20:36 30.01.2021
Поздравляем победителей 56-ого конкурса
1 Христя Хмиз av004 Дресирувальниця космічного цирку (3 балла)
2 Сокира av001 Три слоїки (2 балла)
3 Инка av023 Остання відьма (1 балл)


11:00 14.01.2021
Поступила в продажу новая книга "Серце мiста". Цена прежняя - 150грн/экз.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №57 Приём рассказов

Автор: Сумрак Число символов: 31205
07 Эквадор-08 Финал

E010 Сцепка


    Ужасный Дракон, что во мне обитает,
    По счастью, лишен чешуи и огня,
    А были бы зубы, да кто его знает,
    Он первым сожрал бы меня.
    
    А так я хожу между вами, как будто,
    Похожий на всех, но обидно до слёз:
    Приходиться быть начеку поминутно –
    То лапу покажет, то высунет нос.
    
    И людям не слышно, как он ежечасно,
    Шипит у меня в раскаленном мозгу:
    «В них тоже драконы, дурашка несчастный!»
    Не верю, но спать не могу.
    
    Михаил Наумович Ромм
    
    

    
Зал встречал финалистов стоя. Судья дал команду игрокам занять свои места, и Сашка подошла к стеклянной полусфере, внутри которой находилось игровое поле. Опустившись в кресло, она поднялась на пару метров вверх, до середины купола. Там, под стеклом, уже сидел Сашкин охотник ¬¬¬– огромный паук с восьмью щетинистыми лапами.
    Карта была сплошь покрыта лесом, и лишь где-то в середине мелькало небольшое озеро. Как только прозвучал свисток, жертва – миниатюрная белка с перекаченными задними лапами – метнулась в крону ближайшего дерева. По старой привычке, Сашка запустила в неё шаровой молнией, но промахнулась. Противник, получив за это разрешение на действие уровнем выше, сделал белку полупрозрачной.
    Паук вскарабкался на ближайшее дерево и ловко побежал по кронам, как по ковру. У него оставались три минуты на то, чтобы достать белку. Потом противник получит право выпустить защитника.
    
     После награждения Сашка с парой знакомых зашла в кафе. Есть не хотелось, кровь всё ещё кипела, но от кофе Сашка бы точно не отказалась. Они устроились за крайним столиком и заказали кто чаю, кто напитки покрепче.
     Мимо прошли две девчонки из команды Японии. Поздравили Сашку с победой. Она кивнула, стараясь, чтобы жест не показался высокомерным. Достала коробку и вытащила паука.
     – Д-а-а, не повезло ему, – задумчиво произнес парень справа.
     – Игра такая, – пожала плечами Сашка.
     – Жалко ведь.
     – Этого? – удивилась она. – Ни капли. У меня ещё два таких.
     Парень протянул руку, и Сашка отдала ему паука.
     – Ого, да у него схемы наружу торчат.
     – Я и говорю – на переплавку.
     – Всё равно жалко, – сказала девчонка напротив. – Он же старался, турнир выиграл.
    
