22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Изольда Марковна Количество символов: 11620
Конкурс № 47 (осень 18) Фінал
рассказ открыт для комментариев

aj024 Письма кота Абрама


    

                                                
     
           Здравствуйте, милый дядя. Вот решился вам написать. Уж сколько лет прошло, а от вас нет вестей. Помню, как вы говорили  перед  отплытием: «Не унывай, Абраша, все будет хорошо».  И я  верю, что так оно и будет. Хотя, что хорошего  ждать коту от этой жизни с таким именем?
    А все хозяин.  И ничуть  не похож  я на соседа. Даже ни капли.
         У нас зима. Все кругом бело и уныло. А в Нью-Йорке есть снег?
        Вчера поссорился с хозяином.   Мало того, что пришел мой инженер выпивши, завалился на диван в чем был –  шапке и одном сапоге, так еще забыл меня покормить.  Всю ночь слушал музыку в наушниках.  А я взял и перегрыз провод. Теперь он музыку слушать не может, и в отместку урезал мне пайку. Ну, и кто из нас после этого Абрам?
          Но я не жалуюсь. Все-таки в тепле. Хочешь – возле батареи грейся, а хочешь – в кухне. Правда,  там  сейчас неуютно. Инженер ничего не готовит. После того, как оставила его подружка, медсестра  Катя, так аппетит у него и пропал. Только жажда осталась. Кати теперь нет, но есть Депрессия. Я эту Депрессию в глаза не видел, но она точно где-то есть. Это друг инженера сказал, когда приходил последний раз его лечить. А еще он сказал, что эту Депрессию  пора мочить. Что он имел в виду, ума не приложу. Слова мне его не понравились, уж не замышляет ли он убийство? Но доказательств у меня нет, так что решил пока понаблюдать, что дальше будет.
         На этой тревожной ноте прощаюсь я с вами, дядя. На днях напишу снова, вот только заменю ручку  карандашом. Когти скользят по пластмассе, писать трудно, а карандаш деревянный, с ним проще. Передавайте привет  тете Мусе и, конечно, Саре.
         Ваш племянник Абрам.
     
         Здравствуйте, дядя. Извините, что долго не писал – не до того было.  Праздники у нас прошли весело, инженер  после них болеет.  Бутылки из-под лекарства выстроились вряд на кухне – не пройти. И легче ему не становится. Снова приходил его приятель, который лекарь. Сказал, что моему хозяину поможет классная телка. Я очень обрадовался такому предложению. Думаю, что теперь мы будем с молоком. Очень своевременная мысль, потому что вчера хозяин с другом съели мои консервы, видимо по ошибке. Только я не представляю, куда он эту телку поместит? Разве что на кухню. Квартира у нас уютная, но маленькая.  А вниз спуститься можно только на лифте. Этаж у нас пятый, последний.  Под самой крышей.  Скорей бы весна, так хочется прогуляться по ней как-нибудь ночью. А в Нью-Йорке, я слышал ночная жизнь – обычное дело и погодные условия на нее не влияют. У вас, наверное, крыши чистят своевременно, гуляй, сколько хочешь. А у нас чистить некому. Лед падает вниз большими глыбами. Тротуар огородили веревкой с красными тряпками, чтоб народ не ходил. Он и не ходит. Только соседский пес все норовит под веревкой пролезть. Собака, она и есть собака. Что с нее взять.
         На днях листал толковый словарь и наткнулся на слово «депрессия». Немало был удивлен, что это не человек вовсе и даже не женщина. Это состояние души. То же, что и меланхолия, если верить Гиппократу. Это как будто смотришь на стол, полный колбасы  «Останкинская» высшего сорта, а взять не можешь. И такая тоска накатывает,  хоть  вой. С телкой тоже что-то не ладится. Хозяин сказал, что цены растут и за такие деньги он приобретет двух кошечек из бара напротив. Видел я в окно этот бар и этих кошек. Дались они ему,  меня что ли мало?
         Сегодня звонила Катя. Молчала в трубку, но это точно была она. Вот бы она вернулась! Очень я по ее котлетам скучаю. А то у меня от сухого корма в животе несварение и дышать трудно.
         Как ваше здоровье, дядя? Как тетя Муся, не болеет ли? Сейчас начнется весна, самое простудное время. Берегите себя. Привет Саре. Ваш Абрам.
     
