22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18) Приём рассказов

Автор: Чукча-Социолог Количество символов: 40505
Конкурс № 46 (весна 18) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ai007 Сегодня же будешь со Мной...


    – Кто это сделал? – задал Толик риторический вопрос.
    Аркадий пожал плечами:
    – Чужие здесь не ходят...
    Не смешно! Толик поочерёдно посмотрел на каждого из их маленькой компании.
    Женька – худой, длинноволосый, с упрямо-недовольным выражением лица. Да, в середине двадцатого века он бы наверняка был стилягой. Ближе к концу – неформалом. Ещё ближе – нацболом. Потом – ходил бы с белой лентой, а если б не относился к категории «соплёй перешибёшь», то мог бы податься и в скины. Сейчас он, сидя на диване, кутался в свитер на два размера больше и ёжился явно не только от холода.
    Танька – тоже примостилась на диване... Она и сейчас сохраняла вид непокорно-воинственный. Волосы в розово-голубую полоску, пирсинг на языке, в носу и на губе, серьги новомодного, кануна событий, типа «белый кинжал»... В мужской толстовке, зябко обхватив себя руками, смотрит волчонком. Н-да, неудивительно, что они с Женьком сразу поладили!
    Витька – классический «ботан». Очки из серии «лупа из бронестекла» (от контактных линз у него глаза слезятся), лишний вес, одышка – не от веса, а от астмы... Сидит слегка напуганный, но явно ещё не осознавший всей серьёзности произошедшего. Он пока просто не понимает. Это действительно трудно понять.
    Лера, блондиниста и сероглаза. Отличница – и этим всё сказано. Но – отличница категории «мечта класса», а не «серая мышка». Староста группы, аккуратистка и перфекционистка. Всегда знает, как правильно. Ну, почти всегда – на фронт медсестрой она что-то не рвётся... Но в конечной победе Добра – то есть родной Красной Армии, или, там, войск ООН – уверена на все сто. Ведь в школе и в вузе ей говорили именно это: «наши» всегда побеждают! Аккуратный жакетик, брючки – тёплые, но симпатичные, вид недовольный... Ну да: что за нарушение правил такое, кто разрешил? Сидит на стуле, нога на ногу...
    Ну, Аркадий... Высок, мужественен, спортивен... Сила, ирония в глазах – с крохотной толикой превосходства. Он старше них на пару лет – уже закончил вуз. Паркур, пейнтбол, какие-то туристические сборы с патриотической направленностью... А ты смотри-ка – тоже тут, что-то не рвётся наперерез врагу родную планету защищать... Стоит, привалившись к стене, сложа руки на груди, в своей типа-тельняшке...
    Толик, вздохнув, посмотрел напоследок и на своё отражение в зеркале на дверце шкафа: пепельные волосы, серо-зелёные глаза, среднего роста, стройный, но не худой – по габаритам, конечно, не Аркадий, но и не Женька, не говоря уже о Витьке...
    – Кто-то из нас украл батарею от три-дэ-принтера? – потрясла головой Танька.
    Толик не ответил: все всё слышали.
    – Но зачем? – подал голос Витька. – Какой смысл?
    Зрит в корень, молодец. Умница. Какой смысл выдирать универсальную батарею из три-дэ-принтера? Всё существование их группы зависит от него. Ну, почти всё. Если еду из порошкообразного, на вид и на вкус напоминающего толчёную пластмассу концентрата ещё можно приготовить – наверное, можно выжить, даже если его просто так жрать, там ведь те же жиры, белки и углеводы – то одежду, посуду и прочее без него не изготовить никак. Да и концентрат – рано или поздно он кончится, а превратить обломки мебели, рулоны обоев и всё такое в пищу способен только три-дэ-принтер. Эта модель как раз может частичную химическую переработку сырья производить. Но без батареи он не работает. Пока там заряд ещё остался, но его хватит только на пару дней. Ну, на неделю, если на обогреве экономить... Да, тепло же тоже оттуда идёт! И ведь ядерная зима ещё по-настоящему даже не началась, за окном всего-то минус десять!
    Танька вздохнула:
    – Ребят, ну, кончайте дурить. Кому она может понадобиться, кроме нас?
    Женька поддержал подругу:
    – Если бы сюда пробрались чужие, они бы и с нами что-нибудь сделали. Да и как сюда придёшь? А любой из нас без этой штуки откинет копыта вместе с остальными за неделю! Нафига?..
    Толик вздохнул. Всё правильно. Поражает именно бессмысленность кражи. Может быть, среди них появился псих, желающий прикончить всех остальных? Не исключено, такое в малых группах бывает. Вон, Лерка явно стала от бедного Витеньки, которому раньше покровительствовала, к Аркадию отходить – что поделаешь, женщин инстинкт в кризисной ситуации заставляет выбирать того, на кого можно положиться. В этом любовном треугольнике крыша съехать может у любой его вершины. А Танька с Женьком никогда особо нормальными и не были.
    Вот только и для психа в таких сложностях нет нужды. Ведь у каждого из них есть оружие. Настоящее, правда, только у Аркадия – обычный гражданский короткоствол, но они с самого начала сделали на принтере по одному «печатнику» на каждого, и ещё пару запасных. Так что...
    – Если кто-нибудь хотел бы просто прикончить нас всех, ему было бы достаточно взять пару стволов, зайти в комнату, когда мы все там сидим обедаем или радиоприёмник насилуем... Пиф-паф – и мы покойники! – озвучил очевидное Аркадий. – При вашем уровне подготовки, шансов получить обратку у него немного. Скажем, первым, внезапно, со спины, завалить меня, вторым – Толика... Ребят – без обид, – на лице спортсмена появилась смущённо-покровительственная раздражающая улыбка, – но это так. Нафига усложнять?
    Нахмурившаяся Лера добавила:
    – Тут есть и большой запас обычных продуктов. На некоторое время хватит. И дрова, в принципе, имеются. Можно пока на этом продержаться. Нет, если бы целью было всех убить, то это не самый лучший способ...
    – Радиация – или что это такое, – безжизненно, потухшим голосом добавил Витёк, до которого, похоже, стала доходить серьёзность ситуации. – Когда кончится мебель, дрова с улицы брать надо с большой осторожностью. Значит – долго искать. А там – эти... – он неопределённо дёрнул головой в сторону окна, но кто такие «эти», все поняли сразу.
    
