17:23 11.08.2019
Вітаємо переможців 50-ого конкурсу!

1 Юлес Скела am017 Річку перескочити
2 Shadmer am018 Интересная жизнь
3 Панасюк Сергій am002 Краплі дощу


17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Фінал

Автор: Макс Ратман Количество символов: 38177
07 Эквадор-08 Финал

E060 Синтезатор желаний


    

    Стилу повезло дважды. Первый раз – когда на окраине галактики он встретил туриста, и это спасло его от неизбежного безумия. Второй - когда турист оказался  зафироксом.
    Жизненный путь Стила начался на далекой Земле. В день, когда полупрозрачные, пахнущие сладкой смолой и нагретые весенним солнцем листья клена вздрогнули от громкого крика новорожденного. Уже в детстве Стил мечтал о космосе и его манящих просторах. Белокурый малыш представлял себя отважным капитаном межгалактического крейсера, первооткрывателем планет и галактик, отважным косморазведчиком. Буйная фантазия рисовала столь яркие картинки, что мысли о скучной стандартной жизни планетника стали вызывать у него кислые челюстные судороги. В день своего совершеннолетия Стил последний раз посмотрел на родной, пропахший общепитом, многоэтажный квартал и покинул Землю на первом попавшемся межзвездном корабле.
    Малыш Кригг не удивился, когда обнаружил «зайца»: после каждого старта с окраинных планет, он таких целыми пачками отправлял за борт. Но в этот раз Криггу было не до свершения правосудия – полиция Альдебарана висела у него на хвосте, и возможная встреча обещала быть жаркой. Он оставил Стила на борту. Когда же вновь вспомнил о случайном пассажире, оказалось, что юноша вжился в суровый коллектив, а для расправы над своим требовались более веские основания.
    В течение нескольких следующих лет Стил овладевал ремеслом контрабандиста на звездолете Малыша Кригга. Солнца многих планет нещадно жарили бледно-розовую кожу молодого землянина до тех пор, пока она не задубела и стала смуглой. Русые волосы выгорели до белизны. Серо-голубые глаза приобрели стальной оттенок. Принципиальные разногласия с представителями власти и закона добавили несколько рубцов и шрамов, впрочем, не видных под одеждой.
    Когда бешеный ритм стал привычкой, Стил незаметно для самого себя стал задумываться: для этого ли он покинул родной дом. Наконец молодой землянин увидел достаточно, чтобы понять, что помимо истертых переборок старенького звездолета существует много чего интересного. Стил решил приобщиться к образу жизни тех, ради кого он и его приятели рисковали своими шкурами и везли из отдаленных краев дорогие экзотические товары. По завершении очередного рейса он собрал свои нехитрые пожитки, бортовую кассу; не прощаясь сошел на землю метрополии, и смешался с многоголосой пёстрой толпой.
    Провинциал окунулся в водоворот столичной жизни. Огромный бездушный и безразличный мир не испугал землянина. Деньги быстро кончились, но клятва выжить, во что бы то ни стало, - вела Стила лабиринтами правды и неправды.
    Очень скоро новенького заметили. Толстый Джиг, непревзойденный мастер обмана, завербовал новичка в ряды своих подручных и не промахнулся. Землянин оказался талантливым учеником, все премудрости шулерского дела давались ему легко, почти играючи. Миловидная внешность оказывала благоприятное впечатление на клиентов, Стил умел расположить к себе.
    Оторвавшиеся от монотонной повседневной рутины обыватели хотели верить, что существует царство удачи и фарта, что обычный клерк может сорвать джек-пот и выбиться в люди. С маниакальной настойчивостью работяги стремились в кварталы порока, чтобы оставить так свои кровные в обмен на призрачную надежду. Империя Толстого Джига специализировалась именно на этом. «Мы торгуем мечтой! – говорил Толстый Джиг, - а мечта жива до тех пор, пока она недосягаема! Выигрыш; азарт, подогреваемый выигрышем; ещё больший азарт в результате проигрыша; желание отыграться, – должны заканчиваться абсолютным проигрышем».
    Все крупные выигрыши происходили по личному указанию Джига. Стил был лучшим среди лучших, он безукоризненно выполнял пожелания босса. Обыватели хотели верить, что их неудачи - это стечение обстоятельств. Ангелочек Стил цинично пользовался страстями простаков, и очередная жертва серо-голубых честных глаз возвращалась к повседневной жизни с пустыми карманами, но с твердой убежденностью, что в следующий раз удача будет на её стороне. В конце концов, чем она хуже вот того удачливого землянина?
    Победное восхождение Стила на денежную гору было прервано неожиданной полосой неудач. Малыш Кригг после очередного побега с каторги совершенно некстати вспомнил о кругленькой сумме, которую Стил напоследок «одолжил». Знающие люди в красках обрисовали, чем это закончится для Стила. Полиция Альдебарана после многочисленных попыток восстановила свою базу данных, столь удачно зашифрованную неизвестным хакером, и грозилась в самое ближайшее время поймать злоумышленника. Воспоминания об этой проделке вызвали у Стила улыбку, но игнорировать угрозы представителей власти было нельзя. Чуть позже поползли слухи, что под начальником полиции метрополии зашаталось кресло и тот решил доказать свою нужность, развил бурную деятельность и приказал проверить как поживают старые подопечные, среди которых Стил занимал не последнее место. На личном фронте тоже были сплошные разочарования. Красотка Сью нашла себе нового друга. Новая жертва восточных глаз и каштановых кудряшек посоветовал Стилу поскорее скрыться за горизонт. Мощная мускулатура и гориллообразная внешность прибавили этим словам вес и значительность.
