросы…
     Светильник погас. Тьма окутала их, грубо отрывая друг от друга, выстраивая между ними сотни преград. Грегор почувствовал, как его дыхание непроизвольно участилось. Он не любил темноту…
     - Идем!
     Мартина снова была рядом. Теплая ладошка крепко ухватила Грегора за руку и с неженской силой повлекла к месту, где должен был находиться открывшийся в стене секретный проем. Грегор инстинктивно сжался в ожидании удара о каменные выступы лаза. Проход был явно недостаточен для двоих.
     Но удара не было. Был слепящий свет. И сочный мужской голос.
     - Добро пожаловать.
     Когда буйный карнавал кроваво-красных пятен перестал плясать перед глазами, Грегор увидел комнату. Две стены, клином сходящиеся впереди, хранили на себе необычное наследие: барельеф, вырезанный на камне тысячелетия назад неизвестными мастерами. Выпученные глаза. Раскрытые в безмолвном крике рты. Гримасы страха на огромных уродливых лицах, лишь отчасти напоминающие человеческие…
     Грегор уже видел нечто подобное на визитке Мартины. Но реальность оказалась куда более красочной, чем можно было ожидать.
     Завязнув в магии древних рисунков, Грегор не сразу разглядел четыре человеческие фигуры, неподвижно сидящие в кожаных креслах у одной из стен. Лица людей были не видны. Возле каждого кресла стоял светильник и компьютер. Еще два кресла у противоположной стены были свободны.
     - Проходи, присаживайся, - сказал кто-то из четверки. - Мартина, ты тоже.
     Кресло оказалось удобным. Устроившись в нем, Грегор посмотрел на монитор, что стоял рядом с его креслом. Он не работал.
     - Представься, гость.
     Грегор нахмурился. Его проверяли очень долго. Теперь настало время для ответной проверки.
     - Грегор Милевски, старший научный сотрудник варшавского университета археологии…
     Четверка дружно рассмеялась разными голосами.
     - Вы не за тех нас приняли, уважаемый.
     Светильники у кресел яростно вспыхнули один за другим. Остатки сумрака в комнате исчезли. Грегор, разглядев лица сидящих напротив людей, понимающе кивнул головой. О нем здесь знали больше, чем он сам.
     - Грегор Стаич, серб по национальности, прозвище Паук, свободный наемник, технопат, объявлен в международный розыск как непосредственный участник хакерских нападений на банки Америки, Испании, Англии и Италии. В 2015 году после громкого задержания необъяснимым образом бежал из следственного изолятора. Продолжать?
     - Не стоит, я хорошо знаю свою биографию. Я рад, что попал туда, куда хотел попасть.
     Это были именно ТЕ люди, которых Грегор искал. Мартина не обманула.
     Арлекин. Доктор. Панталоне. Капитан. Теневые правители мира. Люди, за головы которых назначена баснословная награда. Пресловутая Банда Провидцев, невидимая и неуловимая.
     В детстве Грегор увлекался чтением. Персонажи итальянской комедии дель-арте ему были знакомы. Сейчас, глядя на четверку самых могущественных людей Земли, он мог понять, кто из них кто.
     - Могу я воспользоваться компьютером? – спросил он.
     - Если сможешь включить, то конечно, - ответили ему.
     Грегор усмехнулся. Вытянул пальцы в сторону монитора. Экран послушно засветился, суетливо замелькал россыпью букв и каскадами чисел. Затем общая картинка разделилась на четыре ровные части. В каждой из них – фотография и примерный возраст сидящих напротив людей.
     Панталоне. Настоящее имя Петр Сперанский. Информация о дате рождения и роде деятельности заблокирована.
     Доктор. Настоящее имя Джошуа Смит. Информация о дате рождения и роде деятельности заблокирована.
     Арлекин. Настоящее имя Антонио Миццоли. Информация о дате рождения и роде деятельности заблокирована.
     Капитан. Настоящее имя Хасан Ракш. Информация о дате рождения и роде деятельности заблокирована…
     Что за чушь?
     Грегор закрыл глаза. Вслушался в ровное биение пульса толстых кабелей, питающих компьютер. Погрузил призрачные пальцы в узел, связывающий систему тайной комнаты с глобальной информационной сетью планеты… Дальше пути не было. Словно некая сила, обладающая даром гораздо более мощным, чем у него, отрезала все связи с внешним миром, липкой паутиной перекрыла малейшие лазейки. Грегор напрягся, пытаясь пробиться…
     - Успокойся, Грегор. Против четверых ты бессилен. К тому же мы заслуживаем немного тайны. Оставь наши имена и судьбы истории. Называй нас так, как привык мир – именами бессмертных масок.
     Грегор открыл глаза.
     Трое - Арлекин, Доктор и Капитан, - сидели в напряженных позах. Лишь немолодой рыхлый Панталоне, чье вытянутое одутловатое лицо природа безжалостно украсила огромным носом, довольно улыбался.
