09:45 09.03.2019
Отпечатан тираж 38-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


10:02 03.02.2019
Поздравляем победителей 48-ого конкурса!
1 Юлес Скела ak003 Таємниця Живени
2 Ліандра ak024 Всі діти світу
3 Нездешний ak002 Подпольщики


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

  Количество символов: 11386
Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

al019 То-то


    Куст расправил крылья и, наконец-то…
     «Если я сейчас проснусь, - подумал Вампер, - опять зависну в непонятке».
    Но сон продолжался – куст расправил крылья и, наконец-то, спланировал с косогора. Там, внизу, сидел Вампер и уже подозревал, что лучше было бы проснуться. А куст тем временем хищно выпустил корни, спикировал, дёрнул ойкнувшего Вампера за ботву и очумело понёсся в направлении пожара.
    То, что некоторые виды кустов от бушующего невдалеке пламени теряли даже признаки рассудочности, было общеизвестно. Но никто так и не мог разобраться, зачем они упрямо тянули за собой несчастных…
    «Стоп! – Приказал себе Вампер. – Такими темпами я быстренько забуду, что всё это мне снится». Но сон вошёл в раж и совершенно не думал заканчиваться – накатывался жар и гул огня. Корни крепко держали Вампера за ботву. Ополоумевший куст нёс его прямо к погибели. В самый раз было спасаться.
    Вампер, вильнув единственным тоненьким корешком, выпустил жало, всадив его в центральный, по крайней мере, наиболее толстый ствол куста и судорожно глотнул, хлынувший в него сок. Куст изумлённо вздрогнул и, судорожно забив крыльями, всеми ветками потянулся к разбухавшему горлу Вампера. Почему-то такая смерть показалась тому какой-то оскорбительной, куда хуже той же гибели в огне.
    «Как же! – Ехидно подумал Вампер. – Так я тебе и сдался».
    Сок уже распирал его кругленькое тельце. И оно не выдержало, выбросив вниз две ниточки ног, а в стороны – две такие же нитевидные ручки.
    «Фиг теперь ты допрёшь меня до пожара! – Радовался быстро увеличивающийся Вампер, чувствуя, как куст катастрофически теряет силы. – Теперь главное, как можно мягче приземлиться. И… не забыть, не забыть, что всё это – сон».
    Посадка всё-таки получилась жестковатой. Да ещё и скукожившийся куст разодрал ему одежду и поцарапал кожу на лице и горле. Вампер, наконец, выбрался из комка корней, веток и крыльев. Совсем недавно образовавшиеся руки и ноги на глазах обретали силу и упругость, хотя желательно бы поскорее – проклятое растение совсем немного не дотянуло до горевшего леса.
    Хорошо ещё, что деревья не летают. Представилась жуткая картина, обезумевших от боли и страха столетних тамалов и модрын, тучей несущихся по небу. А вдогонку – шапки красного, гогочущего пламени… Вампера передёрнуло.
    - Надо что-то делать. – Громко и как можно твёрже сообщил он сам себе.
    Но с делами особенно выбирать не приходилось – шум пожара слышался всего в миле. Потому делать надо было ноги, к тому же в противоположном направлении и побыстрее. Пока он болтался в корнях сбрендившего куста – приметил изгиб речки. В данном положении, как говорится, самое то. Жаль только, что бежать к ней придётся наперегонки с огнём.
    - Нет! – Вскрикнул Вампер, как будто рядом находился кто-то подло препятствующий его планам. – Я же не об этой дурацкой ситуации… Надо что-то делать, чтобы проснуться!
    Но ничего не изменилось.
    
