17:23 11.08.2019
Вітаємо переможців 50-ого конкурсу!

1 Юлес Скела am017 Річку перескочити
2 Shadmer am018 Интересная жизнь
3 Панасюк Сергій am002 Краплі дощу


17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Фінал

Автор: Shadmer Количество символов: 21641
Конкурс № 50 (лето 19) Фінал
рассказ открыт для комментариев

am018 Интересная жизнь


    

     «Жить будешь интересно», — вспомнил Ник слова Геллы, выбираясь из шаттла. Он рухнул посреди пустоши, не дотянув до космодрома всего-ничего. Хвала розовым пряникам, на этот раз ничего не заело. В прошлый раз отказала вся электроника, и он просидел в корабле две недели, питаясь всухомятку таблетками.
    — Чёрт бы тебя подрал, Гелла, — процедил Ник сквозь зубы. В последнее время «интересная жизнь» прямо-таки преследовала по пятам.
    Пустошь — лучшее описание этой дыры. Жёлто-коричневый шар будто целиком состоял из камней и песка. Изредка попадались «оазисы»: унылые клочки с пожухлой травой.
    У планеты не было имени, только номер. Одна из старейших колоний Земли, так и не ставшая ничем большим. Она исполнила возложенную миссию: люди поняли, что могут дать мёртвой планете подобие жизни — и на этом конец. Следующим человеческим «детям» повезло больше, а на первенца не хватило ни денег, ни сил.
    Первые поселенцы смирились с жизнью в полудиких условиях. Сменялись поколения. Кто-то покидал недружелюбный мир, а кто-то не видел для себя лучшей жизни.
    Ник всегда изучал истории планет, как и подобало хорошему фольклористу. Но к безымянной планете его привели не истории. Здесь он найдёт свою ведьму: братья Геллы работали на местном космодроме.
    Аварийный маяк не включался. Может, с космодрома заметили его падение, только Ник сильно в этом сомневался. Удача — его «любимое» слово в последнее время. Если верить сгоревшему навигатору, космодром находился недалеко. Но, как это бывает, «недалеко» — понятие относительное: на шаттле — на расстоянии секунды, пешком — дни пути.
    Дыхание перехватило от невыносимого жара. Во все стороны простиралась каменная пустошь. Внимание привлёк столб пыли на горизонте. Ник вгляделся в горячее марево: уж не песчанная ли эта буря? Он хотел уже скрыться в шаттле, но услышал дребезжание мотора.
    Ник приставил руку козырьком. Фургон передвигался на удивление быстро, и Ник отругал себя за то, что так и не купил хотя бы пистолет. Раньше, в другой жизни, закончившейся всего два месяца назад, он презирал оружие. Кому нужен фольклорист, собирающий мифы и легенды далёких планет? Истории — товар неходовой, и Ник оставался невидимкой для космических пиратов и прочей нечисти. До недавних времён.
    Колымага громыхала, опасно покачиваясь на бездорожье. По слухам, первые колонизаторы до сих пор оставались верными традициям прошлого. Но увидеть аутентичный «хиппи-бус» Ник не ожидал.
    Фургон остановился в десятке метров от шаттла, выхлопная труба напоследок чихнула. Выходить никто не торопился. Бока «хиппи-буса» блестели на солнце.
     Наконец дверь приоткрылась. На миг показалось суровое мужское лицо, но тут же исчезло. Бус выпустив низенького человечка, закутанного от макушки до пяток в плотные лохмотья. Человечек засеменил к Нику. Через несколько шагов он оглянулся, но дверь фургона с лязгом захлопнулась. Ветер покачивал фигурку и казалось, вот-вот сдует её.
    Ник ждал. Он прекрасно знал обычаи планеты — здесь хозяева первыми приветствовали гостей.
    Маленький человек остановился возле Ника, глядя снизу вверх. Стянул шарф, закрывающий лицо от песка, и сказал:
    — Мы с отцом видели, как вы упали с неба.
    Ребёнок. Девочка лет двенадцати, если судить по голосу.
    — Нам нужна помощь.
    В другое время Ник с удовольствием бы помог. Помощь местным — лучший источник историй. Но в последнее время ему не везло из-за проклятия Геллы. Так что он покачал головой:
    — Прости, но как видишь, я сам не в лучшем положении. Мне бы добраться до космодрома…
    Девочка обернулась и помахала рукой. Из фургона вышел рослый, тощий мужчина, укутанный в такие же плотные лохмотья, как и девочка. Голову от солнца скрывала широкополая ковбойская шляпа.
    — Не бойтесь, — сказала девочка, — это мой отец.
    Ник подумал: неужели на его лице так явно читалась тревога? Когда отец подошёл, она шепнула ему несколько фраз на неизвестном Нику языке.
    — Сочувствую вашей беде, — сказал незнакомец, но его голос и лицо оставались сухими. — Видно, посадка была тяжёлой.
    — Да уж… — Ник кисло улыбнулся.
    — Дочь говорит, вам нужно в космопорт. Мы можем друг другу помочь. Я дам вам транспорт, а вы возьмёте девочку с собой.
    — А разве вы сами не можете пройти к космопорту?
    — У нас не очень хорошие отношение с колонизаторами.
    — С колонизаторами? — удивился Ник. — Разве ваши предки не с Земли?
    — Я здесь родился. Как и мой отец. А такие, как вы, приходящие время от времени, — пришельцы и захватчики.
    В его голосе прозвучала злость, но абориген быстро справился с собой:
    — Так поможете? Или идите пешком. Здесь недалеко: два дня пути.
    Ник посмотрел на палящую звезду и вздохнул:
    — Я подправлю бортовой журнал — пусть в шаттле будет записан ещё один пассажир. И заметьте, я делаю это бесплатно.
    — Ну, как бесплатно: за транспорт.
    
