17:23 11.08.2019
Вітаємо переможців 50-ого конкурсу!

1 Юлес Скела am017 Річку перескочити
2 Shadmer am018 Интересная жизнь
3 Панасюк Сергій am002 Краплі дощу


17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Фінал

Автор: Анна Смольская Количество символов: 59800
07 Эквадор-08 Финал

E002 Мяу твою мать!


    

    ***

    Диана возвращалась от любовника взвинченная до предела. Нет, ну, это надо же – устроить выяснение отношений! И когда – сразу после! Черт, затянула она с разрывом. Ой, затянула!
    Нервно цокая каблуками по притихшей ночной улице, Диана старательно отгоняла от себя мысли о том, что Толик наверняка обиделся. Но разве он имеет право ставить ей ультиматумы? Ограничивать ее свободу и диктовать, что и как делать, имел право только один человек – она сама. И вообще, почему, нельзя относиться к этому легко и беззаботно? Секс – сексом, семья – семьей, человеческие отношения – отдельная песня. И к чему все это смешивать? Диана одинаково ценила все эти три вещи, но именно по отдельности.
    Едва не подвернув ногу, Диана чертыхнулась и вдруг разозлилась на саму себя. Из-за чего она так завелась? Толик не первый и не последний. Вот пройдет неделька другая, и на горизонте появится еще кто-нибудь. Так всегда было. А пока можно уделить немного внимания мужу. Как хорошо, что он у нее такой спокойный и терпеливый! И никогда не лезет с ненужными вопросами. Диана, конечно, могла соврать так, что комар носа не подточит, но делать это не очень любила. Да и работа журналиста на вольных хлебах не приковывала к рабочему месту, и всегда можно было отговориться важной встречей.
    Погрузившись в свои размышления, Диана не заметила, как добралась до своего района – ноги сами несли ее к дому через знакомые до каждой выбоинки тропки, срезая углы и лавируя между буйными зарослями.
    Однако реальность в этот вечер не дремала, и всего за несколько метров до выхода из очередного густо заросшего кустами и деревьями пятачка Диана заметила две неясные тени, мелькнувшие между стволами.
    – О! Девушка! Вы, наверное, нас ищете? – голос звучал насмешливо и абсолютно трезво. «Ну, вот, допрыгалась!»
    – Нет, – коротко ответила она.
    – А если подумать?
    Тень загородила ей проход. Под ложечкой тоскливо засосало. Вторая тень подошла и встала сбоку.
    – Мальчики, что вам нужно? - Диана постаралась, чтобы голос не выдал ее настоящих чувств.
    – Мальчики? Ого! Давненько меня так не называли.
    Вторая тень радостно гоготнула.
    – А как к вам тогда обращаться? – не сдавала позиций Диана.
    – Да ладно, пусть будут «мальчики». Так даже интереснее. Так вот, девочка! Мальчикам скучно, и твое появление как нельзя кстати…
    Но не успел он приблизиться к ней вплотную, как вторая тень утробно зарычала.
    – Ты чего?
    – Это не я! – пискнул второй.
    Из кустов на тропинку неторопливо вышел крупный гладкошерстный пес и, не переставая рычать, встал между Дианой и первой тенью.
    – Эй, песик, тебе чего нужно? А где твой хозяин?
    Рычание усилилось.
    – А ну-ка, топай отсюда! – первый замахнулся на собаку.
    Зря он это сделал…
    Судя по треску ветвей, второй не стал дожидаться развязки событий. Диана стояла и, окаменев, наблюдала, как пес в несколько секунд повалил здорового мужика на землю и теперь стоял передними лапами у него на груди, демонстрируя свои великолепные клыки. Диана зажмурилась.
    Но рычание вдруг прекратилось. Открыв глаза, она увидела, как пес неторопливо отходит от поваленной жертвы и спокойно садится на землю между ним и Дианой. Еще не до конца поверив в свое спасение, тот медленно пошевелился. Пес облизнулся, наклонил голову, но продолжал сидеть. Так же медленно, боясь делать резкие движения, порядком искусанная тень принялась отползать в кусты. Пес чихнул. Словно восприняв это, как команду, тень ломанулась прочь.
    Диана стояла, пригвожденная к месту. Собак она боялась с детства, а тут еще и сам пес вел себя странно – не бешеный ли? А вдруг он теперь решит ей закусить?
    Пес сидел спиной к ней и вслушивался в затихающие в кустах звуки. Наконец, он встряхнул головой, встал и повернулся к Диане. Та затаила дыхание.
    Какое-то время пес стоял, глядя на нее, словно размышляя. Затем он как-то совсем по-человечески опустил голову и, Диана была готова поклясться, вздохнул. Больше не поднимая на нее глаз, он повернулся и затрусил в сторону двора. И только когда пес исчез из вида, Диана выдохнула и резво двинулась к дому.
     
    Квартира встретила ее волной аппетитных запахов. Диана с удовольствием потянула носом, пытаясь понять, что у них сегодня на ужин. Похоже, что муж решил ее побаловать и приготовил свое фирменное мясо.
    На ходу забросив сумочку на столик в прихожей, Диана ворвалась на кухню.
    Как все-таки хорошо – возвращаться домой, где все так просто и понятно. И скворчащая на сковородке еда, и чисто прибранная кухня, и родной и уютный муж, домывающий посуду в подаренном ему на двадцать третье февраля фартуке.
    Привычно чмокнув его, она подскочила к плите и сунула нос в сковородку. Так и есть!
    – Голодная?
    – Аж жуть!
    – Тогда марш мыть руки и переодеваться!
    Скинув с себя всю одежду, Диана с наслаждением потянулась и провела руками по груди, животу, бедрам, вспоминая столь недавно прикасавшиеся к ней мужские руки. Но нахлынувшую было досаду она отогнала – это уже в прошлом.
    – Ты вроде есть хотела. Передумала? – голос мужа вырвал ее из задумчивости. Улыбнувшись в последний раз своему отражению в зеркале, Диана торопливо накинула халатик и вприпрыжку поскакала на кухню.
    – Тебе сколько кусочков? – не поворачиваясь, спросил ее Олег.
    – Два. Нет, три! Нет, два… А, черт с фигурой! Три! Все равно ведь не дашь, а, жадинка?
    – Почему не дам? Держи.
    – Ой! Что с тобой случилось? Или ты решил, что мне нужно срочно поправиться?
    – Только если ты сама этого хочешь.
    – Я? Нет, конечно. Но это ведь всего лишь три ма-а-аленьких кусочка. От них ничего такого не будет, правда?
    – Правда, - Олег ласково улыбнулся и сел напротив с почти пустой тарелкой. – Как день прошел?
    – Ой, ты не представляешь себе, - прочавкала Диана и принялась рассказывать.
    Такие вечерние посиделки у них уже давно стали традицией. За исключением тех дней, когда Диана возвращалась далеко за полночь. С Олегом было интересно и поговорить, и поспорить. Но, даже разнося ее в пух и прах, он всегда ухитрялся при этом поддержать и ободрить.
    У нее даже иногда мелькали мысли, что секс, семья и человеческое взаимопонимание – вещи вполне даже совместимые. До определенной, разумеется, границы. Муж и не догадывался о других мужчинах, постоянно сменяющих один другого в ее жизни. Да и к чему это? И он счастлив в своем неведении, и она получает от этой жизни порцию удовольствия. И всем хорошо!
    – А потом, представляешь, он сказал, что нужно все переписать. Вот, козел! – Диана взмахнула вилкой и уставилась на неожиданно опустевшую тарелку.
    – Добавки?
    – Олег, ты чего? Какая добавка? Да что с тобой случилось? Сидишь, весь такой, как не от мира сего. На работе неприятности?
    – А? Нет. То есть, да, на работе. Не переживай, разберусь, - Олег суетливо встал, собрал посуду со стола и сгрузил ее в раковину.
    – Олег!
    – Диана… Правда, все в порядке. Просто… Один… ммм… проект… вдруг пошел наперекосяк.
    – Не хочешь рассказать?
    – Да. То есть, нет. Это ерунда все, не бери в голову. Послезавтра все решится и… И все будет хорошо.
    – Ну, смотри, - Диана лениво встала и подошла к мужу. – Тебя ждать?
    – Где? А… Конечно… - Олег вскинул глаза – в них плескалась нежность и какая-то необъяснимая грусть. – Конечно, ждать. Сейчас приду…
     