     - Кроме Мартины, которая является нашим талисманом, все присутствующие наделены даром технопатии. Ты ведь не за тем сюда пришел, Грегор, чтобы выяснять, чей дар сильнее?
     - Нет, - покачал головой Грегор. – Я пришел сюда съесть тот небольшой кусочек информационного пирога, который еще не отведал. Все остальное для меня непринципиально.
     Лысый Доктор, скрывающий цвет своих глаз за занавесью огромных очков-хамелеонов, затрясся от приступа истерического смеха.
     - Образно, образно сказано. Слушай, Панталоне, а он ничего. Молодец. Позабавит нас, стариков.
     Голос у Доктора был неприятный, скрежещущий, идеально сочетающийся с тщедушным костлявым телом, полностью утонувшим в кресле.
     - Он здесь не для забавы.
     От сказанного повеяло холодом. Панталоне встал с кресла. Щелкнул пальцами. Грегор почти физически почувствовал мощную волну, отдающую приказ энергетической системе зала. Стена за спиной Панталоне, злобно оскалившись уродливыми масками, медленно поехала в сторону.
     За стеной обнаружилось еще одно помещение. Пять простых лежаков и груда проводов, протянутая к огромному плазменному экрану.
     - Прошу всех сюда. Думаю, можно начинать.
     Капитан с Арлекином подошли к Доктору и выдернули его костлявое тело из мягких объятий кресла. Даже с их помощью Доктор с трудом переставлял ноги. Грегор заметил оценивающий взгляд Панталоне, направленный на одного из своих людей.
     Проводами занялась Мартина. Вначале Доктор, а затем и все остальные были опутаны черной паутиной. Остался лишь Грегор.
     - Не бойся, - сказала Мартина, сделав приглашающий жест. – Ничего плохого не случится, обещаю.
     Грегор пожал плечами и улегся на свободную кушетку. Он ничего не боялся. Боятся те, кому есть, что терять. Ему терять было нечего.
     Пальцы Мартины ловко пробежались по его рукам, голове и шее, прикрепляя провода. Неожиданно появилось ощущение нереальности происходящего.
     - Все готовы? Начинаем погружение. Грегор, не отставай.
     Экран включился и зарябил. Грегор увидел, как пять цветных пятен появились в черно-белой каше ломаных кривых. Через мгновение четыре пятна стали быстро уходить за край экрана.
     Что там говорил Панталоне? Не отставать?
     Он закрыл глаза, выровнял дыхание. Почти сразу перед внутренним взором появилась бесконечная дорога. Четыре человеческие фигуры, бредущие впереди, приостановили свой шаг. Один из людей обернулся.
     - Мы тебя ждем. Ну же! – крикнул Панталоне.
     Грегор догнал их за долю секунды. Возник рядом с сутулой фигурой Капитана и Доктором, идущим по дороге неестественно прямо. Беспомощное тело здесь Доктору не мешало.
     - Куда мы идем? – спросил Капитана Грегор.
     Оказывается, у Капитана голубые глаза, чуть припорошенные выцветшими пятнами солнечной желтизны. Светлые вьющиеся волосы, черные брови, сросшиеся у переносицы. На лбу глубокий рваный шрам. Старый.
     - Туда, где ты можешь нам помочь.
     Глухой голос Капитана вспорол потекшее разноцветными каплями изображение бесконечной дороги. Перед группой возник плотный узел, собранный из множества отдельных нитей. Люди остановились.
     - Что там?
     - Эйдос, - последовал ответ. - Нибиру. Хранилище прошлого и будущего. Пещера идей. Информационный портал. У этого места множество названий. Какое из них тебе больше нравится?
     Грегор не ответил. Выставил руку вперед, попытавшись грубой силой продавить преграду. Ответная волна силы ураганным ветром отбросила его назад. Доктор издевательски засмеялся.
     - Вперед батьки в пекло не лезь, - пробормотал Панталоне хмуро. – Это тебе не банки грабить. Мы четверо только дорогу сюда искали три долгих года. Подумал, что в одиночку сможешь сломать печать Господа нашего? Стой и жди! Арлекин, начинай развязывать.
     Рука Арлекина, удлинившись в несколько раз, ухватила яркую синюю нить, чуть выступавшую из общей мешанины. Грегор увидел, как невыразительное лицо парня исказила страдальческая гримаса. Внезапно нить лопнула.
     Узел зашевелился, зашипел, словно стая голодных змей. Рука Арлекина тут же ухватила следующую нить, оранжевую. Затем потянула красную…
     Преграда расползалась очень медленно. Доктор откровенно скучал. Приглаживал рукой несуществующие волосы на лысой голове. Капитан заводной куклой прохаживался взад-вперед. Панталоне шевелил губами, что-то подсчитывая про себя.
     Грегор решил, что ждать придется долго, поэтому повелительный окрик Панталоне застал его врасплох.
     - Все! Навались разом! Грегор, твою мать! За дело!
     Пять рук одновременно вдавились в разлохмаченный Арлекином нитевидный клубок. Пустота вокруг загудела. Напрягаясь из последних сил, Грегор почувствовал, как узел печати начинает терять упругость. А затем…
    