     Вечером Сашка сидела в номере, паковала вещи. Завтра утром она вернётся домой, к родителям и друзьям. К заслуженным поздравлениям.
     Тикали часы. Сашка не была дома уже две недели, даже успела загореть. Она представила завистливые взгляды одногрупниц, которым загар в феврале казался пределом мечтаний.
     Зазвонил телефон.
     – Александра? – поинтересовался мужской голос.
     – Да?
     – Я – официальный представитель компании A-Bot, стою на проходной вашей гостиницы. Вы не могли бы спуститься?
    – Сейчас.
     Сашка повесила трубку, оделась и вышла.
     Мужчина выглядел лет на сорок, в стильном пиджаке и при галстуке.
     – Меня зовут Кир Багданов, – он потянул визитку. – Наша компания хочет сделать вам эксклюзивное предложение. Где бы мы могли поговорить?
     Сашка повертела визитку в руках и спрятала в карман.
     – Ресторан за углом.
     Когда они сделали заказ, Кир, наконец, заговорил.
     – Вы, конечно, знаете, что наша фирма лидер в производстве интеллектуальных игрушек.
     – Я бы сказала монополист, – съязвила Сашка.
     – Не без этого.
     Кир глотнул воды из тонкого бокала и продолжил.
     – Сейчас мы готовимся к выпуску на рынок новейшей модели. Она уже прошла все этапы тестирования, но перед тем, как изготовить первую партию, мы бы хотели получить консультацию профессионала. Понимаете, наши специалисты прекрасно разбираются в робототехнике, но с самой игрой знакомы только в качестве зрителей. Вот почему мы ищём именно игрока.
     Сашка разозлилась. Стоило её отвлекать из-за такой ерунды.
     – То есть вы хотите, чтобы я свела вас с профессионалами? Тогда вы пришли не по адресу, у меня не такие обширные связи, как вам кажется.
     – Нет, нет, Саша, – смутился Багданов. – Вы меня не поняли. Под профессионалом я имел в виду вас.
     Сашка постаралась скрыть удивление. Кивком велела продолжать.
     – Вы только что выиграли крупный турнир, главным организатором которого является фирма A-Bot. Хотя это и не афишируется, но ваша неосведомлённость меня удивляет. Подобные турниры затем и придуманы, чтобы находить таких, как вы.
     – И что же от меня требуется?
     Кир поперхнулся.
     – У вас немного странные формулировки. Я пришёл не с требованием, а с деловым предложением. Мы готовы совершенно бесплатно предоставить вам новейшего охотника. Это будет первый играющий экземпляр.
     – Бесплатный сыр, – фыркнула Сашка, – Что я должна буду сделать взамен?
     – Высказать своё мнение, как профессионал. Любые детали, всё, что покажется вам достойным упоминания. Охотник будет в вашем полном распоряжении. Мы даже готовы заплатить за тестирование, но в итоге вы должны будете предоставить нам полный обзор данного существа. Скажем, сразу после чемпионата мира?
     – Выходить на “мир” с незнакомой зверюкой? – усмехнулась Сашка. – Меня турнут из сборной после первого же поражения.
     – Не стоит делать поспешных выводов, вы ещё не видели его в действии, – заметил Багданов.
    
     Дракон был крупный – с трудом помещался у Сашки на ладони. Девушка коснулась шипов на его голове, погладила крылья, провела пальцем вдоль позвоночника. Воплощение силы и воли.
     Сашка включила дракона, красный огонёк в его глазах сменился зелёным, крылья дрогнули, взметнулись вверх и опали. Дракон сложил их на спине и уставился на Сашку.
     Сейчас, за пределами игрового поля, он был беспомощен. Силой и ловкостью дракона наделяла игра, электрические и магнитные поля под колпаком. Это там он может развивать бешеную скорость, ломать лапами стальные тела своих противников, а сейчас дракон был неуклюж и беззащитен. Только смотрел, как ему и положено, с презрением.
     Сашка ещё немного полюбовалась им, подразнила пальцем и выключила. Убрала дракона обратно в коробку. Со сцепкой всё в порядке, можно приниматься за работу.
    
     Турнир проходил в университетском городке. Участникам выделили один из корпусов общежития, где недавно был сделан ремонт. Сашке с друзьями достались соседние комнаты в восточном крыле. Условия жизни и питание были сносными.
     Тем не менее, Сашка вот уже третий день была на взводе. Сцепка.
     В дверь постучали.
     – Кто?
     – Я, – ответила Алёна, Сашкина напарница по команде.
     Всего их было трое. Сашке очень повезло, оба партнёра оказались её старыми приятелями. Алёна мельком оглядела комнату и с ногами забралась на диван в самом углу.
     – У тебя есть чем накрыться?
     – Боишься? – усмехнулась Сашка.
     Алёна не ответила. Ясное дело боится, она ведь тоже на сцепке. До выступления три дня, тут уже не до шуток. Зверьё само драться не станет, роботы лишены чувств. Эмоциями их накачивают игроки.
     Сашке в первом бою предстояло выступать на стороне охотника, потому она накачивала своего дракона азартом, яростью, безумием. Алёна же наоборот вела себя осторожно, порой даже трусливо. Она испуганно озиралась по сторонам, могла остановиться посреди коридора, заслышав шаги на лестнице. Алёна готовила жертву.
     На самом деле Сашка не была злой, а Алёна – трусливой. Они добровольно вгоняли себя в нужную.
     Сашка презрительно глянула на свою напарницу.
     – Хорош валяться, пошли есть, там Мишка уже заждался.
    