    ***
    ...Почему-то ОНИ облюбовали аэродром. Небольшой, местных авиалиний, его чаще как вертолётную площадку использовали. Аркадий считал, что это естественно: большое пустое пространство, но притом – асфальтированное. Портал – ажурная сеть из чего-то непонятного между несколькими колоннами высотой с трёх-четырёхэтажный дом – возник прямо на взлётно-посадочной полосе.
    Нуль-порт – ну как ещё назвать все эти сооружения, явно служебные по отношению к нуль-порталу? – вырос вокруг этой паутины буквально за пару дней. Теперь сам портал уже почти не видно: его заслонили многочисленные конструкции как странного, так и вполне знакомого вида. Ангары и казармы, по крайней мере, опознавались однозначно.
    Выглядели пришельцы… странно. Так их и описывали. Вполне человеческой внешности – европейского типа военные в хаки, с бронетехникой – не вполне земной, но в целом понятной, и одновременно – летающие радужные шары, ползающие полупрозрачные «гусеницы» метровой высоты, какие-то хромающие тени в два человеческих роста… Да и люди… странные. Лица вроде стандартные, но… Нет, не то, чтобы безэмоциональные. Но трудно было отделаться от мысли, что на них отражаются какие-то совершенно ЧУЖИЕ эмоции… Пока телевидение работало, они успели посмотреть на оккупантов – несколько раз тех удалось заснять вблизи.
    Колонны бронетехники и всего прочего шли куда-то на запад и на юг. В ту же сторону периодически пролетали и «стаи» вертолётов – странных, с четырьмя или шестью винтами, других каких-то машин - и тех же самых шаров вместе с гигантскими шаровыми молниями и мельницеподобными паутинистыми «стрекозами»… О-хо-хо!
    Впрочем, сейчас из-за сгустившегося полумрака и тумана уже мало что удаётся разглядеть. Но дороги явно эксплуатируются по прямому назначению. Видимо, именно из-за желания использовать земную инфраструктуру оккупанты и применили свой аналог нейтронной бомбы.
    Судя по всему, население городка сразу погибло либо бежало. Здесь они не видели живых... Да и мёртвых оказалось немного. Они проблем не доставляли: холод ядерной зимы надёжно предотвращал разложение. Наведённая «радиоактивность» - они так и не поняли, что это конкретно, но счётчик Гейгера, вмонтированный в Аркашин телефон, на неё реагировал – оказалась довольно слабой, по крайней мере – у них…
    Запасливый мужик Аркадий! Выбравшись из подвала, они благодаря этому его гаджету быстро определили, что на верхних этажах безопаснее... Тут они с тех пор и сидят. Обычная одноподъездная двенадцатиэтажка-«свечка». Практически на окраине городка... Посёлка городского типа, скорее.
    ...Да уж, им повезло во всём, кроме самого главного. В том, что они в этот день шарились полдня по подвалам, изучая, в соответствии с заданием на лето, сваленную там прессу времён Перестройки – не тащить же её наверх для этого? Что у Аркадия оказался с собой гаджет. Что Витёк вовремя сообразил, что улепётывать по улицам сейчас – чистое самоубийство. Что на крыше «их» дома оказался резервный ретранслятор на универсальной батарее. Что Витьке и Аркадию удалось вытащить батарею и подключить её к бытовому три-дэ-принтеру, найдённому в квартире на последнем этаже. Да, и ещё раз спасибо Аркадию и его гаджету: замки четырёх квартир верхнего этажа он вскрыл за полчаса!
    Ну, и, конечно, им сильно повезло, что в доме вообще оказалась у кого-то такая штука, как три-дэ-принтер. Обычно те, у кого есть нечто подобное, на окраинах заштатных ПГТ средней полосы не обитают. Видимо, хозяин был из категории «понты превыше всего»...
    Ну, и то, что в доме оказалось так мало народу. Рабочий день, конечно, но... Они проверили потом: на сорок восемь квартир – всего одиннадцать трупов, и ни одного – на шести верхних этажах. Удача, можно сказать: с мертвецами возиться почти и не пришлось…
    Не повезло им только с одним… Чего бы вот пришельцам базу в соседнем регионе не организовать? И чего б им самим в другое место на этой неделе не направиться? Почему именно в тот день и именно сюда?!?
    А ещё, как сказал Аркадий, им повезло со временем. Пришельцы перед началом «высадки» наверняка сканировали окружающую местность на предмет мощных энергоисточников. А в тот момент батарея как раз не была подключена ни к ретранслятору, ни к три-дэ-принтеру. Вообще-то то, что их так и не обнаружили, тоже выглядело странным – должны же они были учитывать возможность действий партизан или диверсантов... Видимо, действительно, прав Витёк – при атаке пошло в ход что-то ещё, помимо знакомой им радиации... Уж слишком спокойно оккупанты держались.
    
