22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Калінін Олександр Количество символов: 27379
Конкурс № 46 (весна 18) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ai018 Сто тысяч сообщений


    

    Свет часов и тьма веков разделяют нас.
    Сколько было городов? Не узнать сейчас.
    Сколько было дол и рек, гор, лесов, дорог?
    Не узнать вовек. Знает только Бог.
    
    Для меня махни крылом… Синей птицы цвет.
    Тьма веков мне нипочём. Нипочём весь свет.
    Все дороги обойду. Там, где нет дорог.
    Я найду тебя, найду! Пустишь за порог?..

    Анна Князева
    


    Сто тысяч. Ровно столько сообщений мы написали друг другу, когда, наконец, решили встретиться. Легко сказать, живём-то в разных уголках галактики и года три только лететь с Форума на Одессу или наоборот. Но, ждать столько – долго, и мы решили полететь друг другу навстречу. Хотя, сначала, я и отговаривал её. Девушке опасно путешествовать по галактике, тем более одной.
    Но проходил перелёт за перелётом. На каждой новой планете мы связывались друг с другом и рассказывали о своих приключениях. Когда-нибудь расскажу детальнее о них, галактическом автостопе и прочих нюансах путешествий. А пока, слава богу, за полтора года с нами не случилось ничего особо плохого. Мне оставался последний перелёт на Рио, небольшую планету, оказавшейся посередине наших маршрутов. Веста уже отбыла на неё, но как в воду канула.
    Я рассматривал голограмму этой планеты Рио, покрытой на три четверти водой. Действительно тут можно было в воду кануть легко и просто, особенно при посадке. А Веста должна была выйти на связь сразу по прилёту. Но второй день от неё ни весточки.
    И как я не рвался сердцем на Рио, разумом понимал, что следует начать поиски с той планеты, где Веста была в последний раз. С Бештау.
    ***
    – До Рио не подвезёте? – доставал я старых космических волков.
    Только вот мой внешний вид оставлял желать лучшего. Выцветшие вельветовые штаны. Серая от грязи и пыли рубаха. Молчу уж о ботинке с треснутым каблуком, из-за чего при ходьбе он сердито свистел, словно жалуясь на горькую жизнь.
    В общем, я сам себя побоялся бы подвозить.
    Но я не отчаивался. Хоть и неизменно получал отказы в космопорте Бештау на разных языках, которые старательно переводил мой коммуникатор в виде наушника. Пока на обочине пускового поля, под лимонным небом, которое так и хотелось подпрыгнуть и лизнуть, около какой-то старой развалюхи на моём родном языке не дали ответ:
    – За сотку довезу, возможно, на следующей неделе. Или бесплатно, если починишь мне звездолёт. А что?
    Бесстрашным извозчиком по вселенной оказался очень экстравагантный на вид дедок. В одних трусах он блаженно валялся в гамаке аки Диоген возле своей бочки-корабля, собранной, кажись, из негодных деталей на свалке.
    – Да мне бы, добраться до него, – грустно вздохнул я, но потом ещё раз, с сомнением посмотрев на надпись «Антилия», покачал головой. – Но, видать, пока не судьба.
    И отправился восвояси.
    – Вот, видишь, Антилия, – обратился дед к своему космическому мусору, бывшему, возможно, когда-то и звездолётом. – Этот парень тоже не верить, что на тебе можно добраться до Рио, а ведь совсем недавно нам и не такое удавалось, да.
    Хоть я был и не с Вальверде, где без чуткого слуха не выживешь среди невидимых хищников, или с Сахары, где такой слух помогает отыскивать в пищу по безбрежной пустыне одиноко растущие корешки, но прекрасно расслышал бред полоумного старика, встрепенулся и чуть ли не допрыгнул обратно к нему:
    – Вы говорите, к вам ещё кто-то недавно обращался по этому вопросу?
    Дед с недоумением посмотрел на меня, как будто переспросил табличку умножения:
    – Ну да, была тут одна прелестная особа, полкосмодрома в неё влюбилось, а вторая половина из-за приставаний чуть не погибла, телекинетик, видимо, какой-то.
    – А с кем же она отправилась? – с нетерпением вопросил я.
    – Да есть у нас Марго. Она за кредиты хоть к чёрту лысому тебя отвезёт. А уж на Рио и подавно. Только вот что-то не возвращается никак…
    – В беде, значит. Хорошо, дед, запущу твою жестянку.