    Внутри фургон выглядел куда современнее, чем снаружи. Всё в пластике и металле — Ник почувствовал себя будто в родном шаттле. «Хиппи-бус» походил на передвижной дом.
    Мужчина, представившийся Лалламом, молча рулил. Его дочка с любопытством косилась на Ника, но разговор не начинала. За окном медленно тянулся унылый пейзаж.
    Пустошь кончилась внезапно. Они будто въехали в тоннель в одном мире, а вынырнули из другого. Девочка открыла окно, и в салон ворвался прохладный воздух. Он пах морем, хотя Ник знал, что на планете такой роскоши не водится.
    — Наш оазис, — с улыбкой сказала девочка.
    Фургон въехал на узкую, довольно приличную грунтовку. Вдоль обочины попадались чахлые кусты с жёлтыми листьями. Вскоре на горизонте выросли одноэтажные хибары.
    Бус остановился возле огромного — по местным меркам — домика в два этажа на краю селения. Лаллам обернулся к гостю:
    — Милости просим. Малявка приготовит обед, а нам надо провернуть одно дельце. В технике разбираетесь?
    — Я фольклорист, — развёл руками Ник. — Сказку рассказать могу, пока машину чините. Инструменты подать. Вот, пожалуй, и всё.
    — Да уж... — проворчал Лаллам. — От попугая — и то пользы больше. Он хотя бы красивый.
    Хозяин провёл Ника к пристройке у дома. Гараж или сарай — трудно было понять. Всё в одном. Внутри нашлась ещё одна машина из старины — нечто, напоминающее джип с тканевой крышей.
    Работа шла быстро. Лаллам и не нуждался в помощи — Ник только раздражал его своим присутствием. Вскоре девочка вынесла из дома поднос с дымящимися тарелками. Они устроились в беседке во дворе. Ник тронул деревянную поверхность стола.
    — Откуда такая роскошь? — спросил Ник. — Я не видел на планете деревьев.
    — Раритет, — с гордостью ответила девочка.
    Ник умел слушать. Пока он с аппетитом ел рагу из непонятных ингредиентов, девочка рассказывала о том, как первые поселенцы жили в оазисах среди однотипных пластиковых бараков. Их дети — в том числе Лаллам — выросли на земных фильмах. Они строили дома из разных эпох: как на Диком Западе или в Древнем Востоке. Преображали технику.
    — Наш мир — та ещё солянка, — с умным видом рассуждала девочка.
    Официально Земля редко вспоминала о первой человеческой колонии. Чаще прилетали мелкие торговцы. Особенно ценилось дерево.
    — У каждого уважаемого семейства есть что-нибудь деревянное, — говорила девочка. — Безделушка или посуда. У нас вот целая беседка. Мы в посёлке теперь самые богатые. Раньше соседи были, но их деревянный дом сгорел. Вместе с ними…
    — Да уж… — ответил Ник. — Ещё одна история в коллекцию.
    Девочка резко замолчала, и Ник обернулся. К ним шёл Лаллам, на ходу вытирая грязные руки тряпкой.
    — Машина готова, — сказал он. — Надеюсь, вам надо спешить.
    — Намёк понял, — Ник поблагодарил за обед и поднялся из-за стола. — А навигатор-то в машине есть?
    — Вот ваш навигатор, — кивнул Лаллам на дочь. Затем сказал ей:
    — Не забудь рюкзак в комнате.
     