    В первые дни они чуть не поубивали друг друга сами. Женёк с Танькой рвались к носителям высшего разума, пришедшим просвещать неразумных землян... Кое-как им объяснили, что просвещение обычно не начинают с массового убийства просвещаемых – а радио, покуда сквозь помехи ещё можно было что-то расслышать, рисовало не особенно оптимистичную картину контакта с чуждым разумом...
    Правильная девочка Лера рвалась подать сигнал нашим... В конце концов, Аркадий сунул ей ключи от «хаммера» и предложил валить хоть в Москву, хоть в Нью-Йорк, хоть к чёрту на рога. В ответ на мысль обратно подключить батарею к ретранслятору и послать сигнал, ей было высказано предложение отправиться в действующую армию. Она ведь, в отличие от многих, военнообязанная – как прошедшая обучение на медсестру... Даже присягу на этот счёт, кажется, давала. После этого праведница сразу как-то сникла, и общее лидерство в их группе перешло к Толику. А потом Лерка и вовсе на Аркадия стала поглядывать... который тоже почему-то свой патриотический долг увидел не в героической гибели в бою с превосходящими силами противника, а в помощи выживанию той маленькой группы своих, которая по случайности оказалась на его попечении. Толик тогда, услышав это, про себя хмыкнул: удобная позиция... А потом лето предсказуемо-внезапно кончилось... и об участии в войне на той или иной стороне все как-то резко забыли.
    
    ***
    – Итак, как я понимаю, в шутке никто сознаваться не намерен... – он обвёл глазами товарищей. Продолжил:
    – Ну, тогда у нас – классическое «камерное» преступление. Шесть человек. Кто возьмёт на себя роль детектива? – задал Толик вопрос, хотя ответ на него был очевиден. Разумеется, «капитулянты» Женька и Танька не согласятся видеть в качестве следователя кого-то из «патриотов» – Аркадия или Лерку, так же, как и те – их. Витёк, как известно, ещё на первом курсе запавший на Лерку, тоже отклоняется...
    Аркадий пожал плечами:
    – Ну, давай ты. Только всё объясняешь, окей?
    Как ни странно, все остальные согласились... А чего им не согласиться, когда у каждого – ствол, и каждый может опереться на поддержку ещё по меньшей мере одного товарища? А вот Толику особо не позавидуешь...
    «Детектив» хмыкнул:
    – Ладно. Ну, давайте начнём... Я отойду в сорок шестую, вы заходите по одному...
    Женёк возразил:
    – Не надо. Давайте уж в этой...
    Его можно понять: они там с Танькой свили гнёздышко. Ладно...
    – Тогда в этой. Но всем придётся выйти. И не подслушивайте, пожалуйста...
    
    ***
    Они обосновались на двенадцатом этаже. Его можно было закрыть на ключ, да и тепло держалось на этаже не так плохо. И, в результате, почти у каждого в распоряжении оказалось по квартире. В базовой, сорок пятой, с три-дэ-принтером, радио и работающей кухней, оставался обычно Толик. Просто потому, что Женёк с Танькой оборудовали себе лежбище в сорок шестой, Аркадий – в сорок седьмой, а Витёк с Леркой – в сорок восьмой. Правда, отличница в последнее время частенько зависала у Аркадия...
    
    Женёк вошёл первым. Сел на диван. Толик остался за столом. Ладно, пусть сидит, где хочет, не важно это...
    – Ну, что помнишь из событий прошедшей ночи? По часам, желательно...
    Толик уже давно понял, что как раз Женёк, несмотря на субтильность, в критической ситуации скорее мобилизуется, чем истерит. Ответы первого подозреваемого ещё раз это подтвердили.
    После ужина примерно в двадцать два тридцать они с Танькой отошли к себе – как обычно. Все остальные на тот момент ещё оставались в сорок пятой. Примерно в двадцать три пятьдесят они услышали, как хлопнула дверь – и мимо их двери прошли, разговаривая, Лерка, Аркадий и Витёк. Потом грохнули двери. Нет, он не видел, кто в какую квартиру пошёл. Около часа ночи стукнула дверь в сорок пятую, а позже лязгнул выход на чердак... Сквозь сон он подумал, что это Толик вышел на прогулку...
    Толик подтвердил:
    – Точно. Дверь оставил приоткрытой – чтоб не громыхать, когда вернусь...
    
    Действительно, он тогда вышел на ежевечерний моцион – он частенько прохаживался там ночью, пытаясь высмотреть, что происходит в районе нуль-порта... Как обычно – ничего нового: на ночь он погружался во тьму…
    
    …Ну, а в полвторого или около двух Женёк услышал звуки ссоры. Одной из сорящихся явно была Лерка. Через дверной глазок Женька успел увидеть, как та, обиженно хлопнув дверью, с сердитым видом вышла из сорок седьмой и ушла в сорок восьмую. Дверь в сорок пятую всё ещё оставалась открыта. После этого проснулась Танька, он рассказал ей о ссоре у соседей. Они, что называется, попили кофе – да-да, подругу всегда пробивает на «попит кофе в это время ночи» - и после уже не просыпались до утра.
    Женёк сидел на диване с совершенно спокойным видом... Ладно, ясно.
    – Зови Таньку, – закончил беседу Толик.
    
    Танька могла рассказать гораздо меньше, так как всю первую часть ночи спокойно спала. Да, ей Женёк рассказал о скандале у «патриотов». Единственное что – она где-то полтретьего высунулась за дверь, чтоб выплеснуть горшок. В качестве мусоропровода и всего такого им теперь служила шахта лифта, от дверей которой веяло холодом... Всё было нормально, дверь в сорок пятую оказалась чуть приоткрыта...
    Это тоже нормально: Толик обычно её не запирал, чтоб утром, если кто на кухню пойдёт, его не будили.
    Ладно, с «капитулянтами» понятно, пора приниматься за «патриотов»!
    