     - …Надеюсь, твои черномазые друзья умеют считать? Чтобы оплатить услуги братства, придется не один год поработать мечом на арене Колизея. Или ты лучше выберешь публичные дома Святого Рима? Смотри, там меньше платят. Зато жизнь безопаснее.
     Лицо стоящего перед ним человека полно презрения. Кулла, киликийский пират, любимец Нептуна. Ловит ветер ладонью, голосом волны успокаивает.
     - Ты счастливый человек, Кулла, - ответили наглецу губы. – Ты умрешь в расцвете лет. Но тебя будут помнить, обещаю.
     Гладий нежно вонзился в грудь любимца Нептуна. Удивленно проводив глазами вечернее небо, Кулла захрипел и повалился на землю. Руки выдернули меч из тела пирата, тщательно вытерли его об одежду киликийца.
     Сопровождавшие Куллу люди опасливо попятились. За их спинами теплое море водяным тараном пыталось искалечить песчаный берег.
     - Ты сделал глупость, фракиец, - крикнул кто-то. – Никто из братства больше не будет с тобой разговаривать. А без нашей помощи ростовщик Красс раздавит тебя, как жалкое насекомое.
     Непослушное тело сделало шаг вперед. Бесстрашно встретило сильный порыв ветра, наполненный криками чаек и запахом рыбы.
     - Я пришел заключать договор, а не выслушивать оскорбления. Кто еще из вашей трусливой толпы способен разговаривать?
     По знаку руки люди швырнули на берег два кожаных мешка, полные слитков серебра. Пираты зашептались, бросая жадные взгляды на драгоценный металл.
     - Приходи завтра, фракиец, - донесся ответ. – Мы объявим общий сбор. Братство будет разговаривать с тобой.
     Сзади донесся облегченный вздох. Волноваться нечего. Наживка проглочена, убийство Куллы сойдет им с рук. Завтра пираты кровью подпишут договор о перевозе войск повстанцев на относительно безопасные земли Сицилии, оставив легионы Красса не у дел…
    
