17:23 11.08.2019
Вітаємо переможців 50-ого конкурсу!

1 Юлес Скела am017 Річку перескочити
2 Shadmer am018 Интересная жизнь
3 Панасюк Сергій am002 Краплі дощу


17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Фінал

Автор: aau Количество символов: 13246
Конкурс № 50 (лето 19) Фінал
рассказ открыт для комментариев

am025 Per aspera ad marginem


    

    Земля, 12 апреля

     
    – Обычный… – Матвей запнулся, не зная, как объяснить.
    А какие вообще пластилины бывают?
    – Для ребёнка? – пришла ему на помощь продавщица.
    – Именно, – с облегчением кивнул он.
    В коробке лежали несколько ребристых полосок разных цветов. Сергей расплатился и вышел из магазина.
    Девочка с красным галстуком поверх белого платьица и с торчащими в стороны косичками подбежала к нему и, смешно подпрыгнув, попыталась приколоть на грудной карман праздничный бант. Но промахнулась и чуть не шлёпнулась на асфальт – Матвей вовремя подхватил её за шиворот, не дав упасть.
    – От имени пионерской дружины четыреста пятьдесят седьмой школы, – затараторила девчонка, – поздравляю с Днём Астронавта! Мы все гордимся вами и стремимся брать с вас пример!
    И прицелилась всадить-таки ему бант.
    Матвей нагнулся, чтобы у неё на этот раз получилось.
    И тут же ему был подсунут раскрытый блокнот:
    – Дайте, пожалуйста, автограф.
    А когда он заканчивал свою подпись, добавила:
    – И фамилию укажите, пожалуйста, свою.
    Матвей пожал плечами:
    – Пожалуйста.
    – Анька, свинья! – вдруг раздался сзади обиженный мальчишечий голос.
    Матвей обернулся.
    Ровесник девчонки, запыхавшийся от бега, обиженно надул губы.
    – Сам свинья! – моментально среагировала на его крик пионерка, одновременно выхватывая из рук Матвея свой блокнот. – Спасибо!
    – Я его первый увидел! – обиженно заявил мальчишка.
    Матвей покосился на свою розетку астронавта, вдетую в угол воротника куртки.
    – А я первая добежала! – дразнясь, девчонка высунула язык.
    – У вас что, конкурс? – спросил Семён.
    – Какой конкурс? – не поняла пионерка.
    – Так не честно! – не унимался мальчишка. У него по вороту белой рубашки тоже болтался аккуратно повязанный красный галстук.
    – По поздравлению астронавтов, – объяснил Матвей.
    – Не конкурс, а задание, – ответила девчонка.
    – И я первый вас заметил! – крикнул мальчишка и двинулся в обход Матвея к пионерке.
    – А я первая добежала! – девчонка переместилась так, чтобы Матвей оставался между нею и заявившим претензию пионером.
    – Стоять! – скомандовал Матвей, схватив одну левой, а второго правой рукой. – Что за задание?
    – Задание! – с готовностью затараторила девчонка. – Астронавтов поздравлять. Сегодня День Астронавта! У каждого поздравляемого нужно автограф взять с указанием фамилии. Вожатая проверит, чтобы без обмана.
    – А меня по моему значку узнали?
    – Ага.
    – И скольких астронавтов вы знаете?
    – Чего?
    – Ну, имена скольких астронавтов знаете, фамилии?
    – Зачем это? – не поняла девочка.
    – У вожатой в базе данных есть, – пояснил пионер.
    Матвей кивнул.
    – И что будет победителю? Тому, кто больше других автографов соберёт?
    – Внесут в личную базу данных. Повысится рейтинг, – мальчишка сделал паузу, значительно посмотрев на Матвея, чтобы тот проникся, какие слова он знает. – Это улучшит карьерные перспективы.
    – Карьерные перспективы?
    Матвей сдержал улыбку. Такое в устах карапуза-второклассника – сейчас в пионеры принимали в начале второго класса – звучала забавно.
    – А какие у вас самих планы по карьерным перспективам? Астронавтами хотите стать?
    Девчонка пожала плечами, а мальчишка отрицательно мотнул головой:
    – На внутренних линиях скучно, а на внешних линиях смертность до 30%
    И опять оценивающе глянул на Матвея: знай, мол, наших.
    Матвей удивлённо поднял брови. Малец, конечно, пересказал то, что услышал от взрослых, однако, слышал это от взрослых, которые не боялись упоминать при детях внешние линии…
    – О внешних линиях тебе в школе говорили?
    – Нет, мы это ещё не проходили.
    «И не будете проходить», – подумал Матвей, глядя вслед убегающим детям. Как только он их отпустил, они тут же приступили к выяснению, кто из них настоящая свинья и кому в зачёт должен идти последний астронавтский автограф. При этом девчонка явно обладала большим, нежели пацанёнок, бойцовским потенциалом, по каковой причине и одержала победу в дискуссии.
    «Милые детки», – подумал Матвей.
    И сплюнул.
    Затем достал телефон и набрал номер.
    – Это Матвей…
    Пауза.
    – Приятно, когда тебя узнают. Даже, когда в вашем учреждении.
    Ещё пауза.
    – Да. Я согласен.
    Сказал, словно выбросил порванную резиновую перчатку.
     