    Стил вполне разумно решил, что не стоит мозолить глаза всем этим возбужденным людям и быстро собрал дорожную сумку.
    Несколько месяцев скитаний привели Стила на самый край галактики, на всеми забытую планетку без официального названия. Делать на планете было абсолютно нечего. Большая часть жителей, едва овладев азами ракетостроения, загорелась «освоением космоса» и неожиданно для себя пополнила дружные ряды галактических разнорабочих. Покинутая планета вздохнула с облегчением. Замученная флора и почти истребленная фауна принялись стремительно восстанавливать свой первозданный вид. Природа предприняла решительное наступление на цивилизацию и победила. Бензиновую духоту городов  сменила влажная прохлада тенистых лесов. Запах мазута был вытеснен разноголосым ароматом полевых цветов.
    Поэт или художник, едва ступив на сырую и прохладную землю этой благодатной планеты, решил бы, что очутился в раю. Но поэтов и художников на планете не осталось. Последний местный поэт подарил родной планете самоназвание: Райский уголок, - и улетел навстречу настоящему признанию и гонорарам. Лишенные романтизма малочисленные общины аборигенов делали вид, что промышляют экстремальным туризмом. Туристы появлялись на Райском уголке крайне редко, и, по большей части, случайно, поэтому основным источником доходов стали скудные посылки отцов-гастарбайтеров. В целом – обычная планета третьего мира – лучшее место для того, чтобы затеряться и убедить мир в своем отсутствии.
    Стил не был ни поэтом ни художником, он не мог, да и не хотел, оценить божественного происхождения и красоты первозданной природы. Единственное, что он понял, ступив на планету: слишком долго его деятельная натура такой пасторали не выдержит. Но стиснул зубы и решил продержаться как можно дольше. Ни у кого просто не хватит фантазии его здесь искать.
    Пребывание на планете началось со стандартной процедуры регистрации. Полуденный свет пробивался сквозь мутные пыльные окна здания администрации космопорта. Солнечные зайчики выхватывали из полумрака детали кошмарной архитектуры: витиеватые колонны, статуи героев–космопроходцев, мозаичный пол. Чиновник в помятом подобии мундира поинтересовался именем пришельца, двумя пальцами ввел в информационную базу с ходу придуманные Стилом экзотические имя и прозвище, нахмурил брови и пару раз икнул. На этом формальности были закончены.
    - От всей души рады вас приветствовать в нашем Райском уголке! – лицо сотрудника космопорта лоснилось как свежеиспеченный блин и выражало живейшую радость и заинтересованность, - Надолго к нам? Могу предложить хорошие экскурсионные туры.
    - У меня деловая поездка, - сухо ответил Стил.
    - Отлично! Есть сокращенная программа. Это несколько дороже, но…
    - У вас, наверное, барахлит переводчик? Я сказал, что приехал по делам, а не ради развлечений. Следовательно, никаких экскурсий, посещений развалин, пеших походов и сплавов по горным рекам мне не требуется!
    - Какие на нашей планете могут быть дела…, - кисло улыбнулся портовый служащий, но, вспомнив о своих должностных обязанностях, добавил, – Тем не менее, мы рады каждому новому гостю.  Жаль, что не все они похожи на господина зафирокса, он ни от одного моего предложения не отказался и очень доволен…
    - Что вы сказали? На планете гостит зафирокс? – Стилу не удалось скрыть внезапно возникшую дрожь в голосе.
    - Он прилетел неделю назад.
    Сотрудник космопорта в ярких подробностях начал описывать прилет дорогого гостя, его планы и культурную программу, но Стил уже не слушал. Перед внутренним взором беглеца золотыми буквами в изысканной виньетке горели два слова: «рептилоид зафирокс».
    Рептилоиды с планеты Зафир, гигантские прямоходящие ящерицы - живая легенда обитаемого космоса. Древнейшая раса в галактике, обладатели колоссальных знаний во всех отраслях науки и техники, создатели странных и загадочных приборов. Миллионы лет сознательного развития морщили они светло-зеленые чешуйчатые лбы, постигая законы вселенной. Но не это интересовало Стила. Он знал, что по странному стечению обстоятельств зафиротов отличает абсолютная, почти патологическая честность. В силу каприза эволюции или особенностей воспитания, они совершенно не способны говорить неправду или обманывать. При этом, как ни странно, зафироты отчаянные и азартные игроки.
    Качества этой расы стали основой для преуспевающей зафирской экономики. Крупнейшие банки и брокерские конторы располагаются на Зафире. Межгалактические корпорации бьются между собой, чтобы заполучить зафиротов к себе в управляющие или служащие. Вкладчики становятся в очередь, чтобы положить деньги в банки Зафира. Каждый новый день приносит Зафиру миллиардные прибыли.