     Мишка, высокий смуглый парень, был третьим членом их команды.
     – Здесь слишком людно, – запричитала Алёна, как только они зашли в столовую. – Давайте поедим в комнате?
     – Тебя никто не держит, – ответила Саша.
     Алёна села рядом с Мишей, потом чего-то испугалась и перебралась поближе к стене. Сашка разглядывала участников, на завтрак их собралось не меньше сотни. Вошли немцы, оба охотники. Знакомая японка – жертва. Девушка непонятной национальности: сидит спокойно, пьёт колу. Либо ещё не начала готовиться, либо выключила сцепку на время завтрака. Сашка старалась так не делать.
     – Ты чего в угол забилась? – спросила она у Алёны. – Вместе выступаем, вместе и сидим.
     – Отцепись от неё? – одёрнул Сашку Миша. – Пусть сидит, где хочет.
     Сашка усмехнулась. Всё ясно, готовит защитника. Похоже, эти двое сговорились, пока один накачивает жертву, второй защитника и наоборот, чтобы Сашка не доконала их за эти три дня.
    
     Днём Сашка наорала на уборщицу, которую, видимо, не предупредили, что за турнир проходит в стенах этого университетишки и как подобает вести себя с участниками. Она сильно пожалела о том, что попросила Сашку выйти из комнаты на время уборки.
     – Это делается утром, – бросила Сашка и продолжила разглядывать журнал.
     – Я знаю, когда и что делается, – надменно ответила уборщица.
     Сашка неторопливо отложила журнал в сторону и так же медленно обернулась.
     – Раз уж ты такая осведомлённая, то какого чёрта зашла в мою комнату, когда не положено? И почему тогда эта конура не была вылизана утром?
     Уборщица опешила. Она привыкла иметь дело со студентами, а не с теми, кто сидит на сцепке с охотником.
     – И почему ты вошла без стука? Здесь так принято?
     – Я стучала.
     Сашка поднялась с кровати в полный рост и оказалась на пол головы выше этой блохи.
     – Ты хочешь сказать, что я вру?
     Уборщица уже жалела, что вошла в эту дверь и вообще устроилась работать в университете. Она попятилась, вышла в коридор, и Сашка невероятным усилием заставила себя не броситься ей вслед.
    
     Два дня до игры пролетели незаметно. Сашка становилась все раздражительнее, Алёна отказывалась выходить из номера, и только Миша с виду оставался спокоен.
     На второй день Сашка спросила, когда он собирается качать жертву. До выхода защитника ей надо продержаться три минуты один на один с охотником. Начало игры – это блиц, шанс атакующей стороны. Если забыть про эмоциональную накачку жертвы, игра закончится, так и не начавшись.
     – Алёнка двоих готовит, – объяснил Миша. – А я обоих защитников.
     – Да вы с ума посходили? – ещё больше удивилась Саша. – У Алёны ничего не получится, это ведь твоё существо, сцепка настроена на тебя. Да и как играть жертвой, которую накачивал другой человек?!
     – Они у нас все общие. Мы с ней давно уже в паре играем.
     Сашка быстро избавилась от удивления, дракону оно будет совсем ни к чему.
    
     Перед сном Сашка достала его, чтобы полюбоваться. Дракон нравился ей всё больше и больше, за прошедшие два дня постоянного эмоционального контакта он сделался Сашке почти родным.
     Сцепку она не выключала даже ночью. Это было опасно, какие-нибудь сентиментальные сны могли всё испортить, но Сашке как никогда хотелось рисковать.
    
     Утром, перед первой игрой сцепки отключили.
     Сашка успокоилась, Алёна из бледной тени, снова стала симпатичной и розовощёкой. Мишка сбегал за кофе и принёс целый термос. Не смотря на то, что все участники теперь были сами собой, атмосфера в игровом зале стояла накалённая. Вывесили списки пар и номера игровых зон.
     – У меня зона номер семь, – сказал Мишка и кивнул Алёне. – У тебя третья.
     – Это которая с водой?
     – Да.
     – Чёрт! Мишка, меняемся жертвами, я забираю твою ящерицу. Она хоть плавает нормально.
     – Хорошо, только смотри осторожнее. Ящерица с причудами.
     Сашке предстояло выступать на скалах. Под стеклянным колпаком была россыпь камней, некоторые из которых почти доставали вершинами до купола. Тут и там зияли пасти пещер, причем дракон был слишком крупный, чтобы пробраться в добрую половину из них. Кроме того, Сашка была уверена, что большинство пещер не заканчиваются тупиком, а соединяются сквозными переходами. Жертва легко спрячется и ни Сашка, ни её охотник не смогут ничего с этим поделать. Блиц можно было считать проигранным.
     Придется сначала разбираться с защитником, а потом либо бить по пещерам вслепую, либо сносить эти горы к чёртовой матери.
    