    Не открывая глаз, Диана переползла на соседнюю подушку. Просыпаться не хотелось. Наконец, дождавшись, когда организм сам потребует вытащить его из под одеяла, Диана вылезла из кровати и прошлепала на кухню. Приготовив себе чашку кофе, она села и задумалась. Особых планов на сегодня у нее не было. Хотя… Олег вчера, между прочим, намекнул, что хотел бы полюбоваться на нее в ярко-рыжем белье. Почему не порадовать мужа? Тем более что белье было ее пунктиком. Решено!
    Любимый магазинчик приветливо встретил новой коллекцией, от одного вида которой у Дианы загорелись глаза. Но она сдержала первый порыв и неторопливо осмотрела все выставленные на витрине комплекты. Наконец, выбрав огненные стринги, она сняла их с крючка и стала придирчиво рассматривать.
    Вдруг бутик огласился каким-то нечеловеческим визгом. Диана резко повернулась и, неожиданно уперлась взглядом в незнакомца, вышедшего на визг из-за соседней витрины. Интересно – нечасто встретишь мужчину в магазине женского белья. Или он голубой?
    Но что вообще происходит? Диана повернула голову – звуки издавала молоденькая продавщица, выпучив от ужаса глаза. Проследив за ее взглядом, Диана насмешливо вскинула брови – на полу прямо напротив них сидела маленькая мышка.
    Да заткнитесь вы, а то у мыши сейчас инфаркт будет! – резко оборвала она продавщицу. Издав последний бульк, та замолчала.
    – А вы не боитесь мышей? – незнакомец удивленно посмотрел на Диану.
    Она вскинула брови и собралась было резко ответить – от кого именно она предпочитает держаться подальше, но, присмотревшись, прикусила язык. Перед ней стоял невысокий худощавый мужчина с инфернально-дьявольской внешностью и пронзительными темно-карими глазами, в которых весело резвились озорные чертики. На гомика он был совсем не похож. Диана не удержалась и улыбнулась в ответ.
    – А что в них такого страшного? – пожала она плечами. – Сидит себе, никого не трогает.
    Мышка действительно сидела практически неподвижно, лишь поворачивая голову с глазами-бусинками то на Диану, то на стоящего рядом мужчину.
    – А она тоже нас не боится, – усмехнулся он и присел на корточки. Мышь замерла, уставившись на него. – А, знаете, я ведь здесь именно из-за мыши.
    – Это как?
    – Бежала передо мной, словно звала за собой. А потом нырнула в этот магазинчик. А у меня и в мыслях не было сюда заходить, - Диана только хмыкнула.
    Голубой, не голубой – какая разница. Знакомиться с мужчиной в магазине нижнего белья Диане не хотелось. Даже если он действительно сюда зашел случайно, а не лапшу ей на уши вешает. Или себе белье присматривает, или не себе – ни тот, ни другой вариант ее не устраивал. Но уж больно обаятельно он улыбался!
    – Я, наверное, вас смущаю, – наконец, произнес он, вопросительно глядя на уже порядком скомканные стринги в руках Дианы.
    – Нет, что вы! Это скорее я вас, – язык, как обычно, среагировал раньше, чем она успела подумать.
    – Кхм, – поперхнулся он, посмотрев на содержимое своих рук. Но сексуальные трусики не пожелали исчезнуть.
    – Ой, вы извините, ради Бога! – ворвалась в разговор обретшая дар речи продавщица. – У нас такое впервые! Никогда мышей не было! Это, наверное, соседи в коробках привезли – они только заехали. Мы немедленно примем меры…
    – Да успокойтесь вы! – Диана, поморщившись, прервала ее словесный поток. – Это – ваша проблема, и меня она  совершенно не интересует.
    – А… Вы будете покупать это? – похоже, что на смену одному испугу пришел другой – что покупатели сейчас разбегутся.
    – Что? А, да, конечно. Упакуйте! – Диана, мило улыбнувшись мужчине, подошла к кассе.
     
    – Постойте, девушка!
    Диана обернулась – за спиной смущенно топтался все тот же незнакомец. Она вопросительно улыбнулась.
    – Если это не очень нагло с моей стороны, но… Меня Артур зовут, а вас?
    – Диана.
    – Очень приятно!
    – Мне тоже.
    – Я могу угостить вас чашечкой кофе? Если… – он замялся.
    – …Это не очень нагло с вашей стороны? – продолжила она за него.
    Они дружно рассмеялись.
    Несмотря на обеденное время, в маленьком кафе нашелся свободный столик. Разговор, изредка прерываемый официантом, крутился вокруг общих тем.
    – Вы не будете возражать, если я закурю? – Диана внимательно посмотрела на Артура. «Голубой бы не стал женщину в кафе приглашать. Может, все-таки попробовать?»
    – Нет, пожалуйста. Когда женщина курит это так… эээ…
    – Эротично? – закончила за него Диана, прикрыв глаза и медленно выдыхая дым в потолок.
    – Ааа… - поперхнулся Артур, но тут же взял себя в руки. – В каком-то смысле да. Но, понимаете, курение – это…
    – Хорошо, хорошо, - рассмеявшись, прервала его Диана. - Давайте поговорим о чем-нибудь другом.
    – Например?
    – Ну… Например, о смысле жизни.
    «Нет, точно не голубой. Нутром чую – нормальный мужик. Вон, как глазки строит. Но кавалерийский наскок не сработал. Хорошо… Значит, можно рассчитывать на что-то посерьезнее одной ночи» - размышляла Диана, даже не задумываясь над тем, о чем именно они беседуют.
    – Погодите, погодите! Вы что, любовь тоже считаете чем-то нереальным и столь же бессмысленным? – опешил Артур.
    – Конечно. А вы нет?
    – Но как же? По-вашему получается, что все, что на земле делается во имя любви – просто профанация?
    – Нет, почему же. Если человек в это верит, то для него любовь существует. И она наполняет его жизнь смыслом.
    – А если не верит?
    – То для такого человека смысл жизни в чем-то другом, вот и все.
    – Как все просто… – покачал головой Артур.
    – А вы считаете – это плохо?
     «Черт, и что же меня так током-то бьет? Ну, мужчина рядом – эка невидаль. Но какой у него голос… А глаза… Но ведь для кого-то он трусики покупал? Хотя, почему вдруг меня это волнует? Даже если женат – я же на эту роль не претендую. А вот форсировать ситуацию уже пора. Хватит о всякой фигне трепаться».
    – Тогда другой вопрос – что есть счастье?
    – Умеете вы озадачить, – шутливо проворчал Артур. – А разве это можно описать? Вот когда человек счастлив, он может это сказать про себя. А сформулировать определение, по-моему, еще никому не удалось.
    – Вполне достаточно перечислить ситуации, в которых человек счастлив.
    – Ну, для каждого они свои!
    – Согласна. А вот каковы они для вас? – провокационно прищурилась Диана.
    – По-моему, мы говорили про вас. Так что этот вопрос скорее нужно задавать мне, – вернул удар Артур.
    Она потянулась и неторопливо вытащила из пачки еще одну сигарету. Так же неторопливо затянувшись и медленно выпустив дым, она, тем временем, собралась с мыслями. Выстрел должен быть один, но точно в цель.
    – А мне как раз проще не перечислить ситуации, а дать конкретное определение.
    – Вот как? – Артур удивленно вскинул брови. – И каково же оно?
    – А очень простое. Счастье – это первые пять минут после хорошего секса.
    – И все? – только и смог произнести окончательно загнанный в угол мужчина. – А все остальное в жизни?
    – А все остальное – просто удовольствия.
    – Лихо! И вы считаете себя счастливой женщиной?
    «Ого! Повелся! Неужели шансы все-таки не исключены?»
    – Жизнь слишком коротка, чтобы позволить себе роскошь быть несчастной. А вы? Вы считаете себя счастливым мужчиной?
     «Ну, же! Попала или нет? Еще пара намеков… А, черт, сорвался… Ну и ладно. Тогда пора закругляться»
    За обменом любезностями они поднялись из-за стола и направились к выходу, где Артур мило попрощался. Диана, развернувшись одновременно с ним, шла и чертыхалась про себя. Хотя с какой стати ей раздражаться на него? Ну, не попросил телефон, не предложил встретиться еще раз. Значит, другой скоро появится. Так что все в порядке. Небольшое развлечение в жизни – чем плохо? И Диана, улыбнувшись и выбросив из головы случайно встреченного незнакомца, направилась домой.
     