    Деньги и наивная честность привлекают не только работодателей и деловых партнеров. Для всех преступников галактики: от главы преступного синдиката, до самой последней шпаны, – слово «зафирокс» имеет медово-сахарный привкус легких денег. Услышав это слово, даже самый жестокий и прожженный бандит становится покладистым, как получивший конфетку ребенок, и мечтательным, как невеста в подвенечном платье.
    Воровской мир устроил негласную охоту на зафиротов. Где бы ни появился доверчивый инопланетянин, рядом с ним тут же оказывался один из представителей теневого мира. Правительство Зафира предприняло решительные меры, желая прекратить преступную вакханалию в отношении её граждан. Его усилия и огромные средства, отведенные на эти цели, не пропали даром: кривая преступлений поползла вниз. К тому же зафироты стали осторожней, и уже не так просто было встретиться с ними один на один.
    Стил за всю свою недолгую, но насыщенную приключениями жизнь, всего пару раз встречал зафиротов. Каждая из этих встреч оставила в памяти самые приятные воспоминания, а в карманах - крупные суммы. Новая встреча сулила не только избавление от смертельной скуки заурядной планеты, но и существенное поправление финансового положения, решение проблем и возврат к нормальной жизни. Главное не упустить свой шанс.
    - Каким же ветром занесло зафирокса в это милое местечко? – прервал Стил длительный монолог портового служащего. Рассказ про туристические маршруты, впаренные пришельцу, только что сменился перечислением гастрономических предпочтений дорогого гостя.
    - Он прилетел на своем катере. Сказал, что слишком устал от цивилизации, и давно мечтает отдохнуть где-нибудь вдали от проблем и назойливых собеседников.
    - Наверное, это какой-нибудь разорившийся зафирокс. В такую даль прилетел, чтобы лишних денег не тратить на дорогих курортах.
    - Как раз наоборот! Мне кажется, что у него одной только наличности хватит на покупку нашей планеты со всеми ее жителями и ресурсами, – благоговейно произнес собеседник Стила, - Правительство даже собиралось на экстренное совещание с единственным вопросом: как бы сделать так, чтобы он побольше денег здесь оставил.
    - Так в чем же дело? Отправьте его в путешествие по экватору с остановками на каждом острове, через пару лет он вам все свои деньги оставит лишь бы убраться отсюда поскорее.
    - Наши руководители обсуждали такой вариант. Но господин зафирокс сразу сообщил, что гостить у нас будет ровно месяц, и ни минутой дольше. Так что у нас в запасе всего три недели осталось.
    «Три недели? Хм. Нельзя терять ни минуты!», - подумал Стил и поспешно распрощался с местным жителем.
    Стил принялся за дело с энтузиазмом. Разработанный оперативный план подразумевал осторожное заманивание жертвы в надежный капкан нечеловеческих страстей. Первая неделя ушла на знакомство с зафироксом, в течение второй - зафирокс осторожно присматривался к землянину, а Стил излучал добродушие и безобидность. Наконец третья неделя вдумчивой обработки «клиента» дала результат. Стилу удалось затащить пришельца за игровой стол в единственное на всю планету приличное заведение - бар «Три вискаря».
    Внешняя стилизация здания под античный храм совершенно не сочетается с внутренним убранством. Стеклянные столики хаотично и бессистемно расставлены на сером от грязи кафельном полу. Ржавые узоры на тусклых от времени металлических деталях мебели а-ля «хай-тек» несут закодированную информацию о грядущем, но никто не додумается её расшифровать. Трещины на пластиковых стеновых панелях соревнуются в живописности с развешанными кое-как голографическими пейзажами далёких пустынных планет. Со стороны кухни доносятся запахи жареной рыбы, горелой картошки и еще какой-то хитроумной подливки, в состав которой, по-видимому, входит нафталин и машинное масло. «В такие минуты я становлюсь сторонником применения смертной казни», - думает Стил, злобно косясь на кухонную дверь.
    Землянин и рептилоид заняли под игру в крэпс (достаточно распространенную по всей галактике) самый чистый столик в заведении, ровно посередине зала. Бармен со скучающим видом протирает бокалы, изредка поглядывает на входную дверь. Кроме Стила и зафирокса в баре никого, в это время суток посетители редки.
    Землянин уже выиграл достаточно, чтобы расплатиться с Малышом Криггом и распрощаться с Толстым Джигом. Как талантливый режиссер Стил ведет игру к развязке: то пускает на самотек, то дает противнику выиграть, жонглирует азартом выигрыша и проигрыша, разжигает желание отыграться. Зафирокс пристально смотрит на Стила. По чешуйчатому лицу нельзя разобрать подозревает ли он землянина в обмане. Игра близится к завершению и ставки максимальны. Наконец, наступает тот волнительный момент, когда соперник делает последний роковой шаг.
    - Играем на все деньги и катер, что у меня остались, против всех денег, что у тебя, - шипит зафирокс. Из-за раздвоенного языка слова получаются шипяще-свистящими.