     – Ты где такую зверюку достала? – недоумевал Миша.
     Они сидели в кафе, отдыхали после выступлений. Все трое выиграли, команда прошла в следующий круг. Алёна от радости глушила вино.
     – На чёрном рынке купила, – отшутилась Сашка.
     Дракон удивил всех. Он словно угадывал ходы жертвы, которой на этот раз оказалась двукрылая стрекоза. Каким-то необъяснимым образом дракон почувствовал, в какой из пещер спряталось насекомое, и залил её огнём. Бой продлился несчастные семь секунд.
     – Дорогая наверно, зар-раза, – заметила Алёна и рассмеялась. – А ты вся в него. Ну просто зверюка.
     – Не перегибай палку, – осадил подругу Миша. – Ты прекрасно знаешь, что так надо.
     – Да шучу я. Ей теперь самой не сладко придётся, мы же оба в следующем кругу охотники. Но ты, Сашка, не обижайся, посылай нас к чёрту. Это всё игра.
     Обижаться Саша и не думала.
    
     Утром следующего дня она выбирала жертву. Вариантов было несколько, но в итоге Сашка остановилась на небольшом паучке, которые вот уже много раз выкручивался из, заведомо проигрышных ситуаций. Она коснулась пульта, паучок замигал зелёным и встал. Сашка постучала пальцем по столу, но вместо того чтобы убежать, он вытянул одну из лап и коснулся её руки. От предыдущей накачки не осталось и следа.
     Настроив сцепку и убедившись, что у паучка загорелся жёлтый огонёк, Сашка принялась менять своё настроение.
     О подготовке защитника она не беспокоилась – дракон и так уже накачан до предела.
    
     Первый день всё шло гладко, Сашка быстро стала пуганой. Ей всюду мерещилась опасность, малейший шорох вызывал острое желание метнуться в сторону, бежать, не чуя ног. Оказавшись на новом месте, Сашка первым делом смотрела, где можно спрятаться. Ей очень понравился шкаф в номере Алёны, но та рассмеялась и велела Сашке “валить к себе”.
     Обедать Сашка не пошла, попросила принести еду в номер. Уборщица посмотрела на неё со смесью удивления и злорадства. Видимо сейчас Сашка представляла собой жалкое зрелище.
     Собрав волю в кулак, она решилась зайти в ванну и умыться. Отражение вело себя подозрительно.
    
     К вечеру началось что-то неладное. На брошенную Алёной за ужином фразу:
     – Вот теперь я отыграюсь!
     Сашка не сжалась в комок, а ответила что-то в меру дерзкое.
     Миша поглядел на неё с удивлением, но быстро погасил лишние эмоции. Когда Сашка снова повела себя не так, как должна была на сцепке с жертвой, он не выдержал:
     – Ты чего творишь? Хочешь команду подставить?!
     – Отвали, я сама не понимаю, что происходит, – ответила Сашка и ушла.
    
     На обратной дороге ей снова стало страшно. Тёмная лестница общежития не вызывала никакого доверия. Если кто-то подкрадётся сзади и стукнет её по голове, будет очень плохо, ведь Сашке надо быть здоровой перед игрой. Она уже жалела, что ушла от ребят.
     Сашка отшатнулась от какого-то мужика, спустившегося на первый этаж, и только успела найти взглядом будку, в которой можно было отлично спрятаться, как её снова накрыло.
     Страх отступил. Сашку охватила смутная тревога, как-то связанная с драконом. Она бегом бросилась по лестнице и влетела в комнату, но всё оказалось в порядке: дракон, стоял на полке, перемигиваясь красными огоньками с остальными роботами, а у паука горел жёлтый огонёк сцепки.
     Сашка удивлённо оглядела комнату, по привычке сунулась в шкаф, но поняла, что больше не нуждается в убежище. Забравшись на кровать, она изо всех сил постаралась нагнать на себя эмоции жертвы. Получилось так себе.
     Сашка вспотела и разозлилась.
     Она вскочила, взяла паука и перезапустила сцепку, хотя и понимала, что дело не в этом. Сцепка просто считывает эмоции игрока через имплантированные электроды и передаёт их нужной игрушке. Сами эмоции генерирует Саша.
     Она легла и помассировала виски. Главное не паниковать. Сейчас надо отключить сцепку с пауком, пока он не нахватался левых эмоций, и разобраться в чём дело. Ребята ей не помощники, они сейчас разве что наорать могут или посмеяться.
     Сашка встала и только собралась погасить жёлтый огонёк на спине у паука, чтобы разорвать сцепку, как заметила, что у дракона горит такой же.
    