     

    Орбита Земли, 20 апреля

     
    – Ну что, начнём?
    Оскар кивнул, неотрывно глядя перед собой в иллюминатор. Матвей заметил, что его пассажир побледнел.
    – Вода поможет. Пару глотков, – Матвей чуть улыбнулся.
    Оскар благодарно посмотрел на него:
    – Я в порядке.
    – Не повредит, – Матвей повернулся, загораживая собой содержание ящичка, который он открыл. Заготовленная им таблетка аспирина лежала рядом со стаканом. Он открыл бутылку с водой, наполнил стакан и, поставив бутылку, бросил в стакан лекарство. И чуть помедлил, доживаясь, пока быстрорастворимая таблетка, на глазах корёжась, растаяла.
    Петля Селина. Перемещение в гиперпространстве. Входят все, выходят двое из трёх. Остальных никто и никогда больше не видит.
    Это первый раз.
    Но первый раз выйдя из петли Селина, пилот корабля приобретает то неведомое шестое чувство, которое нельзя запрограммировать для робота. Поэтому на внешних линиях нет автоматических кораблей, только пилотируемые людьми. Теми, кто вышел из своей первой петли Селина и для ввода координат выхода руководствуются своим шестым чувством. И умеют ему доверять. Тот, кто не умеет, отсеивается своим вторым – и последним – полётом на внешней линии. Таких немного. Но бывает. Бывает, что шестое чувство изменяет пилоту и потом. Всякое бывает.
    Так что, Оскар имел право боятся. Но держался молодцом.
    Матвей, быстро задав координаты выхода нажал на «ввод». И привычно ухнулся в воронку, тут же выбросившую его назад.
    Они вышли из петли Селина в нужном месте Окраинной Зоны.
    Кресло пассажира было пустым.
    Матвей встал и пошёл в каюту Оскара. Вещей тут было немного – успеет.
    Он нашёл то, что искал, через десять минут. Небольшая коробочка, заполненная похожей на пластилин массой – Матвей знал, что она мягкая и знал, что трогать её нужно очень осторожно. Даже взрыватель был уже на месте.
    Кроме Петли Селина, есть ещё и эффект Селина, как и одноимённая петля, до сих пор так и не объяснённый: аспирин задерживает выход из гиперпространства на час. У астронавтов это запрещённое инструкцией развлечение – подбросить таблетку аспирина и наблюдать как человек на глазах появляется ниоткуда. И только по довольному виду окружающих, придя в себя – после аспирина сознание возвращалось через полчаса после выхода из гиперпространства – понимал, что с ним проделали.
    Оскар не понял – кроме них двоих на корабле никого не было.
    Матвей просто дождался его появления и прихода в себя. Те полчаса, которые у него были в резерве для обыска самого Оскара, если б он не нашёл того, что искал в его каюте.
     