    Это предложение означает окончательный проигрыш противника. Стилу остается совершить только один выверенный удар. Он весело насвистывает незамысловатую мелодию, и уже прикидывает в уме, сколько можно выручить от продажи катера незадачливого рептилоида. Тошнотворные запахи местной кухни уже не раздражают, а даже придают сложившейся ситуации некоторую пикантность.
    - Это серьезный поступок! Ты не боишься, что все проиграешь? – Стил старается не вспугнуть клиента.
    - Риск есть. Тебе несказанно везет.
    - Мама говорила, что я родился в рубашке.
    - Вряд ли это возможно, учитывая вашу физиологию. Может, ты используешь какую-нибудь хитрость?
    - Подумать только! Наши расы знают друг друга неполные двести лет, а их представители уже не доверяют друг другу! – Стил постарался вложить в слова всю искренность возмущения, на которую был способен, - Игры на деньги должны быть честными. Наш закон жестоко карает обманщиков.
    - Лучше бы вы вместо закона имели совесть. Так было бы надежнее.
    - Ты наговариваешь на нас, друг!
    - Меня предупреждали о вашей склонности к обману. К счастью в столь примитивной игре трудно обмануть… Я играю!
    Воздух над столиком сгущается в плотный комок. Бросок зафирокса даёт большой пойнт: десять очков. Стил незаметно меняет игровые кости на крапленые. Медлит, словно сомневается, наконец, как бы нехотя выпускает кубики из руки. Даже с закрытыми глазами он может сказать, что выпал  пасс - одиннадцать очков.
    - Увы! Тебе опять не повезло, зафирокс.
    Рептилоиды не проявляют эмоций как гуманоиды. По их каменным мордам нельзя определить: сердятся они или радуются, огорчены или печальны. Но в этот раз Стил готов поклясться, что противник готов заплакать.
    - Ты выиграл у меня все деньги и мой катер… - немигающий взгляд зафирокса вжимает Стила в кресло, -  Я хочу отыграться!
    - Дружище! Но ведь у тебя больше ничего нет!
    Зафирокс долго молчит, обдумывает важную мысль. Когда он начинает говорить его голос звучит глухо и безжизненно:
    - У меня есть на крайний случай предмет, которым я очень дорожу. Только в исключительных случаях мне разрешено рисковать им. Боюсь, что такой случай настал.
    С этими словами рептилия вынимает из складок комбинезона небольшой продолговатый предмет. На первый взгляд он напоминает округлую плоскую мыльницу и может быть как пультом невиданного агрегата, так и футляром неземной драгоценности.
    - И это всё? – Стил не скрывает своей напускной разочарованности. – Я надеялся, что у тебя в заначке что-нибудь существенное.
    - Это очень-очень дорогой предмет. Можно сказать, что он жизненно необходим для нас. Ставлю его против всего, что ты до этого выиграл у меня.
    - Фамильная драгоценность? Из ценного металла? Покажи скорее, что там внутри!
    - Не торопись, землянин! Если выиграешь, то не пожалеешь.
    - Нет, так дело не пойдет! Космический катер и куча денег против маленькой коробочки? Прежде чем идти ва-банк мне необходимо знать, что ставки равноценные. Иначе никакой игры не получится!
    - Зафироты не умеют обманывать. Ты об этом знаешь! Даю честное слово, что этот предмет ценнее всего, что было у меня.
    - Я не профессор рептилологии. Почем мне знать, может, длительное общение с нами вас испортило, и я имею дело с прожженным лгуном?
    - Хорошо, если ты очень хочешь узнать – я скажу… Это Синтезатор желаний.
    Воздух внезапно перестает поступать в легкие Стила. Сердце отбивает в груди отчаянную чечетку. Липкий холодный пот проступает сквозь одежду. О Синтезаторе желаний ходит множество легенд, но никто, ни разу не видел его. Стил даже считал, что это досужие выдумки болтунов. И вот он воочию убеждается в существовании загадочного предмета. Более того, он может стать его законным (если закрыть глаза на некоторые детали) владельцем.
    С трудом Стил сглатывает тягучую слюну и выдавливает из себя:
    - Играем.
    Игроки готовятся совершить новые броски. Зафирокс медлит, будто находится в трансе, его тело трясется мелкой дрожью. «Интересно, религиозны ли зафироты? – размышляет Стил, - Может он молится об удаче?»
    Наконец четырехпалая лапа бросает кубики. С веселым стуком скачут они по столешнице. Одна кость останавливается сразу: четыре очка. Другая – катится дальше и останавливается на самом краю стола. Крэп зафирокса снова десять очков.
    Раздвоенный язык суетливо облизывает тонкие губы:
    - Твоя очередь, землянин.
    Привычным движением Стил берет кубики. Внезапно откуда-то из глубины души появляется предательская мысль, слабый безжизненный голосок: «А может дать шанс инопланетнику и сыграть вчистую? Пусть судьба определит победителя». Но худшая и более здравомыслящая часть сознания стоит на страже: «Здоров ли ты, Стил? Проиграть целое состояние? Нет! Десять состояний! Только из-за внезапного приступа альтруизма? Пусть лучше Малыш Кригг наделает в твоей пустой башке вентиляционных отверстий, или полиция Альдебарана посадит тебя отбывать три пожизненных! Подбери слюни и делай, что задумал!».