    Лерка была недовольна и напряжена. И контролировала каждое слово. Села она не на диван, а за стол. Нервно перебирала пальцами... Потом взяла листок бумаги, стала сворачивать из него что-то... Да, японский журавлик... Она часто их делает. Хобби у неё такое, да и нервы успокоить помогает...
    Да, она долго сидела с Аркадием, рассуждая о шансах воюющих сторон. Да, практически они продолжали тот же разговор, что и с Толиком – после того, как «капитулянты» отвалили. Нет, их ссора не связана с перспективами землян отразить агрессию пришельцев. Да, она носила сугубо личный характер. Нет, его не касается, что конкретно там произошло. Что? Это опять-таки не дело самопального следователя, но ей действительно Витя нравится больше, и она не хочет расстраивать мальчика... в смысле – парня. Да, она чувствует себя ответственной за него, она же староста... Почему она считает, что это сейчас важно? Она гадала вчера... Как? Как обычно, вытащила книгу с книжной полки, открыла на первой попавшейся странице и ткнула пальцем в текст... Там оказалось «Мы в ответе за тех, кого приручили», из «Маленького принца» Сент-Экзюпери... Нет, она не считает это оскорбительным для Витька. И вообще это лучше спросить у него самого. Нет, она никого не подозревает, так как капитулянтам выгодно, что они тут сидят, а она не хочет подводить своих...
    
    Когда Лерка вышла, Толик откинулся на стуле и помассировал глаза. Скосил взгляд на трёх журавликов, сделанных старостой за время разговора. Анатолий хмыкнул: а ведь он был практически уверен, что Лерка Витеньку продинамит... Не так всё просто в женской душе, значит.
    Он встал, сделал несколько шагов по комнате. Взгляд его упал на книжную полку. По наитию Толик взял первую попавшуюся книгу – это оказалась Библия – и, открыв, ткнул пальцем в...
    
    «…Имя мне легион...»
    
    Анатолий захлопнул книгу. Забавно. Что бы это значило? Что преступников больше, чем один? Он позвал Аркадия.
    
    Тот весь разговор просидел с равнодушно-вежливой улыбкой. Пальцами барабанил по книжке, которую принёс с собой – фантастика, Пол Андерсон. Заметил взгляд Толика, пояснил:
    - Валерия подарила…
    Надо же – неужто им и сейчас ещё в жизни фантастики не хватает?!
    Ничего особо нового он Толику не сообщил . Ну, кроме того, что от любезностей Лера в конце концов отказалась. Но колебалась некоторое время, так что надежды он не оставил... Ну, Толик так и предполагал, собственно. Всё остальное – ровно то же самое, что и у Лерки.
    Ладно, понятно...
    
    Витька... был в странном состоянии. С одной стороны, ему не нравилось происходящее сегодня... Но вот исходом событий вчерашней ночи он как раз был вполне удовлетворён. Что делали, когда Лерка вернулась к нему от Аркадия? Ничего, чуть-чуть поговорили, он постарался её успокоить – и легли...
    Толик вздохнул. Он был уверен, что под «успокоить « и «лечь» Витенька имел в виду вовсе не то, что на его месте подразумевали бы в такой ситуации Аркадий, сам Толик и Женёк... Ну – почти уверен. Или тот очень хорошо притворяется. Ладно, понятно всё с ними...
    Увы, ясности не прибавилось. Любой из них мог спереть батарею. Примерно между часом ночи и полвосьмого утра, когда пропажа была обнаружена Аркадием, пришедшим на кухню сорок пятой готовить завтрак, любой имел возможность войти сюда и взять её. Пока он гулял по крыше, это могли сделать и Женька с Танькой, и каждый из них по отдельности, партнёра не извещая: сначала спала она, потом – он. И Витька мог выйти из своей сорок восьмой и, придержав дверь, чтоб не хлопнула, дойти до три-дэ-принтера. И Аркадий с Леркой могли это сделать на пару – а потом разыграть скандал. Да и по отдельности – увы, тоже...
    Н-да. Возможностей совершить кражу – у всех хоть отбавляй... Ну, а как насчёт мотива?
    
    Мотив... Ну, Женёк и-или Танька могут попытаться таким образом заставить их сдаться пришельцам. Выглядит глуповато, но допустим.
    Лера и, с меньшей вероятностью, Аркадий могут захотеть действительно подключить ретранслятор и подать самоубийственный сигнал: пришельцы их наверняка засекут немедленно. Из патриотических побуждений. «Красная Армия всех сильней» и всё такое. Хотя некоторые правительства Земли уже вступили в переговоры с пришельцами о капитуляции и, кажется, даже получили ответы.
    Любой из них, по самого Анатолия включительно, может захотеть ликвидировать всех, кроме себя и, возможно, одного компаньона... или компаньонки. Ради присвоения ресурса. Бог знает, сколько продлится ядерная зима и вообще вся эта заваруха. Тогда, если преступник Витёк или Аркадий, то желать выживания они должны Лере. Женёк – Таньке. Сам Толик – тоже скорее Таньке (раздражала его староста всегда), но он по-любому батареи не крал, так что его можно вычеркнуть. Лера выберет Аркадия или Витька, Танька – Женька... И что это даёт?
    Толик вздохнул, встал, вышел на кухню, плеснул себе воды из чайника...
    Ничего это не даёт. Разве что вслед за кражей произойдёт убийство... В наибольшей опасности находится, кстати, он сам: уж он-то точно не нужен абсолютно никому и ни при каких раскладах.
    Толик коротко рассмеялся и проверил «печатник» за поясом.
    Кстати – а ведь это мысль!
    