     * * *
    
     Потайное место оказалось намного больше, чем подумал Грегор вначале. Кроме зала Масок здесь было несколько отдельных комнат для отдыха, а также просторная хорошо освещенная столовая.
     У плиты хозяйничала Мартина. Остальные сидели за деревянным столом. Ждали ужин. Устало молчали.
     Первым заговорил Панталоне.
     - Думаю, мы должны поблагодарить нашего нового партнера. Цель близка, как никогда, и скоро мы все получим то, что хотим.
     Грегор негромко кашлянул.
     - Я так понимаю, сегодня я увидел отрывок из реального прошлого…
     - Не совсем, - улыбнулся Панталоне. - КАЖДЫЙ из нас увидел отрывок реального прошлого. Мартина все записала. Компьютер произвел датирование фрагментов. Ты был Спартаком. Я побывал в шкуре Гитлера, только начинающего свой путь. А знаешь, кем был Доктор? Шлюхой из популярного борделя в Париже! Как тебе, Док? Понравилось?
     Доктор облизал пересохшие губы.
     - Это было… весьма неожиданно, - проскрежетал он. - Да. Я давно так не веселился. Очень давно…
     - Ну и славно, что все довольны, - отведя глаза в сторону, подвел итог Панталоне. - После ужина – заслуженный отдых. А завтра с новыми силами попробуем увидеть в эйдосе еще что-нибудь. Будущее, например. Мартина! Хватит копаться, подавай еду. Мои люди проголодались!
    
     * * *
    
     Грегору не спалось. Мысли упорно возвращались на песчаный морской берег. Туда, где пытался рассмотреть небо мертвый Кулла. Туда, где источенные водой камни перемешались со слитками драгоценного серебра. Там пахло жизнью, настоящей, будоражащей кровь, совсем не похожей на жалкое прозябание в бесконечных лабиринтах электрических цепей.
     Спартак, значит. Великий вождь рабов, потерпевший поражение, но оставшийся в веках как памятник человеческому бунту.
     Кстати, о бунте…
     Он вспомнил последние слова Панталоне. Толстяк хочет увидеть в эйдосе будущее. Интересно, а что хотят увидеть остальные? Арлекин за все время не сказал ни слова. Капитан тоже молчит. Их вообще не видно. Задавлены железной волей толстяка и воспаленной истерией Доктора? Что нужно им?..
     Грегор встал, прошелся по комнате. Записи из прошлого. Необходимо взглянуть на них, сейчас, пока все спят.
    
     * * *
    
     Зал Масок был погружен во тьму.
     Грегор засветил два светильника. Каменные стены злобно полыхнули в ответ пустыми глазницами барельефов. Страдания и боль, увековеченные в зале, любили купаться во тьме.
     Найдя с помощью дара нужный механизм, Грегор заставил стену сдвинуться и подошел к экрану. Панталоне не создал вокруг последней записи никаких преград. Пять небольших файлов лежали в открытом доступе. Для технопата – в очень открытом.
     Кадры первого ролика. В лицо словно ударил морской ветер, щедро приправленный свежестью…
    
     - Надеюсь, твои черномазые друзья умеют считать? Чтобы оплатить услуги братства, придется не один год поработать мечом на арене Колизея. Или ты лучше выберешь публичные дома Святого Рима? Смотри, там меньше платят. Зато жизнь безопаснее...
    
     Нестерпимо захотелось досмотреть ролик до конца. Жаль, времени не было. Может, в другой раз. Завтра…
     Грегор шевельнул пальцами, открывая следующий файл.
    