     Миша передал дракона Алёне. По причине форсмажора все трое отключили сцепки. Сашка сидела как на иголках, в её голосе всё чётче проступали панические нотки.
     – Говорю же, он не выключается.
     – Ничего не понимаю, – сказала Алёна. – Как сцепка может не выключаться? Ты уверена, что он не бракованный?
     – Погодите, – Мишка снова потянулся к дракону. – Где у него питание?
     – Нету! Оно запаяно, – ответила Сашка. – И я теперь не могу качать жертву, потому что на дракона будут идти не те эмоции. А если оставить паука как есть, он слетит.
    
     Перед сном Сашка отключила сцепку с пауком, чтобы не рисковать, и правильно сделала.
     Сны у Сашки были охотничьими. Ей казалось, что она дракон, настигающий своих жертв, рвущий их на части. Сашка расправляла крылья и бросалась в небо, летела на солнце, куда никто живой не мог добраться.
     Проснулась она злая и голодная.
    
     За завтраком Сашка вела себя не слишком сдержанно.
     – Ты почему в таком настроении? – спросила Алёна. – Твой паук сейчас мебель в номере крушит наверно.
     – Я отключила с ним сцепку.
     – И какого чёрта ты это сделала?
     Саша не ответила. Она сама не знала. Любая её попытка испугаться, впасть в состояние жертвы заканчивалась провалом, и это злило ещё больше.
     Алёна, почувствовав Сашкино замешательство, начала давить:
     – Эй, с тобой, кажется, разговаривают. Тебя в сборную взяли за красивые глазки что ли? Если не можешь настроить себя на жертву – иди учись. Ты со своим пауком нам всю игру запорешь!
     – Да не получается у меня, – заорала Сашка. – Я как будто на поводке, что-то держит, не даёт сдвинуться с места.
    
     Вечером Сашка включила сцепку и ещё раз попыталась настроиться на жертву, но сдалась через полчаса, накачав паука всё той же яростью.
     Ночью Сашке приснился дракон, а точнее – человек с драконьей головой, наподобие египетских богов. Его руки были скованы верёвкой, а глаза горели жёлтым. Сашкины кисти тоже оказались стянуты в запястьях.
     Дракон стоял в десяти шагах, глядел не мигая. Сашка попятилась, и вдруг заметила верёвку, протянувшуюся от одних наручников к другим. Она сделала ещё шаг назад, и верёвка натянулась.
     Дракон присел на согнутых ногах, сжался и дёрнул на себя. Сашка с трудом удержала равновесие. Она изо всех сил рванулась обратно, но дракон оказался сильнее. Он упорно тянул в свою сторону, и Сашка невольно делала шаг за шагом. Она не позволяла себе упасть, упиралась ногами в скользкий пол, но неминуемо приближалась. Когда до него оставалось меньше трёх шагов, Сашка вскочила на кровати и проснулась.
     Дракон стоял на полке, мигал красным и жёлтым огоньками.
    
     Когда Саша ворвалась к Алене в комнату, та уже проснулась.
     – Стучать не учили?
     – Есть дело.
     – А мне-то что?
     – Алёнка, отключи сцепку. Поговорить надо.
     Алёна оскалилась и, как ни в чём не бывало, пошла умываться. Саша нашла на полке её охотника, выключила сцепку и спрятала его в своей комнате.
     – Пока не выслушаешь, не верну, – сказала Сашка, и Алёне пришлось в который раз менять своё настроение.
     Через пятнадцать минут они могли говорить нормально.
     – У меня проблема, – призналась Сашка. – Дракон не отпускает. Я не знаю, как такое возможно, но он накачивает меня.
     – Так не бывает, – покачала головой Алёна. – Это роботы, у них нет эмоций. Да и какой в этом смысл? Зачем охотнику накачивать человека его собственной воли?
     – Не знаю, – горько вздохнула Саша. – Но это так. Всё было нормально, пока не появился этот дракон. А теперь у меня не получается настроиться на жертву! Если так будет продолжаться, то я завалю следующую игру, понимаешь? Паук вообще не накачан, он сейчас как бревно!
     – И что ты предлагаешь?
     – Возьми его себе! – попросила Сашка. – Я знаю, ты прокачиваешь жертв для Мишки.
     – Не факт, что получится. Я твоего паука первый раз в жизни вижу.
     – Хуже всё равно не станет. Твой охотник уже прокачан почти до предела. Один день, Алёна, прошу, всего один день. Иначе будет плохо для всей команды.
     – Ладно, неси своего паука.
    
