08:30 03.05.2020
Вітаємо переможців 53-ого конкурсу!

1 Олена ar027 Перелітний

2 Юлес Скела ar038 Полювання на Чугайстра

3 Макс Пшебильський ar008 Монетний двір


07:59 01.01.2020
Отпечатан тираж 40-ого выпуска.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Или на reglav @ rbg-azimut.com
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 53 (весна 2020) Фінал

Автор: Олесь М. Гоцак Количество символов: 23477
Конкурс № 53 (весна 2020) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ar029 Путешествие


    Когда двери мастерской отворились, Никас понял, что сейчас в его жизни произойдет что-то важное, значимое. Пришлось даже оторваться на миг от мольберта, отложить в сторону кисть, пока хозяин не видел. А виной этому стало появление необычных гостей. Были это не упитанные, благоухающие здоровьем горожане Порт-Дармиля, которых в мастерскую приводило желание прикоснуться к чему-нибудь прекрасному, возвышенному. Желание, хотя и кратковременное, но сильное. Особенно любили в Порт-Дармиле картины с изображением морской стихии, различные пасторальные истории, а еще особенной популярностью пользовались картины-фантазии, где реальность соприкасалась с вымыслом, сказка с былью. Весьма хорошо такие фантазии получались у юного Никаса, одного из учеников великого мастера Драгабера.
     Гостей было двое. Сначала в мастерскую через высокий порог шагнул высокий, скособоченный человек в длинном сюртуке, с тростью в руках и бакенбардами на озабоченном лице. Он сразу же обвел взглядом всех присутствующих и остановился на Никасе. Лицо его как-то подобрело, а рука крепко сжала трость. Сразу же за ним появился второй незнакомец, уж и вовсе имеющий странный и, можно сказать, даже отталкивающий вид. Был он низок и чуден, хмур и страшен. “Ох, смотри, горбун ведь!” – мгновенно промелькнуло в голове Никаса, пришлось даже спрятаться за мольберт и вернуться к работе. “А то ведь мастер Драгабер может увидеть”, – так оправдывался перед собой Никас. Он краем глаза посмотрел на других учеников и увидел, что они все, как один, усердно работают.
    - Нам нужен юный Никас! – хриплый голос прозвучал как удар грома.
    Должно быть голос горбуна! Экая напасть!
    Никас сделал вид, что ничего не услышал.
    - Эй вы, мальцы, оглохли, что ли?
    Мальцы молчали, а кое-кто молчал усерднее других.
    - Так вот же он, Тарминус! В дальнем угле, – хромой великан сделал несколько шагов к Никасу.
    -Видишь ли, мой друг Тарминус. Твоя персона у людей вызывает удивление и осторожность в общении, если не сказать....
    -Оставь свои мысли при себе, Фарен, – пробурчал горбун, – больно уж нам нужен ентот мальчишка! Да если бы не наш капитан....
    - Ну! – долговязый Фарен стоял возле Никаса, возвышаясь над ним, как могучее дерево над маленьким цветком. – Долго будем сидеть? Ты же Никас?
    Мальчик кивнул.
    - Вот видишь, Тарминус, все верно. Капитан правильно описал. Собирайся, малыш, идем с нами.
    Никас сидел, не шевелясь. “Это ж куда “собирайся?” А мастер Драгабер что скажет? Мне же еще три года долг за учебу возвращать!” – такими были мысли Никаса. Наконец, он собрался с духом и выпалил:
    - Не могу я никуда идти! Мне работать надобно!
    Тарминус захохотал.
    - Слышал? Работать ему надобно. Какой трудяга нашелся, наработаешся еще. Вставай и идем, выкупили тебя, понял? Все уплачено твоему мастеру Драгаберу, все до последнего тайгера. Без долга ты теперь!
    Никас посмотрел на Фарена.
    - Давай-давай, малыш, собирайся. Пойдем. Прощайся с друзьями, Никас.