     Монитор. Компьютерная игра. Перед глазами пляшут маленькие фигурки, яростно сражающиеся между собой средневековым оружием. Вокруг детская комната. Неважно заправленная кровать. Разбросанная по полу мятая одежда. Грязные ролики в коробке из-под телевизора Samsung. Недовольный женский голос за спиной.
     - Тони, пора обедать. Тони! Ты слышишь меня? Папа скоро придет. Он снова разозлится. Тони!
     - Мам, еще пару минут! Я почти закончил!
     Один из батальонов противника упорно не желает сдаваться. В бой брошены свежие силы. Шум сражения нарастает…
     Выстрел. Еще один. Надрывный крик. Тишина.
     В игре выстрелов нет. Мир разворачивается на сто восемьдесят градусов. Перед глазами - узкий проход на кухню. Дверь распахнута. На полу – молодая женщина, вся в крови, лицом вниз.
     - Мама?..
     Разноцветная радуга перед глазами. Темнота.
    
     Насколько помнил Грегор, Арлекина в реальной жизни звали Антонио. Неужели эйдос показал парню отрывок его жуткого прошлого?
     Грегор открыл следующий файл. Фрагмент Доктора. Буйная ночь в борделе в самом разгаре. Голые девушки, полупьяные посетители…
     Ясно. Промотать.
     Дальше – Панталоне. Словно черно-белое кино перед глазами. Гитлер ТАК видел мир? Зал какого-то питейного заведения. Сотни людей. С губ срываются громкие лозунги. Общее оцепенение под маской звериной преданности новоявленному кумиру. Косой солнечный свет, бьющий из единственного окна, не заколоченного фанерой…
     Ясно.
     Последний файл. Фрагмент Капитана. Горы, вершинами разрывающие мутное небо. Разреженный кисель облаков…
    
     - Чего вам не спится, молодой человек?
     Услышав скрежещущий голос, Грегор вздрогнул. Обернулся, одновременно обрывая на экране поток кадров. Доктор, с трудом передвигая ноги, добрался до одной из кушеток и неловко повалился на плоский лежак. Очки-хамелеоны впились в Грегора полубезумным размазанным взглядом.
     - Решил посмотреть записи, - пробормотал Грегор. – Мучает бессонница, хотел убить время.
     - Как я вас понимаю, молодой человек, - довольно захихикал Доктор, потирая высохшие руки. Лысый череп технопата влажно поблескивал в неярком свете. - Убивать время – мое любимое занятие. Впрочем, сейчас мне нужно кое-что другое. Помогите мне попасть туда, куда я хочу. И я помогу вам. Обещаю.
     - Мне не нужна помощь, - равнодушно пожал плечами Грегор.
     - Вам НУЖНА помощь, молодой человек, - хрипло прокаркал Доктор. – А мне нужно попасть в эйдос. Сейчас. Подключите меня к проводам и погружайтесь в систему вслед за мной.
     Грегор молча помог Доктору улечься поудобнее, подсоединил провода к его тщедушному телу, затем подсоединился сам. Закрыл глаза, вслушался в биение электрических импульсов. Перед внутренним взором вместо обычного переплетения светящихся электронных путей снова замаячила бесконечная дорога. Доктор тоже был здесь.
     - Готовы, молодой человек? – осведомился он, нетерпеливо переминаясь с одной ноги на другую. - Очень хорошо. Мудро. Вдвоем мы будем добираться до места чуть дольше, чем впятером, поэтому предлагаю пока поговорить. Скажите, зачем вы пришли в храм Масок?
     Доктор энергично устремился вперед, пританцовывая от возбуждения.
     - Мне наскучила жизнь, - отозвался Грегор, стараясь не отставать. – Точнее, она никогда не была мне интересна. Я думал, что найду интерес здесь.
     Очки Доктора хищно блеснули.
     - О-о, молодой человек, - протянул он, резко остановившись. – Вы нездоровы еще больше, чем я. Однако, думаю, вы пришли туда, куда нужно. Панталоне вам поможет. Он любит помогать людям. Дебилу Арлекину. Шизофренику Капитану. Всем без исключения.
     Доктор снова заспешил вперед.
     - Я открою маленькую тайну. Чтобы увидеть в эйдосе будущее, достаточно присутствия в Хранилище всего лишь двух технопатов. Например, Панталоне и меня. Или Панталоне и Капитана. Как думаете, интересная тайна? Или так себе?
     Ответить Грегор не успел.
     На дороге появился знакомый узел-преграда. Доктор властным движением выставил руку вперед. Узел исчез. Дорожный пейзаж вокруг сменился огромным яйцеобразным закрытым помещением, подсвеченным ясным голубым светом. Миллионы маленьких чешуек покрывали его поверхность.
     На лице Доктора засветилось счастье. Глубоко вздохнув, он поднял руки вверх. Плотный рой чешуек, сорвавшись со стен, послушно закружился вокруг ладоней технопата, словно карточная колода в чутких руках шулера.
     - Я обещал помочь, молодой человек. И я помогу. Вот, посмотрите-ка на это чудо. Нет, лучше на это.
     Одна чешуйка, вырвавшись из общего потока, метнулась к глазам Грегора. На ее поверхности зарябила радуга. Затем цвета сложились во вполне узнаваемую картину.
    
