22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Калінін Олександр Количество символов: 10642
Конкурс № 47 (осень 18) Фінал
рассказ открыт для комментариев

aj026 Врунгелиада


    

    – Галактическая регата сама себя не выиграет, – любил повторять напарник и тянуть меня на тренировки.
    А мне, честно говоря, не особо даже хотелось в состязании участвовать. В чём радость галопом по мирам примчаться первым к финишу, толком даже не рассмотрев ничего на планетах?
    Ведь каждая человеческая колония – это жемчужина во Вселенной. Можно вечность скитаться по пескам Денеба возле одноимённой звезды, выискивая разноцветные песчинки размером с горох. Или сидеть с удочкой на облаках Арктура и представлять, что рыбачишь на воздушном двойнике замка Камелот.
    Но и отпустить напарника одного на «Врунгеле» не могу. Дорог стал  мне этот корабль. А за Серёгу-напарника так совсем изпереживаюсь. Жаль, что он так азартен и не представляет жизни без соревнований. Мне, например, достаточно путешествий. Но, конечно, не на медленных пассажирских звездолётах. Тут отдаю должное напарнику, если бы не его гонки, я бы не успел в своей жизни посетить и половины тех планет, на которых уже побывал.
    В целом, такой у нас сложился симбиоз: раз в год мы участвуем в регате на звездолёте «Врунгеле», любезно предоставленном одной яхтостроительной компанией, а в оставшееся время тренируемся, путешествуя по мирам.
    В прошлом году даже вошли в десятку лучших. В основном, благодаря Серёжкиным талантам пилота.
    Когда двигаешься в гипере строго по линиям кривизны Вселенной, то будто «скатываешься» с них, как с «горки», и дополнительно ускоряешься. Именно этим и занимается пилот. Автоматика ведёт корабль по гиперу, а яхтсмен в нейроконтакте с ней удерживает судно на линиях кривизны.
    Не знаю, надолго ли продержится такая ситуация. Ведь, в конце концов, учёные должны обучить автоматику тому, что сейчас интуитивно делают пилоты, обладающие, как шутить Серёга, развитым шестым чувством в пятой точке.
    А пока… Пока опять регата.
    На маршруте добавили парочку новых обязательных для посещения яхтами планет. Даже совсем незнакомых мне.
    К примеру, когда налетаешься с моё по Вселенной, то при названии планеты Туз из системы Алудры созвездия Большого Пса, тебе сразу вообразятся различные туземцы и со щупальцами, и с восьмью глазами, и даже с тремя хоботами.
    Поэтому я очень изумился по прибытию в космопорт Туза, когда увидел местных жителей, как две капли похожих на землян. Но, скажу честно, колонисты-земляне тоже тут имеются, хотя большинство всё же составляют туземцы-дендроиды. Правда, очень старые дендроиды ещё похожи на предыдущих колонистов-скнифсов, загадочную расу фелиноидов, весьма искусную в звездоплавании.
    Отличить мимикрировавших дендроидок очень легко – у них на голове растут цветы. Точнее, у девушек-дендроидок растут цветы, а женщины уже носят плоды на голове.
    В общем, очень интересная планета. К моему счастью, у Серёги сбились настройки в нейроконтактах корабля, и у меня появилось парочка дополнительных дней послоняться по Тузу и познакомиться поближе с его обитателями. Только тогда я даже не представлял насколько близко.
    Раньше не понимал людей, что влюблялись в инопланетян. Ведь у тех часто отличные от людских интересы и даже логики. А тут на тебе…
    Я прогуливался в местном парке, когда заметил дендроидку, сидящую на лавочке и читающую голограмму какого-то романа.
    Мимо такого чуда во Вселенной я не смог пройти мимо. Сейчас мало кто читает, а не загружает напрямую информацию через нейрошлемы. До недавнего времени, я считал себя чуть не единственным таким извращенцем. А вот смотри, нашёлся ещё один ретроград.
    Присел рядом с ней на лавочку и стал её рассматривать исподтишка. Весьма миловидная. Кожа, точнее «кора», цвета эбенового дерева, полные алые губы, в волосах белоснежный цветок. Так бы и не отличил от простой землянки.
    А потом мы с ней разговорились. Конечно, о книгах.
    – Давай прогуляемся? А то ноги, немного затекли, – предложила Эмми, так её звали, после обсуждения очередного романа о криптоистории и протянула мне руку, чтобы я помог ей привстать. Её «кора» на ощупь была совсем не шершавой, такой тёплой, мягкой, шелковистой…
    – Как у человека, – невольно вырвалось у меня.
    – Что?! – догадалась и рассмеялась Эмми. – Разве я похожа на дендроидку?