    - Речка, будь она не ладна! - Бурчал Вампер, еле вытягивая ноги из вязкой, что твоё болото, воды.
    Он наивно попытался вернуться обратно на берег, и, может, быть возле самой его кромки переждать набегающий пожар. Но речка лёгкими, мерными покачиваниями, подталкивала его на глубину. Пот и туман застили глаза, пряча берег и мешая ориентироваться.
    - Я же не жду, что ты испугаешься… - Шептали в спину Вамперу неизвестные голоса.
    - Я же не требую уважения! – Строго произносили впереди него.
    - Я же не прошу о любви… - Грустно успокаивали голоса слева.
    - Мне же не нужна твоя смерть. – Нарочито отнекивались справа от Вампера.
    - А жизнь, жизнь моя кому-то нужна? – пытаясь ударить о вязкую поверхность кулаком, крикнул Вампер.
    - Не-а, не-а… - Зашептали сзади. – Зачем?..
    - Жизнь нужна всем! – Резко ответили спереди.
    - Тебе нужна… - Ласково прошелестело слева.
    - Пожертвуй и узнаешь. – Между прочим, предложили справа.
    «Та-а-ак, - решил про себя Вампер, - стоять бессмысленно, а говорить – вредно. Нет, чтобы сейчас какой-нибудь куст потянул за ботву».
    Но не тут-то было. Вязкую речку обходил стороной даже огонь. Когда Вампер это понял, ему стало не по себе.
    - Господи, как же проснуться? – Взмолился он, от отчаяния качнувшись вперёд.
    И тут же очутился на коленях. Вода залепила род, ещё мгновение – и заклеила бы нос. Перед глазами поплыли тошнотворного цвета круги.
    - Это от страха… - Шептали сзади.
    - Это от нерешительности. – Констатировали спереди.
    - Это от беззащитности… - Сокрушались слева.
    - Это потому, что конец. – Подытожили справа.
    Вампер тем временем боролся за равновесие и, стоя на коленях, продолжал балансировать. А ещё как никогда старательно пытался он вспомнить свою жизнь вне этого сна. Нашёл, конечно, местечко и времечко….
    «Нашёл, нашёл, - мысленно пререкался Вампер с образовавшейся ситуацией, - нашёл время. Такая была жизнь – нечета этой. Я с широко распахнутыми глазами, ботва только что зазеленела, жало лишь проклюнулось, без рук этих загребущих, без ног, несущих чёрти куда. Стоп! Это же эта жизнь, что сейчас во сне, а не та, что не во сне…». В груди похолодело – запутался.
    Речка качнулась, в очередной раз, подталкивая в спину. И, выбросив руки вперёд, Вампер упал лицом в воду. Затем медленно всплыл на поверхность и..., ускоряясь, заскользил по течению, как по льду.
    
    - Вас ожидает случайность. Приготовиться! Вас ожидает случайность. – Голос вырвал Вампера из затянувшегося ожидания и скольжения.
    - Что за случайность, если о ней предупреждают?
    Река безразлично несла Вампера вниз, совершенно не собираясь замедляться. Случаем, не это ли?.. Душа ухнула то ли в мочевой пузырь, то ли в пятки.
    - Это ещё что за?.. – Хотел, было возмутиться Вампер, но тут же смиренно заткнулся.
    - …что за, что-за, чтоза… - кувыркались в воздухе его, брошенные на ветер, слова.
    Между ними кувыркался и сам Вампер. Кстати, падая вниз. Точнее, падая совершенно некстати. Но поделать ничего не мог – река расступилась, под ней оказалось какое-то странное небо, под небом песчаная пустыня, а между небом и пустыней добрых километра два воздушного пространства, ничем, кроме облаков, Вампера и его слов, не занятого.
    Долго лететь не пришлось. Мягко приземлиться тоже. Слава Богу, хоть не насмерть. Правда, Вампер, ещё бешено скользя по реке, начал подозревать, что в скорости скрестить руки на груди ему не светит. Это было бы слишком закономерно. А ещё он начал подозревать, что вся эта свистопляска ему даже нравится. Подозрение было ничтожно робким, но каким-то светлым и жизнеутверждающим. Дошло до того, что перед самым падением вниз, он как-то невзначай подумал – а стоит ли просыпаться?
    Ну что он видел в той своей бодрствующей жизни? А что он видел? А хрен его знает? Лёжа в бархане, Вампер допустил, что хрен мог расти где-то по соседству, а потому знать. Но был ли в той его жизни хрен – вспомнить не мог. Да и какая разница, кто был и где жить? Главное, - чтобы интересно. А Вампер должен был признаться себе, поскольку рядом всё равно никого не было, что в жизни этого сна (или во сне этой жизни?) ему становилось всё интереснее.
    - Интересненько, интересненько… - Бормотал он, стараясь встать на ноги. Ноги как-то странно разъезжались, то ли проваливаясь в песок, то ли пронзая его. Песчинки, как бестелесные призраки, обтекали Вампера, лишая опоры. Они были, как ртуть.
    - Как ртуть… Живые, как ртуть. Вот почему меня при падении не расплющило-то!
    Но это открытие не принесло облегчения. Двигаться куда-либо почти не представлялось возможным – опора ускользала, постоянно смещаясь. Казалось, что ты барахтаешься среди мириад воздушных пузырьков, то ли погружаясь, то ли взлетая, то ли навсегда в них зависнув. Вампер, конечно же, попытался бороться. Не для галочки. По-настоящему. Он пробовал извиваться ужом, затем изображал из себя что-то среднее между пловцом и рыбой, потом, усердно размахивая руками, - птицу. Результаты оказались ничтожными.
    Уставший, он перевернулся на спину и тупо уставился в небо. Что-то в этом небе…
    - А где ваше солнце? – Сам не зная, почему обратился он к пустыне.
    - Нет у нас этого. – Ответила пустыня. – И не было.
    - А куда мне идти? – Вконец обнаглел Вампер.
    - А зачем тебе идти? – Удивилась пустыня.
    - Проголодался я. – Решил быть откровенным Вампер.
    - Так у нас не кормят. – Сообщила пустыня.
    - А что же делать?
    - Проснуться тебе надо. – Хихикнули в ответ. - Там и поешь.
    - Точно?
    - Точно…- Передразнили Вампера. – Я тебе не аптека!
    - Не хочу. – Ответил Вампер. – Есть хочу, а просыпаться – нет.
    Пустыня молчала.
    