    Наступивший вечер застал Диану во взвинченном донельзя состоянии. Все было не так. Все валилось из рук. Она то и дело возвращалась мыслями к утренней встрече, к Артуру, его фантастическому взгляду и завораживающему голосу. А в какой-то момент ей даже показалось, что вдоль стены прошмыгнула крошечная тень. «Все! Пора идти к психиатру!»
    Звонок телефона застал ее врасплох и, не успев сообразить, что происходит, Диана с воплем «Артур!» бросилась в коридор.
    – Дорогая, привет. Я сегодня буду поздно, не жди меня, - на одном дыхании выпалил Олег.
    – Привет, а…
    – Работы много. Прости, не могу говорить. Пока.
    – Пока, – озадаченно протянула Диана уже пищащей гудками трубке.
    Странно. Ну и ладно. Даже лучше – она пока успокоится окончательно. Интересно, а с работой ли у него проблемы? Может, завел себе кого-нибудь? Тоже неплохо – меньше бы вопросов задавал, больше бы свободы у нее стало.
    Но с чего она вдруг решила, что это Артур звонил? У него же нет ее номера. Чертыхнувшись, Диана уставилась в окно. Сверкающие белизной гардины почему-то вызывали только раздражение. А рисунок на полотне сам складывался в уже знакомые черты лица. Этого Диана не смогла вынести и, со всей дури запустив лежавшей рядом тряпкой в окно, разревелась.
    Уже лежа в постели и который час подряд разглядывая потолок, она все пыталась разобраться в происходящем. Оно не укладывалось ни в какие знакомые рамки. Такой внезапный накал чувств и эмоций совершенно не объясним. Ведь предполагать, что она вдруг влюбилась в загадочного незнакомца, было, по меньшей мере, глупо.
    Но чем тогда можно объяснить это наваждение? Может, кто-то ее сглазил? Но даже не столь важно – кто виновник того, что с ней происходит. Главное разобраться – что вообще творится и как вернуть все на круги своя.
    Было, конечно, средство, которое в любых ситуациях действовало безотказно. Но в силу своей рискованности, Диана прибегала к нему крайне редко. Может все-таки попробовать? Хотя внутри ворочалось нехорошее подозрение, что именно сегодня из дома выходить не следует. Но с другой стороны, уж лучше проблем на вторые девяносто насобирать, чем терпеть это состояние дальше. Да и никогда с ней ничего такого не случается. И Диана решительно начала одеваться.
    Выйдя из подъезда, она зашагала в сторону парка. Летняя теплая ночь и наступающие выходные увеличивали вероятность встретить там мужчину, который был бы не против получить свою порцию удовольствия, к тому же совершенно бесплатно. Случайность только добавляла ситуации необходимую остроту.
    Но парк сегодня был на удивление безлюдным. Только из киоска у входа доносилась громкая музыка. Послонявшись по темным аллеям, Диана уселась на скамейку и задумалась. Уж если она что-то решила, то шла до конца. Может пойти на улицу и поймать шальную машину?
    Диана откинулась на спинку скамейки, тяжело вздохнула и прислушалась к ощущениям внутри. Ничего не изменилось. Это уже не просто раздражало – необъяснимость ситуации и невозможность что-то изменить просто приводили в ярость. Диана еще не сталкивалась с таким непослушанием организма.
     «Ох, Артур! Черт бы тебя подрал!» Перед закрытыми глазами тут же послушно всплыло его лицо. Его улыбка. Его полный озорных чертиков загадочный взгляд...
    И вдруг Диана поняла – она не хочет просто какого-нибудь мужчину. Она хочет его. До жути. До зубовного скрежета.
    «Свет озарил мою больную душу...» – донесся из киоска низкий мужской голос. «Больную – это точно! – усмехнулась в ответ Диана. – Только не душу, а голову». «Полночный бред терзает сердце мне опять...» – продолжал голос. Возражать не хотелось ни этим словам, ни последующим. Диана опустила голову и даже не заметила, как по щекам заструились слезы.
    «Я душу дьяволу отдам за ночь с тобой!» «Ох, отдам! – прошептала Диана. – Только где ты, Дьявол? Почему молчишь?»
    «Отдашь, значит?» – спросил все тот же голос. Диана усмехнулась. «И, значит, любви не существует?» – настойчиво продолжал задавать вопросы голос. Диана удивленно подняла голову и прислушалась – таких слов в песне она не помнила.
    Рядом никого не было. «Глюки!» – тряхнула головой Диана и замерла. Перед ней на ветке раскидистого куста сидел воробей и, склонив голову набок, внимательно за ней наблюдал.
    – Завтра же запишусь на прием к психиатру, понял? – негромко сказала она ему.
    «Думаешь, поможет?» – снова прозвучало в голове.
    Диана готова было поклясться, что произнести эти слова было некому. Но ведь она их слышала. Неужели действительно крыша поехала?
    «Да все с твоей крышей в порядке. Но ты не ответила на мой вопрос».
    – Какой? – вслух спросила Диана. Уж если сходить с ума, так до конца.
    «Про любовь».
    – Ее нет.
    «Уверена? Даже сейчас?»
    – А что, собственно говоря, изменилось?
    «Так-таки и ничего?» – в голосе прорезались ехидные нотки.
    – Слушай, – взъярилась Диана. – Чего ты от меня добиваешься? И кто ты такой?
    «Я? Какая разница? Например, Дьявол – ты же его звала?».
    – Нет. К психиатру. Срочно!
    «Я могу предложить кое-что получше».
    – Например? – приняв решение, Диана расслабилась. Завтра она разберется, что с ней происходит. А пока можно и поболтать.
    «Сделку».
    – Какую?
    «Я отвожу тебя к нему, и делаю так, что там сможешь остаться насколько захочешь».
    – Хорошо. И что я тебе за это буду должна?
    «Ты признаешься, что влюбилась».
    – Уговорил, – Диана откинулась на спинку скамейки и усмехнулась. – Я влюбилась. Веди меня к нему!
    В ответ раздался странный смешок, и наступила тишина. То есть, тишина окружала ее и до этого, просто возникло странное ощущение, что загадочный собеседник исчез.
    Воробей напротив встрепенулся...
    Диана насмешливо хмыкнула и достала из кармана сигареты. Но закурить она не успела...
    Мир вдруг изменился. Все словно расширилось. Целое соцветие красок, звуков и запахов накатило волной...
     