    Крапленые кости не подводят – при первом же броске выпадает семёрка.
    - Пасс! Я выиграл, - Стил смахивает мелкие капельки пота со лба. – А теперь расскажи мне: как пользоваться Синтезатором.
    Зафирокс не отвечает. Он меняется в цвете. Светло-зеленые чешуйки становятся бледно-розовыми, затем они приобретают багровый оттенок и, наконец, свинцово-лиловый зафирокс падает на грязный заплеванный пол.
    - Надеюсь, что я не ошибся, - шепчет зафирокс свои последние слова и навсегда закрывает глаза.
    Стараясь не смотреть на мертвеца, Стил собирает кредитки, документы на катер. Долго вертит в руках Синтезатор желаний. «Глупая ящерица! Так и не сказал, как им управлять. Теперь этот дивайс бесполезен. Может родственники выкупят?»
    - Вот не думал, что зафироты такие чувствительные! Совершенно не умеют проигрывать, - задумчиво произносит Стил, поворачиваясь к выходу, – Надеюсь, ты подтвердишь, что все было в рамках закона? – обращается он к бармену, возникшему прямо перед ним.
    - Все по правилам. Я видел и обязательно подтвержу, – в широкую грудь землянина упирается каррианский смертоносный клинок. Жало тоньше волоса, но прочнее алмаза. Зажиточные контрабандисты не раз демонстрировали Стилу такие игрушки, на спор рассекая стальные канаты. На землисто-сером лице бармена выделяются два ярких пятна: горящие безумным пламенем глаза и сведенный судорожной улыбкой рот.
    - Что за шутки? – Стил начинает осторожно отступать назад.
    - Оглядись вокруг, землянин! Бар пуст – ни души. В полиции работают мои родственники. Никто даже не будет проверять: почему у вас с зафироксом возникла ссора, и из-за чего вдруг он решил проткнуть тебя кинжалом.
    - Ты уверен, что правильно поступаешь? – ещё шаг назад.
    - Пойми, землянин, такой шанс выпадает раз в жизни. Небольшая сделка с совестью, короткое объяснение с полицией, и я – самый богатый человек на планете! Думаешь, я не видел ваших ставок?
    - Не боишься, что моя неупокоенная душа будет являться к тебе по ночам? – произносит Стил, растягивая слова, и совершая еще один шаг назад.
    - Банковский счет – лучшее лекарство от угрызений совести. А в призраков я не верю.
    Спина Стила упирается в стену. Отступать больше некуда, но и жизнь отдавать за «просто так» воспитанник контрабандистов не привык. Сознание отделяется от тела. Так происходит с ним всегда в минуту опасности. Организм совершает движения и действия, а мозг отстраненно и беспристрастно фиксирует события. Вот все мышцы напрягаются. Быстрый рывок вперед и вправо с полуразворотом. Правая рука с зажатым предметом бьет грабителя в челюсть. «Интересно, что у меня в руке? - работает сознание Стила, - Когда все закончится, надо будет посмотреть». Раздается неприятный хруст, голова бармена резко дергается назад. Клинок с печальным звоном ударяется о кафельную плитку, вслед за ним на пол грузно опадает тело неудавшегося грабителя.
    «Ну вот, похоже, что я его сломал, - Стил с сожалением смотрит на зажатый в кулаке Синтезатор, - Хотя есть еще надежда, что хрустнула челюсть аборигена. Хватит сентиментальностей, пора попрощаться с этой гостеприимной планетой!»
    Залитая солнцем площадь космопорта после сырого полумрака бара ослепляет.  Лишь минуту спустя глаза привыкают к свету и Стил осторожно осматривается.
    «Только бы никто меня не увидел. Только бы этот тупой бармен остался жив. Два трупа за один день – это перебор», - думает наш герой.
    - Ку-лур син, - произносит кто-то рядом со Стилом.
    Землянин резко разворачивается… и никого не видит. Секунду выждать и медленно повернуться вокруг: абсолютно безжизненная площадь под пронзительной голубизной неба. Стил быстро перемещается от колонны к колонне, затем пересекает открытое пространство обычным шагом, чтобы не привлекать внимания. Его цель – добраться до катера и помахать на прощание рукой с орбиты.
    Посередине огромного взлетно-посадочного поля, построенного еще первыми космопроходцами, в гордом одиночестве стоит летательный аппарат зафирокса. То, что рептилоид скромно называл катером, на деле оказывается полноценным комфортабельным звездолетом класса «А». Огромный серебристый диск радушно распахивает шлюз перед новым владельцем. Мелодичный женский голос приветствует Стила, едва он переступает порог:
    - Здравствуйте, новый владелец! Бортовая система навигации ждет ваших указаний?
    - «Бортовая система навигации» – слишком длинно, я буду называть тебя Даяной, а ты называй меня - Стил.