    Необычные гости вышли во двор.
    Мальчик сухо попрощался (какие ж это друзья?), аккуратно сложил краски и кисти, потом вышел вслед за Фареном и Тарминусом.
    Во дворе было заметное оживление. Родня мастера Драгабера собралась на балконе особняка и все оживленно о чем-то говорили, судя по тому, что все смотрели на Никаса (и госпожа, и юные господины, и наставники), разговор шел о нем. Только не было самого мастера.
    “Ну и не надо!” – подумал Никас, вспомнив сколько неприятных моментов доставил ему мастер. Хотя с другой стороны, ведь и научил многому, в кредит вот согласился учить, дороговато, правда.
    - Твои вещи собраны, самое необходимое, – сказал горбун и протянул Никасу сумку. Да уж! Действительно, самое необходимое.
    Фарен ухмыльнулся.
    - Ладно, пошли.
    *
     Никаса немного беспокоило то, куда же они идут, и зачем он нужен этим чудным людям, однако спросить об этом не мог, боялся. Вот за спиной осталась городская площадь и памятник Смелым Морякам, Мореходное училище, Паровая мастерская господина Данга, Кукольный театр мадам Брозолли. Не остановились также возле серого помещения городской тюрьмы, подходя к которой сердце Никаса начало быстро стучать, да так, что, казалось, могло выпрыгнуть с груди. Наконец, они повернули на улицу Кирпичную, на которой Никас частенько бывал. А как же! Здесь находилось то, что словно магнитом притягивало мальчишек со всего Порт-Дармиля.
    - Ну, вот мы и пришли, – остановился Фарен.
    “Ну, конечно, как же я не догадался! Вокзал у Сияющей Дороги!” – Никас удивленно смотрел на огромное здание вокзала, на часы, которые висели высоко над головой, на самой высокой башне, а еще на огромный, похожий на сказочного ящера черный паровоз. Казалось, что это ящер затаился в ожидании прыжка, а его тело, длинное и массивное было одним целым с головой.
     Неужели?! Это же чудо современной техники! Легендарный “Молниеносный”, поезд-призрак, о котором в городе только и знали, что появляется он редко, приезжает неизвестно откуда, и исчезает в неизвестном направлении.
    Внезапно Никаса подхватили под руки и не успел он прийти в себя, как оказался внутри “Молниеносного”, в одном из вагонов.
    - Не бойся, малыш, – успокаивает мальчика Фарен, – мы уже пришли.
    Никас скользит взглядом по вагону, останавливается на такой же необычной компании, как и его спутники. Перед ним стояли: невысокий юноша с веснушками на лице; какой-то старик с густой бородой и приплюснутой шляпе, и еще с железной ногой; между ними, скрестив руки на груди, возвышался высокий человек в синей форме. Этот человек внимательно изучал Никаса, потом улыбнулся.
    - Здравствуй, Никас. Приветствую тебя на борту “Молниеносного”, чувствуй себя как дома. Я – капитан Гром. Трамп, проведи Никаса, покажи кровать и введи в курс дела, расскажи, в общем, что надо. Познакомь с экипажем.
    -Слушаюсь, капитан, – парень с веснушками приветливо протянул Никасу руку, – привет, меня зовут Трамп. Идем, я все тебе расскажу.
    - А вы что стоите? – капитан сдвинул брови. – Мы уходим, наше путешествие по Сияющей Дороге продолжается.
    - Так точно! – дружно ответила команда.
    За миг все разошлись, каждый из экипажа “Молниеносного” занялся своими делами и только Трамп с видимой охотой начал рассказывать Никасу о капитане, экипаже, и о поезде.
    *
     - Наш “Молниеносный” воистину уникален, но об этом позже. Как ты понял, нас пятеро. Первый – капитан Гром, он очень мудрый, много знает, а еще у него особый дар – он видит то, что никто из нас увидеть не может. Это он сделал “Молниеносного”, вместе с Фареном. Старик Уранга. Ух, ну и стариканище! Он кок и механик по совместительству. Или наоборот. Это с какой стороны посмотреть. Старик Уранга очень добрый.