    ***

    Когда Диана пришла в себя, оказалось, что она сидит, накрытая какими-то тряпками. Ошалевший разум даже не пытался задаваться вопросом – откуда они взялись. Его больше волновали новые ощущения во всем организме. Что-то было не так, но вот что – Диана никак не могла понять.
    С трудом выбравшись из под тряпок, она отошла в сторону, уселась на другом краю скамейки и огляделась. С миром точно творилось что-то ненормальное.
    Звучало все вокруг. Она слышала шелест листьев за спиной и чавканье шагов припозднившегося прохожего. Да и запахи словно сорвались с цепи и настойчиво лезли в нос, объединяясь в букет и тут же распадаясь на отдельные вполне понятные части. Диана чихнула, почесала за правым ухом и замерла...
    Все бы ничего, но чесала она правой же ногой. Точнее – лапой...
    Еще не осознав, что же произошло, Диана внимательно оглядела себя. Покрытые аккуратной серой шерсткой руки упирались в край скамейки. Хотя руками это назвать было сложно. Диана оглянулась назад – пушистый серый хвост нервно подергивался из стороны в сторону.
    – Ты что сделал, сволочь?! – заорала она в голос и тут же замолчала.
    Окрестности огласились отчаянным кошачьим мявом. Вот это влипла!
    Поверить в реальность происходящего означало расписаться в собственном сумасшествии. Но если все это не правда, тогда придется поверить в галлюцинации, что приводит к тому же самому заключению. Хрен редьки не слаще.
    А может все это ей лишь снится? И никуда она не пошла, и ни с каким призраком не разговаривала, а мирно спит в своей кровати и видит кошмарный сон? Что там рекомендуют в таких случаях? Вроде нужно сделать себе больно и сразу проснешься.
    Диана оглядела себя еще раз, решительно извернулась и со всей дури вцепилась зубами в собственный хвост. «Вот это гибкость!» – еще успело промелькнуть у нее в голове перед тем, как она взвыла от боли.
    Отплевываясь от шерсти, Диана пыталась зализать раны, от чего количество волос во рту только прибавлялось. Отвлекли ее от этого занятия странные булькающие звуки. Подняв голову, она увидела, что их издает воробей, с трудом пытающийся удержаться на ветке. В голове что-то щелкнуло, и мозаика сложилась. Конечно, ни один здравомыслящий человек не примет всерьез идею, что все это затеяла глупая птица. Но в нынешнем положении Диана не могла назвать себя ни здравомыслящим, ни человеком.
    По шее и спине прошла волна мурашек. Прижав уши и издав утробный вой, она рванулась вперед. Воробей даже не шелохнулся, наклонив голову и с интересом наблюдая за ее прыжком. Спустя буквально долю секунды и Диана поняла, что погорячилась. Достать его можно было только сверху – снизу мешали плотно переплетенные ветви.
    Диана села под кустом и с ненавистью воззрилась на птицу. Воробей деловито принялся чистить перышки на крыльях, словно издеваясь над ней. Диана настолько была готова порвать его на тысячу маленьких кусочков, что уже и не думала о собственном положении. Все события дня сошлись в одну точку. И казалось, что если устранить этот объект, то и все остальное станет нормальным.
    Словно прочитав ее мысли, воробей взмахнул крыльями и спланировал на тропинку недалеко от Дианы. Не раздумывая, она бросилась на него. Воробей легко вспорхнул прямо из под ее носа и, отлетев еще пару шагов, снова уселся на землю. Диана аж зашипела от бешенства. Воробей лишь оглянулся, словно дразнясь. Диана рванулась за ним. Все повторилось.
    Когда зубы в очередной раз схватили воздух, а лапы пробороздили тропинку, воробей взлетел на ветку. С трудом переводя дух, Диана уселась под кустом и, не сводя горящих яростью глаз с птицы, принялась нервно облизываться.
    Постепенно мысли в голове перестали носиться, как угорелые, и Диана начала осознавать, что так просто птица над ней издеваться не будет. То, что она очень даже при чем, очевидно. Значит, что? Значит, воробей продолжает воплощать свой коварный план. Хотя почему коварный? Она ведь сама на это согласилась. Правда, не подозревая о деталях. Тут, надо признаться, ее знатно провели.
    Но если она его все-таки достанет, то проблема от этого вряд ли решится. Ведь тогда некому будет превращать ее обратно в человека. Так что не гоняться за ним надо, а беречь и слушаться. По крайней мере, пока не представится возможность прижать его к стенке.
    Да и, в конце концов, если воробей действительно может привести ее к Артуру, почему она должна сопротивляться? И пусть в образе кошки – удобнее будет разведать обстановку. А потом, когда она вернет себе человеческий облик, то будет знать более чем достаточно.
    Диана встала, отошла на пару шагов от куста и снова уселась на землю. Воробей вопросительно склонил голову набок и, немного помедлив, спланировал на тропинку. Диана не шелохнулась. Он отпрыгнул на пару шагов и оглянулся. Она неторопливо поднялась и затрусила следом. Одобрительно чирикнув, воробей маленькими перелетами двинулся вперед.
    Такой странной процессией они направились по тропинке в сторону выхода из парка.
     