    - Думаю, не стоит одушевлять бортовой компьютер, - Стилу кажется, что в интонации бортовой системы навигации пробиваются нотки недовольства.
    - Привыкай, я своих решений не меняю. Так звали мою первую девушку. Твой голос мне её напоминает. Готовы ли мы отправиться в полет?
    - Господин Стил, система подготовки корабля к старту докладывает о своей полной готовности.
    - Сколько времени потребуется, чтобы убраться отсюда?
    - Господин Стил, по какой системе отсчета времени предпочитаете получить информацию?
    - По системе TAI, Даяна. Я - землянин.
    - Бортовой системе навигации известна ваша расовая принадлежность. До момента выхода на орбиту примерно двадцать земных минут.
    - Прекрасно, Даяна!
    - Что-нибудь ещё желаете?
    - Было бы неплохо перекусить, - Стил вспоминает, что с момента начала игры с зафироксом он ни крошки не держал во рту.
    - Пища, соответствующая вашему биологическому виду, будет готова через шестнадцать минут двадцать четыре секунды. Предыдущий владелец предпочитал принимать пищу в штурманской рубке, - других вариантов Даяна даже не предложила.
    - Было бы неплохо знать, где она.
    Перед Стилом в полумраке длинного коридора возникает голографическая объемная схема корабля с указанием основных маршрутов. Стил разобрался в хитросплетениях жилых, служебных и подсобных помещений и достаточно быстро добрался до центра управления по традиции называемого «штурманской рубкой».
    Времени до старта вполне достаточно, чтобы оглядеться. Теперь землянин может с полной уверенностью сказать, что корабль изготовлен на Зафире. Назначения множества приборов пульта управления он не знает, но за их видимой простотой и эстетическим изяществом чувствуются тайные знания и опыт тысячелетий. Стил снова вызывает объемную модель звездолета и любуется его конструкцией. «Интересно было бы поиграть в догонялки на таком «катере». Вероятно он даст фору любому полицейскому крейсеру», - думает Стил. И снова загадочный голос произносит: «Ку-лур син».
    Старт с планеты происходит без проблем. После восхитительного ужина настает время поближе познакомиться с Синтезатором желаний. Стил взвешивает на ладони продолговатую увесистую коробочку. Очень похоже на омытый прибоем морской камень, даже, кажется, пахнет морем. Черный матовый металл отливает синевой. Гладкая поверхность покрыта замысловатыми письменами. «Жаль, что зафирокс так быстро ушел в свой зафиротский рай, даже не успел пояснить мне: как этой штукой пользоваться». Но этот досадный факт не останавливает Стила. Он внимательно осматривает прибор со всех сторон, аккуратно проводит указательным пальцем вдоль узкой стороны, пробует подцепить ногтем деталь орнамента, показавшуюся ему щелью. Никаких результатов.
    «Видимо придётся вернуть его зафиротам, - Стил задумчиво вертит в руке Синтезатор желаний, - Сколько же запросить у них за этот прибор? Может быть сумму, достаточную для покупки собственной планеты, или комфортабельной звездной системы?»  Ах, если бы он знал, как можно управлять Синтезатором, то никому и никогда ни за какие деньги не отдал его. Ходили упорные слухи, что прибор выполняет любые желания владельца. «Наверняка это бред! Что мешало зафироксу пожелать победы в игре?» Ведь тогда все ухищрения Стила пропали бы даром. «А может, виновата их пресловутая абсолютная честность? Странные эти зафироты. Интересно было бы узнать: как жить честным в мире, где правит бесчестие?»
    Синтезатор желаний слегка теплеет, мелодичный голос отчетливо произносит: «Ку-лур син». Оранжевая искра пробегает по замысловатому узору матовой поверхности. Стил не успевает этому удивиться. Его размышления резко прерываются экстренным вызовом. Оживает основной экран штурманской рубки и почти прямо по курсу Стил видит хищный оскал полицейского крейсера. На мониторе видеосвязи появляется молоденький розовощёкий лейтенант. Судя по нашивкам, осанке и педантичному отношению к деталям форменной одежды можно сделать вывод, что служит он недавно.
    - Полиция Райского уголка. Приказываем вам остановиться!
    - Что вызвало интерес местной полиции к моей скромной персоне?
    - Стил! Да-да мы знаем ваше настоящее имя! Вы обвиняетесь в умышленном убийстве и вооруженном нападении с попыткой ограбления. Именем закона предлагаем вам добровольно сдаться.
    - Что за… - начинает было Стил, но одного единственного взгляда на монитор достаточно, чтобы покрыться холодным потом: полицейский крейсер приготавливается произвести залп из всех своих орудий.
    - Можно поинтересоваться, в чем конкретно меня обвиняют? – Стил уже догадался о чем пойдет речь, но решил потянуть время.
    - У нас на руках официальное заявление жертвы и свидетеля ваших преступлений. Убийство зафирокса Ротонга с целью завладения его имуществом, вооруженное нападение на бармена Глока с целью ограбления, нанесение тяжких телесных повреждений бармену Глоку, оставление в беспомощном состоянии. Стил, этих преступлений хватит на пожизненное, - радостно завершает лейтенант, который мысленно уже капитан,
    - Вы уверены, что нет никакой ошибки? Обвинения слишком серьезны.