    - А Тарминус...
    - Ха! Я вижу он тебе не понравился. Нет, он, конечно, странный немного, но в целом неплохой. Это второй штурман. Знаешь, какие истории он знает!! Он сказочник. А еще у него такие шикарные часы есть, на цепочке!
     Фарен – наш первый штурман. Он ученый, и очень-очень умен. Первый помощник капитана Грома, они большие друзья. Вот пожалуй и все.
    - А ты?
    -Я...ну, вроде юнги здесь. Первого юнги, – Трамп снизил голос, – вообще-то мне очень нравиться механика, и, скажу по секрету, старик Уранга меня немного учит ее основам, но ты никому не говори.
    Никас кивнул. Уж Тарминусу он точно не скажет!
     Трамп и Никас сидели во втором вагоне возле окна и смотрели как медленно начал двигаться Вокзал, башня с часами и люди, которые бегали по перону. Никас знал, что на самом деле –это илюзия. Все это осталось на месте, а они с Трампом, сидя в вагоне, двигаются вперед. “Молниеносный” быстро набирал скорость. За окном дома, улицы, деревья внезапно слились в одну сплошную массу.
    Никас с недоумением посмотрел на Трампа, но тот был спокоен. И вдруг из этой сплошной массы начали опять выделяться какие-то фигуры, словно рука художника наносила на холст эскиз рисунка.
    -Что это!!!! – Никас даже подскочил от удивления.
    Там, за окном, был совершенно другой пейзаж. Городские трущобы исчезли, вместо старинных и красивых домов Порт-Дармиля можно было увидеть пустыню, бескрайнее море песка под жарким медноликим солнцем.
    - Трамп, что происходит?
    - А разве ты не понял, Никас? “Молниеносный” – настоящее чудо техники, он не просто движется по Сияющей Дороге. А, скажем так, мы движемся во времени и пространстве. Хотя старик Уранга предполагает, что “Молниеносный” стоит на месте, а меняется все вокруг. В общем, я и сам еще не разобрался.
     Чтобы ты знал, капитан знаком с Фареном с детства, они вместе росли, потом придумали “Молниеносного”, им, правда, помогал один арабский ученый из какого-то времени и пространства. И всех нас они собрали из разных миров. Меня вот из Илориума, из древнего города далекого прошлого. Старика Уранга нашли в будущем, когда его мир уже умирал. Тарминус с какой-то голубой планеты, в его мире только появились первые паровые машины и автомобили. Ты, как известно, с Порт-Дармиля.
    “Ну и дела!” – подумал Никас.
    *
     Постепенно, день за днем Никас привыкал к новой жизни на борту “Молниеносного”. Сначала все було ему в новинку – и тихий стук колес, и покачивание вагонов, и дивная природа за окном, которую мальчик никогда не видел, даже в своих ярких снах. А потом Никас уже и представить не мог, что жизнь его была когда-то другой. Он познакомился с экипажем, а с Трампом да стариком Урангой они даже стали настоящими друзьями. Капитана Никас видел не так часто, оно и понятно: все-таки капитан!
    “Молниеносный” практически всегда был в пути. Иногда останавливался. Дважды в огромных городах, где дома своими крышами подпирали небо; где люди передвигались в быстрых сверкающих машинах и где были даже летающие дирижабли. Особенно ему запомнился Сант-Родолл, в котором они с Трампом смогли сделать маленькую пробежку по городским достопримечательностям и попасть в кинотеатр на премьеру нового фильма. Это было просто незабываемо! А еще поразил город далекого будущего Азариум (хотя старик Уранга утверждал, что понятие “будущее” или “прошлое” здесь неприменимо, ведь город был, как, он простодушно смеялся, “где-то”). В Азариуме Никас впервые увидел настоящего железного человека – “ро-бо-та” и огромные космические корабли. Уж такие он точно не мог и представить!