    По пути Диана пыталась хоть немного разобраться в своих новых ощущениях.
    Двигаться было приятно. Одновременная работа всех четырех конечностей была удивительно слаженной. Непривычно только восприятие всего снизу, но это с лихвой компенсировалось тем, что она теперь видела, слышала, чувствовала. Правда, к этому тоже надо еще привыкнуть. Хотя дискомфорт был скорее психологическим – кошачье тело реагировало быстрее, чем Диана успевала осознавать новые для нее ощущения.
    По дороге Диана начала экспериментировать, переходя с шага на рысь или совершая прыжки. Воробей не пугался, а только одобрительно чирикал, подбадривая ее попытки освоиться. Все это больше походило на забавную и увлекательную игру, захватившую Диану полностью. Да, со стороны это все полный бред. Но она-то была не в стороне, а в центре событий. И они ей нравились!
    Погрузившись в новые впечатления, Диана не заметила, как птица вдруг резко повернула назад. Только яростное чирикание и махание крыльями прямо под носом вернули ее в реальность.
    И вовремя – из-за угла показалась пара бродячих собак. Завидев Диану, они радостно взвыли и бросились к ней. Вековые инстинкты сработали быстрее, чем в голове успела промелькнуть хоть одна мысль, и пару секунд спустя она уже устраивалась на ветке ближайшего дерева, тщательно запрещая себе думать о том, что она боится не только собак, но и высоты. На всякий случай она выпустила когти и со всей силы вцепилась ими в кору.
    Побесновавшись под деревом, собаки сели под Дианиной веткой и, судя по всему, приготовились к длительной осаде. За каким лешим им это понадобилось – спрашивать было не у кого. Хотя Диану это даже обрадовало – можно было не торопиться слезать вниз, куда даже смотреть страшно.
    Но воробей почему-то занервничал. Попрыгав по веткам, он перелетел на соседнее дерево и стал оттуда что-то призывно начирикивать. Когда до Дианы дошло, что он зовет ее за собой, она на секунду потеряла дар хоть какой-нибудь речи. Но потом, придя в себя, прошипела птице все, что она о ней думает. И что никуда она не торопится, и вполне готова посидеть здесь, пока собаки сами не уберутся.
    Но воробей разнервничался не на шутку. Видимо, у него было собственное мнение о том, когда они должны попасть в пункт назначения. Диана же не собиралась по этому поводу переживать – ему нужно доставить ее в определенный срок куда нужно, вот пусть он и думает, как это сделать.
    Но того, что произойдет дальше, она не ожидала – воробей спланировал вниз и со всей дури на лету долбанул клювом в макушку одну из сидящих собак. Та взвыла и рванулась за птицей. Но зубы, клацнув, схватили лишь воздух. Вытаращив глаза, Диана наблюдала за этой дикой гонкой. Вторая собака тоже отвлеклась от кошки, но не двинулась с места.
    Однако воробей на этом успокаиваться не собирался – на бреющем полете он проскочил перед носом сидящей собаки, едва не коснувшись ее носа крылом. Такой наглости та не смогла вытерпеть и, вскочив, кинулась за ним.
    Но, сосредоточившись на второй собаке, он выпустил из вида первую, которая оказалась гораздо ближе, чем следовало. Ее зубы сомкнулись на его хвосте, и воробей, жалобно пища, затрепыхался. «Они же его сейчас сожрут! И кто тогда приведет меня к Артуру? Кто вернет мне человеческий облик?» – промелькнуло в голове у Дианы, и, забыв про свои страхи перед высотой и собаками, она прыгнула вниз.
    Организм в очередной раз не подвел, и Диана приземлилась аккурат на голову собаки, схватившей воробья. Дальше Диана и подавно ни о чем не думала – лапы и зубы действовали сами по себе. Она целиком сосредоточилась только на том, чтобы спасти птицу и при этом не попасть в пасть собаки самой.
    Взвыв от боли, пес выпустил воробья и бросился на землю, стремясь сбросить с себя невесть откуда взявшегося дьявола. Но Диана и не собиралась засиживаться на одном месте. Ловко отпрыгнув в сторону, она развернулась. И вовремя – вторая собака уже летела на нее. «Не успею» – промелькнула в голове одинокая мысль. Открытая пасть была уже совсем рядом, когда прямо в глаза бегущей собаке бросился порядком пощипанный воробей. Подаренная им секунда дала Диане шанс, которым она мгновенно и воспользовалась, взлетев псу на загривок. Вцепившись зубами в ухо и ожесточенно работая лапами, Диана, уже наученная горьким опытом, не спускала глаз со второй собаки. Та уже пришла в себя и разворачивалась для броска.
    Словно в замедленной съемке, Диана видела летящую на нее пасть. Кошачьи инстинкты вкупе с человеческой расчетливостью позволили ей с точностью до доли секунды определить нужный момент и отпрыгнуть в сторону именно тогда, когда остановиться и среагировать собака уже не успевала. Вместо кошки она сомкнула зубы на загривке своей напарницы, и те сплелись в рычащий клубок.
    Чирикание воробья отвлекло Диану. Он был прав – самое время сматываться. И Диана рванула в ближайшую подворотню. Но воробей не успевал за ней – ему действительно хорошо досталось. Он мог лишь с трудом перелетать с места на место. Оглянувшись и увидев это, Диана развернулась, подскочила к нему и аккуратно схватила зубами поперек спины.
    Проскочив через несколько дворов и укрывшись под каким-то крыльцом, Диана выплюнула птицу и обессилено рухнула рядом. Только сейчас, осознав, что ее жизнь висела на волоске, она позволила себе испугаться. Зажмурившись, она уткнулась носом в лапы и замерла.
    Вдруг она почувствовала странную теплую волну, прокатившуюся по всему телу и словно смывающую весь страх и ужас пережитого. Будто кто-то нежно и ласково прикоснулся к ней, ободряя и утешая. Кто-то удивительно близкий и родной. Диана потянулась вслед за волной, не желая терять это ощущение, от которого защемило сердце и захотелось плакать и смеяться одновременно.
    Но, подняв голову, она увидела лишь все того же воробья, сидящего перед ней. Фантасмагорическая реальность вновь окружила ее, вытесняя волну. Воробей сидел и смотрел на нее своими черными ничего не выражающими глазами-бусинками. И в какой-то момент Диане показалось, что он улыбается.
    Но пора было идти дальше. Воробью было трудно продолжать путь в том же темпе, и Диана, поразмыслив немного, легла и кивнула головой назад. Птица поняла ее сразу и взгромоздилась на макушку. Диана лишь фыркнула, когда его когти царапнули кожу, но тот довольно быстро устроился, держась только за шерсть. Убедившись, что воробей крепко держится у нее на голове, Диана вылезла из под крыльца.
    Странное это было зрелище – неторопливо бегущая по дороге кошка и сидящий на ней воробей, изредка теребящий ее то за левое, то за правое ухо. И кошка послушно поворачивала в указанном направлении. Но спешащие по своим делам редкие прохожие, не обращали на них никакого внимания. Да и Диана старалась соблюдать предельную осторожность, при приближении людей прячась за ближайшим укрытием.
    Уже начало светать, когда они подошли к подъезду старой пятиэтажки. Дверь была закрыта, и Диана, пользуясь возможностью, позволила себе сесть и перевести дух. Воробей спорхнул с нее и уселся на перилах крыльца.
    Впрочем, ждать пришлось недолго. Дверь открылась, и Диана, не раздумывая, шмыгнула между ног выходящего человека. Воробей впорхнул следом и снова устроился у нее на макушке.
    Артур, если, конечно, воробей сдержал свое обещание, жил на четвертом этаже. Последние ступеньки Диана ползла уже на чистой злости – сил не было. И когда, наконец, воробей вспорхнул с нее и уселся на ручке одной из дверей, всем своим видом давая понять, что путь окончен, Диана никакой радости не почувствовала. Она просто рухнула на коврик и блаженно вытянулась.
    Что-то чирикнув, воробей тяжело перелетел один пролет лестницы вверх и уселся на окне. Диана даже не пошевелилась. Ей казалось, что появись сейчас сам Артур – она не сдвинется с места. Но в подъезде царила предутренняя тишина. Диана и сама не заметила, как задремала.
    Странный это был сон. Она словно раздвоилась – одна ее часть наслаждалась покоем и отдыхала так, как отдыхают люди во время крепкого сна. Другая же часть стояла на страже, непрерывно прислушиваясь к тому, что происходит вокруг. Уши лениво, но все ж таки двигались, настраиваясь на самые слабые звуки. Гудящие от усталости лапы были готовы в любой момент снова вскочить и бежать. Эта вторая половина словно говорила первой: «Не волнуйся и спи! Если что-то случится, я тебя разбужу». И первая половина с благодарной улыбкой провалилась в забытье.
    Разбудили Диану голоса за дверью. Но, несмотря на то, что сон был кратким, Диана чувствовала себя на удивление свежей и бодрой. Прислушиваясь к звукам, она, тем временем, попыталась собраться с мыслями.
    Вот она сидит в образе кошки черт знает где. Вариант с галлюцинациями она отбросила еще вчера и возвращаться к нему не хотела. Значит, все это происходит на самом деле. Невозможно, но факт. А, значит, стоит принять этот вариант, как реальный, и не заморачивать себе голову – сейчас есть проблемы и поважнее.
    Артур... Ее отношение к нему не изменилось, а, значит, надо продолжать начатое. Дай бог, воробей не обманул, и он действительно живет здесь.
    Олег... Вот кто будет волноваться! Исчезла среди ночи – он же невесть что подумает! Хоть бы весточку какую ему дать, что, мол, жива здорова, сижу под дверью другого мужчины, машу хвостом... Мда... Нет уж, лучше пока ничего ему не знать. Да и к тому же возможности что-то сообщить у Дианы все равно не было. Так что переживай, не переживай – а от этого сейчас ничего не изменится. И она решительно выбросила из головы все мысли о муже.
    Артур… Даже если он действительно живет здесь. Ну, вот откроется дверь, и что ей делать? Прошмыгнуть в квартиру? А где гарантия, что ее тут же за шкирку обратно не выкинут? А вдруг он кошек терпеть не может? Или, наоборот, любит и у него уже есть? Или есть, но не кошка, а собака?