    ***
    Дедок за весь день, пока я чинил ржавую посудину, так ни разу и не вылез из своего лежака. Оставалось только догадываться, чем он питается, ведь с прановедением я раньше не сталкивался. Но могло быть всякое. Каждая планета откладывала какой-то отпечаток на людей.
    Наконец корабль-бочка начал подавать признаки жизни. Глухо стартовал маршевый двигатель всего на полсекунды, зато так, что вибрации пошли по всему космодрому.
    – Кто так гайки закручивает, – встал дед с гамака. – Совсем двигатель спалишь.
    Дальше мы колдовали над трупом звездолёта уже вдвоём. И даже, наконец, разговорились друг с другом.
    – Я раньше космехаником был, немного в роботехнике разбирался. Как списали по здоровью, то вот собрал себе «Антилию». А то какой ты – космоволк, если не летаешь? – делился своей биографией дедок, забавно при этом образуя сложные слова. – А та барышня, которая с Марго улетела, кем тебе приходится?
    Кратко рассказал Адаму, так звали владельца «Антилии», об истории своей любви.
    – Ого, а поближе барышню ты не мог найти? – удивился Адам.
    – Мог, но мы с ней несколько лет общались обо всём на свете. Она очень рассудительная и добрая девушка. А вы, случайно, не с моих краёв? – сменил я тему.
    – Почему ты так решил? Потому что разговариваю с тобой без переводчика?
    – Да. Непривычно даже. Автоматический переводчик в наушнике молчит себе и молчит.
    – Просто совпало, Остап, – обратился по имени ко мне Адам. – На Рио тысячи языков. Я все, конечно, за свою жизнь не выучил, но десяток распространённых знаю, а два родных тем более. У меня были разноязычные родители.
    – Целый десяток? Это, получается, Рио одновременно несколько народов колонизировали? – теперь удивился я, ведь так спешил на поиски Весты, что даже не успел поинтересоваться историей Рио. Раньше, перед посещением новой планеты, всегда читал о её ландшафтах, традициях жителей, любой нюанс мог стоить жизни. И, между прочим, в путешествии через полгалактики такая любознательность уже не раз меня спасла.
    – Да-а, а мой дед ещё помнил, что Рио – только столица Земли, прародины человечества, – вздохнул Адам.
    – Так никто не знает точно, откуда люди пошли, – возразил я, – сведения об этом затерялись во тьме веков.
    – То, что присвоит звание прародины, хотят десятки планет – не значит, что неизвестно как оно на самом деле. Но о правде, как всегда, помалкивают и продолжают гнуть свою линию. Подумай сам, есть ещё планеты, где в среднем у каждой сотни миллионов людей свой родной язык, это не говоря ещё о тысяче уникальных языках, которых больше не встретишь в галактике?
    – Нет, не слышал о таком, – признал я. – Но разве такое возможно?
    – Эх, дети информационных технологий. Конечно, сейчас, когда люди с детства учатся говорить по головидению, где язык нормирован, то его разделения на десятки новых родственных не происходит столетиями. А на Земле такого сначала не было. Пока люди отошли от животного состояния и придумали звездолёты – прошли мириады лет. А языки всё делились и делились чуть не до бесконечности. Сейчас, кстати, похожее происходит на Уюте – небольшой захолустной планете вне основных трансгалактических линий. Из-за каких-то местных особенностей на ней не работает ни один электроприбор. Ископаемых тоже шиш. А жить-то как-то надо. Вот потому у них вся техника и работает на пару, только со связью сложно. Как результат спустя столетия на каждом континенте Уюта сложились собственные диалекты, настолько отличные, что их носители друг друга уже не понимают.
    Адам загерметизировал маршевый двигатель и предложил:
    – Пошли, покажу в капитанской рубке подробнее.
    Рубка располагалась посередине корабля между маршевым и гиперпространственным двигателями. Собственно говоря, других отсеков на «Антилии» больше и не было.
    Я скромно на правах гостя встал на какую-то оранжевую плиту около стеночки.
    – Лучше не стой на грузовом телепорте, – заметил Адам. – Я настроил искин «Антилии» на считывание своей мимики и моментальное выполнение зашифрованных таким образом приказов. И если вдруг сейчас меня чем-то разозлишь, то могу нечаянно отправить на три буквы…
    – На Уют? – ужаснулся я и поспешно отошёл в сторонку.
