16:04 04.11.2019
Определены победители 2019-ого года:

1. Юлес Скела и ЧучундрУА.
2. Птица Сирин (Татьяна Левченко).
3. Христя Хмиз (Наталья Кондратенко).
4. Лара (Лариса Турлакова).
Призы ждут вашего выбора!


17:39 03.11.2019
Вітаємо переможців 51-ого конкурсу!

1 Лара ao015 Стекляшки
2 Христя Хмиз ao006 Арбітраж
3 Сокира ao001 Не таке, як здається


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 51 (осень 19) Фінал

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 12332
Конкурс № 51 (осень 19) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ao026 Вы должны знать


    Гладкие белые стены замыкали небольшое пространство со всех сторон, холодно и невозмутимо отражая взгляд Ноэля. Они не производили «давящее», «гнетущее» впечатление, как классические тюремные стены из камня или кирпича, но своё предназначение выполняли отлично. Ни решёток, ни цепей... и всё же Ноэль отлично осознавал, где находится.
    Он перевёл взгляд на другую стену, затем на потолок. Везде одно и то же – однотонная ровная поверхность. Отсюда не убежишь, не сделаешь подкоп. Кроме стен, его охраняли многочисленные следящие устройства, сплетая вокруг невидимую, но прочную сеть. Сил не хватит разорвать её...
    Прозвенел звонок. Ноэль встал, дождался, пока дверь отъедет в сторону, и вышел из камеры.
    Заключённые собирались в коридоре, неспешно выстраиваясь в колонну по двое. Охранников поблизости не было – в такой высокотехнологичной тюрьме они ни к чему. Лёгкий, почти невесомый обруч на шее каждого заключённого содержал аппаратуру, постоянно контролирующую их действия. Постепенно люди свыкались с этим неотступным стражем, вовсе забывая о его существовании, но он про них не забывал.
    Снова звонок. В конце коридора распахнулись двери, открывая проход на нижний уровень.
    Столовая. Длинные столы, скамьи, окошки с автоматическими раздатчиками, непременные белые стены – всё чистое, стерильное, безликое. Как и ряды заключённых, молча поглощающих пищу. Считается, что общая столовая нужна из соображений психологии – людям необходимо присутствие себе подобных. Однако Ноэль, оглядываясь по сторонам, видел всё ту же тюрьму. Похожие друг на друга люди в одинаковой одежде, с одинаковыми движениями и лицами, казались частью обстановки, продолжением этих бесстрастных стен.
    Теперь – прогулка. Просторный двор с прямоугольниками аккуратно взрыхлённой земли, в которой аккуратно высажены аккуратные растения. Везде – идеальный порядок, тишь да гладь. Хоть бы что-то произошло; что-то, нарушающее скучную размеренность тщательно распланированной жизни. Но – нет. Куда там. Начальство не позволит.
    Звонок.
    Занятия. Основы социологии, психологии, юриспруденции. Наставники ненавязчиво внушают заключённым, что их наказали по заслугам, но ещё не поздно исправиться, начать новую жизнь и вернуться в нормальное общество. В цивилизацию. Многие, судя по глазам, верят.
    Перерыв.
    Ужин.
    Прогулка.
    Время сна.
    Повинуясь распорядку, автоматически раскладывается кровать. Даже это простое действие заключённые не могут совершать самостоятельно.
    Ноэль взбил подушку. Лёг. Накрылся одеялом.
    Так хочется, чтобы всё это оказалось сном. Но завтра, как только он откроет глаза, вокруг снова будут выситься проклятые белые стены...
    