    ***
    ... – Ты ожидаешь убийства? – светски приподняла бровь Лерка. Она держалась подчёркнуто спокойно, не пытаясь отстраняться от Аркадия... В общем, явно старалась показать, что ночной инцидент исчерпан и напоминать ей о нём не стоит.
    Толик пожал плечами:
    – Мало ли... Но всё-таки преступника лучше не соблазнять мыслью, что, если дело пойдёт совсем плохо, он сможет отбиться...
    – Нет, – ответил Женёк ровным голосом. – Мы слишком различаемся по физическим параметрам. Аркадий сильнее любого другого, а с кухонным ножом – так и вообще... Это понизит безопасность каждого из нас, а не повысит!
    Толик кивнул. Он и не думал, что все согласятся... Поэтому, когда перепалка между Женьком и Аркадием стала нарастать, он предложил:
    – Хорошо. Давайте оставим каждому по восемь патронов – один боекомплект «печатника». Остальное, вместе с запасными «стволами», спрячем в сейф, – он кивнул в сторону металлического оранжевого ящика, вмонтированного в один из шкафов в зале сорок пятой. – Тут сургуч или что-то в этом духе мне в тридцать шестой попадалось – давайте поставим наши отпечатки пальцев. Если кто незаметно вскроет, потом закрыть уже не удастся!
    С таким планом все нехотя согласились... Что ж – это уже что-то!
    Женёк неожиданно выдвинул предложение:
    – Давайте пока закроем на ключ чердак: если батарею тырили, чтоб присоединить к ретранслятору, то это, по меньшей мере, задержит вора!
    
    После обеда, оставшись в спальне сорок пятой один, Толик попытался сложить в кучу все события и полученные сведения. Увы – получалось плохо. Хотя бы сократить круг подозреваемых не удавалось...
    Он стал перебирать в памяти воспоминания вчерашнего дня...
    Сначала Аркадий бухтел что-то о тактико-технических характеристиках чужой техники, которую ему удалось разглядеть. Они заспорили с Женьком – тот превозносил её достоинства в сравнении с земной. Аркадий ожидал войны длительной, Женька и Танька были уверены, что победа сил внеземного разума уже предрешена.
    Неожиданно в разговор вмешался Витенька. Он обратил внимание на то, что, если б это было так, и всё уже практически кончилось, чужим не было бы нужды так прятаться, а они явно маскируются, на ночь активность прекращают. И выдвинул идею: у них под боком – важнейший, или, по крайней мере, один из важнейших пунктов высадки десанта... Вот с этого момента они и стали ссориться – после чего «капитулянты» и отвалили. А потом Витька им ещё больше часа втирал что-то про принципы стратегии и всё такое – за это время Лерка успела из бумаги целый замок соорудить...
    По его расчётам выходило, что пришельцы – они как земляне, но им известна ещё какая-то фундаментальная сила. Ну, как в том сериале, где в параллельном мире электричество так и не открыли. Всё, вплоть до компьютеров и космических кораблей, есть, а вот электричества нет. Там цивилизация очень забавная: оптические компы ничуть не хуже обычных электронных, а вот перебрасывать энергию на большое расстояние там так и не научились…
    Ну вот и у пришельцев что-то такое есть, чего у нас нет. Витька назвал его «апейрон» - это из какой-то не то фантастики, не то философии… Для нас это просто-таки как магия выглядит! И оно вполне, по его расчётам, объясняет, почему при столкновении с противником земные спутники так легко выводятся из строя, авиация отказывается летать, автомобили едва могут тронуться с места, да и огнестрельное оружие работает через раз! И почему все пришельцы, если попадают в плен, мгновенно умирают…
    
    Толик вздохнул. Ну, так кто? «Капитулянты» – или «патриоты»?
    И вот тогда-то и грянул выстрел.
    
    ***
    Крови было много. Очень много. Аркадий лежал на спине, рядом с лифтом, зажимая рану на шее. Похоже, выстрел выворотил ему кадык... ну, и пробил сонную артерию, по меньшей мере. Шансов у него не было никаких. Что интересно, короткоствол его лежал рядом. Похоже, в последний момент он смог его выхватить, но пустить в ход уже не успел. По другую сторону валялась та же книга – Леркин подарок. Через минуту всё было кончено.
    Н-да... Что касается мотивов, то по варианту «политика» на подозрении Женёк и Танька, по варианту «ревность» – Витёк... Да и с Леркой Аркадий последнее время не ладил.
    – Вряд ли кто-то хочет сказать, что рядом с телом нашёл батарею?
    Все, уже столпившиеся вокруг, подавленно отрицательно покрутили головами. Толик вздохнул – и вытащил свой «печатник». Аккуратно – за ствол. Вытащил патроны. Продемонстрировал окружающим. Все оказались на месте.
    – Женя?
    Тот тоже без возражений вытащил оружие... Толик краем глаза видел, как Витя вцепился в рукоять своего «печатника», не доставая из кармана. Да, попробуй Женёк начать сейчас палить, его бы превратили в решето за пару секунд... Все патроны оказались на месте.
    – Таня?
    Неформалка доказала свою невиновность так же, как партнёр – спокойно и молча.
    – Витя?
    И у него всё в порядке.
    Неужели?..
    Лерка не стала дожидаться приглашения... И у неё все восемь патронов оказались на месте.
    Толик, уже ни на что не надеясь, проверил оружие Аркадия... Без толку.
    – Причина смерти? – обратился он к Лере – медсестра, как-никак.
    – Без неожиданностей – пулевое ранение из «печатника» в область шеи... – сообщила она через минуту.
    - Да неужели?! – Танька нервно хохотнула.
    Лерка спокойно посмотрела на неё:
    - Мало ли… На теле могли быть и другие раны.
    Та уже взяла себя в руки и промолчала.
    – Сейф? – спросил Женька.
    Толик кивнул в сторону сорок пятой квартиры:
    – Как и положено – на замке.
    – Я хочу видеть!
    Они прошли вместе. Лерка, опустив голову, ушла в сорок восьмую. Витёк просто сел на пол. Танька, кажется, попыталась пойти за ними, но потом обречённо вздохнула – и тоже ушла «к себе», в сорок шестую. Толик открыл дверь шкафа, всем телом чувствуя готовность Женька начать стрелять в любой момент... Да, печать оказалась цела. Все отпечатки на месте. Открыли. Пересчитали...
    Сзади что-то глухо прогремело. Как будто нечто рухнуло с большой высоты. Через пару секунд они оказались в коридоре...
    