    Чем больше вопросов задавала себе Диана, тем сильнее портилось у нее настроение. Под конец стало казаться, что шансов не просто нет – их нет совсем. Но и отступать она не собиралась – это было не в ее правилах. Зря, что ли, она отмахала столько километров? Нет уж! За дверью, не за дверью, а она все равно его найдет!
    И, словно в ответ на ее решительный настрой, по ту сторону двери послышались шаги. Диана подобралась поближе и уселась так, чтобы ее не зашибли и сразу же заметили. Но там не торопились. Раздавались глухие голоса и шорохи. «Значит, он не один живет? Или это все-таки не он?» – промелькнуло у нее в голове. Она сидела, как на иголках, не обращая внимания даже на нервно дергающийся из стороны в сторону и поднимающий пыль хвост.
    Наконец, звуки приблизились, и раздался скрежет дверного замка. Диана замерла. Дверь неторопливо открылась.
    Еще ни разу она не испытывала такого странного ощущения остановившегося времени вне постели. Он заметил ее не сразу, но когда его взгляд встретился с ее глазами, Диана вдруг почувствовала, что уже ради этого стоило проделать такой путь.
    Впрочем, реальность, как обычно, не дала ей расслабиться. От поднятой пыли в носу противно засвербило и Диана смачно чихнула.
    – Будь здорова! – насмешливо произнес Артур и собрался перешагнуть через порог.
    Прочищение мозгов прошло успешно, и Диана, лихорадочно соображая – что же ей делать? – опять положилась на инстинкты кошачьего организма. Привстав на задние лапы, она обхватила передними его колено и, мурлыкая, потянулась. Его брови взлетели вверх, внутри у Дианы все замерло – сейчас все зависело только от его отношения к кошкам – любит или не любит?
    Артур присел на корточки и почесал у нее за ухом. Любит... От одного его прикосновения Диана была готова запеть – теперь уж он точно никуда не денется. Она потянулась и потерлась мордочкой об его руку. Никуда...
    – Диана! – вдруг громко крикнул Артур.
    От неожиданности она шлепнулась на задницу и ошалело уставилась на него. Такого поворота событий она не ожидала. «Узнал?! Но как?! Откуда?!» Она не успела додумать, как Артур обернулся назад и снова прокричал:
    – Диана, иди сюда. Смотри, какие у нас гости.
    Еще ничего не понимая, Диана повернула голову и посмотрела в коридор за его спиной. Из-за поворота вышла молодая привлекательная женщина в домашнем халате. Но не успела она подойти, как в коридор вылетела девчушка лет пяти и, опередив, подскочила к ним.
    – Ой, какая киска! Папа, а откуда ты ее взял? Мама, а давай ее себе возьмем, а? Я ее кормить буду и любить! А спать она со мной будет. Ну, давайте возьмем!
    Артур нерешительно посмотрел на жену. Девчушечка тем временем, не переставая тараторить, протолкалась вперед и сгребла кошку в охапку. Окончательно ошалевшая Диана не сопротивлялась.
    – Но она же, наверное, уличная... – растерянно протянула женщина.
    – Да не похоже. Смотри, какая шерстка чистенькая. Да и можно ее сегодня же ветеринару показать, – Артур, судя по всему, уже стоял на стороне дочери.
    – Ну, ма-а-ам! – заныла девчушка.
    – Хорошо, Вика. Но только мы ее сначала выкупаем, а потом свозим к врачу.
    – Ура! – радостно завопила малышка и поволокла кошку вглубь коридора. – Маша, смотри, кто у меня есть!
    – Вика, стой! – осадила ее мама и повернулась к Артуру. – Ладно, беги, а то опоздаешь. А мы тут сами разберемся.
    Она ласково поцеловала его на прощание и закрыла двери.
    Диана потихоньку начала приходить в себя и первое, что она сделала – ужом выскользнула из цепких рук девчушки. Шлепнувшись на пол, она встряхнулась и огляделась. Но не успела она оценить диспозицию, как на сцене появилось новое действующее лицо – в коридор неторопливо выглянула девочка-подросток лет пятнадцати.
    – Что тут у вас происходит? – лениво протянула она.
    – Маша, смотри – к нам киска в гости пришла. Теперь она будет у нас жить. Мы ее сейчас купать будем, а потом к врачу повезем, – остановить радостный словесный поток Вики, казалось, невозможно. Но Маша лишь прищурилась.
    – Она что – больная?
    – Не думаю, но показать все-таки надо, – задумчиво протянула мама. – Вика, оставь ее в покое! Видишь, ей не хочется на руки. Еще поцарапает.
    Пытавшаяся ускользнуть Диана резво спряталась за ногами женщины.
    – Мам, мам! А мы сейчас ее купать пойдем, да? – девчушка нетерпеливо смотрела на мать.
    – Она же вас всех исцарапает, – насмешливо протянула Маша. – Заверните ее в какую-нибудь тряпку или сетку.
    И, потеряв интерес к происходящему, она так же неторопливо удалилась.
    – Да, наверное, придется, – протянула женщина.
    Вот это было уже чересчур! Диана аж задохнулась от ярости. И пусть они думают, что собираются купать обычную кошку, но она-то знает – кто она на самом деле. И заворачивать себя в тряпку не позволит! Во-первых, это ниже ее достоинства. А во-вторых, после такой дороги она и сама бы не отказалась принять душ.
    И, сориентировавшись в расположении дверей, Диана направилась к ванной комнате. Дверь была закрыта, но разве это могло остановить взбешенную женщину? Она просунула лапу в небольшую щель между дверью и полом и, выпустив когти, потянула ее на себя. Не сразу, но дверь поддалась.
    – Мам, а киска сама мыться пошла, да? – театральный шепот Вики только подчеркнул царившую все это время за ее спиной тишину.
    – Да нет, что ты. Она же не понимает, что мы говорим, – ответила мама, но в ее голосе звучала озадаченность. «Ах, не понимаю?!» – Диана уже не могла остановиться, хотя внутренний голос подсказывал ей, что неразумно так себя вести. Правильнее прикидываться обычной кошкой, а не выпендриваться. Но внутренний голос никогда не играл в ее жизни главную роль.
    Диана подняла голову, пристально посмотрела на край ванны и одним легким движением вспрыгнула на него.
    – Я же говорила, что киска купаться пошла! – торжествующе заверещала сзади Вика.
    Диана обернулась и столкнулась взглядом со второй Дианой. Несколько секунд две женщины пристально смотрели друг на друга. В глазах жены Артура читалось неприкрытое изумление. Диана же пыталась понять – что она испытывает к этой женщине, так внезапно вставшей у нее на пути. Но сквозь сумбур новых впечатлений и еще не до конца утихшую ярость не просматривалось никаких особых эмоций. Она отвела глаза. «Потом разберусь!»
    – А давай мы ее моим шампунем помоем. Он без слезок, – Вика, казалось, сама была готова залезть в ванну вслед за кошкой.
    – Погоди! – постаралась утихомирить ее мама. – Дай я сначала воду настрою.
    Она осторожно повернула кран, но Диана даже не шелохнулась, не обращая внимания на посыпавшиеся на нее брызги. Вторая Диана только покачала головой.
    Когда вода, судя по всему, была настроена, женщина замерла в нерешительности. Но Диана и сама не была расположена ждать – слишком сильно было желание смыть с себя уличную грязь. Осторожно подойдя к струе, она потрогала ее лапкой. Температура была вполне сносная, хотя можно было сделать и погорячее.
    И, больше не думая ни о чем, и в меньшей степени о том, какое впечатление производит, Диана с наслаждением подставила бока и спину под упругую струю. Вот еще бы гель для душа... Хотя, если учесть, что волосы теперь были не только на голове, лучше шампунь.
    Вика суетилась рядом, ни на секунду не закрывая рта, но Диана не обращала на это внимания. Теплая вода ласкала тело, смывая не только грязь, но и усталость, и дикое напряжение последних часов. Неважно, что будет дальше – в такие минуты стоит сосредоточиться на блаженстве. Не так уж часто оно выпадает в жизни, чтобы в эти моменты думать о чем-то другом. И Диана, с наслаждением расслабившись, покорно позволяла себя мыть чужим женским рукам, лишь изредка чихая и фыркая, когда вода попадала в глаза или нос.
    Но все когда-нибудь заканчивается. И Диана вторая, выключив воду, набросила на Диану первую махровое полотенце. И даже возражать против того, что ее запеленали и отдали в руки Вике, не хотелось. Та же, только что не визжа от радости, потащила ее в комнату.
    Развалившись в полотенце, Диана расслабленно крутила головой. Несмотря на утренний беспорядок, Диана призналась себе в том, что комната ей нравится. Со вкусом у хозяйки все было в порядке. Дом дышал каким-то уютом. Чистые поверхности без следов пыли, дышащие свежестью светлые шторы и белоснежные гардины, аккуратно расставленные на полочке у зеркала в углу всякие женские мелочи. Но подсознательно Диана искала взглядом – за что бы зацепиться, чтобы хоть в чем-то почувствовать свое превосходство.
    – Ну что, справились? – вошедшая в комнату Маша оторвала ее от размышлений.
    – Представляешь, киска сама в ванну залезла и купалась под душем!
    – Странная какая-то кошка, – хмыкнула та. – А кличку вы ей уже придумали?
    – Мама! Пусть будет Муся! У меня у Галинки в группе кошку Муся зовут! – снова заверещала Вика.
    Диана фыркнула и вылезла из уже неприятно мокрого полотенца. Муся! Это ж надо такое придумать!
    – А вы уверены, что это кошка, а не кот? – снова подала голос Маша.
    – А как это узнать? – растерялась Вика.
    – Как, как – под хвост заглянуть. Есть яйца – значит кот.
    – Мария! – осуждающе произнесла мать.
    – Яйца? А что это? То, что у мальчиков пися называется?
    – Вероника!!!
    – А чего это она? – озадаченно протянула Маша, глядя на кашляющую кошку. Смеяться этот организм, увы, не умел. – Точно больная какая-то!
    – Вот отвезу ее к ветеринару, там и разберемся! – решительно пресекла все дальнейшие разговоры мать. – А теперь быстро всем одеваться!
     