    Оранжевое небо горело, остывая по краям до тускло-пастельных тонов и яростно пылая в центре. Казалось, что равнину накрыл пластиковый купол, но жаркое солнце вот-вот прожжёт его, и обрывки свалятся людям на головы, а беспощадные лучи испепелят всё вокруг. Багровые облака, похожие на клочья резины, пересекали небо, не давая ни прохлады, ни покоя.
    Опираясь на лопату, Ноэль распрямился и вытер рукавом пот со лба. Жарковатый выдался денёк, а до вечера ещё далеко.
    Широкоплечий Арбро, получивший пожизненную ссылку за непредумышленное убийство при ограблении со взломом, снял с пояса фляжку и сделал три длинных глотка, после чего закрыл её с явной неохотой. Здесь быстро приучаешься экономить воду. Сейчас её возят цистернами от артезианской скважины. Когда проложат трубопровод, станет легче, но сколько ещё ждать придётся...
    Мимо проехал многофункциональный робот, оставляя чёткие следы гусениц в вязкой земле. Угловатая махина натужно гудела, время от времени повышая тон, будто возмущаясь человеческой ленью и нерадивостью. Ноэль снова принялся за работу.
    Да уж, условия на этой планете не ахти. Причём место для постоянной базы выбрали в самом благоприятном регионе, в остальных всё ещё хуже. Впрочем, никто и не собирался отправлять опасных, непригодных для перевоспитания преступников на курорт. Может, спустя столетия инженерам-терраформистам и удастся изменить климат, сделав из планеты настоящий райский уголок. Вот только Ноэль и его сотоварищи этого не увидят. Даже если удастся дожить до глубокой старости, что здесь весьма проблематично. И на Землю им возврата нет...
    – Вода! Вода! – завопил кто-то, тыкая пальцем в небо. Вместо радости этот крик нёс тревогу. Ноэль не был новичком, и знал, в чём дело. Он помчался к укрытию, увязая в податливой почве. Остальные тоже бежали, стараясь успеть первыми.
    Кроме обычных облаков, похожих на остатки лопнувшего воздушного шарика, существовали и другие – парящие в верхних слоях атмосферы рассеянные скопления кристалликов льда, практически невидимые с земли. По большей части они возникали и испарялись бесследно, но иногда, под влиянием ещё не изученных процессов, разом переходили из твёрдого состояния в жидкое, обрушиваясь вниз мощным ливнем с ясного неба.
    Повезло. Успел.
    Тугие струи отвесно ударили в землю – как будто частокол сосулек вырос перед входом. Крупные брызги и кусочки льда рикошетом залетали внутрь, заставляя людей ёжиться и отступать подальше. Но вскоре всё стихло. Оранжевое небо вновь засияло, над землёй поднялся пар.
    Ноэль неторопливо вышел, позёвывая и осматриваясь по сторонам. После дождя стало прохладнее, но работать всё равно не хотелось. Если бы...
    – А-а-а-а!
    Дикий крик резанул по ушам. Все резко обернулись.
    Чуть в стороне от толпы на земле бился человек, будто пытаясь вырваться из хватки невидимых щупалец. Впрочем, не таких уж невидимых – в складках одежды мелькнуло что-то зелёное, потом ещё, и ещё... Бурно растущие побеги оплетали жертву, стягиваясь всё туже.
    Прошло уже много времени с тех пор, как их последний раз беспокоила эта напасть, но старые навыки вспомнились быстро. Несколько человек, оказавшихся ближе всех, тут же обмотали руки рубашками, чтобы защитить их от ядовитого сока, схватили пострадавшего и резко приподняли; ещё двое выхватили ножи и принялись обрезать вьющиеся стебли. Те яростно извивались, брызгая соком, а затем втягивались под землю. Вскоре на поверхности не осталось даже следов. Чтобы обозначить место, где скрывалась ловушка, туда воткнули лопату.
    Упавший совсем обессилел, он лежал неподвижно и слабо стонал. Остатки растения всё ещё шевелились, будто выводок змей. Их быстро, но осторожно сняли. Затем пострадавшего переложили на брезент и понесли к медпункту. Ноэль помогал, поддерживая его сзади, и всё время с опаской посматривал себе под ноги. Он был уверен, что эту пакость давно уничтожили, выжгли лазерами – а вот поди ж ты. На этой планете не водились хищные звери или опасные для человека насекомые, но подземные ядовитые лианы с успехом их заменяли.
    Врачи оказали пострадавшему необходимую помощь, но ничего конкретного о его шансах сказать не смогли. Люди неохотно вернулись к работе.
    Земля почти высохла. Таящиеся в ней растения пробуждает только вода, сейчас они неопасны, но дожди случаются часто, и кто знает... Может, в следующий раз не повезёт ему. А может, произойдёт что-нибудь похуже.
    Спина болит, а до перерыва ещё далеко...
    
    Свет ярких ламп заливал небольшую камеру, отражаясь в холодных металлических стенах. Совсем не подходящая обстановка для хорошего сна. Однако это не имело значения.
    Ноэль сидел на широком низком ложе – единственном предмете обстановки. Наконец всё закончилось. Сейчас он может делать что угодно. Никого не видно, но за ним, конечно же, наблюдают. Внимательно смотрят, скрываясь за стенами...
    Мелькнула шальная мысль: может, отвести душу напоследок? Показать им всем голую задницу, что-то выкрикнуть, написать на стене... Но он тут же представил, как это будет выглядеть со стороны. Нет, лучше встретить неизбежное спокойно и с достоинством. Будто от этого что-то изменится...
    Сейчас он умрёт. В камеру начнёт поступать особый газ без цвета и запаха – сначала он всего лишь вызывает сон. Глубокий, спокойный сон. Затем, когда концентрация увеличивается, наступает смерть. Незаметно, без боли и страха. Вот такой вот цивилизованный способ лишения жизни.
    Надеяться больше не на что. Позади остались суды, апелляции, совещания с адвокатами. Короткие вспышки радости, будто взлёты к небесам, и падения в чёрную бездну отчаяния. Теперь он знает, что его ждёт. Всё окончательно ясно.
    Вроде бы спать ещё не хочется...
    Может, это и к лучшему, что у него нет детей. Ноэль вспомнил родителей. Затем – школьные годы. Каким простым и ясным казалось тогда будущее!
    Та девочка из параллельного класса... Спустя несколько лет после окончания школы они случайно встретились на улице. Из этого что-то могло получиться, если бы...
    Голова потяжелела. Мысли замедлились: теперь попытка сосредоточиться на чём-то требовала больших усилий.
    Неужели это конец? Нет, нет, всё не может вот так оборваться. Он должен попробовать... Нужно... сделать...
    Наступила темнота.
    