    А еще один раз Никас видел Призрака-в-блестящем. О нем ему сначала рассказал Фарен, мол, если увидишь высокого человека в блестящей длинной одежде в капюшоне, который двигается как тень, словно призрак по Сияющей Дороге, знай, это Призрак-в-блестящем.
     -Старик Уранга називает его Странником.
    А старик добавлял:
    - Я думаю, что Странник из числа тех существ, которые построили Сияющую Дорогу.
     И, действительно, это было удивительное зрелище: в Желтой пустыне, на месте высохшего моря, когда “Молниеносный” сделал остановку, все увидели вдалеке одинокую фигуру, которая парила над Дорогой. Через мгновенье Призрак-в-блестящем исчез.
    Конечно, Никас не только рассматривал новые миры, но и выполнял разную работу на “Молниеносном”: следил за порядком в вагонах, помогал старику Уранге готовить еду, а Трампу – поддерживать огонь в топке. Задача его была простая – подавать брикеты (полупрозрачные, немного c синевой, но вовсе не тяжелые) и смотреть, чтобы огонь не погас.
    А еще Никас учился.
    Капитан Гром как-то сказал: Никас, берись, брат за науку, и положил на стол перед ним высоченную стопку книг. Занимался с ним сам, еще и Фарен кое-чего объяснял. Так Никас узнал, что во вселенной огромное количество разных миров, что располагаются они, хотя и в разных временных периодах, но одновременно; что прошлое существует вместе с будущим и настоящим, просто в разных пространствах; что связывает эти миры бесконечная Сияющая Дорога, которая пронизывает их все, без исключения. Собственно, “Молниеносный” и ездит этой Дорогой, от мира к миру, от города к городу, от поселения к поселению. В некоторых мирах приезда “Молниеносного” ждали с нетерпением, потому, что без подарков экипаж не появлялся. Иногда это был эликсир от неизлечимой болезни, иногда нужное изобретение. Конечно, все это находили в других мирах, а кое-что из механических изделий делали сами.
    Никасу очень нравилась математика, химия и физика, а еще механика (благодаря урокам старика Уранга). Он узнал много нового и интересного. Иногда Никас брал в руки краски и кисть. Он долго да усердно рисовал, стараясь, чтобы на картине сохранилось все то необычное, прекрасное и волшебное, что увидел в путешествии по Сияющей Дороге.
    В общем все было чудесно, только вот с Тарминусом дружбы не получалось.
    *
    Однажды утром “Молниеносного” крепко затрясло, вагоны бросало в разные стороны и с верхних полок попадало все, что там было сложено. Казалось – поезд мчится сквозь непреодолимую преграду. Трамп сразу побежал в рубку, за ним хромая пошел долговязый Фарен. Никас сначала испугался крепко, а потом побежал вслед за другими. Там он увидел капитана Грома, который сосредоточенно держал штурвал двумя руками, слегка поварачивая в разные стороны. Впереди находился большой Серебряный Мост через огромную бездну.
    И вдруг Никас бросился вперед, к капитану.
    - Капитан, прошу вас, остановите “Молниеносного”.
    - Малыш-ш! – удивился Фарен, – что за шутки!
    - Остановите “Молниеносного”, туда нельзя!!!
    Мост быстро и неумолимо приближался.
    - Это не настоящий Мост! Послушайте меня. Это...это илюзия. Я же картины писал, я вижу.
    -Капитан, у мальца, верно, жар. Дурная была попытка – взять на борт мальчишку, – голос Тарминуса прозвучал неожиданно резко.
    Капитан посмотрел на Никаса, вздохнул, но поезд не остановил.
    - Капитан, неужели вы не видите?
    Фарен неуверенно произнес:
    - Капитан, возможно давайте проверим...
    - Хорошо.
    Когда “Молниеносный” остановился и путешественники вышли к Мосту, они увидели, что он, действительно, был полупрозрачным, и сквозь него пролетали птицы.