    Шли часы… И, слава Богу, что не дни, месяцы или годы! Слава Богу, что не всё время оптом – Вампер бы умер сразу. А так кучненько, друг за дружкой, толкая впереди себя волну неожиданностей, шли всего лишь часы. Аккуратненькие такие, один в один, безапелляционные, как бульдозеры. Вампер от всей этой нахлынувшей неожиданности даже сел.
    Ошибиться было не возможно – часы направлялись прямёхонько к нему. Сперва всё тело мелко покалывало, онемели руки и ноги, у виска стали посвистывать мгновения... «Бедный Штирлиц! – Пожалел Вампер советского разведчика, вокруг головы которого, если верить Кобзону, эти самые мгновения туда-сюда пулями носились. – Но и я уже, кажется, тоже бедный…». Он почувствовал, как на голове зашевелилась ботва.
    Наконец-то буферная волна упёрлась в Вампера и медленно начала продавливать его сквозь пустыню. Становилось душно, по спине то ли предательски, то ли действительно от жары покатился пот. «Холодный. – Констатировал Вампер. – Значит…» Что это значит, даже думать не хотелось. Видимо, что-то плохое. «Вот бы вскочить да рвануть!..» – Подумалось ему. Какое-то мгновение влетело прямо промежду глаз, и выдержка изменила – Вампер таки вскочил и таки побежал…
    
    - Закро-о-ой, закрой дырку щитом! Говорила – вчера надо было! Вся свекла разбежится! - Пожилая, полная женщина остужала из шланга несущуюся к прорехе в заборе разгорячённую свеклу и на чём свет ругала мужа. – Без урожая останемся!
    Тот волок полуметровый щит плетня, явно закипая от досады и злости:
    - Надо было не дожидаться! «Пусть тёмненькой станет, тёмненькой». – Передразнивал он жену. – Порозовела – и в погреб!
    - Я виновата! Конечно! – Хозяйка заслонила собой выход из огорода, встречая беглецов ледяным душем. – На торциков у тебя времени хватает, а на…
    - Торцики во сто крат полезнее. Из них когда-нибудь люди будут. А этот сорняк, сколько не воспитывай – он всё за изгородь норовит.
    По всему участку лежала сбитая с ног свекла. Подремонтировав плетень, супруги укладывали её в большие ящики и носили в погреб.
    - Смотри, Фродя, какой цвет!
    Мужчина ухватился за ботву:
    - Да, здесь видений сеанса на три. Только вот жало выпущено.
    - А ты оборви. – Поначалу предложила женщина, но потом передумала. - Хотя, любители ужастиков, сам знаешь, как платят.
    - Этот экземплярчик, - рассмеялся Фродя, - им ещё то странслирует!
    - А ты – «розовая – и в погреб». А розовая она лишь мыльные оперы да извращения всякие сексуальные показывает. Не, Фродя, темно-красная свеклушечка, сам знаешь, ценится дороже.
    - Ага, катастрофы, ужасы, политика… - Перечислил муж. И добавил задумчиво. - Где-то же всё это существует.
    - Существует, – вздохнула, супруга, – не сама же свекла придумывает. Ладно, Фродь, закрывай погреб и давай обедать.
    - А чего у нас сегодня?
    - Да, свекольничек же.
    - Из той, что о семейной жизни правду-матку?
    Жена на ходу утвердительно кивнула головой.
    - То-то ты с самого утра на взводе, - пробурчал Фродь, выставляя на системе жизнеобеспечения погреба параметры температурного и охранного режима. – То-то…