    Ноэль медленно открыл глаза. Всё вокруг показалось необычно чётким и выразительным. Но и пережитое не забылось, оставшись с ним, став частью его.
    Он снял шлем – ажурное переплетение металлических нитей, быстро и эффективно погружающее человека в виртуальную реальность. Остальные сделали то же самое. Одни выглядели потрясёнными, другие – спокойными, но чувствовалось, что равнодушным не остался никто.
    Судья молча ждал, сидя перед ними на возвышении; в полумраке комнаты специальных заседаний его лицо казалось маской из тёмного дерева. Убедившись, что все пришли в себя, он легонько стукнул молотком, привлекая внимание.
    – Итак, господа присяжные, вы получили необходимую информацию. Необходимую для того, чтобы вынести справедливый приговор. Теперь вы знаете – и, надеюсь, чувствуете, – что стоит за простыми и привычными словами, определяющими различные меры наказания. Теперь, принимая решение, вы осознаёте, на что именно вы обрекаете человека.
    Некоторое время судья молчал, рассматривая сидящих перед ним людей.
    – Однако подобная мера стала бы неполной и необъективной, если бы она отражала позицию лишь одной стороны. Символом Фемиды, богини правосудия, не зря являются весы. Для неё важны только факты – и повязка на глазах служит препятствием для эмоций, которые могут повлиять на беспристрастность и точность вердикта. Вы не должны просто жалеть подсудимого; это так же неправильно, как и ненавидеть его. Ваша задача – восстановить справедливость. Для этого вам следует познать не только суровость закона, но и необходимость его применения. Вы знаете, что чувствует преступник – теперь вы должны понять, что чувствует его жертва.
    Ноэль повертел шлем в руках. Как же не хочется снова одевать его. Снова погружаться и иллюзорный, но отражающий реальные события мир. Тем более что слушается дело об убийстве. Он только что пережил страх обречённого – и теперь придётся испытать это ещё раз.
    Но что поделать – иного пути нет. Справедливость невозможна без знания правды.
    Глубоко вздохнув, Ноэль надел шлем. Он мягко охватил голову...
    
    Близился вечер. К счастью, работа почти закончена. Не хотелось бы брать её домой.
    На экране теснились числа, выстроенные в столбцы, графики, сложные схемы. Осталось всё перепроверить и подвести итоги... ладно, это недолго. Ноэль откинулся в кресле, закрыл глаза и слегка помассировал их.
    Он всё больше уставал не только от самой работы, но и от роли сурового, требовательного руководителя. А как иначе управлять фирмой таких размеров? Да ещё в нынешние непростые времена. И когда-то, давным-давно, высокая должность в самом деле доставляла ему удовольствие. Тогда он ни о чём не жалел, засиживаясь на работе допоздна. Но сейчас его единственное желание – поскорей оказаться дома, с женой и детьми.
    Махнуть бы рукой на работу – да нельзя. Новое поколение менеджеров пристально следит за ним, нетерпеливо ожидая, когда он даст слабину. Эти молодые напористые ребята готовы отчаянно драться, чтобы занять его место, друг дружку локтями отпихивать, зубами рвать – но заменить шефа по-настоящему не способны. Нет у них любви к этой работе, гордости за неё... одна только жадность и неутолённые амбиции. Некоторые прямо-таки убить его готовы – засиделся, мол, старик в своём кресле, по доброй воле не уйдёт; пора убирать. А придя к власти – развалят всё к чертям за пару лет и сбегут, поджав хвост, обвиняя предшественников, правительство, рыночную конъюнктуру... кого угодно, только не себя. Эх...
    Ноэль потянулся, зевнул и решительно подался вперёд. Ещё немного – и всё. Хватит на сегодня. Его ждут дома. Готовят ужин. Нельзя расстраивать близких людей, даже ради важного дела.
    Сбоку почти неслышно приоткрылась дверь...

  Время приёма: 20:21 19.10.2019