    Джип завёлся не сразу. Заглох, дёрнулся пару раз и наконец поехал. Ник подмигнул девочке:
    — Давно не водил такие древности!
    Они катили по грунтовке, и в этот раз Ник чётко увидел границу между оазисом и пустошью. Буквально увидел — едва мерцающее, прозрачное поле, похожее на гигантский мыльный пузырь. Въезжать прямо в него было немного не по себе, так что Ник поддал газу — для храбрости.
    Как только они вырвались из пузыря, резко надавила духота. Песок заколотил по лобовому стеклу. Машину затрясло, и Ник сбавил скорость — не хватало перевернуться на бездорожье.
    — Слушай, — сказал Ник. — А имя-то у тебя есть?
    Девочка какое-то время молчала. Над ней будто всё ещё стоял отец. Ник не торопил. Утирал со лба пот и пялился на унылый пейзаж. Наконец, девочка ответила:
    — Я первенец, как и наша планета.
    — Э-э-э… В каком смысле?
    — Наша планета — нелюбимый первенец человечества. У неё нет имени — только номер.
    — Извини, но я что-то не вижу связи…
    — Я тоже первая, — возвела очи девочка. — Первенцам имени не полагается.
    — Интересный обычай, — только и сказал Ник. — Странно, что об этом не пишут в справочниках. А зачем ты едешь на космодром? Сбежать хочешь?
    — Странный побег, — ответила девочка резко. — Если на него меня благословил мой же отец.
    И замолчала, отвернувшись к окну. Ник пожал плечами — раз не хочет говорить, заставлять не станет.
    За стеклом медленно тянулся однообразный пейзаж. Пустой, недостроенный мир. Даже проклятие не проявляло себя — давно ничего не случалось. Ник тут же одёрнул себя — не накликать бы беду.
    Через несколько минут девочка нарушила тишину и потребовала:
    — Остановись на минутку, мне надо в туалет.
    Ник хотел было сказать: «Дома не могла, что ли», но промолчал. В последнее время он предпочитал не спорить с женщинами. Кто их знает, может, они все — ведьмы, как Гелла.
    Девочка вышла из машины, прихватив свой рюкзак. Отыскала взглядом валун и поспешила к нему.
    Ник подспудно ожидал какой-нибудь гадости. Подумал о хищниках, но вспомнил, что на планете не водилось опасных тварей. Девочка вернулась, молча кивнула на дорогу: поехали, мол. Ника стало напрягать молчание.
    — А что-нибудь интересное у вас случалось в последнее время?
    Она посмотрела недоумённо.
    — У меня профессиональный интерес, — поспешил уточнить Ник. — Я собираю истории со всего света.
    — Я и так уже рассказала достаточно, — пробурчала девочка, а затем оживилась, — может, ты мне расскажешь что-нибудь?
    — Хочешь, расскажу про звёздного путешественника и про то, как его заколдовала прекрасная ведьма?
    — Может, злая и уродливая?
    — Нет, всё-таки прекрасная. Мы давно друг друга знаем — она с удовольствием слушает мои истории, но никогда не рассказывает о себе. Только говорит, что потомственная колдунья. Раньше я думал, что она шутит.
    У ведьмы изумрудные глаза и рыжие локоны... Она похожа на лесной пожар: опасная, непредсказуемая и, в то же время, неописуемо красивая...
    Как-то я пришёл к ней с жалобой:
    — Мне надоели истории. Чем больше я путешествую, тем меньше оригинальных сказок встречаю. Люди скучны и предсказуемы: надеются на богов или халяву, рыцари спасают принцесс, а принцессы сидят в башнях...
    — Тогда создай свою историю, — усмехнулась Гелла.
    — Что я могу предложить миру? — возразил я. — Историю о дураке, который шляется по планетам? На героя я не тяну, на рыцаря — тем более.
    — Может, ты найдёшь свою принцессу...
    — Принцесса это скучно, Гелла. Вся моя жизнь — сплошная скука.
    — Тогда тебе нужна ведьма, — расхохоталась она. — Хочешь, прокляну?
    — А давай, — в шутку согласился я, и Гелла торжественно сказала:
    — Ахалай-махалай, с этого момента жить будешь интересно!..
    Ник замолчал, задумавшись.
    — И как? — спросила девочка.
    — Что? — спохватился Ник.
    — Стало интересно жить?
    — Да уж... Вот уже два месяца я попадаю в переделки: техника ломается, космические драконы атакуют, а на Плямпе меня чуть не казнили за то, что я попросил аборигенов рассказать о местных легендах. Оказалось, я оскорбил их чувство сакрального. Непростительная ошибка, такого даже новички себе не позволяют. В общем, прокляла меня ведьма. Прекрасная и добрая. Поэтому я решил отыскать Геллу — она прилетела на вашу планету. Вот и я сюда... грохнулся. Хватит с меня этой интересной жизни.
    Ник покосился на спутницу, но девочка никак не отреагировала на его историю. Лишь напряжённо смотрела в зеркало заднего вида. Как будто за ними могли гнаться. Потом попросила:
    — Останови, пожалуйста, машину.
    — Даже не буду спрашивать, зачем на этот раз, — хмыкнул Ник.
    Девочка снова схватила рюкзак и убежала. Ник посмотрел в зеркало заднего вида и заметил что-то на горизонте. Пыльное марево, которое через минуту превратилось в смерчи. Они определённо двигались в их сторону.
    Ник выбежал и закричал:
    — Эй… — он замешкался. — Девочка! Чёрт, как так её там отец зовёт? Первенец! Может, поторопимся?
    Девочка появилась, посмотрела на вихри:
    — Теперь надо ехать быстрее. Они будут ускоряться.
    — Ну ты молодец, — сказал Ник. — Если бы мы не останавливались каждые пять минут…
    
