06:45 04.11.2018
Поздравляем победителей 47-ого конкурса
1 AuthorX aj009 Заради малого
2 Нарут aj001 Экипаж отшельника
3 ЧучундрУА aj018 Інший бік


22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Калінін Олександр Количество символов: 11524
Конкурс № 46 (весна 18) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ai030 Мы не скоты, мы – коты


    

    Эта жизнь начинается с фарса, где и боль, и любовь вперемешку.
    Одиночество дикого барса принимаем с господской усмешкой.
    Он же дикий и глупый наверно! Что ему социальность народа?
    Почему же так тянет безмерно его место занять на природе?
     
    Вот он: дикий и глупый, и… вольный. Снег закрыл его жизнь от надзора.
    А меня что-то держит, так больно. Словно мир под огромным напором.
    Но упасть – это значит сломаться, что всё, что любила – неверно.
    Пусть не барс, но способная драться! За любовь! И за боль! И за веру!
    Анна Князева

     
    Как корабль назовёте, так и поплывёте. Истина известная из дозвёздного прошлого. Но сколько не обращался к начальству, корабль так и не переименовали. Мол, назван в честь великого земного революционера, борца за свободу и т.д. А зря.
    Ведь, как летаю один на «Боливаре», так рейс проходит без сучка и задоринки. Как с напарником – жди беды. Последнего чуть Кондратий не хватил. Саблезуб этот выбрался из клетки, а напарник Максим нарвался на смилодона в столовке. Мы тогда держали курс на Вегу – тамошним веганам везли гостинец в их зверинец. Но зверюндель Кондратий решил, видимо, что ему с веганами не по пути, как-никак хищник всё же, и попробовал наесться до отвала хотя бы на корабле. Максиму повезло, что саблезуб как раз допотрошил холодильник и был сыт, а то…
    А в позапрошлый раз мы с Максимом везли полный трюм картошки. Ну, вроде бы – картошка, что от нее может случиться? Случилось. Из нее начали вылупляться маленькие огнеплюи. То бишь дракончики, мать их перемать.
    Два напряжённых рейса сказались на нервах Максима, и он сразу по прибытию на Вегу бросил нашу шарашкину контору по грузовым перевозкам.
    Сам-то я в ней всего второй год, но давно понял, что девиз «Перевозим всё, кроме контрабанды» совсем не соответствует действительности. Но лишних вопросов не задаю. А то где я ещё найду работу? У людей ни клыков, ни когтей, ни познаний – уровень-то земной техники по галактическим меркам давно устарел. Вот людям и остаются в основном всякие подозрительные вакансии.
    Пришлось самому ставить корабль в ангар очередного посредника. Разгрузка и погрузка всегда их прерогатива. Мне же приходиться только ждать звонка, чтобы снова сесть за баранку и лететь на следующую планету.
    Скорей всего опять одному, поскольку напарника мне подыскать не успеют.
    Но после передачи корабля посреднику я Максима всё же провёл, как полагается. Закусь, на Веге, конечно, слабая, ведь мясное запрещено. Но посидели всё равно хорошо. Максим даже подарил бутылку виски, чтобы я не скучал в полёте.
    Так-то в ожидании гиперпрыжка каждый сходит с ума по-своему.
    С тем же Максимом, например, мы резались во все игры, что могли вспомнить или придумать. Немножко, видимо, увлеклись, раз некормленый смилодон решил позаботиться о себе сам.
    Кто-то в полёте занимается самообразованием, другие ещё как-то сублимируют, но даже разнополый экипаж не решает проблему времяпровождения полностью. Когда я летал с напарницей, один час, конечно, проводился шикарно – вся «Камасутра» была затёрта до дыр, но остальные пятнадцать часов мы с ней откровенно маялись, поскольку больше ни в чём наши интересы не совпадали. А понял я, что пора с этим завязывать, когда за ужином она как бы, между прочим, обронила:
    – А может нам завести ребёнка?
    – Ты что совсем того? – изумился я. – Ребёнок – не игрушка. И так просто, тем более со скуки, его не заводят.
    И всё же вдвоём сходить с ума веселее. Если бы только не этот проклятый корабль. Я, честно, уже и на другой просился, но не дают перевестись. Что со всем этим делать ума не приложу. Хорошо, хоть с Максимом немного забылся насчёт пугающей перспективы одинокого полёта.