    – Ну, как-то туда, – задумчиво согласился Адам. А потом без голосовой команды искину, видать, своей мимикой, вывел уже знакомую мне голограмму Рио.
    – Посмотри внимательно на карту Рио и ты найдёшь на ней такие города, пустыни и горы, как Одесса, Сахара, Бештау и другие, – указывал мне Адам.
    – Забавно, вся галактика в миниатюре, – усмехнулся я.
    – Балда ты, – постучал мне по лбу Адам. – Все эти названия присутствуют на самых старинных картах Рио, когда ещё и одноимённых планет не открыли. Зато успели переименовать Землю в Рио. Или почему ты думаешь, что с противоположных концов галактики ваши пути с барышней пересеклись именно на Земле? Галактика, она, знаешь, более-менее равномерно заселялась, как изобрели гипердвигатели.
    – Верю, верю, – согласился я, потирая шишку. – Но зачем такие сложные махинации? Конечно, звание прародины весьма почётно, но всё же?
    – Сложные, говоришь? Да это лишь верхушка айсберга. А ничего, что из Земли устроили главный чёрный рынок? Понавезли кучу экзотических зверей и артефактов, да столько, что теперь никакой биолог или археолог без глубоких исследований не сможет сказать, какая биота или вещественные источники являются местными. Да ладно, – вздохнул Адам, – нам надо твою барышню найти, а у нас маршевый двигатель никак не отлаживается. Придётся перемещаться на Землю так.
    – Как? – не понял я. – Прямо с планеты?
    – Тут тебе не транслинии, где вне точек входа-выхода никуда не переместишься. Что по сути гиперперемещение, как не обыкновенная телепортация?
    – Знаете, даже опытные пилоты так не рискуют без крайнего случая. Транслинии давно выверены и нет риска очутиться внутри какой-нибудь звезды, – попробовал я отговорить полоумного старика.
    – А у нас что – не крайний случай? И линии тоже прокладывали люди, присоединяясь к искинам кораблей. И притом – поздно. Мы уже на Земле.
    – Как? Уже?! – выскочил я из рубки.
    Гиперпрыжки всегда неощутимы и мгновенны. Основное время занимает подвод корабля на маршевых двигателях до точек входа-выхода.
    Мы действительно были уже на новом космодроме. Не знаю, как у Адама получилось так лихо телепортироваться. Сколько слышал ужасов о беднягах, сгоравших заживо в звёздах или наполовину торчавших из стенок собственного корабля.
    В общем, оставалось только разыскать Весту. Но плохие новости нас ожидали уже прямо на космодроме Рио.
    Корабль Марго «Королева», около которого мы появились, оказался раскуроченным, как будто здесь велись военные действия.
    А саму Марго мы нашли в больнице при космодроме. Её только что выпустили с реанимационной капсулы. Потому лечащий врач не разрешил её проведывание. Адам на местном языке долго пререкался с ним, размахивая руками, а из их быстрого разговора переводчик успевал мне только обрывочно что-то переводить. Только это мало чем помогло. Я даже общую суть спора не уловил.
    В конце концов, Адам потянул меня из больницы, на ходу поясняя:
    – Бесполезно. Нас к Марго не пустят. Стоило ей вместе с твоей барышней приземлиться, как их обступили люди местного головореза Жозе. Оказывается, твою барышню недавно подали в розыск за приличное вознаграждение. Вроде какая-то беглая принцесса. Только Марго с ней забаррикадировались и некоторое время даже успешно отбивались, поскольку было приказано захватить твою барышню в целости и сохранности. А теперь держат твою принцессу на вилле у Жозе, пока за ней не прилетит её жених-регент.
    – Какая принцесса, какой жених? – не понял я, причём, грешным-то делом пять минут назад на автопереводчика кивал, что тот плохо перевёл разговор Адама с доктором.
    – Ну, если твоя Веста с Форума, то видать – форумская. А жених, видимо, не ты, а другой какой-то ещё. Или ты не знал, что она – принцесса? – уточнил Адам, увидев, наверное, моё ошарашенное лицо.
    – Нет. Знал, что у них есть на Форуме принцесса – её тёзка. Всё-таки много перечитал и пересмотрел о Вестиной родной планете. И даже отмечал некоторое сходство…
    – Балда ты, – хотел мне снова настучать по лбу Адам, но я заблаговременно успел выйти из зоны поражения.