    Тонкие пылевые смерчи теперь отчётливо виднелись на горизонте. Они не походили на природную стихию — слишком… целеустремлённые. Ник попытался свернуть в сторону, но смерчи проделали тот же манёвр
    — Так и знал, — пробурчал Ник, — вот и случилось «что-нибудь интересное»… чёрт подери…
    Ник барабанил пальцами по рулю. Машина еле тащилась по растрескавшейся земле, лавируя между валунов. Вихри, точно гончие, неотрывно следовали за джипом. Они вырастали с каждой минутой. Нику чудилось, что он слышит их завывание сквозь рёв двигателя.
    Черепашья гонка действовала на нервы, и Ник постепенно вдавливал педаль газа. Спутница перебралась назад и не отрывала от смерчей взгляд. Ник оглянулся на неё, и вдруг машину сильно тряхнуло. Он едва не ударился носом в руль. Девочка взвизгнула.
    — Да твою ж… — в сердцах выругался Ник.
    Джип заглох. Отцепив ремень безопасности, Ник вышел наружу.
    — Не мог аккуратнее? — Девочка потирала ушибленную руку.
    Ник присел на корточки. Колесо ухнуло в расщелину, да так, что бампер упёрся в землю.
    — Сможешь вытащить?
    — Ага, тут делов-то на пять минут, — огрызнулся Ник. — Надо забраться в машину, заткнуть щели и переждать бурю.
    — Не поможет, — сказала она твёрдо. — Это не просто пыль.
    И, попросив минутку подождать, схватила рюкзак и побежала куда-то в сторону
    — Куда ты опять, чёрт возьми! — закричал Ник ей в спину. — Что ж с тобой не так?!
    Он схватился за голову — от злости и безысходности начиналась мигрень. Сел на землю в тени джипа. Закрыл глаза, пытаясь успокоить сердце.
    Достал вышедший из строя наладонник. Сигнальный маяк всё ещё не подавал признаков жизни. До станции достучаться тоже не получилось. Лишь белый шум.
    — Ну, чего расселся? Надо пешком идти — космодром недалеко. Вихри тоже.
    — Ах недалеко?! — взорвался Ник. — Сходи ещё куда-нибудь! В чём твоя проблема, Первенец?!
    — Ты закончил? Может, пойдём уже?
    