    - Ай да малыш! – похвалил Фарен. – Надо же, не ошибся! Временная яма. Нужно тепер вернуться немного назад, мы пропустили поворот, я знаю где.
    - Дай краба! – Трамп протянул руку. Она была теплой и очень крепкой.
    Старик Уранга тоже радовался, как дитя малое. А когда они зашли в поезд, и “Молниеносный” двинулся назад, Тарминус подошел к Никасу, долго мялся, а потом вытянул из кармана свои часы на длинной цепочке.
    - Держи, малыш, знаешь, пускай будут у тебя, это – подарок мой.
    - Спасибо, Тарминус.
    Ну вот, наконец-то и с Тарминусом подружились. Действительно, он же такой интересный!
    Только чуть-чуть удивил Никаса капитан, он и слова не сказал ему, а ведь так хотелось что-нибудь услышать! А еще больше Никас удивился, когда вечером, лежа в кровати он услышал разговор Фарена и Тарминуса.
    - Знаеш, Тарминус, капитан наш сдавать начал. Он же расчеты сам делал, не пустил меня, да и с Мостом не хорошо вышло. А что, если бы не Никас, попали ли бы в Безвременье! Что тогда было бы?
    - Да, Фарен. Капитан нынче странен. Это все Волшебный Родник. Он как слышит о нем, сразу изменяется, ты заметил?
    - Точно. Ладно давай спать. Мне еще капитана через три часа менять.
    - Давай.
    *
    Волшебный родник...
    Вот, что оказывается было целью путешествия “Молниеносного”.
    - Да-да, малыш, – Тарминус продолжал одну из своих любимых историй, – Волшебный родник на планете Тор-на-Брахте. Уникальное место, волшебный мир, где царит вечная молодость, где живут удивительные животные и растут дивные растения. По разному называют этот мир, но мы знаем его как Тор-на-Брахте. Тот, кто туда попадает, приобретает удивительные способности, он может управлять временем. Слышишь?
    - Значит мы ищем Волшебный родник? Честно говоря, я думал...
    - Ну, наш старик Уранга считает, что это все сказка, в которую незабвенно верит капитан Гром. Но и мы немного верим.
    - А зачем нам Волшебный родник?
    - Зачем? Знаешь, сколько в мирах людей, которым нужна помощь? “Молниеносный” и так здорово помогает! Ты же сам видел, сколько хорошего мы делали; благодаря нашему появлению происходит научный прогресс, мы как-бы его двигатели. Представь, если бы мы дали людям исцеление от всех болезней. Вечную молодость. Нет болезней, нет трудностей, есть свободное время для работы, есть бесконечная жизнь! Все счастливы!
    *
    Вечером, после ужина, к Никасу подошел Трамп:
    - Тебя капитан зовет, он за штурвалом.
    Никас прошел два вагона и зашел в рубку. Капитан Гром стоял за штурвалом и внимательно смотрел на Сияющую Дорогу. Поезд мчался сквозь время и пространство, а за окном изменялась природа, пролетали разные города, густые леса переходили в степь, затем появлялись огромные, до самого неба грозные и таинственные горы, и, наконец, бесконечная пустыня. Иногда можно было увидеть и вовсе необычную картину: большие острова, словно дирижабли висели в воздухе, а между ними летали дивные машины; с островов свисали до самой земли гибкие лианы, некоторые даже касались Сияющей Дороги.
    - Никас, я вижу, ты хорошо освоился у нас? – спросил капитан Гром.
    - Да, капитан. Мне нравится на борту “Молниеносного”.
    Внезапно капитан повернул на себя рычаг, “Молниеносный” начал понемногу сбрасывать скорость, пока совсем не остановился. Капитан Гром повернулся:
    - Малыш, я хочу, чтобы ты меня выслушал. Видишь ли, мы попали в очень затруднительное положение. Дальше могут поехать не все.