    – В общем, сейчас зайдём на блошиный рынок, только не удивляйся нелегальным товарам, помни – ты на Рио, переименованной Земле, галактическом чёрном рынке, – добавил Адам.
    Адам повёл меня улочками мимо двухэтажных домов, что обступили космодром. Передвигаться было довольно трудно между разложенным прямо на асфальте товаром. И диковинок здесь действительно хватало. От пустых, на первый взгляд, клеток с невидимыми хищниками с Вальверде до странных покемонов с Куросио.
    Но Адам, как тот корабль, разрезал волны даже знакомых торговцев, что хотели переброситься с ним словечком. И провёл меня к одному двухэтажному дому, вокруг которого было относительно просторно. На первом этаже дома расположился небольшой магазинчик разной техники, а на втором жил сам торговец с семьёй.
    На данный момент торговец стоял за прилавком и перекладывал кучу разной электроники: коммуникаторы, видеокамеры и даже фонарики. Увидев Адама, торговец сразу без приветствий поинтересовался:
    – Как там Марго?
    – А то ты не знаешь, – отрезал Адам. – Жозе совсем обнаглел трогать вольных космоходов.
    – Понимаю, – вздохнул торговец. – Но, между нами говоря, Жозе – не жилец. Просто вокруг этой принцессы крутятся такие деньги, что вместо Жозе всё равно нашёлся бы другой головорез.
    – А как же бизнес? – нетерпеливо постучал пальцами Адам по прилавку.
    – А что бизнес? – пожал плечами торговец. – Бизнес будет продолжаться. Особенно после показательной расправы, чтобы снова убедить в безопасности перевозок на чёрном рынке. Или неминуемой наказуемости нарушителей. Альтернативы Рио – нет.
    – Лишь потому, что сверху даже доплачивают за всё это безобразие, - пробурчал Адам. – Кстати, у тебя не завалялось ещё портативных телепортов? А то я свой отдал Марго.
    Хозяин моментально из-под прилавка вытащил оранжевый браслет:
    – Потом рассчитаешься. Привет Жозе.
    Как только мы вышли, я запротестовал:
    – О нет, снова вы хотите нас угробить. Портативные телепорты запрещены повсеместно по галактике. Их использование очень опасно.
    – Не переживай. У меня тридцатилетний опыт таких перемещений. И до сих пор жив, – попробовал переубедить меня Адам.
    – Всё равно никуда с вами перемещаться не буду, – отрезал я.
    – А кто сказал, что это я буду перемещаться? Браслет приобретён тебе. Сам я никогда не был на вилле Жозе. Как я туда перемещусь?
    – То есть, моя барышня, сам и пробуй, а вдруг не погибну при телепортации? – с ехидцей уточнил у Адама.
    – Балда ты, – поднял палец Адам, но потом опустил, поскольку я научился уже и без телепорта перемещаться мгновенно подальше от старика, стоило ему только начать выговаривать букву «Б». – В портативных телепортах хоть и примитивные искины, но перемещают не хуже корабельных. Нужно только чётко представить точку перемещения, пофантазировать о поправке влево-вправо, если в этой точке будет что-то постороннее находиться. В общем, представить, что обязательно должен оказаться немного выше пола просто в воздухе. Но поскольку место перемещения ни ты, ни я представить не можем, то можно сделать привязку к какому-то объекту. Я твою барышню только с твоих слов знаю. Потому мне и смысла нет пробовать. А тебя вот проверим, насколько хорошо ты с ней познакомился.
    Старик говорил по делу. Ничего не оставалось, как забрать браслет.
    – Ну и зачем ты тянешься к браслету?
    Я получил по пальцам.
    – Сначала потренирую тебя хотя бы из комнаты в комнату перемещаться у себя в бунгало. За сутки, думаю, понатаскаю.
    – А её не успеют вывезти с Рио? – забеспокоился я.
    – Не знаю. У меня бунгало возле космодрома. Будем наблюдать, чтобы не садилось посторонних кораблей.
    Только сразу у нас ничего не получилось. Потому что в гостях у Адама, стоило мне только присесть в уютное плетёное кресло-качалку, как меня сразу сморило в сон.
    Проснулся я от запаха яичницы.
    – Ух ты, это мне? – повёл я носом.
    – Нет. Мне тоже, – отрезал Адам, переворачивая глазунью. Жаль. Но, видимо, кулинарные вкусы с хозяином бунгало у меня не сходились. Совсем не люблю прожаренные яйца с двух сторон.
    – Странно, а я думал, что вы – праноед.