    – Где труп? – тупо спросил Толик. Вот уж чего-чего, а этого он не ожидал. Тело Аркадия исчезло. Особо гадать, куда именно, не приходилось: кровавый след тянулся к шахте лифта. Двери в ней давно были отжаты и раздвигались и задвигались свободно. Они использовали её вместо давно засорившегося мусоропровода. Вне всяких сомнений, тело сбросили туда. Его короткоствол, что характерно, так и лежал на полу, рядом с дверями лифта.
    Женёк подошёл к шахте, посмотрел вниз... Зажёг фонарик на сотовом, посветил...
    – Ну да, там. Но зачем?
    Толик вздохнул. Раз преступник сделал это, значит, таким образом прятал нечто, его изобличающее. Нечто, что могло указать на разгадку... Чего именно? Способа убийства? Он очевиден. След от пули мог при более подробном исследовании что-то подсказать? То, чего Лера не заметила? Или она сама, наврав на «экспертизе», теперь скрывала следы? Ну, по крайней мере, Женька теперь точно вне подозрений. И, с большой долей вероятности, Танька. Если только они не вместе всё это затеяли, и, пока Женёк парил Толику мозги с патронами, его подруга не сделала за него остаток работы...
    Тааак... Надо обязательно спуститься вниз – осмотреть тело повнимательнее! Как бы только они тут друг друга не перестреляли... Отобрать у всех оружие? Но ведь убийца обошёлся без «печатника»! Значит, если всех разоружить, вооружён останется только преступник! Всех согнать вместе? Но если двое из четверых в сговоре, они прикончат двоих других без особых проблем...
    – Так, ребята... – начал Толик, когда все собрались. – Всё просто. Я спущусь вниз. Вы пока отдаёте оружие – прячем его под замок – вот сюда, – он указал на дверь штаб-квартиры. – Ключ я беру с собой. Потом...
    – Не пойдёт, – нахмурился Женька. – Ты будешь вооружён, мы – нет.
    Толик этого ждал. И ответил:
    – Я тоже сложу ствол.
    Лера озвучила очевидное:
    – Если у убийцы есть незарегистрированное оружие, он прикончит тебя, а потом нас всех – безоружных.
    Неожиданно выступил Витёк:
    – Давайте кинем монету – кому остаться сторожить, чтобы никто не мог контролировать... Трое остальных расходятся по квартирам, контролёр стоит тут, следит, что ничего не случилось, и поддерживает связь с Толиком. Контролёр и Толик вооружены, остальные или безоружны, но заперлись изнутри, или вооружены, но подпёрты снаружи...
    – А если сговор? – хмуро спросила Лерка.
    Витёк пожал плечами:
    – Безоружный компаньон на стороне убийцы несильно изменит расстановку сил, а ключ от сорок пятой и сейфа будет только у Толика.
    Хм... А что, это может прокатить! Умный парень, да…
    – Давайте быстрее!
    Витёк порылся в карманах – и вытащил две монеты, «медную» и «серебряную».
    Толик задумался.
    – Ну, хорошо. Два «орла» – Женя. Две «решки» – Витя. Серебряный «орёл» – Лера. Медный – Таня. Пойдёт?
    Две монеты звякнули – и замерли на полу.
    – Как скажете... – Женька пожал плечами, проверяя ствол. – Надеюсь, много времени это не займёт. Иди, Толь, и быстрее возвращайся!
    
    ***
    ...Несмотря на опасения Толика, тут, внизу, почти не воняло. Ну, то есть, помои и... э-э-э... отходы жизнедеятельности они сбрасывали сюда, но здесь господствовал зимний холод, и всё, теоретически способное вонять, стало твёрдым, как камень. Тело Аркадия лежало лицом вниз. Толик только собрался перевернуть его, как... Вот интересно-то! Рана в шее, похоже, не сквозная. Но «печатник» с близкого расстояния, почти в упор, уж шею-то точно пробьёт насквозь!
    Касаться трупа не хотелось. Оттягивая неизбежное, Анатолий повёл лучом фонаря вокруг, и вдруг...
    Книга – Пол Андерсон, «Операция «Хаос»». Её-то зачем сбрасывать в шахту? Случайно упала, когда скидывали тело? Нет, не может быть: она была в стороне. Кто-то специально её отправил следом!
    По наитию Толик схватил томик, и…
    Кажется, она раскрылась на том месте, где её чаще всего и открывали.
    