    «Итак, подведем итоги» - промурлыкала сама себе Диана, сворачиваясь калачиком на подушке. Уже позади суетливый день с посещением ветеринара – бррр! – отсыпанием после ночных похождений, возвращением домой сначала детей, а потом и Артура. И вот теперь Вика довольно сопела в своей кровати, свет у Маши в комнате тоже был потушен, а Диана вторая с Артуром сидели на кухне и о чем-то тихо беседовали.
    Диана вздохнула. Да, прав был этот чертов воробей, она действительно влюбилась – что уж тут отпираться. Весь вечер она ходила за ним хвостом и пыталась найти хотя бы один недостаток, чтобы избавиться от этого наваждения. Тщетно. В его глазах хотелось утонуть, его голос она была готова слушать хоть целую вечность. Его руки, чесавшие ее за ушком, вызывали ощущение такого неземного блаженства, что никакой оргазм не мог с этим сравниться. Впрочем, на платонические чувства Диана, видимо, была неспособна по природе – его сухощавое подтянутое тело вызывало вполне определенные желания.
    Да и, как говорят в народе, мужчина может казаться святым до тех пор, пока не окажешься с ним в одной постели. После этого он превращается в человека, и все становится гораздо проще.
     «Блин! Срочно надо с ним переспать! - решительно подвела черту Диана. – А то навыдумываю невесть что, нимб ему над головой нарисую».
    – Смотри, как Муся устроилась, - негромко хихикнула Диана вторая, заходя в комнату. – Твою подушку заняла.
    – Ничего, нам пока и твоей хватит, - прошептал Артур, притягивая к себе жену.
    Диана, не мигая, уставилась на любимого человека, целующего другую женщину. «Нет, я не хочу с ним переспать. Я хочу вот так, как она. Каждый вечер встречать с работы, сидеть напротив, не сводя глаз, и слушать его рассказы. А потом, когда дети уснут…»
    Диана отвернулась. Хорошо, что кошки не умеют плакать…
    Не в силах больше выносить это зрелище, она соскочила с кровати и поплелась на кухню. Артур этого даже не заметил.
    Запрыгнув на подоконник, Диана уставилась невидящим взглядом за окно. Уже стемнело, и на улице стояла по вечернему усталая тишина. Только редкие порывы ветра изредка срывали с рано пожелтевших тополей жухлые листья и, немного порезвившись, бросали надоевшие игрушки на пыльную мостовую.
    «Да, черт побери, да! Я хочу с ним жить!» - безжалостно призналась себе Диана. Отбить мужчину для нее проблем не представляло. Естественно, в человеческом облике. Но тут сомнений не было – она найдет этого чертового воробья и будет медленно выдирать у него перья, пока он не превратит ее обратно. А потом…
    И вдруг Диана отчетливо поняла, что будет, если она сделает это «потом».
    Она уйдет от Олега, уведет Артура. Они начнут жить вместе. Но Артур не бросит детей, он не такой. Он будет часто с ними встречаться. И каждый раз выдерживать и приступы радости при виде отца, и упреки, и просьбы вернуться, и детские слезы… И каждый раз при этом он будет встречаться со своей уже бывшей женой, смотреть в ее глаза – глаза еще любящей, но брошенной им женщины. А ведь его жена нескоро сможет его забыть. Достаточно было посмотреть, с какой радостью она сегодня гладила ему рубашки и готовила ужин. И Артур каждый раз будет чувствовать этот упрек, эту ее боль, эту свою вину.
    Сможет ли она сделать его настолько счастливым, чтобы компенсировать это? И имеет ли она право принести в жизнь любимого человека столько боли? Странно, она никогда об этом не задумывалась. Может, потому, что никогда не строила таких серьезных планов? Ведь у нее уже был Олег.
    «А может он ее тоже любит? Вдруг он уже счастлив?» Эта мысль была настолько неожиданной, что Диана задохнулась. Что же это получается? Она собирается сделать любимого человека несчастным? Ради чего? Чтобы самой быть с ним рядом? А она сама – сможет ли она тогда быть счастливой, зная и видя это все?
    «Так это и есть – любовь? Господи, как же без нее проще жить! И будь ты проклят! Ты – который меня сюда привел. Ты хотел, чтобы я поняла, что значит любить по настоящему? Ты действительно Дьявол…»
    Диана легла и уткнулась мордочкой в лапки. Будь она собакой – завыла бы. Будь человеком – заревела. Нет! Пора с этим кончать. Хватит с нее кошачьей жизни. Надо отвлечься от этих мыслей, вернуть себе нормальный облик, а уж потом решать. Время, говорят, лечит. А даже если не так – у нее будет возможность обдумать все в спокойной обстановке, а не когда он с женой за стенкой…
    Диана решительно взлетела на форточку. Подоконник. Дерево. Земля. Не задумываясь. Сначала домой. А потом за воробьем. Да, именно так!
     