     

    Земля, за неделю до этого

     
    – Вы просто доставите нашего человека к Лоле. И всё.
    Уже потом вошёл Оскар и был представлен Матвею как этот «наш человек». До этого разговор шёл без свидетелей. Впрочем, кто знает, какие тут у них, в Службе Безопасности Галактики, порядки. И сколько на самом деле свидетелей было у этого разговора…
    – Почему именно я?
    Офицер СБГ несколько секунд молча смотрел на Матвея.
    – Давайте я вам объясню ситуацию, – и сел напротив него. До этого он ходил по комнате, в центре которой стоял стол и за одним из двух стульев у него сидел Матвей.
    – Вы знаете, что только благодаря стабильности, наше общество смогло объединиться и, неуклонно прогрессируя, освоить нашу Галактику. Знаете, что для этого пришлось пойти на изоляцию тех элементов, которые могли нарушить эту стабильность, внести разлад, беспорядки, анархию, вне общества – в Окраинную Зону.
    Матвей молчал. Ему ли это не знать…
    – Это плата за спокойствие, за устойчивое развитие, за стабильность подавляющего большинства общества. И эта плата оправдала себя.
    Матвей продолжал молчать. Офицер продолжил:
    – Ввиду антиобщественного характера тех, кто удалялся в Окраинную Зону, они не представляют никакой опасности для нашего общества – варятся там в собственном соку, сполна упиваясь беспорядком и неуправляемым хаосом. Конечно, мы следим за ситуацией, у нас есть определённые возможности…
    Офицер сделал неопределённое движение рукой над поверхность стола, быстро подвигав длинными пальцами, словно пробежавшись по воображаемым клавишам.
    – Вы знаете, почему была удалена в Окраинную Зону ваша жена?
    – У всех удалённых одна причина, – ответил Матвей, поскольку повисшая тишина свидетельствовала, что вопрос не риторический и требует ответа. – Дестабилизирующий элемент.
    – Именно. Но чем именно Лола могла способствовать дестабилизации общества?
    Поскольку длительной паузы не последовало, Матвей понял, что на этот раз вопрос именно риторический и промолчал.
    – Служба психологического контроля выявило у вашей жены выраженное стремление к лидерству. Слишком сильное, чтобы служить лишь двигателем карьерного успеха.
    Матвей удивлённо посмотрел на офицера.
    – А между тем, Лола не занимала в обществе то место, которое предполагало участие в управлении им, – продолжил тот.
    Матвей кивнул. Стабильность общества основывалось на стабильности руководства. К этому кругу, Лола, без сомнения, не принадлежала.
    – Мы вынуждены были среагировать на возможный очаг дестабилизации.
    Офицер чуть помедлил.
    – Вам, как супругу, была предоставлена возможность последовать за женой. Но вы, как сознательный член общества, отказались.
    – Отказался, – бесстрастно подтвердил Матвей.
    – И, безусловно, правильно сделали.
    Офицер указал пальцем на Матвея, словно уточняя, кто именно в этой комнате правильно сделал.
    – Но сейчас положение в Окраинной Зоне изменилось, – опустив палец, продолжил он. – Лидерские качества вашей бывшей жены развились настолько, что она сумела установить в, прежде пребывавшей в состоянии полной анархии, Окраинной Зоне определённый порядок, создать единую систему управления, во главе которой стоит она.
    Офицер замолчал, глядя на Матвея.
    – И? – спросил Матвей, чтобы прервать молчание, которое через пять минут стала гнетущим.
    – И в сложившейся ситуации нам необходимо поговорить с человеком, практически объединившем Окраинную Зону вокруг себя.
    – Ну почему именно я? Вы можете послать любого.
    – Вы думаете, мы этого не делали?
    Матвей неопределённо пожал плечами, не зная, что ответить.
    – Лола изначально не хочет контакта. И не идёт на него. Вам предстоит убедить её выслушать нашего человека.
    – Вы думаете, на контакт со мной она пойдёт?
    Теперь неопределённо пожал плечами офицер:
    – Ну, вы всё-таки её бывший муж, с которым она не виделась десять лет…
    Уже после того, как вошёл Оскар и был представлен Матвею, были обговорены все детали, и Матвей ушёл, Оскар спросил:
    – Вы ему ничего не сказали про Томаса?
    – А зачем? Сам он ведёт обычную жизнь, имеет женщину, с которой вот-вот оформит отношения… Пусть думает, что и Лоле он ещё интересен.
    – А он ей интересен?
    – Будем надеяться. А вот что Томасу он будет интересен, я практически не сомневаюсь.
     