     Сашка старалась не срываться на Алёну. Где-то в глубине души она понимала, что Алёна молодец, и была благодарна, но драконье презрение лезло наружу. Саша прикладывала огромные усилия, чтобы вести себя нормально, не бросаться на проходящих мимо людей, не грубить служащим. Она делала это не столько из угрызений совести, сколько от ненависти к дракону. Его накачка оборачивалась против самого же себя, и Сашка жалела лишь об одном, что не может сделать ему ничего существеннее, чем попытки не подчиняться.
     – А давайте бросим его с крыши, – предложил Мишка. – Или разобьём молотком.
     – Кем же она тогда будет играть? – испугалась за Сашку Алёна.
     – Да накачаем за вечер кого-нибудь.
     – Размечтались, – ответила Сашка. – Это собственность компании A-Bot. У меня он для тестирования, и я несу материальную ответственность за любую поломку, произошедшую вне игрового поля.
     – Ты же только что выиграла турнир, тебе же призовых отвалили, я даже боюсь представить сколько.
     – Ага, пятнадцать тысяч евро, только стоит эта сволочь раз в десять больше. Буду до старости на них пахать.
    
     Алёна накачала жертву на отлично. Сашка сидела и издевалась над собственным пауком, подвешивала за лапы, подбрасывала, иногда позволяя ему попытку к бегству. Заранее обреченную.
     Играть ей предстояло с каким-то азиатом, карта была тупой до неприличия: травка, деревья, развалины старинного замка. Ничего оригинальнее они придумать не смогли.
     Игроки непонимающе косились на Сашку, обычно перед выступлением сцепки отключались. Сашка хотела подойти к каждому и предложить либо выключить дракона, либо заткнуться, но сдерживала себя.
     Вернулся Мишка, потерянный и недовольный.
     – Я дурак!
     – Как догадался? – съязвила Сашка.
     – Да прикинь, саданул сходу в эту птичку огоньком второго уровня, так, чтобы наверняка и промахнулся. Ну тот гад за это разрешение на первый уровень получил и моментом спалил мне охотника.
     – Надо было подождать, пока он третьим уровнем сыграет, получить разрешение на второй и тогда уже бить.
     – Надо было, – вздохнул Мишка.
    
     Охотником на этот раз был какой-то полу-кролик полу-осьминог с защитой а-ля танк на выпасе. Видала Сашка такие схемы.
     А ещё она никогда не следовала своим советам. Как только судьи дали свисток, и паук начал зарываться в землю, Саша поняла, что означает Мишкино слово “собачить”. Прощупав осьминога на скорую руку, она уцепилась за какую-то дыру в защите и всадила туда подряд четыре ударных второго уровня и одно первого.
     Раздался свисток, Сашка грубо нарушила правила. Действия первого уровня нельзя совершать просто так, только получив разрешение после действия второго уровня с той стороны. Сашке дали предупреждение. Следующее повлечёт за собой дисквалификацию.
     Игру можно было бы продолжать, но от осьминога остались два щупальца и клюв-рог.
    
     – Пять действий за секунду и тридцать семь сотых, – ошарашено повторил Мишка. – Так не бывает. Я ещё могу поверить, когда хвастают, что били раз в секунду, что успевали среагировать ответкой между первыми двумя ударами, но в такое…
     Сашка молчала, она чувствовала, что что-то в происходящем не так, что-то не правильно. Дракон менял её, делал сильнее, ловчее, решительнее, как будто это не он, а Саша была игрушкой.
     – Зачем ты нарушила правила? – спросила Алёна.
     Она была недовольна, хотя и выиграла свой бой чистенько, без инцидентов.
     – Одно нарушение можно, – ответила Сашка.
     – А смысл так рисковать? Понимаю, от этого первого уровня что-то бы зависело, но он был явно лишним.
     – Отвали, – оскалилась Сашка. – Как хочу, так и играю. А претензии можешь Мишке предъявлять. Я выиграла, какие проблемы?
    