     Столовая. Панталоне помогает Мартине убирать грязную посуду.
     - Нужно решить, кто нам нужен. Доктора можно убирать, он все равно долго не протянет. Грегор человек новый, опасный. Думаю, его тоже в расход. Остаются Арлекин и Капитан. Кто из них, Мартина? Выбирай!
     Девушка облизала губы. Улыбнулась.
     - Петр, я не могу так сразу решить. Капитан хороший любовник. А Арлекин мне просто нравится. Можно я еще подумаю? Ночь длинная, она все рассудит...
    
     Веселый, детский смех Доктора.
     - Ну как, Грегор? Отличный фильм? Мне тоже понравился. Я так понимаю, это было вчера. Ну-ка, теперь посмотрим, что у нас в повестке на сегодняшнее утро.
     В ладонях Доктора – россыпь чешуек.
     - Каждая из них – это будущее, молодой человек. Разное, потому что даже эйдос не знает точной последовательности событий. Я дарю их тебе, Грегор. Открой и посмотри!
     Чешуйки перепархивают с ладоней Доктора в руки Грегора. Неприятный, тревожный холодок по спине. В выбранной наугад чешуйке зажигается созидательный свет…
    
     Комната Капитана. Мартина с задумчивым видом вытирает окровавленный нож о мертвое тело своего бывшего любовника. В комнату вбегает растрепанный Панталоне.
     - Доктор помог Грегору попасть в эйдос! – кричит он, безумно сверкая глазами. – Продался за возможность покувыркаться со своими проклятыми французскими шлюхами из прошлого тысячелетия! Мразь!!
     На красивом лице Мартины появляется кровожадное выражение. Сжав нож в руке, она выходит из комнаты.
     Зал Масок.
     Доктор неподвижно лежит на кушетке. Изо рта стекает слюна. Очков на лице нет, в глазах – бессмысленная пустота. В зал входит Мартина. Мягким звериным шагом подходит к кушетке, где лежит Грегор, и широким лепестком ножа наносит несколько сильных ударов в область груди…
    
     Доктор истерически хохочет, сгибаясь пополам.
     - Смотри следующую, парень! Как же смешно, Господи!
    
     Комната Арлекина. Мартина с задумчивым видом вытирает окровавленный нож о мертвое тело. В комнату входит Панталоне.
     - Я передумал, Мартина, - бормочет толстяк, отводя скользкий взгляд от трупа. - Капитан слишком непредсказуем, особенно во время сезонных обострений. Нужно уговорить Грегора работать на нас. Ну а потом будет видно. Тебе нужно переспать с ним. Скажи, он тебе нравится?
     - Не больше, чем остальные мужчины на Земле, - пожала плечами Мартина. – Хорошо, я сделаю это. Что я получу?
     - Все, что захочешь! – улыбка Панталоне сияет искренностью, словно полуденное солнце. – Иди, разберись с Капитаном. А затем сделай так, чтобы Грегор работал на меня.
     Темнота. Свет. Зал Масок.
     На кушетке – неподвижный Доктор. Вбежавший в зал Панталоне яростно кричит что-то Грегору. Грегор отрицательно качает головой. Мартина, войдя в зал вслед за Панталоне, некоторое время слушает разговор мужчин, затем достает пистолет, прицеливается и стреляет.
     Грегор, схватившись за грудь, падает на пол…
    