    Жара не позволяла бежать. Девочка тащилась позади, рюкзак оттягивал ей плечи. Обернувшись, Ник заметил, что вихри зависли и вдруг свернули в сторону.
    — Они отвлеклись, — пропыхтела девчонка. — Может, повезёт, успеем до космодрома.
    Она сняла рюкзак и поволокла его за лямку.
    — Дай сюда, — протянул Ник руку. — Или ты к нему приклеилась?
    — Приклеилась, — огрызнулась девочка и ускорилась из последних сил, но запнулась о камень и шмякнулась о землю.
    Ник дёрнул её за шкирку, поднимая. Подумал с тоской, что никуда они не успеют, как раздался звук входящего сигнала. Ник нажал на кнопку и ответил:
    — Алло? У нас тут какие-то вихри…
    — Кто вы такие? — раздался голос из КПК. — Из какого посёлка?
    — Мы потерпели крушение — сигнальный маячок не работал. Местные из оазиса одолжили машину, но она накрылась. За нами идёт буря. Вы можете определить наше положение?
    — Оставайтесь на месте, — был ответ. И связь оборвалась.
    Ник обернулся: пылевые хоботы снова появились. Похоже, девчонка права, и вихри — не природное явления, а форма жизни. Странно, что их до сих пор не исследовали... Ник вовсе не хотел быть первооткрывателем, поэтому сказал Первенцу:
    — Пойдём. Думаю, спасатели нас найдут. Надеюсь, раньше, чем эти хоботы.
    — Песчаники, — возразила спутница. — Мы здесь называем их песчаниками.
    — Да хоть горшком называйте, — огрызнулся Ник. Ему порядком надоела и пустошь, и девочка, и эта непонятная гонка. Лучше бы сидел в шаттле и грыз сухпаёк, дожидаясь помощи...
    
    Первенец потащилась за Ником, на её лице застыло страдальческое выражение. Она дышала тяжело, будто кашляла воздухом.
    — Да что у тебя в рюкзаке, — не выдержал Ник. — Что-нибудь деревянное? Выбрось! Если выберемся, я подарю тебе кучу деревянных игрушек.
    — Лучше подари себе чувство юмора, — огрызнулась девочка. — Или талант водителя.
    — Да на вашей рухляди никто не сможет ездить нормально!
    — Тут ты прав, — согласилась она. — У нас одна рухлядь на планете. Вы — земляне — скинули нам всякий хлам и позабыли.
    — Можно подумать, это я вам его скидывал.
    — Не ты. Подобные тебе — проходимцы и пираты. Вы прилетаете к дикарям и обмениваете наши ресурсы на… как ты сказал? Деревянные игрушки?
    Ник попытался вспомнить, чем богата планета — но в голову ничего не пришло. Решил промолчать, чтобы не провоцировать спутницу лишний раз. Они и так оба были на взводе.
    Песок бил в спину с порывами ветра, голова плавилась от жары. Наконец, на горизонте появилась точка. Вскоре перед ними опустился глайдер.
    
    Ник со спутницей прошмыгнули в глайдер, и тот бесшумно заскользил над пустошью. Спасателей было двое, и они сухо попросили Ника представиться. Тот протянул КПК.
    — С Земли, значит? А сюда какими судьбами?
    — Упал, — растерянно сказал Ник.
    В глайдере царила приятная прохлада, и в голове потихоньку начало проясняться.
    — Надо бы поаккуратнее. Племянница не пострадала?
    «Какая племянница?» — чуть было не спросил Ник, но вовремя прикусил язык.
    — Я в порядке, — буркнула девочка.
    — Мы нашли ваш шаттл, — сообщили спасатели. — Уже хотели объявить тревогу, как вы сами нашлись. Повезло.
    — Да уж, повезло, — вздохнул Ник. — Машина сломалась, чуть в бурю не попали... Странные у вас какие-то вихри.
    — Песчаники, — поправил спасатель. — Обычно они людей не преследуют, но близко знакомиться не рекомендую. Говорят, они даже бетон перемалывают... Поэтому и говорю — вам повезло. С ребёнком вы бы не убежали. Вон как притомилась, бедолага.
    Ник покосился на девчонку и увидел, что она задремала. В обнимку с драгоценным рюкзаком.
    