    - Мы можем гарантировать вам честное судебное разбирательство с участием присяжных заседателей. И возможно тогда срок заключения будет сокращен до…
    - Черта с два! Я слишком хорошо знаком с вашими окраинными судебными системами, чтобы наивно полагаться на их объективность и беспристрастность. Даяна, полный вперед!!!
    Стил предполагал, что у корабля мощный двигатель, но не ожидал, что окажется прав до такой степени. Ускорение пытается размазать Стила по креслу как растаявшее масло по бутерброду. Плазменные разряды полицейского крейсера взрывают пустоту в том месте, где секунду назад был зафиротский корабль. Лейтенант забывает выключить систему связи и Стилу предоставляется возможность наблюдать за суматохой, охватившей представителей закона. Лейтенант взвизгивает: «Сопротивление задержанию!», - а потом пытается отдавать членораздельные команды, но у него плохо получается. Крейсер начинает набирать скорость, когда нарушитель почти недосягаем.
    Стил постепенно привыкает к скорости, перегрузка ослабляет свою мертвую хватку. Самое время оглядеться. Полицейский крейсер постепенно уменьшается в размерах и превращается в еле заметную точку. «Убежал!», - ликует в глубине сознания маленький Стил и показывает полицейским язык. Странное давно забытое чувство охватывает землянина. Подобное чувство возникает только в раннем детстве, когда не так много забот, и ты бежишь наперегонки с приятелями и вырываешься вперед, и слышишь, как твой соперник пыхтит уже далеко позади, и пьянящее чувство свободы и гордости переполняет тебя. Поглощенный этим чувством, Стил слишком поздно замечает, что широкая полоса астероидов встала на пути его корабля.
    - Даяна, ты что? Не видишь куда летишь???
    - Господин Стил, ваша последняя команда была «полный вперед». Слово «полный» было воспринято как указание на максимальное ускорение, а слово «вперед» в какой-либо дополнительной интерпретации не нуждается.
    - Поворачивай!
    - Господин Стил, вашу команду очень сложно интерпретировать…
    - Как включить автопилот?
    - Инструкция по технической эксплуатации, том шестой страница триста пятьдесят девять.
    - У меня нет времени читать эту чертову инструкцию!
    - Сожалею, господин Стил.
    Черная масса огромного астероида с устрашающей скоростью растёт на экране.
    - Сколько времени осталось до столкновения?
    - По какой системе исчисления времени…
    - По земной! По земной!!!
    - Десять секунд…
    - Успеем ли мы повернуть?!
    - Учитывая скорость сближения и вашу скорость реакции при отсутствии навыков управления…
    «Жить! Я хочу жить!!!» За секунду до столкновения Стил в бессильной ярости бьет кулаками по приборной панели. Вой аварийной системы не дает ему услышать уже привычное: «Ку-лур син». Яркая вспышка. Сильнейшее сотрясение вырывает Стила из кресла пилота, выворачивает суставы и швыряет о противоположную экрану стену. Острая боль рвёт мозг на части. Последнее, что видит Стил на экране – огромные острые скалы, величаво и печально пролетающие мимо.
    Возвращение к жизни даётся мучительно. Голова раскалывается на тысячу мельчайших осколков, яркие сполохи перед глазами мешают разглядеть окружающие предметы. Распухший язык еле помещается в пересохшем рту. Солоновато-сладкий металлический привкус вызывает стойкие рвотные позывы. Стил с трудом занимает вертикальное положение. Шатаясь, подходит к креслу пилота.
    - Даяна, что случилось?
    - Мы чуть не врезались в астероид.
    - Это я как раз помню. Объясни мне, почему мы НЕ врезались!
    - Вы активировали систему автоматической стрельбы, и объект прямо по курсу был уничтожен.
    - Почему же ты сама не активировала эту систему?
    - От вас такого указания не поступало.
    Обессиленный Стил падает в кресло.
    - Наши повреждения?
    - Повреждения ходовых, навигационных, боевых систем и систем жизнеобеспечения отсутствуют. Ваши повреждения: прокушенный язык, два выбитых передних зуба, шесть ссадин, одна царапина, не представляющая угрозу жизни…
    - Хватит! Я свои повреждения и без тебя очень хорошо чувствую. Даяна, берем курс на Зафиру, управление полётом бери на себя, но чтобы без столкновений и прочих приключений.
    - Мы не можем продолжить движение.
    - Черт возьми, почему?
    - Приказ офицера полиции.
    - Что-о-о? – в этот момент Стил замечает, что на экране видеосвязи давно горит сигнальный огонек.
    Всё пространство экрана заполняет грузная фигура угрюмого полицейского. Он кого-то смутно напоминает Стилу. Две упрямые черточки над переносицей, пышущие здоровым румянцем щеки контрастируют с землистым оттенком кожи. Грустные усталые глаза тускло блестят. Он с явным усилием процеживает слова сквозь плотно сжатые зубы:
    - Господин Стил? Мы приносим вам свои извинения за досадное недоразумение…
    «Это что-то новенькое, - думает Стил, - Никогда еще полиция передо мной не извинялась».