    Только вот на следующий день нам с Максимом даже опохмелиться не дали, поскольку посредник сообщил, что груз на Альтерру готов. Ну, готов, так готов. На Альтерру, так на Альтерру. Жаль, что так быстро. Пообещал Максиму связаться, как прилечу и поехал принимать груз, где на борту корабля меня встретил огромный полосатый кот. Поскольку в придачу к нему погрузили ещё и немного кошачьего корма, то я не удивился отсутствию документов в компьютере на кота. Не в первый раз летаю.
    Полет, как ни странно, вторую неделю проходил спокойно. Досаждал только груз: вечно голодный контрабандный кот и медикаменты. Чего только, оказывается, не вёз. Особенно порадовали трёхлитровые банки спирта. Всё ходил вокруг да около, размышляя, как бы одну баночку списать. Только догадаются ведь, что умышленно разбил. А вот если поменять этикетки с такой же самой трёхлитровой банки валерьянки, то пока разберутся, что вместо спирта валерьянка…
    Ладно, не буду себя искушать, лучше оприходую то, что у меня есть.
    – Ну что, котяра, по виски?
    Я насыпал коту порцию, а себе налил. С давних пор вискасом почему-то обзывают котячий харч.
    Котяра успела под столом опорожнить тару быстрее, чем я опрокинул свою, и снова требовательно мяукнула.
    – У, зараза, пушистая, – занюхал я котом и стал его гладить, сев за стол. Кот замурчал, как маленький трактор, и от удовольствия, или от вредности, выпустил свои когти мне в колени.
    Тут меня и застал патруль телепортировавшихся церберов. Так почему-то принято обзывать полицейских. И теперь от них не оберёшься хлопот. Мало того, что я один пилот на грузовике, так ещё и недопитая бутылка виски на столе. Может на кота спихнуть, что он у меня алкоголик? Эх, а как же запах, как же сканеры?
    Церберов было два. Один – таблиец, копия земного пса, только с двумя головами. Бытовала легенда, что такую служебную форму утвердили таблийцам, когда к галактической федерации присоединились люди. Тогда как бы резко возросла преступность в два раза и психологи, проанализировав человеческий фольклор, нашли самую устрашающую форму для этих метаморфов-полицейских. Очень крепких, кстати, ребят. Прекрасно себя чувствуют везде, подстраивая тело под любые условия.
    Запах псины, видимо, спугнул кота, поскольку он спрыгнул с коленей. А ещё, кажется, напомнил опять о еде, раз стал требовательно тереться об ноги.
    В паре с таблийцем был вилорец. Это было ужасно вдвойне. Вилорцы никогда не берут взяток. Но не потому что не любят денег. Наоборот. Очень дорожат своим личным делом, чтобы не было ни малейшего нарушения. Ведь чем законопослушней галактический гражданин, тем больший кредит он сможет взять. А вилорцам только того и надо. Тем более после патрульной службы. Им банки тогда дают миллионы под стартовый капитал.
    Полицейские представились и вилорец захватил инициативу:
    – Да будет вам известно, что согласно закону о межзвёздных перевозках любой космический транспорт должно сопровождать не менее двух граждан. И что-то патруль не видит на судне вашего напарника. Как будете оправдываться в протоколе? Напомню, варианты, что напарник вышел покурить в космос и сейчас вернется, или что его выкрало НЛО, уже озвучивались представителями вашего вида при аналогичных задержаниях.
    Вот чёртов цербер, про вариант «вышел покурить» прямо с языка сорвал. А вот про НЛО экстравагантно придумано. Надо будет при случае как-нибудь сослаться тоже. Тут мой взгляд упал на кота, давно требовательно трущегося об ноги и выпрашивавшегося добавки вискаса. Радостно подхватив животное под мышки, если у кошек, конечно, есть мышки, я поставил его на стол перед  патрульными.
    – Вот, – торжествующе сказал я. – Вот мой напарник. Сегодня, кстати, его дежурство.
    – Да? – скептически посмотрел вилорец на кота. – И чем докажете его разумность, пока не спрашиваю об его документах.
    «Вот это дал маху», – подумал я. Неужели и впрямь виски настолько сильно ударило мне в голову? На кота даже обыкновенной ветеринарной записи нет. А это ещё как минимум пятьдесят лет запрета на вождение.