    – Нет, – смутился я. – В смысле, наоборот, дендроидки напоминают…
    – А так – похожа? – Эмми вытащила цветок из волос.
    – Нет, – согласился окончательно я. – А как ты давно на Тузе?
    – С рождения. Так же, как и мои родители, бабушки и прапрадедушки, и ещё много предков.
    – Эм, а разве так давно на Земле уже были гиперпространственные корабля? – удивился я.
    – Нет, разумеется. Но у других рас были. У скнифсов тех же. Очень давно они даже посещали Землю. И из одного племени привезли семьдесят восемь моих предков, ровно столько, сколько было у них священных масок.
    – Так ты получается догонка! – вспомнил я одну из криптоисторических легенд Земли, в которую даже не верил. В ней велось о пришельцах из Сириуса, а верным, оказалось, лишь направление на звёздном небе с Земли.
    – Ага. Примерно в сотом колене. Догонка. Догоню тебя и зацелую, – пошутила она и капризно вытянула губы трубочкой.
    Что мне оставалось делать? Я её поцеловал. Хотя и против поцелуев на первом свидании. Тем более без свидания.
    Всё в моей жизни не так. Даже влюбиться в инопланетянку нормально не могу. А не сегодня-завтра продолжать регату…
    На «Врунгеле» Серёга был в отчаянии, поэтому сразу взъелся на мою улыбку до ушей после прогулки с Эмми:
    – Где тебя такого весёлого носит? Мы уже на сорок первом месте из ста двадцати трёх экипажей из-за этого простоя. А пока механики починят нейроконтакты, так нас и оставшиеся восемьдесят два обгонят.
    – Что, так плохо? – обрадовался я, стараясь сдержать улыбку.
    – Просто беда, – махнул рукой Серёга, чуть не сбив декоративный кактус с приборной панели. – Сбились все настройки. Как будто подключали через нейрошлем даже не человека, а непонятно что.
    А что я? Я ничего. Кактус тоже живое существо. В нейрошлеме забавно смотрится. Зато появилась пара лишних дней, чтобы признаться Эмми в своих чувствах. Хотя, конечно, она об них и так догадывается.
    Только вот предложение улететь со мной она не встретила не то, что прохладно или фразами, что нам надо узнать друг друга лучше. Нет, она просто сразу отказалась:
    – Я не смогу никак.
    – Почему? – не мог выпытать правду я у неё уже, пожалуй, второй час.
    Наконец, она созналась:
    – Мне не разрешать.
    – Родители?
    – Если бы. Люди на Тузе до сих пор принадлежать скнифсам. А меня сейчас, вообще, обучают на пилота, как весьма одарённую на шестое чувство.
    – Это разве законно? – возмутился я. – Земляне…
    – Но я не гражданка Земли, – покачала грустно головой Эмми.
    Действительно. На каждой планете свои порядки. И как бы не были они порой странны или ужасны, привести всех под общий знаменатель галактический союз отказался давним давно, ограничившись рекомендациями своим гражданам, какие стоит посещать планеты, а какие опасно.
    – Веди, – твёрдо сказал я Эмми.
    – Куда? – заморгала она.
    – Ко своим скнифсам. Будем договариваться. И пусть только попробуют тебя не отпустить.
    – Попробуют. При этом поиграют с тобой в кошки-мышки. Скнифс, как ты, может, уже догадался, это сфинкс наоборот. Только вместо того, чтобы задавать загадки, он их отгадывает. Предложит меня отпустить, если ты ему задашь что-нибудь эдакое, что ему окажется не по зубам, а ты не сможешь, – закусила губу Эмми.
    – Почему не смогу? А если я задам какую-то дурацкую загадку или, вообще, солгу отгадку?
    – Не получится. Все скнифсы отличные телепаты и легко прочитают у тебя в голове правильный ответ на загадку или то, что ты его вообще не знаешь.
    Но разве меня такое остановить? Хотя я всю дорогу и думал, чтобы такое загадать.
    Скнифс, которому принадлежала Эмми, встретил нас под своим деревом, на котором жил. Он не стал особо нас расспрашивать, видимо и так всё прочитав в наших головах, просто махнул лапой:
    – Валяйте свою загадку.
    – А вот, например, сколько будет сорок два плюс восемьдесят один? – выпалил я.
    «Главное, не думать о правильном ответе. Буду просто считать про себя, чтобы отвлечься от правильного ответа. Один, два, три, один, два, три», – я представлял огромные красные цифры «один», «два», «три» подряд и зажигал их в воображении поочерёдно.
    Скнифс помассировал виски, потом вгляделся в меня внимательнее, после опустил руки и сказал:
    – Сдаюсь. В чём подвох?
    – Один, два, три. Сто двадцать три, – выпалил я.
    – Фу ты! – сплюнул скнифс. – А я подумал, что уже заболел или очеловечился.