    - Наши коллеги несколько погорячились, - продолжает полицейский, - особенно, когда спутали вас с вашим однофамильцем, известным государственным преступником. Информация из дипломатического представительства Зафира несколько запоздала. Но когда была просмотрена запись из бара, и на каррианском клинке обнаружили только отпечатки пальцев бармена. … В общем, с вас сняты все подозрения.
    - А как насчет моего сопротивления задержанию? – голова гудит как трансформатор высокого напряжения, мысли трутся друг об друга как киты в детском бассейне.
    - Разве было сопротивление? Вы двигались без изменения курса, к тому же не были выполнены, все полагающиеся формальности по предъявлению обвинения. Можно считать, что официального требования остановиться вам не поступило. В соответствии с межгалактическим Кодексом действия полиции Райского уголка приравниваются к действиям частных лиц. Вы имели полное право не подчиниться гражданскому аресту.
    - Я полностью свободен? Я правильно вас понимаю?
    - Абсолютно! Единственно… - майор запинается, старается подобрать слова, - Я хотел бы вас попросить… Личная просьба… Не подумайте, что это как то связано с властью, просто личная просьба. Я очень вас прошу не выдвигать иска против планетной полиции. Понимаете, там работает мой брат. Он совсем еще молодой, горячий, не может сдержать служебного рвения. Ну, вы меня, наверное, понимаете?
    - Хорошо, - грустно улыбается Стил, - я выполню вашу просьбу.
    - А теперь вы, возможно, хотели бы поговорить с представителем своей планеты?
    - Не вижу в этом никакой необходимости… - Стилу не удается закончить фразу, на экране появляется рептилоид. Инопланетянин выглядит торжественно. Яркая накидка с растительным орнаментом украшает обтягивающий гибкое тело однотонный комбинезон.
    Зафирокс почтительно кланяется:
    - Добрый день, господин Стил! От лица Верховного парламента и народа Зафира, приветствую вас и поздравляю с успешным прохождением предвыборной игры на должность Верховного правителя нашей системы! Всё готово к вашему назначению.
    - Это что, шутка? Какое назначение? Какой правитель? Разве могу я, гуманоид, стать правителем ящериц? С каких это пор зафироты стали представителями моей планеты?
    - Уважаемый Стил, зафироты уже давно освободились от каких-либо расовых предрассудков. Назначение на должность - простая формальность, подтверждающая ваш статус в нашем обществе. Вы вступили в предвыборную игру в момент вручения вам Атрибута власти, более известного за пределами нашей системы как Синтезатор желаний. Назначил вас кандидатом на должность предыдущий Верховный правитель. В целом мы его выбор поддерживаем, так как среди нашего народа давно идет обсуждение проблемы выхода из кризиса.
    - Но ведь я этот «символ власти» вы-иг-рал! Это произошло по воле случая, - Стил опустил детали, способствовавшие этому случаю, - Неужели вы выбираете себе кандидатов в правители случайным образом?
    - Выбор был совершенно не случаен. Как и всё произошедшее с вами в последнее время. Над разработкой плана выбора кандидата работали лучшие ученые Зафира и сам Верховный правитель Ротонг.
    Стил пытается вспомнить, где он уже слышал это имя.
    - А что случилось с последним Верховным правителем? Может вернуть его обратно к власти пока не поздно?
    - К сожалению это невозможно. Сначала он загадал Последнее Желание Правителя, а потом умер в момент передачи полномочий, таков порядок. Вы же сами были свидетелем его смерти.
    - Зафирокс Райского уголка?!
    - Он хотел лично убедиться, что его место займет достойная кандидатура, и что наши ученые не ошиблись. Слишком многое поставлено на карту, чтобы рисковать. К счастью вам удалось с честью преодолеть все перипетии предвыборной игры и остаться в живых, ваша интеграция с Синтезатором желаний прошла успешно.
    - Какая игра, что за интеграция?
    - Вся наша жизнь – игра. Вам как незафироту будет трудно сразу принять нашу культуру, но со временем вы все поймёте. Правителем Зафира становится кандидат, преодолевший игру вероятности, переходящей в закономерность. Правила он устанавливает сам, хотя и не знает об этом.
    - Я не хочу быть ничьим правителем!
    - Синтезатор выполняет только искренние ваши желания. Вы уже в этом не раз убедились. Народ Зафира вверяет вам свое будущее. Единственно, о чем мы хотим вас предупредить: будьте осторожнее с желаниями. Теперь они сбываются, - посол Зафира ещё раз кланяется, - К сожалению, время нашего разговора подошло к концу. До встречи на Зафире!
    Стил ещё долго смотрит в мертвый экран. Понимание реальности приходит постепенно. Теперь он знает значение странных слов, произносимых Синтезатором. Догадывается о Последнем Желании Правителя. Он в двух шагах от того, чтобы стать самым могущественным человеком галактики. Но цена всему этому соответствующая - он оказался пожизненным участником игры, в которой все его плутовские навыки бесполезны. Он играет против самого себя.

  Время приёма: 18:38 23.05.2008