    – Кто? – удивился Адам.
    – Ну, тот, кто питается одними световыми лучами. Просто на Бештау вы сутки безвылазно лежали в гамаке…
    Адам задумался:
    – Так, то на Бештау. Там я действительно могу по шесть дней на диете сидеть. Зато понятно, почему на Земле я так дико есть всегда хочу. Видимо, разные звёздные условия. Космоходы как-никак очень восприимчивы к космическим условиям. А у их детей часто развиваются подходящие способности для выживания на разных планетах.
    – А почему у космоходов? Я думал просто у всех людей.
    – У всех – да не у всех. Генетическая расположенность. Что-то с «икс»-хромосомой. В одних есть благоприятная мутация, в других – нет. По легенде большинство планетных династий вместе с космоходами ведут родословную от Марии-первопроходчицы, у которой были сильные парапсихические способности. Ладно, сейчас перекусим и начнём пробовать перемещаться.
    После обеда Адам начал обучать меня премудростям телепортации. Сначала без оранжевого браслета. Заставлял меня описывать в деталях соседнюю комнату, потом, как я туда перемещаюсь. И лишь после разрешил надеть браслет.
    Я снова закрыл глаза и представил, как появляюсь в соседней комнате, примерно в десяти сантиметрах над полом. И ничего не почувствовал. Зато раздался крик с порога:
    – Удивительно, у тебя получилось!
    – Что удивительного?! – чуть не разозлился я.
    – Ну, я же говорил, что не у всех есть способности к перемещению. А с тебя неплохой может получиться космический волк.
    – Не думаю, – не согласился я с Адамом. – Я представлял, как ты и рекомендовал, что телепортируюсь немного выше пола, чтобы ноги случайно не оказались в фундаменте, но очутился прямо на полу.
    – Ничего страшного. Подсознание всегда такие штуки устраивает. Но ты пока не расслабляйся. Это лишь начало.
    А то я не догадывался.
    Мы весь день практиковали телепортацию. С комнаты в комнату. С бунгало на улицу. Потом на космодроме я стал телепортироваться внутрь «Антилии». И вот при очередной попытке кто-то закрыл мне глаза ладонями. Сердце радостно затрепетало, но ведь вряд ли это…
    – Веста? – попробовал угадать я.
    – Нет, – ответили мне с хрипотцой в голосе. – Но она мне о вас успела все уши прожужжать.
    Я обернулся и увидел крепкую смуглую девушку с гоглами на макушке и с таким же оранжевым браслетом на руке, что и у меня.
    – Марго, разве тебя выпустили из больницы? – обратился к ней Адам.
    – А разве они смогли бы меня удержать? – помахала она рукой с браслетом.
    – Ну, раз тебе лучше, будешь помогать. Встань рядом с Остапом. А ты представь, что это Веста, обнимай её и перемещайся вместе с ней на «Антилию».
    У меня предательски покраснели уши:
    – А можно без объятий?
    – Нормально, а с Вестой как ты собираешься общаться? Будешь стесняться – женю на Марго прямо сегодня, и пока не отрепетируешь семейную жизнь, ни на какие спасения не отправимся.
    – Шутите? – глянул я исподлобья на Адама.
    – Почему же? Как капитан «Антилии» у себя на борту имею право вас женить. А то никак замуж Марго не отдам. Она всё деньги копить, чтобы на Уют улететь жить подальше от этой электротехнической суеты. А о старике-отце совсем не думает.
    – Ну, какой ты – старик, тебе ещё и пятидесяти нет, – вмешалась в наши препирания Марго.
    – Нет, но на перевозках состарился. Ладно, продолжим тренировки.
    После телепортации с Марго на «Антилию», Адам заставил меня переместиться к нему. Правда, при этом он взял у Марго браслет и исчез в неизвестном направлении. А я должен был по памяти представить Адама, и как к нему перемещаюсь.
    Хоть я и сомневался в том, что получится, но всё же очутился рядом с Адамом. Он лежал в своём гамаке под лимонным небом. Только «Антилии» рядом не было. Я снова оказался на Бештау.
    – Ох ты ж, а вы не могли поближе телепортироваться?
    – Не-а, – простодушно ответил Адам. – Зато теперь ты знаешь, что спокойно сможешь переместиться к Весте.