     Грегор судорожно втягивает глоток воздуха. Оглядывается.
     - Ни тебе, ни мне не сбежать из Храма, - насмешливо скрежещет воздух голосом Доктора. - Мартина – профессиональный убийца. Личный помощник Панталоне по подбору персонала.
     Доктор уже не смеется. Перед его лицом парит миниатюрное изображение комнаты французского борделя. Внутри – хозяйка комнаты. Полуобнаженная красавица стоит перед зеркалом, задумчиво проводит по своему телу рукой. Касается грудей. Тело призывно изгибается. Внезапно дверь в комнату открывается. Внутрь заходит средних лет человек, по-хозяйски обнимает девушку за талию, нежно целует в шею…
     - Ты увидел два варианта, парень, - шепчет Доктор, нервно облизывая губы. В его очках светится страсть и жадность. – Наверняка есть третий, четвертый и десятый. Жаль, карты уже легли на стол. Но у тебя еще есть выбор. А я – ухожу. Эйдос показал мне единственный путь.
     Рука технопата мягко входит в подернутое рябью пространство комнаты. Словно преодолевая сопротивление, касается затылка зашедшего в комнату мужчины. Он торжествующе улыбается, еще крепче обнимает девушку, казалось, сразу четырьмя руками…
     По закрытому пространству эйдоса прокатывается судорога. Несколько чешуек, кружащих в воздухе, ярко вспыхивают и исчезают.
     Доктора больше нет рядом. Грегор чувствует могучий поток, выдавливающий его прочь. Бесконечная дорога обезумевшим ковром раскручивается назад. Ровный свет. Зал Масок.
    
     * * *
    
     Шелест.
     Ощущение такое, будто осенний ветер лениво колышет засохшие листья. Или чьи-то беспокойные пальцы беспрестанно переворачивают страницы старинной пергаментной книги, не давая глазам всмотреться в изящный рельеф букв.
     Однако это всего лишь время. Шаркает ногами, вглядывается в лицо сидящего на кушетке человека. Оно знает, зачем пришло.
     Грегор чувствует осторожное пощелкивание секунд на невидимом циферблате. Перед глазами Грегора – кадры собственной смерти. Один. Второй. Он почти физически ощущает тяжесть чешуек, спрятавших внутри себя обрывки будущего. И в каждом - смерть.
     Или не в каждом?!
     Можно договориться с Панталоне и сотрудничать с ним. Наверняка можно. Только вот что задумал толстяк? Воплотить безумную мечту о свободном человечестве, задушив вольнодумцев твердой рукой справедливого тирана? Воздвигнуть новый Рейх, на века незыблемый благодаря эйдосу?
     Грегор смотрит на безвольное тело Доктора. Скорлупа, лишенная разума. Доктор сделал выбор и ушел в мир мечты, соединив свое сознание с сознанием человека из прошлого. Хорошо тому, у кого есть мир мечты.
     Грегор не заметил, как огромный плазменный экран вспыхнул сам собой...
    
     - …Ты счастливый человек, Кулла, - ответили наглецу губы. – Ты умрешь в расцвете лет. Но тебя будут помнить, обещаю.
     Гладий нежно вонзился в грудь любимца Нептуна. Удивленно проводив глазами вечернее небо, Кулла захрипел и повалился на землю. Руки выдернули меч из тела пирата, тщательно вытерли его об одежду киликийца.
     Сопровождавшие Куллу люди опасливо попятились. За их спинами теплое море водяным тараном пыталось искалечить песчаный берег…
    
     Как же красива жизнь!
     Грегор закрыл лицо ладонями. Зачем все это? Судьба словно специально подталкивают его к решению, которое не изменить. Убежать из храма он не может. Согласиться сотрудничать с Панталоне – значит, стать его рабом. Неужели лучше воспользоваться путем, который показал Доктор, и погибнуть через месяц от мечей легионеров Красса, насладившись перед этим свободой?…
     Стоп!!
     Где-то в глубине Храма едва слышно хлопнула дверь. Однако Грегор почти не обратил на это внимания. В его трясущихся пальцах – информационная тяжесть файлов. Кадры ролика Доктора, побывавшего во французском борделе в теле…
    