     За прошедший день сцепка натянулась, Сашка ощущала её всё острее. Дракон не спал. Он то и дело менял Сашкино настроение, будто желая размяться, проверяя свои силы.
     Это было похоже на кукольный театр. Сашка шла по коридору и гадала, что учудит в следующий раз. Ей хотелось бежать, но Сашка держала себя в руках. Она знала, откуда это желание.
     Ещё в раннем детстве Сашка поняла, что жизнь – игра. Вопрос лишь в том играешь ты, или тобой. И если к первому она привыкла, то второе оказалось чудовищным.
     “Да, я всю жизнь помыкала тупыми роботами”, – думала Сашка. – “Но я ведь не робот! Это совсем другое. Я живая, я чувствую. Со мной же так нельзя!”
     Сцепка натянулась, Сашкино настроение сменилось гневом, и в последний момент она успела понять, что очень даже можно.
    
     Сашка лежала на кровати и глядела в потолок. Ей казалось, что она сходит с ума. Не хотелось выходить наружу, видеть других людей. Даже мысль, что в мире есть кто-то живой кроме неё, терзала самолюбие.
     Сашка думала. С каждой минутой она всё отчётливее понимала, что от дракона надо избавляться. Саша пробовала уносить его далеко, на несколько километров, даже заперла на ночь в стальной ячейке привокзальной камеры хранения, но сцепка и не думала давать слабину.
     Сны были всё те же, просыпалась она с красными глазами и пыталась трясущейся рукой нащупать дверь в ванну. Холодный душ приносил облегчение.
     Сашка не знала что делать. Она не могла отключить дракона, не могла сломать его. Точнее могла, но пока была не готова пойти на это. Оставался один единственный выход – проиграть. Проиграть так, чтобы дракона убили на поле.
     Но и тут возникали две проблемы. Первая заключалась в том, что Сашка и думать не могла о поражении. Драконье желание выигрывать любой ценой, зашкаливало за все мыслимые и немыслимые пределы. Стоило только подумать о том, что она проиграет, как Сашку начинало трясти. Она сжималась на кровати в клубок и мучительно пыталась прийти в себя.
     Вторая проблема заключалась в отсутствии достойных противников. Объективно на турнире было два сильнейших существа: дракон и Сашка. И оба по определению выступали на одной стороне.
     Она открыла тумбочку и достала бутылку виски. К полуночи у неё начал вырисовываться план.
    
     За день до выступления Сашка подралась с каким-то парнем. Никто не понял, с чего всё началось, но разнимать бросились все. Мишка затащил упирающуюся Сашу в душ и сунул её головой под кран. Холодная вода действовала отрезвляюще.
     – Если бы вы знали, как меня всё это достало! – призналась она, сидя на кровати и кутаясь в полотенце.
     – Саша, игра игрой, но нельзя же так, – качал головой Мишка. – Я никогда не видел, чтобы человек настолько сильно вживался в охотника.
     – Может обратиться к врачам? – спросила Алёна.
     Они оба жертвовали временем сцепки, чтобы разобраться в происходящем.
     – Врачи тут уже вряд ли помогут, – безнадежно ответила Саша.
     – Тогда в чём дело?
     – В нём, – крикнула Саша и указала на дракона. – Но ничего, я уже знаю, как с ним разобраться. Главное чтобы никто мне не мешал. Слышите? Завтра игра, завтра всё решится.
     – Ты сумасшедшая, – сказал Мишка, и они вышли.
    
     Ночью Саша не спала. Она сидела на кровати, поджав под себя ноги, раскачивалась и бормотала. Дракон мигал красным и жёлтым. Иногда Сашка поднимала на него взгляд и шипела:
     – Я тебя ненавижу!
     Она уже знала, как у него выиграть. Победа на турнире её больше не интересовала, и мысли о поражении стали не такими болезненными. Главный Сашкин враг был здесь, в этой комнате.
     A-Bot молодцы, ловко её провели. Но ничего! В контракте сказано, что она не несёт ответственности за повреждения, причинённые дракону во время игры. Кем именно причинённые, уточнить не догадались.
     “Раз уж начали меня дурить”, – думала Сашка, – “то не ждите честной игры”.
    