    Вечером уже на Земле Адам, Марго и я снова обсудили план спасения Весты. Поскольку Жозе ещё при захвате корабля Марго «Королевы» использовал «глушилки» от телепортов, то было решено, что Адам на «Антилии» перемещается как можно ближе к вилле Жозе. Дальше я с «Антилии» телепортируюсь к Весте. Адам уверял, что с близкого и на небольшое расстояние «глушилки» получится пробить. Потом я хватаю Весту и возвращаюсь на «Антилию». И Адам всех нас радостных и счастливых переправляет на Уют. Марго при этом страхует Адама и меня, если что-то пойдёт не так.
    Ночью я не мог уснуть. Вытащил плетёное кресло-качалку на веранду и сидел, смотря на звёзды. Но не спалось не только мне, поскольку кто-то тоже вышел подышать свежим воздухом и опустил руки мне на плечи.
    – Не спиться? – поинтересовалась Марго.
    – Есть немного.
    – Переживаешь?
    – Очень.
    – Не переживай, уже завтра ты с Вестой и мы с отцом будем на Уюте.
    – И сбудется твоя мечта пожить в мире паровых технологий?
    – Да.
    – А я себе как-то плохо представляю жизнь без Интернета, коммуникаторов и прочих маленьких радостей.
    – Но ты готов променять это всё на счастье быть вместе с Вестой.
    – Готов. Только что я могу дать ей ещё? Она – целая принцесса. А у меня ничего нет за душой.
    – Ты не прав. У тебя есть душа, когда у многих и её нет. Ляг, поспи. Завтра всё же трудный день.
    Марго сняла с головы гоглы:
    – Отец называет их маргоглы. Потому что я в них встроила гипноочки. Включаешь их на нужный режим и смотришь собственные сны, как фильм, пока не засыпаешь по-настоящему. Правда, на Уюте они станут обыкновенными гоглами, но это ничего.
    – Спасибо, – я надел маргоглы и не удивился, как сразу увидел себя с Вестой.
    ***
    Утром план по спасению оказался в цейтноте. На космодром опустился форумский корабль. И как меня не переубеждал уставший Адам, что раз этот корабль пока на космодроме, то мы ещё не опоздали, но разнервничался я сильно. Своими спорами мы даже разбудили заранее Марго.
    – Что-то вы неважно выглядите, – заметила она, выйдя на веранду.
    – Ну, я-то успел слетать на Уют. И впрямь милая планета. По крайней мере, с орбиты. Садиться я побоялся, чтобы вдруг электроника «Антилии» не вышла из строя. А чем Остап ночью занимался – не знаю.
    – Зачем, пап? – поразилась Марго. – Ты же потратил несколько лет жизни на бросок туда и обратно.
    – Ну, не мог я вас перемещать на Уют, предварительно самому не попробовав.
    Мне стало стыдно. Люди не жалеют себя, чтобы предусмотреть всё, а я устраиваю истерики по каждому поводу.
    В полдень, как и было запланировано, «Антилия» зависла прямо над виллой Жозе. Я переместился к Весте, и, даже не поздоровавшись, сгрёб её в охапку и телепортировался обратно на «Антилию». Это потом уже на орбите вокруг Уюта мы плакали и смеялись, пока Веста снова не загрустила:
    – Зря вы это всё затеяли. У регента на личном корабле мощные гипернары. Ему не составит труда проследить, куда мы переместились на «Антилии».
    – И что с того? – не разделил её пессимизма Адам. – Сейчас спустимся на Уют и там затеряемся. Ведь их мощная электроника на планете будет бесполезна.
    Только сейчас ко мне дошло, что же меня всё время беспокоило в плане спасения Весты.
    – Адам, – начал я убитым голосом, – а мы ведь так и не наладили маршевые двигатели.
    – Да-а. Значит, сесть не сможем, – огорчился Адам. – Ладно, может, ещё какой-то корабль будет садиться и возьмёт нас на буксир. Кстати, Веста, что за регент такой за вами гоняется?
    – Скорее, я от него убегаю. Не хочу него замуж. А должна, как двадцать лет исполнится и меня коронуют, ведь с ним меня родители помолвили ещё при рождении.
    – Против твоего согласия?! – поразился я.
    – На каждой планете свои порядки, – пожала плечами Веста.
    – Всего лишь? Так это не беда, – вмешался Адам. – Как он на вас женится, если вы уже будете замужем за Остапом.
    – Женится. Отменит брак, как морганистический.
    – Не думаю. У вас ведь династия, наверное, ведёт начало от Марии-первопроходчицы?