    Никас с удивлением смотрел на капитана.
    - Но почему?
    - Посмотри внимательно вперед.
    Да, впереди виднелся огромный Серебряный Мост.
    -В какую бы сторону мы не поехали, нас будет ждать этот Серебряный Мост. Другими словами, мы в ловушке. Экипаж еще этого не понял, они думают, что Мост ведет к Безвременью. Мир, в котором время замерло, где нет будущего, нет прошлого. Где есть только настоящее. Так вот они все ошибаются – мы все уже в Безвременье!
    Но, самое главное, что где-то рядом находиться Волшебный родник, я знаю. Потому, что я уже был возле него, очень давно, но так и не смог черпнуть из него волшебной силы. В общем, Никас настало время выбора, я хочу чтобы ты дальше поехал со мной.
    - А..другие?
    - Они остануться здесь. Мост не выдержит столько людей, и дело, конечно, же не в общем весе поезда, но с ними “Молниеносный” не сможет по нему проехать. Однако мы вернемся, малыш, обязательно, как только найдем Волшебный родник. Мне нужно твое согласие. Что ты скажешь?
    Никас не знал, что ответить капитану. Он вспомнил мастерскую мастера Драгабера и появление в ней долговязого Фарена и угрюмого Тарминуса, знакомство с Трампом и стариком Урангой. Безвременье. Они все попали в Безвременье! И только он с капитаном может им помочь! Малыш Никас!!!
    - Я согласен, – наконец он смог выдавить из себя.
    - Вот и отлично, а теперь осталось самое главное. Идем за мной, поможешь, я отцеплю вагоны.
    *
    Мост они проскочили так быстро, что Никас даже не успел испугаться. Он стоял рядом с капитаном и чувствовал себя настоящим героем. А как же! Они смогли вырваться из Безвременья. Они готовы двигаться дальше!
    - Да, малыш! Очень скоро мы достигнем цели. Осталось совсем немного, что нам эти никчемные людишки! Старик, едва сохранивший рассудок, кривой Фарен, сказочник Тарминус и бесталанный Трамп. Экое жалкое сборище!
    Никас ужаснулся словам капитана.
    - Капитан Гром, вы же говорили, что мы вернемся за ними.
    - Конечно, вернемся. Когда-нибудь. Это же Безвременье! Они будут там всегда, мы можем попасть к ним и с прошлого и с будущего. С любого места, потому, что мы черпнем могучей силы в Волшебном роднике. И она нам поможет их забрать. Ничего, подождут!
    И внезапно Никас увидел капитана совершенно по-новому, вместо уверенного мужественного человека перед ним, крепко ухватившись за штурвал, стоял самодовольный, властный, и, главное, чужой человек.
    На глаза Никасу навернулись слезы. Сквозь водную стену он увидел такую картину: на заброшенной Сияющей Дороге, возле огромного Серебряного Моста стоят одинокие вагоны, дождь и ветер бьют в стекла, снег заметает их до самых крыш. А там за окном, виднеется несколько печальных лиц.
    - Капитан!!! Я прошу вас, давайте вернемся назад, в Безвременье!!! Слышите, капитан!!
    Никас бросился к капитану, ухватил его за руку.
    -Пожалуйста!!!
    Капитан Гром был неумолим. Он смотрел далеко вперед, и, казалось, что в его глазах отражается бесконечное море. Волшебный родник.
    Тогда Никас, вытирая соленые слезы на лице, прошептал:
    - Я найду вас. Обещаю.
    *
    Никас уже долго брел по Сияющей Дороге.
     “Молниеносный” и капитан Гром остались далеко позади. На одной из остановок он выскользнул из паровоза и побежал, ноги несли его сами, а сердце быстро стучало. Никас исреннее считал, что сможет дойти до Безвременья, туда, где остались его друзься, но силы его понемногу оставляли. Никас знал, что главное – дойти до развилки, а там он сможет пойти либо в будущее, либо в прошлое. Если у него получится. А там будет видно.