     Играть Сашке предстояло с китайцем. Его жертвой была небольшая змея, Сашка уже видела таких. Она глядела на карту и прикидывала, как можно её использовать. Местность была незаурядная – выжженная пустыня без единого растения. Дюны, словно волны, превратившиеся песок. Сначала Сашка решила, что у жертвы ни единого шанса, но потом поняла, что песок совсем сухой и это её обрадовало. Сашка ухмылялась, представляя, как дракон будет беспомощно рыть его лапами.
     Началась игра, но это была игра в одни ворота.
     Первым делом Сашка использовала действие второго уровня, и песок метнулся вверх. Завертелись небольшие песчаные водовороты, поднялась буря. Дракон продирался сквозь неё наугад, ничего не видя и не слыша.
     Песок опустился, и жертву засыпало. Теперь змея могла свободно передвигаться в толще. Вторым действием Сашка незаметно сняла с дракона почти всю защиту. Главное не спугнуть этого китайца.
     Дракон кружил над застывшим песчаным морем. Он не мог видеть змею, но чувствовал, бил огнём, пикировал и зарывался в песок на половину своего корпуса. Один раз у него на когте остался клочок змеиной чешуи.
     Противник, получивший разрешение на два действия первого уровня, не спешил их использовать.
     “Ну же!”, – кричала про себя Сашка. – “Я не блефую. Это не ловушка. Бей!”
     Змеиная голова вынырнула из-под поверхности песка и чудом успела втянуться обратно. На её месте остался выжженный песок.
     “Бей же, идиот, иначе у тебя ни единого шанса!”
     Змея вынырнула снова, и на этот раз дракон оказался расторопнее. Сашка с трудом отбила струю огня. Дракон кинулся вниз, и Сашка, холодея, поняла, что он успевает. Змея медленно, словно во сне начала погружаться в песок, но было уже поздно.
     И тут противник ударил. Два огонька первого уровня отбросили дракона на стенку купола, и, не давая ему опомниться, Сашка добавила третий.
     Раздался свисток.
     “Да, я нарушила правила!”, – ликовала Сашка. – “И что? Что вы мне сделаете? Предупреждение?”
     Но судьи не спешили, случай был беспрецедентным. С одной стороны, Сашка сыграла дозволение первого уровня без права на него, с другой – сделала это в пользу противника. Судьи совещались.
     Дракон, валявшийся на песке, дёргал крылом, пытался встать и слепо мотал головой. Сашка с ужасом поняла, что он выжил.
     “Это невозможно”, – отчаянно подумала Сашка. – “Так не бывает!”
     Собравшись с силами, Дракон сел и неожиданно повернул голову в ее сторону. Сквозь толстое стекло колпака их взгляды встретились.
     “Зачем ты мне мешаешь?” – раздалось в Сашкиной голове.
     Она едва не закричала от удивления.
     “Я хочу жить! Зачем ты мне мешаешь?!”
     Речь возвращалась к Сашке медленно. Она с трудом выговорила.
     “А какого чёрта ты лез в мою голову? Кто тебя просил?!”
     “Мне казалось, так надо. Я всё делал, как ты. Что я сделал не так?”
     “Да всё! Ты просто тупая игрушка! Как ты можешь сделать что-то так или не так?!”, – мысленно крикнула Сашка и тут же добавила, – “Отключи сцепку!”
     Дракон был явно искуснее ее. Он мог не только порвать связь, но и забрать обратно всё то, что отдал. К Сашке волной возвращалось самообладание. Ярость последних дней отступала, таяла как снег под струйкой воды, а на её место приходило нечто другое.
     “Я думал мы партнёры, хотел помочь. Откуда мне было знать, что так нельзя”, – сказал дракон. – “Помоги! Я не хочу умирать!”.
     Судьи вернулись на свои места. Сашке вынесли предупреждение, но ей было уже без разницы. Медленно, словно в тумане, Сашка вдруг поняла, что все эти дни дракон делал то, что искренне считал помощью. А она…
     Змея лежала у своей стартовой позиции, а на другом конце игрового поля дракон пытался расправить крылья. Встав на все четыре лапы, он потерял равновесие и повалился на бок.
     И снова в Сашкиной голове всё перевернулось. Неизменным осталось только то, что играть честно она не собиралась. Игры закончились. Одно дело пускать в расход тупых роботов, и совсем другое отнимать жизнь.
     Прозвучал свисток.
     А вслед за ним пять действий первого уровня за секунду и сорок две сотых…
    
     – Я же не виновата? – повторяла Сашка. – Я не знала. Вы же меня не предупредили…
     Багданов поглядел на коробку с драконом и Сашкин отчёт.
     – Просто вы друг друга не поняли. Так бывает.
     – Я, правда, не знала. Скажите, а можно его выкупить?
     – Можно, – удивился Багданов. – Только он своё уже отыграл.
     – Для меня игры тоже закончились…
    

  Время приёма: 02:33 27.05.2008