    – По официальной версии – да, – согласилась Веста.
    – А космоходы считаются у вас её потомками?
    – Конечно. У них ведь тоже присутствуют парапсихические способности. Только более слабые и в основном к телепортации. А на Форуме нас – королевских особь, обучают с детства комплексу других: телекинезу, левитации и так далее. А вот телепортации – нет. Чтобы держать нас в золотых клетках и пользоваться нашими способностями. А что?
    – Так ведь Остап ещё тот космоход. А с сегодняшнего дня даже мой помощник.
    – Точно, тогда можно попробовать, – задумалась Веста.
    – Только, если вы – Ваше Высочество, согласны выйти замуж за Остапа.
    – Конечно, согласна!
    – А ты – Остап, согласен жениться на принцессе Весте?
    – Да.
    – Тили-тили-тесто, жених и невеста, объявляю вас, Остап и Веста – мужем и женой.
    – И это всё? – недоверчиво спросил я.
    – Порядок проведения свадебной церемонии полностью определяет капитан, – совершенно серьёзно ответил Адам.
    Нашу идиллию прервала Марго:
    – Ребята, у нас гости.
    Рядом с «Антилией» возник форумский корабль. А вскоре к нам на борт заявился и сам регент с подручными.
    – Веста, Веста, – начал разглагольствовать этот лощёный субъект. – Сколько можно убегать от своего жениха.
    – Никакой ты мне не жених, – гордо вздёрнула носик Веста. – И, вообще, я замужем. За вольным космоходом Остапом Эндером.
    – Да ну? – удивился регент. – А всего час назад была ещё не замужем. Мне, кажется, ты немного завралась.
    – Прошу прощения, но это так. Как капитан «Антилии», я провёл официальную церемонию. Соответствующая запись есть в вахтенном журнале, – вступился за нас Адам.
    – Тогда, тем хуже для вашего Остапа, как его там. Я спокойно могу жениться и на вдове, – не моргнул глазом регент. – В общем, я вас покину на часик. А вы тут сами быстренько, как женились, так и разводитесь. Если, конечно, не хотите, чтобы я прибегнул к насилию.
    Очень лощёный и самоуверенный субъект. Правда, не полностью самоуверенный, ведь своих подручных на «Антилии» он оставил, чтобы они за нами присматривали.
    – Что будем делать? – обнял я за плечи Весту.
    – Знаешь, моя династия не просто так стала королевской. За сотни лет на Форуме почему-то только в нашем роду самые сильные парапсихические способности.
    – Знаю, конечно. Вам порой приписывают чуть не божественные силы. Но к чему ты ведёшь?
    – Ты меня простишь, если мы никогда не встретимся с тобой на Рио?
    ***
    У входа в подъезд я столкнулся со смуглой девушкой с гоглами на макушке.
    – Извините, – смутился я перед красавицей, пропуская её из подъезда.
    Хотя моя Веста всё равно лучше. Кстати, сегодня наша переписка по Интернету перевалит за сто тысяч. Вроде бы, о чём можно за несколько лет так активно общаться? Но мы находили темы. Хоть и приходились общаться через автопереводчик. И даже больше, с нетерпением ожидали новых сеансов связи. Хотя в основном и общались сообщениями. Видеосвязь и аудио устраивали изредка. Такая связь через галактику была и дорога, и ненадёжна через помехи.
    Я поднялся к себе в квартиру и уселся за компьютер. Сначала, Веста вдруг начала, причём без автопереводчика, спрашивать о погоде. Какие прогнозы у меня на Одессе передают. Потом, когда счётчик сообщений перевалил за круглое число, и я написал: «Ого. Ровно сто тысяч сообщений. Представляешь? А давай встретимся, наконец, вживую?».
    «Давай. Ты сейчас дома?».
    «А причём здесь это? Между нами полгалактики. Как ты окажешься здесь? Но я не против прилететь к тебе в гости, если подождёшь года три…».
    «Ну как причём? Должна в кое-чём признаться. Я – волшебница».
    Раздался звонок в двери. Я отправил Весте сообщение: «Подожди, пожалуйста, мне звонят».
    Но как же я изумился, когда, открыв двери, увидел её саму, правда, лет на десять старше, чем на фотографиях и видео.
    – А ты больше ничего не скрываешь? – ошарашенно спросил я.
    – Есть немного. Пустишь за порог?

  Время приёма: 17:01 15.04.2018