     
          Здравствуйте, дядя! Вот и весна! С крыш течет, кругом грязь, но весело. Хотел было сегодня прогуляться, но не вышло. Снег превратился в кашу, не пройти, а лапы мочить не хочется. Только соседский пес  и носится по лужам, как очумелый. В подъезде встретил Катю. Она приходила к нам, но почему-то быстро ушла. И котлет с собой не приносила.  Плохой знак, не иначе инженер «постарался».
         Вот смотрю я на это все и думаю. И чего моему хозяину недоставало в жизни? Ведь обязательно надо все испортить, ткнуться в грязь носом, чтобы понять, что потерял.  Ну да, были и у Катьки недостатки. Спать по ночам не давала, все стонала. И то понять можно, вдруг что  болело. У меня иной раз так лапы сведет, аж зубами скриплю.  Ревматизм он ведь никого не щадит. А еще называла меня дурацким именем. Это  после ее ухода я стал Абрамом. А до этого был (стыдно вспомнить) Пушком. Зато котлеты каждый день! Пока фарш крутит – все обрезки мне. Так бывало налопаешься, что на котлеты потом смотреть не можешь. А сейчас мне друг инженера рыбу носит. Сплошное безобразие, а не рыба. Он ее сам ловит в речке. Это надо совсем из ума выжить, чтобы целый день на холоде сидеть, а потом улов кому-то отдать. Но есть ту рыбу невозможно. Воняет тиной и еще чем-то неприятным. Я догадываюсь, чем. Слышал, что в нашу реку выходит канализационная труба,  тем, значит, и воняет. Я из деликатности спрятал пару рыбок под палас,  а инженер наступил и сильно на меня ругался. Потому что я вещь дорогую испортил. А сам третьего дня оставил включенным утюг и штаны свои спалил, в которых на работу ходит. Не знаю, что с ним и делать. Совсем от лап отбился. Даже Катьке с ее ревматизмом стал не нужен. 
        Сдается мне, не только я  хочу  переехать. Поставил вчера мой инженер на компьютер заставку – ночной Нью-Йорк. Сижу вот, любуюсь. Среди какой красоты вы живете, дядя.
         Так хочется написать «до скорой встречи»  вам и тете Мусе, но пока не решаюсь. Как там Сара, не наладила еще личную жизнь? Сейчас весна, самое время.  Передавайте ей привет и самые наилучшие пожелания в этом деле. Преданный вам Абрам.
     
     
         Здравствуйте, дядя! Весна в разгаре. Ходил гулять по крышам, но удовольствия мне это не доставило. Бездомные коты совсем обнаглели. Поделили территорию и теперь просто так даже подышать не выйдешь.  Со своей крыши на соседние не пускают, никакой личной жизни.
         Вчера смотрели с хозяином криминальные новости.  Самые крутые крыши у нас в Москве, ну  я это на своей шкуре уже испытал. И еще в Чикаго. А как обстоит дело с крышами в Нью-Йорке? Очень меня этот вопрос  занимает.  Всегда надо знать, по какой крыше можно гулять, а на какую лучше  даже не смотреть.  В нашем районе это крыша супермаркета. Чуть без глаза вчера не остался, вспомнить страшно.
         Пришлось мне прогуляться к реке, о чем не жалею. Лед  растаял не весь и плывет по ней маленькими айсбергами. Смотрел на корабли и все пытался угадать, на котором вы уплыли, дядя.  А еще заходил в посольство и познакомился с их котом. Он там вроде сторожа и за мышами приглядывает. Чтобы во время приемов по норам сидели, не высовывались и сыр из  тарелок не таскали. Очень умный кот, скажу я вам, и в посольских делах разбирается не хуже  самого посла.  Объяснил он мне, что имя у меня самое подходящее для иммиграции и проблем не будет. Но нужны документы, подтверждающие мое происхождение. Родословная, так сказать. Ну, и где я ее возьму, скажите на милость, когда я вовсе не помню как на свет появился и кто мои родители.  Имя свое первоначальное  озвучивать не стал, чтобы впечатление о себе не портить.  Так что, как видите, и простым инженерам в голову иногда светлые мысли приходят, это я об имени. Но без родословной, какой я Абрам?
         Надо поменять карандаш на ручку. Грифель ломается, писать невозможно. Искал точилку для карандашей, да разве у инженера чего на столе найдешь без миноискателя? Такой бедлам развел – просто беда.  Теперь прощаюсь с вами, дядя. Когда напишу – не знаю, бывать дома буду редко.
    Весна зовет. Передавайте всем привет и особенно Саре.  Ваш племянник Абрам.
     