    ***

    Серёга встретил нас на корабле совсем неприветливо:
    – Ты что совсем сбрендил? Пока она оформит документы, мы окажемся безнадёжно отстающими. Это я ещё не говорю о возможной дисквалификации, если нас будет трое на яхте.
    – Поэтому и надо оформить её пассажиром. Правила разрешают иметь на борту до двух пассажиров в форс-мажорных ситуациях.
    – Угу. Ты потом докажи, что это был форс-мажор, – хмыкнул Серёга. Но больше он не высказывался, хотя по его глазам я видел, что мы с ним отныне не друзья. Жаль, что какая-то гонка оказалась ему важнее.

    ***

    Оформление документов действительно затянулось и в гонке «Врунгель» скатился на последнее место. Потому Серёга просто махнул рукой и, развернув корабль домой, включил автопилот и отправился в запой в свою каюту.
    На второй день Эмми поинтересовалась:
    – Если первый пилот ушёл в запой, значит, ты теперь первый пилот?
    – Ну, по конкурсным правилам могу взять командование на себя.
    – Возьмёшь меня вторым пилотом? – подмигнула Эмми.

    ***

    – Серёга, очнись, пора забирать кубок, – тряс я напарника за плечо.
    – Это невозможно. Мы были на последнем месте, – дыхнул Серёга на меня перегаром.
    – Ну, почему невозможно? Вы ведь подаёте управляющие сигналы, чтобы скользить по гребням кривизны Вселенной. Что мешает использовать такие же сигналы, но для самостоятельного более быстрого перемещения корабля по гиперу? – попыталась переубедить его Эмми.
    – То, что автоматика делает это точнее. А с небольшой корректировкой курса по гребням кривизны, которую проводят пилоты, то это уже как кому повезёт, – буркнул Серёга.
    – Но Эмми обучалась по методикам скнифсов, которые, как телепаты, обладают развитым шестым чувством и прекрасно водят корабли по гиперу самостоятельно, – объяснил я Серёге.

    ***

    С тех пор прошёл год. На выигранные деньги мы с Эмми купили себе небольшой корабль. Технические характеристики у него, конечно, скромнее, чем у яхт, но Эмми даёт фору на нём многим скоростным судам. И меня заодно обучает лучше ориентироваться по гиперу.
    Серёга взял нового напарника и продолжает выступать на «Врунгеле». Часто с ним связываюсь по телесвязи и предлагаю просто бороздить просторы Вселенной, но он всё отнекивается, без адреналина и соревнований, говорит, не может. Ну и ладно. Всё равно наши дороги опять когда-нибудь пересекутся. Это только кажется, что Вселенная огромна, а на самом деле без надёжного плеча друга или подруги она нам тесна.
    
    
    
    
    
    

  Время приёма: 16:31 21.10.2018