    «- А подлинное имя?
    - Викторикс.
    - А?
    - Это имя всегда нравилось Джинни…
    Валерия Викторикс. Последний римский легион в Британии.
    Последняя противостоявшая Хаосу сила, как сказала Джинни в одну из тех редких минут, когда была совершенно серьёзна…»*
    
    Толик прикрыл глаза. «Легион», да? В книге может быть написано что угодно. Но убийца считает, что эта книга могла бы его… её изобличить!
    Детектив-любитель открыл глаза, и…
    Какая забавная штучка... Нет, конечно, это не лишний «печатник», хотя предмет, несомненно, оружие. Толик поднял его и осмотрел. Трубка – кажется, ножка металлического стула – заклёпана с одной стороны и посажена на рукоятку из обмотанной скотчем свёрнутой бумаги. Сверху – ну, с противоположной от рукоятки стороны – отверстие, забившееся чем-то чёрным. Резинка, сложная конструкция из проволоки, «черкач» от коробка... В общем – самопал, самодельный однозарядный пистолет. В самом деле, разве огнестрельное оружие можно сделать только с помощью принтера? Дед рассказывал, что в его время девять десятых пацанов и половина девчонок из их класса без особых сложностей могли изготовить нечто подобное за время урока труда!
    Поражала, скорее, аккуратность. Вовсе ни к чему было обматывать рукоятку скотчем так ровно и плотно. Оружие же явно предполагалось одноразовым: уж больно долго и сложно перезаряжать. Анатолий понюхал дуло – явно таращило серой. Спичечные головки? Нет, слишком сильный выстрел... Петарда или её начинка? Скорее всего: они тут находили пиротехнику... Совсем ни к чему такой сложный затвор – хватило бы и безкурковой схемы. Убийца – явно перфекционист. Чтобы всё было сделано идеально, со старанием, как будто за это оценку поставят... Да уж, привычка – вторая природа, рефлексы аккуратистки-отличницы так просто не подавишь, не так ли, Лерочка?
    Закричать Женьке, чтоб блокировал её? Пока тот будет пытаться расслышать, она может прорваться!
    Толик сорвался с места.
    
    ***
    Выстрел он услышал, не преодолев и половины пути. Миг спустя – удар, ещё выстрел, крики...
    
    Женька сидел, привалившись к стене. Правой рукой он явно только что зажимал рану в левой... Он как раз левша. Рядом Танька в слезах перетягивала ему жгутом руку выше места ранения...
    – Петарда, – облизав сухие губы, хрипло сказал Женёк. – Она долбанула петарду – похоже на выстрел. Я подбежал к сорок восьмой – и получил дверью в лоб... и пулю в руку.
    – «Печатник» она забрала? – прокричал Анатолий.
    – Нет, – ответила Танька, показав оружие Женьки. – Только ключ. И неё было это, – она кинула к ногам Толика ещё один самопал. Тоже разряженный. Кажется, по полу рассыпалось ещё и несколько петард.
    Да сколько же она их наделала?!
    – Вот пуля, – Женёк здоровой рукой продемонстрировал Толику... Кажется, это была гайка. – Убежала на чердак. Беги!
    Толик со всех ног бросился вверх по лестнице – и почти успел. Даже – совсем успел. Около ретранслятора ещё никого не было. Очевидно, Лера пошла откапывать батарею... Лишь через полминуты Толик осознал, что совершенно напрасно стоит посреди крыши без укрытия.
    
    – Отойди от ретранслятора, – услышал он сзади.
    Обернулся – в правой руке старосты был... ну да – ещё один самопал. Куда больше прежнего и, похоже, двуствольный. Кажется, что-то было и в левой руке. Четыре пули... против его восьми? Не такие уж у неё плохие шансы...
    – Чем провинился Аркадий?
    Валерия пожала плечами:
    – Он солгал мне. Хотел не послать сигнал нашим, а просто заморить вас голодом – на двоих, а то и одного, запаса принтера хватило бы на год... У меня не было выбора.
    – В самом деле? – Анатолий осторожно завёл руку за спину. – Дело только в этом?
    Лера скривила губы:
    – И он говорил глупости. Не верил, что Валериев Победоносный был последним.
    – Чего? – сделал удивлённый вид Анатолий.
    Отличница вздохнула:
    – Долго объяснять…
    Она отвлеклась!
    – А почему... – начал Толик – и вырвал из-за спины печатник.
    Стрелять они начали одновременно. Чтобы усложнить задачу Валерии, Анатолий упал, выстрелил – перекатился – снова выстрелил... Лера не пыталась уворачиваться, просто стояла на месте и выпускала пули одну за другой... Её четвёртый выстрел и его шестой грохнули одновременно.
    Лерка, побледнев и пошатнувшись, шагнула вперёд... Толик, превозмогая тупую боль в животе, поднялся на одно колено, прицелился... В руке Леры возник ещё один самопал. Всегда была запасливой... Ей не повезло – на этот раз стенки импровизированного ствола оказались слишком тонкими, оружие взорвалось у неё в руке... но пулю оно всё-таки выпустило.
    Анатолий почувствовал ещё один удар – куда-то в грудь. Кажется, на этот раз – всё...
    