    ***

    Дверь подъезда ее собственного дома была закрыта, но это уже не имело никакого значения. Ведь прямо под ее балконом росло раскидистое дерево, которое она когда-то хотела спилить. Оказавшись на балконе, она быстро пригладила лапой ушки, распушила хвост и горделиво вошла в комнату – кошка тоже женщина.
    Олег сидел на кровати, бессильно уронив руки на колени. Словно почувствовав появление в комнате кого-то еще, он медленно поднял голову и уставился на Диану безжизненным взглядом. «Неужели, из-за меня так переживает? - промелькнуло в голове. - Неужели, из-за меня ТАК переживает?»
    – Это я, Олег, я! Со мной все в порядке! Я жива! - попыталась крикнуть она, но комнату огласил только протяжный мяв. «Черт! И как же объяснить ему…» - но додумать она не успела.
    – Зачем ты вернулась?
    – Что? – ошалело мяукнула Диана.
    – Я спрашиваю, зачем ты вернулась?
    – Кто?
    Олег, словно через силу, усмехнулся и опустил голову. Диана стояла, не спуская с него глаз. В голове растревоженными пчелами роились мысли. На языке стайкой маленьких ежиков толпились вопросы. Но, ни двинуться, ни произнести хоть что-то Диана была не в состоянии.
    – Прошу тебя, Диана, уходи. Пока еще не поздно…
    – Поздно? Куда уходить? Почему? Да что, в конце концов, происходит???
    – Я не смогу тебе объяснить. Просто поверь, что так будет лучше…
    – Олег, ты что – с дуба рухнул? – немного придя в себя, приторно ласково осведомилась Диана, облизнулась и удобно устроилась напротив него. – Творится какая-то чертовщина, ты в курсе, а меня гонишь и не хочешь ничего объяснять? Щаз!!! Уже ушла! Давай, выкладывай!
    Олег покачал головой и обреченно вздохнул. Он слишком хорошо знал свою жену, чтобы продолжать пререкаться.
    – Диана, я ведь никогда не говорил, что люблю тебя, так?
    – Ну-у-у…
    – Потому что это невозможно.
    – Что невозможно – полюбить меня? Ну, знаешь!
    – Нет. МНЕ полюбить. Невозможно. Было.
    – Почему?
    – Я не человек, Диана…
    – Ага. Приехали! Олег, там, в коридоре, телефон лежит – набери, пожалуйста, ноль-три и продиктуй наш адрес.
    – И рассказать им про то, что кошка – это моя жена?
    – Черт… А… Погоди, погоди! Так это ты меня в кошку засунул??? Колдун хренов! А ну, возвращай все обратно!
    – Нет. Так у тебя есть хоть какой-то шанс…
    – Шанс на что??? Так, стоп! Я молчу, а ты, давай, выкладывай все по порядку!
    – Хорошо. По порядку, так по порядку. Только ты не перебивай, пожалуйста.
    Диана прикусила язык и, усевшись и обвив себя хвостом, замерла, всем своим видом демонстрируя готовность внимать. Олег немного помолчал, невидящим взглядом рассматривая сидящую перед ним жену, и продолжил негромким, ровным, отвратительно академическим голосом.
    – Мы – энергетические существа, которые используют белковую оболочку для существования на Земле. Нам, по большому счету, все равно, где жить – вся вселенная в нашем распоряжении. Но там пусто и скучно… Поэтому мы уже несколько тысячелетий живем среди вас, научившись использовать ваши тела, чтобы не наблюдать со стороны, а участвовать самим. Жить, если это можно так назвать… Но ваши тела не созданы для нас и не могут долго держаться. Поэтому в среднем раз в десять лет нам приходится их менять. Подбирая новое тело заранее, тщательно готовя – специальное питание, здоровый образ жизни. Но даже не это главное. Чтобы тело нам прослужило подольше, важно, чтобы его родная энергетическая оболочка была как можно крепче. А для этого нужно, чтобы носитель тела был доволен жизнью и испытывал как можно больше положительных эмоций. Поэтому я так тебя оберегал во всех твоих похождениях.
    Диана втянула когти обратно и поплотнее стиснула челюсти, сдерживая рвущиеся наружу слова. Она еще успеет сказать все, что думает о своем муже. Ох, что она ему скажет!
    – Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, - усмехнулся Олег. – Ладно, это уже не важно… Подходит мой срок… Тела с нами внутри не умирают медленно – мы высасываем их досуха, поддерживаем до конца, а потом перебираемся в новую оболочку. Беда в том, что – мы даже не поняли как – но теперь уже не можем существовать сами по себе. Мы оказались пленниками – покинув ваше тело и не вселившись в новое, мы исчезаем. И если в течение ближайших часов я не переселюсь в новое тело…
    Он замолчал, словно не в силах продолжать.
    – Олег, но ведь это все бред, правда? – растерянно улыбнулась Диана. – Никаких энергетических существ не бывает, а мне вся эта кошачья эпопея приснилась. Точно, это сон! Надо будет утром тебе рассказать – вот посмеемся вместе, правда? Олежа, ведь, правда?
    – Посмеется только один из нас, Диана. Исчезну либо я, либо ты. Как личность. Как разумное, мыслящее, чувствующее существо. Останется только твое тело с кем-то из нас внутри. Третьего, как говорится, не дано.
    – Ничего не понимаю, - беспомощно протянула Диана.
    – И не надо. Просто поверь и уйди.
    – Но зачем ты превратил меня в кошку? Нельзя было увезти меня куда-нибудь в человеческом облике?
    – Подстраховался. У кошек слишком сильная энергетика. Это, пожалуй, единственные живые существа на Земле, которые способны нам противостоять, и тела которых мы так и не научились использовать. Так что в этом облике тебе ничего не грозит. Но сможешь ли ты воспользоваться всей мощью своего нового организма и удержать меня?
    – А каким образом ты меня сделал кошкой?
    – Да какая разница? Энергетика ваших тел на порядок мощнее нашей, но вы не умеете ей пользоваться. Может оно и к лучшему… Мы научились, и что? Диана, перестань задавать вопросы – сейчас это все уже не важно! Прошу, умоляю – уходи! Ради меня, если для тебя это еще что-то значит… В последние минуты я могу потерять над собой контроль. А потом не смогу жить, зная, что ты умерла из-за меня. Это единственный выход.
    – Погоди, но если я уйду, а ты… Кто меня обратно расколдует? Я так и останусь кошкой на всю жизнь?
    – Нет. Тебя в этом облике удерживает часть моей энергии. Как только я исчезну, ты станешь человеком.
    Диана встряхнула головой, надеясь понять – что же на самом деле творится, и не водят ли ее за нос в очередной раз. Мысли взбурлили, как шампанское, и осели, оставив какое-то неприятное ощущение неправильности.
    – Давай еще раз. Ты готовил мое тело для себя, а теперь гонишь? Почему?
    – Потому что я люблю тебя, - еле слышно прошептал Олег. – Это невозможно, но это так. Я понял, что такое любовь…
    – И что же?
    – Это когда живешь ради счастья любимого человека. Даже если ты сам для этого не нужен… Ты ведь понимаешь меня теперь, правда? – он горько усмехнулся.
    – Ты мне его специально подсунул? – Диана уже и не злилась. Глупо было сердиться на такие мелочи, когда мир пытался вывернуться наизнанку. – Чтобы я это поняла?
    – Нет, чтобы ты ушла и не возвращалась, пока я не… Я не думал, что ты так быстро вернешься. И не предполагал, что ты в него влюбишься… Страсть, влечение, в отличие от любви – всего лишь энергетика в чистом виде. А уж в этом-то мы почище людей разбираемся. Так что найти человека, к которому ты мгновенно воспылаешь желанием, а потом свести вас в нужном месте – по большому счету, дело техники.
    – А любовь?
    – А для любви нужно что-то другое, что есть у вас, но нам недоступно. Может быть, душа, может, что-то еще. Поэтому мы не умеем любить, не можем и даже не знаем, что это такое. Но, живя рядом с вами, нам приходится быть такими же, как вы. Приходится изображать влюбленных и любящих. Приходится играть в любовь. Так же, как мы играем в жизнь. Для нас она давно потеряла всякий смысл. Теперь я понимаю, почему…
    – Значит, ты все это время жил рядом со мной, как со своим будущим телом?
    – Но ведь и ты всегда считала, что любви нет. Поэтому мне было так легко с тобой.
    – Но воспринимал меня, как неодушевленное туловище?
    – Да! Раньше я действительно делал все для тебя, потому что… А потом… Ради твоей улыбки, твоего нежного взгляда… Да пропади оно все пропадом! – Олег тяжело встал и подошел к окну. – Ты должна быть счастливой, Диана. А для этого ты должна жить. Ты, а не я.
    Диана проследила за ним взглядом, еще не в силах поверить, что все это происходит на самом деле. Он любит ее. И ради нее готов умереть. Разве так бывает в реальной жизни? Разве так правильно?
    – Олег, может еще можно что-то придумать? Вселиться в кого-нибудь другого? Вон, выйти на улицу и…
    – Я не смогу. Вдруг этого другого кто-то любит? Вдруг этот случайный прохожий сам влюблен? А раньше я об этом никогда не задумывался… - Олег усмехнулся. – Да и зачем? Ведь ты-то меня не любишь.
    Диана опустила голову. Олег прав. Она его не любит. Она любит не его. И тоже теперь знает, что это такое. Хоть и не до конца осознала, но чувствует, что он прав.
    А действительно ли она любит Артура, или это просто энергетика? Да какая разница? Главное, что она понимала Олега. Смогла ли она бы поступить так же? Диана опустила голову. Да, смогла…
    Поэтому она не имеет права ему отказать в этой просьбе. Любовь достойна уважения. Особенно, чужая. Быть любимым тоже непросто, а может и сложнее, чем любить самой. Правильно она сделала, что ушла от Артура. И уйдет сейчас. Она должна это сделать. Ради Олега. Ради себя самой. Ради любви…
    – Ну, я пошла?
    – Да. Иди.
    – Прощай?
    – Прощай…
    – Олег…
    – Да?
    – Прости меня… За все, что я делала.
    – И ты меня прости.
    – Олег…
    – Да?
    – Мне было очень хорошо с тобой…
    – Спасибо…
    – За что?
    – За все…
    – За это стоит говорить спасибо?
    – Стоит…
    Диана постояла еще немного, пытаясь подобрать слова, чтобы высказать все, что творилось у нее внутри. Олег не поворачивался. Судорожно вздохнув, она последний раз окинула взглядом своего мужа, запоминая, впечатывая в память, и направилась к балкону. Она должна это сделать!
    Прыжок вниз. Вперед – прочь со двора. На улицу. Все равно – куда. Только не оборачиваться. Зубы стиснуты до боли, но это – боль тела. Она не так страшна.
    Какой-то шальной кот попытался было пристроиться рядом с Дианой, но, поймав ее безумный взгляд, быстро ретировался. Она этого даже не заметила. Не заметила она и того, как оказалась в парке. В том самом, где встретила воробья. Теперь-то она знала, кто это был на самом деле, но это было уже не важно.
    Из одервеневшего состояния ее вывел девичий вопль: «Отпустите меня!» Диана на ходу повернула голову и замерла. Трое явно нетрезвых парней обступили молоденькую девчушку с совершенно явными намерениями позабавиться. Прошла бы мимо Диана раньше? Может, и нет. Но сейчас… «Она же совсем, как Маша…»
    Не рассуждая более и не сдерживая свою так жаждущую вырваться на волю ярость, Диана бросилась вперед сквозь кусты.
    Мир вздрогнул, вспыхнул молочной белизной, потемнел и затих. Но Диана не обратила на это никакого внимания, лишь раздвинула руками бившие по лицу ветви.
    Молодчики повернулись на шум и замерли. Их шок можно было понять – не каждый день из кустов появляется обнаженная женщина.
    Диана быстро подошла к тому, который держал девчушку за руки, и по кошачьи вцепилась одной рукой в горло, а другой – пониже пояса.
    – Еще раз посмеешь так сделать – найду и яйца оторву. Понял?
    Парень закивал головой, насколько это ему позволяло стиснутое горло.
    – Всех касается! – повернулась она к остальным. – А теперь брысь отсюда!
    Отпустив руки, она проследила за поспешным бегством компании и повернулась к девочке.
    – А ты что делаешь в такое время в парке? Или тебя родители не учили, что это опасно?
    – Но, тетя… - пролепетала она.
    – Тетя?
    Диана оглядела себя и закрыла глаза. От невыносимой боли перехватило дыхание. Значит, все…
    Ох, Олег, Олег… Что же ей теперь делать? Как жить дальше? Но она должна жить. Хотя бы для того, чтобы его смерть не была напрасной. И должна быть счастливой. Во что бы то ни стало. Ради него…
    Но как?
    «Это просто» - прошептал тихий внутренний голос. Диана кивнула, соглашаясь. Это действительно должно быть очень просто. Главное – понять. Она сможет. Черт бы ее побрал, сможет! Нужно только время. Оно, говорят, лечит…

  Время приёма: 09:01 27.05.2008