    – Да что там доказывать его разумность. Он сам всё расскажет, а нет, так забирайте его с собой для выяснения личности. Я-то что? Кого дали на фирме напарником, с тем и летаю, – продолжил вдохновенно врать я.
    – Ну-ну, – сказал вилорец и обратился к коту. – Фамилия, имя, год рождения.
    – Алинеатор Мал, три тысячи тридцать девятый, – промурлыкал тот в ответ и сладко потянулся.
    Не знаю, какое у меня стало выражение лицо, но у патрульных телепорты упали на пол.
    Когда инспекторы телепортировались восвояси, я продолжал осторожно сидеть рядом с котом, на что тот обидчиво промурлыкал:
    – Чего истуканом сидишь? Хоть за ушком почеши что ли.
    Я на автомате принялся почёсывать гражданина Алинеатора Мала, уроженца Таблии, четвёртой екзопланеты системы дельты Кита, три тысячи тридцать девятого года рождения, пока этот метаморф мурлыкал свои размышления:
    – Эх вы, молодые виды, совсем не понимаете, как хочется разумному существу почувствовать себя животным, скотом или котом. Сами ещё недалеко ушли от дикой природы. Потому и просыпается она у вас часто, а скорей и не засыпает вовсе. Думаете, вы – самые большие закононарушители, потому что самый безалаберный вид в галактике? Нет, через сто тысяч лет и вы будете также скучны как тысячи других видов.
    – Но почему? – не согласился я с котом, то есть с Алинеатором Малом. – Например, вилорцы моложе нас, а уже довольно серьёзны и законопослушны.
    – Ой, брось, вилорцы так жадны, что ради выгоды согласны даже соблюдать закон. Вы пока глупее.
    – Ну, спасибо, – сказал я в ответ непонятной похвале или хуле.
    – В общем, и во мне проснулись отголоски далёкого прошлого, которым негде было выйти, – всё мурлыкал Алинеатор Мал. – Конечно, дикая природа – хорошо, но я к заботе привык. Решил почувствовать себя диким зверем хотя бы в зоопарке. Только сейчас и зоопарк найти трудно. Все считают жестоким содержание зверей в неволе. А вегане вдруг решили перевоспитать хищников. Только бы мне в этом разобраться сначала, прежде чем разыгрывать из себя смилодона перед ними. Ведь они удумали меня кормить манной кашей, представляешь? Я чуть и впрямь не озверел. Пришлось срочно заказывать настоящего смилодона.
    – Это Кондратия что ли? – вспомнил я прошлый полёт.
    – Кондратия и тебя с уволившимся напарником, – подтвердил Алинеатор Мал. – Ты, конечно, на меня не серчай, но что за зверство без охоты? Так что прекращаем играть в кошки-мышки, а то и так затянулось ожидание этого патруля.
    Он потянулся, вытянулся, а потом ещё и ещё.
    – Ох ты ж, твою двадцать, – только и смог вымолвить я.
    – Почему только двадцать? Метр двадцать и это без хвоста, – придирчиво осмотрел себя мой бывший маленький тигр и добавил: – Всегда мечтал попробовать человечинки.
    Мягкой поступью он стал загонять меня в угол.
    – А уж как я нализался тобой за весь полёт, аж слюни до сих пор текут. Но, не подумай, что я – раб своей плотской природы. Просто полная свобода иногда требует жертв.
    – Ага, мы не скоты – мы коты, – перевёл я на его кошачий поговорку «Рабы – не мы, рабы – немы» и упёрся спиной в стеллаж с закреплёнными медикаментами. Безнадёжно стал оглядываться в поисках чего-нибудь тяжёлого, пока трёхлитровая банка валерьянки мне сама не прыгнула в руки, а потом и на пол перед зверем.
    После котяра игриво разорвал мне плечо лапой, пока я его заталкивал в спасательную капсулу, точнее в мою капсулу-спасительницу от зверя.
    – А куда направляемся? – с пустыми глазами и заплетающимся языком спрашивала при этом зверюга меня.
    – Да посмотри на себя, – приговаривал я. – Совсем никакой. А так выйдешь в открытый космос, подышишь свежим вакуумом, покуришь немного, авось легче станет.
    Я закрыл шлюз и нажал на старт.
    – А там может тебя и НЛО выкрадет, – добавил вслух. А то, если он из капсулы и выйдет, что ему станется? Метаморф, ведь.
    Эх, прилечу на Альтерру, сразу полицейским напишу заявление о покушении Алинеатора Мала. Пусть сами подбирают его в космосе.
    А там, если мне дадут в нашей конторе какого-то напарника, или напарницу, не удивлюсь, если она окажется демоницей.
    
    
    
    
    
    
    
    

  Время приёма: 20:51 15.07.2018