    ***
    ...От боли Лера почти перестала соображать. Правая рука мгновенно онемела и одеревенела, дико жгло бок, глаз... Кажется, она закричала.
    Вот странно – она ещё помнила, как, почти теряя сознание, умудрилась пережать жгутом искалеченную руку и даже замотать её бинтом – скорее, чтобы не видеть её, нежели потому, что в этом был какой-то смысл. Как здорово, что Аркадий спрятал батарею именно в своей аптечке! Точно так же она вроде помнила, как прилепила «заплатку» на голову и глаз – остался ли он ещё? Но вот когда она успела ещё и подпереть чердачную дверь с этой стороны багром с пожарного щита – совершенно вылетело из памяти...
    Наконец, она почувствовала себя в силах открыть аптечку ещё раз и найти универсальное обезболивающее. Вот только колоть его надо не куда-нибудь, а в вену... Левой рукой? Это ещё ладно, но… куда? В правой кровоток практически остановлен, туда колоть бессмысленно. Найти вену на животе? Она так не скрючится. На ноге? Да, это вариант. Вот только снять штаны в такой ситуации – задача нетривиальная – и небыстрая. А надо торопиться!
    Лера нашла в аптечке скальпель... Не порезаться бы ещё дополнительно, и так с кровью силы уходят! Она и так не пйоми откуда всё время сочится! За пять минут ей всё-таки удалось освободить ногу и найти на ней достаточно толстую вену... Лишь уже начав вводить лекарство, она вспомнила, что вообще-то никогда не могла делать инъекции самой себе – не могла преодолеть естественный страх боли... Ну, свои недостатки же надо когда-то изживать? Лера даже рассмеялась этой мысли.
    Ещё две-три минуты – и допинг-анальгетик подействовал. «Фол последней надежды»: полностью гасит боль и сверхтонизирует. Вызывает привыкание с одного раза, но если возвращаться тебе всё равно не придётся, то какая разница?
    Лера встала… А, вот откуда кровь! Пуля Толика вошла в живот чуть выше печени. Семь бед – один ответ: просто ещё одна «заплатка»… Боли всё равно уже нет! Она вытащила из аптечной сумки батарею и пошла к ретранслятору... Но остановилась у тела Анатолия. Опустилась на колени, прикрыла ему глаза. Вздохнула. Так, стоп! Не время для соплей!
    Да, ретранслятор... Установить батарею... вот так. Теперь – включить... И передать на его комп письмо – с телефона, по блютузу. Замечательно!
    Теперь – включить на передачу... Наши узнают, откуда исходит угроза! В письме приводились выкладки Витьки и подсчёты Аркадия относительно количества прошедшей через портал техники.
    Витенька вполне убедительно доказал: этот портал – последний. Все остальные землянам – путём ковровой ядерной бомбардировки целых стран и «ядерной зимы» - удалось уничтожить, надёжно перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты пришельцы всё же не могли. Накрыть и этот – и поток апейрона из иной реальности прервётся, половина техники врага выйдет из строя, а земная, наоборот, станет работать как надо. И землян – всё ещё в тысячу раз больше! Лера вздохнула – и запустила сигнал в эфир.
    
    Интересно – что теперь? Дальше этого момента она не загадывала. Её личная судьба попросту уже не имела значения... Кажется, настало время погадать по книжке? Лера вытащила из аптечки какую-то книгу, незнамо как там оказавшуюся и, не глядя, открыла её на первом попавшемся месте...
    – …Сегодня же будешь со Мной в Раю...
    Лера рассмеялась: надо же, Новый Завет тоже теперь входит в комплектацию армейских аптечек! Даже жаль, что она всю жизнь была атеисткой.
    Теперь – либо здесь окажется ударная тактическая группа оккупантов... либо из облаков упадёт стратегическая ракета своих. Лера надеялась на второй вариант. Чисто из эстетических соображений. Ей просто ХОТЕЛОСЬ ЭТО УВИДЕТЬ. Увидеть собственными глазами термоядерный взрыв – обнажённое сердце Солнца! Жить всё равно осталось недолго. Кажется, свою минутную слабость она вполне искупила... Имеет же она право на небольшой каприз?
    
    Вот Аркадий...
    Она сжала губы... Эх, ребята... Ну почему, ПОЧЕМУ они вынудили её... Ладно. Они не виноваты. К такому сложно быть готовыми… Она сделает так, что никто ничего не узнает!
    Второпях Лера набирала одной рукой, тоже постепенно наливающейся тяжестью, второе письмо. О том, как она, Витя, Аркаша, Женя, Таня, Толя – вместе, и никак иначе! – готовили послание и рвались к ретранслятору. Как Аркадий и Анатолий не дошли. Да пусть все они считаются героями – ей жалко, что ли?..
    
    Она как раз успела отправить второе сообщение, когда откуда-то из-за соседнего дома показался вертолёт с четырьмя винтами – и радужный шар рядом с ним. Лера выпустила в сторону винтокрылой машины оставшиеся два патрона из Толиного печатника... Кажется, один раз даже попала. Внезапно вертолёт развернулся – и буквально «бросился наутёк», шар едва поспевал за ним. На максимальной скорости – куда-то в сторону, противоположную нуль-порту. Явно это не она так его напугала! Неужели?..
    
    Да: из облаков падала, сияя, как сверхновая, ракета. Ну, кажется, её последний каприз Бог исполнил?..
    
    - Прости, Витенька. Это будет быстро. И – красиво…
    
    ***
    Боеголовка межконтинентальной баллистической ракеты РС-36М, последней из оставшихся в распоряжении земного командования, падала на обреченный нуль-порт. Этот вариант «Воеводы» имел комплектацию типа «тяжёлый моноблок». Мигом позже чудовище прошлого мощностью в двадцать пять мегатонн одномоментно высвободило энергию, равную той, которую Земля получает от Солнца примерно за полсекунды. В короткой вспышке мгновенно растаяли и Лера, и «шар» с «вертолётом», и Витя, Таня и Женька, и значительная часть армии вторжения. И - последний портал: дверь между мирами с грохотом захлопнулась – навсегда. Равнодушному термоядерному огню было совершенно всё равно, что отправлять в небытие.
    
    * Андерсон П. Операция «Хаос»
    
    КОНЕЦ

  Время приёма: 17:00 22.07.2018