         Здравствуйте, горячо любимый  дядя! Пишу второпях, столько надо вам рассказать. Мы все лето на даче. Инженер снял дачу сначала только для нас двоих. Но потом к нам присоединилась Катя. Оказывается, она не поехала с нами сразу, потому что начальником у нее собака облезлая, не отпустила в отпуск вовремя.  И я было совсем отчаялся ее увидеть. Ведь так инженер надоел своими ласками!  Как возьмет, бывало, на руки, прижмет к груди и гладит, гладит. Всю шерсть взъерошит. А я закрою глаза и делаю вид, что нравится, а сам жду не дождусь, когда это безобразие закончится. И однажды закончилось. Приехала Катька с чемоданом. Я как тот чемодан увидел, сразу понял, что пришел конец  моим мучениям. Будет теперь, кому уши теребить и  загривок дергать.  Хорошая она, Катька. Добрая. Со вкусом вот что-то не то. Как наденет на себя чего. Приехала, помню, в платьице цветастом. Сидит то платье на ней, как на корове седло, но миленькое. А сегодня в сеть рыбацкую завернулась, потом поняла, что не модно, сняла и так бегала по даче, без ничего.  Лучше бы платье то цветастое надела.  Потому что сосед, что на даче рядом живет,  в подзорную трубу на Катьку смотрел. Большая такая труба. Для наблюдения за звездами. Но это ночью. А днем какие звезды? Вот он на Катьку  и пялился. Но хозяин у меня не дурак. Он это заметил и теперь сосед на звезды не смотрит – нечем.  Труба сломана и глаз заплыл. Прямо как у меня, когда я первый раз на даче появился. Оказывается и здесь вся территория поделена котами и чужаков не любят. Особенно городских.  Я опрометчиво поинтересовался, что им городские коты сделали, и те которые местные, доходчиво мне объяснили, так что теперь стараюсь пределы двора не покидать без особой надобности. Страшно.  Дикие нравы. По забору не пройдешься – собаки бросаются. А когда коров домой гонят – такой топот – земля дрожит. За забором оно спокойнее. А так все просто замечательно. Молоко, сметана – все свежее. Я даже поправился. Рыба тоже есть и не воняет совсем, а наоборот речкой пахнет. И такая тишина, что иногда от скуки выть хочется. Скорей бы в город. Мне каменные джунгли больше по душе. В  Нью-Йорке приживусь, знаю наверняка. Очень мне небоскребы нравятся. Так бы и поселился где-нибудь повыше, чтобы статую вашу знаменитую в окно видеть.
         Так что ждите меня, дядя, в скором времени. За хозяина  я теперь  спокоен, Катя к нему вернулась, оставляю непутевого инженера под присмотром. Скучать, конечно, буду, но по вам, дядя, скучаю тоже, вы ведь мне родня. Передавайте привет тете Мусе и Саре. До скорой встречи. Абрам.
         P.S.  Лето на исходе, сегодня видел первый желтый лист. Скоро возвращаемся в город.  Постараюсь выбраться до наступления холодов, пока река в устье не замерзла и корабли в порт заходят. Заранее всех обнимаю. Ваш племянник Абрам.

  Время приёма: 10:30 20.10.2018