    Однако идти ставало с каждым шагом все сложнее. Внезапно споткнувшись, Никас упал прямо на Сияющую Дорогу. Больно. Защипало в глазах. Ничего! Нужно вставать! Вставать! Но как же это тяжело!
    Вдруг чьи-то крепкие руки подхватили Никаса, помогли встать на ноги. Капитан Гром?!
    Нет. Это.. Неужели?!
    Никас почувствовал легкий испуг. Человек, который стоял перед ним (и вовсе даже не стоял, а словно висел в воздухе) был одет в блестящую одежду, которая свисала до самой земли. Призрак-в-блестящем. Странник.
    И вовсе не страшный! Незнакомец снял капюшон и Никас увидел лицо обычного человека, но все же было в нем что-то притягивающее. Возможно такое ощущение появлялось из-за глаз Призрака. Они были настолько добрые, что Никас сразу почувствовал доверие.
    - Не бойся, малыш. Крепче держись за меня.
    Призрак-в-блестящем взял Никаса за руку и за миг они оказались совершенно в другом месте. Вокруг, куда ни кинь глазом, виднелось огромное, бескрайнее зеленое поле. Только Сияющая Дорога и небольшой деревянный домик выделялись на фоне цветов и травы. Возле домика, щипая траву, бродила красивая гнедая лошадь.
    Призрак-в-блестящем опустил Никаса на траву.
    - Послушай, Никас. У нас мало времени на разговор, поэтому слушай меня внимательно. Я знаю о твоем желании. И с радостью бы помог, но здесь наши силы ограничены. Твои друзья действительно застряли в Безвременье, и никто им помочь не может. Даже Волшебный Родник, в котором рождается время, здесь не помощник. Хотя, безусловно, он многое может дать. Есть другой путь, очень не простой, поэтому я принес тебя в Страну Цветов. Здесь начинается Сияющая Дорога.
     И, запомни, если ты будешь, как и сейчас, иметь огромное желание помочь друзьям; если ты сможешь не утратить свою мечту, у тебя все получиться. Помни об этом. А теперь я прощаюсь с тобой!
    -А... – только и успел произнести Никас, как Призрак-в-блестящем растворился в воздухе. Через мгновенье малыш увидел его вдалеке, на Сияющей Дороге, там, где небо сливалось с землей.
    Никас развернулся и посмотрел на домик. Что же, похоже, в нем кто-то живет. Да и лошадь не похожа на дикую. Вдруг послышались детские крики и веселый смех. Из дома вышел, чуть хромая, курносый мальчишка лет восьми, в коротких штанишках, в синей рубашке, с вышитыми на ней цветами. Когда увидел Никаса, он остановился, всплеснул руками и деловито произнес:
    - Гм, похоже у нас гости. Мама, папа, у нас гости!!!
    За минуту все обитатели дома выскочили на улицу. Один мальчишка и трое девчонок, двое взрослых (видимо это и были родители) молча рассматривали Никаса.
    - Здравствуй, малыш, – произнесла женщина, – мы рады приветствовать тебя на нашей земле. Не часто увидишь путника на Сияющей Дороге.
    А курносый мальчишка вышел вперед и смело протянул руку Никасу:
    - Ага. Привет, а то мне с девчонками делать тут совершенно нечего. Меня зовут Фарен.
    “Фарен?? Фарен!”
    Никаса внезапно охватило странное чувство, словно это все дивный сон, необычный, волшебный сон. Сами собой возникли в голове слова Призрака-в-блестящем: “есть другой путь, очень не простой”. Малыш ясно представил одинокие вагоны в Безвременье, возле Серебряного Моста.
    А еще Никас понял, зачем ему нужна Сияющая Дорога. Что ж, теперь у него все получиться!
    Он протянул руку и, улыбаясь, произнес:
    - Гром. Можете звать меня – Гром.
    

  Время приёма: 15:57 12.04.2020