     - …А знаешь, кем был Доктор? Шлюхой из популярного борделя в Париже! Как тебе, Док? Понравилось?…
    
     Господи!
     Все встало на свои места. Доктор сделал выбор, однако ушел по другому пути. Не шлюхи – хозяина борделя.
     Хватит ли времени?!
     Крик. Это зычный голос Панталоне. Грегор судорожно прицепляет к телу провода. Ныряет в систему. Перед глазами - переплетения светящихся электронных путей. Где дорога?! Призрачные пальцы мечутся, пытаясь найти путь. Ничего. Панталоне говорил, что искал дорогу в Хранилище четыре года. Неужели он ничего не сможет без Доктора?!
     Грегор выныривает из электрической паутины, отчаянным усилием задвигает каменную стену, чтобы выиграть несколько мгновений. Панталоне уже в зале Масок. Пытается продавить Грегора силой. Механизмы стены скрипят от напряжения, разрываются между приказами двух хозяев…
     - Послание.
     Бесстрастный металлический голос. Грегор скользит взглядом по экрану. На нем – улыбающийся Доктор. Протягивает руки в сторону Грегора. Манит, зовет.
     Неужели?!
     Грегор закрывает глаза. Спасибо, Док. Перед ним – бесконечная дорога. Виртуальные ноги сами несут его вперед, спотыкаясь о несуществующие неровности. Хоть бы успеть. Еще шаг. Еще. Разлохмаченный узел. Вход в Хранилище…
     Картина, к которой он уже успел привыкнуть.
    
     - …Ты сделал глупость, фракиец, - кричит кто-то из своры киликийцев. – Никто из братства больше не будет с тобой разговаривать. А без нашей помощи ростовщик Красс раздавит тебя, как жалкое насекомое...
    
     Грегор, удерживая плывущее изображение, вкладывает в слово “Красс” всю силу технопата. Изображение меркнет. Меняется. Грегор видит полутемное помещение. Дощатые стены какого-то сарая. Грязный стол. Задумчивого человека в одежде римского военачальника. Люди вокруг. Голоса.
    
     - Легионы устали, Марк. Войскам нужен небольшой отдых, а затем мы догоним и раздавим рабов. Деться им некуда, разве что отступать дальше в Регию.
     Марк Линиций Красс задумчиво хмурит брови. Растирает пальцем шрам на лбу…
    
     Ну здравствуй, Красс, будущий триумфатор и соправитель Великого Рима! Вдохнем морской воздух Италии вместе?
     Грегор погружает пальцы в изображение. Преодолевает вязкое сопротивление, дотягивается до лба великого римского военачальника. Нестерпимая резь в глазах. Боль в груди. Нечем дышать, темная пелена…
    
     - Вот оно что! – Красс светлеет лицом. – Трусливый пес Спартак хочет заключить с киликийцами договор и переправить свой жалкий сброд на Сицилию. Гай Луций!! Срочно отправь гонца в Капую. Киликийцы должны уплыть без Спартака. Претор Квинт Вариний, кажется, сильно хотел переехать в Рим. Вот пусть и придумает, как убедить пиратов…
    
     * * *
    
     В обезлюдевшем зале Масок Панталоне, рыча от ярости и бессилия, воздевает руки к равнодушному небу.
    
    
    
    
     Постскриптум
    
    
    

     Киликийские пираты, заключившие со Спартаком кровный договор о перевозе войск повстанцев на Сицилию, не выполнили своего соглашения. После предательства киликийцев Спартак был вынужден отступить в Регию и еще дальше в Брундизию, а затем принять бой с превосходящими силами Красса и подоспевшего позже Помпея. В этом бою отряды рабов были разбиты, а сам Спартак убит.

  Время приёма: 17:59 04.04.2007