    Ник и представить не мог, в какой восторг его приведут однотипные бараки космодрома. Всё, казалось, состояло из серого цвета. Но здесь погоня закончилась.
    Девочка потёрла заспанные глаза.
    — Вот мы и добрались, — сказал Ник. — Я выполнил свою часть уговора.
    — Тогда прощай, — кисло улыбнулась она. — Жаль, что так вышло с твоей ведьмой…
    — Я её отыщу.
    Первенец открыла рот, собираясь что-то сказать, но вдруг резко отвернулась.— Добро пожаловать на H-322, —  сказал спасатель.
    Девчонка, не попрощавшись, бросилась куда-то бежать.  Ник вытаращился ей в спину. Вот сумасшедшая, подумал он. Чего-то в ней не хватало.
    — Эй, — Ник обернулся к спасателям. — Моя племяшка у вас рюкзак оставила.
    — Точно, — сказал водитель, заглянув в салон. — Держите. А куда ваша племяшка так рванула?
    — Мы ищем старую подругу — очень уж она её любит. Побежала искать. А где она точно, не знаем.
    — Лучшее место для поисков — бар. Он у нас один на всю округу. Там всё про всех знают. А кого ищете-то?
    Ник задумался. Достал КПК и показал спасателю фотографию своей ведьмы.
    — Ага, точно в баре её найдёте! Это же Гелла, сестра нашего капитана!
    Поблагодарив, Ник схватил рюкзак и зашагал в указанном направлении.
    По дороге его живьём снедало любопытство. Вскоре показался бар космодрома. У самых дверей Ник остановился и всё-таки распахнул рюкзак. Никакого дерева. Только три пронумерованных пакета: с 4-го по 6-ой.
    — Могу догадаться, куда делись первые три, — протянул он. — Что за чертовщина?
    Ник взял один из пакетов. Тяжёлый. Содержимое напоминало огромное страусиное яйцо. Бросив его к остальным, звёздный путешественник вошёл в бар. Как только его глаза привыкли к полумраку, он подумал: «Не бывает таких совпадений!»
    Гелла, устроившись за столиком у окна, приветливо махала ему. Рядом с ней тихо сидела Первенец.
    — Наконец-то я тебя нашёл! — воскликнул Ник.
    — Я тоже рада тебя видеть, — улыбнулась Гелла. — Какими судьбами?
    — Ты ещё спрашиваешь! Я уже два месяца тебя ищу! Сними проклятье!
    — Какое проклятье? — не поняла подруга.
    — Ахалай-махалай этот твой! Меня преследует «интересная жизнь», все тридцать три несчастья свалились мне на голову!
    Гелла нахмурилась и, вспомнив, расхохоталась:
    — Ты сошёл с ума, мой бедный Ник! Сам придумал проклятье и сам же в него поверил!
    И, отсмеявшись, сказала:
    — Не знала, что ты такой внушаемый. Ты искал меня только из-за этого?
    — Нет, — быстро ответил Ник. — Конечно, нет. Я просто соскучился.
    И понял, что не соврал. Он действительно скучал по лесному пожару, и его жизнь стала интересной, потому что вместо принцессы у него была ведьма. Ник открыл было рот, чтобы сказать это Гелле, как вдруг девчонка отчаянно крикнула:
    — Вам убегать надо, а не лясы здесь точить!
    Ник заметил, что лицо Первенца в слезах.
    — Ты из-за рюкзака разревелась? Вот же он!
    — Она ревёт не из-за рюкзака, — сказала Гелла. — А из-за того, что боится позволить себе жить. Я как раз рассказала, что тоже — Первенец. Но решила улететь и  сама себе выбрала имя. Не обязательно жить глупыми традициями.
    — Мне уже поздно что-то выбирать, — сказала девочка, не отрывая взгляда от рюкзака. — Я принесла яйца песчаников. Три из них закопала по пути к космодрому. Взрослые особи спасают своих детей и скоро придут сюда, чтобы смести всё на своём пути. Отец сказал, что нам не нужны пришельцы...
    Первенец разрыдалась.
    Гелла побледнела, но не от страха, а от злости:
    — Радикалы, которые стали террористами, — выплюнула она. — И детей не жалко. Традиция.
    Ник смотрел на ревущую девчонку, которая так и не выберет своего имени. Или песчаники разнесут космодром, или её посадят в тюрьму... Но ведь можно по-другому. Если он успеет вернуть песчаникам их детей, если успеет отвести беду...
    Ник подхватил рюкзак и побежал. Гелла и девочка бежали следом и что-то кричали, но Ник не обернулся. Пронёсся мимо удивлённых спасателей, увёл из-под носа глайдер.
    Он всё объяснит потом. Если повезёт. А ему должно повезти, потому что нет никакого проклятья, а только интересная жизнь.
    

  Время приёма: 16:52 28.07.2019