    Земля, за месяц до этого

     
    Матвей смотрел на обиженную спину Ядвиги. Великое искусство женщины выразить чувство своим телом. Даже голой спиной.
    Она встала с постели и подошла к книжному шкафу.
    Матвей знал, на какую книгу она смотрит. Там так и осталась закладка. Зря он рассказал ей, что они остановились тогда с Лолитой на этой странице. Новой женщине вообще не нужно рассказывать о женщине бывшей.
    Он откинулся на подушку. “Sagen sie hier. Siehe Neapol und stirb”. Судя по потому, что он до сих пор помнил это место из дневников Гёте, ему вообще не стоило заводить новую женщину…
     
     

    Планета Селия звёздной системы Z-022 Окраинной Зоны, 21 апреля

     
    Матвей лежал на спине, глаза его были открыты, по краю нижней губы медленно ползла мошка. Наткнувшись на струйку крови, спускавшуюся из угла рта, мошка замерла, расправила крылья и, встрепенувшись, улетела.
    Лола медленно вдохнула и постепенно выдохнула через нос. Сейчас показывать свои чувства было нельзя.
    Она выпрямилась.
    – Да, это он.
    И обернулась к бородачу, стоявшему перед группой вооружённых людей:
    – Ты поторопился, Томас.
    – Закон есть закон, – возразил тот. – Не твои ли это слова? Всякий террорист подлежит уничтожению на месте.
    Он прищурился:
    – Или у тебя именно к этому террористу особый интерес?
    Лола пропустила последнюю реплику мимо ушей.
    – Как он объяснил свой мотив?
    – Нёс какую-то чепуху про Неаполь. Я не понял.
    – Про Неаполь? – медленно переспросила Лола.
    В этот момент их разговор прервал один из вооружённых людей:
    – А куда Оскар подевался?
    – Какой Оскар? – спросила Лола.
    – Подельник его. Только что здесь был
    – Он же его и сдал, – пояснил Томас, хмуро оглядываясь, – сам его и обыскал, предъявив доказательство.
    – Какое доказательство?
    – Взрывчатка. Он должен был тебя убить.
    Томас указал на валун поодаль:
    – Да вот же она.
    На валуне лежала небольшая коробочка.
    И в этот момент вспышка света отбросила от валуна резкую тень, а следом грохнул раскатистый гром.
    – Это же их корабль, – сказал кто-то из сопровождавших Томаса боевиков.
    Лола смотрела на облако взрыва, которое оторвалось от поверхности и по мере того, как поднималось всё выше, всё больше теряла чёткость очертаний. И эти изменения словно отражались в выражении лица молодой женщины: из злого и решительного оно перешло в задумчиво-растерянное, затем глаза Лолы внезапно расширились, она, резко повернувшись, шагнула к валуну и схватила лежавшую там коробочку.
    – Осторожно! – крикнул Томас.
    Но Лола уже откинула крышку.
    Внутри была пёстрая масса, какая получается из разноцветных полосок школьного пластилина, когда их смешивают в единую массу.
    Это и был обычный пластилин.
     

  Время приёма: 11:54 28.07.2019